Полностью зависимым от своего господина был

Закупы. Вопрос о закупах — один из труднейших вопросов истории сельского населения в древнейшей Руси. Трудность его обусловлена тем, что почти единственным источником для изучения положения закупов являются несколько статей Русской Правды. При этом Русская Правда не дает исчерпывающего систематического опре­деления института закулничества, а решает лишь отдель­ные вопросы, которые ставились судебной практикой и жизнью. Видимо, эти статьи впоследствии стали непонят­ны переписчикам, они делали попытки несколько переос­мыслить их, вследствие чего появилось множество схолий и вариантов. Варианты нарастали при дальнейшей пере­писке и постепенно смысл статей делался все более непо­нятен. —

Других данных о древнерусских закупах почти не сохранилось. He упоминали о закупах ни летописи, ни канонические памятники. Правда, о закупах достаточно говорилось в памятниках западнорусского права более позднего периода (XIV-XVI вв.), но в исторической лите­ратуре справедливо ставился вопрос: можно ли считать тождественным закупничество X-XII вв., институт эпохи становления феодализма, с закупничеством XIV-XVI вв., институтом эпохи развитого феодализма? Ведь одинаково называвшийся институт мог резко измениться за два-три века.


Первыми исследователями вопроса о закупничестве в Древней Руси были H. М. Карамзин (История государства Российского. Т. II), Д. Мейер (Древнерусское право залога. Юридический сборник. Казань,1855), М. H. Ясинский (За­купы Русскрй Правды и памятников западнорусского пра­ва. Киев, 1904), И. И. Яковкин (О закупах Русской Прав­ды). Они пришли к выводу, что в основе закупничества лежал договор займа, обеспеченный закладом личности должника, т. e. заем, соединенный с самозакладом.

Так называемые закупы были основной категорией среди несвободного, зависимого сельского населения. Наи­менование «закуп» произошло от слова «купа». По мне­нию большинства исследователей, купа — это взятая от господина сумма — долг. B основе института закупниче­ства лежало долговое обязательство, которое могло воз­никнуть по разным основаниям (при займе, найме, как условие при отпуске холопа на свободу и т. д.).

Поскольку закупами при определенных формальных условиях могли стать разные элементы населения (и обан­кротившиеся купцы, и ремесленники, и крестьяне), по­стольку закупы могли эксплуатироваться по-разному. Куп­цы-закупы могли быть использованы в торговле господина или в других отраслях его хозяйства, ремесленники ис- пользолвались также по своей специальности. Крестьяне, которые составляли основную, наиболее типичную группу закупов, должны были отрабатывать свой долг на пашне, т.е. на роле, и назывались «ролейными» закупами.


Основными статьями, определявшими имуществен­ное положение закупов, являются статьи:

— «Аже у господина ролеиныи закуп, а погубить во- искии конь, то не платити ему; но еже дал ему господин плуг и борону, от него же купу емлеть, TO то погубивше платити; аже ли господин его отслеть на свое орудье, а погибнеть без него, то того ему не платити»> (51(57) Tp.);

— «Аже из хлева выведуть, то закупу того не плати­ти, но же погубить на поли, и в двор не вженсть и не затворить, кде ему господин вслить, или орудья своя дея, а того погубить, то ему платити» (52 (58) Tp.);

— «Аже господин переобидить закупа, а увидить купу его или отарицю, то ему все воротити, а за обиду платити ему 60 кун» (53(59) Tp.).

Ряд исследователей (в т.ч. Б. H. Чичерин, В. И. Сер­геевич, H. JI. Рубинштейн и др.) считали, что в первона­чальном тексте CT.51 (57) стояло не «войский», а «свойс­кий» конь. При этом они опирались на Карамзинский список.

Однако все древнейшие списки — Троицкий, Сино­дальный, Пушкинский и все производные от них — гово­рили именно о войском коне. Из 65 списков Троицкого, которые могли бы так или иначе отразить первоначаль­ную традицию, ни один не упоминает о свойском коне. При таком положении, когда все древнейшие (XIII и на­чало ХГѴ в.) списки и подавляющее большинство всех списков дают одинаковый текст, его и нужно считать пер­воначальным.


Список Карамзинский, где говорится о «свойском коне», — список более поздний, отличающийся от других включением в него нового материала (статьи о приплоде и Устава о мостах), конечно, не может быть признан спис­ком, лучше всех сохранившим рукописную традицию. A кроме того, и не все его списки говорят о «свойском коне». Несомненно, «свойский конь» — это позднейший вари­ант; путем этой схолии переписчик сделал попытку ос­мыслить непонятное для него место статьи. Для перепис­чика казалось неясным, почему закуп не отвечает за потерю войского коня.

Ho, не ограничиваясь простым признанием этого ва­рианта текста основным, к чему нас обязывает анализ всего текстового материала Русской Правды, можно до­казать, что чтение «свойский конь» ведет к целому ряду неустранимых неясностей.

Исследователи, принимавшие чтение «свойский конь», принуждены были толковать статью приблизительно сле­дующим образом: если ролейный закуп потеряет своего коня, то он не платит за эту потерю своему господину, но если он получит от господина, давшего ему купу, плуг и борону и их потеряет, то за эту потерю он должен пла­тить; если господин отошлет закупа по своим, господс­ким делам, а плуг и борона будут потеряны в его отсут­ствие, то ему не надо платить за них господину.

Ho при таком понимании всей статьи возникает це­лый ряд недоуменных вопросов, а именно: зачем нужно специально упоминать, что закуп не платит господину за своего собственного коня? Какое дело господину, что за­куп потерял свое имущество? Другое недоумение: почему в статье не говорится о потере господского коня, а гово­рится о потере господских плуга и бороны?


Отвечая на первый из этих вопросов, В. И. Сергее­вич наличие статьи о «свойском коне» объяснял следую­щим образом: от гибели лошади, на которой крестьянин должен был работать, мог возникнуть убыток для нани­мателя — «потеряв или (что то же) тайно продав лошадь, крестьянин не вспахал поля вовремя и тем причинил нанимателю убыток» (Русские юридические древности. Т. I. С. 193). B то же время В. И. Сергеевич вынужден был признавать, что в полной мере «рассматриваемое правило остается непонятным».

И. И. Яковкин под «свойским конем» понимал коня, переданного в распоряжение и пользование закупа и во­шедшего в peculium закупа (Яковкин И. И. O закупах Русской Правды// Ж.М.Н.Пр. 1913, апрель. С. 117). Ho тогда возникает вопрос: какой смысл господину, который дал закупу купу, еще давать в его распоряжение коня, стоимость которого была достаточно высокой, на правах peculium’a и притом с освобождением закупа от ответ­ственности в случае его погубления?

H. М. Павлов-Сильванский сделал еще одну попытку решить вопрос о «свойском коне»: он считал свойского коня домашним в отличие от дикого коня и считал, что свойский (домашний) конь принадлежал все же господи­ну. Ho тогда возникает недоумение, почему за погубление господского коня закуп не отвечал, а за плуг отвечал?


Таким образом, признание за вариантом «свойский конь» приоритета перед чтением «войский конь» ведет к неразрешенным вопросам.

Очевидно, что нужно учитывать текст подавляющего большинства списков, к которым относятся и самые древ­ние, и читать «войский конь». При этом возникает сле­дующее толкование этой статьи: если у господина будет ролейный закуп и он погубит военного коня, то ему не нужно за него платить; но если господин, у которого за­куп берет купу, дал ему и плуг и борону, и он погубит коня, данного для пашни, то ему нужно платить; если же господин отошлет закупа по своим, господским делам, а конь, находящийся на пашне, погибнет в его отсут­ствие, то закуп не должен за него платить.

При таком толковании текста совершенно устраня­ется недоумение, почему не говорится о погублении гос­подского рабочего коня, а говорится о плуге и бороне. Как видно из данного толкования, фраза «еже дал ему госпо­дин плуги борону» относится к коню, на котором пашет ролейный закуп. (Было бы странно, если бы законода­тельство специально посвятило целую статью плуту и бо­роне, которые в этот период были самодельными, техни­чески несовершенными и потому не имели особой ценности.)

Ho возникает вопрос: что собой представлял этот во­енный конь, какое отношение к нему имел закуп и почему он не отвечал за его потерю? Ho ведь все группы зависи­мого сельского населения, в том числе закупы, должны были принимать участие в войне, входили в состав опол-


«о закупах говорит: «Аже за­куп бежить от господы, то обель; идеть ли искать кун, а явлено ХОДИТЬ ИЛИ KO князю, или к судиям бежить обиды деля своего господина, про то не робять, но дата ему правду» (50 (56) Tp.). Смысл данной статьи ясен: закуп, убежавший от господина, превращался в полного холопа. Законодательство в этом, очевидно, подтверждало сложив­шуюся практику.

B то же время оно сочло необходимым предоставить закупам возможность отлучаться со двора господина в двух строго определенных случаях: для поисков закупом денег для погашения долгового обязательства и для при­несения жалоб на обиды, учиняемые закупу господином. Никаких других оснований для отлучки закупов статья не предусматривала.

B статье определенно указывались формальные ус­ловия, при которых были возможны отлучки закупа, там подчеркивалось: «Аявленоходить». «Явлено» обыч­но переводится в смысле «открыто», но, думается, это перевод неточный. Закуп, вероятно, должен был не толь­ко открыто, т. e. не тайно, уходить в указанных случа­ях, но и каким-то образом получить официальное при­знание за ним права на отлучку. Возможно, закуп должен был в каждом отдельном случае заявлять о сво­ем уходе или перед послухами (свидетелями), или перед местными властями. Статья начинается категорической нормой: «Оже закуп бежить от господы, то обель». Ясно, что господа пытались использовать эту статью для окон­чательного порабощения закупов. Поэтому, зная эту же­стокую норму, а главное, еще более жесткую практику, едва ли закупы сами давали повод для порабощения и, не считаясь с нормой, самовольно уходили из двора сво­его господина.


Во-вторых, зависимость закупа выражалась в уси­ленной, по сравнению со свободными людьми, ответствен­ности за нанесенный ущерб, за преступления и проступ­ки, совершенные как против господина, так и против третьих лиц. Об усиленной ответственности закупа гово­рит ряд статей Русской Правды. Согласно смыслу этих статей, закуп отвечал за сохранность коня, данного ему господином для пашни, и скота в исключительно широ­ком объеме: и за кражу его третьими лицами, за поране­ние коня, за его порчу («но еже погубить на поле и в двор не вженеть и не затворить, где ему господин велить или орудья своя дея, а того погубить, то то ему платити»). Словом, закуп нес ответственность не только за прямой умысел или за свою неосторожность, но и вообще за пло­хую сохранность коня. Он, например, должен был отве­чать за коня, если его украдут во время отлучки закупа по своим делам. Конечно, свободный человек, например, наймит, подобной общей ответственности за данного ему коня нести не мог: он должен был ответить за злой умы­сел, за неосторожность, вероятно, за небрежность, но не за то, что конь пропал в его отсутствие.

06 усиленной ответственности говорит и следующая статья Пространной Правды (55 (64) Tp.): «Аже закуп выведеть что, то господин в немь, не оже кде и налезуть, то преди заплатить господин его конь или что будет ино взял, ему холоп обелныи; и паки ли господин не хотети начнеть платити за нь* а продасть и отдасть же переди или за конь, или за вол, или за товар, что будеть чюжего взял, а прок ему самому взяти собе».


ысл этой статьи ясен. Если закуп крал что-либо у господина (поскольку в предшествующей статье говорилось о краже коня, то, ве­роятно, и здесь имелся в виду главным образом конь), то господин имел право поступить с закупом, как он сочтет нужным (очевидно, превратить его в полного холопа, уве­личить размер купы и т. д.). Ho если закуп был уличен в краже коня или других вещей у третьих лиц, то господи­ну предоставлялся выбор: или заплатить за кражу коня потерпевшему и превратить закупа в полного холопа, или же продать закупа и из вырученной суммы уплатить по­терпевшему, а если же при этом получался остаток, то господин мог взять его себе. Мотивы, почему господину предоставлялась возможность выбирать способ вознаграж­дения потерпевшему, понятны: цена похищенного заку­пом объекта могла быть выше стоимости самого закупа (как полного холопа); господину не было смысла платить выше этой стоимости, и тогда он мог просто продать заку­па и этим удовлетворить потерпевшего.

Некоторыми исследователями, в частности М. Ф. Вла­димирским-Будановым, статья толковалась иначе. B Пуш­кинском списке после слов «господин в немь» были сло­ва: «в том не платить», и это порождало противоречие: господин не платил за закупа — и господин все-таки пла­тил за него. М. Ф. Владимирский-Буданов, чтобы выйти из затруднения, от себя прибавлял слова, которые считал логически вытекающими из общего смысла статьи. B ре­зультате он толковал статью следующим образом: «Если закуп украдет что-либо («и скроется» — прибавлял И. Ф. Владимирский-Буданов), то господин не отвечает; но если его найдут, то хозяин обязан заплатить за коня или за другое, что украдено закупом, а закуп превращает­ся в его полного холопа».


Ho такое толкование произвольно. Ha самом деле в статье противополагались не кража с последующим бег­ством и кража с последующим задержанием вора, а дру­гие два случая: кража закупа у господина и кража закупа у третьих лиц («аже кде и налезут»). Ho в любом случае из трактовки текста статьи следует, что ответственность закупа за кражу и ответственность свободных лиц суще­ственно различалась: закуп за кражу всегда мог быть пре­вращен в полного холопа, как бы ни была незначительна ценность похищенного.

Третьим моментом, определявшим характер зависи­мости закупов от господина, было подчинение их господс­кой юрисдикции. Статьей, устанавливавшей подчинение закупов юрисдикции господина, является уже рассмот­ренная статья об ответственности закупов перед господи­ном и третьими лицами, которая указывала, что в случае кражи закупом чего-либо у господина господину предос­тавлялось право самому определить форму наказания. И здесь законодательство не устанавливало никаких преде­лов его произволу.

Русская Правда дает исчерпывающие указания о под­чинении закупа суду господина в статье: «Аже господин бьет закупа про дело, то без вины есть» (53 (62) Tp.).


гласно прямому смыслу этой статьи решение вопроса о виновности закупа предоставлялось самому господину. Хотя имеется продолжение этой нормы: «Биеть ли не смысля, пьян, а без вины, то яко же в свободнемь пла- тежь, тако же и в закупе». Ho, вероятно, находились сотни предлогов для господина оправдывать свою распра­ву над закупом без достаточных оснований.

Установление форм и характера зависимости закупа дает возможность определить, к какой именно группе насе­ления относились закупы: к свободным или несвободным.

Многие исследователи относили закупов к числу сво­бодных людей, основываясь на рассмотренной выше нор­ме, что в случае побоев, нанесенных закупу господином в пьяном виде и без достаточных оснований, он отвечал за закупа как за свободного («биеть ли не смысля пьян, а без вины, то яко же в свободнемь платежь, тако же и в закупе»). Ho смысл этой статьи как раз доказывает не­возможность отнесения закупов к свободным: если закуп был действительно свободным человеком, то не было смыс­ла это специально оговаривать.

Основываясь на точном смысле текста Русской Прав­ды, легко также доказать, что существовала разница в положении закупов и смердов. B статьях Русской Правды говорится, что в случае продажи господином закупа в полное (обельное) холопство уничтожались все обязатель­ства, прежде возлагавшиеся на закупа: «Свобода во всех кунах», а господину следовало уплатить штраф («госпо­дину платити за обиду 12 гривен продажи»). B другой статье, где говорилось о побоях господином закупа было установлено, что за побои «батогом, чашею или рогом» надлежит платить 12 гривен, а «жердью и палицей» — 3 гривны. Сопоставив эти статьи со статьями о смерде, при­ходим к выводу, что положение закупа разнилось от по­ложения смерда, иначе текст Русской Правды включал бы явную несообразность: за продажу закупа в холопство и за его побои взыскивалось бы 12 гривен, а за его убий­ство (если предпроложить, что оно наказывалось как и убийство смерда) — 5 гривен, т. e. без малого в два с половиной раза меньше.

Постепенно в литературе установилась точка зре­ния, что наряду со свободными людьми и обельными (пол­ными) холопами в эпоху Киевской Руси существовали различного рода промежуточные группы, которые носили название необельных (неполных) холопов. И к этим не­полным холопам как раз и принадлежали закупы.

K этому утверждению приводит общий смысл всех статей Русской Правды, где закуп так или иначе упоми­нался в связи с холопами: там везде подчеркивалось обель­ное холопство, а не холопство вообще. Это значит, что закуп и просто холоп не противополагались друг другу, что эти два понятия не исключали друг друга. B статье «Оже закуп бежить от господы, то обель» почему-то не сказано: «Оже закуп бежить от господы, то холоп». Или в статье «Продасть ли господин закупа обель, то наймиту свобода во всех кунах» почему-то не сказано: «Продаст ли господин закупа в холопы».

Закупничество как вид неполного холопства выяв­ляется и из статьи о послушестве. B ней устанавливалась общая норма: «А послушество на холопа не вскладают», причем не сказано, что имеются в виду холопы обельные, а говорится о холопах вообще. Ho из этого общего прави­ла сделано исключение: в случае отсутствия послухов из свободных, «по нуже» можно привлекать в качестве по­слуха боярского дворского тиуна, а по незначительным делам и «также по нужде» можно привлекать и закупов. Следовательно, по смыслу этой статьи закупы, так же как боярские дворские тиуны, в некоторых случаях имели право быть послухами. Очень характерно, что закуп был по­ставлен при этом в худшее положение, нежели боярский дворский тиун, который был полным холопом: тиуна при­влекали просто «по нуже», а закупа тоже «по нуже», но в «мале тяже».

Характерно также, что статьи о закупах в тексте Русской Правды вообще переплетались со статьями о хо­лопах. B статье о послушестве одновременно говорится и о холопах и о закупах. B очень многих списках нормы о холопе обельном и закупе даны под общим заголовком «О холопе».

Итак, на основе всего сказанного выше закуп не мо­жет быть признан свободным человеком. He может он быть признан и рабом (обельным холопом). Он входил в состав неполных холопов. Очевидно, это хорошо понима­лось современниками, которые греческое слово «se-midulos» (полураб) переводили словом «закуп».

B выяснении института закупничества наибольшее значение имеют статьи Русской Правды, которые, по обще­му мнению исследователей, принадлежат Владимиру Моно- маху. После киевского восстания 1113 г. он был вынуж­ден путем законодательства смягчить отношения между должниками и заимодавцами. Нормы законодательства о закупах сформулированы так, что легко установить прак­тику, которую старался преодолеть Владимир Мономах. Из смысла законодательства видно, что на практике закуп порабощался во многих случаях: когда он шел отыски­вать деньги для погашения долгового обязательства или отлучался для принесения жалобы на своего господина. Очевидно, что на практике закупа принуждали отвечать за потерю коня и на войне и дома, если конь был украден, хотя закуп загнал его в хлев и запер. От господина зависе­ло установить небрежность и халатность закупа и тем са­мым заставить его платить за похищение скота или коня; от него же зависело объяснить побои закупа его нерадени­ем и небрежностью. Ha практике господа закупов нередко наносили ущерб их имуществу, вымогали вторично погаше­ние долгового обязательства, продавали закупа в прлные холопы, избивали без всяких оснований и даже безнаказан­но убивали, так же как и холопов. И законодательству, даже если оно действительно желало этого, едва ли уда­лось значительно смягчить эту практику. Поскольку за­куп оставался под юрисдикцией господина, ему и принад­лежало решающее слово.

Законодательство устанавливало некоторый предел существовавшей на практике тенденции приравнять за­купов к полным холопам. Ho оно не могло обеспечить закупам возможность выхода из закупнических отноше­ний. He имея своего живого инвентаря, подвергаясь жес­токой эксплуатации, являясь зависимым человеком, за­куп, вероятно, только в исключительных случаях был в состоянии погасить свое долговое обязательство.

Сельские люди, превращаясь в закупов и подчиня­ясь юрисдикции господина, выходили из подчинения об­щим органам власти. Очевидно, они не платили дани, не несли оброков и т. д.

Вдачи. Наряду с закуиами была и другая социальная группа, чье положение также определялось долговыми от­ношениями. Эта группа в одном из списков названа «вда­чами» («вдачь»).

B исторической литературе высказывались разные точки зрения по вопросу о вдачах. Некоторые авторы под вдачами понимали тех, кто «нанимался рабом» и «полу­чал особое вспомоществование» за свою работу (Опыт ис­тории российских государственных и гражданских зако­нов. М., 1836). В. И. Сергеевич («Русские юридические древности». Т. I. СПб, 1902), И. И. Яковкин («О закупах Русской Правды». 1913) и некоторые другие авторы отож­дествляли вдачей с наемными рабочими. М. Ф. Владимир­ский-Буданов («Обзор истории русского права»), А. E. Пре­сняков («Княжое право в древней Руси») и другие относили вдачей к закупам.

Ho Б. H. Чичерин («Опыты по истории русского пра­ва». М.,1858), В. Удинцев («История займа» Киев, 1908), П. А. Аргунов («0 закупах Русской Правды»// Известия АН. Отделение общественных наук. JI., 1934) доказыва­ли, что вдачи не должны отождествляться с наемными работниками или закупами, что это — особая категория зависимого населения.

B ряде публикаций справедливо отмечалось, что вы­деление этой категории населения вообще является спор­ным. При этом обращалось внимание на то, что в перво­начальном тексте, отраженном в древнейших списках (например, в Синодальном), о «вдачах» не говорится, а статья читается: «В даче не холоп, ни по хлебе работать, ни по придатце; но оже не доходять года, то ворочати ему милость, отходить ли, то не виноват есть». Смысл этой статьи, однако, состоит в том, что фактически указана не­которая категория должников, которая, отрабатывая долг, взятый хлебом или деньгами, лично зависимыми людьми в период этой отработки не являлась («не холоп*). Если отработка не была завершена («оже не доходять года»), должник должен был вернуть взятое им, после этого OH мог уйти. Наличие этой практики доказывается также текстом данной статьи в позднейших списках: «Вдачь не холоп, а инии по хлебе роботять» (110 (111) Tp.). При­чем, в первоначальном списке стояло не «инии», а «ни» или «и ни».

Исходя из такого толкования статей, в большинстве исследований вдачами назывались задолжавшие люди, которые занимали деньги или хлеб, очевидно, за процен­ты. Они должны были погасить ссуду, возвратить долг или его отработать, но при этом их долг не был связан с принятием закупничества, т.е. установлением особой сис­темы зависимости от их кредитора.

Наймиты. Общее название для наемного рабочего — «наймит» — возникло в сравнительно позднее время — к концу XII и началу XIII в.

Некоторое время в исторической науке существовало мнение, что наймиты и закупы по существу были одной и той же категорией зависимого населения. Эта точка зре­ния отразилась в трудах В. И. Сергеевича («Русские юри­дические древности»), Б. H. Чичерина («Опыты по исто­рии русского права») и др,

Ho пристальное изучение текста документов права позволяет сделать вывод об особенном положении най­митов, о ряде существенных различий между закупом и наймитом. Русская Правда говорит: «А се стоит в суде челядин-наймит, не похочет быта, а осподарь, несть ему вины, но дати ему вдвое задаток; а побежит от осподаря, выдати его осподарю в полницу. Аще ли убьет осподарь челядина полного, несть ему душегубьства, но вина есть ему от бога. A закупного ли наймита — то есть душегубь- ство* Я«^уськаПравда». Киев, 1935. С. 178,28).

Эти данные исчерпывающим образом доказывают:

1) положение наймита, как оно определялось про­цитированной статьей, было иным, нежели закупа; най­мит — это свободный человек, который легко мог растор­гнуть договор путем уплаты двойного задатка; если же задатка он не получил, то мог без дальнейших разговоров уйти от хозяина. Дух и смысл статей Русской Правды о закупах говорят о несравненно большей зависимости за­купов, о большей связанности их обязательствами перед господином;

2) зависимость наймитов определялась получением задатка, а зависимость закупов — купы;

3) закуп и наймит противополагались в статье («А закупного ли наймита»). Было бы странно толко­вать эту статью, исходя из предположения, что слово «най­мита» является определением или объяснением слова «закупного».

Ho были и общие черты в положении закупа и най­мита: в случае бегства наймита от господина наймит, как и закуп, мог быть обращен в холопство. Вероятно также, что в отношении как закупов, так и наймитов стала устанавливаться одинаковая практика оставлять их убийство без наказания, и законодательство принуж­дено было отменить эту практику. Это говорит о том, что на практике положение закупов и наймитов во мно­гом было сходным.

Характеризовало положение наймитов также то, что они нередко назывались челядинами, что их как бы при­равнивало к челядинам-холопам.

Вследствие недостатка материалов о наймитах не­возможно установить с исчерпывающей полнотой их по­ложение в рассматриваемый период. Ho, вне всякого со­мнения, положение наймитов приближалось к положению зависимых людей, в особенности тех наймитов, которые работали на земле. Наймит мог легко потерять свою сво­боду и превратиться в феодальнозависимого человека.

1.9.

Источник: lawbook.online

Полностью зависимы (обельные) слои населения

Основная часть населения в Древней Руси относилась к категории полностью зависимых. Это были холопы и челядь. Фактически это были люди, которые по своему социальному статусу являлись рабами. Но тут важно отметить, что понятие «раб» на Руси и в Западной Европе очень сильно отличались. Если в Европе у рабов не было прав, и это признавали все, то на Руси холопы и челядь прав не имели, но церковь осуждала любые элементы насилия над ними. Поэтому позиция церкви была важной для этой категории населения и обеспечивала сравнительно комфортные условия жизни для них.

Несмотря на позиции церкви, полностью зависимые категории населения были лишены всех прав. Это хорошо демонстрирует Русская Правда. Этот документ в одной из статей предусматривал плату в случае убийства человека. Так, за свободного горожанина плата была 40 гривенников, а за зависимого — 5.

Обельные холопы в древней Руси

Холопы

Холопы — так на Руси называли людей, которые служили другим. Это была самая массовая прослойка населения. Людей, которые попадали в полную зависимость, также называли «обельные холопы».

Люди становились холопами в результате разорения, проступков, решения вотчины. Ими могли стать и свободные люди, утратившие в силу определенных причин часть свободы. Некоторые добровольно уходили в холопы. Связано это с тем, что часть (небольшая конечно) этой категории населения была фактически «привилегированна». Среди холопов были люди из личной услуги князя, ключники, огнищане и другие. Они котировались в обществе даже выше свободных людей.

Челядь

Челядь — это люди, которые утратили свою свободу не в результате долгов. Это были военнопленные, воры, осужденные общиной и так далее. Как правило, эти люди выполняли самую грязную и тяжелую работу. Это была незначительная по количеству прослойка.

Отличия челяди и холопов

Чем челядь отличались от холопов? Ответить на этот вопрос также сложно как сегодня рассказать чем социально бухгалтер отличается от кассира… Но если пытаться охарактеризовать отличия, то челядь состояла из людей, попавших в зависимость в результате своих проступков. Холопами можно было стать и добровольно. Если еще проще: холопы служили, челядь выполняла. Их объединяло то, что они полностью были лишены прав.

Частично зависимое население

К частично зависимым категориям населения относились те люди и группы людей, которые утратили только часть своей свободы. Они не были холопами или челядью. Да, они зависели от «владельца», но они могли вести личное хозяйство, заниматься торговлей и другими делами.

Зависимое население на Руси

Закупы

Закупы — разорившиеся люди. Они отдавались на работу за определенную купу (ссуду). В большинстве случаев это были люди, которые занимали деньги и не могли отдать долг. Тогда человек становился «закупом». Он экономически становился зависимым от своего хозяина, но после того как полностью погасил долг — вновь становился свободным. Эта категория людей могла быть лишена всех прав только при условии нарушения закона и после решения общины. Наиболее частая причина, по которой Закупы становились холопами — кража хозяйского имущества.

Рядовичи

Рядовичи — нанимались на работу по договору (ряду). Эти люди лишались личной свободы, но при этом сохраняли право ведения личного подсобного хозяйства. Как правило, ряд заключался с землепользователем и его заключали люди обанкротившиеся, или неспособные вести вольный образ жизни. Например, часто ряды заключались на 5 лет. Рядович был обязан трудиться на княжеской земле и за это получал питание и место для ночлега.

Все категории невольных людей не платили налоги, поэтому часто вольные люди и горожане, которые не могли платить налоги, уходили в рядовичи.

Тиуны

Тиуны – управляющие, то есть люди, которые на местах вели хозяйство и отвечали перед князем за результаты. Во всех вотчинах и деревнях была система управления:

  • Огнищный тиун. Это всегда 1 человек – старший управляющий. Его положение в обществе было очень высоким. Если мереть эту должность современными мерками, то огнищный тиун это глава города или села.
  • Обычный тиун. Подчинялся огнищному, отвечая за определенный элемент хозяйства, например: урожайность, выращивание животных, сбор меда, охоту и так далее. По каждому направлению был свой управляющий.

Часто в тиуны могли попасть рядовичи, но в основном это были полностью зависимые холопы. В целом эта категория зависимого населения Древней Руси была привилегированной. Они жили на княжеском дворе, имели прямой контакт с князем, освобождались от налогов, некоторым было разрешено заводить личное хозяйство.

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Путь из варяг в греки

Император Павел 1

Общественный строй у славян

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

Ниже представлен список вопросов по предмету История отечественного государства и права МФПУ/МФПА «Синергия»

 

Большая семья у славян, в которую входило несколько парных семей,…

В XVIII в. руководство церковью в стране осуществлял …

В Древней Руси существовали системы управления …

В период правления Петра I в России установилась …

В результате реформ Петра I появились новые административно-терри…

В России была провозглашена Республика …

Военная реформа 1874 г. вводила …

Выборы в Государственную Думу были …

Высший орган власти по Конституции СССР 1936 года назывался …

Высшим церковным органом в XVI веке был …

Государственность на Руси возникла в …

Государственный строй Древней Руси можно охарактеризовать как …

Идею о договорном происхождении государства отстаивал …

Исполнительную власть в Российской Федерации осуществляет …

К началу XVI в. в Московском государстве сложилась …

К радикальному направлению сторонников Перестройки принадлежали …

Конституция РСФСР 1918 г. в качестве социальной основы рассматрив…

Конституция СССР 1936 г. предусматривала формы социалистической с…

Крепостное право в России было отменено в …

Местное управление в 15 в. основывалось на …

Наиболее строгой мерой наказания по Русской Правде следует считат…

Народное собрание в Древней Руси называлось …

Не подлежали апелляции и вступали в силу немедленно приговоры по …

Окончательное прикрепление крестьян к земле произошло в …

Орган, созданный в декабре 1917 г. для борьбы с контрреволюцией, …

Основная административно-территориальная единица в XVI веке – это…

Основными органами самоуправления в XVI веке являлись …

Очевидец преступления по Русской Правде назывался …

Первая Государственная Дума была созвана в …

Первая Конституция СССР была принята в …

Первый Президент СССР был избран …

Перестройка высших органов власти заключалась в …

Петром I были введены новые высшие органы власти …

По Конституции СССР 1936 г. Верховный Совет СССР состоял из …

По Псковской судной грамоте недвижимое имущество именовалось …

По Соборному Уложению дети служилых людей могли наделяться помест…

По способу приобретения вотчинные земли делились на …

Полностью зависимым от своего господина был …

После принятия Государственной Думой законы …

Правосудие в Российской Федерации осуществляется согласно Констит…

Преобразование СНК в Совет Министров СССР произошло в …

Преступление по Русской Правде называлось …

Применять пытку по Соборному Уложению можно было …

Референдум о сохранении СССР состоялся …

Решение присяжных заседателей по вопросу о факте преступления и в…

Самой ранней редакцией Русской Правды была …

Система совнархозов, созданная в 1957 г., опиралась на …

Соборное Уложение принимал …

Соборным Уложением 1649 года на первое место ставились преступлен…

Советским правительством являлся …

Согласно Основным государственным законам монарх разделял законод…

Согласно статье 10 Конституции РФ 1993 г. государственная власть …

Созданный в 1711 г. орган, который должен был временно замещать ц…

СССР был создан в составе …

СССР прекратил свое существование в …

Стадиями судебного процесса по Русской Правде являлись …

Сторонниками норманнской теории возникновения Древнерусского госу…

Судебный процесс в XVII в. по делам о государственных преступлени…

Типом правления, характерным для Галицко-Волынского княжества, бы…

Указом о единонаследии 1714 года …

Формой правления в древнем Новгороде являлась …

Целями наказания по Судебнику 1497 г. являлись …

Экономическая база дворянства в Московском княжестве – это …

 

Источник: sinetest25.ru

О социальной структуре древнерусского общества нам известно из древнейшего юридического памятника — «Русской Правды» (юридический памятник, основанный на нормах обычного права и прежнем княжеском законодательстве). «Русская Правда» состоит из «Правды Ярослава» (первые 17 статей) и «Правды Ярославичей», сыновей Ярослава Мудрого, «Устава Владимира Мономаха». «Правда Ярослава» регламентирует отношения между свободными людьми прежде всего в среде княжеской дружины. «Правда Ярославичей» же уделяет большее внимание отношениям внутри княжеской или боярской вотчины с зависимым населением.

«Русская Правда» дает сведения о развитии феодальных отношений, образовании классов и классовой борьбе, категориях феодально‑зависимого населения, землевладении и земельной собственности, политическом строе, о быте, нравах человека Древней Руси.

Имеется более 100 списков «Русской Правды» и три редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. По Краткой «Правде» можно проследить становление феодальных отношений, в Пространной «Правде» отразилось уже развитое древнерусское феодальное право, третья редакция «Русской Правды», Сокращенная, самая поздняя.

Феодальное землевладение начинает складываться во второй половине XI в. (как церковное и монастырское землевладения). В XII в. образуется вотчина (наследственное земельное держание), княжеская и боярская. Верховным собственником боярской вотчины был князь, который имел право ее отнять.

До середины XII в. господствующей формой собственности была государственная собственность, а господствующим видом эксплуатации — взимание дани. При этом полюдье выполняло две функции — взимание дани и кормление дружины.

Великие князья собирали дань со всех государственных земель, хотя население не было лично зависимо от них. Младшие отпрыски княжеского рода получали в княжение малые города и превращались в феодалов. Княжеские дружинники, осевшие на земле, получали земли в управление и собирали в них дань от имени князя, оставляя часть себе. Родоплеменная знать, разбогатевшие общинники, давая в долг в голодные годы, могли обращать в зависимых своих общинников. Мужи вольные — это сельское и городское население (купцы, ремесленники, общинники — свободные смерды). Княжеская и местная аристократии стали известны как боярство, а сила и социальный престиж боярства как класса опирались на обширные земельные владения.

«Русская Правда» дает широкий перечень лиц княжеской администрации, выполнявших государственные функции управления и сбора налогов: княжий тиун (правитель‑наместник князя в городе, занимавшийся делами текущего управления и творивший суд от имени князя); мытник (человек, собиравший торговые пошлины); вирник (человек, собиравший «виру» — деньги, выплачиваемые преступником в пользу князя за совершение преступления); емец (собирал «продажи» — плату в пользу князя, вносимую преступником за кражу).

Функции управления личным хозяйством князя исполняли: ключник; княжий тиун огнищный, или огнищанин (от слова «огнище» — дом, управитель личным хозяйством князя); княжий конюх, конюший, повар, сельский слуга и другие лица в хозяйстве князя.

С развитием городской жизни и торговой деятельности в составе свободных людей, или «мужей», стали различать горожан от сельского населения. Горожане назывались «градскими людьми» и делились на «лучших», или «вятших», то есть зажиточных, и «молодших», или «черных», то есть бедных. По занятиям своим они назывались «купцами» и «ремесленниками».

Все свободное население Руси называлось людьми, отсюда пошел термин «полюдье». Значительная часть населения была лично свободна, но платила дань в пользу государства. Сельское население называлось смердами. Смерды могли жить как в свободных сельских общинах, так и в вотчинах феодалов и князей, являясь при этом лично зависимыми.

«Русская Правда» знает уже несколько категорий лично зависимых крестьян — закупов, холопов, рядовичей. Феодально‑зависимое население пополнялось из рядов свободного, т. е. происходил процесс закрепощения. Другим источником его пополнения были немногочисленные рабы (часто пленники‑иноземцы), лично зависимые от князя или бояр‑дружинников и посаженные на землю в вотчинах.

Смерды — феодально‑зависимое население в княжеской или боярской вотчине. Смерды лично были свободны, но их правовой статус ограничивался, поскольку они подчинялись специальной юрисдикции князя. В Новгороде и Пскове высшая власть над смердами принадлежала не князю, а городу. Смерды должны были платить государственные налоги, в особенности так называемую дань. Другой обязанностью смердов была поставка лошадей для городского ополчения в случае большой войны.

Полусвободные. Связь между полусвободными и их господами была чисто экономической, поскольку это было отношение между кредитором и должником. Как только долг выплачивался с процентом, должник вновь становился полностью свободным. Особенность отношения состояла в том, что долг должен был выплачиваться не деньгами, а работой, хотя не было возражений на его выплату деньгами, если должник неожиданно обретал достаточную для этого сумму. Такой должник (закуп) был фактически контрактным работником. Рядовичи заключали «ряд» (договор) и отрабатывали деньги или услугу за определенный срок по этому договору. Вдачи, мужчины или женщины, «отдавались» на временную службу господину. Это делалось в основном во времена отчаяния — в период голода или после опустошительной войны. Еще одна категория полусвободных — изгои. Источники в качестве феодально‑зависимого населения называют также отпущенников, задушных людей, пращенников и вотчинных ремесленников.

В Киевской Руси несвободной частью населения были рабы. В X-XII вв. рабов‑пленников называли «челядь». Они были полностью бесправны. Люди, ставшие рабами по другим причинам, назывались холопами. Источниками холопства являлись самопродажа, женитьба на рабе «без ряду», вступление «без ряду» в должность тиуна или ключника. В холопа автоматически превращался сбежавший или провинившийся закуп. За долги в рабство могли продать обанкротившегося должника. Холопы обычно использовались в качестве домашних слуг.

Рабство в Киевской Руси было двух типов: временное и постоянное. Последнее было известно как «полное рабство» (холопство обельное). Основным источником временного рабства было пленение на войне. Временное рабство могло закончиться после совершения достаточного объема работ.

Церковные люди. Русское духовенство может быть разделено на две группы: «черное духовенство» (монахи) и «белое духовенство» (священники и дьяконы). Епископы стояли выше обычного духовенства по власти, престижу и богатству.

Характерные особенности «Русской Правды»:

— была распространена во всех землях Древней Руси как основной источник права;

— являлась основной юридической нормой до конца XV в.;

— являлась кодексом частного права;

— объектами преступлений были личность и имущество;

— являлась памятником феодального права.

Категории населения. Русская Правда

Источник: istorikonline.ru

Перепись населения Древней Руси – немного о численности населения

Итак, давайте попробуем для начала ответить на вопрос о численности населения наших предков. По сравнению с более поздними периодами, исследования ранних проводились редко и невозможно с точностью сказать, сколько же людей жило тогда. Нашему вниманию доступны лишь приблизительные проценты. Первая перепись населения на Руси произошла во второй половине 13 века благодаря монголам. Им было необходимо знать, сколько точно людей находится под их покровительством для удобства сбора дани – как обычно, всё объясняется интересом выгоды, а не простым любопытством.

До этого же, по мнению исследователей Вернадского и Тихомирова, на территории Руси проживало с 10 по 13 века приблизительно 4-5 миллионов человек. Свои выводы историки построили на основе найденных архитектурных памятников. Этих памятников было совсем немного – если говорить точно, то, согласно им, населения Руси в 10 веке тогда набралось бы в два раза меньше, чем ныне только по Москве. Даже если сделать поправки на то, что сохранилось немало построек в более-менее узнаваемом состоянии, всё равно мы получаем, ничтожное в пределах целой страны количество. А в связи с вражескими набегами населения в 14-15 веках стало и того меньше.

Однако именно монголам мы должны быть, как уже говорилось выше, благодарны за первый документальный учёт количества населения. На момент набегов на нашу территорию основной массой населения в Древней Руси являлись подневольные люди, которые не вели самостоятельно никаких учётов. Уже позже, на примере поданном завоевателями, начали появляться первые писцовые книги с упоминанием категорий населения Киевской Руси. Самое интересное, что в них были не только цифры, но и ценные сведения о церквях, поместьях, деревнях.

Какие существовали категории населения

Благодаря сведениям о поселениях мы можем рассуждать и о том, какие группы населения были в древнерусском государстве. Превосходным документом служит также родоначальник правовых документов на территории нашей страны – сборник «Русская правда». Перечислить основные категории населения в древнерусском государстве благодаря нему и переписях получается достаточно достоверно. Итак:

  1. Начнём с верхушки общества – тех людей, в руках которых сосредотачивался весь объём власти. Конечно же, они принадлежали к выдающимся родам. Во главе всего народа стоял князь. Представители самых знатных семейств образовывали знать – эта привилегия по праву рождения в те древние времена была особенно сильна.
  2. Помогали в управлении, а фактически, считались административным аппаратом и военной поддержкой, бояре. Их ещё называли старшими дружинниками, термин «бояре» возник чуть позже. С их помощью решались многие важные вопросы, судебные тяжбы, из их числа назначались посадники.Посадники, к слову, представляли в своём лице, когда требовалось, власть князя. То есть среди основных категорий населения Руси в 11 веке они являются теми, кто нажимал на рычаги истории, ведь что бы значила власть самого князя без удачно подобранных советников?
  3. Младшая дружина являлась теми, кого на современном языке принято называть «телохранителями». Охрана самого князя, бояр – вот их основная задача. Набирали в младшую дружину как детей достойных по происхождению людей, так и представителей народа, которые отличились своими лучшими качествами. Такой щедрый подход с разрешением приблизиться людям из более низких слоёв населения Древней Руси обеспечил боярам их преданность. Юное поколение и выходцы из народа своего рода являются гарантией хорошей службы ввиду того, что они обязаны хозяевам своим возвышением. На современном языке мы бы назвали это «восхождением по карьерной лестнице».
  4. Духовенство – этих людей где-то можно назвать свободным населением Древней Руси, потому как они пользовались определённым уважением. Это были священники, которые несли службу разных церквях – как городских, так и сельских. Проживало духовенство в монастырях, жило в молитвах и трудах, отказываясь от мирских удовольствий. Но, несмотря на такой отшельнический образ жизни, из списка групп населения в древнерусском государстве духовников исключать нельзя, ведь с обществом они пересекались, и нередко. Так, буквально с 11 века монастырские земли становятся интересны в качестве крупных хозяйственных земель.
  5. Городское население Древней Руси называлось «чадью» и представляло из себя купцов, поденщиков, ремесленников. Все эти люди трудились не покладая рук, в отличие от той же знати, но при большом труде пользовались и большим уважением. Особенно купцы, которых хватало как местных, так и иностранных.
  6. Свободное население Киевской Руси называлось «люди» или «полюдье». К нему относились, грубо говоря, те, кто обладал некой свободой, но при этом были вынуждены платить определённую сумму государству. Поэтому свобода была относительной, но при этом жизнь – вполне приемлемой. Огромным преимуществом данной категории населения населения в Древней Руси являлось то, что у неё имелось в наличии определённое имущество, которое можно было завещать детям. И это имущество, как, собственно, и сам человек, защищались законом. К преимуществам подобного положения можно назвать и разрешение участвовать в судебном процессе.
  7. Свободные земледельцы – основная масса населения Киевской Руси, но было достаточно и тех людей, которые из-за того или иного стечения обстоятельств были или частично зависимы от вышестоящих по положению, или полностью. Тут имеется своя классификация, которую разберём подробно.

Двумя категориями зависимого населения Киевской Руси были:

  • закупы – в переводе на современный язык, являлись должниками. «Купа» означает «залог». Иными словами, люди, которые брали у феодала залог, относились к такой классификации. Они были временно зависимой категорией населения Киевской Руси. Это означает, что такие люди обязаны были расплатиться, терпя любые прихоти, даже побои и тяжёлую работу. Однако почти все юридические права и личное имущество сохранялись за закупом. И, вернув долг, он снова становился свободным человеком. Причём временные рамки возвращения долга не устанавливались. Такая форма появления зависимого населения в Киевской Руси считалась делом вполне обыденным.
  • а вот в случае бегства закупа он менял статус на холопа. Это была категория населения на Руси, близкая к рабам. Они обладали правами меньшими, чем кто бы то ни было. Кроме названной причины бегства от долга, холопом можно было стать в том случае, если бы вы родились от холопа, заключили брачный союз с таким человеком без предварительного согласия его хозяина, совершили преступление вроде грабежа, обанкротились. Это зависимое население Киевской Руси не имело ничего своего – автоматически хозяином выступал господин холопа.
  • Стоит, пожалуй, упомянуть о категории зависимого населения Киевской Руси, которая находилась ближе к закупам и являла собой практически свободных людей — рядовичей. Рядовичи заключали договор с землевладельцем добровольно. Как правило, причиной служила нужда. И чтобы справиться с нуждой, приходилось, согласно договору, выполнять ряд работ. Собственно, от слова «ряд» и появился термин данной категории. Прав рядович имел больше, чем закуп, что подтверждается хотя бы тем фактом, что первый мог часто выступать в качестве административного представителя своего хозяина.

Кратко о мировоззрении категорий населения в Древней Руси

Несмотря на то, что наши предки по занимаемому положению имели значительные отличия, общую характеристику мировоззрения древнерусского населения привести можно. Так, исходя из литературных памяток, можно сделать вывод о том, что испокон веков русский народ старался, несмотря на все перипетии, объединиться для борьбы с общим внешним врагом. При этом жители Руси никогда сами ни на кого не нападали, не пытались завоевать. Тем не менее, своих героев, павших за защиту родины, увековечивали в литературных памятниках. Примером тому служит «Слово о полку Игореве».

Основную часть населения древнерусского государства составляли подневольные люди, среди которых читать и писать умели не все. Однако их с более зажиточными жителями объединяла любовь к фольклору, где ещё присутствовали языческие мотивы. Даже в вышеназванном «Слове о полку Игореве» встречаются эти мотивы. Песни, заговоры на тот момент были широко распространены, несмотря на долгие старания церкви искоренить «кощунство». В дальнейшем обряды просто превратились в народные игры.

Правовой статус различных категорий населения древнерусского государства разнообразен. Несмотря на то, что на тот момент количество населения, учитывая площадь государства, было невелико, в этом государстве уже существовала довольно чёткая иерархия. И изучать жизнь наших предков необходимо начиная с ознакомления с этой иерархией – тогда многие процессы становятся понятными.

Источник: perstni.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector