Палкин прозвище императора

Почти каждый король, император или царь помимо имени имел прозвание, своеобразный «псевдоним», выделяющий его из сонма «коллег». Прозвища могли указывать на особенности внешности монарха, характер или дела, которыми он прославился. Некоторые из них были обидными (Глупый, Сварливый, Ленивый), другие, наоборот, восхваляли правителя (Великий, Великолепный, Мудрый).

В Средние века монархи чаще всего получали прозвища от подданных которые, конечно, подмечали малейшие изъяны государя. Позднее, чтобы избежать казусов и сохранить достоинство правителя, благозвучные прозвания стали придумывать приближённые монарха, однако народ не всегда соглашался с ними.

Большинство российских императоров также не избежали этой участи — почти каждый из них имел прозвище. И если официальные отличалось красотой и благозвучием, то народные часто высмеивали государя.

Пётр I

За свои заслуги Пётр I был прозван Великим или Отцом Отечества. Первый император сделал для России немало: построил город на Неве, преобразовал армию, практически с нуля создал военно-морской флот, основал школы и академии, одержал победу в нескольких войнах.


Под началом Петра Великого государство полностью изменилось, поэтому Великим монарха называли по праву. Однако не все современники императора были довольны реформами. В бессильной злобе противники императора придумывали ему обидные прозвища.

П. Деларош. Портрет Петра I

В одном из произведений Михаила Булгакова гетман Мазепа называл Петра I Драконом московским. Были и другие, ещё более обидные прозвища, впрочем, спустя века они забылись: в истории Пётр так и остался Великим.

Екатерина II

Екатерину II, императрицу, сделавшую для государства немало, так же, как и Петра I, называли Великой или Матерью Отечества. Как говорила сама Екатерина, она «неусыпно заботилась о благе всех подданных» и, несмотря на множество политических ошибок, сумела укрепить роль России в мире и расширить границы империи.

Народ, положение которого при императрице лишь ухудшился, подобного пиетета не выказывал и называл императрицу просто — Немка.

Александр I

Александра I, который, несмотря на многочисленные ошибки и просчёты, всё-таки сумел одолеть доселе непобедимого Наполеона, официально именовали Благословенным. Подчёркивая заслуги Александра, этот титул (Благословенный, Великодушный держав восстановитель) в 1814 году императору преподнёс Сенат. Именно в этом году Бонапарт отрёкся от престола, был сослан на остров Эльба, а во Францию вернулись представители династии Бурбонов.

Дж. Доу. Портрет Александра I

Простые люди соглашались с Сенатом, а европейцы, которых освободила русская армия под началом императора, и вовсе величали Александра Ангелом на троне.

Николай I


Императора, эпоха которого была соткана из противоречий, официально именовали Незабвенным. Не подразумевая ничего конкретного, окружение просто льстило монарху.

Простой народ относился к императору гораздо критичнее. Как писал Лев Толстой в одном из своих рассказов, солдаты называли Николая I Палкиным — император ввёл в армию железную дисциплину, а телесные наказания были в то время явлением совершенно обыденным.

Ещё одно прозвище императора, Жандарм Европы, появилось из-за особенностей внешней политики Николая I — силами русской армии была подавлена революция в Венгрии.

Александр II

Александра II именовали Освободителем, в этом и обычные люди, и близкое окружение императора были солидарны. Александр Николаевич вошёл в историю как монарх, отменивший крепостное право, за что и удостоился такого лестного прозвания. Кроме того, император решился на войну с Османской империей, в результате которой были освобождены Балканы.

Н. Лавров. Портрет Александра II

Александр III

Палкин прозвище императора

Александра III называли Миротворцем. Здесь мнение народа и дворян вновь совпали. Несмотря на то, что император считался консерватором и реакционером, при нём Российская империя не вступила ни в один военный конфликт (за исключением операций в Средней Азии).


Именно Александру III принадлежит фраза: «Чужой земли нам и пяди не надо, а своей и вершка не отдадим».

Источник: newsland.com

     Следует отметить, что традиция прозваний первых лиц страны очень древняя, настолько древняя, что восходит буквально к началам российской государственности. Кроме этого, следует помнить, что прозвища прочно бытовали в общественном сознании, поскольку до XIV–XV вв. собственно фамилий и не было, и именно прозвища стали фундаментом для появления фамилий. Все мы помним, что князя Владимира, крестителя Руси, называли Красным Солнышком , его сына Святополка – Окаянным , а другого сына Ярослава – Мудрым . Даже после появления фамилий традиция прозваний первых лиц сохранялась. Так, Ивана IV мы больше знаем, как Грозного , а московского царя Алексея Михайловича, как Тишайшего . Эта традиция прозваний в полном объеме воспроизводилась и при Романовых вплоть до 1917 г.

   Дело в том, что большая семья Романовых имела множество уровней общения. На уровне личных контактов, говоря между собой о ком-либо из членов своей семьи, часто использовали прозвища, иногда принимавшие почти официальный характер. Эти прозвища связывались либо с внешними особенностями, либо со специфическими чертами характера. Как правило, «свое» неофициальное прозвище члены императорской семьи знали. Если оно носило комплиментарный характер, то становилось почти официальным. Если несло в себе негативные черты, то его, конечно, «в глаза» не произносили, что не мешало активно пользоваться прозвищем в разговорах между собой «за глаза». Упоминания об этих прозвищах довольно редки, поскольку о них только иногда говорится в личной переписке или мемуарах.


    Широко известны прозвища (прозвания) российских императоров. Как правило, они носили политизированный характер и связывались с особенностями проводимой ими внутренней или внешней политики. Иногда причиной появления того или иного прозвища становились какие-либо конкретные события. Нередко прозвания начинают исходить из среды, оппозиционной дому Романовых. Так, авторство самого известного прозвища Николая I, Палкин , приписывают герценовскому «Колоколу». Именно из среды революционных демократов вышли и другие столь же нелестные для царя прозвища. Их усилиями сложную и противоречивую фигуру Николая I на многие десятилетия свели к однолинейному образу солдафона с оловянными глазами.

Палкин прозвище императора

Николай I

    Александр II получил официальное прозвание Освободителя . Царский манифест, подписанный 19 февраля 1861 г., освободивший миллионы крепостных крестьян, навеки связан с именем Александра II. Официальная пропаганда приложила немало усилий для закрепления лестного прозвания за именем царя.


Палкин прозвище императора

Александр II

    Александр III получил прозвание Священного Миротворца . За 13 лет правления этого царя Россия, не участвуя в войнах, значительно укрепила свои позиции на международной арене. Тем не менее это прозвание также стало результатом официальной пропаганды. Его впервые употребил Николай II в 1895 г. в одной из своих первых речей, составленной обер-прокурором Священного Синода К.П. Победоносцевым. Оба комплиментарных прозвания, Освободитель и Миротворец , усилиями официальной пропаганды тесно спаялись с именами Александра II и Александра III. Это стало возможным не только благодаря усилиям официальной пропаганды, но и тому, что эти прозвания имели под собой прочную основу, признанную современниками.

Палкин прозвище императора

Александр III (Художник — Nikolay Shilder)

    У Николая II так и не появилось подобного лестного официального прозвания, но в изобилии были некомплиментарные прозвища. Самое известное из них – Кровавый . Память о погибших на Ходынском поле во время коронационных торжеств 1896 г. оставалась в памяти народа вплоть до 1917 г. Это прозвище окончательно закрепилось за царем после проигранной Русско-японской войны, Кровавого воскресенья 9 января 1905 г.


бессмысленных многомиллионных жертв Первой мировой войны. Появились у Николая II и другие столь же нелестные прозвища. Так, в одном из его манифестов в тексте неудачно и неоднократно использовалась фраза «А на нас легла тяжкая ответственность…», «А на нас легло бремя…», «А на нас…». В результате у царя появилось прозвище Ананас .

Палкин прозвище императора

Николай II

    Менее известны прозвища других членов императорской семьи и то, как сами называли себя самодержцы в кругу своих близких. Например, Николай I в письме к младшему брату Михаилу Павловичу 17 мая 1826 г. просил от его имени обнять племянниц, «от имени дяди с длинным носом». Следует отметить, что в данном случае самоирония императора характеризует его весьма положительно. Младшего брата, великого князя Михаила Павловича, Николай I в письмах называл «любезный Михайло».

Палкин прозвище императора

Великий Князь Михаил Павлович, портрет кисти И.Крамского

   Императрица Александра Федоровна имела много домашних прозвищ. Все они, естественно, носили комплиментарный характер, поскольку Николай Павлович десятилетиями последовательно создавал культ прекрасной дамы по отношению к жене.


Шарлотты Прусской имелось еще домашнее, девичье прозвище – Белый Цветок . Так ее назвали по имени героини французской поэмы XVIII в., возлюбленной сарацинского короля Испании. Звучало это прозвище, как Бланш флер , или Бланшфлур . Сам Николай Павлович называл свою жену птичкой за хрупкость фигуры и легкость походки. Иногда Николай I величал жену, как Madame Nicolas . В этом же духе он называл свою невестку великую княгиню Елену Павловну – Madame Michel .

Палкин прозвище императора
Палкин прозвище императора

Madame Nicolas(императрица Александра Федоровна) и Madame Michel(Вел.княгиня Елена Павловна)

   Были домашние прозвища и у детей Николая I. Старшего сына-наследника, будущего Александра II, рожденного в Москве, отец иногда назвал Московским калачом . Свою дочь Александру Николаевну, наряду с офранцуженным сокращением Адини , называли еще и Домовым . Трудно сказать, почему.

Палкин прозвище императора

Александра Николаевна (Художник — Christina Robertson)

   Естественно, были прозвища и у придворных из ближайшего окружения Императорской фамилии. Примечательно, что некоторые из прозвищ шли из детства. Так, министр Императорского двора граф В.Ф.


лерберг из детства вынес не только шрам на лбу, полученный ружейным прикладом в детской потасовке от будущего Николая I, но и детское прозвище Флам . И в более поздние времена у императорского окружения появились свои прозвища. Некоторые из них были очень незатейливыми – детскими. Так, уже достаточно взрослый великий князь Сергей Александрович называет фрейлину графиню А.Д. Блудову Блудихой («Поздравляли Блудиху с именинами»), а воспитательницу великой княжны графиню А.А. Толстую – Толстихой («Вечером у нас была вечеринка с несколькими персонами: Блудиха, Толстиха, Надина, Варвара В., Костя, Никола»). Одного из офицеров охраны Николая II в семье назвали Пекинским Деном . Дело в том, что капитан 1-го ранга Карл Ден принимал участие в подавлении боксерского восстания в Пекине и первым из офицеров поднялся на стену Запретного года, получив за это орден Св. Георгия.

Палкин прозвище императора

Графиня Блудова Антонина Дмитриевна

Ряд прозвищ бытовал только в узком кругу. Так, Александр II в своих письмах к Е.М. Долгоруковой называл себя Мунькой , а свою гражданскую жену – Дусей .

Палкин прозвище императора

Дуся и Мунька

   Поскольку имя Николай с легкой руки Екатерины II стало популярным в семье Романовых, то, естественно, от этого имени было много «домашних» производных.


гда в семье Александра II в 1840-х гг. начали рождаться дети, то им родители по традиции давали «домашние» имена. Старшего сына Александра II, великого князя Николая Александровича дома звали Никсой . Поэтому, когда в 1850 г. у второго сына Николая I великого князя Константина Николаевича родился первый сын, названный также Николаем, возникла проблема, как его звать попросту, в домашнем быту. Барон М.А. Корф передает слова молодого отца: «В нашей семье столько Николаев, что нелегко придумать для каждого уменьшительное имя. Большого брата до сих пор зовут Низи. Николая Александровича – Никса. Николая Максимилиановича – Коля, пришлось мне назвать моего – Никола».

Палкин прозвище императора

Великий князь Николай Константинович (Никола)

Второго сына великого князя Константина Николаевича, Константина Константиновича, знаменитого поэта «К. Р.», уже в юности за высокий рост и худобу родственники называли Селедкой .

Палкин прозвище императора

Великий князь Константин Константинович (Селёдка)

   Дочь Александра II, великую княгиню Марию Александровну, будущую герцогиню Эдинбургскую, дома звали Уткой. У нее были и другие домашние имена. Одна из мемуаристок приводит эпизод, когда у них, тогда маленьких детей, состоялся по этому поводу разговор с молодым императором: «Государь говорил нам, что и своей дочке Маше он дал прозвище. «Отгадайте, дети, какое?» Мы ничего не придумали. «Утка – за ее походку»». Но у отца для дочери были и более ласковые имена. В одном из писем Александр II, благодаря дочь за письмо, называет ее Душонком .


Палкин прозвище императора

Великая княгиня Мария Александровна(Утка)

    Второго сына Александра II, будущего императора Александра III, любящие родители звали за крепкое телосложение и некоторую мешковатость Бульдожкой, Мопсом или Макой . Видимо, требовательные родители не были в восторге от внешности своего сына. В одном из писем к жене Александр II писал по поводу будущего Александра III: «О, как я хотел бы задушить поцелуями этого милого дурнушку».

Палкин прозвище императора

Портрет цесаревича Александра Александровича(Бульдожки) (1845-1894) в свитском сюртуке(Художник Зарянко)

    Третьего сына Александра II, великого князя Владимира Александровича, в детстве отличавшегося пухлым телосложением, называли Толстяком . Было у него и другое детское прозвище – Кукеа . Видимо, оно было связано уже с особенностями характера маленького великого князя. Конечно, детей так называли без всякой задней мысли, но от этого для них эти прозвища, наверное, не становились менее обидными. Пятого сына Александра II, Сергея, императрица Мария Александровна называла Гегой , а родные в письмах – Сижиком . Шестого сына Александра II, великого князя Павла Александровича, родившегося в 1860 г., буквально с младенческих лет все домашние звали Пицем .

Палкин прозвище императора

Великий князь Павел Александрович (Пиц)

    Традиция прозвищ бытовала и в детской среде. Для детей это было вполне естественно. Граф С.Д. Шереметев, описывая свои отроческие годы, пришедшиеся на 50-е гг. XIX в., упоминал, что «был между всеми заведен обычай называть друг друга особыми прозвищами. Так, Александр Петрович прозывался Ириний, Георгий Петрович – Баха , меня звали Макар, а Екатерина Петровна была Марлиночка . Следует только добавить, что все вышеперечисленные – принцы и принцесса Ольденбургские, оставившие заметный след в истории России второй половины XIX в.

Палкин прозвище императора

Екатерина Петровна Ольденбургская (Марлиночка)

    Однако детей царя, даже во время игр, ровесники называли неизменно по имени-отчеству, вне зависимости от возраста. Когда в 1865 г. у семилетнего великого князя Сергея Александровича один из его товарищей по играм спросил можно ли его называть просто Сережа, то семилетний мальчик ответил: «Не знаю, спроси у Дмитрия Сергеевича». Однако мальчик постеснялся обращаться к воспитателю и продолжал называть семилетнего великого князя Сергеем Александровичем. Следует отметить, что императрица Мария Александровна заблаговременно просила родителей «приглашенных» детей внушить им не угодничать перед маленьким великим князем, не называть его «Ваше Высочество», а просто «Вы» и «Сергей Александрович».

    В семье Александра III императрицу Марию Федоровну за взрывной характер за глаза называли Гневной. Наследника цесаревича, будущего Николая II, звали Ники , или Ника . Второго сына Александра III, болезненного и худого великого князя Георгия Александровича, родители звали Джоржи . Было у него и другое «имя». Невестка, императрица Александра Федоровна, прозвала болезненно худого Георгия Александровича Плакучей Ивой – «Weeping Willow».

Палкин прозвище императора

"Гневная"(императрица Мария федоровна) и дети

   Другого брата Николая II, великого князя Михаила Александровича, родные называли Милый Floppy . Это прозвище произошло от английского «flop» – шлепаться. Дело в том, что долговязый Михаил имел обыкновение шлепаться в кресло, вытягивая перед собой свои длинные ноги.

    Как отмечали современники, Александр III изменил стереотип общения с подданными. Все единодушно утверждали, что, в отличие от предшественников, на «ты» царь обращался только к самым близким людям. То же самое относилось и к прозвищам. Александр III очень редко «допускал себе давать прозвища и говорить в полушутливом тоне с придворными». Тем не менее у него с отроческих лет остались прозвища для близких людей, он периодически их использовал. Так, своего дядю, великого князя Константина Николаевича, с которым он очень не ладил, Александр III называл не иначе, как Коко , а великую княгиню Екатерину Михайловну (дочь великого князя Михаила Николаевича), «еще неудобнее…» Над своим младшим братом Владимиром Александровичем царь подтрунивал, называя его «генералом». Оставались еще друзья юности, с кем отношения постепенно менялись. Такого причудливого человека со сложной репутацией, как князь В.П. Мещерский, Александр III называл Vovo , но без малейшего раздражения, скорее с чувством жалости и легкой иронии.

Палкин прозвище императора

Князь Владимир Петрович Мещерский

    Иногда весьма уничижительные прозвища получали и члены императорской семьи. Так, именно при Александре III великий князь Михаил Михайлович (1861–1829) получил незатейливое прозвище Миша-дурак . Оставивших по себе мрачную память великих княгинь черногорок Милицу и Стану, родственники за глаза величали Сциллой и Харибдой . Надо сказать, что любящая родня «пригвоздила» семейным, нелестным прозвищем и Николая II. Великий князь Николай Михайлович за глаза называл своего племянника не иначе как «наш дурачок Ники».

    Имела свои прозвища и многочисленная европейская родня. Английскую королеву Викторию (1838–1901) при Российском дворе привычно называли Гранни . Принца прусского Сигзимунда-Вильгельма – Бобби , германского императора Вильгельма II – дядей Вилли . Марию Максимилиановну, принцессу баденскую, попросту называли тетей Марусей. Таких имен было множество. Поэтому внешняя европейская политика вплоть до начала XX в. имела отчетливо выраженный семейный характер, когда бабушка Гранни могла по-семейному пожурить своего «внука», российского императора Ники, в присутствии дяди Вилли (германского императора Вильгельма II).

Палкин прозвище императора

Представители царствующих домов Европы в Кобурге. Сидят: кайзер Германии Вильгельм II, королева Англии Виктория (в центре), вдовствующая германская императрица Виктория. За ними стоят: цесаревич Николай Александрович, его невеста принцесса Гессенская Алиса, великая княгиня Мария Павловна (вторая справа), великая княгиня Елизавета Маврикиевна (первая справа). В предпоследнем ряду — великий князь Сергей Александрович (в центре), великий князь Владимир Александрович (второй справа). В последнем ряду — великий князь Павел Александрович (второй слева), великая княгиня Елизавета Федоровна (вторая справа). Германия. Весна-лето 1894 года

   Когда Николай II женился, то светские сплетники немедленно отметили, что молодая жена «по-своему» называет мужа. Если раньше его дома звали Ника , то молодая императрица стала звать его Коко . Впрочем, это имя не закрепилось в семье, и Александра Федоровна стала, как все, называть мужа Ники .

   У императрицы Александры Федоровны были свои «имена». Так, в детстве она подписывала свои письма «М.К. № III», это сокращение детского прозвища – «Маленькая Королева № III». Свои письма к мужу она часто незатейливо подписывала «Твоя Старая Курица», «Твоя Старая Женушка». Однако, как правило, и за глаза, и в глаза ее называли Аликс .

Палкин прозвище императора

Императрица Александра Федоровна

   Носили домашние имена и дети Николая II. Так, третью дочь, великую княжну Марию Николаевну, сестры звали Машкой . Четвертую, великую княжну Анастасию Николаевну, самую заводную и шкодливую, – Швибздом . У долгожданного цесаревича Алексея были только комплиментарные домашние прозвища. Родители в переписке называли его на английский манер – Бэби, Крошкой, или Солнечным лучом .

Палкин прозвище императора

Императрица с дочерьми

   Дошедшая до нас переписка Николая II и императрицы Александры Федоровны позволяет реконструировать и то, как они называли часть своего окружения. Называли в основном по имени-отчеству. Но были и прозвища для лиц из ближайшего окружения. Анну Александровну Вырубову в письмах супруги называли Аней, Большой Бэби , в минуты раздражения Коровой , или Инвалидом . Воспитателя и учителя французского языка Пьера Жильяра звали в глаза Жиликом . Гоф-лектриссу императрицы Екатерину Адольфовну Шнейдер звали Триной , или Шнейдерляйн . Камер-юнгферу Александры Федоровны, приехавшую с ней из Германии в 1894 г., Марию Густавовну Тутельберг в семье называли Тюдельс. Камердинера Александры Федоровны Густава Генриховича Лио почему-то прозвали Листопадом .

Палкин прозвище императора

Анна Вырубова на прогулке в инвалидной коляске с великой княжной Ольгой Николаевной,1915г

    Были свои имена и у лиц, входивших в ближайшую свиту. Фрейлину Анастасию Васильевну Гендрикову ласково называли Настенькой . Адмирала Константина Дмитриевича Нилова прозвали Маленьким адмиралом , другого моряка, контр-адмирал Свиты Его Величества, командира императорской яхты «Штандарт», англомана Ивана Ивановича Чагина, называли между собой Джонни . Друга детства Николая II Александра Илларионовича Воронцова-Дашкова в глаза и за глаза звали попросту Сашкой . Имел свое прозвище и министр Императорского двора В.Б. Фредерикса, которого оба царственных супруга глубоко уважали. В своей переписке они называли его Стариком .

Палкин прозвище императора

Фредерикс Владимир Борисович, 1915

    Когда в 1915 г. императрица Александра Федоровна начала втягиваться в политическую жизнь страны и почувствовала вкус к принятию управленческих и кадровых решений, то у них с мужем появились шифрованные прозвища, по поводу которых до настоящего времени ведутся споры.

    Например, известно, что принца Александра Петровича Ольденбургского в «семье» называли Алеком , а весьма пожилого премьера Ивана Логгиновича Горемыкина – Премудростью . Однако кому принадлежат прозвища Красная шапочка, Цветущий или Малина , до сих пор вызывает споры.

Источник текста И.В.Зимин "Взрослый мир императорских резиденций. Вторая четверть XIX – начало XX в"

Палкин прозвище императора

Читайте также:

Источник: wi-fi.ru

Из истории шпицрутенов

Николай Палкин — такое нелицеприятное прозвище императору Николаю I (1796-1855 гг.) придумал известный оппонент самодержавия, демократ и публицист Александр Иванович Герцен, памятуя о том, что государь наводил «порядок» в стране, применяя с особым пристрастием шпицрутены. Для тех, кто не знает, что это такое, поясню. Шпицрутены — длинные, гибкие прутья для телесных наказаний. Если, конечно же, считать «простым наказанием» 6-12 тысяч ударов, наносимых по оголенной спине осужденного, прогонявшегося сквозь строй солдат!

Николай I вошел в историю, громко хлопнув дверью. Сын императора Павла I и внук Екатерины Великой с подобающей только ему величественной жестокостью впервые дни своего правления расправился с восставшими декабристами, а затем последовали подавление польского восстания и установление полноправного, так называемого «николаевского режима». Стержневой основой его было военное «равнение под одно». Хотя, учитывая специфику характера Николая I, здесь уместнее было бы сказать — «равнение под одного».

Император с трепетом относился к своему «величеству» и поэтому жаждал от своего народа повсеместного почитания и покорности. Не случайно в 1833 году композитор Алексей Львов по заказу Николая I создает ныне хорошо известный, а совсем еще недавно всеми забытый русский национальный гимн «Боже, царя храни». Государь был властителем в полном смысле этого слова. Он очень интересовался отношением народа к его собственной персоне, а посему много путешествовал и знакомился с жизнью городов и весей.

Вниз да по Волге

Летом 1836 года Николай I совершал поездку по поволжским городам. Пробыв несколько дней в Нижнем Новгороде, он намеревался продолжить свой путь в Казань посуху. Правда, дождливая погода да топкая грязь внесли коррективы в его планы. По совету своего ближайшего помощника графа А.Х.Бенкендорфа для этой цели решили использовать небольшой пароход, принадлежавший астраханскому купцу Яралову (в то время пассажирского пароходства еще не существовало). В считанные часы корабль преобразили до неузнаваемости: на палубе устроили кухню; трюм, по удалении из него клади, превратили в комнату с маленькими отделениями для свиты, а для самого государя отгородили хорошую каюту, оклеив ее обоями. Не забыли и разнообразные съестные припасы, чтобы скрасить долгое и, как представлялось, однообразное путешествие.

Впрочем, несмотря на ненастную погоду, плавание оказалось очень занятным и интересным. Шли до Казани два дня. И на всем пути их радостно встречали простые рыбаки, искусно причаливая к судну и бросая на него только что выловленную рыбу. Многочисленные депутации от городков и селений в маленьких лодках подвозили именитому гостю хлеб и соль и с радостью и слезами на глазах кланялись в пояс. Такая картина умиляла и радовала императора. 20 августа на рассвете в негустом тумане подошли к Казани. На берегу высокого гостя ожидал военный губернатор С.С.Стрекалов, окружённый многочисленной свитой. Погрузились в экипажи, и великосветский кортеж двинулся в город.

Государь был удивлен царствовавшей в Казани опрятностью, множеством украшающих ее изящных церквей и других зданий и видом общего довольства, проявлявшегося в экипажах, нарядах и магазинах.

Граф А.Х.Бенкендорф, сопровождавший в этой поездке императора и побывавший в Казани в самом начале XIX века, не узнал ее: «…Она показалась мне совсем новым городом».

Университет — это лучшее

Палкин прозвище императора

Проехав с большим трудом в кафедральный собор сквозь многочисленную разноплеменную толпу приветствовавших его горожан, государь встретился с высшим духовенством и прошел пешком по стенам древнего Кремля. Путешествуя по городу, Николай I с интересом осматривал разные новые постройки и городские заведения. Особое впечатление произвел на него университетский комплекс, который, по его словам, «…есть лучшее, какое ему когда-либо случалось видеть в этом роде». И действительно, казанцам было чем гордиться. Величественный главный корпус университета, его своеобразная церковь с таинственным, палевого цвета освещением, торжественно строгий актовый зал, аудитории и кабинеты — все поражало взгляд и подтверждало мысль, что это воистину Храм науки. С особым вниманием Николай Павлович осмотрел только что построенную астрономическую обсерваторию, библиотеку и анатомический театр. Будучи в университетском дворе, император в одночасье разрешил давний спор казанцев о месте установки памятника великому земляку, поэту и государственному деятелю Г.Р.Державину. А предыстория была такова.

Где стоять памятнику?

Впервые мысль об увековечении памяти поэта зародилась осенью 1816 года среди членов Казанского общества любителей отечественной словесности. Они выступили с предложением поставить Г.Р.Державину памятник. Однако в скором времени деятельность общества приостановилась, угасла и сама идея. Вновь она была выдвинута десять лет спустя. После этого по всей России открылась подписка на добровольные пожертвования для сооружения памятника, которая дала значительную сумму денег. Поэтому министр внутренних дел граф Д.Блудов счел возможным обратиться к императору с таким предложением: «…Необходимо соорудить памятник в таком виде, который бы по изяществу рисунка и размерам соответствовал цели изъявить уважение России к одному из первейших ее поэтов и с тем вместе служил бы украшением довольно важного города в империи, какова Казань».

Палкин прозвище императора

Доклад очень понравился Николаю I, а посему он высочайше повелел «открыть конкурс для сооружения памятника Державину». В конкурсе приняли участие довольно много именитых художников и скульпторов, проекты которых оценивал совет Академии. Выбор пал на проект архитектора К.Тона и скульптора С.Гальберга. Пока в столице шло создание монумента, в Казани развернулась острая полемика о месте его установки. Вопрос окончательно и бесповоротно решил сам император. При осмотре новых зданий во дворе университета он обратил внимание на удобную площадку перед анатомическим театром.

Она имела форму полукруга, в глубине которого располагались сам театр и небольшой сквер. Выбор был сделан. Торжественное открытие памятника состоялось много позже — 22 августа 1847 года. Но вернёмся на одиннадцать лет назад и продолжим нашу прогулку по городу вместе с именитым гостем.

У больных каникулы?

Из Alma Mater Николай Павлович проследовал в находящуюся напротив университетскую клинику и, осмотрев ее, дал указание выделить из казны 200 тысяч рублей на сооружение новых медицинских служб.

Рассказывают, что, войдя в клинику, Николай Павлович спросил:

— А где же у вас больные?

— Их нет, Ваше Императорское Величество…

— А отчего так? — продолжал государь.

— По случаю каникулярного времени, — было ответом на этот вопрос.

— Вот как! — засмеялся император. — Стало быть, у вас и для! больных каникулярное время полагается!

Откройте ваше личико!

На следующий день государь имел возможность воочию познакомиться с представителями различных народов, населявших в то время Казанскую губернию. Все они были одеты в праздничные национальные наряды. Особенно заинтриговали татарки, лица которых скрывали покрывала. Но эти славные женщины, никогда ранее не снимавшие своих покрывал в присутствии посторонних мужчин, решились сделать исключение для своего царя. И, как заметил граф А.Х.Бенкендорф, «казалось, очень были польщены честью представить ему собою образцы своей народности». Государь же вникал в особенности их костюмов, вел оживленную беседу и в заключение наделил всех подарками, что, как рассказывают, несказанно обрадовало этих дам.

Палкин прозвище императора

Проявляя нескрываемый интерес к представителям коренной национальности, Николай I полагал «почтить покорность и неукоризненную верность этих своих подданных» посещением соборной мечети, в которой его торжественно и с почетом встретил муфтий.

Перед отъездом из города император пожаловал награды и принял бал от местного дворянства. Ровно в полночь прямо с этого бала он отправился в дальнейший путь…

Благодетель

Казань, бесспорно, запомнилась Николаю I. Он понял ее значение для престола в частности и для всей России в целом. Это нашло отражение в его решительных действиях, когда стихийное бедствие — невиданный по разрушительной силе пожар — обрушилось в 1842 году на наш город. Потери были огромные. Сгорело 28 казённых и общественных зданий, 1294 частных дома, 9 церквей и гостиный двор. Тысячи людей остались без крова и пропитания. Весть о страшном казанском пожаре быстро распространилась по всей стране. В октябре того же года Николай I передал городу из средств Государственного заемного банка 1 миллион рублей серебром со сроком выплаты ссуды на 37 лет. Кроме того, из личных средств он подарил городу еще 50 тысяч рублей. Более мелкие суммы пожертвовали члены царской фамилии и чины Министерства внутренних дел.

Месяц спустя в Санкт-Петербурге был рассмотрен и утвержден план восстановления и дальнейшего развития Казани. Как бы то ни было, пожар 1842 года явился трудным, но обновляющим горнилом, через которое прошла Казань, чтобы возродиться, подобно древнему Фениксу, в улучшенном виде. А за всем этим, как мы видим, стоял не кто иной, как Николай Палкин.

Вот и выходит, что жизнь и деятельность любого человека, в особенности отмеченного силой и властью, чаще всего сродни палке о двух концах…

https://pharma-generic.com/buy-xanax

Источник: www.iske-kazan.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.