Принцип комплектования российской армии с 1874 г

Результат Крымской войны 1853-1856 гг. показало необходимость реорганизации армии. Начало военной реформе было положено в 1864 году. Был сокращен срок службы рекрутов до 15 лет и несколько улучшено техническое оснащение.

В 1874 г. был принят новый Устав о воинской повинности. Вместо сословной рекрутской повинности вводилась всеобщая воинская повинность для всего мужского населения достигшего 21 года. Призыв проводился ежегодно по жребию т.к. число подлежащих призыву превышало потребность в людях. Не вытянувшие жребий зачислялись в запас и участвовали только в учебных сборах. Ополчение созывалось по мере необходимости в период войны. Срок службы для пехотинцев составлял 6 лет, для моряков 7 лет. Отслужившие указанный срок зачислялись в запас: 9 лет для лиц, проходивших службу в сухопутных войсках и 3 года для лиц служивших на флоте.

Реформа давала преимущества лицам, получившим образование и вводила некоторые льготы с учетом семейного положения.

Офицерский корпус комплектовался лицами окончившими или военное или юнкерское училище, и как правило, принадлежали дворянскому сословию.

В результате реформы вооруженные силы России превратились в буржуазную армию, сохранившую, однако, многие феодальные пережитки – это и дворянский офицерский корпус, и система обращения офицеров с солдатами( рукоприкладство), телесные наказания ( хотя они и были отменены в 1863 г.)

В результате военной реформы были созданы пограничные округа, подчинявшиеся военно-окружному управлению во главе с командующим войсками военного округа, была упорядочена пограничная служба. В системе органов политической полиции появились жандармские пограничные пункты. Военные округа созданы внутри страны.

В конце 19 в. – начале 20 в. Усилилось использование армии для подавления народных выступлений.

34. Контрреформы 80-90-х гг. XX в.

С середины 70-х гг. XIX в. вновь возрастает крестьянское движение. 1 марта 1881 г. народовольцами был убит император Александр II. Царское правительство перешло к реакционной политике.

Контрреформы 18801890гг. в России — это изменение внутренней политики, пересмотр ряда существенных положений, установленных в ходе буржуазных реформ 60—70-х гг. XIX в.

Контрреформы начинаются с принятия в 1881 г. Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Данный документ предусматривал введение в отдельной местности или во всей стране при посягательствах против государственного строя или безопасности отдельных лиц состояния усиленной или чрезвычайной охраны. При этом вся полнота власти передавалась генерал-губернатору, расширялись права полиции и жандармерии, ограничивались права граждан, применялись карательно-репрессивные меры против правонарушителей и т. д.

В 1889 г. было принято Положение о земских участковых начальниках, которое отменяло принцип отделения суда от администрации.

Согласно Положению в уездах вместо мировых судей вводился институт земских участковых начальников. На них возлагались полицейско-судебные и административные функции: осуществление контроля над сельскими и волостными органами самоуправления, руководство полицией, надзор за деятельностью волостных судов и др.

Кандидаты на должность земского начальника должны были соответствовать ряду требований: иметь высшее образование, стаж работы, высокий имущественный ценз, звание потомственного дворянина. Назначение осуществлялось губернатором и подлежало утверждению министром внутренних дел.

Положение нанесло серьезный удар по системе мировых судов, их численность стала сокращаться, и к 1913 г. они исчезли совсем.

В 1890 г. было пересмотрено Положение о губернских и уездных земских учреждениях. Согласно новому Положению сохранялась куриальная система выборов. Однако в первой курии вместо цензового принципа формирования был установлен сословный принцип: в нее входили только потомственные и личные дворяне. Одновременно с этим во второй, городской, курии имущественный ценз был значительно повышен. По отношению к крестьянской курии усиливался контроль администрации — губернатор сам назначал гласных из числа крестьян-выборщиков. Таким образом, влияние дворянства в земских органах значительно усилилось. • Был усилен контроль за земствами, осуществлявшийся губернатором и губернскими присутствиями по земским делам. Губернатор и министр внутренних дел имели право приостановить или отменить любое решение органов земского самоуправления.

В 1892г. было принято новое Городовое положение. В соответствии с данным документом увеличивался имущественный ценз, что привело к отстранению от выборов в городские думы мелкой и части средней буржуазии.

Избирательные права имели только те горожане, которые владели недвижимостью, а также владельцы торгово-промышленных предприятий, имевшие гильдейские свидетельства. Таким образом, в городских думах увеличивалось представительство дворянства и крупной буржуазии.

Усиливался контроль за деятельностью органов городского самоуправления: решения городских дум подлежали утверждению губернскими правлениями.

Для малых городов Положением устанавливалось «упрощенное управление»: сход домохозяев города избирал собрание уполномоченных, а оно выбирало городского старосту.

С нарастанием реакции в стране стала развиваться система административной репрессии. Определенную роль сыграло примечание к ст. 1 Устава уголовного судопроизводства, допускавшее случаи, при которых административная власть принимает в установленном законом порядке меры для предупреждения и пресечения преступлений и проступков.

Телесные наказания, хотя и были отменены Указом 1863 г., на практике продолжали применяться по решению Комитета министров.

В 1871 г. были расширены права жандармерии в области дознания и следствия по государственным преступлениям. Дознание по таким делам осуществлялось корпусом жандармов. Собранные материалы передавались министру юстиции, который направлял их в судебные инстанции или принимал меры к решению дела в административном порядке.

С 1872 г. все наиболее важные дела по политическим преступлениям стали рассматриваться Особым присутствием сената с участием сословных представителей.

В 1866 г. из компетенции суда присяжных были выведены дела о печати, в 1874 г. из ведения общих судов — дела о противозаконных сообществах и участии в них, в 1878 г. — дела о противодействии или сопротивлении властям. Все эти и многие другие дела были переданы в военно-окружные суды. В 1887 г. суду было предоставлено право рассматривать «деликатные» и «секретные» дела при закрытых дверях.

Источник: StudFiles.net

Аннотация. В работе рассматривается история возникновения и развития рекрутской системы, лежавшей в основе комплектования русской регулярной армии с начала XVIII в. до 1874 г. Основное внимание уделено организационным вопросам, их отражению в законодательно-правовых установлениях, взаимодействию центральных и местных органов государственной власти по реализации этих установлений.

Summary. This article examines the history of emergence and development of recruiting system, which was the base of the manning system of the Russian regular army from the beginning of the XVIII century until 1874. The focus is on organizational matters, their reflexion in the legislative and legal arrangements, interaction between central and local governments on implementation of these regulations.

Военное строительство

 

ГОРЕЛОВ Вячеслав Николаевич — начальник конструкторского подразделения ООО «Конструкторское бюро коммутационной аппаратуры» (Севастополь), студент заочного отделения Историко-архивного института РГГУ (Москва), кандидат физико-математических наук (Крым, Севастополь. E-mail: [email protected])

 

Рекрутские наборы в системе комплектования русской армии

 

Рекрутская повинность, в течение многих лет обеспечивавшая комплектование русской регулярной армии нижними чинами, не обделена вниманием историков. В связи с рекрутской системой авторами рассматриваются самые различные темы: механизм проведения наборов (включая очередную и жеребьёвую системы), распределение наборов по годам, раскладка рекрутской повинности по разным категориям населения, воздействие рекрутчины (как правило, негативное) на экономику и повседневную жизнь страны1. Не остаётся без внимания и законодательное регулирование рекрутской системы2.

Однако в этих работах, равно как и в «классической» работе А.Ф. Редигера «Комплектование и устройство вооружённой силы»3, исполнение рекрутских наборов рассматривается как бы само по себе, без взаимосвязи с подразделениями военного ведомства и иными государственными центральными и местными учреждениями. Именно в этом плане, с позиций организационного подхода, мы и попытаемся раскрыть данную тему.

Источниковой базой являются указы и распоряжения, включенные в Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Сведения, полученные из анализа ПСЗ РИ и относящиеся к рассматриваемым вопросам, сопоставлены с данными из военных энциклопедий и работами по истории русской армии.

Рекрутская система комплектования регулярной вооружённой силы в России формировалась постепенно. Поначалу это были распоряжения, нацеленные на единовременные изъятия «даточных людей» для военной службы. К числу таковых относится, например, указ от 6 декабря 1699 года «Об изготовлении служивых людей к походу и о сборе с тех, кои на службу быть не пожелают, деньгами по указанным статьям»4. Точные критерии пригодности к военной службе также были сформулированы не сразу. Первоначально требовалось лишь приводить к осмотру «вдвое, чтобы было из кого выбрать», но не моложе 20 и не старше 30 лет, и чтобы «увечных и дураков не было б»5.

Датой появления рекрутской повинности как системы комплектования армии принято считать 20 февраля 1705 года, когда был объявлен именной указ «О наборе рекрут, с 20 дворов по человеку, от 15 до 20 лет возраста»6. К указу прилагались «Статьи, данные Стольникам о сборе даточных солдат или рекрут», в которых излагались правила набора рекрутов и составления списков, требования к размещению и содержанию солдат на постоялых дворах и на станциях, указывалось на необходимость наказания беглецов и нарушителей дисциплины.

Обратим внимание, что указ «О наборе рекрут…» был объявлен для исполнения Поместному приказу, который заведовал государственными землями, раздававшимися в поместья, и в котором велись «даточные» книги с обозначением размеров всех поместий. Именно Поместный приказ посылал писцов, дозорщиков и межевщиков для составления учётных документов, которые содержали статистические данные, необходимые не только для налогового обложения, но и для исчисления даточных людей (рекрутов).

В 1707 году был издан указ о возвращении в Москву всех офицеров, посланных Поместным приказом для набора рекрутов, и передаче дел воеводам и «другим начальствующим в городах»7. В феврале 1710 года вышло уточняющее распоряжение, которым предписывалось «рекрут собирать по губерниям губернаторам, а собрав… послать их, куда указом определено будет»8. Чтобы губернаторы имели для рекрутских наборов необходимые сведения, им было предписано послать в Поместный приказ дьяков и подьячих для копирования дел, книг и столбцов. Но составление списков требовало времени, и для исполнения указаний по текущим рекрутским наборам сенатским указом от 31 августа 1711 года приказывалось: «Рекрутскому набору быть в Поместном приказе по-прежнему. А в том наборе… приказчикам и старостам и крестьянам, присланным из Поместного приказа, наборщикам быть послушным»9.

12 августа 1712 года вышел сенатский указ «О введении Поместного приказа в Сенат и передаче дел по набору рекрут и рабочих людей Московской губернской канцелярии». Так началось формирование местных исполнительных органов, обеспечивавших отбывания населением рекрутской повинности. Параллельно развивались и совершенствовались центральные управленческие структуры. В 1711 году в Москве был образован Комиссариат — самостоятельное учреждение, ведавшее комплектованием и «ремонтированием» армии, а также снабжением войск денежным и вещевым довольствием и ручным оружием10. В 1723 году для централизации военного управления Комиссариат был подчинён Военной коллегии, а в январе 1736 года при президенте коллегии графе Х.А. Минихе соединён с ней. В результате сбор рекрутов и отправление их в полки стали частью тех дел, которыми заведовала Военная коллегия.

Дальнейшее влияние на органы комплектования регулярной армии оказала административная реформа. В мае 1719 года территория каждой губернии была разделена на несколько провинций. Провинции, в свою очередь, подразделялись на дистрикты, во главе которых стояли земские комиссары. В их обязанности входило набирать рекрутов с уездов и следить за справедливостью распределения рекрутской повинности.

Как уже отмечалось, к указу о рекрутском наборе 1705 года прилагалась инструкция стольникам. Проведённые в последующие годы реформы, а также накопленный за три десятилетия опыт комплектования рекрутами регулярной армии потребовали переработки этой инструкции. Кроме того, процедуры, упомянутые во многих указах, необходимо было систематизировать и свести в единый документ, пригодный для большинства случаев. В этих целях в 1737 году была введена инструкция офицерам об их обязанностях при наборе рекрутов11.

С организационной точки зрения инструкция определяла порядок отношений офицеров, посланных для набора рекрутов, с рекрутскими отдатчиками, наборщиками и доводчиками. Отдатчики, выборные представители крестьянской поземельной общины и ближайшие помощники рекрутского головы, должны были доставить рекрутов на сборный пункт, сдать их и получить соответствующие зачётные квитанции. Наборщикам (равно как и офицерам) предписывалось «накрепко смотреть, чтоб люди приниманы были в указныя лета самые здоровые и в службу годные». Доводчики конвоировали партии рекрутов числом 100 человек и более в места, назначенные указом.

В 1766 году было издано генеральное учреждение «О сборе в государстве рекрут и о порядках, какие при наборах исполнять должно…»12, которое систематизировало все узаконения по рекрутским наборам, изданные за предыдущие годы, начиная с указа от 20 февраля 1705 года.

Согласно генеральному учреждению рекруты собирались и принимались в губернских и провинциальных канцеляриях, куда для набора направлялись штаб- и обер-офицеры. В канцеляриях, которые работали ежедневно (исключая праздничные и воскресные дни) с рассвета до 2 часов пополудни, приёмщики принимали рекрутов по росписям отдатчиков и в порядке живой очереди («по первенству каждого прибытия»). Отдельный пункт регламентировал правила обеспечения рекрутов одеждой («платье брать против прежнего, какое у кого случится, токмо б было целое и неизодранное»), жалованьем («по то время, как к полкам приведены будут, на жалованье денег по 3 рубли») и провиантом («муки по 6 четвериков» и т.д.). Зачётные квитанции за принятых рекрутов должны были выдаваться отдатчикам в течение трёх дней.

В генеральном учреждении оговаривалось, что набор должен выполняться только после прибытия конвойных команд от полков. Устанавливался состав этих команд: партию рекрутов из 100 человек должны были конвоировать к месту службы 2 штаб- или обер-офицера, 5 унтер-офицеров и 20 рядовых. Рапорты о том, «сколько, когда рекрут и денег собрано и куда с кем отправлено», направлялись в Военную коллегию помесячно или понедельно. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Некоторые из перечисленных направлений освещаются в работе: Трошина Т.И. Рекрутская повинность в Архангельской губернии // Защитники Отечества: Материалы XXIII обществ.-науч. чтений по воен.-ист. тематике. Архангельск, 2007. С. 118—133.

2 См., например: Вакулова Л.Е. Рекрутские наборы в Тамбовской губернии в XIX в. Автореферат дис. … канд. ист. наук // http://www.dissercat.com; Дьяконов М.В. История проведения рекрутских наборов в России середины XIX столетия // электронный науч. журнал Курского гос. ун-та: http://scientific-notes.ru.

3 Редигер А.Ф. Комплектование и устройство вооружённой силы // Российский военный сборник. 1994. Вып. 4. С. 29—77.

4 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 3. № 1729. С. 677.

5 Там же. Т. 4. № 1944. С. 225; Редигер А.Ф. Указ. соч. С. 49.

6 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 4. № 2036. До 1705 г. комплектованием частей зарождавшейся регулярной армии занимался Приказ военных дел, созданный в 1701 г.

7 Там же. № 2180. С. 399, 400.

8 Там же. № 2251. С. 477.

9 Там же. № 2421. С. 732.

10 Баиов А.К. Заметки по истории русского военного искусства // Российский военный сборник. 1994. Вып. 4. С. 103.

11 ПСЗ РИ. Собр. 1. Т. 10. № 7387. С. 301, 302. Опыт разработки подобных документов уже имелся. См., например: там же. Т. 7. № 4857. С. 588—593.

12 Там же. Т. 17. № 12748. С. 997.

Источник: history.milportal.ru

Внутренние (отсталость русской армии от армий стран Запада, обна­ружившаяся в Крымской войне) и внешние (появление по соседству с Рос­сией новой, милитаризованной бисмарковской Германии) обстоятельства заставили правительство Александра II провести военную реформу. Она проводилась в течение 12 лет под руководством военного министра Д.А. Милютина([6]) и включала в себя ряд важных мер, в том числе реорганизацию военного ведомства (создание военных округов и централизацию военного управления), усиление боеспособности войск (перевооружение армии, в том числе замену кремневых ружей боевым оружием), улучшение системы подготовки военных кадров, введение нового военного устава, проведение воен­но-судебной реформы.

В ходе этих преобразований были созданы военные гимназии и юнкерские училища с двухгодичным сроком обучения, в кото­рые принимались лица всех сословий. Новые уставы уделяли главное внимание боевой и физической подготовке солдат. Сокращался срок дей­ствительной военной службы.

Но центральным звеном военной реформы стало изменение феодально-сословной структуры армии и принципов комплектования вооруженных сил. Уставом «О воинской повинности» от 1 января 1874 г. в России вместо рекрутских наборов вводилась всесословная воинская повинность. Закон распространил военную службу на лиц мужского пола всех сословий, дос­тигших 21 года. Новый порядок бессословного призыва в армию позволил России при сокращении срока действительной военной службы создать крупные обученные резервы. Это значительно облегчало содержание ар­мии и позволяло в случае войны отмобилизовать значительную обучен­ную военную силу.

Введение всеобщей воинской обязанности не означало, однако, что все лица мужского пола, достигшие 21 года, подлежали призыву в армию. В войска на действительную службу призывалась лишь часть военнообязанных. Суще­ствовали многочисленные льготы, связанные с семейным положением, освобождавшие от службы (не призывались единственные сыновья, кор­мильцы престарелых родителей и др.) Судьбу остальных определяла же­ребьевка. От военной службы освобождались также отдельные народности Крайнего Севера (по физиологическим причинам), народы Средней Азии, Казахстана и частично Кавказа (в силу образа жизни и других причин, в том числе нежелания вручать последним оружие). От военной повинности освобождались служители культа, хотя значительная их часть находилась в войсках, некоторые сектанты, по законам своей веры не могущие носить оружие. Так, для меннонитов, части немецких колонистов, вводилась аль­тернативная служба в лесных командах (в мирное время) и санитарных частях (во время военное)[5].

Срок службы определялся в 6 лет с последующим зачислением в запас на 9 лет в сухопутных войсках и в 7 и 3 года во флоте. Продолжительность службы, однако, напрямую зависела от уровня образования. Окончившие высшее учебное заведение должны были служить всего 6 месяцев, гимна­зию – 1,5 года, городское училище – 3 года, а начальную школу – 4 го­да. В этом заключался серьезный стимул для юношества к получению об­разования[18].

Источник: studopedia.org

Во второй половине XIX в. стало ясно, что армия, построенная на принципе рекрутского набора из податных сословий, неспособна сражаться против армий, имеющих прогрессивный принцип устройства. Стала очевидна и техническая слабость русской армии: поражение в Крымской войне 1853–1856 гг. показало полную непригодность вооруженных сил России.

Начало военной реформе было положено в 1864 г.: был сокращен срок службы рекрутов до 15 лет, улучшено техническое оснащение армии и т. п. Однако рекрутская повинность как способ комплектования армии сохранялась.

1 января 1874 г. был принят Устав о воинской повинности.

По реформе, вместо сословной рекрутской повинности вводилась всеобщая воинская повинность для всего мужского населения. Призыв на военную службу проводился ежегодно по жребию среди людей, достигших 21 года. Не вытянувшие жребий зачислялись в ополчение и участвовали только в учебных сборах.

Изменился и срок службы. Для пехотинцев он устанавливался в 6 лет, для моряков — в 7 лет. Отслужившие зачислялись в запас: на 9 лет — для лиц, проходивших службу в сухопутных войсках, и на 3 года — для проходивших службу на флоте. Для лиц, получивших высшее образование, срок действительной службы сокращался до полугода, среднее образование — до полутора лет.

До реформы офицерский корпус комплектовался из дворян, т. е. назначения на командные должности производились не за заслуги и знания, а по принципу сословной принадлежности, по протекции. Поэтому общая и боевая подготовка командного состава, особенно высшего, была крайне слабой. Теперь офицерский корпус комплектовался людьми, получившими специальное образование в военных или юнкерских училищах, хотя сословный принцип сохранился — обычно офицеры были дворянами.

В связи с созданием новых пограничных округов, подчинявшихся Военно-окружному управлению во главе с командующим войсками военного округа, в 1863–1864 гг. была упорядочена пограничная служба.

Военная реформа превратила вооруженные силы России в армию буржуазного типа. Однако в ней сохранились и явные феодальные пережитки (дворянский офицерский корпус, система обращения офицеров с солдатами, телесные наказания и др.).

Следующая глава >

Источник: law.wikireading.ru

от 05 февраля 2003 года

      Эта рассылка — ответ на вопрос читателя: Где можно узнать о том, когда проходили службу в армии конкретные люди, рожденные во второй половине XIX века, если известно их место жительство, год рождения, крестьяне? Ответ  получился несколько расширенный, расскажу я вообще о военной службе непривилегированных сословий, но и тот, кто его задавал, когда-нибудь уйдет вглубь веков, так что ему это пригодится. 
      Но постановка вопроса мне очень нравится. Дело в том, что человек интересуется не только датами и местами рождения своих предков, не только архивными справками, которые можно аккуратно подшить и положить в шкаф, но и всей их жизнью. Как здорово, например, проследить ход воинской службы своего предка, узнать не только, в какие походы он ходил, но и как он жил, что ел, как время проводил, найти даже его однополчан. Я восхищена, но дело это очень трудоемкое.

Где искать.

Сведения по этому поводу можно искать с двух сторон. Можно начинать по месту постоянного проживания, выяснить, как предок попал в армию, куда его могли направить, а потом уж искать по военным документам, которые сохранились в изобилии. Все наказания, поощрения, переводы — все там отражалось, это огромные тома, одни описи столь объемны, что их за одно посещение архива не прочтешь. А можно начинать искать по документам, возникающим, когда воин вернулся домой, отслужив. При этом часто писали, какого полка он отставной солдат, а там уж опять вам предстоит поиск по военным документам. У офицеров были послужные списки, а вот у рядовых, как правило, нет. 
      Посмотрите на сайте  Архивы России (www.rusarchives.ru) Российский военно-исторический архив, областные архивы, даже в архиве кинофотодокументов вы можете найти своих предков. В областных архивах можете поискать призывные списки — документы воинского учета населения. Составлялись на основании метрических книг в 2-х экземплярах: один для волостного правления или уездного по воинской повинности присутствия, другой — для консистории. Содержали сведения: фамилию, имя, отчество, возраст, место жительства, семейное положение, сведения о родственниках, образование и состояние здоровья.. Хранятся они в фондах губернских и уездных по воинской повинности присутствий, духовных консисторий, городских дум, городских управ, волостных правлений. В конкретику углубляться не буду, координаты, а часто и сайты архивов есть в сети. Вот, например, в Государственном архиве республики Марий-Эл сведения по военному ведомству содержатся в документах уездных по воинской повинности присутствий (1856-1918), уездных воинских начальников (1874-1917). 
      В прошлый раз я обещала не давать ссылок, но раз уж одну уже дала, дам еще одну, с картинками. gorod.crimea.edu/librari/rusmundirend/index.html — там изображены мундиры, в которых ваши предки ходили, уже что-то, чтобы представить из вживе.

Эпоха рекрутских наборов

Указом Петра I от 17 ноября 1699 началось создание регулярной Русской Армии. Армия солдатами комплектовалась на смешанной основе. «Вольница»- прием в армию лично свободных людей. «Даточные» — принудительное направление в армию крепостных крестьян, принадлежащих помещикам, монастырям. Было установлено — по 2 рекрута с каждых 500 человек «даточных». Можно было заменить одного рекрута денежным взносом в 11 рублей. В солдаты принимали в возрасте от 15 до 35 лет. Однако первый набор показал, что «вольницы» явно недостаточно, а помещики предпочитают вместо поставки рекрутов платить деньги. 
      С 1703 года вводится единый принцип комплектования армии солдатами — рекрутский набор. Рекрутские наборы объявлялись нерегулярно указами царя в зависимости от потребностей армии. 
      Первоначально рекрутов обучали непосредственно в полках, но с 1706 ввели обучение на рекрутских станциях. По этому поводу выяснить, в какой полк призвали вашего предка сразу на месте призыва невозможно, но это можно выяснить, если  дальше копать. Срок солдатской службы не определялся (пожизненно). Подлежащий призыву в армию мог выставить себе замену. Увольняли только полностью непригодных к службе. 
      Солдаты не монахи, никто не требовал от них полного воздержания, и по особому разрешению они могли жениться, причем сыновья их сразу по рождении зачислялись на военную службу. В полгода, когда мамы переставали кормить их грудью, они зачислялись на довольствие, а чуть попозже отдавались в гарнизонные школы, но это уже после 1721. Петр Великий тогда основал при каждом полку гарнизонную школу на 50 человек солдатских сыновей. В школах обучались грамоте, письмоводству, ремеслам, музыке и пению. Из их числа в подразделения поступали цирюльники, лекари, музыканты, писаря, сапожники, шорники, портные, кузнецы, ковали и др. специалисты. 
      Унтер-офицерами комплектовали армию за счет производства в унтер-офицерские чины наиболее способных и расторопных солдат. Позднее много унтер-офицеров давали школы кантонистов. 
      В 1766 издан документ, упорядочивший систему комплектования армии: «Генеральное учреждение о сборе в государстве рекрут и о порядках, какие при наборе исполняться должны». Рекрутская повинность кроме крепостных и государственных крестьян была распространена на купечество, дворовых людей, ясачных, черносошных, духовных, иностранцев, лиц приписанных к казенным заводам. Денежный взнос вместо рекрута разрешалось вносить только мастеровым и купцам. Возраст рекрутов был установлен с 17 до 35 лет, рост не ниже 159 см. 
      До 1780-х годов основное бремя по набору несли центральные области России, а также этнически смешанное население Поволжья (русские, мордва, чуваши, башкиры, татары и др.). На Украине, которая тогда еще заселялась, имелись различные формы соединений, набиравшихся на местах (казаки). Первые шаги по созданию налогового и административного единообразия были предприняты еще при Екатерине II и форсировались при Павле I: на территориях, отошедших к России после первого раздела Польши, тотчас же была введена подушная подать — вместо прежнего польского налога «на дым» — и начался рекрутский набор. Одновременно подушная подать и рекрутский набор были распространены на гетманскую Украину и так называемую Новороссию и южнорусские области. Наконец, в 1796 дошла очередь и до прибалтийских провинций. Наряду с соображениями административного и налогового единообразия, а также ввиду роста потребности в солдатах, указами постоянно подчеркивалась мысль о необходимости равномерного распределения бремени рекрутского набора между всеми и освобождении от него центральных российских губерний. В 1803 40% рекрутов были родом из этнически русских, 14% из литовско-белорусских и около 17% из украинских (в сегодняшнем смысле) земель. Почти 30% приходилось на не восточнославянские народы: прибалтов, финнов, народов Поволжья, татар. 
      В 1805 гарнизонные школы для солдатских детей были реорганизованы и получили название кантонистских.  Заимствовано название из Пруссии (от полковых округов, кантонов). При Николае I кантонистские заведения обеспечивали комплектование армии строевыми унтер-офицерами, музыкантами, топографами, кондукторами, чертежниками, аудиторами, писарями и всякими мастеровыми. 
      В первой половине 19 века система комплектования армии не претерпела существенных изменений. В 1802 году был произведен 73-й рекрутский набор из расчета по два рекрута от 500 человек. В зависимости от потребностей армии рекрутский набор мог не производиться вовсе, а бывало по два набора в год. Например, в 1804 году набор был по одному человеку с 500, а в 1806 году по пять человек с 500. 
      В условиях опасности крупномасштабной войны с Наполеоном правительство прибегло к ранее не применявшемуся способу принудительного набора (сейчас это называется мобилизацией). 30 ноября 1806 манифестом «О составлении милиции» помещики обязаны были выставлять максимально возможное число своих крепостных, способных носить оружие. Эти люди оставались во владении помещиков и после роспуска милиции в 1807 ратники вернулись к помещикам. В милицию было собрано более 612 тыс. человек. Это был первый удачный опыт мобилизации в России. 
      С 1806 создаются запасные рекрутские депо, в которых рекруты проходили обучение. В полки они посылались по мере надобности полков в пополнении. Таким образом, удалось обеспечивать постоянную боеспособность полков. Ранее после боев и понесенных потерь полк на длительное время (пока не получит и не обучит новых рекрутов) выбывал из действующей армии. 
      Плановые рекрутские наборы проводились в ноябре каждого года. 
      1812 год потребовал провести три рекрутских набора, при этом общее число рекрутов составило 20 человек с 500. 
      В июле 1812 правительство проводит вторую в этом веке мобилизацию — манифест «О сборе земского ополчения». Число ратников ополчения составило около 300 тыс. человек. Командовали ратниками или сами помещики, или отставные офицеры. Ряд крупных аристократов из своих крепостных за свой счет сформировали и передали армии несколько полков. Некоторые из этих полков позднее были причислены к армии. Наиболее известны кавалерийский эскадрон В.П.Скаржинского, казачий полк графа М.А.Дмитриева-Мамонова, гусарский полк графа П.И.Салтыкова (позднее Иркутский гусарский полк), батальон Великой Княгини Екатерины Павловны. 
      Кроме того, существовали особые части, которые в первой половине 19 века не причислялись к армии, но участвовали во всех войнах, которые вела Россия. Это были казаки — казачьи части. Казаки не были крепостными или государственными крестьянами. Они были вольными людьми, но в обмен за свою свободу поставляли стране определенное количество готовых, вооруженных кавалерийских частей. Порядок и способы набора солдат и офицеров казачьи земли определяли сами. Они же за свой счет вооружали и обучали эти части. В мирное время казаки несли пограничную службу в местах своего проживания. Границу они закрывали очень качественно. 
      После окончания войны и заграничного похода рекрутский набор был проведен только в 1818 году. Не было набора в 1821-23 годах. В это период до нескольких тысяч человек было поставлено в армию за счет отлова бродяг, беглых крепостных, преступников. 
      Военное поселение — особая организация войск (1810-1857) с целью уменьшения военных расходов. Дело было в том, чтобы вырастить своего рода военизированное крестьянство, которое сочетало бы занятие земледелием с военной службой. У разорившихся помещиков государство скупало землю с крестьянами, вводило туда воинские части и все жители переводились на военное положение. На казённых землях расселялись воинские части, которые с местными жителями, превращёнными в солдат, сочетали военную службу с ведением хозяйства. Дети всех жителей превращались в кантонистов. Строгая регламентация, муштра, жёсткий режим вызывали восстания, подавлявшиеся крайне сурово.  Это была во всех отношениях репрессивная система, особенно на западе и северо-западе страны; в 1826 ею были порабощены 374 тыс. человек (из них 156 тыс. чел. активных и «работающих» солдат).
      В 1816-1826 на положении военнопоселенцев находилось ок.1/4 армии. После бунта новгородских поселений в 1831 система была модифицирована.  К 1850 число поселян-хозяев превышало 700 тыс.человек. 
      В 1824 ведомству военных поселений были подчинены все кантонисты. Их надлежало обучать для службы в качестве нижних чинов — от барабанщиков и фельдшеров до унтер-офицеров. 
      С 1827 года солдатами в армию стали брать евреев. До этого воинская повинность заменялась для них денежным налогом. Для евреев квота призыва составляла 10 рекрутов с тысячи мужчин ежегодно. От еврейских общин требовали также выделять «штрафное» число рекрутов за податные недоимки и побег призывников. В отличие от прочих групп населения, которые поставляли рекрутов в возрасте 20-35 лет, возраст для еврейских рекрутов был установлен с 12 до 25 лет. Совершеннолетних сразу же определяли на действительную службу, а малолетних, с 12 до 18 лет, направляли в батальоны и школы «для приготовления к военной службе».  Причина и предлог для этой меры, были, во-первых, ранний возраст вступления евреев в брак и, во-вторых, надежда русской стороны, что на военной службе удастся осуществить обращение евреев в христианство. Это часто удавалось — порой путем применения пыток, в награду за переход в христианство, кроме того, выдавалось 25 рублей. Во многих батальонах быстро крестили всех подряд и при этом давали имена восприемников, что вело к прекращению переписки с родными, ибо адресат с еврейской фамилией «выбывал». Как я писала в разделе про метрические книги, метрические книги военного ведомства сохранились очень плохо, так что возможность найти окрестившихся  еврейских рекрутов практически отсутствует. 
      Детей прятали, еврейские семьи бежали в губернии Царства Польского или Бессарабии, на которые закон о кантонистах не распространялся. Нередко еврейские общественные управления (кагалы) сдавали сирот, детей вдов, мальчиков 7-8 лет, которых по ложной присяге 12 свидетелей записывали 12-летними, подменяли своих детей добровольцами или евреями из других общин. Часто детей бедняков забирали вместо детей богача.  Еврейских рекрутов отправляли в кантонистские школы с наиболее суровым режимом, причем в места, максимально отдаленные от «черты оседлости» (Урал, Сибирь, Поволжье). Запрещалось говорить на родном языке. Годы, проведенные в кантонистских школах, не засчитывались в срок военной службы, а он составлял для рекрутов 25 лет. 
      Аналогичные методы — рекрутский набор детей и более или менее насильственное крещение — при Петре I применялись по отношению к волжским татарам. С тех пор в татарских регионах в пользу крещения действовали в основном путем освобождения от налога и рекрутского набора, иногда, правда, перекладывая это бремя с новообращенных христиан на их упорствующих земляков — мусульман и язычников. По отношению к евреям указом 1827 года впервые была сформулирована цель: через призыв на военную службу и другими мерами, главным образом в сфере образования, добиться их гражданского и конфессионального выравнивания с другими — вроде, хорошо звучит цель, а какое получилось зверство. 
      В этом же 1827 году школы кантонистов были преобразованы в полуроты, роты и батальоны кантонистов. В них кантонисты обучались грамоте, военному делу, а по достижении призывного возраста отправлялись в армию на должности музыкантов, сапожников, фельдшеров, портных, писарей, ружейных мастеров, цирюльников, казначеев. Значительная часть кантонистов отправлялись в учебные карабинерные полки и после их окончания становились превосходными унтер-офицерами. Авторитет школ военных кантонистов стал столь высок, что в них нередко поступали и дети неимущих дворян и обер-офицеров. 
      После 1827 года основная масса унтер-офицеров комплектовалась из учебных карабинерных полков, т.е. качество унтер-офицерского состава неуклонно повышалось. Дело дошло до того, что лучшие из унтер-офицеров направлялись в офицерские училища, Дворянский полк, кадетские корпуса преподавателями строевой и физической подготовки, стрелкового дела. 
      С 1831 года рекрутская повинность была распространена и на детей священников, не пошедших по духовной линии (т.е. не ставших учиться в духовных семинариях). 
      С точки зрения общин рекрутская повинность была чем-то вроде человеческого жертвоприношения. Поэтому старались отдавать в армию прежде всего мужчин, которые прослыли «никчемными», были балластом для общины или заслужили наказание. Чтобы они не пустились в бега, их метили, иногда сажали под замок. Для рекрутов их положение было равносильно «гражданской смерти». Они никогда не возвращались домой. Менялась их сословная принадлежность — из горожан или крестьян они становились солдатами. Большая часть войск стояла в национальных окраинах и часто перемещалась, войска функционировали как вооруженная сила, которая применялась для обороны страны и завоеваний, а внутри империи в качестве полиции и не имели никаких связей с населением. Даже вступление солдат в брак происходило странным образом, например, нередка ситуация, когда солдат женился на вдове погибшего товарища, потому что у нее уже было место для проживания и привыкла она к солдатской жизни, о чем издавался соответствующий приказ. А дети становились кантонистами. 
      Новый Рекрутский Устав значительно упорядочил систему набора рекрутов. По этому уставу все податные сословия (категории населения, обязанные платить налоги) были переписаны и разбиты на тысячные участки (территория, на которой проживает тысяча человек податного сословия). Рекрутов теперь брали упорядочено с участков. Некоторые состоятельные сословия освобождались от выставления рекрута, но платили по тысяче рублей вместо рекрута. Ряд районов страны были освобождены от рекрутской повинности. Например, области казачьих войск, Архангельская губерния, полоса в сто верст вдоль границ с Австрией и Пруссией. Были определены сроки набора рекрутов с 1 ноября по 31 декабря. Особо были оговорены требования к росту (2 аршина 3 вершка), возрасту (от 20 до 35 лет), состоянию здоровья. 
      В 1833 стали практиковаться вместо всеобщих рекрутских наборов частные, т.е. набор рекрутов не со всей территории равномерно, а с отдельных губерний. 
      В 1834 была введена система бессрочных отпусков для солдат. После 20 лет службы солдат мог быть уволен в бессрочный отпуск, но при необходимости (обычно в случае войны) мог быть взят в армию вновь. 
      В 1851 срок обязательной службы для солдат был установлен в 15 лет. 
      В 1854 году рекрутский набор был разделен на три вида: обыкновенный (возраст 22-35, рост не менее 2 аршина 4 вершка), усиленный (возраст не определяется, рост не ниже 2 аршин 3.5 вершка), чрезвычайный (рост не ниже 2 аршина 3 вершка) . 
      К 1856 г. в стране насчитывалось около 380 тыс. кантонистов. В этом году Александр II коронационным манифестом уничтожил эту систему. Дети солдат были освобождены от ранее обязательного для них военного будущего. Все солдаты-евреи и кантонисты до 20 лет могли вернуться к семьям. По окончании службы солдаты-евреи и их потомки получали право селиться вне черты оседлости. Чаще всего они оставались жить там, где их заставало окончание службы. Здесь стали возникать еврейские общины, тем более что в середине XIX века право селиться во внутренних губерниях России получили и другие категории евреев. Уровень жизни в них был выше, чем в черте оседлости; было больше возможностей найти работу, а местное население относилось к евреям терпимо. 
      Жили отставные кантонисты в основном в городах (в Москве в 50-е годы XIX века их насчитывалось около 500 человек), но занимались и сельским хозяйством. Бывшие кантонисты получали пенсию — 40 рублей, что позволяло существовать их семьям, а многочисленным детям получать светское образование. 
      В 1859 было разрешено отпускать солдат в бессрочный отпуск (то, что теперь называется «уволить в запас») после 12лет службы. 
      С 1863 возраст рекрутов был ограничен 30 годами. 
      С 1871 была введена система сверхсрочнослужащих. Т.е. унтер-офицер после окончания обязательного срока службы 15 лет мог остаться служить сверх этого срока, за что получал ряд льгот, повышенное денежное содержание. 
      Итак, обобщаем. 
      Рекрутский набор — способ комплектования армии в 1699-1874. Рекруты поставлялись податными сословиями. Сначала наборы были случайными, по мере надобности. Ежегодными стали с 1831, с издания рекрутского устава. Россия была разделена на 2 полосы, восточную и западную, и рекруты брались ежегодно из каждой по очереди, 2 года считалось за 1 набор. Обыкновенно от 1 тысячи брали по 5 человек. При усиленных наборах цифра эта менялась и доходила до 70 во время Севастопольской обороны. Возраст рекрутов колебался от 17 до 32 лет; срок службы до 1793 был пожизненным, в 1793-1834 — 25 лет, в 1834-1855 — 20 лет (и 5 лет «в отпуске» — в запасе), в 1855-1872 снижался до 12, 10 и 7 лет (соответственно «в отпуске» ещё 3, 5 и 8 лет). Правило поставки солдат много раз менялось, например, до 1724 одного рекрута обязаны были поставить с 20 дворов: затем с каждой тысячи душ — 5-7 (в случае необходимости до 10) рекрутов. 
      В 1874 отменяется рекрутская обязанность, просуществовавшая почти два века. Вводится новый способ набора армии — всеобщая воинская обязанность. Слово «рекрут» заменили словом «новобранец».

Эпоха всеобщей воинской обязанности

Программа реформы, предложенная националистически настроенным военным министром Д.А.Милютиным (1861-1881), основывалась на том, что нужно использовать «естественный перевес» русского элемента, то есть, что нерусские в армии если не русифицируются, то подвергаются русскому влиянию благодаря расположению и дислокации. По его представлению, обновленная армия должна стать горнилом для переплавки наций, в котором русское большинство без труда поднимется наверх. В каждой воинской части должно быть не менее 75% «русских» (то есть великороссов, украинцев и белорусов). Исключением из правил о всеобщей воинской обязанности была Финляндия — с 1878 у нее было новое военное законодательство — далее, территория казачьих войск, кавказские губернии, Туркестан, а также кочевые народы Северной Сибири и так называемая степь, в значительной мере совпадающая с территорией Казахстана. 
      В армию призывали всех молодых мужчин, которым к 1 января исполнилось 20 лет. Призыв начинался в ноябре каждого года. От солдатской службы освобождали священников, медиков и давали отсрочку до 28 лет лицам, проходящим обучение в учебных заведениях. Количество подлежащих призыву намного превышало потребности армии и поэтому все, кто не подпадал под освобождение от службы, тянули жребий. Шли служить те, кому выпал жребий (примерно один из пяти). Остальные зачислялись в ополчение и подлежали призыву в военное время или при необходимости. Они состояли в ополчении до 40 лет. 
      Срок солдатской службы был установлен в 6 лет плюс 9 лет в запасе (могли призвать по необходимости или в военное время). В Туркестане, Забайкалье и на Дальнем Востоке, как и во флоте, срок службы был 7 лет, плюс три года в запасе. К 1881 году срок действительной солдатской службы был снижен до 5 лет. Предъявление аттестата о сданных выпускных экзаменах служило основанием для сокращения срока службы. Вольноопределяющимися можно было поступать в полк с 17 лет. 
      Законом о всеобщей воинской обязанности (1874) предусматривалось равенство евреев с другими военнообязанными и добровольцами, однако вскоре последовали ограничения, которые перечеркнули это положение. 
      Большой шум за пределами Российской империи вызвала отмена автономии Финляндии (1899) и ликвидация ее собственной военной организации (1901). Еще в 1871 военный министр Милютин путем реформы финского законодательства добивался отмены ее самостоятельности, однако в то время его предложения не имели успеха. Тридцатью годами позже последовало внедрение в Финляндии воинской обязанности по российскому образцу и российскому примеру. Оно встретило неожиданно сопротивление в этой стране, где за истекшие годы уже сложилось национальное единство. В 1903 лишь две трети рекрутов явились для медицинского освидетельствования на призывные пункты. Автономия и свои вооруженные силы здесь уже настолько стали национальным символом, что Петербург под давлением революционных событий 1905-1906 снова предоставил Финляндии собственную конституцию, удовлетворившись финансовыми вложениями Финляндии в оборону. С тех пор от Финляндии не требовали исполнения воинской обязанности. 
      В начале 20 века из всех подданных Российской империи, достигших призывного возраста (20 лет), посредством жребия призывались на действительную военную службу около 1/3. Остальных зачисляли в ополчение, они проходили подготовку на сборах. Призыв 1 раз в год — с 15 сентября или 1 октября по 1 или 15 ноября — в зависимости от сроков уборки урожая. Срок службы (с 1906) в сухопутных войсках: 3 года в пехоте и артиллерии (кроме конной); 4 года в прочих родах войск. После чего шло зачисление в запас, который призывался только в случае войны. Срок запаса — 13-15 лет. Во флоте срочная служба 5 лет и 5 лет в запасе. 
      Не подлежали призыву на воинскую службу: жители отдаленных мест (Камчатка, Сахалин, некоторые районы Якутской области, Енисейской губернии, Томской, Тобольской губерний, а также Финляндии), инородцы Сибири (кроме корейцев и бухтарминцев), Астраханской, Архангельской губерний, Степного края, Закаспийской области и население Туркестана. Денежный налог вместо воинской повинности вносили некоторые инородцы Кавказского края и Ставропольской губернии (курды, абхазцы, калмыки, ногайцы и др.). Финляндия отчисляла от казны 12 млн. марок ежегодно. Лица еврейской национальности не допускались во флот. 
      Существовали льготы по семейному положению. Не подлежали призыву: единственный сын в семье; единственный способный к труду сын при недееспособном отце или матери-вдове; единственный брат при круглых сиротах до 16 лет; единственный внук при недееспособных бабке и деде без взрослых сыновей, внебрачный сын при матери (на его попечении), одинокий вдовец с детьми. Подлежали призыву в случае нехватки годных призывников: единственный сын, способный к труду, у престарелого отца (50 лет), следующий за братом, погибшим или пропавшим без вести на службе, следующий за братом, еще служащим в армии. 
      По профессиональной принадлежности освобождались от воинской повинности: духовенство христианское, мусульманское (муэдзины не моложе 22 лет), ученые (академики, адъюнкты, профессора, прозекторы с помощниками, лекторы восточных языков, доценты и приват-доценты), художники Академии Художеств, посланные за границу для усовершенствования, некоторые должностные лица по ученой и учебной части. 
      Получали отсрочку от призыва: до 30 лет казенные стипендиаты, готовящиеся на занятие ученых и учебных должностей, после занятия которых освобождаются совсем; до 28 лет студенты высших учебных заведений с 5-летним курсом; до 27 лет в высших учебных заведениях с 4-летним курсом; до 24 лет учащиеся средних учебных заведений; учащиеся всех школ по ходатайству и соглашению министров; на 5 лет — кандидаты в проповедники евангелических лютеран. В военное время лица, имеющих отсрочку, брали на службу до окончания курса по Высочайшему соизволению. 
      Иногда сроки действительной службы сокращались. Служили 3 года в войсках лица с высшим, средним (1 разряд) и низшим (II разряд) образованием, 2 года — лица, выдержавшие на службе экзамен на прапорщика запаса. Доктора и провизоры служили в строю 4 месяца, а затем дослуживали по специальности 1 год 8 месяцев. Во флоте лица с образованием 11-го разряда (низшие учебные заведения) служили 2 года и 7 лет состояли в запасе. Учителя и должностные лица по ученой и учебной части служили 2 года, а по временному 5-летнему положению с 1 декабря 1912 года — 1 год. Фельдшера, окончившие специальные морские и военные школы, служили 1,5 года. Выпускники школ солдатских детей войск гвардии служили 5 лет, начиная с 18-20 лет. Техники и пиротехники артиллерийского ведомства служили после окончания учебного заведения 4 года. Вольнонаемным морякам давалась отсрочка до окончания контракта (не более года). 
      Все мужское население, способное носить оружие и не числящееся в войсках (на действительной службе и в запасе) до 43 лет, офицеры до 50-55 лет, составляли обязательное государственное ополчение «в помощь постоянным войскам в случае войны» . Они именовались: ратники-ополченцы и офицеры-ополченцы. Ратники делились на 2 разряда: 1 разряд для службы в полевой армии, 2 разряд для службы в тылу. 
      Воинская повинность казаков — особый вопрос. Все мужчины обязаны были служить без выкупа и замены на своих лошадях со своим снаряжением. Все войско давало служилых и ополченцев. Служилые делились на 3 разряда: 1 подготовительный (20-21 год) проходил военную учебу. II строевой (21-33 года) непосредственно проходил службу. III запасной (33-38 лет) развертывал войско для войны и пополнял потери. Во время войны служили все без учета разрядов. Ополчение — все способные к службе, но не вошедшие в служилые, образовали особые части. 
      Казаки имели льготы: по семейному положению (1 работник в семье, 2 и более членов семьи уже служат); по имущественному (погорельцы, обедневшие не по своей причине); по образованию (в зависимости от образования служили от 1 до 3 лет в строю).

Всеобщая мобилизация

В августе-декабре 1914 года прошла всеобщая мобилизация. В армию было призвано 5115000 человек. В 1915 было сделано шесть наборов новобранцев и ополченцев старших возрастов. В 1916 тоже самое. В 1917 успели провести два набора новобранцев. 
      Манифест о призыве в трудовые отряды от 25.06.1916, адресованный Степи, Туркестану и Кавказу, в первых из двух названных областей встретил массовое сопротивление. После жестокого подавления восстания русскими войсками из соседней Сибири удалось до конца осени 1916 забрать около 50% запланированного контингента рекрутов. 
      Национальные активисты из азербайджано-тюркских влиятельных слоев не хотели довольствоваться участием в «неполноценных» трудовых отрядах, как это предусматривалось Манифестом. Поданная ими петиция получила положительный ответ. Из азербайджано-тюрков и мусульманских горцев Северного Кавказа была сформирована «Дикая дивизия». 
      Грузины и армяне уже в 1915 получили право создания добровольческих соединений в рамках Кавказского фронта. 
      Крымско-татарские части были направлены на Западный фронт. Войска с большой численностью поляков воевали по возможности вдали от польских земель. После того как в 1916 перестала существовать разделенная Польша, было разрешено формирование польских соединений, что привело к созданию в 1917 нескольких польских корпусов. У поляков с начала войны был относительно высокий процент дезертиров. 
      Латышам в 1915 после потери Россией Курляндии была разрешена организация национальных соединений. Как известно, наряду с матросами важнейшей опорой большевизма в ранний период его власти стали батальоны латышских стрелков. 
      Эстонцы лишь в 1917 и с серьезными оговорками получили от Временного правительства разрешение на создание собственных соединений. 
      Представители украинской нации были сосредоточены на Румынском и Юго-Западном фронтах. Они составляли здесь около трети всего рядового состава. Одновременно они были разбросаны и по всем фронтам и гарнизонам. Поэтому до 1917 Центральной Раде в Киеве было трудно создать национальные войсковые соединения. 
      О Красной Армии  мы говорить не будем, но как искать документы о военнослужащих советского времени говорилось в рассылке по ведомственным архивам, где содержались советы Богинского.

Людмила Бирюкова

Источник: geno.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.