Повешенные декабристы фамилии

14 декабря 1825 года на Сенатской площади произошло то, что одни считали попыткой государственного переворота, а другие – первым революционным выступлением. Удивительным и уникальным было то, что это самое выступление составили не «угнетенные и обиженные», а дворяне хороших фамилий, офицеры, герои Отечественной войны 1812 года.

О причинах этого события можно говорить долго, как и спорить о том, героическим или преступным было «восстание на Сенатской». По сути, предполагался именно государственный переворот, к слову, далеко не бескровный: и намерение, и желание, и возможность физически устранить (читай – убить) и царя, и наследника у господ декабристов были. Выводя солдат на площадь (к слову, обманом) и поднимая восстания в других районах России, они готовы были стрелять и прекрасно понимали, что стрелять будут по ним (пострадавшие: убитые и раненные – в основном, были солдатами). Достаточно вспомнить о судьбе Милорадовича, застреленного одним из декабристов (Каховским) – кстати, посланном не убивать, а договариваться с выступившими.


Но мы сейчас о том, что было потом.

По делу декабристов было привлечено около 600 человек. Следствие велось, как бы мы сейчас сказали, под жестким контролем самого Николая I. Следует отметить, что материалов у следствия было более чем достаточно, в том числе и собственноручно писанные показания декабристов (а писали они много и охотно).

Результатом стало осуждение 121 человека, которых разделили на одиннадцать разрядов – по тяжести совершенного. В число 31 государственного преступника первого разряда, осужденных к смертной казни отсечением головы, вошли члены тайных обществ, давшие личное согласие на цареубийство. Остальные были приговорены на различные сроки каторжных работ.

Пятеро человек – руководители и идейные вдохновители восстания – шли «вне разрядов» и были приговорены к смертной казни четвертованием.

Чтобы понять масштаб потрясения общества этим приговором и восприятие тяжести преступления судьями, достаточно упомянуть, что смертная казнь в Российской империи того периода применялась крайне редко, приговоры утверждал непосредственно император, а так называемая «квалифицированная казнь» — четвертованием – не применялась вообще со времени восстания Пугачева.

В конечном итоге, приговоры были все же смягчены. «Перворазрядникам» смертная казнь была заменена вечной каторгой, сокращены сроки каторги и для других разрядов.

Пятерых руководителей миловать никто не стал: приговор остался прежним – смертная казнь, но четвертование заменили повешением.

Казнь состоялась в ночь на 26 июля 1826 года. Трое сорвались (Пестель, Рылеев и Каховский), но в соответствии с армейскими статутами (приговор должен быть приведен в исполнение) – были повешены вторично.

Перечислим этих людей:

Павел Иванович Пестель, полковник, 33 года


Повешенные декабристы фамилии

Петр Григорьевич Каховский, поручик, 29 лет

Повешенные декабристы фамилии

Кондратий  Федорович Рылеев, подпоручик , 31 год

Повешенные декабристы фамилии

Сергей Иванович Муравьев-Апостол, подполковник, 30 лет

Повешенные декабристы фамилии

Михаил Павлович Бестужев-Рюмин, подпоручик, 25 лет

Повешенные декабристы фамилии

Источник: www.bolshoyvopros.ru

Южное общество декабристов

Всех заключенных декабристов вывели во двор крепости и выстроили в два каре: принадлежавших к гвардейским полкам и прочих. Свыше 120 человек декабристов было сослано на разные сроки в Сибирь, на каторгу или поселение. Но в то же время ходатайствовал об облегчении участи других арестованных декабристов. Вел пропаганду среди солдат, являясь одним из вождей декабристов. Будущий декабрист получил хорошее домашнее воспитание, поступил юнкером на службу в Кавалергардский полк, а в 1819 году переведен в лейб-гвардии Семеновский полк, где был произведен в подпрапорщики.


Повешенные декабристы фамилии

Лидеры декабристов: 1. Павел Иванович Пестель

Похоронен вместе с другими казненными декабристами на о. Голодае. Что же касается пыток, то они по отношению к декабристам не применялись. В первой половине XIX века считалось, что казненных похоронили на острове Голодай, который ныне так и называется — остров Декабристов. Было множество других лиц, указывавших Голодай как место последнего упокоения декабристов. Сведения о местонахождении могилы декабристов имеются в дневниках знакомого Пушкина Жандра.

Повешенные декабристы фамилии

В 1862 году, уже после объявленной амнистии всем декабристам, петербургский генерал-губернатор Суворов решил облагородить знаменитую могилу. В июне 1917 года петроградские газеты взорвались заголовками: «Найдена могила казненных декабристов!». С подобной просьбой к нему обратилось и вновь созданное в Петрограде Общество памяти декабристов.

По предположению членов Общества памяти декабристов, наилучше сохранившийся скелет в военной форме принадлежал полковнику Пестелю. Из рассказов современников было известно, как казнили и хоронили декабристов.

На протяжении почти 200 лет восстание декабристов привлекает внимание историков. Написано огромное количество научных статей и даже диссертаций на эту тему. Чем объясняется такой интерес?


Очередной интерес к могиле декабристов проявила Анна Ахматова. Ахматова считала, что Пушкин отобразил в этих строках остров Голодай, где были тайно зарыты тела декабристов. Невелев решил, что Пушкин здесь отобразил «историческую информацию о казни декабристов».

Убежденный в своей правоте Невелев предположил, что среди множества других рисунков Пушкина наверняка имеется также изображение могилы декабристов. Ленинградский поэт Чернов в 1987 году решил найти могилу казненных декабристов, руководствуясь указаниями Пушкина (вернее, Ахматовой и Невелева).

так Милорадович и был

Стало ясно — здесь было кладбище, и находка пяти гробов (по числу казненных декабристов) в 1917 году чистая случайность. Напротив острова Декабристов, на берегу реки Смоленки, находится православное Смоленское кладбище — одно из старейших в Петербурге. Насчет педрильности Муравтева-Апостола и Бестужева-Рюмина ( они были парой) — общеизвестно, есть в воспоминаниях декабристов и в показаниях следствию. 5 человек (руководителей) были преданы позорной для офицеров казни. Декабристов-участников сослали в Сибирь, некоторых расстреляли в Петропавловской крепости.


В этом было условие их деятельности. А ведь двое из них участвовали в Отечественной войне 1812 г., имели ранения и боевые награды – а теперь они были приговорены к позорной смерти на виселице.

Моряков-декабристов отвезли в Кронштадт и в то утро исполнили над ними приговор разжалования на флагманском корабле адмирала Кроуна. Казнь свершилась в ночь на 25 июля 1826 года на кронверке Петропавловской крепости. Во время казни Рылеев, Каховский и Муравьев-Апостол сорвались с петель и были повешены вторично.

Он был арестован на дороге в Тульчин после восстания 14 декабря 1825 г., был заключен в Петропавловскую крепость и через 6 месяцев приговорён к четвертованию, заменённому повешением. На собрании 13 декабря 1825 г. у Рылеева ему было назначено убийство Николая I (т.к. Каховский не имел собственной семьи), но в день восстания он на это убийство не решился. Входил в «Вольное общество любителей российской словесности», был автором известной сатирической оды «К временщику».

Родился в Санкт-Петербурге и был четвертым ребенком в семье известного литератора той поры и государственного деятеля И.М. Муравьева-Апостола. В 1820 г. восстал Семеновский полк, в котором служил Муравьев-Апостол, и он был переведен в Полтавский, затем в Черниговский полк подполковником.

Повешенные декабристы фамилии

Тяжелораненым он был взят в плен. Приговорен к смертной казни и повешен на кронверке Петропавловской крепости. Под барельефом на памятнике надпись: «На этом месте 13/25 июля 1826 года были казнены декабристы П. Пестель, К. Рылеев, П. Каховский, С. Муравьев-Апостол, М. Бестужев-Рюмин».

Подготовка к восстанию


В заключение своей деятельности суд постановил приговоры о каждом подсудимом, которые и были представлены на Высочайшее утверждение. Вместо мучительной смертной казни четвертованием, приговором Суда определённой, за его тяжкие злодеяния повесить. Князь Мещерский, Александр Петрович — прапорщик, вскоре после начала восстания бежал и явился к начальству. Петин, Василий Николаевич — явился в Киев, заявив, что бежал от С. И. Муравьева-Апостола.

Re: Два педика, убийца, казнокрад и трус.

Приговорен к заключению в крепость на 6 месяцев с последующим определением на службу. Кондратий Рылеев, Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин не отказывались ни от своих убеждений, ни от своей роли в организации восстания. Хотя известны его высказывания о том, как было ему горько и обидно слушать признания в измене Отечеству от представителей русской элиты — офицеров, которые храбро сражались с Наполеоном. А участвовал в процессе царь для того, чтобы быть уверенным: материалы, которые принесут ему на утверждение, не подтасованы и не сфальсифицированы.

Но в то время это была обычная для всей Европы практика. 13 июля 1826 года Рылеев, Пестель, Каховский, Бестужев-Рюмин и Муравьев-Апостол были повешены во дворе кронверка Петропавловской крепости. Гипотезу, что они могут быть похоронены на этом острове, выдвинул в годы перестройки писатель Андрей Чернов.


Как выйдешь к взморью, тут и есть. Тут их всех и похоронили. И если уж простой народ шел толпами к месту погребения декабристов, то родственники казненных тем более. На дорогую ей могилу часто приходила вдова Рылеева. Бибикова, сестра казненного декабриста Муравьева-Апостола, просила отдать ей труп брата, на что Николай I ответил решительным отказом.

На месте гибели декабристов поставлен памятник. Но кто знает, где находится могила пятерых казненных декабристов? Например, декабристы Завалишин и Штейн-гель знали, что тела их погибших товарищей «…в следующую ночь тайно отвезли на остров Голодай, и там зарыли скрытно».

Источник: kakbypridaser.ru


     Восшествие на престол Николая I ознаменовалось восстанием на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, подавлением его и казнью декабристов. Это был самый странный мятеж из всех, какие когда-либо поднимались против существующего строя. Во всяком случае, начинался он как самый бескровный.

Больше трех тысяч солдат-гвардейцев под командой офицеров-дворян собрались на Сенатской площади столицы, поднятые горячими речами своих предводителей.


рвым выступил на площадь Московский гвардейский полк. Его подняла на восстание революционная речь офицера Александра Бестужева. Полковой командир барон Фредерике хотел было помешать выходу восставших на площадь, но упал с разрубленной головой под ударом сабли офицера Щепина-Ростовского. Солдаты Московского полка пришли на Сенатскую площадь с развевающимся полковым знаменем, зарядив ружья и взяв с собой боевые патроны. Полк построился в боевое каре (четырехугольником) около памятника Петру I. К восставшим подскакал петербургский генерал-губернатор Милорадович и стал уговаривать солдат разойтись и принести присягу. Но начальник штаба восстания офицер Евгений Оболенский штыком повернул лошадь Милорадовича, ранив при этом генерала в бедро, а пуля другого члена тайного общества, Петра Каховского, смертельно ранила Милорадовича. Под командой морских офицеров Николая Бестужева и Арбузова на площадь пришли восставшие моряки — гвардейский морской экипаж, а за ними полк восставших лейб-гренадеров.

Несколько раз по приказу Николая I конная гвардия ходила в атаку на восставшие войска, но все атаки были отбиты ружейным огнем. Заградительная цепь, вышедшая из каре восставших, разоружила царских полицейских. С поднятыми крестами, в торжественном облачении, сверкая бриллиантами, явились «увещевать» войска митрополиты Серафим и Евгений, но тщетно: «солдаты не пошатнулись перед митрополитом», как сказал один из декабристов.


«Надо было решиться положить сему скорый конец, иначе бунт мог сообщиться черни, и тогда окруженные ею войска были бы в самом трудном положении», — писал позже Николай в своих «Записках».

После трех часов дня стало смеркаться. Царь приказал выкатить пушки и стрелять в упор картечью.

Первый залп дали выше солдатских рядов, именно по «черни», которая усеяла крыши Сената и соседних домов. На этот залп восставшие ответили ружейным огнем. Но потом под градом картечи ряды дрогнули, заколебались, падали раненые, убитые. Царские пушки стреляли по толпе, бегущей вдоль Английской и Галерной набережных.

Часть восставших отступила на невский лед и там восстановила боевые порядки.

Картечь осыпала ряды, пушечные ядра ломали лед, солдаты тонули в ледяной воде. К ночи с восстанием в столице было покончено. На площади остались десятки трупов. Полиция засыпала снегом лужи крови. Всюду горели костры. Ходили сторожевые патрули. В Зимний дворец начали свозить арестованных.

Вершить правосудие над декабристами должен был не высший судебный орган России — Сенат, а созданный в обход законов по указанию Николая I Верховный уголовный суд. Судьи были подобраны самим императором, который опасался, что Сенат не выполнит его волю. Следствие установило, что заговорщики хотели поднять вооруженное восстание в войсках, свергнуть самодержавие, отменить крепостное право и всенародно принять новый государственный закон — революционную конституцию. Декабристы тщательно разработали свои планы. Прежде всего они решили помешать войскам и Сенату принести присягу новому царю. Затем хотели войти в Сенат и потребовать опубликовать всенародный манифест, в котором будет объявлено об отмене крепостного права и 25-летнего срока солдатской службы, о даровании свободы слова, собраний, вероисповедания и о созыве учредительного собрания выбранных народом депутатов.


Депутаты должны были решить, какой строй установить в стране, и утвердить ее основной закон — конституцию. Если бы сенат не согласился обнародовать революционный манифест, было решено принудить его к тому силой. Восставшие войска должны были занять Зимний дворец и Петропавловскую крепость, царскую семью должны были арестовать. В случае необходимости предполагалось убить царя. Процесс над декабристами проходил со многими процессуальными нарушениями. Смертный приговор был вынесен 36 декабристам. В приговоре был определен способ применения смертной казни: четвертование.

Член Верховного уголовного суда граф Н. С. Мордвинов принес апелляцию на приговор, считая его незаконным. Мордвинов ссылался на елизаветинский Указ 29 апреля 1753 года, предписывавший не исполнять смертные приговоры и не делавший никаких исключений для политических преступлений.

Николай I, хотя и оставил апелляцию Мордвинова без внимания, тем не менее утвердил только пять смертных приговоров. Остальным приговоренным смертная казнь была заменена каторгой.

Во исполнение указа царя Верховный суд должен был избрать наказание пяти осужденным к четвертованию. Следует отметить чрезвычайно двойственную роль царя в этом вопросе.

Своим указом он как будто предоставил самому Верховному суду решать судьбу пяти главных осужденных. В действительности царь и здесь явно выразил свою волю, но не для общего сведения. Генерал-адъютант Дибич писал председателю Верховного суда относительно наказания пяти человек, поставленных вне разряда: «На случай сомнения о виде их казни, какая сим судом преступникам определена быть может, государь император повелеть мне соизволил предварить вашу светлость, что его величество никак не соизволяет не токмо на четвертование, яко казнь мучительную, но и на расстреляние, как казнь одним воинским преступлениям свойственную, ни даже на простое отсечение головы и, словом, ни на какую смертную казнь, с пролитием крови сопряженную…» Черновик этого письма был составлен Сперанским. У Верховного суда оставалась, таким образом, одна возможность — замена четвертования повешением, что он и сделал. Вообще Николай не допускал исхода процесса без смертной казни. Еще в июне, через три дня после учреждения Верховного суда, он писал великому князю Константину Павловичу: «В четверг начался суд со всей приличествующей обрядностью; заседания не прерываются с 10 часов утра до 3 часов пополудни. При всем том я не знаю еще, к какому приблизительно дню это может быть кончено. Затем наступит казнь: ужасный день, о котором я не могу думать без содрогания… Я предполагаю приказать произвести ее на эспланаде крепости». Таким образом, царь уже более чем за месяц выбрал место для казни. В 1926 году журнал «Красный архив» впервые опубликовал документы, бывшие до революции секретными. Из них видно, что Верховный суд действовал в полном соответствии с предписаниями императора. «Касательно главных зачинщиков и заговорщиков примерная казнь будет им справедливым возмездием на нарушение общественного спокойствия», — напутствовал Николай I членов суда задолго до вынесения приговора.

Приговор Верховного уголовного суда после утверждения императором вступил в законную силу. 13 июля 1826 года на кронверке Петропавловской крепости были казнены: К. Ф. Рылеев, П. И. Пестель, СИ. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский.

Пять декабристов, по воле царя приговоренные к повешению, как и все прочие осужденные, не знали приговора. Они должны были узнать о нем одновременно с конфирмацией его. Объявление приговора произошло 12 июля в помещении коменданта Петропавловской крепости. Сюда из здания Сената двинулся длинный ряд карет с членами суда. Два жандармских эскадрона сопровождали кареты. В отведенной зале судьи расселись за столом, покрытым красным сукном. Заключенных привели из казематов в дом коменданта. Встреча была для них неожиданна: они обнимались, целовались, спрашивая, что это значит. Когда узнали, что будет объявлен приговор, то спрашивали: «Как, разве нас судили?» Ответ был: «Уже судили».

Осужденных разместили по разрядам приговора в отдельные комнаты, откуда их группами вводили в зал для выслушивания приговора и его конфирмации. Из зала их выводили через другие двери в казематы. При выходе из зала в комнате находились священник, лекарь и два цирюльника с препаратами для кровопускания на случай необходимости врачебной помощи осужденным. Но она не потребовалась: приговоренные мужественно встретили приговор, который читал им обер-секретарь, а судьи в это время рассматривали их через лорнеты.

После объявления приговора до момента его исполнения прошло несколько часов. В день объявления осужденным приговора сестра приговоренного к казни С. И. Муравьева-Апостола обратилась к царю с просьбой разрешить ей свидание с братом перед казнью, а после казни выдать ей его тело для погребения. Царь разрешил это свидание, отказав в выдаче трупа. Свидание состоялось ночью перед казнью в Петропавловской крепости. С. И. Муравьев-Апостол был не только сам спокоен, но даже сумел ободрить и утешить сестру. Он проявил заботу об осужденном брате их Матвее, попросив сестру позаботиться о нем. По-видимому, другие четверо осужденных не имели свидания с родными перед казнью. Но сохранилось подлинное письмо Рылеева к жене, написанное перед самой казнью. «В эти минуты я занят только тобою и нашей малюткой; я нахожусь в таком утешительном спокойствии, что не могу выразить тебе». Письмо кончается словами: «Прощай, велят одеваться…» Это спокойствие приговоренных к смерти не покинуло их, как мы увидим ниже, и в мучительные часы казни.

Об этой казни сохранилось несколько свидетельств — немецкого историка Иоганна Генриха Шницлера, литератора Николая Путяты и начальника кронверка Петропавловской крепости В. И. Беркопфа. Но наиболее выразительным является, на наш взгляд, рассказ анонимного свидетеля, опубликованный в альманахе Герцена «Полярная звезда». Приведем этот рассказ с небольшими сокращениями. «…Устройство эшафота производилось заблаговременно в С.-Петербургской городской тюрьме. Накануне этого рокового дня С.-петербургский военный генерал-губернатор Кутузов производил опыт над эшафотом в тюрьме, который состоял в том, что бросали мешки с песком весом в восемь пудов на тex самых веревках, на которых должны были быть повешены преступники, одни веревки были толще, другие тоньше. Генерал-губернатор Павел Васильевич Кутузов, удостоверясь лично в крепости веревок, определил употребить веревки тоньше, чтобы петли скорей затянулись Закончив этот опыт, приказал полицмейстеру Посникову, разобравши по частям эшафот, отправить в разное время от 11 до 12 часов ночи на место казни..

В 12 часов ночи генерал-губернатор, шеф жандармов со своими штабами и прочие власти прибыли в Петропавловскую крепость, куда прибыли и солдаты Павловского гвардейского полка, и сделано было на площади против монетного двора каре из солдат, куда велено было вывезти из казематов, где содержались преступники, всех 120 осужденных, кроме пяти приговоренных к смерти… (Эти пятеро) в то же время ночью были отправлены из крепости под конвоем павловских солдат, при полицмейстере Чихачеве, в кронверк на место казни. Эшафот уже строился в кругу солдат, преступники шли в оковах, Каховский шел вперед один, за ним Бестужев-Рюмин под руку с Муравьевым, потом Пестель с Рылеевым под руку же и говорили между собою по-французски, но разговора нельзя было слышать. Проходя мимо строящегося эшафота в близком расстоянии, хоть было темно, слышно было, что Пестель, смотря на эшафот, сказал: „C’est trop» — Это слишком (фр). Тут же их посадили на траву в близком расстоянии, где они оставались самое короткое время. По воспоминанию квартального надзирателя, „они были совершенно спокойны, но только очень серьезны, точно как обдумывали какое-нибудь важное дело». Когда к ним подошел священник, Рылеев приложил его руку к своему сердцу и сказал: „Вы слышите, как оно спокойно бьется?» Осужденные в последний раз обнялись. Этот священник — Мысловский, награжденный после процесса декабристов орденом и саном протоиерея, передавал в своих „Записках», что Пестель, увидев виселицу, сказал: „Ужели мы не заслужили лучшей смерти? Кажется, мы никогда не отвращали чела своего ни от пуль, ни от ядер. Можно бы было нас и расстрелять». Мысловский добавил: „Ничто не колебало твердости его. Казалось, он один готов был на раменах своих выдержать тяжесть двух Альпийских гор».

Так как эшафот не мог быть готов скоро, то их развели в кронверк по разным комнатам, и когда эшафот был готов, то они опять выведены были из комнат при сопутствии священника. Полицмейстер Чихачев прочитал сентенцию Верховного суда, которая оканчивалась словами: „…за такие злодеяния повесить!» Тогда Рылеев, обратясь к товарищам, сказал, сохраняя все присутствие духа: „Господа! надо отдать последний долг», и с этим они стали все на колени, глядя на небо, крестились. Рылеев один говорил — желал благоденствия России… Потом, вставши, каждый из них прощался со священником, целуя крест и руку его, притом Рылеев твердым голосом сказал священнику: „Батюшка, помолитесь за наши грешные души, не забудьте моей жены и благословите дочь»; перекрестясь, взошел на эшафот, за ним последовали прочие, кроме Каховского, который упал на грудь священника, плакал и обнял его так сильно, что его с трудом отняли…

При казни были два палача, которые надевали петлю сперва, а потом белый колпак. На груди у них (то есть у декабристов) была черная кожа, на которой было написано мелом имя преступника, они были в белых халатах, а на ногах тяжелые цепи. Когда все было готово, с нажатием пружины в эшафоте, помост, на котором они стояли на скамейках, упал, и в то же мгновение трое сорвались: Рылеев, Пестель и Каховский упали вниз. У Рылеева колпак упал, и видна была окровавленная бровь и кровь за правым ухом, вероятно, от ушиба. Он сидел скорчившись, потому что провалился внутрь эшафота. Я к нему подошел и сказал: „Какое несчастье!».

Генерал-губернатор, видя, что трое упали, послал адъютанта Башуцкого, чтобы взяли другие веревки и повесили их, что и было исполнено. Я был так занят Рылеевым, что не обратил внимания на остальных оборвавшихся с виселицы и не слыхал, говорили ли они что-нибудь. Когда доска была опять поднята, то веревка Пестеля была так длинна, что он носками доставал до помоста, что должно было продлить его мучение, и заметно было некоторое время, что он еще жив. В таком положении они оставались полчаса, доктор, бывший тут, объявил, что преступники умерли».[24]

Наконец, процедура повешения началась снова и на этот раз закончилась «совершенно удачно». По освидетельствовании врачами трупы были сняты, положены на телегу и прикрыты холстом, но не увезены из крепости, так как было уже совершенно светло и «народу было тьма тьмущая». Поэтому телега с трупами была поставлена в указанное выше здание училища торгового мореплавания. Трупы были увезены оттуда в ближайшую ночь на остров Голодай, где были тайно зарыты. Генерал-губернатор Голенищев-Кутузов официально доносил царю: «Экзекуция кончилась с должной тишиной и порядком как со стороны бывших в строю войск, так и со стороны зрителей, которых было немного». Но он добавлял: «По неопытности наших палачей и неумению устраивать виселицы при первом разе трое, а именно: Рылеев, Каховский и Пестель, сорвались, но вскоре опять были повешены и получили заслуженную смерть». Сам же Николай писал 13 июля своей матери: «Пишу на скорую руку два слова, милая матушка, желая Вам сообщить, что все совершилось тихо и в порядке: гнусные вели себя гнусно, без всякого достоинства.

Сегодня вечером выезжает Чернышев и, как очевидец, может рассказать вам все подробности. Извините за краткость изложения, но, зная и разделяя Ваше беспокойство, милая матушка, я хотел довести до вашего сведения то, что мне уже стало известным».

Во время исполнения приговора над декабристами царь не был в Петербурге: то ли из страха перед призраком повторения событий 14 декабря, то ли не желая оставаться по соседству с местом казни, он выехал в Царское село. Туда каждые полчаса к нему скакали курьеры с донесениями о том, что совершалось в Петропавловской крепости. На следующий день после казни царь возвратился с семьей в столицу. На Сенатской площади при участии высшего духовенства состоялся очистительный молебен с окроплением земли, «оскверненной» восстанием. Вечером в тот же день офицеры кавалергардского полка, из которого вышло немало бунтовщиков, дали на Елагином острове праздник в честь своего нового шефа — царствующей императрицы с великолепным фейерверком, как будто желая «треском потешных огней заглушить стенание и плач глубоко огорченных родных». Царь же издал манифест о предании забвению всего дела.

Но царь никогда не забывал ни 14 декабря 1825 года, ни его участников. Что касается приговоров над матросами и солдатами, участниками восстания, то сведения об этом появились в более полном виде совсем недавно, в 1929 году, в томе VI «Восстание декабристов» издания Центроархива. Но и опубликованные теперь сведения позволяют дать еще далеко не исчерпывающую статистику видов судебной репрессии, обрушившейся на солдат и матросов.

Вот эти цифры:

«Из солдат Черниговского полка приговорены:

к шпицрутенам через 1000 человек 12 раз и затем каторжные работы 3 человека;

к шпицрутенам через 1000 человек от 1 до 6 раз и перевод на Кавказ 103;

к 200 ударам лозами и перевод на Кавказ 15;

перевод на Кавказ 805;

ссылка на поселение и лишение дворянства 1;

Из солдат 8-й пехотной дивизии и 8-й артиллерийской бригады:

к шпицрутенам через 1000 человек 12 раз и перевод на Кавказ 3;

к шпицрутенам через 1000 человек от 1 до 6 раз и перевод на Кавказ 73;

к 300 ударам лозами и перевод на Кавказ 7;

перевод на Кавказ 71.

Из гвардейских полков лейб-гвардии Московского полка, лейб-гренадерского полка, гвардейского экипажа:

на каторгу 8;

к шпицрутенам через 100 человек от 6 до 8 раз 9;

перевод в полки Кавказского округа 698;

командировано в составе сводно-гвардейского полка на Кавказ 1036.

Всего на Кавказ было переведено 2740 человек, шпицрутенами было наказано 188 человек».

От себя добавим, что 12 раз протащить человека сквозь строй из 1000 солдат, каждый из которых бьет его по спине ружейным шомполом, — это означает «забить человека до смерти». Так что кроме повешенных дворян, в число жертв декабристского восстания можно включить еще и до 200 человек простых солдат, которые слепо пошли за своими офицерами.

Дело о восстании Черниговского полка разбиралось в особой Белоцерковской судебной комиссии, и приговоры ее были еще более суровы. Когда должна была совершиться церемония наказания нижних чинов, соседние помещики съехались смотреть на это зрелище с женами и детьми, как на ярмарку, а богатая помещица Бронницкая прислала двести пудов железа для кандалов. Дело о гвардейцах солдатах и о матросах рассматривалось следственными комиссиями при полках.

Просмотров: 2859

Источник: smartwebsite.ru

dek_kazn.jpg

190 лет назад, 13 июля (по новому стилю — 25 июля) 1826 года в Петропавловской крепости были казнены пять участников знаменитого восстания декабристов — Кондратий Рылеев, Павел Пестель, Петр Каховский, Михаил Бестужёв-Рюмин и Сергей Муравьев-Апостол.

14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Петербурге произошло вооруженное выступление с целью государственного переворота. Меньше чем за сутки оно было подавлено войсками, верными провозглашенному императором Николаю I. Согласно официальным данным, погиб 1271 человек, их них 150 — дети, а 79 — женщины. Причем многие жертвы случайно оказались на месте события.

Мы уже обсуждали восстание декабристов если не верить в официальную версию и даже вспоминали то, как декабристы занимались бизнесом в Сибири
.

Но кто знает, где находится могила пятерых казненных декабристов? Сейчас мы это и узнаем …

Марионетки и злодеи

После известных событий уже через три дня была учреждена Комиссия для изысканий о злоумышленных обществах под председательством военного министра Александра Татищева.

Большинство арестованных заговорщиков содержались в Петропавловской крепости, но некоторые попали в другие тюрьмы, например в Выборгский замок. На допросах они вели себя по-разному. За помощь следствию бунтовщикам обещали облегчить их участь. И некоторые этим воспользовались. Например, назначенный диктатором восстания князь Сергей Трубецкой, который так и не появился на Сенатской площади, был откровенен со следователями, давал показания и, в конце концов, избежал смертной казни. Сергея Петровича, лишенного всех чинов и дворянства, отправили на каторгу в Сибирь, куда за ним вскоре последовала жена Екатерина.

Долгое время упорствовал и не хотел давать никаких показаний Иван Якушкин. Однако в конце концов сделал подробное признание, которое позднее оценил, как «следствие ряда сделок с самим собою». Схожим образом повел себя и Михаил Лунин.

Кондратий Рылеев, Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин не отказывались ни от своих убеждений, ни от своей роли в организации восстания. Но не желали выдавать других участников бунта. Кондратий Рылеев в письменных показаниях просил «пощадить молодых людей», которые, по его словам, были вовлечены в происходящее другими лицами. К слову, после казни Николай I распорядился оказывать из государственной казны материальную помощь семье Рылеева.

А вот Павел Пестель, наоборот, поначалу утверждал, что знать не знает ни о каком заговоре и ни о каких тайных обществах. Однако осознав, что следствию и так уже многое известно, начал давать показания. Император, лично общавшийся с главными фигурантами заговора, дал Пестелю выразительную характеристику: «Пестель был злодей во всей силе слова, без малейшей тени раскаяния».

Повешенные декабристы фамилии

Под царским присмотром

Надо сказать, что государь внимательно следил за ходом следствия, лично участвовал в допросах. Некоторые историки утверждают, что это доставляло Николаю I большое удовольствие. Хотя известны его высказывания о том, как было ему горько и обидно слушать признания в измене Отечеству от представителей русской элиты — офицеров, которые храбро сражались с Наполеоном. А участвовал в процессе царь для того, чтобы быть уверенным: материалы, которые принесут ему на утверждение, не подтасованы и не сфальсифицированы.

Доводилось также читать о жестоких методах допросов декабристов, о том, что к ним применялись физические меры воздействия. Арестованных действительно заковывали в кандалы. Но в то время это была обычная для всей Европы практика. Что же касается пыток, то они по отношению к декабристам не применялись.

30 мая (11 июня по новому стилю) 1826 года комиссия представила Николаю I доклад. Вскоре был учрежден Верховный уголовный суд. На его рассмотрение передали дела 579 подследственных. Из них виновными признали более 250 человек, причем наказание понес лишь 121. Вина остальных, по мнению судей, не была значительной.

Верховный уголовный суд вынес суровые приговоры. Пятерым — смертная казнь четвертованием, еще 31 — через отсечение головы. Однако Николай I существенно смягчил приговоры. Четвертование заменил повешением, а вместо отсечения головы отправил мятежников на каторгу. По свидетельству очевидцев, просвещенная Европа была тогда поражена милосердием и гуманизмом российского монарха. Ведь, как выяснилось в ходе следствия, в планы некоторых заговорщиков входила ликвидация всех членов императорской семьи, включая маленьких детей.

Повешенные декабристы фамилии

Концы в воду?

13 июля 1826 года Рылеев, Пестель, Каховский, Бестужев-Рюмин и Муравьев-Апостол были повешены во дворе кронверка Петропавловской крепости. Об этой казни и по сей день ходит много легенд. Одна из них гласит, что Муравьев-Апостол, Каховский и Рылеев сорвались с петель, их вешали повторно. Однако в воспоминаниях, которые оставил руководивший процессом обер-полицмейстер Петербурга Борис Княжнин, об этом нет ни слова.

Княжнин описал не только казнь, но и процедуру захоронения трупов. Однако не указал конкретного места. Историки предполагают, что такое распоряжение обер-полицмейстер получил от самого императора, который опасался, что могила станет местом паломничества.

В первой половине XIX века считалось, что казненных похоронили на острове Голодай, который ныне так и называется — остров Декабристов. Кто-то даже знал точные координаты: есть косвенные свидетельства, что вдова Рылеева приходила на могилу мужа. Но затем место захоронения было загадочным образом забыто. И появились различные версии, которые живы до сих пор.

Первая — Петровский остров. Здесь, на территории судостроительной фирмы «Алмаз», есть памятный знак казненным декабристам. Гипотезу, что они могут быть похоронены на этом острове, выдвинул в годы перестройки писатель Андрей Чернов. Он опирался на предположение, высказанное Анной Ахматовой. Поэтесса в свою очередь ссылалась на Пушкина, который якобы описывал место захоронения в своих стихах. И оно очень похоже на Петровский остров.

После публикации статьи Чернова на острове начались раскопки, в которых участвовали солдаты, сотрудники объединения «Алмаз» и просто энтузиасты. Какие-то кости действительно нашли, но настолько истлевшие, что определить, кому они принадлежат, было невозможно. Тем не менее знак поставили.

Согласно второй версии, тела казненных завернули в мешки, которые затем зашили и сбросили с корабля в Финский залив. Откуда взялась такая версия, сказать трудно. Ее сторонники утверждают, что Николай I стремился полностью стереть память о декабристах и хотел, чтобы их могилу никогда не нашли. Но ни документов, ни свидетельств очевидцев, подтверждавших такую экзотическую расправу над мертвыми, не сохранилось.

Есть похожая гипотеза, что тела повешенных сразу же сбросили в Кронверкский проток. Хотя в этом случае через какое-то время останки бы всплыли, что, конечно, стало бы известно всему городу.

Остров "Голодай"

Например, декабристы Завалишин и Штейн-гель знали, что тела их погибших товарищей "…в следующую ночь тайно отвезли на остров Голодай, и там зарыли скрытно". Бестужев говорил: "Их схоронили на Голодав, за Смоленским кладбищем…" Другой современник, Щукин, утверждал то же самое: "… повешенных отвезли на остров Голодай и похоронили в одной яме в конце острова в пустынном месте за немецким кладбищем".

Повешенные декабристы фамилии

Справка:

До 1775 года остров носил имя Галладай, а затем на протяжении свыше 150 лет — Голодай.

Существует несколько версий происхождения названия. Прежде всего — иностранное происхождение слова (от швед, «ха-лауа» — «ива» или англ. holiday — «выходной день», «праздник»).
По другой, совсем неправдоподобной гипотезе, название острову в начале XVIII века дали голодавшие крестьяне — строители города, жившие здесь в землянках и бараках.

Вероятнее всего, имя острова произошло от фамилии английского врача Томаса Голлидея (Холлидея), владевшего здесь земельным участком. А название «Галладай» объясняется неточным произношением малоизвестной и малопонятной фамилии. Позже жители острова превратили непонятное название «Галладай» в близкое им «Голодай».

Повешенные декабристы фамилии
источник фото

Было множество других лиц, указывавших Голодай как место последнего упокоения декабристов. Наиболее достоверным из них является свидетельство анонимного помощника квартального надзирателя — участника похорон: "Знаешь ли ты Смоленское кладбище?.. Там есть немецкое кладбище, а за ним армянское. Тут есть такой переулочек налево. Вот мимо армянского кладбища и идти до конца переулка. Как выйдешь к взморью, тут и есть. Тут их всех и похоронили. Ночью их вывезли с конвоем, и тут мы шли… Там потом четыре месяца караул стоял".

И если уж простой народ шел толпами к месту погребения декабристов, то родственники казненных тем более. На дорогую ей могилу часто приходила вдова Рылеева. Об этом рассказывала Каменская, которая, будучи 8-летней девочкой, в 1826 году сопровождала ее туда: "Помню, что наши говорили при мне, что вдове Рылеева, по какой-то особой к ней милости, позволили взять тело мужа и самой похоронить его на Голодае, только с тем, чтобы она над местом, где его положат, не ставила креста и не делала никакой заметы, по которой можно было заподозрить, что тут похоронен кто-нибудь. И точно, на том месте, куда мы ходили, креста не было. Но не утерпела несчастная женщина, чтобы своими руками не натаскать на ту землю, под которой лежало ее земное счастье, грудку простых булыжников и не утыкать их простыми травами и полевыми цветами… Для постороннего взгляда эта груда камешков была совсем не заметна, но мы с нею видели ее издалека и прямо шли к ней".
Слухи о том, что тело казненного Кондратия Рылеева выдали его вдове для погребения, не имеют подтверждения. Наоборот, известно другое. Бибикова, сестра казненного декабриста Муравьева-Апостола, просила отдать ей труп брата, на что Николай I ответил решительным отказом. Вероятно, Каменская принимала за братскую могилу всех пятерых декабристов захоронение Рылеева.

Так, например, близкий друг Натальи Рылеевой, Миллер в 1827 году ходил на Голодай с дочерьми помолиться над прахом погибших. Художник Жемчужников часто гулял по Васильевскому острову вместе с живописцами Федотовым и Бейдеменом в конце 1840-х — начале 1850-х годов. Он рассказывал: "…вдали виднелось Смоленское кладбище в виде леса, за кладбищем был известный нам курган над телами казненных декабристов". Сведения о местонахождении могилы декабристов имеются в дневниках знакомого Пушкина Жандра. Он побывал возле их могилы вскоре после казни, летом 1826 года, и видел выставленный там воинский караул. Спутником Жандра, судя по всему, был Грибоедов.

В 1862 году, уже после объявленной амнистии всем декабристам, петербургский генерал-губернатор Суворов решил облагородить знаменитую могилу. Однако со временем это место стало заливаться водами Невы, а родственники казненной "пятерки" сами переселились в мир иной. Так последнее пристанище декабристов было забыто…

11096.jpg
Здесь (вероятно) находится как предполагали общая могила пятерых казненных декабристов

Случайная находка

В июне 1917 года петроградские газеты взорвались заголовками: "Найдена могила казненных декабристов!". Поскольку недавно произошедшая в России Февральская революция представлялась продолжением дела декабристов, то сообщение об этой находке вызвало небывалый интерес в самых широких кругах общественности.

Еще в 1906 году городские власти приняли решение произвести застройку острова Голодай комплексом зданий под названием "Новый Петербург".

Владелец строительной компании итальянец Ричард Гуалино слышал, что декабристы были похоронены где-то на месте нынешней стройплощадки, и попытался найти могилу. Однако в 1911 году полиция узнала о деятельности итальянца и запретила ему производить раскопки. После Февральской революции 1917 года он уехал в Турин, оставив вместо себя управляющим инженера Гуревича, которого попросил продолжить поиски. С подобной просьбой к нему обратилось и вновь созданное в Петрограде Общество памяти декабристов.

1 июня 1917 года Гуревич сообщил секретарю общества профессору Святловскому, что во время рытья траншеи под водопровод позади гарнизонного флигеля найден чей-то гроб. На следующий день по просьбе профессора генерал Шварц для дальнейших раскопок выделил солдат 1-й автомобильной роты. В результате из земли было вырыто еще 4 гроба, которые лежали в общей могиле вместе с первым. Таким образом всего было найдено 5 человеческих скелетов, что соответствовало числу казненных декабристов.

В первом, наиболее сохранившемся гробу, был найден скелет, одетый в офицерскую форму времен Александра I. Гроб был богатый, обитый когда-то парчой, имел деревянные ножки в виде львиных лап. Остальные домовины были гораздо скромнее по изготовлению и сохранились хуже. Поэтому находившиеся в них кости представляли собой лишь фрагменты человеческих скелетов. Судя по остаткам одежды, трое из похороненных здесь людей были военными, а двое — гражданскими. Это полностью соответствовало истине — Пестель, Муравьев-Апостол и Бестужев-Рюмин были военными, а Рылееви Каховский — гражданскими лицами. По предположению членов Общества памяти декабристов, наилучше сохранившийся скелет в военной форме принадлежал полковнику Пестелю.

Все найденные человеческие останки сложили в один, наиболее сохранившийся гроб, и поместили в покойницкую Смоленского кладбища для "передачи в Академию наук с целью изучения и последующего торжественного погребения".
Сразу же развернулась дискуссия, действительно ли найденные на Голодае останки принадлежат казненным декабристам. Мнения разделились. Одни приводили доводы, что число найденных скелетов соответствует числу повешенных бунтарей, форма одежды тоже подтверждает это, пуговицы на одном из мундиров изготовлены не ранее 1808 года, в гробах были обнаружены кожаные ремни, которыми обычно связывали руки осужденных перед казнью.

Другие петроградцы сильно сомневались. Из рассказов современников было известно, как казнили и хоронили декабристов. Перед экзекуцией с них сняли одежду и сожгли на костре, а потом переодели в саваны смертников. Уже поэтому они не могли быть похоронены в военной форме. Некоторые свидетели вообще утверждали, что их хоронили голыми, так как похоронная команда забрала эти саваны себе. По другим сведениям, трупы казненных были зарыты без гробов, а потом засыпаны негашеной известью, так что ни от формы, ни от самих скелетов ничего не могло сохраниться.

Наконец, найденные в гробах куски кожи, принимаемые за кожаные ремни — просто остатки сапог, от которых, кстати, сохранились еще и каблуки. А найденные в "могиле Пестеля" пуговицы соответствовали образцам времени правления как Александра I, так и Николая I. И вообще, число человеческих костей, найденных на Голодае, вряд ли могло принадлежать пятерым — их слишком мало.

Повешенные декабристы фамилии

А что же Пушкин?

Очередной интерес к могиле декабристов проявила Анна Ахматова. Исследуя творчество Пушкина, она пришла к выводу, что поэт искал могилу своих друзей, побывал на ней и даже оставил в некоторых своих произведениях своеобразный путеводитель к ней. Прежде всего, это была пушкинская работа "Уединенный домик на Васильевском", В стихотворении "Когда порой воспоминанье…" место погребения декабристов Пушкин якобы описывал так:

Открытый остров вижу там,
Печальный остров и берег дикий,
Усеян зимнею брусникой,
Увядшей тундрою покрыт
И хладной пеною подмыт

В поэме "Медный всадник" на этот счет Анна Андреевна нашла такие строки:

Остров малый.
На взморье виден.
Иногда Причалит с неводом туда
Рыбак на лодке запоздалый
И бедный ужин свой варит…

Ахматова считала, что Пушкин отобразил в этих строках остров Голодай, где были тайно зарыты тела декабристов. Однако никакой сенсации открытие Ахматовой тогда не вызвало, тем более что ее выводы были оспорены историками Тарховым и Измайловым. По их мнению, Пушкин описывал какой-то другой остров, а не Голодай. И добавили, что под заранее составленную схему нетрудно подобрать цитаты из любых произведений поэта, лишь бы они подходили по смыслу.

Тем не менее, в 1985 году пушкинист Невелев пошел еще дальше. Александр Сергеевич на полях своих рукописей часто делал различные зарисовки. Так, на страницах черновой рукописи "Полтавы" он изобразил нескольких повешенных: сначала двоих висельников, затем виселицу с пятью повешенными, потом одного повешенного и, наконец, троих мертвецов на виселице. Невелев решил, что Пушкин здесь отобразил "историческую информацию о казни декабристов".

Исследователи Беляев и Цявловский дали на эти безосновательные предположения ответ: рисунки Пушкина — всего лишь иллюстрации к "Полтаве". Известно, что после Полтавской баталии ряд сторонников изменника Мазепы были прилюдно повешены, а вместо самого сбежавшего гетмана на виселицу вздернули его чучело.

Убежденный в своей правоте Невелев предположил, что среди множества других рисунков Пушкина наверняка имеется также изображение могилы декабристов.

Ленинградский поэт Чернов в 1987 году решил найти могилу казненных декабристов, руководствуясь указаниями Пушкина (вернее, Ахматовой и Невелева). В третьей "масонской тетради" поэта он обнаружил рисунок какого-то сломанного дерева под скалой и большого камня, лежавшего у его подножия. По мнению Чернова, это был тот самый камень, принесенный на могилу руками Натальи Рылеевой в 1826 году. Далее Чернов находит в рабочих тетрадях Пушкина и на страницах рукописи "Медного всадника" семь рисунков, на которых изображены какие-то скалы, кусты, обрывы, деревья, избушка рыбака. Ничего подобного на Голодае нет. Потому исследователь предположил, что место погребения дакабристоз находится на острове Гоноропуло, отделенного в прошлом от Голодая узкой протокой.

Повешенные декабристы фамилии

Поиски истины к столетнему юбилею

Очередной всплеск интереса к могиле декабристов возник в 1925 году в связи с предстоящим 100-летием их казни. Тогда поиски истины возглавила организация, занятая изучением истории партии и революционного движения в России.

Найденные в 1917 году на Голодае останки хранились в подвалах Зимнего дворца, в те годы ставшего Музеем революции. Исследования шли в двух направлениях. На месте находки пяти гробов было решено провести новые раскопки, а медицинским экспертам из Военно-медицинской академии, Вихрову и Сперанскому, поручили дать заключение по поводу самих скелетов. В качестве специалиста по военной форме был приглашен эксперт из Главнауки Габаев.

Первой сенсационной подробностью поисков 1925 года стало известие о шестом гробе, найденном тогда же, восемь лет назад, рядом с пятью предполагаемыми домовинами декабристов.

В том же месте на острове Голодай было заложено четыре раскопа. В первом из них рабочие наткнулись на полуистлевший человеческий скелет, похороненный без гроба. Углубившись еще, землекопы обнаружили трухлявый гроб с еще одним скелетом без признаков какой-либо одежды. Во втором, третьем и четвертом раскопах было найдено по одному полуразвалившемуся гробу с фрагментами человеческих костей. Стало ясно — здесь было кладбище, и находка пяти гробов (по числу казненных декабристов) в 1917 году чистая случайность.

Медицинская экспертиза скелетов дала свои сенсационные результаты. Оказалось, что они принадлежали не пяти, а всего лишь четырем людям: троим взрослым и одному подростку в возрасте 12-15 лет! Историческая экспертиза найденного в одном из гробов мундира показала, что он принадлежал офицеру лейб-гвардии Финляндского полка образца 1829-1855 годов.

Комиссия Истпарта пришла к выводу, что найденные на Голодае останки "не могут принадлежать казненным декабристам". Тем не менее, учитывая, что остров Голодай, по всем свидетельствам, является местом, где они все же были похоронены, власти решили соорудить на одной из площадей памятник, что и было сделано в 1939 году, а сам остров переименовали в остров Декабристов.

Так закончилась эпопея по поиску могилы декабристов в 1917 и 1925 годах.

Но если все перечисленные версии — ошибочные, то какая же верная? Напротив острова Декабристов, на берегу реки Смоленки, находится православное Смоленское кладбище — одно из старейших в Петербурге. Здесь похоронены многие известные люди. В XIX веке к нему примыкали два участка: для самоубийц и домашних животных. Большинство серьезных исследователей склоняются к мнению, что, скорее всего, останки казненных декабристов лежат как раз на одном из этих участков.

Однако найти их сейчас — задача практически неосуществимая…

[источники]источники
http://zagadki-istorii-talk.ru/viewtopic.php?f=25&t=172 — Давид ГЕНКИН
http://x-files.org.ua/articles.php?article_id=2640 — В.Окман
https://otvet.mail.ru/question/13019326
http://dm-erofeev.com/kak-iskali-i-nashli-mogilu-dekabristov.html

Давайте еще выясним, где похоронен Моцарт и где похоронен Ричард III. Вот еще Могила для 1177 моряков и знаменитая Гробница персидских королей

Источник: masterok.livejournal.com

ДЕКАБРИСТЫ ОТКРЫЛИ ЧЕРНУЮ СТРАНИЦУ НАШЕЙ ИСТОРИИ

Казнь декабристов – одна из самых мрачных страниц в русской истории. Но кто открыл ее? Не те ли, кто вывел войска на Сенатскую площадь в декабре 1825 года? И мотивы их – то ли революционных романтиков, то ли дворцовых заговорщиков – уже не важны. Восстание не привело к ужасу русского бунта, но закончилось ужасом казни.

Петропавловская крепость
Где-то здесь их и казнили…

«Первая пушка грянула, картечь рассыпалась; одни пули ударили в мостовую и подняли рикошетами снег и пыль столбами, другие вырвали несколько рядов из фрунта, третьи с визгом пронеслись над головами и нашли своих жертв в народе, лепившемся между колонн сенатского дома и на крышах соседних домов. Разбитые оконницы зазвенели, падая на землю, но люди, слетевшие вслед за ними, растянулись безмолвно и неподвижно. С первого выстрела семь человек около меня упали; я не слышал ни одного вздоха, не приметил ни одного судорожного движения… Другой и третий повалили кучу солдат и черни, которая толпами собралась около нашего места». Так Николай Бестужев начал отсчет количества жертв восстания на Сенатской площади 26 (14) декабря 1825 года. Шесть выстрелов картечью из трех орудий опрокинули боевые порядки восставших.

Сколько их было – жертв восстания? Кто считал солдат и простолюдинов, оставшихся на льду Невы, провалившихся в полыньи?

В статистику потерь память почему-то упорно записывает только пятерку повешенных и сколько-то отправленных «во глубину сибирских руд». Наверное, из-за известной эпиграммы на нового императора Николая I: «Немного царствовал, Но много начудесил: 125 в Сибирь сослал, И пятерых повесил».

Судебное следствие

В общей сложности было арестовано более 3 тысяч человек. К следствию и суду по делу декабристов привлекались 579 человек.

13 (1) июня 1826 года начался тайный судебный процесс над декабристами – без их участия. По степени вины подсудимых Верховный уголовный суд поделили их на 11 разрядов. Вне разрядов проходили лидеры Южного и Северного обществ Павел Пестель и Кондратий Рылеев, руководившие восстанием Черниговского полка Сергей Муравьев-Апостол и Михаил Бестужев-Рюмин, а также Петр Каховский, смертельно ранивший петербургского генерал-губернатора Михаила Милорадовича.

В начале июля суд приговорил пятерку декабристов к смертной казни «четвертованием», 31 человека – к смертной казни «отсечением головы», 17 – к «политической смерти» (имитации казни), а потом к ссылке в вечную каторгу, двоих – к «вечной каторге». 22 (10) июля Николай I утвердил приговор суда, внеся в него изменения. Пятеро «внеразрядных» были «помилованы» и вместо четвертования приговорены к повешению, 19 человек – к ссылке, 9 офицеров разжалованы в солдаты.

Казнь назначили в Петропавловской крепости на рассвете 25 (13) июля 1826 года.

Оглашение вердикта

Никто из осужденных не ведал своей участи. По воле царя мятежники должны были узнать о суде и решении накануне казни, в помещении коменданта Петропавловской крепости.

Церемонию оглашения приговора организаторы обставили не менее мрачно, чем казнь мятежной королевы Марии Стюарт. Накануне в крепость из здания Сената потянулся длинный ряд карет с членами суда. Два эскадрона жандармов охраняли сановников. В доме коменданта крепости судьи расселись за столом, покрытым красным сукном.

Заключенных привезли в дом коменданта из казематов. Они обнимались при нежданной встрече и спрашивали, что это значит. Когда узнали, что будет объявлен приговор, то спрашивали: «Как, разве нас судили?» Выяснилось, что да.

Декабристов разместили по разрядам приговора в отдельные комнаты, откуда их группами вводили в зал для выслушивания приговора. Из зала их выводили через другие двери. В соседней с залом комнате находились священник, лекарь и два цирюльника с препаратами для кровопускания на случай необходимости помощи осужденным, пережившим ужас приговора. Но она не потребовалась. Приговор мятежникам зачитывал обер-секретарь.

Репетиция смерти

Накануне казни состоялась ее репетиция. В альманахе Герцена «Полярная звезда» анонимный свидетель экзекуции написал: «Устройство эшафота производилось заблаговременно в С.-Петербургской городской тюрьме. Накануне этого рокового дня С.-Петербургский военный генерал-губернатор Кутузов производил опыт над эшафотом в тюрьме, который состоял в том, что бросали мешки с песком весом в восемь пудов на тех самых веревках, на которых должны были быть повешены преступники, одни веревки были толще, другие тоньше. Генерал-губернатор Павел Васильевич Кутузов, удостоверясь лично в крепости веревок, определили употребить веревки тоньше, чтобы петли скорей затянулись. Закончив этот опыт, приказал полицмейстеру Посникову, разобравши по частям эшафот, отправить в разное время от 11 до 12 часов ночи на место казни…»

Это свидетельство дополнил начальник кронверка Петропавловской крепости Василий Беркопф: «Высочайший приказ был: исполнить казнь к 4-м часам утра, но одна из лошадей ломовых извозчиков с одним из столбов виселицы где-то впотьмах застряла, почему исполнение казни промедлилось значительно…»

Последние приготовления

Пока шли последние приготовления, царь разрешил сестре Сергея Муравьева-Апостола встретиться с братом. Обреченный на смерть был спокоен. Другой осужденный, Кондратий Рылеев, в последние часы успел написать письмо жене: «В эти минуты я занят только тобою и нашей малюткой; я нахожусь в таком утешительном спокойствии, что не могу выразить тебе». Письмо кончается словами: «Прощай, велят одеваться…»

В 12 часов ночи генерал-губернатор Павел Кутузов, только что назначенный шеф жандармов Александр Бенкендорф со своими штабами и прочие начальники прибыли в Петропавловскую крепость, где уже находились солдаты Павловского гвардейского полка. На площади против Монетного двора солдат поставили в каре. В центр прямоугольника из штыков около трех часов ночи вывели из казематов всех 120 осужденных, кроме пяти приговоренных к смерти.

По свидетельству очевидца, «погода была чудная» и почти без перерыва играл оркестр Павловского полка. С тех, кому была уготована каторга или ссылка в действующую армию на Кавказе, мундиры были сорваны и брошены в костер, над головами сломаны шпаги. Переодев их в серые хламиды, узников отправили обратно в казематы.

Путь на место казни

Тот же анонимный свидетель, оставивший в альманахе Герцена «Полярная звезда» свои заметки, дополнил картину последних приготовлений. По его словам, пятерка обреченных под конвоем солдат Павловского полка была отправлена в кронверк на место казни:

«Эшафот уже строился в кругу солдат, преступники шли в оковах, Каховский шел впереди один, за ним Бестужев-Рюмин под руку с Муравьевым, потом Пестель с Рылеевым под руку же и говорили между собою по-французски, но разговора нельзя было слышать. Проходя мимо строящегося эшафота в близком расстоянии, хоть было темно, слышно было, что Пестель, смотря на эшафот, сказал: «C’est trop» – «Это слишком» (фр). Тут же их посадили на траву в близком расстоянии, где они оставались самое короткое время».

Другой свидетель утверждал, что Пестель, увидев виселицу, сказал: «Ужели мы не заслужили лучшей смерти? Кажется, мы никогда не отвращали чела своего ни от пуль, ни от ядер. Можно бы было нас и расстрелять».

К обреченным подошел протоирей Казанского собора Мысловский, чтобы укрепить их дух. Рылеев приложил его руку к своему сердцу и сказал: «Вы слышите, как оно спокойно бьется?» Осужденные обнялись.

Плотники под руководством военного инженера Матушкина спешно готовили новую перекладину с крюками. Прежняя перекладина где-то затерялась в дороге при ночной перевозке из городской тюрьмы в крепость. Поскольку кавалергардский полковник граф Зубов отказался присутствовать на казни («это мои товарищи, и я не пойду»), за что лишился карьеры, в потере столба молва позже увидела знак умышленного глухого саботажа. Говорили также, что некий бедный поручик отказался сопровождать пятерых. «Я служил с честью, – сказал он, – и не хочу на склоне лет стать палачом людей, коих уважаю». Легенда это или подтвержденный факт, источники умалчивают.

По воспоминаниям другого анонимного свидетеля, чьи мемуары были найдены спустя сто лет в частном архиве, «приказано было снять с них верхнюю одежду, которую тут же сожгли на костре, и дали им длинные белые рубахи, которые надев, привязали четырехугольные кожаные нагрудники, на которых белою краскою написано было – «преступник Кондрат Рылеев…» (по другой версии – «Цареубийца» – В.К.), и так далее».

Потом приговоренных к казни отконвоировали на дачу Сафонова, «шагах в 100» от виселицы, развели по разным комнатам – дожидаться окончания строительства. Позже говорили, что осужденные заметили в доме пять гробов, разверзших пасти, чтобы поглотить свои жертвы. В доме узников причастили: четверых православных – священник Мысловский, Пестеля – пастор Рейнбот.

Последнее «прости»

Стучали топоры плотников, в воздухе сильно пахло дымом: под Петербургом горели леса. Было пасмурно, шел дождь, слабый ветер слегка колыхал веревки виселиц. Было прохладно – 15 градусов. Восход забрезжил в 3 часа 26 минут. Царь заранее приказал кончить дело к четырем, поэтому палачи торопились.

Вновь из комнат были выведены приговоренные к смерти. Они могли делать только маленькие шаги: им связали ноги. Обреченных сопровождал священник. Пестель был так изнурен затянувшейся ужасной процедурой, что не мог переступить высокого порога. Конвоиры вынуждены были приподнять его и перенести через препятствие.

Последний путь обреченных наблюдало высокое начальство, столпившееся у эшафота: Голенищев-Кутузов, генералы Чернышев, Бенкендорф, Дибич, Левашов, Дурново. А также обер-полицмейстер Княжнин, полицмейстеры Посников, Чихачев, Дерщау, начальник кронверка Беркопф, протоирей Мысловский, фельдшер и доктор, архитектор Герней, пятеро помощников квартальных надзирателей, два палача и 12 солдат-павловцев под командой капитана Польмана.

Полицмейстер Чихачев еще раз громогласно прочитал вердикт Верховного суда, с заключительными словами: «За такие злодеяния повесить!»

После чего поэт Кондратий Рылеев, обратясь к товарищам, сказал: «Господа! Надо отдать последний долг». Они опустились на колени и перекрестились, глядя на небо. «Рылеев один говорил – желал благоденствия России», – записал некий «присутствовавший при казни». По другим воспоминаниям, «Боже, спаси Россию…», – сказал Муравьев.

Их осенил крестом протоиерей Мысловский и прочитал короткую молитву. Потом, вставши на ноги, каждый из них поцеловал крест и руку священника. Рылеев попросил протоиерея: «Батюшка, помолитесь за наши грешные души, не забудьте моей жены и благословите дочь». А Каховский упал на грудь священника, заплакал и обнял Мысловского так сильно, что обреченного на смерть с трудом отняли.

Исполнение приговора

Палач, который должен был приводить приговор в исполнение, по свидетельству Княжнина, когда увидел в упор лица этих людей, упал в обморок. Поэтому исполнить его работу согласился его помощник – осужденный Степан Карелин, бывший придворный форейтор, отбывавший наказание за кражу салопа (верхней женской одежды – теплой накидки, распространенной в первой половине XIX века – В.К.).

Начальник кронверка Петропавловской крепости Василий Беркопф вспоминал далее: «Под виселицею была вырыта в землю значительной величины и глубины яма; она была застлана досками; на этих-то досках следовало стать преступникам, и когда были бы надеты на них петли, то доски должно было из-под ног вынуть… но за спешностию виселица оказалась слишком высока, или, вернее сказать, столбы ее недостаточно глубоко врыты в землю, а веревки с их петлями оказались поэтому коротки и не доходили до шей. Вблизи вала, на котором была устроена виселица, находилось полуразрушенное здание Училища торгового мореплавания, откуда, по собственному указанию Бенкендорфа, были взяты школьные скамьи…»

Палачи накидывали на шею обреченных петли. «Потом, по свидетельству помощника квартального надзирателя, на них надели этакие мешки… Мешки им очень не понравились, – пишет надзиратель, – они были недовольны, и Рылеев сказал: «Господи! К чему это?»

В последние минуты жизни жертвы были в белых халатах, а на их ногах висели тяжелые вериги. Барабанщики забили тревожную дробь, флейтисты взяли писклявую ноту, грозящую оборваться вместе с жизнью обреченных. Василий Беркопф продолжал свидетельствовать: «Скамьи были поставлены на доски, преступники втащены на скамьи, на них надеты петли, а колпаки, бывшие на их головах, стянуты на лица. Когда отняли скамьи из-под ног, веревки оборвались и трое преступников рухнули в яму, прошибив тяжестию своих тел и оков настланные над ней доски».

Повторно повешенные

Рылеев, Каховский и Муравьев упали вниз. Позже палачи предположили, что веревки оборвались из-за того, что намокли под дождем. У Рылеева колпак упал, и видна была окровавленная бровь и кровь за правым ухом. Он сидел, скорчившись от боли.

В описаниях дальнейших деталей, дошедших до нас в пересказах других декабристов, есть небольшие расхождения. Декабрист Иван Якушкин записал: «Сергей Муравьев жестоко разбился; он переломил ногу и мог только выговорить: «Бедная Россия! И повесить-то порядочно у нас не умеют!» Каховский выругался по-русски. Рылеев не сказал ни слова».

Шокированные палачи пытались поправить рухнувшие доски. При этом выяснилось, что веревка Пестеля была так длинна, что он доставал до помоста вытянутыми как у балерины носками. Он цеплялся за жизнь, что только продлевало его мучения. Заметно было, что в нем под колпаком некоторое время еще теплится жизнь. В таком положении Пестель и Бестужев-Рюмин оставались еще полчаса, после чего доктор объявил, что преступники умерли.

Адъютант Голенищева-Кутузова Башуцкий, присутствовавший при казни, вспоминает другие детали: «Поднялся на ноги весь окровавленный Рылеев и, обратившись к Кутузову, сказал: «Вы, генерал, вероятно, приехали посмотреть, как мы умираем. Обрадуйте вашего государя, что его желание исполняется: вы видите – мы умираем в мучениях».

Начальник кронверка Петропавловской крепости Василий Беркопф вспоминал далее: «Запасных (досок) не было, их спешили достать в ближайших лавках, но было раннее утро, все было заперто, почему исполнение казни промедлилось».

Генерал-губернатор послал адъютанта Башуцкого раздобыть другие веревки, чтобы повторно повесить приговоренных.

Затянулась ужасная пауза. Обреченные теперь точно знали, что им предстояло повторно пережить.

Декабрист И. Горбачевский передает потомкам: «Каховский же в это время, пока приготовляли новые петли, ругал беспощадно исполнителя приговора… Ругал так, как ни один простолюдин не ругался: подлец, мерзавец, у тебя и веревки крепкой нет; отдай свой аксельбант палачам вместо веревки».

После чего вся процедура повторилась для троих несчастных. Позже генерал-губернатор писал царю: «Экзекуция кончилась с должной тишиной и порядком, как со стороны бывших в строю войск, так и со стороны зрителей, которых было немного. По неопытности наших палачей и неумению устраивать виселицы при первом разе трое, а именно: Рылеев, Каховский и Муравьев – сорвались, но вскоре были опять повешены и получили заслуженную смерть. О чем вашему величеству всеподданнейше доношу».

После казни

После освидетельствования врачами трупы были сняты с виселиц, положены на телегу и прикрыты холстом. Телегу с телами отвезли в разрушенное здание училища торгового мореплавания. А в следующую ночь, как написал обер-полицмейстер Б. Княжнин: «Я приказал вывести мертвые тела из крепости на далекие скалистые берега Финского залива, выкопать одну большую яму в прибрежных лесистых кустах и похоронить всех вместе, сравнявши с землей, чтобы не было и признака, где они похоронены…».

Вечером после казни офицеры кавалергардского полка, из которого вышло много декабристов, дали на Елагином острове праздник в честь царствующей императрицы с великолепным фейерверком. А военный инженер Матушкин позже был разжалован в солдаты за плохое сооружение эшафота. Царь же издал манифест о предании забвению всего дела декабристов.

3 сентября (22 августа) 1826 года Николай I был коронован в Москве.

А через два месяца в бумагах покойной бабки Екатерины II император обнаружил проект конституции, составленный советником Екатерины, графом Никитой Паниным. В документе говорилось о даровании народу свобод, за которые боролись декабристы. Новый царь велел понадежнее запрятать бумагу до иных времен.

Источник: gazetanv.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.