Одним из итогов коллективизации стало

2 марта 1930 года в газете «Правда» опубликована статья Сталина «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения» о «перегибах на местах», допущенных при коллективизации. В статье Сталин делает вывод:

Коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным.

Тут же на конкретных примерах того, как проводилась коллективизация, он указывает на нарушение принципа добровольности, допущенное на местах при организации колхозов. Сталин осудил действия местных властей, которые не были предусмотрены планами ускоренной коллективизации, в частности, преждевременное насаждение сельскохозяйственных коммун:

Не коммуна, а сельскохозяйственная артель является основным звеном колхозного движения, но в артели не обобществляются: приусадебные земли (мелкие огороды, садики), жилые постройки, известная часть молочного скота, мелкий скот, домашняя птица и т. д.

Сталин обвинил «ретивых обобществителей» в «разложении и дискредитации» колхозного движения и осуждал их действия:

льющие воду на мельницу наших классовых врагов.


Отметим, что для того, чтобы окончательно остановить маховик репрессий в отношении крестьянства, Сталину потребовалось ещё опубликовать статью «Ответ товарищам колхозникам». Там он недвусмысленно указал нижестоящим партийцам, что «линия партии изменилась»:

Забыли, что кавалерийские наскоки, необходимые и полезные для решения задач военного характера, непригодны и пагубны при решении задач колхозного строительства… Видимо, лавры Дон-Кихота не дают спать нашим «левым» загибщикам.

Вскоре после опубликования статьи постановлением ЦК ВКП(б) от 14 марта «О борьбе с искривлением партийной линии в колхозном движении» действия партийных работников, о которых шла речь, были квалифицированы как «левацкие загибы», вследствие чего кампания коллективизации была на время приостановлена, а ряд низовых работников — осуждены.

Проблема развития отечественного сельского хозяйства России крайне обострилась в последнее время с введением международных санкций против российской экономики. Периодически правящие круги России вынуждены затрагивать данную проблему. Так, в сентябре 2014 года председатель правительства РФ Д.А. Медведев заявил о необходимости создания благоприятных условий для развития отечественного сельскохозяйственного производства, проводятся мероприятия в области импортозамещения в рамках продовольственной безопасности нашей страны.


На наш взгляд, в этом направлении интересен опыт развития сельского хозяйства в иные исторические периоды нашей страны. Одним из важных мероприятий в области сельского хозяйства являлась коллективизация.

В данной статье рассмотрим, какие цели ставились в период проведения коллективизации, каковы её итоги, в чём заключались так называемые «перегибы» и зачем и почему либералы критикуют советское прошлое.

Одним из итогов коллективизации стало
http://fs00.infourok.ru/images/doc/251/256281/img15.jpg

Ускоренную индустриализацию и коллективизацию СССР иногда называют «великим переломом» или «второй революцией» — настолько огромны были их размах, темпы и влияние на дальнейшую судьбу общества и государства.

Хронологически их чаще всего датируют 1928 — 1940 годами. Большая часть данного отрезка времени приходится на два первых пятилетних плана (1928 — 1932 и 1933 — 1937годы), когда происходили ключевые события «великого перелома». На этом пути было много трудностей и ошибок, подвигов и преступлений, побед и неудач; успехи в развитии народного хозяйства и провалы на многих его участках, особенно в сельском хозяйстве.

Индустриализация сначала считалась главной задачей «великого перелома», а коллективизация села — только его инструментом, подспорьем. Коллективизация была развернута позже индустриализации. Однако в первой половине тридцатых годов коллективизация выделилась в самостоятельное направление в государственной политике, потребовавшее не менее пристального внимания, чем индустриализация.


Перед анализом хода и подлинных итогов коллективизации особенно важно опровергнуть многократно повторяющиеся либеральными буржуинами утверждения о «кулаках» как наиболее активных и трудолюбивых крестьянах, развивающих производительные силы в сельском хозяйстве. Следует обратить внимание на оценку, которую им давали те, кто отнюдь не принадлежал к большевистской партии и не являлся её сторонником. Так, следует сослаться на работу А.С. Ермолова «Неурожай и народное бедствие» 1892 года.

Заметки на полях: Историческая справка

А.С. Ермолов не просто не являлся революционером, он принадлежал к помещикам — в январе 1917 года обладал имением в 1248 десятин в Воронежской губернии и в 1325 десятин в Рязанской губернии. Более того, он был членом царского правительства. Так, в 1894 году занял должность министра земледелия и государственных имуществ, в 1896 году становится действительным тайным советником, статс-секретарем (1903 год), а с мая 1905 года — членом Государственного совета.

Весьма интересна его мысль о так называемых «кулаках».

Заметьте, что это понятие активно употреблялось в царской России с ярко негативным окрасом и не является каким-то «изобретением» советской эпохи. Так, он пишет, что


В тесной связи с вопросом о взыскании упадающих на крестьянское население казённых, земских и общественных сборов и, можно сказать, главным образом на почве этих взысканий, развилась страшная язва нашей сельской жизни, в конец её растлевающая и уносящая народное благосостояние, — это так называемые кулачество и ростовщичество. При той безотлагательной нужды в деньгах, которая является у крестьян, — для уплаты повинностей, для обзаведения после пожара, для покупки лошади после её покражи, или скотины после падежа, эти язвы находят самое широкое поле для своего развития.

При существующих, установленных с самыми лучшими целями а, быть может, вполне необходимых ограничениях в отношении продажи за казённые и частные взыскания предметов первой потребности крестьянского хозяйства, а также и надельной земли, правильного, доступного крестьянам кредита не существует вовсе.

Только сельский ростовщик, обеспечивающий себя громадными процентами, вознаграждающими его за частую потерю самого капитала, приходит ему на помощь в случаях такой крайней нужды, но эта помощь, конечно, дорого обходится тому, кто к ней рад обратится. Однажды задолжав такому ростовщику, крестьянин уже почти никогда не может выбраться из той петли, которой тот его опутывает и которая его большею частью доводит до полного разорения. Нередко крестьянин уже и пашет, и сеет, и хлеб собирает только для кулака.


Далее А.С. Ермолов пишет, что даже помещикам зачастую практически невозможно получить взыскания с крестьян при невыполнении ими своих обязательств, при самовольном уходе с работы, даже считают крайней мерой обращение в суд. Но совсем иначе действуют сельские ростовщики, которые возвращают себе своё «не теми, так другими способами, не деньгами, так натурой, зерном, скотиной, землей, работой и т.п.».

Описывая систему финансового закабаления крестьян, он отмечает, что:

Трудно поверить, до каких размеров доходят те проценты, которые взимаются с крестьян за ссуженные им деньги и которые находятся главным образом в зависимости от степени народной нужды». В качестве примера приводит ситуацию, когда летом, особенно в период благоприятного урожая, «ссуда даётся не более, как из 45 — 50% годовых, осенью те же кредиторы требуют уже не менее 120%, а иногда и до 240%, причём очень часто обеспечением служит залог крестьянских душевых наделов, которые сами владельцы арендуют потом у своих же заимодавцев. Иногда земля, отобранная заимодавцем за долг по расчёту 3 — 4 рубля за десятину, обратно сдаётся в аренду владельцу её за 10 — 12 рублей. Однако, и такие проценты в большинстве случаев признаются ещё недостаточными, так как сверх того выговариваются разные работы, услуги, платежи натурой, — помимо денежных и т.п.


и займах хлебом — за пуд зимой или весною, осенью возвращается два…». Пишет, что «в последние годы особенно распространяется кредит под залог имущества, причём ростовщик не брезгает ничем, — в дело идут и земледельческие орудия, и носильное платье, и хлеб на корню, и даже рабочая лошадь и скот. Когда же наступает время расплаты и крестьянину платить долги нечем, то всё это обращается в продажу, а чаще уступается тому же кредитору, причём он же назначает и цену, по которой заложенная вещь им принимается в уплату долга, так что часто, отдав залог, крестьянин остаётся по прежнему в долгу, иногда в даже не меньшей, против первоначальной цифры долга.

А.С. Ермолов в своём труде делает вывод о необходимости урегулировать ситуацию на селе, чтобы «положить конец зловредной деятельности сельских ростовщиком, кулаков и скупщиков…» Царской России не удалось этого сделать и проблема была передана по-наследству России Советской.

Одним из итогов коллективизации стало
http://chaulitasjo.science/pic-school-box.ru/images/stories/prezentazii_2014_2/prezentaziya-po-istorii-kollektivizaziya-v-sssr.jpg

Коллективизация — это глубокое преобразование не только села и сельского хозяйства, но и всей страны. Она повлияла на всю экономику в целом, на социальную структуру общества, демографические процессы и урбанизацию.


а вызвала на первом этапе тяжёлую катастрофу, которая сопровождалась массовыми страданиями и человеческими жертвами. Именно в ходе первого этапа реформы были, видимо, допущены самые принципиальные ошибки с самыми тяжёлыми последствиями за весь советский период (не считая стадии демонтажа советского строя после 1988 года). Тот факт, что советское государство пережило эту катастрофу, говорит о его большом потенциале и запасе доверия, которое возлагал на него народ.

Сама по себе идея товариществ по совместной обработке земли не была, конечно, советским изобретением. О ней уже в XIX веке писал в Письме десятом (3 декабря 1880) А.Н.Энгельгардт:

Если бы крестьянские земли и обрабатывались, и удобрялись сообща, не нивками, а сплошь всеми хозяевами вместе, как обрабатываются помещичьи земли, с дележом уже самого продукта, то урожаи хлебов у крестьян были бы не ниже, чем у помещиков. С этим согласны и сами крестьяне. Узкие нивки, обрабатываемые каждым хозяином отдельно, препятствуют и хорошей обработке, и правильному распределению навоза. При обработке земли сообща эти недостатки уничтожились бы и урожаи были бы ещё лучше.

Во время реформы Столыпина производственная кооперация рассматривалась как главный путь подъёма бедных крестьянских хозяйств. В 1913 году в Киеве прошёл I Всероссийский сельскохозяйственный съезд, постановление которого заканчивалось таким призывом к землеустроительным органам и правительству:


Одно из первых мест должна занять организация товариществ для совместного использования земли как собственной, так и особенно арендной, путём коллективной обработки её. Роль землеустройства в отношении этих товариществ должна заключаться в выделении при разверстывании земель маломерных участков к одному месту и возможно ближе к селениям, на что Съезд обращает внимание правительства. Роль же агрономии будет состоять в самой широкой пропаганде самой идеи товариществ и в проведении её в жизнь.

Состояние отношений власти с крестьянством в такой стране как Россия было едва ли не главным вопросом государства. Середина 20-х годов прошла под лозунгом «Лицом к деревне», что на деле означало экономическую поддержку зажиточных крестьян. Проведённая в 1924 году либерализация избирательного права была в полной мере использована кулаками как наиболее организованной и обладающей средствами категорией крестьян. В ходе выборов в местные Советы в 1925 годы доля безлошадных крестьян среди депутатов упала до 4%. Обретение кулаками реальной политической власти на селе создавало опасное положение и в партии — недовольство сельских парторганизаций подкреплялось усилением левой оппозиции в центре.

Изменение политической обстановки способствовало и социальному расслоению. В 1927 году 3% хозяйств, относимых к категории кулацких, имели 14 — 20% всех средств производства и примерно треть всех сельхозмашин на селе. Расширилась сдача земли кулакам в аренду, теневой найм батраков, ссуды семян и инвентаря за отработки. Потому получение достоверного «социального портрета» села стало важной государственной задачей.


После XV съезда ВКП(б) была образована Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам коллективизации под руководством А.Я.Яковлева (Эпштейна), которая должна была рекомендовать модель колхоза. 7 декабря 1929 году постановлением ЦИК СССР был образован Наркомат земледелия СССР (вопреки Конституции, которая не предполагала союзного наркомата в этой отрасли). На него было возложено проведение коллективизации и функции перспективного и оперативного руководства сельским и лесным хозяйством. Наркомом был назначен А.Я.Яковлев. В ведение Наркомзема перешла и Академия сельскохозяйственных наук с сетью её институтов.

Поначалу образование колхозов шло успешно, крестьяне воспринимали колхоз как артель, известный вид производственной кооперации, не разрушающий крестьянский двор — основную ячейку всего уклада русской деревни. Более того, идея совместной обработки земли, производственной кооперации, существовала в общинном крестьянстве давно, задолго до коллективизации и даже до революции. Коллективизация виделась как возрождение и усиление общины.

Одним из итогов коллективизации стало
http://ru.static.z-dn.net/files/d0e/4d2001dd0c648e7a9eeaaffd84f8ae59.jpg

80% населения дореволюционной России составляли крестьяне. Из них 50% были бедняки, 30% — середняки, 20% — кулаки. Сейчас постоянно представляют кулака как умного, трудолюбивого крестьянина. Были конечно и такие. Но, в основном, это был мироед, барышник, использующий наёмный труд. Советская власть не могла бросить на произвол судьбы основную массу крестьян. Кроме того надо было кормить город. Где выход? Пришлось ввести продразвёрстку, продналог. Были организованы комбеды. Но эти мероприятия не решили проблему.

В середине 20-х годов основным звеном кооперативного строительства была кооперация снабжения и сбыта. Во второй половине десятилетия законодательство значительно большее внимание уделяет производственным кооперативам. Важнейшим нормативным актом в этой области являлось постановление ЦИК и СНК СССР от 16 марта 1927 года «О коллективных хозяйствах», которое обратило внимание на простейшие формы производственной кооперации — товарищества по общественной обработке земли, машинные товарищества, предлагая вовлекать в них все большие массы крестьянства и в первую очередь бедняков. Одновременно не забываются и более высокие формы кооперации — артели и коммуны.

В.И. Ленин сформулировал своё видение основных задач для построения социализма в нашей стране. Он считал, что для этого необходимы:

  • создание современной индустрии,
  • организация крестьянских кооперативов,
  • осуществление культурной революции, которая ликвидирует безграмотность среди крестьянства и повысит научный и технический уровень населения.

Ленин подчеркивал:

Власть государства над всеми крупномасштабными средствами производства, политическая власть в руках пролетариата, альянс этого пролетариата с маленькими и очень маленькими крестьянами, гарантированное пролетарское лидерство над крестьянством и т.д. — это ли не всё необходимое для построения полностью социалистического общества из кооперативов?…

 

Одним из итогов коллективизации стало
http://rpp.nashaucheba.ru/pars_docs/refs/34/33463/img15.jpg

Вопрос стоял в том, как осуществлять поставленные задачи — поэтапно либо форсированными методами. В виду нависшей внешне империалистической угрозы над Советским Союзом в конце 1920-х годов, в условиях сохранявшейся слаборазвитой степени промышленности, доставшейся ещё от царского периода, в целях мобилизации всех ресурсов для осуществления стремительного жизненно необходимого стране рывка, Советская власть вынуждена была избрать способ форсированного проведения индустриализации, свернуть НЭП.

Поскольку наша страна была аграрной, средства на индустриализацию приходилось брать из деревни. Коллективизация проходила в интересах форсированной индустриализации.

Одним из итогов коллективизации стало
http://www.tabula.ge/files/styles/tab_og_image/public/photos/2013/05/kulak.jpg?itok=pLSzYhN_

Вопреки распространенному мифу, согласно которому, власть сразу начала атаку на кулачество, дело в самом начале ограничилось относительно эволюционными методами. Так, в 1927 году, когда над СССР нависла военная опасность, партия стремилась лишь ограничить аппетиты сельской буржуазии. Были разработаны новые налоги на кулацкие доходы. Они также должны были доставлять повышенные квоты во время сбора зерна. Было ограничено количество нанимаемых ими рабочих. Однако власти столкнулись с саботажем поставок сельхозпродукции.

Как известно, аналогичная ситуация наблюдалась в период 1914 — 1917 годов, в результате чего армия и города столкнулись с нехваткой продовольствия. Обо всем это писал в своих мемуарах А.И. Деникин. Таким образом, к тому времени имелся отрицательный опыт, когда бездействие власти по необходимости контроля за мобилизацией и концентрацией ресурсов в критически важный момент для страны обернулось катастрофическими последствиями… При сложившихся обстоятельствах пришлось прибегнуть к чрезвычайным мерам, к так называемому «раскулачиванию».

Одним из итогов коллективизации стало
http://ic.pics.livejournal.com/cccp2_0/65158103/37256/37256_original.jpg

Заметки на полях: о терроре кулаков

Вот только одна ссылка о том, что происходило при коллективизации:

Кулаки пытались вредить колхозному строительству, запугивать крестьянскую бедноту, влиять на середняка. В ход было пущено все: клевета, запугивания, угрозы и физические расправы с активистами колхозного крестьянства. Только в пределах Амурского округа в 1928 г. кулаки совершили 60 террористических актов.

Стоит заметить, что речь идёт о 1928 году, когда и речи не было ни о каких «репрессиях» и «раскулачиваниях». Против Советской власти и трудового народа кулаками был развёрнут самый настоящий террор. Не стоит удивляться, что власть вынудили на ответные меры по отношению к преступникам. Власть была обязана нанести удар, иначе это не власть. Проведение сплошной коллективизации и раскулачивание (чтобы выбить базу из-под преступников) в очень значительной мере было вызвано именно попытками враждебных социальных групп разжечь новую гражданскую войну.

Одним из итогов коллективизации стало
http://22-91.ru/upload/images/photo/a2/ff/06a543c6637f2451564e043a1ffd1387731907.jpg

К слову, задолго до всяких постановлений раскулачивание началось на местах — в губерниях и селах. Нет, вовсе не из-за зависти к успешным соседям, а из-за неспособности «экономически эффективных» сельских буржуа жить по-человечески в русской общине.

Так, в 1928 году на территории РСФСР кулаками было совершено 1307 терактов, в том числе свыше 400 убийств коммунистов, активистов, учителей, милиционеров и трактористов. В 1929 году только в деревнях и селах центральных районов России отмечено 1002 теракта, в том числе 384 убийства и 141 поджог колхозных построек. В реальности ситуация была намного тяжелее — очень много убийств поджогов и диверсий не фиксировалось из-за слабости правоохранительных органов или было оформлено как несчастные случаи.

Найти преступников без полной «зачистки» кулачья не было никакой возможности. Если бы это было бы проведено, например, в 1928 году с показательной суровостью и беспощадностью, то удалось бы избежать многих невинных жертв и больших проблем впоследствии.

В 1930 году (даже когда было выслано в Сибирь и Казахстан большинство раскулаченных), в стране зафиксирован 2391 теракт и 456 кулацких банд, вооружённых огнестрельным оружием, вплоть до пулеметов. В боях с бандитами погибло более 170 милиционеров, красноармейцев и чекистов.

Таким образом, необходимо было вести активную борьбу с саботажем кулаков. Притом местными властями было допущено немало перегибов в процессе коллективизации, когда ряд партийных работников пытался искусственно форсировать данный процесс, не принимая во внимание специфику места и времени, когда нарушался принцип добровольности вступления в колхозы, обобществлению подвергались не только основные средства производства, но и домашняя птица, мелкий скот, жилые постройки.

Все это было осуждено И.В. Сталиным в статье «Головокружение от успехов», опубликованной в газете «Правда» 2 марта 1930 года.

Он также представил суть сложной неоднозначной ситуации на селе в ответе М.А. Шолохову на его письмо от 4 апреля 1933 года, в котором он делал акцент на множестве перегибов. Сталин выразил ему благодарность за письма, так как они:

вскрывают болячку нашей партийно-советской работы, вскрывают то, как иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма… Но это только одна сторона дела… А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы… проводили… саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную армию — без хлеба….

По словам Сталина:

это обстоятельство ни в какой мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены… нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должное наказание…

Многие считают данные заявления И.В. Сталина «дымовой завесой», имевшей цель снять с себя ответственность за издержки в ходе коллективизационного процесса, прикрыть все перегибы.

Однако дело не ограничивалось простым словесным осуждением действий местных властей.

Определенные меры, направленные на исправление ошибок и на применение санкций в отношении работников партийного аппарата, перегибающих линию партии, были предприняты. Так, в период 1934 — 1938 годов 31515 человек были освобождены как «неправильно высланные», а 33565 переданы на иждивение.

22 октября 1938 года СНК СССР издал постановление «О выдаче паспортов детям спецпереселенцев и ссыльных», предусматривающее выдавать паспорта тем, кто ни в чём не опорочен, «на общих основаниях и не чинить им препятствий к выезду на учебу или на работу». В 1935 году, согласно новому Уставу сельхозартели, крестьяне получили право на личное подсобное хозяйство. 1 октября того же года была восстановлена свободная продажа мяса, жиров, рыбы, сахара и картофеля.

Как было отмечено, против ряда республиканских и местных партийных руководителей были возбуждены уголовные дела, например, против руководства Лепельского района Белорусской ССР. Так, в постановлении ЦК ВКП (б) от 22 февраля 1937 года «О положении в Лепельском районе БССР» подчеркнуто, что местные власти совершили:

незаконную конфискацию имущества у крестьян, как у колхозников, так и единоличников, произведённого под видом взыскания недоимок по денежным налогам и натуральным поставкам.

В постсоветский период пытались сформировать мнение, согласно которому коллективизация дала провальный результат. В качестве основного подтверждения соответствующего тезиса приводили факт голода, вспыхнувшего в ряде областей СССР в 1932 — 1933 годов.

Трагедия, разумеется, имела место. Однако представляется, что неверно утверждение о том, что голод стал результатом коллективизации как таковой. На взгляд историков, в качестве основных причин следует выделить следующие:

  • Во-первых, данное явление стало итогом перегибов, допущенных местным партийным начальством в ходе осуществления коллективизации. Недостаточный опыт, хаос в приказах, отсутствие должного уровня подготовленности, радикализм ряда работников привели к тяжёлым последствиям.
  • Во-вторых, нельзя не принимать во внимание тот факт, что кулаки, подстрекаемые различными контрреволюционными силами, осуществляли прямой саботаж, уничтожали свой крупный рогатый скот и лошадей.
  • В-третьих, нельзя закрывать глаза на то, что одной из причин голода была засуха, случившаяся на Украине в 1930 — 1932 годах. Об этом пишет профессор Михаил Флоринский, сражавшийся против Советской власти в годы гражданской войны. По его словам, «несколько засух в 1930 и 1931 годах, особенно на Украине, ухудшали состояние сельского хозяйства и создавали условия для голода».

Следует также обратить внимание на то, что неверным является утверждение, будто коллективизация проходила исключительно с помощью одного принуждения. Как пишет бельгийский историк Людо Мартенс в своей книге «Запрещённый Сталин»:

импульс самых неистовых эпизодов коллективизации исходил от самих угнетённых крестьянских масс.

В качестве примера приводит заявление крестьянина из Причерноморья, который заявил, что всю жизнь прожил в батрачной среде. После победы Октябрьской революции получил землю, ежегодно — кредиты, но:

«несмотря на помощь Советской власти,…, не мог вести свое хозяйство и улучшать его». Выход видел в том, чтобы «присоединиться к тракторной колонне, помогать ей и работать в ней».

Одним из итогов коллективизации стало
http://dok.opredelim.com/pars_docs/refs/35/34093/img28.jpg

По мере исправления ошибок, допущенных в ходе коллективизации, удалось добиться подъёма сельского хозяйства.

Так, село в возрастающих масштабах получало новую технику. К 1932 году с помощью тракторов обрабатывали 22% пашни, а к концу второй пятилетки — до 60%. В годы первой пятилетки сельскому хозяйству было поставлено 154 тысячи тракторов (94 тыс. — отечественного производства).

К 1935 году в сельском хозяйстве использовалось 34 тыс. грузовых автомобилей, 31 тыс. комбайнов и 281 тыс. тракторов. За годы второй пятилетки в сельское хозяйство поступило 405 тыс. тракторов. За рассматриваемый период удвоилось число машинно-тракторных станций. В 1932 году они обслуживали треть колхозов СССР, а пять лет спустя — 78%. Американские журналисты М. Сейерс и А. Кан, давая оценку итогам коллективизации, подчеркивали, что советские люди:

чьи деды с незапамятных времен гнули спины, работая примитивными косами, мотыгами, деревянными плугами, теперь убирали богатый урожай тракторами и комбайнами и боролись с вредителями при посредстве химикалий, разбрасываемых с самолетов.

Бельгийский историк Людо Мартенс в своей книге «Другой взгляд на Сталина» (1994 год) приводит следующие данные:

в 1930 году урожай достиг 83,5 млн. тонн. В 1931 — 1932 годах наблюдалось падение производства зерна (69,9 млн. тонн в 1932 году). В 1933 году зафиксирован рост урожайности — 89,8 млн тонн, в целом продолжавшийся в последующие годы. В 1940 году урожай достиг 118,8 млн. тонн. Аналогичная картина со стоимостью сельскохозяйственного производства. В 1928 году — 13,1 млрд. рублей, в 1934 году — 14,7 млрд. руб, а в 1940 году достигла 23,2 млрд. рублей.

Для поддержки колхозного движения и как специальный механизм было развернуто мощнейшее кооперативное движение.

Заметки на полях: о советском рынке и его ликвидации

По данным (Елютин, О.Н. Кооперация в России — невостребованный опыт / О.Н. Елютин // Вестник Московского университета. Сер. 8. История. — 1998. — № 5. — С. 30—53.) в сталинские времена было свыше 114 тысяч мастерских и прочих промышленных предприятий, где работали минимум 1,8 миллиона человек. Они производили почти 6 % валовой продукции промышленности СССР (в зависимости от способа оценки уровня рыночных «кооперативных» цен существенно больше), в её составе: 40% всей мебели страны, 70% всей металлической посуды, 35 % верхнего трикотажа, почти 100% игрушек.

На договорной основе производились научные и технические работы, дававшие очень хорошие результаты — так в систему промысловой кооперации входило 100 конструкторских бюро, 22 экспериментальные лаборатории, два научно-исследовательских института.

Его данные не учитывают кооперативные сельские артели, в которых работники (как колхозники, так и единоличники) были заняты частично — в свободное от сельскохозяйственных работ время. Точно оценить их количество сейчас очень сложно, вероятно, они включали в 30-е годы до 20 — 30 миллионов (!) человек.

Уничтожение советской кооперации и советского рынка началось с Постановления ЦК КПСС и СМ СССР «О реорганизации промысловой кооперации» от 14 апреля 1956 года. Ударными темпами с 56 года было уничтожено личное подсобное хозяйство, практически ликвидирован частный скот, «укрупнены» колхозы, что нанесло страшный удар по небольшим деревням, имущество кооперативов и частных лиц было «передано государственным органам», то есть конфисковано и перешло под управление партийных бонз.

А если проанализировать итоги коллективизации на последующие периоды, то задел Сталиным был сделан такой, что партократия, захватившая власть после госпереворота 1953 года, смогла «жировать» более 40 лет.

Переворот 1953 года
«Государственный переворот 1953 года» https://inance.ru/2015/02/iuda/

Если накануне первого пятилетнего плана сельское хозяйство страны представляло собой 25 миллионов мелких крестьянских хозяйств (дворов), основанных на ручном труде, то уже через несколько лет было создано крупнейшее высокомеханизированное сельскохозяйственное производство.

Валовая продукция советского села по сравнению с 1913 годом за 60 лет, например, выросла в 4,4 раза, а производительность труда — в 6 раз. СССР занял одно из первых мест в мире по производству продовольствия: он производил больше любой другой страны мира пшеницы, ржи, ячменя, сахарной свёклы, картофеля, молока. В 1954 — 1961 годах в СССР были самые высокие в мире среднегодовые темпы роста сельхозпродукции — 6%.

По сравнению с рекордным 1913 годом, когда было произведено 250 кг зерна на душу населения, СССР увеличил эти показатели в 3 раза. Развивалось и животноводство. На 10 января 1966 года, например, в СССР насчитывалось 93,4 млн. голов крупного рогатого скота (в 1916 году — 58,4 млн.), в том числе 40,1 млн. голов коров (1916 год — 28,8 млн.), 59,5 млн. свиней (1916 год — 23 млн.), 135,3 млн. овец и коз (1916 год — 89,7 млн. голов). В начале 80-х годов средняя урожайность в СССР была 15 ц с га.

В следующей части (https://inance.ru/2016/03/kollektivizatsiya-02/) мы продолжим разговор о коллективизации, начав с того, как либералы искажают информацию о советском прошлом в целом и о коллективизации в частности…

 

Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:

Вступайте в группу Вконтакте: http://vk.com/inance_ru,

Жмите «Нравится!» в группе Facebook: http://www.facebook.com/inance.ru

И делайте регулярные перепосты.

Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.

Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту [email protected]

Благодарим Вас за сотрудничество!

Источник: inance.ru

Что такое коллективизация

Начнем с того, что коллективизацией называют процесс сведения многочисленных крестьянских хозяйств в крупные соединения – коллективные хозяйства или колхозы. Проводился он с 1928 по 1937 годы. В результате возникали тысячи восстаний – мелких и не совсем. Кроме того, в итоги коллективизации зачастую вписывают и раскулачивание – процесс отъема имущества у зажиточных крестьян, заработавших благополучие как своим, так и наемным трудом.

Для чего она проводилась

Сельское хозяйство в Российской империи хоть и могло прокормить страну, было крайне неразвитым. В деревнях и селах проживало почти 85 % населения. Работая не слишком эффективно (не у каждого была даже лошадь и хорошие ручные инструменты, не говоря уж про более сложную технику), крестьяне обеспечивали экспорт миллионов тонн зерна и другой сельской продукции за границу – именно продукты питания были основной экспортной статьей страны в это время. Сами же они зачастую откровенно голодали, отдавая практически весь результат труда владельцам земли и государству.

После Революции 1917 года сбылась их мечта – все желающие получили землю и были готовы работать на ней, чтобы прокормить свои семьи. Однако власти это не устраивало – нужно было резко повышать производительность труда (о причинах расскажем чуть ниже). Для этого необходимо было укрупнять хозяйства, использовать вместо сохи и косы современные тракторы и комбайны. Однако делать это на малых участках частных хозяйств было невозможным.

Было принято решение объединить частных крестьян в крупные колхозы. Итоги коллективизации именно к этому и привели, хотя проводилась она зачастую излишне жесткими методами.

Как связаны индустриализация и коллективизация

Как говорилось выше, до 1917 года Российская империя в основном экспортировала продукцию сельского хозяйства. При этом в стране практически отсутствовала своя промышленность, станки, оружие, двигатели, автомобили – все это закупалось за рубежом. Малое количество заводов и квалифицированных кадров привело к тому, что страна отставала от передовых европейских держав на многие десятилетия.

Советская власть приняла решение наверстать разрыв в самые малые сроки. Для этого проводилась массовая индустриализация – людей из деревень переманивали в города лучшими условиями жизни и зарплатами. Многие согласились на столь заманчивое предложение. Индустриализация шла успешно – рабочих рук на заводах хватало.

Но ведь их нужно было кормить. Если раньше 85 % населения с трудом кормили себя и оставшиеся 15 %, то теперь доля городского населения резко возросла. Следовательно, сельское хозяйство должно было стать более эффективным, иначе не удалось бы прокормить городское население, трудящееся на заводах. Поэтому итоги индустриализации и коллективизации неразрывно связаны.

Насильственная коллективизация

Многие крестьяне, не имея образования, не разбираясь в политике, не обладая достаточной дальновидностью, отказывались от вступления в колхозы. Особенно это касалось зажиточных крестьян, которые своим потом обильно поливали землю, честно выращивая хлеб для себя и своих семей.

В данной ситуации страна не могла полагаться на сельских работников. А ведь сельское хозяйство является залогом успешного развития любого государства – власти прекрасно понимали это. Поэтому было принято решение о насильственной коллективизации. К сожалению, итоги сплошной коллективизации выявились только значительно позже, а вначале произошла целая череда бунтов.

Люди не понимали, почему они должны отдавать свою землю, птицу и скотину в колхозы, лишаясь того, что получили совсем недавно. В результате вспыхивали кулацкие восстания, людей, приезжающих в деревни для проведения разъяснительной работы, нередко убивали, из-за чего применялись жесткие карательные меры. Народ не верил новым властям, а государство не могло опереться на народ.

Перегибы

Огромную роль сыграли многочисленные перегибы на местах. Некоторые люди, являясь выходцами из низших сословий (именно на таких опирались некоторые власть имущие, полагая, что они станут лучшими исполнителями), просто отыгрывались на крестьянах, сводили старые счеты. В результате многие кулацкие и просто зажиточные семьи натурально грабили, не оставляя ни лошадей, ни скотину, ни зерно. Многие сотни тысяч людей в результате отправились в лагеря, их семьи умерли ужасными смертями от голода.

Кроме того, не было создано единых стандартов по тому, кого же считать середняками, кого зажиточными крестьянами, а кого – кулаками. Все оценивалось субъективно, из-за чего порождались ситуации, которые были бы смешными, если бы не были столь трагическими. Например, из двух крепких хозяйств прибывшие по наводке осведомителя сотрудники ЧК раскулачивали одно. По мнению осведомителя, оно было кулацким, так как у хозяина имелся предмет роскоши – музыкальная гармонь.

К сожалению, говоря про итоги политики сплошной коллективизации, нельзя не упомянуть и об этих черных страницах. Они стоили жизни многим честным, самоотверженным труженикам, которые могли бы принести немалую пользу молодому государству.

Итоги

Но все-таки итоги коллективизации в СССР преимущественно были позитивными. Ударными темпами шло внедрение современной техники, значительно облегчающей труд крестьян и повышающей его производительность. Ведь один комбайнер в сумме с трактористом могли выполнить значительно больший объем работы, чем сотни людей, работающих по отдельности, каждый на своем участке. Если в 1930 году всего 7 % сельских работ выполнялось с использованием техники, то в 1932 году этот показатель составил уже 19,5 %.

Государство оказывало всестороннюю поддержку колхозам. Например, с 1927 по 1932 года было ввезено племенного скота на сумму около 100 миллионов рублей – огромные деньги по тем временам.

Говоря про итоги политики коллективизации, нельзя не отметить и обеспеченность крестьян социальными гарантиями. Теперь они могли бесплатно лечиться, их дети бесплатно посещали школы, а спустя несколько десятилетий многие лучшие работники стали получать колхозные путевки для лечения в санаториях, о чем в 20-30 годах ХХ века никто не мог и мечтать.

Заключение

На этом завершаем статью. В ней мы постарались максимально объективно рассмотреть итоги индустриализации и коллективизации. Как видите, они были как негативными, так и весьма позитивными. Мощь сельского хозяйства многократно возросла при том, что в нем оказалось задействовано значительно меньше людей. Увы, достигалось это в самые сжатые сроки, поэтому без ужасных жертв и перегибов не обошлось.

Источник: www.syl.ru

Предпосылки коллективизации

Коллективизация сельского хозяйства СССР являлась процессом объединения мелких единоличных крестьянских хозяйств в крупные коллективные путем производственного кооперирования.

Большинство руководителей Советского Союза следовало ленинскому тезису о том, что мелкотоварное крестьянское хозяйство «ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе» рождает капитализм. Поэтому они считали опасным продолжительное время базировать диктатуру пролетариата на двух разных основах — государственной (социалистической) крупной промышленности и мелком индивидуальном крестьянском хозяйстве. Мнение меньшинства, считавшего вслед за Бухариным, что крестьянин-единоличник, в том числе и зажиточный (кулак), может «врасти» в социализм, было отвергнуто после бойкота хлебозаготовок 1927 г. Кулака объявили главным внутренним врагом социализма и Советской власти. Экономическую необходимость коллективизации обосновывали тем, что крестьянин-единоличник не в состоянии обеспечить спрос растущего городского населения продуктами питания, а промышленность — сельскохозяйственным сырьем. Введение в 1928 г. карточной системы в городах укрепило эту позицию. В узком кругу партийно-государственного руководства коллективизацию рассматривали в качестве основного рычага перекачки из деревни средств для индустриализации.

Форсированная индустриализация и сплошная коллективизация стали двумя сторонами одного курса на создание независимой военно-промышленной державы с максимально огосударствленной экономикой.

Начало сплошной коллективизации. 1929 г.

К 12-й годовщине Октября в «Правде» Сталин опубликовал статью «Год великого перелома», в которой поставил задачу форсировать колхозное строительство, провести «сплошную коллективизацию». В 1928-1929 гг., когда в условиях «чрезвычайщины» резко усилился нажим на единоличника, а колхозникам были предоставлены льготы, число колхозов выросло в 4 раза — с 14,8 тыс. в 1927 г. до 70 тыс. к осени 1929 г. В колхозы пошли середняки, надеясь переждать в них трудное время. Коллективизация осуществлялась путем простого сложения крестьянских средств производства. Создавались колхозы «мануфактурного типа», не оснащенные современной сельскохозяйственной техникой. Это были главным образом ТОЗы — товарищества по совместной обработке земли, простейшая и временная форма колхоза. Ноябрьский (1929 г.) пленум ЦК партии поставил основную задачу в деревне — в сжатые сроки провести сплошную коллективизацию. Пленум наметил направить в деревню «для организации» колхозов 25 тыс. рабочих («двадцатипятитысячников»). Коллективы заводов, направлявших в деревню своих рабочих, обязаны были взять шефство над созданными колхозами. Для координации работы государственных учреждений, созданных с целью перестройки сельского хозяйства (Зернотрест, Колхозцентр, Трактороцентр и др.), пленум постановил создать новый союзный наркомат — Народный комиссариат земледелия, во главе которого поставил Я.А. Яковлева, аграрника-марксиста, журналиста. Наконец, ноябрьский пленум ЦК высмеял «пророчества» Бухарина и его сторонников (Рыкова, Томского, Угарова и др.) о неизбежном голоде в стране, Бухарин, как «руководитель и застрельщик» «правого уклона» был выведен из Политбюро ЦК, остальные были предупреждены, что при малейшей попытке бороться против линии ЦК к ним применят «оргмеры».

5 января 1930 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». Оно наметило завершить сплошную коллективизацию зерновых районов поэтапно к концу пятилетки. В основных зерновых районах (Северный Кавказ, Средняя и Нижняя Волга) ее планировали закончить осенью 1930 г., в остальных зерновых районах — через год. Постановление наметило создание в районах сплошной коллективизации сельскохозяйственных артелей «как переходной к коммуне формы колхоза». При этом подчеркивалась недопустимость приема в колхозы кулаков. ЦК призвал организовать социалистическое соревнование по созданию колхозов и решительно бороться «со всякими попытками» сдержать колхозное строительство. Как и в ноябре, ЦК ни слова не сказал о соблюдении принципа добровольности, поощрив умолчанием произвол.

В конце января — начале февраля 1930 г. ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК СССР приняли еще два постановления и инструкцию о ликвидации кулачества. Оно делилось на три категории: террористы, сопротивляющиеся и остальные. Все подлежали аресту или ссылке с конфискацией имущества. «Раскулачиванием стало составной частью процесса коллективизации.

Ход коллективизации

Первый этап сплошной коллективизации, начатый в ноябре 1929 г., продолжался до весны 1930 г. Силами местных властей и «двадцатипятитысячников» началось поголовное принудительное объединение единоличников в коммуны. Обобществляли не только средства производства, но и личное подсобное хозяйство, имущество. Силами ОГПУ и Красной Армии выселяли «раскулаченных» крестьян, в число которых попадали все недовольные. По решению секретных комиссий ЦК и СНК их направляли в спецпоселки ОГПУ для работы по хозпланам, главным образом, на лесозаготовках, в строительстве, горном деле. По официальным данным, было раскулачено более 320 тыс. хозяйств (более 1,5 млн. человек); по данным современных историков, по всей стране было раскулачено и сослано около 5 млн. человек. Недовольство крестьян вылилось в массовый убой скота, бегство в города, антиколхозные восстания. Если в 1929 г. их было более тысячи, то за январь-март 1930 г. — более двух тысяч. В подавлении восставших крестьян участвовали армейские части и авиация. Страна стояла на грани гражданской войны.

Массовое возмущение крестьян насильственной коллективизацией заставило руководство страны временно ослабить нажим. Более того, по поручению Политбюро ЦК в «Правде» 2 марта 1930 г. Сталин опубликовал статью «Головокружение от успехов», в которой осудил «перегибы» и обвинил в них местные власти и рабочих, посланных создавать колхозы. Вслед за статьей «Правда» опубликовала постановление ЦК ВКЛ(б) от 14 марта 1930 г. «О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении». Среди «искривлений» на первое место было поставлено нарушение принципа добровольности, затем — «раскулачивание» середняков и бедняков, мародерство, поголовная коллективизация, перескакивание с артели к коммуне, закрытие церквей, рынков. После постановления первый эшелон местных организаторов колхозов был подвергнут репрессиям. Одновременно многие созданные колхозы были распущены, их количество сократилось к лету 1930 г. примерно вдвое, они объединяли немногим более 1/5 крестьянских хозяйств.

Однако с осени 1930 г. начался новый, более осторожный этап сплошной коллективизации. Отныне создавались только сельскохозяйственные артели, допускавшие существование личных, подсобных хозяйств. Летом 1931 г. ЦК объяснил, что «сплошную коллективизацию» нельзя понимать примитивно, как «поголовную», что ее критерием является вовлечение в колхозы не менее 70% хозяйств в зерновых и более 50% в остальных районах. К тому времени колхозы уже объединяли около 13 млн. крестьянских дворов (из 25 млн.), т.е. более 50% от их общего числа. А в зерновых районах в колхозах находилось почти 80% крестьян. В январе 1933 г. руководство страны заявило об искоренении эксплуатации и победе социализма в деревне в результате ликвидации кулачества.

В 1935 г. состоялся II Всесоюзный съезд колхозников. Он принял новый Примерный устав сельскохозяйственной артели (вместо Устава 1930 г.). По Уставу, земля закреплялась за колхозами в «вечное пользование», устанавливались основные формы организации труда в колхозах (бригады), его учета и оплаты (по трудодням), размеры личных подсобных хозяйств (ЛПХ). Устав 1935 г. законодательно оформил новые производственные отношения в деревне, названные историками «раннесоциалистическими». С переходом колхоза на новый Устав (1935-1936 гг.) окончательно сложился колхозный строй в СССР.

Итоги коллективизации

К концу 30-х гг. колхозы объединяли более 90% крестьян. Колхозы обслуживались сельскохозяйственной техникой, которая была сосредоточена на государственных машинно-тракторных станциях (МТС).

Создание колхозов не привело, вопреки ожиданиям, к росту сельскохозяйственного производства. В 1936-1940-х г.г. валовая продукция сельского хозяйства осталась на уровне 1924-1928 гг., т.е. доколхозной деревни. А на исходе первой пятилетки она оказалась ниже, чем в 1928 г. Резко снизилось производство мясо-молочной продукции, на многие годы образовалась, по образному выражению Н.С.Хрущева, «мясная целина». Вместе с тем, колхозы позволили значительно увеличить государственные заготовки сельскохозяйственной продукции, особенно зерна. Это привело к отмене в 1935 г. карточной системы в городах и возрастающему экспорту хлеба.

Курс на максимальное извлечение сельхозпродукции из деревни привел в 1932-1933 гг. к смертному голоду во многих сельскохозяйственных районах страны. Официальных данных о жертвах искусственного голода нет. Современные российские историки их численность оценивают по-разному: от 3 до 10 млн. человек.

Массовое бегство из деревни обострило сложное социально-политическое положение в стране. Для прекращения этого процесса, а также для выявления беглых «кулаков» на рубеже 1932-1933 гг. был введен паспортный режим с пропиской в определенном месте жительства. Отныне передвигаться по стране можно было лишь при наличии паспорта, или документа, официально его заменяющего. Паспорта выдавали жителям городов, поселков городского типа, работникам совхозов. Колхозникам и крестьянам-единоличникам паспорта не выдавали. Это прикрепило их к земле и колхозам. С этого времени официально покинуть деревню можно было через государственно организованный набор на стройки пятилетки, учебу, службу в Красной Армии, работу механизаторами в МТС. Регулируемый процесс формирования рабочих кадров привел к снижению темпов роста городского населения, численности рабочих и служащих. По переписи 1939 г., при общей численности населения СССР в 176,6 млн. человек (историки называют цифру в 167,3 млн.), в городах проживало 33% населения (против 18%, по переписи 1926 г.).

Источник: StudFiles.net

Ошибки и искривления в колхозном движении. Начало сплошной коллективи-зации ознаменовалось необоснованно наивно высокой оценкой его социального содер-жания и подозрительно чрезвычайно быстрыми темпами колхозного движения. В целом, по-видимому, рост колхозов в 1929 г. происходил все же на основе добровольности и, прежде всего, выражал стремление бедняцко-середняцких масс к объединению своих хо-зяйств ради улучшения своего благосостояния. Но само объединение бедняцких и серед-няцких хозяйств не могло сделать их богатыми. Поэтому нередко наступало естествен-ное разочарование.

Кроме того, в первые месяцы 1930 г. колхозному движению пришлось пережить серьезные испытания, возникшие в связи с грубейшими нарушениями ленинских прин-ципов колхозного строительства, в первую очередь принципа добровольнеости коллек-тивизации (см. Хрестоматия, с. 463-464). В этих ошибках был повинен в первую очередь И.В.Сталин, а также секретари ЦК ВКП(б) В.М.Молотов и Л.М.Каганович, которые в то время занимались непосредственно вопросами колхозного строительства.

Молотов (Скрябин) Вячеслав Михайлович (1890-1986), сов. полит. и гос. деятель. В 1921-30 секр. ЦК ВКП(б), в 1930-41 пред. СНК СССР. В 1939-49 нарком иностр. дел СССР. В 1941-57 1-й зам. пред. СНК (СМ) СССР, одноврем. в 1941-45 зам. пред. ГКО. В 1953-56 мин. ин. дел СССР. С 1957 посол в МНР. В 1960-62 пост. предст. СССР при Междунар. агенстве по атомной энергии. Чл. ЦК партии в 1921-57 (канд. с 1920); чл. Оргбюро ЦК в 1921-30, чл. Политбюро, чл. През. ЦК КПСС в 1926-57 (канд. с 1921). Июньский (1957) Пленум ЦК КПСС вывел М. из През. ЦК и ЦК КПСС.

Каганович Лазарь Моисеевич (1893-1991), сов. полит. и гос. деятель. В 1924 секр. ЦК РКП(б). В 1925-28 и в 1947 1-й секр. ЦК КП(б) Украины. В 1928-39 секр. ЦК, од-новрем. в 1930-35 1-й секр. МК, с 1934 пред. КПК при ЦК ВКП(б). В 1935-44 – нар-ком путей сообщения, одноврем. с 1937 – тяж. пром-сти, с 1939 – топливной пром-сти, в 1939-40 – нефт. пром-сти, с 1938 зам. пред. СНК СССР. В 1942-45 чл. ГКО. С 1936 зам., в 1953-57 1-й зам. пред. СМ СССР. В 1957-59 управляющий трестом Сою-засбест. Чл. ЦК партии в 1924-57 (канд. с 1923), чл. Оргбюро ЦК в 1924-26, 1928-46, чл. Политбюро (През.) ЦК в 1930-57 (канд. в 1926-29). Июньский (1957) Пленум ЦК КПСС вывел Кагановича из През. ЦК и ЦК КПСС.

Стремление ускорить процесс коллективизации, форсировать его при помощи ад-министративных мер проявилось в ряде районов уже осенью 1929 г. Об этом говорилось в выступлениях некоторых руководящих партийных работников на ноябрьском (1929 г.) пленуме ЦК. Однако Сталин не прислушался к этим замечаниям и не придал им значе-ния, а Молотов с трибуны пленума дал установку на дальнейшее форсирование коллек-тивизации.

На конференции аграрников-марксистов, которая состоялась вскоре после этого пленума ЦК (в декабре 1929 г.), Сталин вслед за Молотовым, пренебрегая известными указаниями Ленина о недопустимости чрезмерной торопливости при проведении произ-водственного кооперирования крестьян, призвал ускорить коллективизацию.

В духе этого выступления Сталина ЦК ВКП(б) 5 января 1930 г. принял постанов-ление «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительст-ву». В нем были сформулированы основные положения новой политики партии и план ее осуществления. Намечались жесткие сроки проведения коллективизации.

Учитывая особенности развития отдельных районов, неодинаковую степень их подготовленности к коллективизации, ЦК ВКП(б) в своем постановлении установил для разных районов страны различные сроки завершения коллективизации.

Наиболее высокие темпы колхозного движения предусматривались для основных зерновых районов страны (Северо-Кавказский край, Среднее и Нижнее Поволжье). В этих районах коллективизацию намечено было закончить осенью 1930 — весной 1931 г. Это были районы первой зоны коллективизации.

Для ряда других производящих зерновых районов (Украина, Центрально-черноземная область, Сибирь, Уральский край, Казахстан и т.д.) сроки завершения кол-лективизации устанавливались на год позднее – примерно к осени 1931 — весны 1932 г. Это были районы второй зоны коллективизации.

Что касается остальных краев и областей, главным образом потребляющей поло-сы (Северный край, Западная, Ленинградская, Московская, Ивановская области, Нижего-родский край и др.), и национальных республик (Закавказье, Средняя Азия, отдельные автономные республики), то здесь в силу особенностей местной экономической и соци-ально-политической обстановки срок коллективизации был определен более длительный. Это была третья зона коллективизации.

Но в целом к концу первой пятилетки (конец 1932 г.) коллективизацию планиро-валось осуществить в масштабе всей страны.

Для проведения коллективизации были мобилизованы 25 тыс. рабочих из городов, большинство которых плохо разбиралось в сельском хозяйстве, но было готово выпол-нять партийные директивы. Уклонение от коллективизации стали трактовать как престу-пление. Под угрозой закрытия рынков и церквей крестьян заставляли вступать в колхозы. Имущество тех, кто осмеливался сопротивляться коллективизации, конфисковывалось.

Все это не могло прибавить авторитета уже естественно идущему народному движению. Напротив, это могло только помешать ему, затормозить движение, повернуть его вспять. Тем более, что установки партийных руководителей ориентировали местных работников на превышение назначенных темпов коллективизации.

Обкомы и райкомы стали проводить в жизнь директивы Центрального Комитета, не считаясь часто с реальными возможностями деревни, с настроением крестьянства. Эти грубейшие ошибки, перегибы и искривления партийной линии вызывали серьезное недо-вольство крестьянства, перераставшее в ряде случаев в антиколхозные, а иногда под воз-действием кулачества – в прямые антисоветские выступления. Уже в 1929 г., в год «ве-ликого перелома», было зарегистрировано 1300 крестьянских волнений.

Сопротивление нарастало и в следующем году. Начались выходы из колхозов. В феврале-марте 1930 г. начался массовый забой скота, что свидетельствовало о крайной степени крестьянского отчаяния. Ведь не было для крестьянина ничего дороже, чем его корова и лошадь. Они были кормильцами семьи. И вот теперь их требовали отдать, а в случае отказа забирали насильно. Мир рушился, все гибло, а тогда, рассуждали крестья-не, – пропади оно все пропадом, только бы не досталось лентяям, пьяницам и душегубам.

В результате поголовье крупного рогатого скота в стране сократилось на треть. Какая-то часть погибла без должного присмотра на колхозных фермах.

Недовольство и стихийное сопротивление крестьянства принимало угрожающие формы. Это почувствовал И.В.Сталин, выступивший 2 марта 1930 г. в центральной пар-тийной газете «Правда» со статьей «Головокружение от успехов» (с подзаголовком «К вопросам колхозного движения») (см. Сталин И.В. Соч. Т. 12. С. 191-199).

Статья Сталина «Головокружение от успехов». В этой статье Сталин обращал внимание всей страны на то, что «колхозное движение должно опираться на активную поддержку со стороны основных масс крестьянства. «Нельзя, – говорил он, – механиче-ски пересаживать образцы колхозного строительства в развитых районах в районы не-развитые. Это было бы глупо и реакционно» (Соч. Т. 12. С. 193). «А что, – пишет И.В.Сталин, – иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добро-вольности и учета местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, нельзя это-го сказать, к сожалению» (Там же. С. 194).

Сталин обращал внимание на то, что в практической работе по коллективизации «…имеются попытки выскочить из рамок артели и перепрыгнуть сразу к сельскохозяйст-венной коммуне». Сталин назвал такую работу «головотяпской», «глупой и вредной». «Дразнить крестьянина-колхозника «обобществлением» жилых построек, всего молочно-го скота, всего мелкого скота, домашней птицы…, разве не ясно, что такая «политика» может быть угодной и выгодной лишь нашим заклятым врагам?» (Там же. С. 197-198). «Я уже не говорю, – добавлял Сталин, – о тех, с позволения сказать, «революционерах», которые дело организации артели начинают со снятия с церквей колоколов. Снять коло-кола – подумаешь какая ррреволюционность!» (Там же. С. 198. Подчеркнуто Сталиным).

Отчего могли возникнуть эти, по характеристике Сталина, «головотяпские уп-ражнения», спрашивает он в конце статьи и тут же отвечает: «Они могли возникнуть лишь в результате того, что у некоторых наших товарищей закружилась голова от успе-хов, и они лишились на минутку ясности ума и трезвости взгляда» (Там же. С. 199).

Статья Сталина содержала серьезные обвинения в перегибах в адрес местного ру-ководства и требовала исправления положения.

Одновременно было принято постановление о борьбе против искривления парт-линии в колхозном движении. Были показательно наказаны некоторые «перегибщики».

Примерный устав сельскохозяйственной артели. Тогда же, в марте 1930 г., Президиумом ЦИК и Совнаркомом СССР был утвержден Примерный устав сельскохо-зяйственной артели. В нем провозглашался принцип добровольного вхождения в колхоз, определялся порядок объединения и объем общественных средств производства.

Согласно уставу, «все межи, разделявшие земельные наделы членов артели, унич-тожаются, и все полевые наделы сливаются в один земельный массив, находящийся в коллективном пользовании артели». Далее устанавливалось, что обобществляются «весь рабочий скот, семенные запасы и хозяйственные постройки, необходимые для ведения артельного хозяйства».

Обобществлению не подлежали и оставались в пользовании у колхозником при-усадебные участки, молочный и мелкий скот в определенных размерах. В члены артели могли вступать все трудящиеся, кроме кулаков и лиц, лишенных избирательных прав. Выходившим крестьянам не возвращали их имущество и землю.

Политика ликвидации кулачества («раскулачивание»). В условиях начавшейся в конце 1929 г. сплошной коллективизации Советское государство осуществило поворот в своей политике по отношению к кулачеству – от ограничения и вытеснения кулачества до ликвидации его как класса.

30 января 1930 г. было издано постановление ЦК ВКП(б) «О мерах ликвидации кулачества как класса в районах сплошной коллективизации». В этом постановлении предусматривалось уничтожение кулачества как общественной социальной группы. Лик-видация кулачества как класса началась с запрещенния аренды земли и использования наемного труда.

В феврале 1930 г. было издано постановление, определяющее порядок раскулачи-вания. Кулачество делилось на три категории: к первой категории относился так назы-ваемый «контрреволюционный актив», ко второй – активные противники коллективиза-ции, к третьей – достаточные крестьянские хозяйства, отказывающиеся от коллективного ведения сельскохозяйственного производства.

Причем только в отношении первой из них (к которой относились верхушка дей-ствительно открыто контрреволюционного кулачества – организаторы повстанческих банд, убийцы, террористы) применялись судебные карательные меры (фактически эта группа подлежала аресту и уничтожению).

К двум другим группам кулачества подходили значительно мягче. Вторая катего-рия подлежала выселению в отдаленные, часто необжитые, или малобжитые районы страны, а третья категория должна была быть расселена в пределах административных районов своего жительства. Второй и третьей группам кулаков оставлялась часть имуще-ства, необходимая для ведения трудового хозяйства. Основная масса кулаков (не менее 75 %) была отнесена к третьей категории.

Постановление определяло, что число раскулачиваемых по району не должно превышать 3-5 % всех крестьянских хозяйств. Но и это было намного больше, чем име-лось в действительности кулацких хозяйств (см. табл. 6).

Искусственное разделение на группы, неопределенность их характеристик созда-вали почву для произвола на местах. Составлением списков семей, подлежащих раскула-чиванию, занимались местные органы ОГПУ (Объединенного государственного полити-ческого управления) и власти на местах при участии деревенских активистов и комбедов, нередко сводивших свои личные счеты с раскулачиваемыми. К январю 1932 г. было вы-селено 1,4 млн кулаков и членов их семей.

Голод 1932-1933 гг. и его причины. В конце 20-х – начале 30-х годах мировая капиталистическая экономика была охвачены кризисом. Резко упали на мировом рынке цены на землю, снизалась производительность сельского хозяйства. В этих условиях, не-смотря на скромные (ниже средних в 1931 и 1932 гг.) урожаи в России, вывоз хлеба за границу все возрастал. Это вызывалось с целью получения валюты на закупку промыш-ленного оборудования. В 1930 г. было собрано 835 млн. центнеров зерна, из них экспор-тировано – 48,4 млн. центнеров (5,8 %). В 1931 г. соответственно собрано – 695 млн (на 149 млн. центнеров меньше, т.е. 83,2 % от уровня 1931 г.), а вывезено 51,8 млн. центне-ров (7,5 %; на 3,4 млн. центнеров больше предыдущего года). Начались продовольствен-ные трудности.

Кроме этого, надо учитывать, что молниеносное создание десятков тысяч колхо-зов при отсутствии опыта их ведения, при нехватке подготовленных кадров сельских ру-ководителей, специалистов, техники только усилило дезорганизацию в деревне. А город требовал все больше хлеба, мяса, масла. В хаосе ″организационного периода″ на селе, когда во многих коллективных хозяйствах процветала уравниловка, когда урожай, минуя амбар того, кто его вырастил, свозили на заготовительный пункт, когда частично изы-мался семенной хлеб (особенно это характерно для 1930-1932 гг.), крестьянин оказался лишенным материального стимула к труду.

В 1931-1932 гг. заготовительные организации платили за 1 ц ржи 4,5–6 руб., за 1 ц пшеницы – 7,1–8,4 руб., что было в 4-5 раз меньше себестоимости; в государственных же коммерческих магазинах 1 кг ржаного хлеба стоил 2–2,5 руб., пшеничного – 3,5–4 руб., на рынке – несколько больше.

Нарастало пассивное сопротивление (невыход на работу, труд ″спустя рукава″ и т.д.) теперь уже колхозного крестьянства, отказывавшегося работать задаром. В этой си-туации Сталин решил любой ценой сломить сопротивление крестьянства, выполнить план хлебозаготовок. В ряде районов амбары выметали подчистую: забирали семенное зерно, страховые запасы.

Спасаясь от наступающего голода, колхозники и единоличники, иногда целыми селами, стали сниматься с места, уходить в город на стройки. Ряд колхозов распался. Ос-тававшиеся в селах полуголодные женщины и дети начали тайком, по ночам, пробирать-ся на поля и срезать невызревшие еще колоски на кашу. Когда началась уборка и первые обмолоты вновь стали вывозиться на заготовительные пункты, минуя колхозные амбары, отчаявшиеся люди пытались унести хоть чуточку зерна в карманах, за пазухой.

Ответом им стали не меры по предотвращению голода, а Закон об охране социа-листической собственности, написанный собственноручно Сталиным (принят 7 августа 1932 г.). Его называли «Закон о пяти колосках». Он вводил за хищение колхозного и коо-перативного имущества расстрел с конфискацией имущества, с заменой, при смягчаю-щих обстоятельствах, на лишение сводобы сроком не ниже 10 лет с конфискацией иму-щества. Амнистия по делам такого рода была запрещена.

По данным на февраль 1933 г., в целом по стране по этому закону было осуждено 103 тыс. человек, из них приговорено к высшей мере наказания 6,2 %, к 10 годам лишения свободы – 33 % (см. Источник: История России: ХХ век / Отв. ред. В.П.Дмитренко. М., 1998. С. 325).

В 1932 г. полностью собрать урожай не удалось, часть его осталась гнить «на корню». Выполнить задания по сдаче хлеба колхозы зерновых районов не смогли. Туда были направлены чрезвычайные комиссии. Деревню захлестнула волна административ-ного террора. У многих колхозников был изъят весь хлеб, включая семенной фонд.

Прямое ограбление колхозов во время сбора хлебозаготовок вызвало массовый голод зимой 1932/33 года, который охватил Украину, Северный Кавказ, Нижнее и Сред-нее Поволжье, Казахстан. Вымирали целые селения. По подсчетам специалистов голод унёс от 3 до 5 млн человек.

Результаты коллективизации. Несмотря на возникшие трудности, в 1934 г. бы-ло объявлено о завершающем этапе коллективизации. Одновременно был проведён ряд организационно-технических мероприятий. Ставки сельхозналога с единоличников были повышены на 50 % по сравнению с колхозными. При МТС стали действовать политот-делы, которые завершили чистку деревни от «классово-чуждых» элементов. Было покон-чено с разделением крестьян на бедноту, середняка и кулака. К 1937 г. 93 % крестьян-ских хозяйств были объединены в колхозы и совхозы.

Государственная земля закреплялась за колхозами в вечное пользование. Но кол-хозное крестьянство фактически превратилось в крепостных. С 1933 г. в стране была введена паспортная система, а колхозникам паспорта на руки не выдававлись. Покидать колхоз можно было только с разрешения председателя. Подобное положение сохраня-лось вплоть до 60-х годов.

Формально руководство колхозом осуществлялось на основе самоуправления: общее собрание колхозников избирало председателя, правление и ревизионную комис-сию. Фактически же колхозами управляли райкомы партии.

Жизненный уровень крестьян был крайне низок. Оплата за трудодни была столь мала, что колхозники выживали лишь за счет «подсобного хозяйства»: огорода, мелкого скота и птицы, коровы. Однако размеры приусадебных участков постоянно сокращались. Держать скот было трудно – кормить нечем – колхозными сенокосами пользоваться за-прещено, а с неудобьев много не принесешь.

Оставалось одно – идти в город на заработки, на строительство многочисленных промышленных объектов. Начался массовый исход из колхозов (охватил 1930-1931 гг.). Это было одной из целей проводимой Сталиным политики индустриализации. Об этом откровенно сказал сам Сталин в одном из своих выступлений на совещании по вопросу о коллективизации, которое состоялось в июле 1934 г. Речь Сталина наглядно показывает его видение взаимосвязи политики индустриализации и процессов реконструкции сель-ского хозяйства. Разбирая речи выступавших, Сталин особенно подробно рассмотрел предложение о строительстве в колхозах подсобных предприятий.

«Вы знаете чем это пахнет?» – обратился он к собравшимся. И, не выбирая выра-жений, желчно разъяснил: «Для чего нам нужны колхозы? Для полеводства и животно-водства. Если поставить вопрос о подсобных предприятиях, то о животноводстве забу-дут. Если вы хотите фабрики, заводы открыть [в деревнях], то это глупость. Откуда же вы рабочих получите в городах? Здесь другого источника нет, чтобы брать рабочих в го-род. Откуда вы их получите, если у колхозов дела пойдут лучше? А они пойдут лучше, и вы их палкой не вытащите из колхоза. Вы это знаете? У нас ведь страна, где безработицы нет, излишних рабочих нет. У нас страна колхозная. Если колхознику дать вполне доста-точную обеспеченность, то он никуда на завод не пойдет, а вот на подземельные работы их и на аркане не затащишь. А вы говорите о том, что в колхозе фабрики, заводы от-крыть». (См. Наше Отечество. Опыт политической истории. М., 1991. Ч.1. С. 275-276).

Таким образом, прежний давнишний взгляд на крестьянство не менялся. Деревня воспринималась, прежде всего, как поставщик дешевого зерна и массовый источник де-шевой рабочей силы.

* * *

Коллективизация решила проблему свободной перекачки средств из аграрного сектора в промышленность, обеспечила снабжение армии и индустриальных центров продуктами сельского хозяйства, а также решила проблему экспортных поставок хлеба и сырья. Но произошло это за счет разграбления деревни, ужесточения эксплуатации сельского труженика. Деревня и в советскую эпоху оставалась нищей и бесправной.

Источник: www.tat-t.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.