Правовой статус царя по соборному уложению 1649

Необходимость создания Соборного Уложения 1649 года

Начало 17-го столетия характеризуется политическим и экономическим упадком России. В значительной мере этому способствовали войны со Швецией и Польшей, закончившиеся поражением России в 1617 году.

После подписания мирного договора в 1617 году со Швецией Россия потеряла часть своих территорий — побережье Финского залива, Карельский перешеек, течение Невы и города на её побережье. Выход России к Балтийскому морю был закрыт.

Кроме того, после похода на Москву в 1617-1618 годах польско-литовского войска и подписания перемирия к Польше отошли Смоленская земля и большая часть Северной Украины.

Последствия войны, вылившиеся в упадке и разорении хозяйства страны, требовали срочных мер по его восстановлению, но вся тяжесть легла, главным образом, на черносошных крестьян и посадских людей. Правительство широко раздает земли дворянам, что приводит к непрерывному росту крепостничества. Первое время, учитывая разорение деревни, правительство несколько уменьшило прямые налоги, зато выросли различного рода чрезвычайные сборы (“пятая деньга”, “десятая деньга”, “казачьи деньги”, “стрелецкие деньги” и т.д.), большинство которых вводилось почти непрерывно заседавшими Земскими соборами.


Однако, казна остается пустой и правительство начинает лишать денежного жалования стрельцов, пушкарей, городовых казаков и мелкий чиновный люд, вводится разорительный налог на соль. Многие посадские люди начинают уходить на “белые места” (освобожденные от государственных налогов земли крупных феодалов и монастырей), эксплуатация же остальной части населения увеличивается.

В такой ситуации невозможно было избежать крупных социальных конфликтов и противоречий.

1 июня 1648 года вспыхнуло восстание в Москве (так называемый “соляной бунт”). Восставшие в течение нескольких дней удерживали город в своих руках, разоряли дома бояр и купцов.

Вслед за Москвой летом 1648 года развернулась борьба посадских и мелких служилых людей в Козлове, Курске, Воронеже, Нарыме, Томске и других городах страны.

Практически, на протяжении всего правления царя Алексея Михайловича (1645-1676 г.) страна была охвачена мелкими и крупными восстаниями городского населения. Необходимо было укрепить законодательную власть страны. Это побудило приступить к новой полной кодификации .

Разработка и принятие Уложения


16 июля 1648 года царь и дума вместе с собором духовенства решили согласовать между собой все источники действовавшего права и, дополнив их новыми постановлениями, свести в один кодекс. Проект кодекса тогда же было поручено составить комиссии из бояр: кн. И. И. Одоевского, кн. Сем. В. Прозоровского, окольничего кн. Ф. Ф. Волконского и дьяков Г. Леонтьева и Ф. Грибоедова (последние были образованнейшими людьми своего века). Тогда же решено было собрать для рассмотрения и утверждения этого проекта земский собор к 1 сентября. Активное участие собора в деле составления и утверждения Уложения не подлежит сомнению. В частности, 30 октября 1648 г. от дворян и посадских людей была представлена челобитная об уничтожения частных боярских церковных слобод и пашен вокруг Москвы и других городов, а также о возвращении городам перешедших к тем же боярам и монастырям тяглых городских имуществ внутри городов; предложение выборных было принято и вошло в XIX гл. Уложения. Около того же времени «выборные от веся земли» просили о возвращении в казну и раздаче служилым лицам церковных имуществ, неправильно приобретенных церковью после 1580г., когда всякое новое приобретение было уже ей воспрещено; закон в этом смысле введен в XVII гл. Уложения (ст. 42). Точно так же светские выборные, не находя управы на обиды со стороны духовенству просили подчинить иски на него государственным учреждениями; в удовлетворение этого ходатайства возникла XIII гл. Уложения (о монастырском приказе). Но главная роль собора состояла в утверждении всего Уложения. Обсуждение Уложения закончено в следующем 1649 г. Подлинный свиток Уложения, отысканный по приказанию Екатерины II Миллером, хранится ныне в Москве. Уложение есть первый из русских законов, напечатанный тотчас по утверждении его.


Если непосредственной причиной создания Соборного уложения 1649 г. послужило восстание в 1648 г. в Москве и обострение классовых и сословных противоречий, то глубинные причины лежали в эволюции социального и политического строя России, и процессах консолидации основных классов — сословий того времени — крестьян, холопов, посадских людей и дворян — и начавшемся переходе от сословно-представительной монархии к абсолютизму. Указанные процессы сопровождались заметным ростом законодательной деятельности, стремлением законодателя подвергнуть правовой регламентации возможно больше сторон и явлений общественной и государственной жизни.

Интенсивный рост числа указов за период от Судебника 1550 года до Уложения 1649 года виден из следующих данных: — 1550-1600гг. — 80 указов; — 1601-1610 гг. -17; — 1611-1620 гг. — 97; — 1621-1630 гг. — 90; — 1631-1640 гг. — 98; — 1641-1948 гг. — 63 указа. Всего за 1611-1648 гг. — 348, а за 1550-1648 гг. — 445 указов.

Главнейшая причина принятия Соборного уложения заключалась в обострении классовой борьбы. Царь и верхушка господствующего класса, напуганные восстанием посадских, стремились в целях успокоения народных масс создать видимость облегчения положения тяглового посадского населения. Кроме того, на решение об изменении законодательства повлияли челобитные дворянства, в которых содержались требования об отмене урочных лет .


Источники Соборного Уложения 1649 года

Соборное Уложение составлялось наспех, кое-как и сохранило на себе следы этой спешности. Не погружаясь в изучение всего приказного материала, комиссия ограничивалась основными источниками, указанными ей в приговоре 16 июля 1648 года.

Источники Уложения отчасти были указаны законодателем при назначении редакционной комиссии, отчасти взяты самими редакторами. Это:

3.1 Судебник царский и Указные приказы; первый составляет один из источников Х гл. Уложения — «о суде», которая, кроме того, по всей вероятности, черпала из указанных книг приказ. Указанные книги послужили источниками каждая для соответствующей главы Уложения.

3.2 Греко-римские источники Уложения были взяты из кормчей, а именно из Эклоги, Прохирона, новелл Юстиниана и правил Василия В. Из них более обильным источником был Прохирон (для гл. Уд. X, XVII и XXII); новеллы послужили источником 1 гл. Ул. («о богохульниках»). Вообще же заимствования из кормчей немногочисленны и фрагментарны и иногда противоречат постановлениям, взятым из русских источников о том же самом предмете и включенным в то же Уложение (ср. Ул. XIV гл., ст. 10 гл. XI, ст.27). Многие черты жестокости уголовного права проникли в Уложение из кормчей.


3.3 Важнейшим источником Уложения был Литовский статут 3-й редакции (1588 г.). Заимствования из статута отменены (но далеко не все) на подлинном свитке Уложения. Путь для заимствований был облегчен тем, что уже раньше (как уже было сказано) приказные дьяки брали и переводили из статута некоторые пригодные артикулы. Способ заимствования разнообразен: иногда заимствуется содержание статута буквально; иногда берется только система и порядок предметов; иногда заимствуется только предмет закона, а решение дается свое; большей частью Уложение дробит один артикул на несколько статей. Заимствования из статута иногда вводят в Уложение погрешности против системы и даже разумности узаконений. Но вообще статут как памятник также русского права, весьма сходный с Русской Правдой, может быть признан почти местным источником Уложения. Несмотря на такое множество заимствований из чужих источников. Уложение есть не компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу старомосковского права, чем он совершенно отличается от переводных законов XVII в.

3.4 Что касается новых статей в Уложении, то их, вероятно, немного; надо думать, что комиссия (до собора) сама не составляла новых узаконений (кроме заимствований) .

Общее содержание Уложения

В Соборном Уложении определялся статус главы государства — царя, самодержавного и наследного монарха. Утверждение (избрание) его на Земском соборе не колебало установленных принципов, напротив, обосновывало, легитимировало их. Преступный умысел (не говоря о действиях), направленный против персоны монарха, жестоко наказывался.


Уложение содержало комплекс норм, регулировавших важнейшие отрасли государственного управления. Эти нормы можно условно отнести к административным. Прикрепление крестьян к земле (гл. XI, «Суд о крестьянах»), посадская реформа, изменившая положение «белых слобод» (гл.XIX), перемена статуса вотчины и поместья в новых условиях (гл. XVI, XVII), регламентация работы органов местного самоуправления (гл. XXI), режим въезда и выезда (гл. VI) — все эти меры составили основу административно- полицейских преобразований

Уложение начинается предисловием, в котором утверждается, что оно составлено "по государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людям, от большего и до меньшего чину, суд и расправа был во всяких делах всем ровна земского великого царственного дела". 3 октября 1649 г, царь вместе с Думой и духовенством слушал Уложение, выборным людям оно было "чтено". Со списка Уложения был " список в книгу, слово во слово, и с тое книги напечатана сия книга" .

Соборное уложение состояло из 25 глав, включавших в себя 967 статей. В этом большом по объему памятнике феодального права были систематизированы на более высоком уровне юридической техники правовые нормы, действовавшие ранее.


роме того, имелись и новые правовые нормы, появившиеся главным образом под давлением дворянства и чернотяглых посадов. Для удобства главам предшествует подробное оглавление, указывающее содержание глав и статей. Система довольно беспорядочная, усвоенная Уложением, в 1-й части кодекса копирует систему статута. Первая глава Уложения ("о богохульниках и церковных мятежниках") рассматривает дела о преступлениях против церкви (9 статей), в которых наказывается смертью "хула" против бога и против богородицы тюремным же заключением — бесчинное поведение в церкви. Глава вторая ("о государьской чести и как его государьское здоровье оберегать", 22 статьи) говорит о преступлениях против царя и его властей, называя их "изменой". К ней примыкает глава третья ("о государеве дворе, чтоб на государевом дворе ни от кого какова бесчиньства и брани не было", 9 статей) со строгими наказаниями за ношение оружия на дворе и прочее.

Глава четвертая ("о подпищекех и которые печати подделывают", 4 статьи) говорит о подделках документов и печатей, глава пятая (2 статьи) — " о денежных мастерах которые учнут делати воровские деньги". В главе шестой (6 статей) сообщается "о проезжих грамотах в и(ы)ные государьства". Близко связны с ними по содержанию следующие главы: седьмая ("о службе всяких ратных людей Московского государьства", 32 статьи) и восьмая ("о искуплении пленных", 7 статей).


B девятой главе говорится "о мытах и о перевозех и о мостах" (20 статей). Собственно с десятой главы (" о суде", 277 статей) начинаются наиболее важные постановления Уложения. К этой статье примыкает глава 11 ("суд о крестьянех", 34 статьи), глава 12 ("о суде патриарших приказных, и дворовых всяких людей, и крестьян", 3 статьи), глава 13 ("о монастырском приказе", 7 статей), глава 14 ("о крестном целовании", 10 статей), глава 15 "о вершеных делах", 5 статей).

Глава 16 ("о поместных землях", 69 статей) объединен общей темой с главой 17 "о вотчинах" (55 статей). Глава 18 говорит "о печатных пошлинах" (71 статья). 19 глава носит название "о посадских людех" (40 статей). Глава 20 заключает "суд о холопех" (119 статей), глава 21 говорит "о розбойных и татиных делех (104 статьи), 22 глава заключает в себе "указ за какие вины кому чинити смертная казнь и за какие вины смертию не казнити, чинити наказние" (26 сттей). Последние главы -23 ("о стрельцах", 3 статьи), 24 ("указ о атаманах и о казакех", 3 статьи), 25 ("указ о корчмах", 21 статья) — очень кратки.

Все главы Уложения могут быть разделены на пять групп:

1) I-Х составляют тогдашнее государственное право, здесь ограждается: — богопочтение — личность государя; — честь государева двора; — воспрещается подделка государственных актов; — монеты и драгоценных вещей; — паспортный устав; — устав военной службы и вместе с ним специальное военно-уголовное уложение; — законы о выкупе пленных; — о мытах и путях сообщения.


2) Гл. Х-ХV содержат устав судоустройства и судопроизводства; здесь (в гл. X) изложено и обязательное право.

3) Гл. ХVI -ХХ — вещное право: вотчинное, поместное, тяглое (гл. XIX) и право на холопов (XX).

4) Гл. ХХI-XXII составляют уголовное уложение, хотя и во все прочие части Уложения вторгается уголовное право.

5) Гл. XXIII-XXV составляют добавочную часть .

Система преступлений

Система преступлений охватывала разнообразные стороны жизни общества, касалась как простого люда, так и зажиточных слоёв населения, государственных служащих и по Соборному Уложению 1649 года выглядела следующим образом:

— преступления против церкви: богохульство, совращение православного в иную веру, прерывание хода литургии в храме. По делам о религиозных и государственных преступлениях пытка применялась ко всем подозреваемым (при наличии доносов или оговоров) независимо от классовой принадлежности. Что касается других дел, то здесь представители господствующего класса имели привилегии. Пытка в этих случаях применялась к ним редко и только после неблагоприятных для них результатов повального обыска. Повальный обыск в дедах судных допускается за неимением общей (поименной) ссылки или ссылки из виноватых (ук. кн. вед. казн., V, 1, 3-6; уст.кн. разб. прик. VI).


Повальный обыск состоял в опросе окольных людей (не свидетелей) о личности подозреваемого или обвиняемого; они давали оценку личности (хороший или плохой человек, преступник или нет). Особое значение это имело при признании подозреваемого известным лихим человеком, т. е. наиболее опасным преступником, систематически совершавшим преступления.

Устанавливалось правило, при котором данные повального обыска имели конкретные юридические последствия. Если большинство опрошенных признавало лицо известным лихим человеком, то дополнительных доказательств не требовалось. К нему применялось пожизненное тюремное заключение. Если при тех же условиях так высказывалось квалифицированное большинство (две трети), то применялась смертная казнь .

— государственные преступления: любые действия и даже умысел, направленный против личности государя или его семьи, бунт, заговор, измена. По этим преступлениям ответственность несли не только лица, их совершившие, но и их родственники и близкие;

— преступления против порядка управления: намеренная неявка ответчика в суд и сопротивление приставу, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, самовольный выезд за границу, фальшивомонетничество, содержание без разрешения питейных заведений и самогоноварение, принесение в суде ложной присяги, дача ложных свидетельских показаний, ”ябедничество” или ложное обвинение;

— преступления против благочиния: содержание притонов, укрывательство беглых, незаконная продажа имущества, недозволенная запись в заклад, обложение пошлинами освобожденных от них лиц;

— должностные преступления: лихоимство (взяточничество, неправомерные поборы, вымогательство), неправосудие (заведомо несправедливое решение дела, обусловленное корыстью или личной неприязнью), подлоги по реферат скачен внимание пишите рефераты сами службе (фальсификация документов, сведений, искажения в денежных бумагах и т.д.), воинские преступления (нанесение ущерба частным лицам, мародерство, побег из части);

-преступления против личности: убийство, разделявшееся на простое и квалифицированное (убийство родителей детьми, убийство господина рабом), нанесение увечья, побои, оскорбление чести (обида, клевета, распространение порочащих слухов). Вовсе не наказывалось убийство изменника или вора на месте преступления;

— имущественные преступления: татьба простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, совершенная в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка), разбой (совершаемый в виде промысла) и грабеж обыкновенный или квалифицированный (совершенный служилыми людьми или детьми в отношении родителей), мошенничество (хищение, связанное с обманом, но без применения насилия), поджег (пойманного поджигателя бросали в огонь), насильственное завладение чужим имуществом (землей, животными), порча чужого имущества;

— преступления против нравственности: непочитание детьми родителей, отказ от содержания престарелых родителей, сводничество, “блуд” жены (но не мужа), половая связь господина с рабыней .

Система наказаний

В системе наказаний по Соборному уложению 1649 года основной упор делался на физическое устрашение (начиная от битья кнутом до отсечения рук и четвертования при смертной казни). Заключение преступника в тюрьму было второстепенной задачей и являлось дополнительным наказанием.

За одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний (множественность наказаний) — битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества. За кражу наказания устанавливались по нарастающей: за первую — битье кнутом, урезание уха, два года тюрьмы и ссылка; за вторую — битье кнутом, урезание уха и четыре года тюрьмы; за третью — смертная казнь.

В Соборном Уложении 1649 года применение смертной казни предусматривалось почти в шестидесяти случаях (даже курение табака наказывалось смертью). Смертная казнь делилась на простую (отсечение головы, повешение) и квалифицированную (колесование, четвертование, сожжение, залитие горла металлом, закапывание живьем в землю),

Членовредительские наказания включали следующие: отсечение руки, ноги, урезание уха, носа, губы, вырывание глаза, ноздрей. Эти наказания могли применяться как в качестве основных, так и в качестве дополнительных. Они должны были выделять преступника из окружающей массы людей.

Вообще, система наказаний по Соборному Уложению 1649 года характеризовалась следующими особенностями:

6.1. Индивидуализация наказания. Жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние. Однако пережитки архаической системы наказаний сохранились в институте ответственности третьих лиц: помещик, убивший чужого крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина, сохранялась процедура “правежа”.

6.2. Сословный характер наказания. Этот признак выражался в том, что за одни и те же преступления разные субъекты несли разную ответственность (например, за аналогичное деяние боярин наказывался лишением чести, а простолюдин — кнутом. Глава 10).

6.3. Неопределенность в установлении наказания. Этот признак был связан с целью наказания — устрашением. В приговоре мог быть указан не сам вид наказания и использовались формулировки: “как государь укажет”, “по вине” или “наказать жестоко”. Если даже вид наказания был определен, неясным оставался способ его исполнения (аналогичные формулировки типа “наказать смертью” или “бросить в тюрьму до государева указа”), т.е. неопределённость наказания. Неопределенность в установлении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Целям устрашения служила особая символика наказаний: заливание преступнику горла расплавленным металлом; применение к нему такого наказания, которое он желал бы для оклеветанного им человека. Публичность наказаний имела социально-психологическое назначение, поскольку многие наказания (сожжение, утопление, колесование) служили как бы аналогами адских мук.

6.4. Тюремное заключение, как специальный вид наказания, могло устанавливаться сроком от трех дней до четырех лет или на неопределенный срок. Как дополнительный вид наказания (а иногда как основной) назначалась ссылка (в отдаленные монастыри, остроги, крепости или боярские имения). К представителям привилегированных сословий применялся такой вид наказания, как лишение чести и прав, варьирующийся от полной выдачи головой (превращение в холопа) до объявления “опалы” (изоляции, остракизма, государевой немилости). Обвиненного могли лишить чина, права заседать в Думе или приказе, лишить права обращаться с иском в суд.

С принятием Уложения 1649 года стали широко применяться имущественные санкции (глава 10 Уложения в семидесяти четырех случаях устанавливала градацию штрафов “за бесчестье” в зависимости от социального положения потерпевшего). Высшей санкцией этого вида была полная конфискация имущества преступника. Наконец, в систему санкций входили церковные наказания (покаяние, отлучение от церкви, ссылка в монастырь, заточение в одиночную келью и др.) .

Роль Соборного Уложения 1649 года в развитии феодального права

В феодальном обществе право в своем развитии проходит три стадии: относительно единое право, партикулярное и унифицированное. Каждая из этих фаз отвечает определенному уровню развития производственных отношений и политической надстройки. Стадия унифицированного права возникает в процессе становления единого государства. В России она отмечена возникновением единых кодексов национального права — Судебников 497, 1550 гг. и—как вершины процесса—Уложения 1649 г.

Уложение возникло в пору значительной по масштабам законодательной деятельности царского правительства, приходящей на второе — пятое десятилетия XVII в. Уложение 1649 г. — качественно новый в истории феодального права России кодекс, значение которого состоит прежде всего в дальнейшей разработке системы феодального законодательства. В нем представлено право, выражающие коронные интересы господствующего класса и регулирующее в масштабе всей страны многие процессы социально- экономической, политической и правовой сфер феодальной России. Тем самым в значительной мере были преодолены остатки партикуляризма, свойственные предшествующему периоду. Преобладающей формой права стал закон, который в заметной мере потеснил и подчинил себе обычное право.

Другой аспект всеобщности закона выражен в словах предисловия к Уложению: «… чтобы… суд и расправа была во всяких делах всем ровна», — под которыми следует понимать всеобщее подчинение государственному суду и закону. По закон не был одинаков для всех сословий.

Право-привилегия для феодального класса остается доминирующим принципом Уложения. соборный уложение русский право

Проведение же принципов территориальной посословной общности права в период до Уложения в условиях ограниченных сфер действия письменных законов, выраженных главным образом в форме многочисленных, исходящих от разных инстанций указов, было невозможно. Введение единого и напечатанного кодекса законов не только отвечало возросшим задачам феодальной государственности, но и делало возможным унификацию и упорядоченно феодального судоустройства и судопроизводства в масштабах всей страны. Сказанное касалось всех сфер общественной жизни феодальной России, начиная от землевладения и правового положения классов и кончая политической и правовой надстройками .

Соборное Уложение способствовало расширению и укреплению социальной базы феодального строя России. В той мере, в какой Уложение открывало выход поместьям в вотчины, оно смотрело вперед; в той мере, в какой оно ограничивало этот процесс и гарантировало правовую неприкосновенность поместья. Уложение отражало текущие потребности, продиктованные внутриполитической и внешнеполитической обстановкой первой половины XVII в. В целом Уложение 1649 г. послужило крупной вехой па пути развития феодального вотчинного и поместного права в направлении укрепления феодальных прав на землю и создания единого права феодальной поземельной собственности.

Уложением узаконена целая система документальных оснований крепостной зависимости и сыска беглых крестьян. В то же время признание экономической связи феодального владения с крестьянским хозяйством нашло выражение в защите законом имущества и жизни крестьянина от произвола феодала.

В части гражданских дел, касающихся личных имущественных прав, и в уголовных делах крестьяне оставались субъектом права. Крестьянин мог участвовать в процессе в качестве свидетеля, быть участником повального обыска. Таким образом. Уложение 1649 г., завершив юридическое оформление крепостной зависимости, одновременно стремилось замкнуть крестьянство в сословных рамках, запрещало переход в другие сословия, законодательно в какой-то степени ограждая от своеволия феодалов. Это обеспечивало для той поры устойчивое равновесие и функционирование всей феодально-крепостнической системы.

Уложение 1649 г. включает обширный свод законов холопьего права, составляющий важнейшую часть права феодальной России. Кодекс отразил завершение процесса отмирания прежних категорий холопства.

А это последнее, будучи также обречено на отмирание в относительно близком будущем, в XVII в. продолжало быть средством мобилизации феодальной системой свободных элементов общества. Вместе с тем кодекс холопьего права был создан в ту пору, когда холопство уже проделало заметный шаг в направлении слияния с крепостным крестьянством. И все же доминирующей оставалась линия Уложения на консолидацию холопьего сословия, на укрепление его сословных рамок в эпоху наибольшей консолидации основных классов-сословий феодального общества. Этим определялось обособленное положение кабальных холопов, продолжавших играть важную роль в социальной структуре общества.

Уложение закрепляло права и привилегии господствующего класса феодалов под эгидой дворянства. Интересы дворянства сыграли важную роль в формировании многих законов относительно землевладения, крестьянства, судопроизводства. Еще В. О. Ключевский отметил, что в Уложении « главное внимание обращено на дворянство, как на господствующий военно-служилый и землевладельческий класс: без малого половина всех статей Уложения прямо или косвенно касается его интересов и отношений. Здесь, как и в других своих частях, Уложение старается удержаться на почве действительности» .

Уложение 1649 г. впервые в истории русского законодательства дало наиболее полное выражение статуса власти царя в условиях перехода от сословно-представительной монархии к абсолютизму. В кодексе раскрыт состав государственного аппарата центрального (царь, Боярская дума, приказы) и на местах (воеводское управление, губные старосты и их аппарат). Нормы, регулирующие деятельность центральных учреждений, представлены преимущественно в части судопроизводства.

Уложение показывает, что феодальное государство — хотя и главный, решающий, но не единственный элемент политической организации феодального общества. Важную роль играет церковь, которой отведена отдельная глава, поставленная на первое место. В интересах усиления царской власти Уложение подрывало экономическую мощь церкви, лишив ее легальной возможности увеличивать земельные владения, иметь слободы и торгово-промысловые заведения в городах. Созданием Монастырского приказа ограничивались привилегии церкви в области управления и суда. Эта реформа не была последовательной. В руках патриарха оставались земельные владения и собственный суд, который, однако, был подчинен царю и Боярской думе. Вместе с тем Уложение брало под защиту закона вероучение церкви и сложившийся в ней чин службы, видя в их ослаблении падение авторитета церкви и ее влияния на массы.

В сфере местного управления Уложение отразило ведущее положение бюрократических звеньев воеводской власти, но в то же время показало, что низовой аппарат не был еще полностью оторван от населения и использовал институты и обычаи, свойственные общинному строю.

Наличие в политической организации России середины XVII в. элементов, формально не принадлежащих к органам государственного аппарата, не противоречило тому обстоятельству, что ведущей силой было феодальное государство. Отсюда получили в Уложении правовое оформление понятия государственного суверенитета, государственной безопасности, подданства и воинского долга. Впервые в истории русского законодательства дано систематическое описание государственных преступлений и определен процесс по ним.

В Уложении получили значительную разработку вопросы материального и процессуального права и судопроизводства. Заметно стремление совершенствовать судебно-административную систему, оградить ее от злоупотреблений со стороны воеводского и судебного аппарата и обеспечить соответствующее законам решение судебных дел.

В Уложении закреплена та стадия развития обязательственного права, при которой вытекающие из договоров обязательства распространялись не на само лицо, а на его имущество. При невозможности выплаты долга следовала его отработка («отдача головою до искупа») по установленной повременной цене. Здесь также выступал сословный характер права: крестьяне и холопы несли ответственность по обязательствам своих господ.

Семейное право по Уложению совмещало в себе элементы гражданского и уголовного права. В основе его лежали имущественные отношения. Имело место расширение наследственных прав женщин (вдов, дочерей, сестер). Ряд семейных преступлений впервые регулируется светским законодательством (например, преступления детей против родителей). В целом Уложение закрепляло неограниченное право родителей в отношении детей, мужа в отношении жены.

На разработку норм уголовного права первой половины ХХII в. оказало воздействие усиление классовой борьбы, связанное с событиями начала XVII в. и восстаниями 1648 г.

Впервые в истории русского законодательства дана классификация преступлений (антигосударственные, против церкви, уголовные и гражданские правонарушения). По систематике преступлений и их правовой квалификации соответствующие разделы Уложения — несомненный шаг вперед в сравнении с судебниками и указными книгами Разбойного приказа.

Получило дальнейшее развитие вменение вины. Уложение закрепило возникшие в законодательстве предшествующего периода понятия умысла, неосторожности, случайности, хотя и не было еще сколько-нибудь четкого их разграничения. Были выделены обстоятельства, влияющие на определение степени виновности или на ее устранение, — необходимая оборона, крайняя необходимость. Однако применение средств самообороны и ее последствия не ставились в связь со степенью опасности. Отягчающим вину обстоятельством признавалась повторность преступления. Получили более подробную, чем в судебниках, разработку вопросы соучастия в преступлении. Выделялся главный виновник от пособников, попустителей, укрывателей и недоносителей. Наконец, в отличие от ранних стадий развития русского права, уголовная ответственность ложилась теперь на все прослойки общества, хотя и на основе принципа права-привилегии. Окончательно закреплялось положение, когда на государственные органы возлагалась обязанность карать преступников независимо от жалоб потерпевших



Источник: biofile.ru

18. Соборное уложение 1649 г. Общая характеристика. Правовое положение сословий

Собо́рное уложе́ние 1649 года — свод законов Русского государства, памятник русского права XVII века, первый в русской истории нормативно-правовой акт, охвативший все действующие правовые нормы, включая и так называемые «новоуказные» статьи.

Соборное уложение было принято на Земском соборе 1649 года.

К принятию Уложения подтолкнул и вспыхнувший в 1648 году в Москве Соляной бунт; одним из требований восставших был созыв Земского Собора и разработка нового уложения. Бунт постепенно затих, но в качестве одной из уступок восставшим царь пошел на созыв Земского собора, который продолжал свою работу вплоть до принятия в 1649 году Соборного Уложения.

Уложение было первым печатным кодексом России, его текст был разослан во все приказы и на места. Источниками Соборного Уложения были Судебники, указные книги Поместного, Земского, Разбойного и др. приказов, царские указы, думский приговоры, решения Земских соборов, Стоглав, литовское и византийское законодательство. Всего в Уложении было 25 глав, 967 статей. В нем было систематизировано и обновлено все российское законодательство. В нем были разработаны вопросы государственного, административного, гражданского, уголовного права и порядка судопроизводства. В СУ впервые был обозначен статус главы государства, т.е. царя как самодержавного и наследного монарха. В ряде глав были закреплены нормы, обеспечивающие защиту царя, церкви, дворян от выступлений народных масс. В гл. II и III было разработано понятие о государственном преступлении, под которым подразумевались, прежде всего действия, направленные против личности монарха, власти и ее представителей. За действия «скопом и заговором» против царя, бояр, воевод и приказных людей полагалась «смерть безо всякия пощады». Гл. I была посвящена защите интересов церкви от «церковных мятежников». Соборное Уложение 1649 г. брало под защиту дворян за убийство холопов и крестьян (главы XX—XXII). О резкой социальной дифференциации и защите государством интересов «верхов» свидетельствует разница в штрафах за «бесчестье»: за крестьянина — 2 руб., гулящего человека — 1 руб., а за лиц привилегированных сословий — до 70-100 руб. Т.е. в тексте Уложения были открыто закреплены привилегии господствовавшего сословия и зафиксировано неравное положение зависимых сословий. Соборное Уложение 1649 г. — значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством. В нем регулировались не отдельные группы общественных отношений, а все стороны общественно-политической жизни того времени. Принятие Соборного Уложения 1649 г. явилось важной вехой в развитии самодержавия и крепостного строя; оно отвечало интересам класса дворян. Этим объясняется его долговечность. Оно оставалось основным законом в России вплоть до первой половины XIXв. (до 1832г).

 

19. Закрепощение крестьян

Закрепощение крестьян началось Судебником 1497 года,(1-ый этап) которым (ст.57) разрешался переход крестьян только в течение недели до и недели после осеннего Юрьева дня при условии уплаты пожилого. Эта плата была увеличена Судебником 1550 года.(2-ой этап) Юрьев день был отменен в конце XVI в,(3 — ий этап) причем сначала временно (были выведены «заповедные лета»). Некоторые историки считают, что это было сделано указом царя Федора Иоановича в 1592,(“указное закрепощение”) хотя сам царский указ не сохранился. Его существование предполагается некоторыми исследователями, т.к. в 1597 (и это известно уже достоверно) был установлен срок сыска беглых крестьян в 5 лет («урочные лета»). Срок урочных лет в годы Смуты многократно изменялся, позже урочные лета были объявлены бессрочными Соборным Уложением 1649 года. По Соборному Уложению 1649 года,(4-ый этап) крестьяне были окончательно прикреплены к земле (а не к личности помещика). Но затем крепостное право стало напоминать холопство, т.к. крестьяне стали прикрепляться не к земле, а к личности помещика, которые получили право отчуждать своих крепостных крестьян (продавать, закладывать, дарить и пр.). К концу XVII в. помещики стали продавать своих крестьян, хотя Соборным Уложением 1649 это было запрещено. Итак, правовые этапы становления крепостного права в России выглядят следующим образом: Судебник 1497 а Судебник 1550 а заповедные и урочные лета а Соборное Уложение 1649.

 

20. Правовое регулирование собственности на землю по Соборному уложению 1649 г. Вотчинное и поместное землевладение. Наследственное и семейное право

Развитие земельных отношений характеризуется полным исчезновением самостоятельной общинной собственности на землю. Общинные земли переходили в руки вотчинников и помещиков. Окончательно складывается вотчинное и поместное землевладение. Вотчина — безусловное наследственное землевладение (княжеское, боярское, монастырское)

По субъекту землевладения вотчины делились на:

дворцовые — первоначально формировались из свободных земель или из личных земель князей и делились на земли, принадлежащие князю, и казенные, затем,с усилением централизации государственной власти, стали делиться на государственные черные земли и дворцовые земли;

церковные — земли, принадлежащие монастырям и церквям. Источником пополнения церковного фонда земель были захват пустошей, пожалования от государства, дарение, завещание, вклады при уходе в монастырь.

Государство постепенно ограничивает процесс концентрации земель в руках церкви и ограничивает церковное землевладение (секуляризация);

общинные — принадлежали городской общине;

частновладельческие — земли, принадлежащие частным лицам (белолистцы).

По способам приобретения вотчины делились на:

родовые — земли, солидарно принадлежащие всему роду. Сделки с землями, входящими в родовое имущество, требовали согласия всех членов рода. В дальнейшем родовое право на землю ограничивается правом родового выкупа и правом родового наследования;

жалованные (выслуженные) -земли, передаваемые государством во владение лицу в качестве средства поощрения;

купленные — земли, выкупленные у рода семьей (мужем и женой) совместно на общие средства;

С XV в. широко распространяются поместья, т.е. условные (даваемые за государственную службу) землевладения. Сам термин «поместье» впервые употреблен в Судебнике 1497.

Особым образом рассчитывался поместный оклад, определявшийся, прежде всего объемом возложенных на помещика государственных обязанностей. Объектом поместного землевладения являлись не только пахотные земли, но и рыбные, охотничьи угодья, городские дворы и т.п.

Первоначально обязательным условием пользования поместьем была реальная служба, начинавшаяся для дворян с 15-летнего возраста. Поступивший на службу сын помещика «припускался» к пользованию землей, но при отставке отца поместье поступало к нему же на оброк вплоть до его совершеннолетия. С середины XVI в. этот порядок изменился — поместье оставалось в пользовании отставника-помещика до тех пор, пока его сыновья не достигали нужного возраста; вместе с тем, к наследованию поместья стали допускаться и родственники по боковой линии. Женщины не участвовали в наследовании поместий. Они наделялись землей только в форме пенсионных выплат, размеры которых поначалу устанавливались государством произвольно, а с XVI в. — нормировано. Не следует отождествлять бояр и вотчинников, а также, соответственно, дворян и помещиков. В основной своей массе, действительно, бояре владели вотчинами, а дворяне — поместьями, но уже в XV в. появляются бояре-помещики, в последующем их становится все больше, и, напротив, немало дворян получают вотчины. В XVI-XVII вв., в период сословно-представительной монархии, происходит сближение правового режима поместья и вотчины, а в результате этого и правового положения дворянства и боярства, хотя определенные различия все еще сохраняются в Соборном Уложении 1649 (до периода петровских преобразований). Вопросы феодального землевладения подробно регламентировались главой XVI (о поместьях) и главой XVII (о вотчинах) Соборного Уложения 1649. Так, устанавливалось, что владельцами поместий могли быть и бояре, и дворяне; поместье передавалось сыновьям по наследству в определенном порядке; часть земли после смерти владельца получали его жена и дочери; разрешалось давать поместье дочери в качестве приданого и обменивать поместье на поместье и на вотчину. Однако помещики не получили права свободной продажи земли (только по специальному царскому приказу), не могли они ее и заложить. Правда, ст.3 главы XVI Соборного Уложения 1649 допускала обмен большего поместья на меньшее, и тем самым давала возможность под прикрытием этой сделки продавать поместные владения. На содержание этой и других статей Соборного Уложения 1649 воздействовали «челобитные» дворян, требовавших увеличения прав на поместные земли.

Источник: www.KazEdu.kz

Соборное Уложение 1649 г.

По окончании Смутного времени правительство новой династии — Романовых — приступило к активной законотворческой деятельности. Всего за 1611 — 1648 гг. было принято 348 указов. Возникла необходимость регламентировать правовые нормы. Для выработки проекта Уложения была создана специальная комиссия. Проект Уложения рассматривался на Земском соборе.

Источниками Соборного Уложения 1649 г. было русское и зарубежное законодательство: Судебники 1497 и 1550 г., царские указы, думские приговоры, решения земских соборов, указные книги приказов, Стоглав, Литовский статут 1589 г., Кормчая книга.

Уже после 1649 г. в комплекс правовых норм Уложения вошли Новоуказные статьи о «разбоях и душегубстве» (1669), о поместьях и вотчинах (1677) и о торговле (1653 и 1677).

Уложение содержало комплекс норм, регулировавших важнейшие отрасли государственного управления (полицейско-административные нормы): прикрепление крестьян к земле (глава XI), посадская реформа, изменившая положение «белых» слобод (глава XIX), перемена статуса поместья и вотчины (главы XVI, XVII), регламентация работы органов местного самоуправления (глава XXI), режим въезда и выезда (глава VI).

В Уложении определялся статус главы государства — царя, самодержавного и наследного монарха, избираемого (утверждаемого) на Земском соборе. Даже преступный умысел против персоны монарха жестоко наказывался.

В Соборном Уложении 25 глав и 967 статей.

В целях усиления контроля за передвижением населения Соборное Уложение установило три вида документов, удостоверяющих личность (проезжих грамот): для русских подданных, выезжающих за пределы страны; для иностранцев; для служилых людей Сибири и Нижней Волги. На местах за выдачу проезжих грамот отвечали воеводы. Нарушение правил передвижения считалось преступлением и строго каралось.

Вещное право. Основными способами приобретения вещных прав считались захват (оккупация), давность, находка, пожалования и договор.

Наиболее сложными были вещные имущественные права, связанные с приобретением и передачей недвижимой собственности. Отмечался переход от фактических форм завладения землей (основанных на захвате) к формально очерченному порядку, закрепляемому жалованными грамотами, зафиксированному межевыми знаками и пр. (формализованный порядок установления вещных прав был знаком уже Псковской судной грамоте).

Пожалование земли представляло собой сложный комплекс юридических действий, включавших выдачу жалованной грамоты, составление справки, то есть запись в приказной книге определенных сведений о наделяемом лице, обыск (проводился по просьбе наделяемого землей, заключался в установлении факта незанятости передаваемой земли), ввод во владение (заключался в публичном обмере земли). Раздачу земли осуществляли Поместный приказ, Разрядный приказ, Приказ Большого дворца, Малороссийский, Новгородский, Сибирский и другие приказы.

Права на пожалованные земли впервые были сформулированы в Указе 1566 г. (право менять земли, сдавать их внаем и передавать в приданное).

Приобретательная давность как способ приобретения права собственности (в частности, на землю) устанавливалась следующим образом: четыре и пять лет — Псковская судная грамота; три года (в отношениях между частными лицами), шесть лет (в отношениях частных лиц с государством) — по Судебникам (в Судебнике 1550 г. — 40-летний срок для выкупа имений); 15 лет — по закону великого князя Василия, сына Дмитрия Донского; 40 лет — по Соборному Уложению.

Основным способом приобретения прав собственности на имущество в XVII в. являлся договор. Договорная грамота, составленная заинтересованными лицами, приобретала законную силу только после ее заверения в официальной инстанции. Первым законом, в котором закреплялась обязательная явка и запись договора в регистрационную книгу, был Указ 1558 г. В XVII в. практиковалось составление договорных грамот площадными подьячими: написанные ими грамоты заверялись печатями в Приказной палате.

Среди личных прав на различные объекты земельной собственности особенно важными являлись вотчины и поместья.

Вотчины делились на несколько видов в соответствии с характером субъекта и способом их приобретения — выделялись дворцовые, государственные, церковные и частновладельческие вотчины (в Московском государстве обладание вотчинами было привилегией класса служилых людей).

Дворцовые вотчины формировались из еще не освоенных никем земель или из частных земельных фондов князей. Долгое время различался правовой статус частновладельческих земель князя и земель государственных. Но когда в лице верховного субъекта собственности слились государство и князь, тогда на смену старому разделению пришло новое: государственные «черные» земли и дворцовые земли.

Правовой статус церковных вотчин был обусловлен особым характером субъектов собственности, которыми являлись отдельные церковные учреждения: монастыри, епископаты, приходские церкви.

Источники, порождавшие церковное землевладение: пожалования; захват пустошей; дарение; завещание со стороны частных лиц; обязательные вклады в монастырские владения при поступлении бывших собственников в монахи.

Следует отметить, что если государственные земельные владения подвергались постоянному дроблению в ходе земельных раздач, то церковь, не имевшая права отчуждать свои земли, только концентрировала их в своих руках. Уже с XVI в. государство предпринимало меры, направленные на сокращение церковного землевладения. Соборное Уложение запретило «увод» земель лицами, уходящими в монастырь.

Процесс концентрации земель в руках церкви был нарушен мерами административно-правового вмешательства: с одной стороны, прямо запрещались определенные способы приобретения недвижимостей (например, приобретение земель по дарственным, по завещаниям, купчим и закладным грамотам), с другой — государство брало на себя право контролировать имеющийся имущественный фонд церкви, мотивируя это своим сюзеренным правом.

Церковные земли раздавались на правах жалованных вотчин или поместного владения людям, выполняющим служилые функции для церкви; на церковных землях располагались крестьянские общины, наделявшиеся такими же землевладельческими правами, как и черносотенные общины.

По способам приобретения вотчинные земли делились на родовые, купленные, выслуженные.

В отношении родовых вотчин правами пользования и владения наделялись отдельные представители рода, а право распоряжения оставалось за родом (на это указывает, в частности, обязательность согласия всех родичей при отчуждении родового имущества отдельным членом рода). Проданное имущество могло быть выкуплено членами рода, которые имели на это преимущественные права перед другими покупателями. Отчуждение или приобретение (и родовой выкуп) родовых вотчин осуществлялось с учетом согласия всего рода. Соборное Уложение подтвердило право родового выкупа (вторичного приобретения проданной или заложенной вотчины); родовой выкуп осуществлялся одним лицом, но от имени рода в целом; при этом к выкупу не допускались родственники по нисходящей линии продавца. Выкуп родовой вотчины мог быть произведен в течение 40 лет с момента ее продажи. Выкупленная родичами вотчина попадала под особый режим распоряжения (отдельный член рода не мог распорядиться ею по своему произволу, родовая вотчина не могла быть выкуплена для третьего лица и на его деньги, заложена без соблюдения определенных условий и т.п.).

Кроме права родового выкупа, права на родовую вотчину ограничивалась также и правом родового наследования.

Субъектом права собственности на купленные вотчины была семья (муж и жена), этот вид вотчины приобретался супругами совместно. Поэтому после смерти одного из супругов такие вотчины переходили к пережившему супругу; а после смерти вдовы право на купленную вотчину переходило в род мужа (что тоже указывает на принадлежность купленной вотчины именно семейной паре). Купленные вотчины, перешедшие по смерти приобретших их лиц родичам, получали статус родовых. При жизни супругов отчуждение купленной вотчины совершалось солидарной волей супругов.

Статус выслуженной (жалованной) вотчины зависел от ряда конкретных фактов. Чаще всего круг правомочий вотчинника прямо определялся в самой жалованной грамоте, которая являлась и формальным подтверждением законных прав вотчинника на его имущество. В случае отсутствия грамоты вотчина могла быть изъята у наследников государством. В целом жалованные вотчины приравнивались практикой к купленным, а в начале XVII в. было уравнено правовое положение жалованных вотчин с родовыми.

Поместное землевладение складывалось в качестве особой формы землевладения уже в XVI-XVII вв. Поместья предоставлялись за службу государству. Но в XVII в. наметилась тенденция сближения поместий с вотчинами: стали разрешать обменивать вотчины на поместья и приобретать (с особого дозволения) поместья в вотчину. Соборное Уложение разрешило продавать поместья.

Первоначальным обязательным условием пользования поместьем была реальная служба (начиналась для дворян с 15 лет — с этого возраста поступивший на службу сын помещика «припускался» к пользованию поместьем). Ушедший в отставку помещик получал поместье на оброк вплоть до достижения сыновьями совершеннолетия. С середины XVI в. поместье на тот же срок оставалось в его пользовании. К наследованию поместьем стали привлекаться боковые родственники, женщины получали с него «на прожиток». Соборное Уложение разрешило сдачу поместий в аренду за деньги, к концу XVII в. установилась практика обмена поместий на денежные оклады («кормовые деньги»), что означало скрытую куплю-продажу поместий; в XVII в. была допущена продажа поместий за долги. Порядок передачи поместий по наследству мало отличался от вотчинного наследования.

Впервые в Соборном Уложении регламентировался институт сервитутов — юридическое ограничение права собственности одного субъекта в интересах права пользования других лиц. Были известны личные сервитуты — ограничение в пользу определенных лиц, специально оговоренных в законе (потрава лугов ратниками, находящимися на службе, право на их въезд в лесные угодья, принадлежащие частному лицу), и вещные сервитуты — ограничение права собственности в интересах неопределенного числа субъектов (право возводить печь у стены соседского дома или строить дом на меже чужого участка).

Обязательственное право. Развивалось по линии постепенной замены личностной ответственности по договорам имущественной ответственностью должника. Причем взыскания стали обращаться не только на дворы и скот, но и на вотчины и поместья, на дворы и лавки посадский людей.

Соборное Уложение допускало переход обязательств в случае наследования по закону, оговаривая, что отказ от наследства снимает и обязательства по долгам. Закон и практика знали случаи принудительного и добровольного принятия обязательств третьими лицами.

Одним из важнейших условий при заключении договора была свобода волеизъявления договаривающихся сторон. В качестве гарантий против насилия и обмана выступали свидетели при заключении сделки, письменная или крепостная (нотариальная) форма сделки. Обязательной крепостная форма сделки была для договоров о передаче недвижимости.

Наследственное право. При наследовании по завещанию воля завещателя ограничивалась следующими моментами: завещательные распоряжения касались лишь купленных вотчин, тогда как родовые и выслуженные вотчины переходили к наследникам по закону.

Родовые вотчины наследовали сыновья, при отсутствии сыновей — дочери. Вдова могла наследовать только часть выслуженной вотчины «на прожиток», то есть в пожизненное пользование. Родовые и жалованные вотчины наследовались только членами рода, к которому принадлежал наследодатель.

Купленные вотчины могла наследовать вдова завещателя, которая, кроме того, получала 1/4 движимого имущества и собственное приданное.

Поместье переходило по наследству к сыновьям, каждый из которых получал из него «по окладу», определенные доли выделялись «на прожиток» вдовам и дочерям.

В случае наследования по завещанию наследник мог отказаться от наследства. Принятие наследования означало переход к наследнику и обязательств по долгам наследодателя в части, пропорциональной наследственной доле.

Семейное право. Продолжали действовать принципы Домостроя — главенство мужа над женой и детьми, фактическая общность имущества и т.п.

Юридически значимым признавался только церковный брак. Закон допускал заключение одним лицом не более трех брачных союзов в течение жизни. Брачный возраст был определен еще Стоглавом: 15 лет — для жениха, 12 лет — для невесты.

Юридический статус мужа определял юридический статус жены: вышедшая замуж за дворянина становилась дворянкой, вышедшая за холопа — холопкой. Закон обязывал жену следовать за мужем — на поселение, в изгнание, при переезде.

В отношении детей отец сохранял права главы: он мог, когда ребенок достигал 15 лет, отдать его «в люди», «в услужение» или на работу, записать его в кабальное холопство. Отец мог наказывать детей, но не чрезмерно. За убийство ребенка грозило тюремное заключение (но не смертная казнь).

Закон знал понятие «незаконнорожденный» — эти лица не могли усыновляться (а следовательно, принимать участие в наследовании недвижимого имущества).

Развод допускался в ограниченном числе случаев: при уходе одного из супругов в монастырь, при обвинении супруга в антигосударственной деятельности («лихом деле»), при неспособности жены к деторождению.

Уголовное право. Уложение уточняет понятие «лихое дело».

Субъектами преступления могли быть отдельные лица и группы лиц. Они делятся на главных и второстепенных (соучастников).

Соучастие могло быть физическим (содействие, практическая помощь, совершение тех же действий, что совершал главный субъект преступления), интеллектуальным (подстрекательство к убийству).

От второстепенных субъектов преступления (соучастников) отличались лица, только причастные к совершению преступления: пособники (создавшие условия для совершения преступления), попустители (обязанные предотвратить преступление и не сделавшие этого), недоносители (не сообщившие о подготовке и совершении преступления), укрыватели (скрывшие преступника и следы преступления).

Субъектом преступления стал признаваться и раб, совершивший преступление по указанию господина.

Субъективная сторона преступления. Уложение знало деление преступлений на умышленные, неосторожные и случайные. Причем неосторожные и умышленные действия наказывались одинаково (принцип объективного вменения — наказание следует не за мотив преступления, а за его результат).

В признаках объективной стороны преступления выделялись:

  1. смягчающие обстоятельства — состояние опьянения, неконтролируемость действий, вызванная оскорблением или угрозой (аффект);
  2. отягчающие обстоятельства — повторность, размеры вреда, особый статус объекта и предмета преступления, совокупность преступлений.

Выделялись отдельные стадии преступного деяния: умысел, покушение и совершение преступления. Закон знал понятие рецидива (совпадающее с понятием «лихой человек») и крайней необходимости (была ненаказуемой только при соблюдении соразмерности ее реальной опасности со стороны преступника).

Объекты преступления — церковь, государство, семья, личность, имущество и нравственность.

Система преступлений включала:

  1. преступления против церкви — богохульство, совращение православного в иную веру, прерывание хода литургии в храме;
  2. государственные преступления — любые действия (в том числе умысел) против личности государя или его семьи, бунт, заговор, измена, сношения с врагом, незаконный переход границы с преступными намерениями (по этим преступлениям ответственность несли также родственники и близкие преступника);
  3. преступления против порядка управления — злостная неявка ответчика в суд, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, самовольный выезд за границу, фальшивомонетничество, содержание без разрешения питейного заведения, самогоноварение, ложная присяга в суде, дача ложных свидетельских показаний, «ябедничество» или ложное обвинение (к ябеде применялось то же наказание, которое было бы применено к ложно обвиненному лицу);
  4. преступления против благочиния — содержание притонов, укрывательство беглых, незаконная продажа имущества, обложение пошлинами освобожденных от них лиц;
  5. должностные преступления — лихоимство (взяточничество, неправомерные поборы, вымогательство), неправосудие, подлоги по службе, воинские преступления;
  6. преступления против личности — убийство — простое и квалифицированное (убийство господина рабом, родителей детьми), нанесение увечья, побои, оскорбление чести (обида или клевета);
  7. имущественные преступления — татьба — простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, совершенная в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка), разбой, грабеж — обыкновенный и квалифицированный (совершенный служилыми людьми, детьми в отношении родителей), мошенничество, поджог (пойманного поджигателя бросали в огонь), насильственное завладение чужим имуществом, порча чужого имущества;
  8. преступления против нравственности — непочитание детьми родителей, отказ содержать престарелых родителей, сводничество, «блуд» жены, половая связь господина с рабой.

Цели наказания — устрашение и возмездие; дополнительная цель — изоляция преступника.

Система наказаний:

  1. смертная казнь — предусматривалась 59 статьями (например, за курение табака); делилась на: простую — отсечение головы, повешение (предусматривалась 43 статьями); квалифицированную — колесование, четвертование, сожжение, залитое горла металлом, закапывание живьем в землю;
  2. членовредительские наказания — применялись как основное и дополнительное наказания (отсечение руки, ноги, урезание носа, уха, губы, вырывание глаза, ноздрей), предусматривалось 14 статьями;
  3. болезненные наказания — битье кнутом (предусматривалась 73 статьями) или батогами (обычное битье батогами предусматривалось 16 статьями, а беспощадное битье батогами — 22 статьями);
  4. тюремное заключение — на срок от нескольких дней до четырех лет или на неопределенный срок — «до государева указа» (предусматривалось 49 статьями);
  5. ссылка (дополнительное наказание) — в отдаленные монастыри, остроги, крепости или имения (предусматривалась восьмью статьями);
  6. лишение чести и прав (по отношения к привилегированному сословию) — полная выдача головой (то есть превращение в холопа), лишение чина, права заседать в думе или приказе, лишение права обращаться с иском в суд, объявление «опалы» (изоляции, государевой немилости);
  7. имущественные санкции — штрафы и высшая имущественная санкция — конфискация имущества;
  8. церковные наказания — покаяние, епитимья, отлучение от церкви, ссылка в монастырь, заточение в одиночную келью и др.

Необходимо отметить, что восемь статей Соборного Уложения не определяли конкретных видов наказаний, обходясь формулировками «чинить наказание», «чинить жестокое наказание» либо «что государь укажет».

Судебный процесс. Была проведена дифференциация на две формы процесса — суд (форма состязательного процесса) и розыск (форма инквизиционного процесса).

Процедура суда распадалась на собственно суд и «вершение», то есть вынесение приговора, решения. «Суд» начинался с «вчинения»», подачи челобитной жалобы. Затем происходил вызов приставом ответчика в суд. Ответчик имел право дважды не являться в суд, если на то имелись уважительные причины, но после третьей неявки он автоматически проигрывал процесс. Выигравшей стороне выдавалась соответствующая грамота.

Доказательством в состязательном процессе служили: свидетельские показания (не менее десяти свидетелей), письменные доказательства, крестное целование (при спорах на сумму не свыше 1 рубля), жребий.

Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, были общий обыск (опрос населения по поводу факта совершения преступления) и повальный обыск (опрос населения по поводу конкретного подозреваемого).

Особым видом свидетельских показаний были: ссылка из виноватых (ссылка обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны абсолютно совпасть с показаниями ссылающегося, при несовпадении дело проигрывалось) и общая ссылка (обращение обеих спорящих сторон к одному и тому же свидетелю или нескольким свидетелям, показания которых становились решающими).

Своеобразным процессуальным действием в суде был правеж: ответчик (чаще всего неплатежеспособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания (порке); число процедур было эквивалентно сумме задолженности (например, за долг в 100 рублей пороли в течение месяца). Правеж — не наказание, это мера побуждения ответчика выполнить обязательство.

Судоговорение в состязательном процессе было устным, но протоколировалось в «судебном списке».

Розыск (или сыск) применялся по большинству уголовных дел (убийства, разбои, татьба с поличным, совершенные «лихим человеком», деяния, направленные против государства, бегство и укрывательство крестьян и т.д.), а также по имущественным спорам о владении вотчинами, поместьями и холопами. Дело в разыскном процессе могло начаться с заявления потерпевшего, с обнаружения факта преступления (поличного) или с оговора или указания одного человека на другого как на преступника во время пытки или «распроса» («язычная молка»). После этого в дело вступали государственные органы. Потерпевший подавал явку (заявление), и пристав с понятыми отправлялся на место происшествия для проведения дознания. Процессуальными действиями были «обыск», очные ставки и пытки.

Обыск — допрос всех подозреваемых и свидетелей. При этом губному старосте или воеводе из приказа направлялась «наказная память», в которой указывались предмет и территориальные пределы обыска» показания опрашиваемых заносились в список, который подписывался ими; список скреплялся печатью и отправлялся обратно в приказ. Если результаты «обыска» были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки, то есть освобожден под ответственность (личную и имущественную) его поручителей.

Язычная молка всегда влекла за собой очную ставку. Язык ставился с «очей на очи» с оговоренным человеком и должен был опознать его «среди многих людей». Если язык не узнавал оговоренного или, узнав, «сговаривал с него», то «языка» пытали, подозревая в нем подставного человека. При подтверждении на пытке со стороны «языка» факта, что он «поклепал» оговоренного напрасно, последнего «отдавали за пристава и про него обыскивали».

Пытка (регламентировалась в главе XXI) применялась, когда в результате «обыска» свидетельские показания разделялись; пытку можно было применять не более трех раз с определенными перерывами; показания пытаемого протоколировались; показания, данные под пыткой («оговор»), должны были быть перепроверены посредством других процессуальных мер (допроса, присяги, «обыска»). Пытке подвергались не только подозреваемые. В случае доноса было положено сначала пытать доносчика (отсюда — происхождение русской пословицы: «доносчику — первый кнут»). Применялись такие виды пыток, как дыба («виска»), битье кнутом, жжение огнем, вбивание деревянных спиц под ногти (отсюда — выражение «узнать подноготную», то есть истину).

Новоуказные статьи 1669 г. законодательно закрепили новый метод в организации розыска и поимки преступников — словесный портрет (идентификация личности преступника по особым приметам). Это способствовало развитию в системе наказаний практики клеймения осужденных.

Источник: isfic.info


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector