Норманисты это

Норманнская теория (норманизм) — направление в историографии, развивающее концепцию того, что народ-племя русь происходит из Скандинавии периода экспансии викингов, которых в Западной Европе называли норманнами.
Сторонники норманизма относят норманнов (варягов скандинавского происхождения) к основателям первых государств восточных славян — Новгородской, а затем Киевской Руси. Фактически это следование историографической концепции Повести временных лет (начало XII века), дополненное идентификацией летописных варягов как скандинавов-норманнов. Вокруг этнической идентификации разгорелись основные споры, временами усиленные политической идеологизацией.
Впервые тезис о происхождении варягов из Швеции выдвинул король Юхан III в дипломатической переписке с Иваном Грозным. Развить эту мысль попытался в 1615 году шведский дипломат Пётр Петрей де Ерлезунда в своей книге «Regin Muschowitici Sciographia». Его почин поддержал в 1671 году королевский историограф Юхан Видекинд в «Thet svenska i Ryssland tijo åhrs krijgs historie».


льшое влияние на последующих норманистов оказала «История шведского государства» Олафа Далина.
Широкую известность в России норманская теория получила в 1-й половине XVIII века благодаря деятельности немецких историков в Российской Академии наук Готлиба Зигфрида Байера (1694—1738), позднее Герарда Фридриха Миллера, Штрубе-де-Пирмонта и Августа Людвига Шлёцера.
Против норманской теории, усмотрев в ней тезис об отсталости славян и их неготовности к образованию государства, активно выступил М. В. Ломоносов, предложив иную, не скандинавскую идентификацию варягов. Ломоносов, в частности, утверждал, что Рюрик был родом из полабских славян, которые имели династические связи с князьями ильменских словен (этим и было обусловлено его приглашение на княжение). Один из первых русских историков середины XVIII века В. Н. Татищев, исследовав «варяжский вопрос», не пришёл к определённому выводу относительно этнической принадлежности призванных на Русь варягов, но предпринял попытку объединения противоположных воззрений. По его мнению, основанному на «Иоакимовской летописи», варяг Рюрик происходил от норманского князя, правящего в Финляндии, и дочери славянского старейшины Гостомысла.
Норманскую версию приняли Н. М. Карамзин, а за ним практически все крупные русские историки XIX века. Двумя наиболее видными представителями антинорманистского направления были С. А. Гедеонов и Д. И. Иловайский. Первый считал русов балтийскими славянами — ободритами, второй, наоборот, подчёркивал их южное происхождение.
Советская историография, после некоторого перерыва в первые годы после революции, вернулась к норманнской проблеме на государственном уровне.

новным аргументом был признан тезис одного из основоположников марксизма Фридриха Энгельса о том, что государство не может быть навязано извне, дополненный официально пропагандируемой в то время псевдонаучной автохтонистской теорией лингвиста Н. Я. Марра, отрицавшей миграции и объясняющей эволюцию языка и этногенез с классовой точки зрения. Идеологической установкой для советских историков стало доказательство тезиса о славянской этнической принадлежности племени «русь». Характерные выдержки из публичной лекции доктора исторических наук Мавродина, прочитанной в 1949 году, отражают состояние дел в советской историографии сталинского периода:
«Естественно, что „учёные“ прислужники мирового капитала стремятся во что бы то ни стало опорочить, очернить историческое прошлое русского народа, принизить значение русской культуры на всех этапах её развития. Они же „отказывают“ русскому народу в инициативе создания своего государства…
Этих примеров вполне достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что тысячелетней давности предание о „призвании варягов“ Рюрика, Синеуса и Трувора „из-за моря“, которое давным давно следовало сдать в архив вместе с преданием об Адаме, Еве и змие-искусителе, всемирном потопе, Ное и его сыновьях, возрождается зарубежными буржуа.

сского государства. Таким образом уже в теоретических построениях основоположников марксизма-ленинизма нет и не может быть места норманнам как создателям государства среди „диких“ восточно-славянских племён.»
Историк и археолог Б. А. Рыбаков многие годы представлял советский антинорманизм. С 1940-х годов он отождествлял русов и славян, помещая первое древнеславянское государство, предшественника Киевской Руси, в лесостепь Среднего Поднепровья.
В 1960-е годы «норманисты» вернули позиции, признавая существования славянского протогосударства во главе с русью до прихода Рюрика. И. Л. Тихонов называет одну из причин, почему в 1960-е годы многие становились норманистами:
…отход от научного официоза воспринимался и как своего рода «научное диссиденство», фронда, а это не могло не привлекать молодых людей, политическое диссиденство которых ограничивалось чтением Гумилева и Бродского, распеванием песен Галича, да анекдотами про Брежнева… Некоторая оппозиционность вполне устраивала нас и создавала некий ореол вокруг участников «Варяжского семинара».
Предметом дискуссии стала локализация объединения русов с каганом во главе, получившего условное название Русский каганат.

стоковед А. П. Новосельцев склонялся к северному расположению Русского каганата, в то время как археологи (М. И. Артамонов, В. В. Седов) помещали каганат на юге, в районе от Среднего Поднепровья до Дона. Не отрицая влияния норманнов на севере, они всё же выводят этноним Русь из иранских корней.
В 862 г. для прекращения междоусобиц племена восточных славян (кривичи и ильменские словене) и финно-угров (весь и чудь) обратились к варягам-русь с предложением занять княжеский престол. Откуда призвали варягов, летописи не сообщают. Можно примерно локализовать местожительство руси на побережье Балтийского моря («из-за моря», «путь к варягам по Двине»). Кроме того, варяги-русь ставятся в один ряд со скандинавскими народами: шведами, норманнами (норвежцами), англами (датчанами) и готами (жители о. Готланд — совр. шведы):
«И сказали себе словене: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти.»
Более поздние летописи заменяют термин варяги псевдоэтнонимом «немцы», объединяющем германские и скандинавские народы.
Летописи оставили в древнерусской транскрипции список имён варягов-руси (до 944 года), большинство отчётливой древнегерманской или скандинавской этимологии.

летописи упоминаются следующие князья и послы в Византию в 912 году: Рюрик (Rorik), Аскольд, Дир, Олег (Helgi), Игорь (Ingwar), Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид. Имена князя Игоря и его жены Ольги в греческой транскрипции по синхронным византийским источникам (сочинениям Константина Багрянородного) фонетически близко стоят к скандинавскому звучанию (Ингор, Хелга).
Первые имена со славянскими или иными корнями появляются лишь в списке договора 944 года, хотя вожди западно-славянских племён с начала IX века известны под отчётливо славянскими именами.
Письменные свидетельства современников о руси перечислены в статье Русь (народ). Западноевропейские и византийские авторы IX—X веков идентифицируют русь как шведов, норманнов или франков. За редким исключением арабо-персидские авторы описывают русов отдельно от славян, помещая первых вблизи или среди славян.
Важнейшим аргументом норманской теории является сочинение византийского императора Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» (949 г.), где приводятся названия днепровских порогов на двух языках: росском и славянском, и толкование названий на греческом. При этом Константин сообщает, что славяне являются «данниками» (пактиотами — от лат. pactio «договор») росов.
Ибн Фадлан в деталях описал обряд захоронения знатного руса сжиганием в ладье с последующим возведением кургана.

нное событие относится к 922 году, когда согласно древнерусским летописям русы ещё разделялись от подвластных им славян. Могилы такого типа обнаружены под Ладогой и более поздние в Гнёздове. Способ захоронения вероятно возник в среде выходцев из Швеции на Аландских островах и позднее с началом эпохи викингов распространился на Швецию, Норвегию, побережье Финляндии и проник на территорию будущей Киевской Руси.
В 2008 году на Земляном городище Старой Ладоги археологами обнаружены предметы эпохи первых Рюриковичей с изображением сокола, возможно позднее ставшее символическим трезубцем — гербом Рюриковичей. Похожее изображение сокола отчеканено на английских монетах датского конунга Анлафа Гутфритссона (939—941 гг.).
При археологических исследованиях слоев IX—X веков в Рюриковом городище обнаружено значительное количество находок военного снаряжения и одежды викингов, обнаружены предметы скандинавского типа (железные гривны с молоточками Тора, бронзовые подвески с руническими надписями, серебряная фигурка валькирии и др.), что свидетельствует о присутствии выходцев из Скандинавии в Новгородских землях во времена зарождения русской государственности.
Целый ряд слов в русском считается германизмами, скандинавизмами и хотя их в русском языке сравнительно немного и большая их часть относится именно к древнему периоду. Существенно, что проникали не только слова торговой лексики, но и морские термины, слова бытовые и термины власти и управления, собственные имена. Так по мнению ряда лингвистов появились собственные имена Игорь, Олег, Ольга, Рогнеда, Рюрик, слова: тиун, пуд, якорь (c XI в.), ябеда, кнут (с XIII в.).
Материал из Википедии — свободной энциклопедии


Источник: s30556663155.mirtesen.ru

История дискуссии

Диспут о норманнах возник приблизительно в XVII веке, когда историки Швеции воспользовались сведениями о варяжских корнях Руси для обоснования экспансии родной страны в Восточной Европе. Подобная риторика вызвала отрицание отечественных идеологов XVIII столетия (в первую очередь Михаила Ломоносова). Антинорманисты отвергали всякую связь Руси и варягов.

В конце XIX века эта критика практически исчезла. К тому времени вышло множество серьезных научных трудов лингвистов, обосновавших скандинавское происхождение имен первых русских князей в средневековых источниках (таких как Олег, Рюрик, Игорь и т. п.). Особенно важными были публикации знаменитого датского исследователя Вильгельма Томсена. О варягах, появившихся на Руси в VIII столетии, есть множество перепроверенных свидетельств. Их влияние на культуру восточных славян изучается и по сей день.

Однако спор норманистов и антинорманистов возобновился с новой силой уже в сталинскую эпоху, когда концепция антинорманизма использовалась против нацистской пропаганды о превосходстве германских народов над славянскими (шведы и вообще скандинавы являются ближайшими этническими родственниками немцев). Со времен СССР критика всего варяжского сохранилась и до наших дней.


Норманисты это«>

Происхождение Рюрика

Больше всего норманисты и антинорманисты спорят о личности Рюрика – князя, правившего в Новгороде в 862-879 гг. Он пришел на Русь вместе со своими братьями Трувором и Синеусом. Согласно «Повести временных лет» в 862 году ильменские славяне и местные угро-финны пригласили их править Новгородской землей. Локальные племена страдали от нескончаемых междоусобиц. Внутренние ссоры у славян Северо-Западной Руси начались вслед за тем, как они выгнали прежних варягов, которым они платили дань в обмен на свою безопасность. Независимость привела к постоянному кровопролитию. Наконец враждовавшие аристократические группировки Новгорода согласились пригласить нейтрального правителя со стороны, которому удалось бы прекратить раздоры между ними.

Этим человеком и стал Рюрик. Спор норманистов и антинорманистов касается того влияния, которое пришлые варяги оказали на восточных славян. Нет сомнения, что князь прибыл из Скандинавии вместе со своей дружиной и советниками. В летописи этот народ назван «русью». Норманисты и антинорманисты расходятся в трактовке данного термина.


Рюрик получил Новгород, Синеус – Белоозеро, Трувор – Изборск. Имя старшего брата восходит к Hrærekr – скандинавскому имени, а значит нет никаких сомнений о том, что он был варягом. Однако норманисты и антинорманисты по-разному трактуют происхождение первого новгородского князя. К примеру, некоторые исследователи отождествляют его с Рериком Ютландским, жившим в середине IX столетия и принадлежавшим к династии Скьельдунгов из Дании. Эта теория основывается на схожести имен, хотя эта малозначительная черта – единственное, чем подкреплена гипотеза.

Норманисты это«>

Отрывочность источников

Все современные споры норманистов и антинорманистов основываются на средневековых хрониках, которые либо переписывались, либо отчасти были утрачены из-за пожаров и ветхости бумаг. Все это порождает множество инсинуаций и спекуляций.

Если вы сравните позиции норманистов и антинорманистов, то станет ясно, что их спор затрагивает несколько русских летописей, иногда противоречащих друг другу. К примеру, преемник Рюрика Олег сначала назывался его воеводой. В договорах с Византией начала X века он упомянут уже как родственник первого новгородского князя. Более поздние русские источники XII столетия также вторят этой гипотезе, противореча ранним трудам отечественных летописцев.


Еще одна проблема заключается в том, что у историков нет иностранных независимых источников того периода, которые бы подтвердили легенды о Рюрике и двух его братьях. В связи с этим отсутствует точная датировка деятельности варяжских князей.

Норманисты это«>

Шведские исследования

По традиции считается, что норманисты и антинорманисты начали свою дискуссию в первой половине XVIII столетия. Однако первые исследования на тему взаимосвязи скандинавов и Руси относятся еще к XVI-XVII вв., когда в Московию попали первые западные европейцы. Так, вопросом происхождения варягов интересовался имперский посол Сигизмунд Герберштейн. По намеченным им пути пошли другие исследователи.

Идею о шведском происхождении Рюрика защищал шведский дипломат и историк Петр Петрей де Ерлезунда, который жил в России в эпоху Бориса Годунова. Его сочинения приобрели популярность за рубежом и даже были переведены на немецкий язык. Шведский писатель Олаф Далин, по официальному заказу написавший «Историю Шведского государства», отождествлял Рюрика с Эриком Бьернсоном из скандинавской династии Инглингов. Вскоре, однако, эта гипотеза была опровергнута.

Норманисты это«>

Книга Готлиба Байера

Первым собственно научным произведением, с которого в России начался норманизм, считается сочинение «О варягах». Его автором был профессор Петербургской академии наук Готлиб Байер (1694-1738). Он первым исследовал тот набор исторических источников раннего средневековья, который в итоге стал пищей для размышления нескольких последующих поколений ученых.

В первую очередь Байер опирался на летописи того периода. Академик отверг популярную тогда «прусскую теорию», согласно которой варяги имели южнобалтийское происхождение. В его сочинение попали и свидетельства из иностранных источников, например из Бертинских анналов.

Под варягами Байер понимал скандинавов в широком смысле этого слова: шведов, готландцев, датчан и норвежцев. Прибегнув к лингвистике, он проанализировал имена русской знати и князей IX-X вв. Для этого автор обратился к таким источникам, как каменные рунические надписи, греческие произведения и другие памятники того периода. Байер воспользовался и сочинениями византийского императора X столетия Константина Багрянородного. В результате проделанной работы историк пришел к выводу, что имена Рюрика и Трувора имели скандинавское происхождение.

Норманисты это«>

Работа Герарда Миллера

Некоторые фрагменты книги «О варягах» привлекли внимание Василия Татищева (1686 -1750) и были процитированы им в его «Истории Российской». При этом сам русский ученый придерживался ровно противоположных Байеру позиций. Татищев был апологетом антинорманизма, считал варягов финнами и приписывал финское происхождение самому Рюрику.

Помимо автора «Истории Российской», в дискуссии о скандинавах в середине XVIII века участвовали еще два выдающихся исследователя. Первым был крупный этнограф и географ Герард Миллер (1705-1783), а вторым – Михаил Ломоносов (1711 – 1765). Последний занимался самыми разными науками и оставил значительный след в том числе и в исторической дисциплине.

В 1749 году, по случаю очередного дня тезоименитства императрицы Елизаветы Петровны, в столице должна была пройти публичная ассамблея, на которой видные ученые собирались прочитать разносторонние доклады. Специально для этого мероприятия Ломоносов написал свое знаменитое «Похвальное слово». Миллер же выбрал довольно скользкую тему о «Происхождении народа и имени российского». Текст был подготовлен вовремя, однако его так и не допустили до публичного обсуждения, а уже находившийся в печати тираж изъяли.

Доклад Миллера не понравился многим ученым и приближенным к императрице чиновникам, усмотревшим в нем «предосуждение России». Разгромил диссертацию и Ломоносов, который оказался резким противником теории о «варяжских» корнях Руси. Схожий по взглядам Татищев от дискуссии уклонился. Как и уже множество раз до того в 1749 году теория норманистов и антинорманистов вызвала серьезный конфликт между отечественными учеными.

Миллер в своей опальной диссертации во многом вторил Байеру. Сравните позиции норманистов и антинорманистов, попробуйте определить в чем заключается их ключевые отличия. Их можно легко выделить, сопоставив оценки Миллера и Ломоносова. Первый, защищая норманскую теорию, приравнял варягов к скандинавам и привел в пользу этой гипотезы новые свидетельства. В частности, Миллер обратил внимания на традиционно «русские» названия порогов Днепра, которые были приведены в трактате «Об управлении империей» византийским правителем Константином Багрянородным. Также автор нашумевшего произведения привлек к своему исследованию свидетельства скандинавских авторов раннего Средневековья, упоминавших о восточных славянах.

Историки норманисты и антинорманисты часто становились действующими лицами в сложной политической борьбе. Вот и нападки на Миллера были вызваны не сколько научной стороной его работы, сколько ее идеологическим подтекстом. Правление Елизаветы Петровны началось после «мрачного десятилетия», когда во времена Анны Иоанновны вокруг престола собралось слишком много немцев. При новой императрице последовала обратная реакция. Критиковалось все иностранное, а со Швецией так и вовсе началась война. Разумеется, на этом фоне работа, говорившая о скандинавском происхождении Рюриковичей, была признана клеветнической. Миллер, оказавшись в щекотливом положении, своего мнения, однако, не поменял. Его работа была издана за рубежом, а на русском языке широкому читателю она стала доступна только в 2006 году.

Норманисты это«>

Аргументы антинорманистов

Развернутый ответ на публикацию Миллера последовал от его главного оппонента Михаила Ломоносова. Через несколько лет после нашумевшего спора о варягах русский ученый принялся за сочинение собственного капитального труда по отечественной истории. Закончить его он так и не успел из-за скоропостижной кончины. После смерти Ломоносова был издан только один том его «Древней Российской истории». Тем не менее вопрос о варягах (как один из самых первоочередных) автор в своем труде рассмотрел.

«Руси прежде Рюрика» Михаил Васильевич посвятил несколько скрупулезных глав. К славянам он причислил не только собственно славян, но также и балтов (литву, жмудь, пруссов), а также венетов, мидян и пафлагонцев, приписав происхождение этого общего этноса без малого к эпохе Троянской войны. Уже в этом посыле можно было заметить идею о том, что никакие варяги или любые другие племена не могли повлиять на независимое становление Руси, истоки которой относились еще к античности. Главный недостаток работы Ломоносова заключался в том, что в ней автор придерживался принципов историографии XVI-XVII столетий, в то время как в европейской науке уже вырабатывались новые методы критического анализа источников.

«Русофильская» теория о том, что Рюриковичи произошли от славян поддерживалась и при Екатерине II, внимательно относившейся к «Истории» Василия Татищева. Так, один из важнейших историографов того времени Михаил Щербатов (1733-1790) считал первого новгородского князя родственником старейшины ильменских словен Гостомысла.

Норманисты это«>

Мнение Карамзина

Более взвешенный и серьезный подход по сравнению со своими современниками продемонстрировал Николай Карамзин (1766-1826). Его многотомная «История государства Российского» стала важнейшим явлением отечественной культуры и науки.

Карамзин одинаково внимательно относился к тому, что говорили и норманисты, и антинорманисты. Аргументы обеих стороны были им учтены с максимальной бережностью к фактам. Карамзин почитал труды Байера и Миллера, считая их незабвенными для всей исторической науки. А вот антинорманская концепция Татищева им была раскритикована. Особенный скепсис писателя вызывали свидетельства, подчерпнутые из Иоакимовской летописи.

Всего Карамзин отметил шесть принципиальных обстоятельств, подтверждающих скандинавское происхождение Рюрика и варягов в целом. Во-первых, свидетельства западноевропейских авторов, например, Кремонского епископа Лиутпранда, в которых русов считали именно норманнами. Во-вторых, это имя Рюрика и других призванных князей с четкой скандинавской этимологией. В-третьих, византийские источники. Варягами в Константинополе назывались именно скандинавские витязи. В-четвертых, аргумент Миллера о названиях Днепровских порогов. В-пятых, схожесть сборника законов Русской правды с такими же немецкими и скандинавскими сводами. В-шестых, «Повесть временных лет», где ее автор Нестор упоминал о том, что варяги жили на западе, за Балтийским морем.

Норманисты это«>

Победа норманистов

Горячие дискуссии идеологических противников сделали спор между норманистами и антинорманистами один из главных «проклятых вопросов» отечественной истории. Поворотной точкой в его развитии стала книга датского лингвиста Вильгельма Томсена (1842-1927) «Начало Русского государства». Именно в этом труде впервые была представлена полная квинтэссенция классической норманской теории. Больше всего книга Томсен от своих предшественниц отличалась уклоном в лингвистику. Доводы ученого, касавшиеся языковой составляющей средневековых источников, не утратили актуальности и сегодня.

В качестве единственного своего серьезного оппонента Томсен отметил Степана Гедеонова (1816-1878), так как именно его произведение «Варяги и Русь» произвело на датчанина «впечатление серьезной обдуманности». Другие антинорманские сочинения лингвист назвал антинаучными. В своей книге Томсен дал глубокий обзор арабских византийских и латиноязычных источников о варягах.

Разбирая происхождение слова «русь», ученый назвал его корнем шведский корень, эквивалентный словам «плавание» и «гребля». В связи с этим Томсен предположил, что таким именем нарекли себя скандинавы, которые жили на берегу Финского залива и пускались в путешествия в соседние страны. Точно так же лингвист разобрал слово «варяг». По его гипотезе, оно произошло от шведского корня «var», что переводится как «покровительство» или «защита».

Томсен выделил еще дюжину слов древнерусского языка, у которых четко прослеживалась скандинавская этимология (тиун, гридь, лавка, кнут и т. д.). Подводя итог своему исследованию, автор предложил емкую метафору: скандинавы заложили основание маленького государства, которое славяне уже собственными силами увеличили до исполинских размеров. Если вы сравните позиции норманистов и антинорманистов, то такое сравнение обязательно упрется в аргументы, которые первым привел именно датчанин Вильгельм Томсен.

Норманисты это«>

Итоги спора

Определяя, кто прав в споре норманистов и антинорманистов, следует подчеркнуть, что их полемика имела смысл лишь в лучшем случае в XIX веке, когда образование государства связывали с происхождением династии. Но даже автор ключевого средневекового источника «Повести временных лет» Нестор отдельно отвечал на три вопроса: «откуда пошел» славянский народ, кем были Рюриковичи и, наконец, как возникла сама Русь. Примерно такого же подхода придерживается сегодняшняя историческая наука.

Современные норманисты и антинорманисты продолжают свой спор, хотя уже давно ясно, что процесс образования государства не зависит от этнической принадлежности правящего рода. Тот факт, что Рюрик был пришлым варягом, совсем не помешал его сыну Игорю с младенчества вырасти в совершенно другой среде и ассимилироваться. Его отпрыск Святослав и внук Владимир уже ничем не напоминали скандинавов – они были славянами как по крови, так и по привычкам или языку. То же самое происходило с варяжскими родами советников, дружинников и других призванных из-за моря на Русь северян.

Сравните позиции норманистов и антинорманистов, попробуйте определить насколько великим было влияние скандинавов на создание Древнерусского государства. Хотя Новгородом и правил варяг (Рюрик), а Киев был захвачен его советником или родственником (Олегом), абсолютное большинство населения новой страны всегда было славянским. Скандинавский элемент со временем растворился в этом море. И поэтому научная победа сторонников «варяжской теории» не может унизить «национальной гордости великороссов», о которой спорили еще самые первые норманисты и антинорманисты. Кратко говоря, данная полемика осталась в прошлом. Профессиональные и глубокие исследования варяжского влияния на Древнюю Русь продолжаются и сегодня, однако они касаются малых деталей: определенных слов в русском языке, обычаев в военном деле и т. д.

Источник: homsk.com

(размышления Хазарина)

Один молодой еврей пришёл к старому раввину и стал испрашивать разрешения на изучение Талмуда. Равввин устроил маленький экзамен на готовность к изучению книги и пришёл к выводу, что парнишка не готов. Но тот был с амбициями и заявил, что недавно совсем учился в очень знаменитом уч.заведении и даже защищал диссертацию на тему философии Сократа. Ну и предложил раввин тогда что-то вроде пари, мол, решишь логическую задачу, то так тому и быть, допускаю тебя к изучению. Значит так. Два человека лезут по дымоходу. Когда вылезли, то у одного лицо грязное в саже, у другого чистое. Кто первым пойдёт умываться.

"Студент" прищурился и говорит:

— Конечно тот, кто в саже.

— Э нет, тот кто чистый. Ведь он посмотрит на того, кто в саже, и решит, что он сам в ней и побежит умываться. А грязный, посмотрев на чистого, решит, что тоже чистый, и не пойдёт умываться.

— Ребе, ну дай ещё задачу!

— Ладно. Два человека лезут по дымоходу. Вылезли, а у одного лицо в саже, у другого нет. Кто первый пойдёт умываться?

— Ну, мы ж решили, что чистый.

— А вот и нет. Оба пойдут. Чистый посмотрит на грязного и решит, что сам грязный и пойдёт к умывальнику, а грязный, увидев, что его друг пошёл, тоже решит, что сам грязный и пойдёт вместе с ним.

— Ну ребе, ну дай ещё задачу!

— Ладно. (То же условие и тот же вопрос)

— Оба!

— Не-а. Никто не пойдёт. Грязный увидит чистого и подумает, что сам чистый, а чистый, увидев, что грязный не идёт, решит, что сам тоже чистый.

— Ну пожалуйста ну ещё задачку!!!

— Ладно. Двое лезут по дымоходу…

— Да никто не пойдёт!!!!!!

— Ты увидел, что логика Сократа — это недостаточное условие для изучение Талмуда. Подумай: как вообще двое могут лезть по одному дымоходу? Как может быть так, что у одного лицо чистое, а у другого грязное. Сам вопрос — бессмыслен! И если тратить жизнь на ответы на бессмысленные вопросы, то соответственно и все ответы будут бессмысленны.

Ситуация с норма- и антинорма- нистами напоминает мне эту притчу.

Итак — Норманизм и антинорманизм. Что это?

 

1405094405_0004004Prizvanievarjagov (700x525, 53Kb)

 

 

Попробуем разобраться с помощью логики и анализа первоисточника (насколько возможно).

Логика норманистов.

1.       Славяне до прибытия варягов были варварами, не имевшими своего государства и жившие в анархии.

2.       Варяги = норманны, скандинавы, то есть германцы, но точно не славяне. Они не могут быть славянами по той причине, что славяне неспособны к государственности.

3.       Норманны создали государство у славян.

4.       Слово «Русь» — скандинавского происхождения.

В противоположность этому у антинорманистов:

1.       У славян до прибытия варягов было свое государство, свои законы. Призвание варягов со стороны носило вынужденный характер, так кА по каким-то непонятным причинном не нашлось достаточно авторитетного лидера.

2.       Варяги – балты или славяне. Мне правда непонятно, чем балты лучше скандинавов. Бог с ними. Но варяги просто не могут быть славянами, ведь власть иноземца, да еще призванного умаляет ниже плинтуса роль наших собственных лидеров и уничижает нашу государственность.

3.       А потому и верблюду ясно, что государственность возникла до варягов, а сам факт их призвания – курьезный эпизод.

4.       Ну не может не быть слово «Русь» не славянского происхождения. Не может, потому, что так не может быть никогда!

По сути, все упирается во второй пункт варяги – это нация или профессия. И по всему получается, что национальный признак тут не причем. Если варяги – нация или этнос, то тогда есть о чем говорить.

Мне же лично (Хазарин) представляется, что варяги – это одно из многочисленных названий морских разбойников-пиратов. Лично я полагаю — викинги, равно как и варяги, как и ушкуйники, казаки-разбойники, скифы (что на греческом означает — бомжи), германцы римских летописей (гер-маны=повелители людей), татары (выходцы из ада — тартара) — это все названия средневековых беспредельщиков и к понятию национальности никакого отношения не имеют. Желание ограбить ближнего интернационально по определению. Синонимы — пираты (буквально — поджигатели), корсары, буканьеры, флибустьеры, террористы, бандиты… Несть им числа.

И тогда Рюрик со товарищи могут быть любой национальности, а все рассуждения по этому поводу превращаются в раввинистический спор о чистом и нечистом трубочистах.

Мне это напоминает такую логическую цепочку:

1. Иван — плотник

2. Иисус тоже был плотник.

3. Иисус (в земной жизни) — еврей.

4. Следовательно Иван — тоже еврей.

Дополнительный довод — имя Иван (в оригинале Йяхозанаан = Божья милость) — еврейское.

Следовательно Иван — без сомнеия еврей!

Полный абзац!

Не надо быть мудрецом, чтобы понять — Иван может быть любой национальности (Ян, Иштван,Джон, Жан, Вано и т.д.), но скорее всего — русский.

Попробуем разобраться с первоисточником. Ясно из самого текста «Повести временных лет», что это заказное произведение, призванное не прояснить, а наоборот, затемнить действительность в угоду правящей династии Рюриковичей.

Вначале идет неуклюжая попытка привязать жителей руси к древнееврейской, библейской классификации народов.

Но вся беда, что книга Бытие была написана Моисеем почти за 2400  лет (примерно в 1430 г до н.э.) до событий летописи (800 гг. н.э.), человеком, который ходил по пескам Синая и понятия не имевшего о том, что делается на северном берегу Черного моря (если хотя бы представления имевшего об этом море). Дело не в том, что Библия не верна, а просто к ней привязывают нечто не имеющее к ней отношения. Библия – это не учебник физики, химии, астрономии или мировой истории (в лучшем случае можно говорить об истории Израиля и окрестностей) – это книга об отношениях Бога и Его народа.

Но христианин-монах просто не мог не воспользоваться Библией для предания своим словам большего авторитета. Далее мы видим у Нестора, если действительно автор «летописи» (в общем-то и не летописи, а шпаргалки с большими пропусками – сознательными или несознательными), что народы, принявшие христианство – хорошие, а язычники – варвары, уроды моральные и физические и нравственные калеки.

Также целью этого автора «исторического труда» является показать, что до династии рюриковичей все славяне также жили как звери, а после стали жить как люди.

Понятно, что ему близки норманисты, полагавшие нечто подобное.

В общем, как говорится – «норма – это упорядоченное безумие», и Нестор упорядовачитель его.

Я уже не буду говорить о множественности переводчиков и переводов, скорее толкователей, чем добросовестных перекладачей. Как говорится – «толкуй – не врюй»!

Все же мы можем остановиться на некоторых моментах.

В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом.

То есть, оказывается, какая-то Русь приходила грабить Константинополь еще за 10 лет до призвания варягов. Не понятно, то ли Русь стала именоваться Русью еще за 10 лет до призвания Рюрика, то ли Русью прозывалась бандформирование неизвестной национальности и потом стало регулярно заниматься «наездами» и рекетом, вплоть до Ярослава, попытавшегося впервые упорядочить законом (Русская правда – не славянская, не Киевская… В общем – кто рулит, того и правда) сформировавшиеся социальные отношения. А до того мы видим не прогресс, а явный регресс в вопросах государственности вплоть до беспредела Игоря, которому таки дали укорот.

В таком случае слово Русь – аналогично слову – Мафия.

Русь бессмертна, потому что Мафия бессмертна! Дело Рюрика живо и действенно, потому что верно!

Отсюда и понятно, что правящая мафия – Русь, а их рабы и холопы – русские, какой бы они национальности не были.

Как если бы Солнцевские захватили власть в Москве и икрестностях.

И чем дальше в лес, тем страшнее:

В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма.

 

В год 6370 (862). Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть,- то есть изгнали варяжскую мафию из «русских» городов. Значит, варяги, кто бы они не были, до этого уже владели землями и так драли с людей «три шкуры», что народ не выдержал и восстал. Мы из дальнейшего видим, что восстание было стихийным, «крестьянским бунтом» без определенных планов на будущее устройство. Меня удивляет, почему эти «ненорма-нисты» начинают с призвания варягов, а не с того, что они так похазяйничали вначале, что разорили всю страну.

И как бывает обычно, после победы, лидеры восстания передрались и началась гражданская война.

Все события этого периода очень напоминают мне мексиканскую революцию или то, что происходит сейчас на Украине, когда псевдонациональный характер конфликта все больше перерастает в конфликт группировок – Порошенко, Коломойского и Ахметова.

 и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом.

Естественно в таком случае лучше поискать «авторитета» со стороны, чтобы не было никому мучительно больно. А о том, как в истории были случаи «призвания» с целью поставить над собой «чужого», наиболее авторитетного и крутого «пахана», мы поговорим отдельно, если Бог даст.

И сказали себе: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси.

Из этого отрывка четко видим, что русь (с маленькой буквы – не из-за переводчика ли?) – это название группировки, которая относилась к категории – варяги.

Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти.

Итак, варяги – это наднациональное образование, включающее в себя – русь, шведов, норманнов и англов и готландцев (готов). Но четко сказано, что русь – это не шведы, не норманны (Треписчите норманисты!), не англы и не готы!

Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами».

Как мы видим, ситуация аховая. Большая часть того, что позднее будут называть Киевской Русью, а именно – сам Киев и южные земли полян после братоубийственной войны на истощение с полянами захватили хазары. И естественно, поставили туда своих наместников, так что о призвании каких-то князей речь не шла. Только северная часть осталась свободной (ситуация в точности как во время монгольского нашествия – история всегда повторяется).[1]

Также, ясно, что чудь, кривичи и весь не словяне, но почему-то входят в одно государство.

То, что они поехали рулить на север не означает, что сами русь-варяги с севера. Итак – мы не знаем, были ли варяги-русь призваны с севера, юга или запада, так как призывали их жители севера, а южане не могли призывать из-за хазарской оккупации.

И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь (Читай, банду с родичами и домочадцами), и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор(Истинный Вор, впрочем возможно и от TRUE WARRIOR – истинный воин), – в Изборске.

Были ли они братья, побратимы или братки, пусть каждый выбирает сам.

И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор.

Интересно, с чего бы здоровые мужики перемерли один за другим, как мухи? Может – климат не подошел? Впрочем – ищи, кому выгодно.

И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро.

Ну это-то понятно — поставил пахан своих смотрящих по всем городам.

Варяги в этих городах – находники (то есть – пришлые), а коренное население в Новгороде – словене, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик.

А вот два из них решили отколоться и основать свое дело.

И было у него два мужа, не родственники его, но бояре, и отпросились они в Царьград со своим родом. И отправились по Днепру, и когда плыли мимо, то увидели на горе небольшой город. И спросили: „Чей это городок?». Те же ответили: „Были три брата» Кий» Щек и Хорив, которые построили городок этот и сгинули, а мы тут сидим, их потомки, и платим дань хазарам». Аскольд же и Дир остались в этом городе, собрали у себя много варягов и стали владеть землею полян. Рюрик же княжил в Новгороде.

В год 6371 (863).

В год 6372 (864).

В год 6373 (865). – в эти годы, похоже, ничего не произошло.

В год 6374 (866). Пошли Аскольд и Дир войной на греков и пришли к ним в 14‑й год царствования Михаила. Царь же был в это время в походе на агарян, дошел уже до Черной реки, когда епарх прислал ему весть, что Русь идет походом на Царьград, и возвратился царь. Эти же вошли внутрь Суда, множество христиан убили и осадили Царьград двумястами кораблей. Царь же с трудом вошел в город и всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви святой Богородицы во Влахерне, и вынесли они с песнями божественную ризу святой Богородицы, и смочили в море ее полу. Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и снова встали огромные волны, разметало корабли безбожных русских, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось избегнуть этой беды и вернуться домой.

Братки решили поправить дело – «маленькой победоносной войной» — надо же поднять свой авторитет! Но варяг полагает, а Бог располагает!

Результат мы знаем – В Киеве до сих пор есть Парк культуры и отдыха – «Аскольдова могила»

Вот и все, что можно извлечь из первоисточника. Все остальное — словоблудие.

Норманисты это» />

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: hazarinn.livejournal.com

НОРМАНСКАЯ ТЕОРИЯ

направление в историографии, сторонники к-рого считают норманнов (варягов) основателями гос-ва в Др. Руси. Н. т. была сформулирована нем. учеными, работавшими в Петерб. АН во 2-й четв. 18 в., — Г. З. Байером, Г. Ф. Миллером и др. Сторонником Н. т. стал позднее и п риехавший в Россию А. Л. Шлецер. Основанием для вывода о норманском происхождении Др.-Рус. гос-ва послужил рассказ «Повести временных лет» о призвании на Русь князей-варягов Рюрика, Синеуса и Трувора в 862, к-рый, как установлено исследователями летописания, является позднейшей интерполяцией. Это известие было внесено, по-видимому, в 12 в. с целью противодействия стремлению Византии навязать Руси политич. зависимость вместе с зависимостью церкви от Византии.

Уже в период формирования Н. т. выявился ее политич. смысл, направленный к тому, чтобы представить Др. Русь крайне отсталой страной, славян и их потомков — народом, неспособным к самостоят. ист. развитию, а германцев и норманнов — силой, к-рая с самого начала рус. истории призвана руководить Россией, ее экономикой и культурой.

В сер. 18 в. с критикой Н. т. выступил М. В. Ломоносов, занявшийся в связи с этим изучением истории вост. славян. Он указал на науч. несостоятельность Н. т. и ее враждебный России политич. смысл. В дворянско-монархич. историографии 18-19 вв. воззрения «норманистов» приобрели характер офиц. версии происхождения Рус. гос-ва. H. M. Карамзин видел даже особые достоинства вост. с лавян в том, что о ни якобы сами, добровольно избрали монархич. образ правления и призвали к себе чужеземных государей. В большей или меньшей степени «норманистами» являлось большинство бурж. историков. С. М. Соловьев, не отрицая призвания варяжских князей на Русь, отказывался видеть в этом свидетельство неразвитости вост. славян и переносить на 9 в. понятия о нац. достоинстве, свойственные новейшему времени. Борьба между «норманистами» и «антинорманистами» особенно обострилась в 60-х годах 19 в. в связи с празднованием в 1862 тысячелетия России. Противниками Н. т. выступили нек-рые дворянские и бурж. историки — Д. И. Иловайский, С. А. Гедеонов, В. Г. Васильевский и др. Они подвергли критике отд. конкретные положения Н. т., но не смогли раскрыть ее антинаучность.

В сов. историографии Н. т. была преодолена в 30-40-х гг. в результате основанных на марксистско-ленинской методологии работ ряда сов. историков и археологов. Б. Д. Греков, Б. А. Рыбаков, M. H. Тихомиров, С. В. Юшков, В. В. Мавродин и др. установили, что вост.-слав. общество достигло в 9 в. той степени разложения общинного строя, когда созрели внутр. предпосылки возникновения гос-ва. Наличие нек-рых др.-рус. князей варяжского происхождения (Олег, Игорь) и норманнов-варягов в княжеских дружинах не противоречит тому, что гос-во в Др. Руси сформировалось на внутр. обществ.-экономич. основе. Они почти не оставили следов в богатой материальной и духовной культуре Др. Руси. Норманны-варяги, находившиеся на Руси, быстро слились с коренным населением, ославянились.

Начиная с 20-х гг. 20 в. положения Н. т. вошли составной частью в бурж. концепцию рус. истории, к-рой придерживаются историки Зап. Европы и США. Наиболее видными представителями Н. т. на З. являются: в США — Г. Вернадский, в Англии — Г. Пашкевич, А. А. Васильев, Н. Чедвик, в Дании — филолог А. Стендер-Петерсен, в Швеции — Т. Арне, X. Арбман, в Финляндии — проф. В. Кипарский. Норманистские взгляды излагаются в общих трудах и школьных учебниках стран Зап. Европы и США. Н. т. приобрела особенно острое политич. звучание в обстановке «холодной войны» против СССР и др. социалистич. стран после окончания 2-й мировой войны. Версия об ист. «несамостоятельности» рус. народа послужила аргументом для обоснования агрессивных планов против СССР и распространения враждебных рус. народу представлений о его прошлом и настоящем. Появилось много монографий и статей по отд. вопросам Н. т. Для совр. норманизма характерна в целом оборонит. позиция по отношению к трудам сов. ученых. Сторонники Н. т. стремятся отстоять позиции по отд. вопросам: о составе господствующего класса в Др. Руси, о происхождении крупного землевладения на Руси, о торговле и торг. путях Др. Руси, об археол. памятниках др.-рус. культуры и др., в каждом из к-рых норманисты считают норманский элемент решающим, определяющим. Совр. «норманисты» также утверждают, что имела место норманская колонизация Руси и что сканд. колонии послужили основой для установления господства норманнов. «Норманисты» считают, что Др. Русь находилась в политической зависимости от Швеции. Независимо от субъективных намерений отд. ученых, сторонников Н. т., и их отношения к СССР и сов. народу, Н. т. несостоятельна в науч. отношении и используется бурж. пропагандой в политич. целях, враждебных интересам СССР.

Лит.: Тихомиров M. H., Рус. историография XVIII в., «ВИ», 1948, No 2; его же. Славяне в «Истории России» проф. Г. Вернадского, там же, 1946, No 4; его же, Откровения Чадвик о начале рус. истории, там же, 1948, No 4; его же. Происхождение названий «Русь» и «Русская земля», в сб.: СЭ, 1947, т. 6-7; Греков Б. Д., Киевская Русь, М., 1953; его же, О роли варягов в истории Руси, Избр. труды, т. 2, М., 1959; его же, Антинауч. измышления финского «профессора», там же; Рыбаков Б. A., Ремесло Др. Руси, М., 1948; его же. Др. Русь, М., 1963, с. 289-300; Юшков С. В., Общественно-политич. строй и право Киевского гос-ва, М.-Л., 1949; Мавродин В. В., Образование древнерус. гос-ва, Л., 1945; его же. Очерки истории СССР. Древнерус. гос-во, М., 1956; Шаскольский И. П., Норманская теория в совр. бурж. науке, М.-Л., 1965; Lowmlanski H., Zagadnienie roli norman?w w genezie panstw slowianskich, Warsz., 1957.

Работы норманистов: Томсен В., Начало Рус. гос-ва, М., 1891; Vernadsky G., The origins of Russia, Oxf., 1959; Paszkiewicz H., The origin of Russia, L., 1954; его же. The making of the Russian nation, L., 1963; Stender-Petersen A., Varangica, Aarhus, 1953; его же, Russian studies, Aarhus, 1956 («Acta Jutlandica», t. 28, No 2); его же, Geschichte der russischen Literatur, Bd 1, M?nch., 1957; его же,. Der ?lteste russische Staat, «HZ», M?nch., 1960, Bd 91, H. 1; Arne T. J., La Su?de et l´Orient, Uppsala. 1914; его же, Die Var?gerfrage und die sowjetrussische Forschung, «Acta archeologica», 1952, t. 23; Arbman H., Svear i ?sterviking, Stockh., 1955.

A. M. Сахаров. Москва.

Источник: Советская историческая энциклопедия: В 16 т. — М.: Государственное научное издательство «Советская энциклопедия», 1961-1976 г.

Источник: interpretive.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.