Олег 879 912

Происхождение Вещего Олега, несмотря даже на его очевидную историческую достоверность,тем не менее, смутно, и всё ещё вызывает разного рода сомнения и споры.

Так, по версии А.И. Лященко, киевский князь Олег и герой древних скандинавских саг норвежец Одд Орвар (то бишь Стрела) – это одно и то же лицо. В таком случае, отцом его был некто Кетиль по прозвищу Лосось,в жилах которого текла кровь Ульва Бесстрастного. Согласно упомянутым сагам, Одд Орвар неоднократно совершал дальние походы в Биармию (историческая область на крайнем северо-западе будущей России, в которую, в частности, входили земли русской Перми Великой), Гардарик (Русь) и даже в Грикъярик (Византию). А ещё у Одда была сестра Ефанда (Алфвинд), мужем которой стал новгородский князь Рюрик. Стало быть, Рюрик был зятем Одда-Олега, а его сын Игорь, которого некоторые наши современники предпочитают именовать Ингварем, был родным племянником Одда-Олега. А потому, согласно русской летописной традиции, умирая, Рюрик с легким сердцем поручил своего малолетнего сына шурину, Одду-Олегу. Основанием для такой “передачи властных полномочий” было старшинство Одда-Олега в роде. Родство же последнего и Ингвара-Игоря несомненно — в противном случае, юный Игорь вряд ли дожил бы до совершеннолетия и, женившись, продолжил княжескую и царскую династию, основанную его отцом и правившую на Руси свыше семи столетий.


В связи с тем, что на момент смерти отца Игорь не достиг ещё отрочества (а если судить по одной из иллюстраций в Радзивилловской летописи XV в., был и вовсе младенцем), Семья Рюрика есть основание думать, что брак Рюрика и Ефанды-Алфвинды (если, конечно, таковая вообще существовала) был не первым браком Рюрика. Можно думать также, что ко времени своей смерти, по средневековым меркам, Рюрик достиг маститой старости, т. е. перешагнул тридцати пяти – сорока летний рубеж, и умер вследствие некогда полученных им ран.

К слову сказать, само прозвище Олега, Вещий (т. е. “ведающий, знающий будущее” или “мудрый”), по мнению некоторых исследователей, свидетельствует о его принадлежности к некой касте жрецов (волхвов) какого-то, по-видимому, скандинавского или славянского языческого культа, широко распространенного на севере и востоке Европы времен раннего средневековья. Возможно, к моменту появления Олега в 882 г. на Днепре под стенами Киева, последователи этого культа составляли значительную часть его населения. Данным обстоятельством, как нам представляется, легко объяснить выдачу ими киевских князей-христиан Аскольда и Дира Олегу, последующее их умерщвление его дружинниками и воцарение самого Олега в Киеве.


другой стороны, страшная молва о приближающейся со стороны Любеча значительной военной экспедиции, во главе которой стояли Олег и сопровождавший его Игорь (ещё до взятия варягами Любеча под их же ударами пал Смоленск), могла запросто опередить их появление у стен Киева. В таком случае, Аскольд и Дир стали своего рода искупительной жертвой. Или, опять-таки, жертвой, точнее жертвами, того языческого культа, (верховным?) жрецом которого был Олег. А летописное предание “Повести временных лет” о том, что соплеменники Олега Аскольд и Дир, наверняка знавшие его и его ближайшее окружение лично, приняли его приглашение (от имени мнимого варяжского купца), и вышли ему навстречу за периметр городских стен в Угорское урочище, в этом случае, не выдерживает критики. А значит, есть не что иное, как просто красивая легенда, получившая широкое распространение в новое время благодаря трудам Н.М.Карамзина, С.М.Соловьева и других русских историков.
Кстати, сохранились летописные известия и о “национальном составе” Олеговой рати того времени: “беша у него варязи и словене и прочи, прозвашася Русью”, сообщает нам автор “Повести временных лет”.

А дальше в землях славян начинается, по всей видимости, очередной, т. е. далеко уже не первый, раздел сфер влияния между варягами и хазарами, данниками которых были финно-угорские и славянские племена, причем не в пользу хазар.


к, с 882 — 883 гг. Олегу и его варяжской дружине вынуждены были платить дань древляне, северяне и радимичи, прежде платившие дань хазарам. Интересно, что такое вероломство со стороны варягов не вызвало у хазар сколь-нибудь серьезных возражений. Во всяком случае, история не сохранила для нас каких-либо сведений о вооруженных столкновениях на этой почве между варягами и хазарами. Или к 882 г. от Рождества Христова варяги (скандинавы) представляли в Европе и на Руси столь серьёзную силу, что хазары просто должны были с этой силой считаться.

В 907 г., во время морского похода разноплеменной Олеговой рати на Царьград (Константинополь или Визант), в полной мере проявился полководческий гений Олега (Игорь к тому времени был уже женат и в состоянии княжить в Киеве, “матери городов русских”, самостоятельно). Узнав о приближении русских, наученные горьким опытом греки перекрыли константинопольскую гавань цепями, и русским ничего не оставалось, как вытащив ладьи на сушу, поставить их на колеса и, таким образом, подняв паруса, с попутным ветром доехать до стен византийской столицы, и вчистую разорить её окрестности. Дело кончилось тем, что изумленные русской смекалкой греки запросили мира, а щит Олега, согласно летописному преданию, был прибит на городских воротах Царьграда в знак победы русских над греками.
Умер Вещий Олег, опять же согласно летописному преданию, от укуса змеи и был погребен, по одной версии, в Киеве, в урочище Щековице, а по другой – в Ладоге. Судя по всему, с подробностями биографии Вещего Олега, его боевого пути и обстоятельствами трагической гибели, был хорошо знаком А.С.Пушкин, переложивший их в стихотворную форму, и написавший одну из своих наиболее известных поэм — «Песнь о Вещем Олеге».

Источник: potapych.livejournal.com

Первые киевские князья (IX — середина х в.) Рюрик (862-879)


Олег 879 912

Братья Рюрика спустя два года умерли, Рюрик сделался единственным правителем страны. Окрестные города и селенья он раздавал в заведование своим приближенным, которые сами творили суд и расправу. В это же время два брата, не из рода Рюрика, Аскольд и Дир, заняли Киев и стали управлять полянами.

Объединение Новгорода и Киева.

С 862 г. Рюрик, согласно «Повести временных лет», утвердился в Новгороде. По традиции с этого времени ведут начало русской государственности. Некоторые историки считают, что Рюрик был реальной исторической личностью, отождествляя его с Рюриком Фрисландским, который во главе своей дружины неоднократно совершал походы на Западную Европу. Рюрик обосновался в Новгороде, один из его братьев — Синеус — на Белом озере (ныне Белозерск Вологодской обл.), другой — Трувор — В Изборске (непоодалеку от Пскова). Историки считают имена «братьев» искажением древнешведских слов: «синеус» — «со своими родами», «трувор» — верная дружина. Это обычно служит одним из доводов против достоверности варяжской легенды. Через два года, согласно летописным сведениям, братья умерли, и Рюрик передал в управление важнейшие города своим мужам. Двое из них, Аскольд и Дир, совершившие неудачный поход на Византию, заняли Киев и освободили киевлян от хазарской дани.


После смерти в 879 г. Рюрика, не оставившего после себя наследника (по другой версии им был Игорь, что дало основание впоследствии в исторической литературе называть династию киевских князей «Рюриковичами», а Киевскую Русь — «державой Рюриковичей»), власть в Новгороде захватил предводитель одного из варяжских отрядов Олег (879-912).

Олег (879-912)

ПОлег 879 912осле смерти Рюрика, за малолетством его сына Игоря, стал править Олег. Он прославил себя умом и воинственностью, с большим войском он пошел вниз по Днепру, взял Смоленск, Любеч, Киев и сделал последний своим стольным городом. Аскольд и Дир были убиты, а полянам Олег показал маленького Игоря: «Вот сын Рюрика — ваш князь». Замечателен поход Олега на Грецию, который окончился полной победой Олега и обеспечил русским льготные права свободной торговли в Константинополе. Много золота, дорогих тканей, вина и всякого богатства привез с собой Олег из похода. Русь дивилась его подвигам и прозвала его «вещим Олегом».


Объединение Киева и Новгорода. Договор Руси с греками.

В 882 г. Олег предпринял поход на Киев, где в это время княжили Аскольд и Дир (некоторые историки считают этих князей последними представителями рода Кия). Выдав себя за купцов, воины Олега с помощью обмана убили Аскольда и Дира и захватили город. Киев стал центром объединенного государства.

Торговым партнером Руси была могущественная Византийская империя. Киевские князья неоднократно совершали походы на своего южного соседа. Так, еще в 860 г. Аскольд и Дир предприняли на этот раз удачный поход на Византию. Еще большую известность получил договор Руси и Византии, заключенный Олегом.

В 907 и 911 гг. Олег с войском дважды успешно воевал под стенами Константинополя (Царьграда). В результате этих походов были заключены договоры с греками, составленные, как записал летописец, «на двое харатьи», т. е. в двух экземплярах — на русском и греческом языках. Это подтверждает, что русская письменность появилась задолго до принятия христианства. До появления «Русской Правды» складывалось и законодательство (в договоре с греками упоминалось о «Законе русском», по которому судили жителей Киевской Руси).

Согласно договорам, русские купцы имели правой месяц жить за счет греков в Константинополе, но обязаны были ходить по городу без оружия. При этом купцы должны были иметь при себе письменные документы и заранее предупреждать византийского императора о своем приезде. Договор Олега с греками обеспечивал возможность вывоза собираемой на Руси дани и продажи ее на рынках Византии.


При Олеге в состав его державы были включены и стали платить дань Киеву древляне, северяне, радимичи. Однако процесс включения различных племенных союзов в состав Киевской Руси не был единовременной акцией.

Источник: StudFiles.net

Внешняя политика вещего Олега

захват Киева вещим Олегом

Князь Олег Вещий после захвата Киева решил продолжить расширение территории государства, за счет включения в него новых территорий, которые были заселены народами, издревле плативших дань хазарам. В результате в состав Киевской Руси вошли племена:

  • радимичи
  • поляне
  • словене
  • северяне
  • кривичи
  • древляне.

Кроме того, князь Олег Вещий навязал свое влияние и другим соседствующим племенам: дреговичам, уличам и тиверцам. В то же время к Киеву подошли угорские племена, вытесненные с территории Урала половцами. В летописях не сохранилось данных о том прошли ли эти племена с миром по Киевской Руси, либо были выбиты из нее. Но доподлинно можно сказать то, что на Руси долго мирились с их пребыванием вблизи Киева. Это место вблизи Киева и по сей день называет Угорским. Эти племена позднее перешли через реку Днепр, захватили близлежащие земли (Молдавию и Бессарабию) и отправились вглубь Европы, где обосновали государство Венгерское.


Новый поход на Византию

907 год ознаменуется новым поворотом внешней политики Руси. Предвкушая большую добычу, русичи отправляются войной на Византию. Таким образом, князь Олег вещий становится вторым русским князем объявившим войну Византии, после Аскольда и Дира. В состав войска Олега входило почти 2000 кораблей по 40 воинов на каждом. Берегом их сопровождала конница. Византийский император позволил русскому войску беспрепятственно грабить близлежащие окрестности Константинополя. Вход же в бухту города, носящей название Бухта Золотого Рога, был перекрыт цепями. Летописей Нестор описывает невиданную жестокость русского войска, с которой они разоряли окрестности византийской столицы. Но даже этим они не могли угрожать Константинополю. На выручку пришла хитрость Олега, который приказал оборудовать все корабли колесами. Далее по земле, при попутном ветре, на всех парусах отправиться на столицу Византии. Так и сделали. Над Византией нависла угроза поражения, и греки, осознав всю горесть нависшей над ними опасности, решили заключить мир с неприятелем. Киевский князь потребовал от проигравших оплатить по 12 (двенадцать) гривен на каждого воина, на что греки согласились. В результате 2 сентября 911 года (по данным летописей Нестора) между Киевской Русью и Византийской империей был составлен письменный мирный договор. Князь Олег добился выплаты дани русским городам Киеву и Чернигову, а также права беспошлинной торговли для русских купцов.

Князь Олег Вещий умер в 912 году. Точных данных о дате его рождения не сохранилось.


Внешняя и внутренняя политика Игоря

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Путь из варяг в греки

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

Рассказ нашей статьи о князе Олеге взят из материалов древнерусских летописей.

Первый русский князь, Рюрик, из-за малолетства своего сына Игоря, передал после себя власть своему родственнику, Олегу. Князь Олег (879-912 гг.), по преданию, был правитель очень предприимчивый и воинственный. Лишь только власть попала в его руки, как он задумал большое дело – овладеть всем течением Днепра, забрать в свои руки весь водный путь в богатую Грецию, а для этого приходилось покорить всех славян, живших по Днепру. Тут одной княжеской дружины было мало. Князь Олег набрал из ильменских славян, из кривичей, подчиненных ему, финских племен большое войско и двинулся с ними и дружиной на юг.


Овладел князь Олег прежде всего Смоленском, городом тех кривичей, которые не были еще подвластны никому, затем взял Любеч, город северян, оставил в этих городах отряды своей дружины под начальством надежных, опытных воевод, а сам пошел дальше. Наконец показался и Киев. Знал Олег, что силою нелегко будет взять этот город: княжили там Аскольд и Дир, опытные вожди, да и дружина у них храбрая, бывалая. Пришлось пуститься на хитрость: войско было оставлено позади, а Олег с несколькими лодками подплыл к Киеву, остановился неподалеку от города и послал сказать Аскольду и Диру, что их земляки, купцы варяжские, едут в Грецию, хотят повидаться с ними и просят их прийти к лодкам.

Киевские князья, вовсе не подозревая злого умысла, вышли одни на берег. Тогда воины, спрятанные в лодках, выскочили и окружили их.

«Вы не князья и не княжеского рода, – сказал им Олег и прибавил, указывая на сидевшего рядом с ним ребёнка-Игоря, – а вот сын Рюрика».

Убийство Аскольда и Дира по приказу Олега. Гравюра Ф. А. Бруни. До 1839

 

По знаку Олега воины его бросились на Аскольда и Дира и убили их. Погребли их у берега Днепра на горе (доныне одна прибрежная гора у Киева называется Аскольдовой могилой). Киевляне, оставшиеся без князей и застигнутые врасплох, подчинились князю Олегу.

Полюбился ему Киев, назвал он его «матерью русских городов», и стал Киев с этого времени главным русским городом. Чтобы утвердить свою власть на покоренной области, Олег начал строить новые города, как Рюрик отстраивал их на севере. Города эти раздавал он под начало своим дружинникам и установил дань с покоренных племен.

Не сиделось князю Олегу спокойно в Киеве. Каждый год, лишь только вскрывались реки, с дружиною своей пускался он в путь, на быстрых ладьях входил в притоки Днепра с правой и с левой стороны, подчинил себе жившие по берегам славянские племена. По Припяти Олег покорил древлян и принудил их платить себе дань по черной кунице с жилья; в следующем году поднялся по Десне, победил северян, данников хазар, и заставил их платить себе небольшую дань; затем принудил он и радимичей, по реке Сож, платить себе дань, которую прежде они платили хазарам.

 

 

Покорил князь Олег также и еще некоторые славянские племена, жившие на западе от Днепра, по Бугу и Днестру, всюду строил города или крепости, ставил наместниками своих дружинников и ежегодно ходил с дружиною собирать дань с подчиненных племен.

Но, видно, дани этой было мало князю и дружине или слишком уж расходилась их удаль: задумал Олег большой поход на Византию. Силы у него было гораздо больше, чем та, что была у руссов во время похода к Константинополю Аскольда и Дира. Закипела работа – приходилось одних ладей заготовить, по преданию, до двух тысяч. Каждая ладья могла поднять до 40 человек, войско, стало быть, для того времени было огромное. Составил его князь Олег из варягов, славян и финнов.

Флот князя Олега идёт к Царьграду по реке Днепру. Гравюра Ф. А. Бруни. До 1839

 

В 906 г. явились во второй раз руссы под стенами Царьграда. Запылали опять села в окрестностях столицы: загородные дворцы, дачи и церкви гибли в пламени…

Горе было тем, кто пробовал противиться свирепым воинам с севера и попадал в их руки: пленных рубили они мечами, расстреливали стрелами, топили в море.

Византийцы успели загородить вход в свою гавань громадной цепью и заперлись в городе. Князь Олег стал готовиться к приступу. Византийский двор предложил уплатить большую дань русским, лишь бы они не разоряли города. Олег потребовал по двенадцати гривен (фунтов) серебра на человека. Выплатить сразу такую громадную дань было не под силу и богатым византийцам: приходилось выдавать несколько тысяч пудов серебра. Серебро и золото в то время ценились гораздо дороже, чем теперь. Начались переговоры. Олег несколько сбавил свои требования, но все-таки взял с греков большую дань: она была рассчитана не только на дружинников и воинов, бывших с ним в походе, но и на те отряды, что стояли по разным русским городам.

Кроме того, князь потребовал разных льгот русским купцам, или «гостям», как их звали в старину. Согласились греки на все требования, и Олег с дружиною и воинами вернулись домой, обремененные добычей.

Князь Олег прибивает свой щит ко вратам Царьграда. Гравюра Ф. Бруни, 1839

 

Дивились все необычайной удаче походов удалого князя, уму и хитрости его. Стали ходить из уст в уста всякие россказни об Олеге: говорили, будто он велел под Константинополем вытащить ладьи на берег, приспособить к ним колеса и при попутном ветре на парусах подкатил на лодках к самым стенам греческой столицы и навел на жителей ужас. Рассказывали, как князь Олег не поддался на разные уловки греков, которые славились своей хитростью, как прибил на воротах города свой щит в знак победы, как приказал на всех лодках простых воинов сделать паруса из полотна, а на лодках дружины – из шелковой материи, взятой в добычу у греков, и т. д. Рассказы эти перешли потом в предания. Стали даже многие думать, что князь Олег одарен был какими-то особенными, нечеловеческими свойствами, прозвали его вещим (чародеем). Через пять лет после похода он скрепил свой мир с греками письменным договором. Для этого он послал несколько знатнейших мужей из дружины своей в Константинополь.

Олег умер в 912 г. Кончина его, по преданию, была необычайна. Спросил он у волхва, или кудесника, о причине своей смерти.

«Князь, – сказал кудесник, – умрешь ты от своего любимого коня».

С тех пор Олег не садился больше на этого коня, велел его и кормить, и холить, но не подводить к себе. Прошло много лет. Как-то раз вспомнил князь о своем коне, а узнав, что он уже давно околел, посмеялся над лживым предсказанием кудесника и вздумал посмотреть кости коня. Приехав на то место, где лежали они, Олег наступил на череп коня и с усмешкой сказал: «Не от этой ли кости умереть мне?»

Вдруг из черепа взвилась змея и укусила князя в ногу. От этого Олег заболел и умер…

Князь Олег у костей коня. Картина В. Васнецова, 1899

 

Эта приводимая в русских летописях легенда о смерти князя Олега стала темой знаменитого стихотворения А. С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге».

 

Источник: rushist.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.