Племенной центр ильменских словен

Племенной центр ильменских словен Племенной центр ильменских словен

Слове́не (и́льменские словене) — восточнославянское племя, жившее в конце IX века в бассейне озера Ильмень и в верхнем течении реки Молога.

Происхождение

В результате проведения краниологической характеристики черепов новгородских словен, извлечённых из погребальных памятников, расположенных на территории проживания словен и относящихся к VIII—X векам, было установлено наличие между ними и балтийскими славянами генетических связей и относительной обособленности от иных восточнославянских племён[1][2]. К тому же, по мнению известного антрополога Т. И. Алексеевой, «типы населения… словен новгородских не дают основания говорить о наличии в них скандинавского компонента, что свидетельствует в пользу отсутствия смешения варягов со славянами Северо-Запада»[3].


Религиозные верования, легенды, ряд обычаев и географическая номенклатура словен были довольно близки славянским племенам, проживавшим в Померании[4]. Впоследствии эти данные легли в основу предположения миграции словен из региона нижней Вислы и Одры в Приильменскую низменность в первом тысячелетии нашей эры. Также наблюдается сходство в плане возведения жилищ и строительстве оборонительных сооружений[4]. В том числе схожи конфигурации черепов.

Большое число учёных разделяло точку зрения миграции словен в Приильменье с территории Поднепровья[4]. Так, П. Н. Третьяков указывал на наличие сходства в сооружении курганов, однако не отрицал возможность контакта словен с балтийскими славянами[5].

Легендарные предки и правители племени


История словен до IX века известна плохо и только по преданиям, а потому — недостоверна. Первопредками словен и их князей предание (записанное в период с конца XV по XVII века) называет Словена и Руса, которым приписывается основание городов Словенска/Новгорода и Русы задолго до нашей эры.

По другой версии, изложенной в спорной т. н. Иоакимовской летописи, князь Словен основал только некий Великий Град (то есть столицу словен). Далее по Иоакимовской летописи власть перешла к потомку Словена легендарному князю Вандалу, после которого сменилось десять поколений вплоть до IX века. Сыновьями Вандала были три легендарных князя Избор, Владимир и Столпосвят, княжившие в трёх городах, названых в их честь — Изборск, Владимир и Столпосвятов (отждествлялся Татищевым с Осташковым).

По информации из этой же летописи в первой половине IX века у словен был князь Буривой, воевавший с варягами и проигравший решающую битву. После поражения князь бежал в город Бярмы, расположенный где-то на острове, а варяги обложили словен данью. Затем словене пригласили на княжение Гостомысла сына Буривоя. Гостомысл будто бы разгромил всех врагов и обложил данью всех соседей, и долго княжил в Словенской земле. Историки отмечают, что предание о Гостомысле очевидно имеет западнославянское происхождение (у балтийских славян известен король Гостомысл, погибший в 844 году).


Предание о трёх братьях князьях напоминает многие подобные легенды из которых на Руси наиболее известны легенды о Кие, Щеке и Хориве и о Рюрике, Синеусе и Труворе. Иоакимовская летопись сообщает только, что главная правящая династия происходит от Владимира, но вплоть до IX века ни одного представителя не называет. Татищев В. Н. относит время легендарного князя Вандала к VI веку. Археологических подтверждений существования княжества словен в VI веке не существует, хотя расселение первых групп славян в Южном Приильменье и на Верхней Волге отмечается отдельными памятниками V — VII веков. Следов проживания словен на Волхове в это время не обнаружено.

Археология

Племенной центр ильменских словен Археологически словене отождествляются[6] с т. н. «культурой сопок», распространённой в бассейне озера Ильмень и Верхнем Поволжье (памятники «удомельского» типа)[7]. У ильменских словен были распространены наземные срубные дома с характерными для славян печами-каменками в углу[8].

В 770-е годы предположительно словене и скандинавы заняли раннее поселение в Старой Ладоге, где организовали производство стеклянных бус, использовавшихся для торговли с финскими племенами (до 840-х годов).

В VIIIК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1408 дней] — начале IX веках вблизи истока Волхова возникает укреплённое Рюриково городище, служившее резиденцией будущих новгородских князей — предположительно предшественник Новгорода[9].


Также, в Южном Приильменье известен город Руса, в котором выявлен культурный слой поселения не позднее конца IX века[10].

В 1-й половине IX века в земле словен возникает Великий Новгород, ставший крупным политическим, ремесленным и торговым центром средневековой Руси.

История

С точки зрения В. В. Седова, заселение славянскими племенами Приильменья произошло в VI—VII веках нашей эры.

Наиболее древним[11] поселением словен в настоящее время считается городище в Старой Ладоге, в Нижнем Поволхвье, возведённое предположительно в VIII—IX веках нашей эры[12]. В IX—X веках в Верхнем Поволхвье появилось Рюриково городище, превратившееся в торгово-ремесленный и военно-административный центр словен, недалеко от которого, в урочище Перынь, находилось языческое капище[12]. В 2 км от Рюрикова городища был основан Новгород, первоначально заселённый словенами.

Последнее упоминание племени в письменных источниках относится к 1036 году[13].

Литература


  • Санкина С. Л. Этническая история средневекового населения Новгородской земли. — СПб., 2000. — 110 с. — ISBN 5-86007-210-4.
  • Седов В. В. Археология СССР с древнейших времён до средневековья. — М.: Наука, 1982. — Т. 14. Восточные славяне в XI—XIII вв. — 328 с.
  • Баран В. Д., Максимов Е. В., Магомедов Б. В. Славяне Юго-Восточной Европы в предгосударственный период / В. Д. Баран. — К.: Наукова думка, 1990.

Отрывок, характеризующий Словене

Наташа с утра этого дня не имела ни минуты свободы, и ни разу не успела подумать о том, что предстоит ей.
В сыром, холодном воздухе, в тесноте и неполной темноте колыхающейся кареты, она в первый раз живо представила себе то, что ожидает ее там, на бале, в освещенных залах – музыка, цветы, танцы, государь, вся блестящая молодежь Петербурга. То, что ее ожидало, было так прекрасно, что она не верила даже тому, что это будет: так это было несообразно с впечатлением холода, тесноты и темноты кареты. Она поняла всё то, что ее ожидает, только тогда, когда, пройдя по красному сукну подъезда, она вошла в сени, сняла шубу и пошла рядом с Соней впереди матери между цветами по освещенной лестнице. Только тогда она вспомнила, как ей надо было себя держать на бале и постаралась принять ту величественную манеру, которую она считала необходимой для девушки на бале. Но к счастью ее она почувствовала, что глаза ее разбегались: она ничего не видела ясно, пульс ее забил сто раз в минуту, и кровь стала стучать у ее сердца. Она не могла принять той манеры, которая бы сделала ее смешною, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его. И эта то была та самая манера, которая более всего шла к ней. Впереди и сзади их, так же тихо переговариваясь и так же в бальных платьях, входили гости. Зеркала по лестнице отражали дам в белых, голубых, розовых платьях, с бриллиантами и жемчугами на открытых руках и шеях.
Наташа смотрела в зеркала и в отражении не могла отличить себя от других. Всё смешивалось в одну блестящую процессию. При входе в первую залу, равномерный гул голосов, шагов, приветствий – оглушил Наташу; свет и блеск еще более ослепил ее. Хозяин и хозяйка, уже полчаса стоявшие у входной двери и говорившие одни и те же слова входившим: «charme de vous voir», [в восхищении, что вижу вас,] так же встретили и Ростовых с Перонской.
Две девочки в белых платьях, с одинаковыми розами в черных волосах, одинаково присели, но невольно хозяйка остановила дольше свой взгляд на тоненькой Наташе. Она посмотрела на нее, и ей одной особенно улыбнулась в придачу к своей хозяйской улыбке. Глядя на нее, хозяйка вспомнила, может быть, и свое золотое, невозвратное девичье время, и свой первый бал. Хозяин тоже проводил глазами Наташу и спросил у графа, которая его дочь?
– Charmante! [Очаровательна!] – сказал он, поцеловав кончики своих пальцев.
В зале стояли гости, теснясь у входной двери, ожидая государя. Графиня поместилась в первых рядах этой толпы. Наташа слышала и чувствовала, что несколько голосов спросили про нее и смотрели на нее. Она поняла, что она понравилась тем, которые обратили на нее внимание, и это наблюдение несколько успокоило ее.
«Есть такие же, как и мы, есть и хуже нас» – подумала она.
Перонская называла графине самых значительных лиц, бывших на бале.
– Вот это голландский посланик, видите, седой, – говорила Перонская, указывая на старичка с серебряной сединой курчавых, обильных волос, окруженного дамами, которых он чему то заставлял смеяться.
– А вот она, царица Петербурга, графиня Безухая, – говорила она, указывая на входившую Элен.
– Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и молодые и старые. И хороша, и умна… Говорят принц… без ума от нее. А вот эти две, хоть и нехороши, да еще больше окружены.
Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.
– Это миллионерка невеста, – сказала Перонская. – А вот и женихи.
– Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. – Как хорош! неправда ли? Говорят, женят его на этой богатой. .И ваш то соusin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. – Как же, это сам французский посланник, – отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. – Посмотрите, как царь какой нибудь. А всё таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья то Антоновна! И как просто одета. Прелесть! – А этот то, толстый, в очках, фармазон всемирный, – сказала Перонская, указывая на Безухова. – С женою то его рядом поставьте: то то шут гороховый!
Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого то.
Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров.
Но, не дойдя до них, Безухой остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.
– Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? – сказала Наташа, указывая на князя Андрея. – Помните, он у нас ночевал в Отрадном.
– А, вы его знаете? – сказала Перонская. – Терпеть не могу. Il fait a present la pluie et le beau temps. [От него теперь зависит дождливая или хорошая погода. (Франц. пословица, имеющая значение, что он имеет успех.)] И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, – сказала она, указывая на него. – Я бы его отделала, если бы он со мной так поступил, как с этими дамами.

Вдруг всё зашевелилось, толпа заговорила, подвинулась, опять раздвинулась, и между двух расступившихся рядов, при звуках заигравшей музыки, вошел государь. За ним шли хозяин и хозяйка. Государь шел быстро, кланяясь направо и налево, как бы стараясь скорее избавиться от этой первой минуты встречи. Музыканты играли Польской, известный тогда по словам, сочиненным на него. Слова эти начинались: «Александр, Елизавета, восхищаете вы нас…» Государь прошел в гостиную, толпа хлынула к дверям; несколько лиц с изменившимися выражениями поспешно прошли туда и назад. Толпа опять отхлынула от дверей гостиной, в которой показался государь, разговаривая с хозяйкой. Какой то молодой человек с растерянным видом наступал на дам, прося их посторониться. Некоторые дамы с лицами, выражавшими совершенную забывчивость всех условий света, портя свои туалеты, теснились вперед. Мужчины стали подходить к дамам и строиться в пары Польского.
Всё расступилось, и государь, улыбаясь и не в такт ведя за руку хозяйку дома, вышел из дверей гостиной. За ним шли хозяин с М. А. Нарышкиной, потом посланники, министры, разные генералы, которых не умолкая называла Перонская. Больше половины дам имели кавалеров и шли или приготовлялись итти в Польской. Наташа чувствовала, что она оставалась с матерью и Соней в числе меньшей части дам, оттесненных к стене и не взятых в Польской. Она стояла, опустив свои тоненькие руки, и с мерно поднимающейся, чуть определенной грудью, сдерживая дыхание, блестящими, испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская – у ней была одна мысль: «неужели так никто не подойдет ко мне, неужели я не буду танцовать между первыми, неужели меня не заметят все эти мужчины, которые теперь, кажется, и не видят меня, а ежели смотрят на меня, то смотрят с таким выражением, как будто говорят: А! это не она, так и нечего смотреть. Нет, это не может быть!» – думала она. – «Они должны же знать, как мне хочется танцовать, как я отлично танцую, и как им весело будет танцовать со мною».
Звуки Польского, продолжавшегося довольно долго, уже начинали звучать грустно, – воспоминанием в ушах Наташи. Ей хотелось плакать. Перонская отошла от них. Граф был на другом конце залы, графиня, Соня и она стояли одни как в лесу в этой чуждой толпе, никому неинтересные и ненужные. Князь Андрей прошел с какой то дамой мимо них, очевидно их не узнавая. Красавец Анатоль, улыбаясь, что то говорил даме, которую он вел, и взглянул на лицо Наташе тем взглядом, каким глядят на стены. Борис два раза прошел мимо них и всякий раз отворачивался. Берг с женою, не танцовавшие, подошли к ним.

Источник: wiki-org.ru

Слове́не (и́льменские словене) — восточнославянское племя, жившее во второй половине первого тысячелетия в бассейне озераИльмень и верхнего течения Мологи и составлявшее основную массу населения Новгородской земли. Археологически словене отождествляются с т. н. «культурой сопок», распространённой в бассейне озера Ильмень с V — VII веков (древнейшее изученное поселение Городок на Маяте, в Парфинском районе Новгородской области, по данным раскопок 2005—2008 годов)[1] и Верхнем Поволжье (памятники «удомельского» типа). Около 700 года словене построили (на месте финской деревянной крепости) Любшанскую крепость вблизи устья реки Волхов. В 770-е годы словене заняли раннее поселение в Старой Ладоге, где организовали производство стеклянных бус, использовавшихся для торговли с финскими племенами (до 840-х годов). В VIII — начале IX веков вблизи истока Волхова возникает укреплённое Городище, служившее резиденцией будущих новгородских князей — предположительно предшественник Новгорода[2]. Также в Южном Приильменье известен город Руса, в котором выявлен культурный слой поселения не позднее конца IX века.[3] В 1-й половине X века в земле словен возникает Новгород, ставший крупным политическим, ремесленным и торговым центром средневековой Руси.

 

История

История словен до IX века известна плохо и только по преданиям, а потому — недостоверна. Первопредками словен и их князей предание (записанное в период с конца XV по XVII века) называет Словена и Руса, которым приписывается основание городов Словенска/Новгорода и Русы задолго до нашей эры. По другой версии, изложенной в спорной т. н. Иоакимовской летописи, князь Словен основал только некий Великий Град (то есть столицу словен). Далее по Иоакимовской летописи власть перешла к потомку Словена легендарному князю Вандалу, после которого сменилось десять поколений вплоть до IX века. Сыновьями Вандала были три легендарных князя Избор, Владимир и Столпосвят, княжившие в трёх городах, названых в их честь — Изборск, Владимир и Столпосвятов (отждествлялся Татищевым с Осташковым). Предание о трёх братьях князьях напоминает многие подобные легенды из которых на Руси наиболее известны легенды о Кие, Щеке и Хориве и о Рюрике, Синеусе и Труворе. Иоакимовская летопись сообщает только, что главная правящая династия происходит от Владимира, но вплоть до IX века ни одного представителя не называет. Татищев В. Н. относит время легендарного князя Вандала к VI веку. Археологических подтверждений существования княжества словен в VI веке не существует, хотя расселение первых групп славян в Южном Приильменье и на Верхней Волге отмечается отдельными памятниками V — VII веков. Следов проживания словен на Волхове в это время не обнаружено.

Значительные изменения в жизни словен происходят в VII — VIII веках.

По мнению Седова это связано с начавшимся потеплением, когда в регионе стало возможно прогрессивное пашенное земледелие, которое в местах проживания словен появляется раньше, чем у соседних кривичей и финно-угров. Возникновение на Волхове крепостей Любшанской и Городища в VIII веке, увеличение численности населения (распространение селищ), распространение могильников с сопками, захоронения знати, развитие торговли свидетельствуют о процессе социально-экономического развития у словен. В Южном Приильменье и в бассейне реки Ловати В. В. Седовым отмечен процесс ассимиляции словенами местных кривичей — культурные традиции словен становятся преобладающими. Всё свидетельствует о лидирующем положении словен в регионе.

Отсутствие надёжных письменных источников по истории словен отчасти восполняется данными археологии. Примерно в 700 году словене вышли к Приладожью и захватили и перестроили финскую Любшанскую крепость в устье Волхова. В 760-е годы словене захватили и перестроили соседнее торгово-ремесленное поселение в Ладоге. В 780-е — 830-е годы словене участвуют в международной торговле (в частности продают пушнину), в их земле оседают клады арабских дирхемов, поступающие по Волге. Очевидно также устанавливаются связи со странами Балтийского бассейна — с Пруссией, Померанией, островами Рюгеном и Готландом. В 830-е годы Приладожье подвергается нападениям варягов (предположительно свеев) со стороны Балтики, после чего в Ладоге наблюдается появление множества вещей балтийского происхождения. В 850-е годы расширяются торговые связи с Готландом и Швецией.

По спорной Иоакимовской летописи в первой половине IX века у словен был князь Буривой, воевавший с варягами и проигравший решающую битву. После поражения князь бежал в город Бярмы, расположенный где-то на острове, а варяги обложили словен данью. Затем словене пригласили на княжение Гостомысла сына Буривоя. Гостомысл будто бы разгромил всех врагов и обложил данью всех соседей, и долго княжил в Словенской земле. Историки отмечают, что предание о Гостомысле очевидно имеет западнославянское происхождение (у балтийских славян известен король Гостомысл, погибший в 844 году).

В 860-е — 870-е годы территория словен пережила период междоусобных войн, что обычно связывают с летописными преданиями о «призвании князей». Согласно ПВЛсловене входили в коалицию, пригласившую варяжских князей. По преданию Рюрик, основатель династии Рюриковичей, также стал княжить в земле словен (по разным версиям или в Ладоге, или в Новгороде).

После строительства Новгорода в X веке — словене в источниках называются преимущественно «новгородцами», а их земля становится основой Новгородской Земли.

 

Примечания

Самое раннее славянское поселение Приильменья
Рюриково городище
Старая Русса состарилась на 200 лет

Источник: www.pagans.su

05:45 pm — Происхождение ильменских словен

Племенной центр ильменских словен

С.Л. Санкина. Этническая история средневекового населения Новгородской земли по данным антропологии. С.-Петербург, 2000

По первым двум векторам, описывающим различные направления изменчивости, балтийские славяне отличаются от новгородцев довольно сильно и сближаются с германцами. Население побережья, вопреки ожиданиям, наиболее ярко отразило те черты, которые отличают западных славян в целом от словен новгородских…
Новгородцы большей частью тесно связаны между собой. Из числа финских групп нашлись две близкие населению юго-восточного Приладожья и Хрепле. В основном же сближаются с новгородцами различные группы балтов, как правило, более грацильные ятвяги, пруссы и селы. Население Удрая чрезвычайно сходно с массивными балтами. Только две западнославянские серии приблизились к новгородским: висляне Коньске (Которск) и население Нижней Вислы (Хрепле). В обоих случаях расстояния Махаланобиса довольно большие.
Результаты анализа убеждают, таким образом, что в настоящее время едва ли есть основания говорить о какой-то особенной антропологической общности балтийских славян и ранних новгородцев, по крайней мере, исходя из имеющегося набора признаков. Балтийские славяне демонстрируют гораздо больше общих черт с германцами, чем со словенами, что, может быть, объясняется взаимным влиянием этих соседствующих групп населения или общим субстратом…
На рис. 10 показано расположение групп на плоскости, образованной двумя первыми КВ. Области концентрации западнославянских и новгородских серий практически не пересекаются (то, что группа из Пскова, не имеющая аналогий в сравнительных материалах, оказалась среди западных славян – результат искажений, возникающих при передаче на плоскости многомерной структуры). В то же время в границах первой оказались германские, а второй – балтские и финские серии…
Итак, краниологические особенности западных славян в целом и синхронных им новгородцев различаются. Сходство первых с германцами заставляет думать о том, что к началу II тысячелетия эти две общности уже испытали сильное взаимное влияние (особенно это касается славян побережья). Обращает на себя внимание также то, что в антропологическом облике западных славян прослеживаются особенности, сближающие их с грацильными балтами. В данном случае это селы, пруссы и, в очень малой степени, земгалы. Не обнаружилось сколько-нибудь заметного сходства западных славян с ятвягами, но зато оно довольно значительно с пруссами и, вероятно, с куршами. Серия куршей не была включена в анализ из-за крайней фрагментарности. Куршей, как и пруссов, отличают довольно грацильная по сравнению с другими балтами черепная коробка и небольшая ширина орбиты. Теми же особенностями характеризуется и население Восточной Пруссии позднего неолита и бронзы. Возможно, грацильные балты и западные славяне формировались на одной антропологической основе…
Это говорит о том, что новгородские словене и западнославянские группы Балтийского поморья за несколько веков изменились настолько, что сходство между ними уже не обнаруживается, либо языковые параллели в данном случае не имеют отношения к антропологическому родству. Последние данные лингвистики, впрочем, также ставят под сомнение концепцию новгородско-западнославянского родства и во всяком случае допускают весьма различные толкования. (с. 54-59)

Не подтвердилось сходство антропологических комплексов, характерных для ранних новгородцев и славян балтийского побережья (ободритов и поморян). Сильное сходство последних с германцами свидетельствует о далеко зашедшем смешении. Западные славяне в целом отличаются от новгородцев более узкими и высокими орбитами и носом. Ранние новгородцы гораздо ближе к балтам, но даже с поздними новгородцами сходство сильнее, чем со славянами балтийского побережья. Тем не менее, уже упоминавшееся сходство населения Восточной Прибалтики и части восточных и западных славян может говорить о первоначальном единстве происхождения. (с. 98)

The most oft-cited theory concerning the origins of the Old Russian populations of Novgorod is the “Western Slavic” one. It states that the direct ancestors of the Novgorodian Slavs were the Western Slavs who had migrated to the Novgorodian region from the southern Baltic coast, specifically Pomoryane and Obodrity. The claim was supported mostly by the fact that Western Slavs, like Novgorodians, but unlike most Eastern Slavs, were mesocranic. New materials, however, demonstrate that the early Novgorodians were mostly dolichocranic…
Contrary to the prediction made by the Western Slavic theory, populations of the southern Baltic coast are the least similar to the Novgorodian groups. As the Mahalanobis distances suggest, the southern Baltic Slavs, except those of the Lower Vistula area, are very close to certain Germanic groups. Most Novgorodian groups, on the other hand, are very close to each other as well as to various Baltic-speaking populations, specifically the more gracile ones, such as Yatviagi, Prussians and Selonians. Our findings, then, disprove the idea that early Novgorodians had close affinities with the Baltic Slavs. The latter were cranially much closer to Germanic tribes, which may be explained either by admixture or by common origin…
It must be concluded that craniometric analysis does not reveal any Western Slavic affinities in the populations of northwestern Rus’. The same analysis does point to the affinities between the early Novgorodians and the Baltic-speaking tribes. (с. 107)

Таким образом, суммируя результаты исследования, рассмотренные в главах 1 и 2, можно сказать, во-первых, что раннее население Новгородской земли было очень сходно с балтами: даже крайне массивным долихокранным балтским сериям I тысячелетия находятся аналогии среди ранних новгородцев… Существование подобной общности может объясняться участием в генезисе балтов, славян, а также древних обитателей Эстонии единого субстрата – населения культуры боевых топоров, обладавшего выраженными европеоидными чертами. (с. 66-67)

Итак, теорию о западнославянском происхождении словен можно со спокойной душой сдать в утиль. Их предки пришли на будущую Новгородскую землю из более южных областей России, где образовались на основе племен культуры шнуровой керамики/боевых топоров.

Источник: aquilaaquilonis.livejournal.com

Племенной центр ильменских словен

Племенной центр ильменских словен

Словены ильменские — племенное объединение восточных славян, селившихся севернее полочан и кривичей, в бассейне озера Ильмень и реки Волхов в Новгородской области.

Ильменские словене, центром которых был Новгород Великий, стоявший на берегу реки Волхов, вытекавшей из озера Ильмень и на чьих землях стояло немало других городов, отчего соседние с ними скандинавы называли владения словен «гардарикой», то есть «землей городов».

Это были: Ладога и Белоозеро, Старая Русса и Псков.

Свое имя ильменские словене получили от названия озера Ильмень, находящегося в их владениях и называвшегося также Словенским морем. Для жителей, отдаленных от настоящих морей, озеро длиною в 45 верст и шириною около 35 казалось огромным, потому и носило свое второе название — море.

Наиболее ранние захоронения в словенских сопках относятся к к.VI-н.VII вв. и тяготеют к северо-западному углу расселения. Количество захоронений в таких сопках доходило до нескольких десятков. Захоронения в сопках производились только после трупосожжения. Размеры захоронений невелики: от 120х30 до 150х60 м. В основном, селища располагались рядом с погребальными сооружениями, образуя единые комплексы. Для поселений выбирались места наиболее удобные для занятий подсечным земледелием — вдоль рек с широкими долинами и пологими береговыми террасами. Застройка селищ была достаточно свободной. Жилищами служили наземные срубные дома с печами-каменками того же типа, что и старолоадожские, расположенными в углу. Лепная посуда близка нижним горизонтам раскопок Старой Ладоги и как и та определена как производная от пражско-корчакской керамики. Рассматриваемые сосуды являются результатом эволюции славянской керамики V-VII вв., распространённой от верхней Эльбы до Киевщины. В общем и целом она подобна керамике, находимой в сопках. Кроме керамики в раскопах найдены глиняные льячки, глиняные пряслица, бронзовые спиральки, часть удил, стеклянные бусы, трапецевидные привески. В 859, по данным "Повести временных лет", норманны и хазары поделили сферы влияния в Восточной Европе. Варяги обложили данью с чудь, ильменских словен, мерю и кривичей, весь, а хазары — с полян, северян, вятичей (брали с них дань по серебряной монете и веверице с дыма). В н.IX в. вместе с кривичами и чудью создали объединения Славию, ставшую ядром Новгородской земли. К 859 относится первое упоминание Новгорода в летописи. В VIII-IX вв. в ареале словен возникают первые городища. Наиболее раннее из них — поселение в Старой Ладоге. Весь материал подобен инвентарю наиболее ранних погребальных сопок. Население было славяно-финское о чём свидетельствуют два типа жилищ. Жильё имеющее аналоги у местного финского населения — наземные большие с большой квадратной печью в середине. И словенские — сравнительно небольшие квадратные в плане с печью в углу. В X в. при перепланировке Ладоги первый тип построек исчез и остались только постройки словенского типа. Раскопки дали материал и в т.ч. железный сошник, что показывало, что словене в X в. переходили от подсечного земледелия к пахотному. Из др.городищ большой интерес представляет Новгородское "Рюриково" городище, расположенное в самом центре области расселения новгородских словен, на берегу Волхова, там где он вытекает из оз.Ильмень. Городище относится к IX-X вв. и было поселением торгово-ремесленного и военно-административного характера. Материальная культура подобна староладожской. На смену сопкам в IX в. по всему их ареалу приходят круглые курганы, по внешнему виду одинаковые с погребальными насыпями др.восточнославянских племён. Только одна весьма примечательная особенность выделяет новгородские курганы среди прочих — основания их обкладывались кольцом из валунов. Особенно много захоронений на Ижорском плато, где до прихода словен жило прибалтийско-финское племя водь, с которым смешались пришлые словены. К XIV в. курганные захоронения здесь исчезают.
http://ageofvikings.narod.ru/sloveni.htm

Источник: urb-a.livejournal.com

Карта расселения славянских племен

Вятичи — восточнославянский союз племен, обитавших в бассейне верхнего и среднего течения Оки и по реке Москва. Расселение вятичей происходило с территории Днепровского левобережья или с верховьев Днестра. Субстратом вятичей являлось местное балтское население. Вятичи дольше других славянских племен сохраняли языческие верования и сопротивлялись влиянию киевских князей. Непокорность и воинственность — визитная карточка племени вятичи.

Кривичи — племенной союз восточных славян 6-11 веков. Проживали на территориях нынешних Витебской, Могилёвской, Псковской, Брянской и Смоленской областей, а также восточной Латвии. Сформировались на основе пришлого славянского и местного балтского населения — Тушемлинская культура. В этногенезе кривичей участвовали остатки местных финно-угорских и балтских — эсты, ливы, латгалы — племен, которые смешались с многочисленным пришлым славянским населением. Кривичей подразделяют на две большие группы: псковскую и полоцко-смоленскую. В культуре полоцко-смоленских кривичей наряду со славянскими элементами украшений, присутствуют элементы балтского типа.

Словене ильменские — племенной союз восточных славян на территории Новгородской земли, в основном в землях около озера Ильмень, по соседству с кривичами. По свидетельству «Повести временных лет», словене ильменские вместе с кривичами, чудью и мерей участвовали в призвании варягов, которые были родственны словенам — выходцам с Балтийского Поморья. Ряд историков считает прародино словен Поднепровье, другие выводят предков ильменских словен из Балтийского Поморья, поскольку предания, верования и обычаи, тип жилищ новгородцев и полабских славян очень близки.

вятичи, кривичи и словене ильменские сформировали, в дальнейшем, великороссов

Дулебы — племенной союз восточных славян. Населяли территории бассейна реки Буг и правых притоков Припяти. В 10 в. объединение дулебов распалось, а их земли вошли в состав Киевской Руси.

Волыняне — восточнославянский союз племен, проживавший на территории по обоим берегам Западного Буга и у истока р. Припять. В русских летописях волыняне впервые упоминаются в 907 году. В 10 веке на землях волынян образовалось Владимиро-Волынское княжество.

Древляне — восточнославянский племенной союз, занимавший в 6-10 вв. территорию Полесья, Правобережье Днепра, западнее полян, по течению рек Тетерев, Уж, Уборт, Ствига. Ареал проживания древлян соответствует ареалу лука-райковецкой культуры. Имя древляне дано им потому, что они жили в лесах.

Дреговичи — племенной союз восточных славян. Точные границы обитания дреговичей до сих пор не установлены. По мнению ряда исследователей, в 6-9 веках дреговичи занимали территорию в срединной части бассейна реки Припять, в 11 — 12 веках южная граница их расселения проходила южнее Припяти, северо-западная — в водоразделе рек Друть и Березина, западная — в верховьях реки Неман. При заселении Беларуси, дреговичи двигались с юга на север к реке Неман, что указывает на их южное происхождение.

Полочане — славянское племя, часть племенного союза кривичей, которые жили по берегам реки Двина и ее притока Полота, от которого и получили свое название.
Центром земли полочан был город Полоцк.

Поляне — племенной союз восточных славян, обитавший на Днепре, в районе современного Киева. Само происхождение полян остается неясным, так как территория их расселения находилась на стыке нескольких археологических культур.

Радимичи — восточнославянский союз племен, обитавший в восточной части Верхнего Поднепровья, по реке Сож и ее притокам в 8-9 веках. Через земли радимичей проходили удобные речные пути, связывавшие их с Киевом. У радимичей и вятичей был схожий обряд погребения — прах хоронился в срубе — и схожие височные женские украшения (височные кольца) — семилучевые (у вятичей — семило-пастные). Археологи и лингвисты предполагают, что в создании материальной культуры радимичей участвовали и племена балтов, жившие в верховьях Днепра.

Северяне — восточнославянский союз племен, обитавших в 9-10 веках по pекам Десна, Сейм и Сула. Происхождение названия северяне имеет скифско-сарматское происхождение и возводится к иранскому слову «чёрный», что подтверждается названием города северян — Чернигов. Основным занятием северян было земледелие.

Тиверцы — восточнославянское племя, расселившееся в 9 веке в междуречье Днестра и Прута, а также Дуная, в том числе у Буджакского побережья Чёрного моря на территории современных Молдавии и Украины.

Уличи — восточнославянский союз племен, существовавший в 9 — 10 веках. Уличи жили в нижних течениях Днепра, Буга и на берегу Черного моря. Центром племенного союза был г. Пересечен. Уличи долгое время противостояли попыткам киевских князей подчинить их своей власти.

Дополнительный материал

Исконный ареал русского генофонда

Материал создан: 15.07.2014


Источник: iamruss.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.