Просвещенный монарх

Наиболее важной частью консервативной социально-полити­ческой программы Карамзина является его концепция российского самодержавия как самобытного, национального типа просвещенной монархии. «Самодержавие, — убежден Карамзин, — есть Палла­диум России; целость его необходима для ее счастья» (Записка, с. 126) Именно в самодержавии, опирающемся на дворянство, он видел единственную силу, способную удержать российское общество от революции: «Самовольные управы народа, — пишет Карамзин, — бывают для Гражданских Обществ вреднее личных несправедливо­стей или заблуждений Государя. Мудрость целых веков нужна для утверждения власти: один час народного исступления разрушает основу ее, которая есть уважение нравственное к сану властителей» (Записка, с. 16). Кроме того, предпочтение монархии для России обосновывается тем, что при республиканской форме правления, по мнению Карамзина, государство, «составленное из частей столь многих и разных, из коих всякая имеет свои особенные гражданские пользы», неизбежно «должно погибнуть», а потому ничего, кроме «единовластия неограниченного», не может «в сей махине произво­дить единство действия» (Записка, с. 47).


Неприятие Карамзиным республиканской формы правления обусловлены характерным для христианского мировоззрения пред­ставлением о греховности природы человека, которое было воспри­нято и консерватизмом.Республика рассматривается мыслителем как форма правления, потворствующая развитию греховных склон­ностей человека: «Или людям надлежит быть Ангелами, или всякое Правление, основанное на действии различных воль, будет вечным раздором, а народ — несчастным орудием некоторых властолюбцев, жертвующих отечеством личной пользе своей. Да живет же сия ди­кая Республиканская независимость в местах, подобно ей диких» (Слово, с. 101). Карамзин, признаваясь в том, что его сердце «не менее других воспламеняется добродетелью великих Республиканцев», тем не менее полагает, что увлечение республиканской формой правления представляет собой «кратковременную эпоху». В подтверждение своей мысли Карамзин ссылается на новейшую историю Франции. «Народ многочисленный на развалинах трона хотел повелевать сам собою: прекрасное здание общественного благоустройства разрушив лось; неописанные несчастья были жребием Франции, и сей гордый


Глака2_

Н. М. КАРАМЗИН


народ, проклиная десятилетнее заблуждение, для спасения полити­ческого бытия своего вручает самовластие Корсиканскому воину». По его мнению, республики «не знают покоя и вечно ратоборствуют не только с внешними неприятелями, но и с согражданами», и в «сем бурном море» истории республик, по мнению мыслителя, невозможно найти хотя бы один «мирный и счастливый остров» (Слово, с. 100).

Стремление обосновать необходимость самодержавной власти для блага России было одной из главных причин, побудивших Ка­рамзина заняться русской историей. В своей «Истории государства Российского» Карамзин рассматривает самодержавие как главную «причину могущества России, столь необходимого для благоден­ствия» народа (Записка, с. 3). Самодержавная власть, которая «осно­вала и воскресила Россию» (Записка, с. 47), интерпретируется мысли­телем как важнейшая часть исторической традиции русского народа, как подлинносамобытное начало русской культуры, предопреде­лившее ее величественное развитие: «Россия основалась победами и единоначалием, гибла от разновластия, а спаслась мудрым само­державием»,— убежден Карамзин (Записка, с. 10). В этом смысле можно говорить о том, что если историческая концепция Карамзина раскрывает его политическую программу, то политическая — дает ключ к пониманию его исторической концепции.

Его первое историческое сочинение «Историческое похвальное слово Екатерине II» является вместе с тем и его первым политическим трактатом, содержащим монархическую программу автора.Наибо­лее приближенным к его идеалу просвещенной монархии былоименноцарствование Екатерины II, которая, по его мнению, «ува­жила в подданном сан человека, нравственного существа, созданного для счастья в гражданской жизни» (Слово, с.


). Она «дерзнула объя­вить своему народу, что слава и власть Венценосца должны быть подчинены благу народному; что не подданные существуют для Монархов, но Монархи для подданных» (Слово, с. 108).

В представлении Карамзина, в просвещенной монархии «Го­сударь не менее подданных должен исполнять свои святые обязан­ности, коих нарушение уничтожает древний завет власти с повино­вением и низвергает народ со степени гражданственности в хаос частного естественного права» (Записка, с. 42). Карамзин полагает, что монарх призван исполнять две главнейшие обязанности: 1)обязан­ность нравственного просвещения народа, которое воспитывает в нем ^РУ, «любовь к добродетели, к трудам, порядку, чувствительность


Раздел VIII ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX

к несчастию ближних, повиновение сердца уму»; 2)обязанность «политического воспитания гражданина», прежде всего воспи­тания в нем «любви к отечеству и его учреждениям». В России же полагает Карамзин, «при самом начальном раскрытии души должно вкоренить в человека благоговение к Монарху, соединяющему в себе государственные власти, и, так сказать, образу отечества» (Слово, с.


4). Хотя монарху было бы «легко управлять народом грубым и полуди­ким, которого нужды, понятия и страсти малочисленны; которого душа недеятельна и разум дремлет», однако, по мнению Карамзина просвещенный монарх заинтересован в том, чтобы постепенно «успехи просвещения» открыли бы каждому «пользу справедливости, чест­ности и мирной жизни» (Слово, с. 110). Карамзин делает вывод о том, что монархическое правление, при котором «выгоды Монарха сое­диняются с выгодами подданных», «всех других сообразнее с целью гражданских обществ: ибо всех более способствует тишине и безо­пасности» (Слово, с. 101).

Опровергая распространенный предрассудок, Карамзин подчер­кивает, что «Самодержавие не есть враг свободы в гражданском об­ществе» (Слово, с. 101), однако, по его мнению,к свободе народ должен постепенно приготовляться нравственным просвещением:

«для твердости бытия государственного безопаснее поработить людей, нежели дать им не вовремя свободу, для которой надобно готовить человека исправлением нравственным» (Записка, с. 83). Таким обра­зом, Карамзин впервые формулирует ставшую впоследствии тради­ционной для консервативной политической мысли идею о необхо­димости нравственного воспитания народа, которое гораздо более эффективно, чем реформирование политических институтов. Его проект просвещенной монархии предполагал не толькопросве­щенного монарха, способствующего нравственному и политиче­скому воспитанию народа, но ипросвещенное, подготовленное «нравственным исправлением»,гражданское общество, каждый член которого обладает свободой, т. е. «спокойствием духа, проис­ходящим от безопасности, и правом делать все дозволяемое закона­ми» (Слово,с. 101).


Важнейшим институтом гражданского общества, по мнению Карамзина, являетсяцерковь. Духовенство, в его представлении, обладает обязанностью «учить народ добродетели» и правом «ве­щать истину Государям» — «правом благословенным не только для народа, но и для Монарха, коего счастье состоит в справедливости».

Глава •

Н. М. КАРАМЗИН

 

 

В этом смысле оно является «совестью в случайных уклонениях царской власти от добродетели». Уничтожение Петром патриаршества как «опасного для Самодержавия неограниченного» Карамзин рассмат­ривает как проявление деспотизма императора. Однако, полагает историк, «с ослаблением веры Государь лишается способа владеть сердцами народа в случаях чрезвычайных, где нужно все забыть, все оставить для Отечества» (Записка, с. 29-30).

К числу важнейших политических добродетелей, которыми должны обладать члены гражданского общества, относится, по мне­нию Карамзина, «уважение к своему народному достоинству»: «дух народный, — полагает мыслитель, — составляет нравственное могу­щество Государств, подобно физическому, нужное для их твердости».


ками выработанныенародные традиции и обычаи образуют особую сферу жизни гражданского общества, которая,наряду с ре­лигиозной сферой, должна бытьсвободна от вмешательства в нее царской власти. «Унижение Россиян в собственном их народном достоинстве» является, по мнению Карамзина, еще одним проявле­нием деспотизма Петра: «сия страсть к новым для нас обычаям пре­ступила в нем границы благоразумия». По его мнению, предписы­вать народным обычаям новые «Уставы есть насилие, беззаконное и для Монарха Самодержавного». Мыслитель полагает, что «презре­ние к самому себе не располагает человека и Гражданина к великим делам», а потому «любовь к Отечеству питается народными особенно­стями, благотворными в глазах политика глубокомысленного». И хотя Петр, по его мнению, «велик без сомнения», однако «мог бы возвели­читься гораздо более, когда бы нашел способ просветить ум Росси­ян без вреда для их гражданских добродетелей» (Записка, с. 24-28).

Просвещенная монархия необходимо должна «иметь твердые законы, гражданские и государственные» (Записка, с. X). По мне­нию Карамзина, «мудрость веков и благо народное утвердили сие правило для Монархий, что закон должен располагать троном, а Бог жизнью Царей!» (Записка, с.


). В вопросе о необходимости закон­ности монархического правления мнения Карамзина и Сперанского совпадали. Однако в отличие от своего оппонента Карамзин безус­ловноотвергает необходимость внешнего ограничения власти самодержца при помощи соответствующихполитических инсти­тутов, требование учреждения которых является, по его мнению, лишь выражением тщеславных притязаний советников императора "рисвоить себе реальную власть, сделав монарха царствующим, но


Раздел VIII ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫХ1У ,

не правящим: «Сирены могут петь вокруг трона: "Александр, воца-ри закон в России". Я возьмусь быть толкователем сего хора: "Алек­сандр! Дай нам именем закона господствовать над Россией, а сам покойся на троне, изливай единственно милости, давай нам чины ленты, деньги!"» (Записка, с. 122).

Карамзин полагает, чтоне существует законных способов огра­ничить власть императора. «Можно ли и какими способами ограни­чить самовластие в России, не ослабив спасительной Царской власти? _ вопрошает Карамзин. — Умы легкие не затрудняются ответом и го­ворят: "можно, надобно только поставить закон выше Государя"». Однако мыслитель полагает, что монарх не имеет права сам ограничить свою власть, не нарушив данный народу при избрании династии «за­вет», или «хартию»: «Если бы Александр, вдохновленный велико­душной ненавистью к злоупотреблениям самодержавия, взял перо для предписания себе иных законов, кроме Божиих и совести, то истинный добродетельный гражданин Российский дерзнул бы оста­новить его руку и сказать: "Государь! Ты преступаешь границы своей власти: наученная долговременными бедствиями Россия пред Свя­тым Алтарем вручила Самодержавие Твоему предку и требовала, да управляет ею верховно, нераздельно.


й завет ей основание Твоей власти, иной не имеешь; можешь все, но не можешь законно ограни­чить ее!"». От «ужасной» же мысли «возмущения народа» с требо­ваниями ограничения его власти, по мнению Карамзина, «содрог­нется всякое доброе Русское сердце» (Записка, с. 46—48).

В противоположность либеральным требованиям конституци­онного ограничения власти императора Карамзин выдвигаеттребова­ние нравственного самоограничения монарха: «Государь имеет только один верный способ обуздать своих наследников в злоупот­реблениях власти: да царствует добродетельно! да приучит поддан­ных ко благу! Тогда родятся обычаи спасительные; правила, мысли народные, которые лучше всех бренных форм удержат будущих Го­сударей в пределах законной власти… Чем?— страхом возбудить всеобщую ненависть в случае противной системы царствования» (Записка, с. 48). Кроме того, Карамзин допускает ситуацию, когда монарх должен проявить милость, превосходящую законную спра­ведливость: поскольку, по его мнению, «наше Правление есть отече­ское, патриархальное», то, подобно тому, как «отец семейства судит без протокола», монарх «в иных случаях должен необходимо дейст­вовать по единой совести» (Записка, с. 122). На способности монарха



Н. М. КАРАМЗИН

и нравственному самоограничению, к действию «по совести» осно­вывается, по мнению Карамзина, «нравственное уважение к сану властителей», которое есть основа монархии.

Карамзин полагает, что «главная ошибка Законодателей сего Царствования состоит в излишнем уважении форм Государственной деятельности». Он призывает императора последовать другому пра­вилу и признать, что «не формы, а люди важны», «не бумаги, а люди правят», а потому, по его мнению, «искусство избирать людей и обхо­диться с ними есть первое для Государя Российского; без сего искус­ства тщетно будете искать народного блага в новых Органических Уставах» (Записка, с. 116, 119, 126). Он убежден в том, что «не толь­ко в республиках, но и в Монархиях кандидаты должны быть назна­чены единственно по способностям» (Записка, с. 117). Мудрость правления, по его мнению, состоит в умении монарха «усиливать побуждение добра или обуздывать стремление ко злу». Если «для первого есть награды, отличия, для второго — боязнь наказаний». При этом Карамзин подчеркивает, что «кто знает человеческое серд­це и движение Гражданских обществ, тот не усомнится в истине, что страх гораздо действительнее всех иных побуждений смертных». Однако, по его мнению, «малейшее наказание, но бесполезное, бли­же к тиранству, нежели самое жестокое, коего основанием есть спра­ведливость, а целью — общее добро».


есте с тем монарх не дол­жен быть расточителен в наградах, которые, по мнению Карамзина, «благодетельны своей умеренностью, — в противном же случае де­лаются или бесполезны, или вредны». Главной же наградой доброго гражданина мыслитель считает «честь» и советует императору сое­динить «с каким-нибудь знаком понятие о превосходной добродете­ли», следствием чего станет то, что «все будут желать оного, несмотря на его ничтожную денежную цену (Записка, с. 120-125).

Просвещенная монархия в концепции Карамзина есть вместе с темсословная монархия. Жизнеспособность монархического строя связывается Карамзиным прежде всего с наличиемдворян­ского сословия как «братства знаменитых слуг царских», исполня­ющего обязанности управления и пользующегося привилегиями:

«твердо основанные права благородства в Монархии служат ее опо­рою», — убежден мыслитель, они суть «главное необходимое ору-Дие» монаршей власти, «двигающее состав Государственный». Не­обходимость сохранения дворянского сословия Карамзин объясняет ем, что «порядок требует, чтобы некоторые люди воспитывались


Раздел У1П ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ Х1У

для отправления некоторых должностей и чтобы Монарх знал где искать деятельных слуг отечественной пользы». Исключительная в сравнении с другими сословиями способность дворянства испол­нять обязанности перед престолом обусловлена тем, что дворянин «облагодетельствованный судьбою, навыкает от самой колыбели ува­жать себя, любить Отечество и Государя за выгоды своего рождения пленяться знатностью, — уделом его предков, и наградою личных будущих заслуг его». Именно этот «образ мыслей и чувствований дает ему то благородство духа, которое сверх иных намерений было целью при учреждении наследственного Дворянства, — преимуще­ство важное, редко заменяемое естественными дарами простолюдина, который, в самой знатности, боится презрения, обыкновенно не любит Дворян и мыслит личною надменностью изгладить из памяти людей свое низкое происхождение» (Записка, с. 126-128).

Таким образом, самодержавная монархия, предполагающая нравственно просвещенное, сословно организованное гражданское общество представляется Карамзину «счастливым семейством, управ­ляемым единою волею отца по непременным законам любви его» (Слово, с. 101). Его концепция просвещенной монархии стала отве­том на возникшую под влиянием просветительских идей, подгото­вивших Французскую революцию, угрозу разрушения традицион­ной для России самодержавной формы правления. Завершая свой анализ политического и гражданского состояния «древней и новой России», предназначавшийся для императора, Карамзин пишет:

«Державы, подобно людям, имеют определенный век свой: так мыс­лит философия, так вещает история. Благоразумная система в жизни продолжает век человека, — благоразумная система государственная продолжает век государств; кто исчислит грядущие лета России? Слышу пророков близкоконечного бедствия, но, благодаря Всевыш­него, сердце мое им не верит, — вижу опасность,но еще не вижу погибели» (Записка, с. 131-132).


ГЛАВА 3. П. И. ПЕСТЕЛЬ

ПолковникПавел Иванович Пестель (1793-1826) был орга­низатором и главой тайногоЮжного общества, имевшего своей целью государственный переворот и установление в России респуб­ликанской формы правления. С 1812г. Пестель состоял в различных масонских организациях, в частности, являлся членом ложи «Сое­диненных друзей» и «Трех добродетелей» (1816-1817) в Петербурге. В 1817г. вошел в состав общества Истинных и Верных Сынов Оте­чества, иначе называемого Союзом Спасения, устав которого, по собственному признанию Пестеля, составлен был «в духе масонских учреждений, форм и клятв».24 Был также членом Коренной Думы (за­конодательного органа) Союза Благоденствия, трансформировавше­гося впоследствии в Южное и Северное общества. В отличие от рес­публиканской программы Пестеля КонституцияНикиты Михайловича Муравьева (1795-1843), главыСеверного общества,предполагала введение в России конституционной монархии.

Свой «республиканский и революционный образ мыслей» Пестель объяснял на следствии чтением газет и книг, которые стали для него «ясным доказательством в превосходстве республиканского правле­ния»,25 а также духом времени, заставлявшем «умы клокотать».26 «Когда с прочими членами, разделяющими мой образ мыслей, рас­суждал я о сем предмете, — пишет в своих показаниях Пестель, — то, представляя себе живую картину всего счастья, коим бы Россия, по нашим понятиям, тогда пользовалась, входили мы в такое восхи­щение и восторг, что я и все прочие готовы были не только согла­ситься, но и предложить все то, что содействовать бы могло к полно­му введению и совершенному укреплению и утверждению сего порядка вещей».27 В качестве программы действий будущего револю­ционного правительства Пестель предложил«Русскую Правду»,которая имела следующий подзаголовок: «Заповедная Государствен-иая грамота великого народа российского, служащая заветом для Усовершенствования Государственного устройства России и содер­жащая верный наказ как для народа, так и для временного Верхов­ного правления».

24 Избранные социально-политические и философские произведения декаб-ристов. Т. 2. М., 1951.С. 186. "Там же. С. 167.

26 Там же. С.175.

27 Там же. С.167.


Раздел VIJI ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ УЧЕНИЯ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫХГХ в

Пестель был одним из пяти декабристов, приговоренных к смерт­ной казни через повешение. В документах Верховного Уголовного суда, составленных для императора Николая I М. М. Сперанским которого многие декабристы видели в качестве главы Временного правительства, Пестелю вменялось в вину следующее: «Имел умысел на Цареубийство; изыскивал к тому средства, избирал и назначал лица к совершению оного; умышлял на истребление Императорской Фамилии и с хладнокровием исчислял всех ее членов, на жертву обреченных, и возбуждал к тому других; учреждал и с неограниченною властью управлял Южным тайным обществом, имевшим целью бунт и введение республиканского правления; возбуждал и приуготовлял к бунту; участвовал в умысле отторжения Областей от Империи и принимал деятельнейшие меры к распространению общества при­влечением других».28 При этом Сперанский, дом которого был от­крыт для многих членов тайного общества, в докладе императору имел «дерзновение представить», что, хотя «милосердию, от само­державной власти исходящему, закон не может положить никаких пределов», однако, по его мнению, есть «степени преступления, столь высокие, что самому милосердию они должны быть недоступны», и «бездна злобы и нравственного ожесточения» преступников вызы­вает у него «чувства ужаса и омерзения».29

Источник: megaobuchalka.ru

Российский просвещенный абсолютизм

Рассматирваемая форма управления государством представляла собой жесткую критику пережитков феодальных отношений. Французские философы писали о том, что каждый человек рождается свободным, и нельзя забирать ее у него. Согласно постулатам этой политики народ должен обладать широкими полномочиями, часть из которых он добровольно доверяет своим правителям. Философы называли этот момент «общественным договором». Политика просвещенного абсолютизма подвергала критике и церкви. Духовенство должно заниматься делами духовными и не иметь влияния на политику, писали ученные, труды которых использовала Екатерина. Они предлагали забрать все церковные земли и передать их в ведение государства. При этом церковные служащие должны были быть навсегда отлучены от власти. Многие из этих направлений Екатерина даже не думала реализовывать.

В течение первых двух лет своего правления, императрица Екатерина 2, разрабатывала специальный Указ, в котором было изложено ее толкование просвещенного абсолютизма. Императрица не желала реализовывать в России «общественные договора», она не желала наделять народ самыми широкими полномочиями. Екатерина 2 полагала, что залог успешности государства заключается исключительно в неограниченной власти императора. Свою опору в управлении страной императрица видела в дворянстве, получившем хорошее образование, и могущем с честью помогать ей править. Кроме того, Екатерина 2 широко поддержала мнение о том, что церковь должна быть лишена своих земель. Императрица не желала ссоры с духовенством и в одночасье не желала лишить их всего влияния. Однако, в своем Указе Екатерина 2 объявила о проведении «секуляризации», т.е. процесса передачи церковных земель в ведение государства. Этот указ был издан в 1764 году.

Российский абсолютизм

Политика просвещенного абсолютизма Екатерины 2 заключалась в следующем:

  1. Секуляризация церковных земель;
  2. Масштабная образованность народа, передача знаний всем сословиям;
  3. Строгое упорядочение всех повинностей крестьян;
  4. Учреждение Вольного экономического общества в 1765 году;
  5. Поощрение каждого желающего заниматься промыслом в 1767 году;
  6. Полный запрет продажи крестьян за долги хозяев в 1771 году;
  7. Утверждение права открытия любого предприятия без разрешения в 1775 году;
  8. Создание вольных топографий в 1783 году;
  9. Повсеместная реализация школьной реформы в 1786 году.

Таким образом, можно говорить о том, что политика просвещенного абсолютизма затронула все основные и важные аспекты государственной жизни России того времени.

Популярные статьи:


Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

ПРОСВЕЩЕННЫЙ АБСОЛЮТИЗМ

В ЕВРОПЕ

Просвещённый абсолютизм — политика абсолютизма в ряде европейских стран во 2-й половине 18 в., выражалась в уничтожении сверху и в преобразовании наиболее устаревших феодальных институтов (упразднение некоторых сословных привилегий, подчинение церкви государству, проведение реформ — крестьянских, судебных, школьного обучения, смягчения цензуры и др.). Представители просвещённого абсолютизма в Западной Европе: Мария-Терезия (1740-1780) и Иосиф II в Австрии (1780-1790), Фридрих II в Пруссии (1740-1786), Густав III в Швеции (1771-1792) и Екатерина II в России (1762-1796). Что их объединяло?

Во-первых, понимание того, что для сохранения базовых устоев «старого порядка» обществу нужны определенные перемены. Всех перечисленных выше монархов можно назвать консервативными реформаторами. Набор осуществлённых в этот период преобразований был примерно одинаков во всех странах: поощрение торговли, развитие образования, ограничение сферы деятельности цеховых структур, попытка оптимизации финансов и государственного управления и, наконец, очень осторожные шаги, направленные на модернизацию аграрных отношений.

Во-вторых, изменение взглядов элиты на мир, само общество, государство. Трансформировалась вся иерархия ценностей, которыми руководствовались просвещенные монархи и их окружение. Раньше в основе мировоззрения и верхов и низов общества лежали церковные догматы. Отталкиваясь от них, определяли нормы повседневной жизни, взаимоотношений между различными социальными группами, обосновывали принципы государственного устройства, выводили задачи государства на международной арене. Теперь стремились найти рациональное объяснение и обоснование всех сторон жизнедеятельности общества. Покровительство науке и искусству стало признаком хорошего тона.

Наконец, отход от теологических императивов готовил почву для постепенного перехода к гражданскому обществу. Конечно, его создание никто не планировал. Но объективно все те реформы, о которых шла речь выше, все подвижки в менталитете элиты, мощный взрыв гуманитарных знаний предопределяли углубление кризиса старого общества. В итоге внешне пышный расцвет абсолютизма лишь камуфлировал его многочисленный внутренние изъяны.

В-третьих, изменение взглядов на сущность государства, его природу повлекло за собой ускорение начавшегося ещё в середине 17 века процесса формирования концепции государственных интересов ведущих стран Европы. Это способствовало укреплению системных начал в международных отношениях, сплачивало отдельные европейские страны в единый комплекс, живущий по своим, общим для него нормам, укрепляло правовые начала. Иными словами, просвещенный абсолютизм дал импульс формированию такого явления, как европейская цивилизация.

Под просвещенным абсолютизмом одни авторы понимают политику, которая, используя социальную демагогию и лозунги просветителей, преследовала цель сохранения старых порядков. Другие историки пытались показать, как просвещенный абсолютизм, отвечая интересам дворянства, одновременно способствовал буржуазному развитию. Третьи подходят к вопросу о просвещенном абсолютизме с академических позиций, видят в нем один из этапов эволюции абсолютной монархии.

Философские предпосылки к абсолютизму. XVIII в. — время господства просветительской идеологии. Французские Вольтер, Ш. Монтескье, Д. Дидро, Ж..-Ж.. Руссо и английские просветители Дж. Локк и Т. Гоббс сформулировали основные положения просветительской концепции общественного развития:

1. Т. Гоббс создал теорию общественного договора, заключавшуюся в гипотезе возникновения государства, как исполнителя общественного договора, призванного защитить людей в процессе агрессивной конкурентной борьбы. Ж.-Ж. Руссо утверждал, что в ответ на принятие государством обязательств о защите прав граждан, последние обязаны содействовать общему благу, подчиняя свои интересы общим законам. Он обосновал превосходство республиканского государственного устройства над монархическим, как обеспечивающего демократический механизм управления в государстве.

2. Ш. Монтескье сформулировал принцип разделения властей и сформулировал постулат о том, что целью любой формы государства является сохранение свободы на основе закона. Теория разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, их независимости друг от друга могла, по мысли просветителей, обеспечить совершенное общественное устройство.

3. Дидро боролся с всесилием церкви, считая требования, предъявляемые ей человеку не основанными на доводах разума и, следовательно, не справедливыми.

4. Дж. Локк впервые выделил три важнейших права человека: право на жизнь, право на свободу, право на собственность (не владение, но результат труда).

Краеугольным камнем всех просветительских теорий была вера во всесилие разума. Просветители выступали поборниками равенства всех перед законом, право каждого на обращение в высшие органы управления, лишение церкви светской власти, неприкосновенности собственности, гуманизации уголовного права, поддержки науки и техники, свободы печати, аграрной реформы, и справедливого налогообложения.

Один из путей достижения свободы, равенства и братства философы видели в деятельности просвещенных монархов — мудрецов на троне, которые, пользуясь своей властью, помогут делу просвещения общества и установлению справедливости. Представление о государстве как о главном инструменте достижения общественного блага господствовало в умах людей того времени. Но понимание монархами равенства и свободы не шло дальше закрепления прав и привилегий каждого сословия в рамках самодержавной монархии.

Исторические предпосылки абсолютизма . Во второй половине XVIII века абсолютизм, утвердившийся в Европе и давший неограниченную власть монархам, уже клонился к упадку. В Англии смертельный удар абсолютизму был нанесен революцией (1640—1660). Там король был уже не «милостью Божией», а милостью парламента. Во Франции, где окрепшая, обладавшая развитым самосознанием буржуазия не желала довольствоваться полууступками феодальной аристократии, дело шло к кровавой развязке. В большинстве же европейских стран, где возможности абсолютизма еще не были исчерпаны, складывалась особая политика, направленная на укрепление господства дворян в условиях становления капитализма. Во второй половине XVIII века она проводилась в Австрии, Пруссии, России, Дании, Швеции, Испании, Италии, Португалии.

Для просвещенного абсолютизма характерны активная деятельность самодержавного государства, направленная на законодательное закрепление крепостничества, усиление привилегий дворянства, расширение границ государства, покровительство развитию промышленности и торговли, жестокое подавление народных волнений, а также резкое противоречие между либеральной официальной идеологией и реакционной феодально-крепостнической политикой.
Историческое развитие просвещенного абсолютизма . В выше перечисленных странах абсолютистское государство, не в силах воспрепятствовать развитию буржуазии, решило пойти ей на некоторые уступки. Оно лишь пыталось казаться «просвещенным», в основе своей оставаясь неизменным и по-прежнему отстаивая интересы знати. Да и буржуазия в этих странах даже в XVIII веке была заинтересована в феодально-абсолютистском государстве больше, чем оно — в буржуазии. Монархи любили говорить об «общем благе», о «всенародной пользе», порой успешно создавая иллюзию, будто служат всем подданным в равной мере.
Получилась парадоксальная вещь: идеи Просвещения, враждебные абсолютизму, были использованы для его оправдания. Многие государи и их министры искренне увлекались ими, особенно в молодости. Им очень нравилась мысль о государстве во главе с просвещенным монархом, который советуется с философами и преобразует общество на новых, разумных началах. В XVIII веке эту идею усердно распространяли многие просветители, особенно Вольтер, долгое время гостивший у Фридриха II в Пруссии. Объективно в этом отражалось стремление умеренно-либеральной части буржуазии провести буржуазные преобразования без революции, путем реформ сверху. Такой ход развития, сохранявший за дворянством господствующее положение, вполне устраивал монархов. Среди просветителей были и принципиальные противники абсолютистского режима, но они не находили поддержки в тех странах, где буржуазия была еще слишком слаба, чтобы мечтать о власти. К тому же приносила свои плоды практика возведения во дворянство выходцев из иных сословий и пожалования титулов.

И все же наиболее неотложные преобразования в абсолютистских государствах были проведены: устранены некоторые сословные привилегии, например, стали взимать налоги и с дворян (в Австрии — при Марии Терезии, в Пруссии — при Фридрихе II), проведены крестьянские реформы, наиболее радикальные — при Иосифе II, отменившем крепостное право в Австрии. Церковь постепенно переходила в подчинение государству, последнее присваивало ее земли, закрывало монашеские ордена. В 1759 году маркиз Помбал, возглавлявший правительство Португалии, добился изгнания из страны иезуитов и конфискации огромных богатств этого ордена. В Испании и Португалии было сокращено число монастырей, положено начало светскому образованию. Постепенно в обществе утверждалась веротерпимость. Фридрих II, например, любил повторять: «У меня пусть всяк спасается на свой манер», имея в виду спасение души. Из судебной практики искоренялся чудовищный пережиток средневековья — пытки. Прекращалась «охота на ведьм».
Правители и их помощники, особенно юристы, применяли аргументы просветителей, чтобы обосновать феодально-абсолютистское законодательство, которое противоречило буржуазному пониманию права. То же самое касается и теории государства. Практика управления страной была весьма далека от идеалов просветителей, хотя государи нередко прибегали к их философии, чтобы оправдать свое безраздельное господство. Теория общественного договора, придуманная просветителями, воспринималась монархами как соглашение, по которому народ должен был полностью им подчиняться. Как только ставились на карту главные интересы дворянства, готовность правителя идти на уступки, как бы он ни кокетничал с просветителями, тут же заканчивалась. Так, многие из самодержцев, хотя и одобряли просветительские теории воспитания, а иногда даже и позволяли опробовать их на практике, не отваживались, однако, упразднить сословную школу, отражавшую структуру общества и привилегированное положение в нем дворянства. Этим, в частности, объясняется и неприязненное отношение Фридриха II к Руссо: «Я покровительствую только таким свободным мыслителям, у которых приличные манеры и разумные идеи». Главными сторонниками просвещенного абсолютизма были, наряду с королями и их министрами, также часть дворянства, считавшая необходимым, в основном по экономическим соображениям, ослабить феодальную зависимость, и многие буржуазные земледельцы. Революция во Франции, уничтожившая в стране абсолютизм и напугавшая монархов всей Европы, положила конец политике просвещенного абсолютизма там, где она не была прекращена еще раньше.

Источник: MirZnanii.com

Императрица вдохновлялась идеей просвещенной монархии. О просве­щенной монархии в XVIIIв. писали Вольтер, Руссо и другие просветите­ли1. В те времена многие полагали, что история совершается

Просвещенный монарх 1 Просветители — мыслители XVIII в., которые высказали идеи о «естественном равенст­ве людей», боролись за установление политической свободы в обществе, отмену сословных привилегий, гражданское равенство людей перед законом, иными словами — «за царство ра­зума». Просветители говорили о необходимости образования и распространения научных знаний. Многие просветители выступили против мракобесия, предрассудков. Они высмеи­вали и бичевали произвол и деспотизм. Крупнейшими просветителями являлись: Дж.Локк — в Англии; Вольтер, Ж.Ж.Руссо, Ш.Монтескье, Д.Дидро, П.А.Гольбах, К.А.Гельвеций — во Франции; Г.Э.Лессинг, И.Г.Гердер, Ф.Шиллер, И.В.Гете — в Германии; Т.Джефферсон, Б.Франклин, Т.Пейн — в Северной Америке.

поступками великих людей: полководцев, государственных сановников и, конечно, монархов, от которых зависит процветание или несчастье государств.

Просветители негодовали на несуразности, произвол, несправедливос­ти окружающей их жизни, но они думали, что просвещенный правитель сможет все это изменить. Нужно лишь издать совершенные законы и смо­треть, чтобы они строго исполнялись. Тогда сильный не сумеет обидеть слабого, богатый не будет тянуть последние жилы из бедного. А слабый и бедный не покусится из зависти на имущество и положение богатого. Вос­торжествует общественное равновесие, всеобщее благо.

Навязывать порядок только принуждением, считали лучшие умы XVIIIстолетия, нельзя. Это деспотизм. Необходимо убеждать людей, что законы и порядок нужны для общего блага. А убедить можно лишь обра­зованных подданных, у которых развит разум. Поэтому главный инстру­мент исправления общества — это просвещение. Чем больше будет школ, университетов, книг — тем лучше.

Постепенно, по мере охвата общества просвещением, монарх должен расширять права и свободы подданных. Но спешить с дарованием прав и свобод не стоит, чтобы не попасть в положение дрессировщика, спустив­шего неприрученного медведя.

Идеям просвещенного абсолютизма пытались следовать многие евро­пейские монархи, в частности переписывавшийся с Вольтером прусский король Фридрих II. Просветителям и образованным коронованным пер­сонам XVIII в. хотелось создать «союз мыслителей и королей» во имя ра­зума и общего блага.

Но в реальности это плохо удавалось. «Властитель дум», «некоронованый король Европы» Вольтер не мог ужиться в своем отечестве с «королем солнцем» Людовиком XIV и его наследником Людовиком XV, потому что он постоянно убеждался, насколько слова французских монархов расхо­дятся с делами. В жизни короли, скорее, руководствовались знаменитой фразой Людовика XIV: «Государство — это я!» Погостив у Фридриха II, увидев произвол чиновников в стране, дикую муштру в армии, «грязь» придворной жизни, Вольтер весьма разочаровался в «просвещенном абсо­лютизме» прусского образца.

Источник: studopedia.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.