Наполеон бородино

Предыстория

После вторжения французской армии под командованием Наполеона на территорию Российской империи (июнь 1812 г.)  русские войска регулярно отступали. Численное превосходство французов способствовало быстрому продвижению в глубь России, это лишало главнокомандующего русской армией, генерала-от-инфантерии Барклая-де-Толли, возможности подготовить войска к сражению. Длительное отступление войск вызвало общественное возмущение, в связи с этим император Александр I назначил главнокомандующим генерала-от-инфантерии Кутузова. Однако и Кутузов продолжал отступление. Стратегия Кутузова была направлена на 1) изнурение противника, 2) на ожидание подкреплений для решающего сражения с наполеоновской армией.

5 сентября состоялось сражение при Шевардинском редуте, которое задержало французские войска и дало возможность русским построить укрепления на основных позициях.

Бородинское сражение началось 7 сентября 1812 года в 5 часов 30 минут и закончилось в 18  часов. Бои в течение дня происходили  на  разных   участках позиции русских войск: от деревни Малое на севере до деревни Утицы на юге. Самые тяжелые бои проходили за Багратионовы флеши и на батарее Раевского.


Еще утром 3 сентября 1812г., начав сосредотачиваться в районе села Бородина, М.И. Кутузов внимательно осмотрел окружающую местность и приказал начинать строительство фортификационных сооружений, т.к. заключил, что эта местность наиболее подходит для решающей битвы — откладывать ее дальше было невозможно, так как Александр I требовал от Кутузова остановить продвижение французов к Москве.

Село Бородино располагалось на 12 километров западнее Можайска, местность здесь была холмистой и пересеченной небольшими речками и ручьями, которые образовывали глубокие  овраги.  Восточная часть поля возвышена более западной. Река Колочь, протекавшая через село, имела высокий обрывистый берег, который являлся хорошим прикрытием правого фланга русской армии. Левый фланг, подходящий к заболоченному лесу, поросший кустарниками, был плохо доступен для конницы и пехоты. Такая позиция русской армии давала возможность прикрыть дорогу к Москве, а лесистая местность давала возможность укрыть резервы. Лучшего места для проведения решающего боя подобрать было невозможно. Хотя сам Кутузов осознавал, что левый фланг был слабым местом, но он надеялся ситуацию «исправить искусством».

Начало боя

Замысел Кутузова состоял в том, чтобы в результате активной обороны русских войск французские войска понесли как можно большие потери, чтобы изменить соотношение сил и в дальнейшем разгромить французскую армию. В соответствии с этим и был построен боевой порядок российских войск


В селе Бородино стоял один батальон русских гвардейских егерей с  четырьмя орудиями. Западнее села находилось боевое охранение из егерей армейских полков. Восточнее Бородина 30 матросов охраняли мост через речку Колоча. После отхода русских войск на восточный берег они должны были его уничтожить.

На бой под Бородином выступил корпус под командованием Е. Богарне, вице-король Испании, который одну дивизию направил с севера, а другую – с запада.

Французы незаметно, под  прикрытием утреннего тумана, подошли к Бородину в 5 утра, а в 5-30 были замечены русскими, которые открыли артиллерийский огонь. Гвардейцы двинулись на французов со штыками, но силы были не равны – многие из них погибли на месте. Оставшиеся же отступили за Колочу, но через мост прорвались французы и приблизились к деревне Горки, где был командный пункт Кутузова.

Но Барклай-де-Толли, выслав три егерских полка, отогнал французов, мост через Колочу был разобран.

Оставшиеся в живых и отступившие к Бородину французы установили здесь артиллерийскую батарею, с которой вели огонь по батарее Раевского и по батарее у деревни Горки.

Бой за Багратионовы флеши

Багратион имел в своем распоряжении для защиты флешей около 8 тысяч солдат и 50 орудий (27 пехотной дивизии  генерала Неверовского и сводной  гренадерской дивизии генерала Воронцова).


У Наполеона для удара по флешам было 43 тысячи человек и более 200  орудий (семь пехотных и восемь  кавалерийских  дивизий  под  командованием  маршалов Даву, Мюрата, Нея и генерала Жюно). Но и этих войск оказалось мало, пришло дополнительное подкрепление, в результате наполеоновская армия боролась за Багратионовы флеши в составе 50 тысяч солдат и 400 орудий. В процессе боя и русские подтягивали подкрепление – 30 тысяч солдат и 300 орудий составили численность русских войск.

За 6 часов боя французы предприняли восемь атак: две первые были отбиты, затем французам удалось временно захватить три флеши, но закрепиться там они не смогли и были отброшены Багратионом. Это поражение обеспокоило Наполеона и его маршалов, так как у французов было явное численное превосходство. Французские войска теряли уверенность. И вот началась восьмая атака флешей, которая окончилась захватом ее французами, тогда Багратион выдвинул все свои наличные силы для контратаки, однако сам был тяжело ранен — командование принял генерал-лейтенант Коновницын. Он поднял дух войска, сломленного ранением Багратиона, отвел войска от флешей на восточный берег Семеновского оврага, быстро установил артиллерию, построил  пехоту и конницу и задержал дальнейшее продвижение французов.

Семеновская позиция

Здесь сосредоточилось 10 тысяч солдат и артиллерия. Задачей русских на этой позиции было задержать дальнейшее наступление французской армии и перекрыть прорыв, который образовался после занятия французами Багратионовых флешей. Это было трудной задачей, так как основную часть русского войска составляли те, кто уже несколько часов сражался за Багратионовы флеши, и только три гвардейских полка (Московский, Измайловский и Финляндский) прибыли из резерва. Они построились в каре.


Но и у французов не было подкрепления, поэтому наполеоновские маршалы решили атаковать так, чтобы поразить русских с обеих сторон при перекрестном огне артиллерии. Французы атаковали яростно, но постоянно бывали отбиты, большая часть их гибла от русских штыков. И все-таки русские вынуждены были отступить восточнее деревни Семеновское, но уже вскоре Кутузов отдал приказ об атаке конницы казачьих полков Платова и Уварова, что отвлекло часть французских войск от центра. Пока Наполеон перегруппировывал свои войска на левое крыло, Кутузов выиграл время и подтянул силы к центру позиции.

Батарея Раевского    

Батарея генерал-лейтенанта Раевского имела сильную позицию: она была расположена на холме, где было установлено 18 орудий, находилось 8 пехотных батальонов и три егерских полка в резерве. Французы дважды пытались атаковать батарею, но неудачно, однако сильные потери были с обеих сторон. В третьем часу дня французы вновь начали атаковать батарею Раевского и двум полкам удалось обойти ее с северной стороны и ворваться. Началась  жестокая рукопашная схватка, батарея  Раевского была  окончательно взята французами. Русские войска отходили с боем и организовывали оборону в 1-1,5 километрах восточнее батареи Раевского.

Бои на Старой Смоленской дороге


После длительного перерыва снова начался бой на Старой Смоленской дороге. В нем участвовали полки 17-й дивизии, подошедшие  Вильманстрадский и Минский полки 4-й дивизии и 500 человек Московского ополчения. Французы не выдержали атакующих действий русских войск и отступили, но затем силы пехоты и кавалерии Понятовского ударили с левого фланга и с тыла. Русские войска вначале успешно сопротивлялись, но затем отошли по Старой Смоленской дороге и расположились восточнее Утицкого кургана, в верховье Семеновского ручья, примкнув к левому флангу 2-й армии.

Конец Бородинского сражения

15 часов сражалась французская армия с русскими силами, но не смогла достичь успеха. Физические и моральные ресурсы ее были подорваны, и с наступлением  темноты  наполеоновские войска отошли на  исходный  рубеж, оставив Багратионовы флеши и батарею Раевского, за  которые шла упорная борьба. Только передовые  отряды французов оставались на правом  берегу Колочи, а основные силы  отошли на левый берег реки.

Русская армия прочно занимала позиции.  Несмотря на значительные потери, ее боевой дух не упал. Солдаты рвались в бой и горели желанием окончательно разбить врага. Кутузов также готовился к предстоящей битве, но собранные ночью сведения показали, что половина русской армии была разбита — продолжать сражение дальше нельзя. И он принимает решение отступить и сдать французам Москву.

Значение Бородинского сражения


При Бородине русская армия под командованием Кутузова нанесла сильнейший удар по французской армии. Потери ее были огромны: 58 тысяч солдат, 1600 офицеров и 47 генералов. Наполеон назвал Бородинское сражение самым кровопролитным и ужасным из всех данных им сражений (всего 50). Его войска, которые одержали блистательные победы в Европе, вынуждены были отступать под напором русских солдат. Французский офицер Ложье писал в своем дневнике: «Какое грустное зрелище представляло поле битвы. Никакое бедствие, никакое проигранное сражение  не сравняется по ужасам с Бородинским полем. . . Все потрясены и раздавлены».

Русская армия также понесла большие потери: 38 тысяч солдат,1500  офицеров и 29 генералов.

Бородинское сражение – пример полководческого гения М.И. Кутузова. Он учел все: удачно выбрал позиции, умело разместил войска, обеспечил сильные резервы, что давало ему возможность маневров. Французская же армия вела в основном фронтальное наступление  с ограниченными маневрами. Кроме того, Кутузов всегда опирался на мужество и стойкость русских воинов, солдат и офицеров.

Бородинское сражение стало переломным в Отечественной войне 1812 г., имело большое международное значение, оказавшее влияние на судьбу европейских стран. Разбитый под Бородино Наполеон так и не смог уже оправиться от поражения в России, а в дальнейшем потерпел поражение и в Европе.

Другие оценки Бородинского сражения


Император Александр I объявил о Бородинском сражении, как о победе.

Ряд российских историков настаивает, что исход Бородинской битвы был неопределённым, но русская армия одержала в ней «моральную победу».

Зарубежные историки, а также ряд российских рассматривают Бородино как несомненную победу Наполеона.

Однако все сходятся на том, что Наполеон не сумел разгромить русскую армию. Французам не удалось уничтожить русскую армию, заставить Россию капитулировать и продиктовать условия мира.

Русские войска нанесли существенный урон армии Наполеона и смогли сохранить силы для грядущих сражений на территории Европы.

 

Источник: www.rosimperija.info

ПОЛЕ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ

виртуальная выставка

«Бородинское сражение было самое прекрасное и самое грозное, французы показали себя достойными победы, a русские заслужили быть непобедимыми»   Наполеон


ПЕСНЬ СТОРОЖЕВОГО ВОИНА ПЕРЕД БОРОДИНСКОЮ БИТВОЮ

Друзья! Мы на брегах Колочи,
Врагов к нам близок стан;
Мы ану не покоряем очи,
Не слышим боли ран!..

Друзья, бодрей! Друзья, смелей!
Не до покоя нам!
Идет злодей, грозит злодей
Москвы златым верхам!                                                                     
   

Там в пепле край, вот в божий храм
С конем вломился враг!
Тут лечь костьми, тут биться нам:
До града предков — шаг!

Славян сыны! Войны сыны!
Не выдадим Москвы!
Спасем мы честь родной страны
Иль сложим здесь главы!..

Уж гул в полях, уж шум слышней!
День близок роковой…
Заря светлей, опни бледней…
Нас кличет враг на бой!

Идет на нас, к нему пойдем
В широкие поля;
Прими ты нас, когда падем,
Родимая земля!..


До Москвы – 120 километров.  Дальше отступать нельзя. Кутузов намерен дать генеральное сражение у села Бородино. Знал он, что сражение кровавым будет, что многих  ядра да пули настигнут. Но Россия ждала. Выбора не было.

Зная твердую и горячую веру русского солдата в помощь Божию, главнокомандующий Кутузов М.И., чтобы укрепить дух воинов, приказал совершить перед Бородинским сражением молебен и пронести по рядам чудотворный образ Смоленской Божией Матери. Эту икону возили за армией, так как считалось, что она помощница в военном деле.

И вот началась служба. Все повторяли слова молитвы, крестились. Толпа, окружавшая икону, вдруг раскрылась. Кто-то, вероятно, очень важное лицо, судя по поспешности, с которой перед ним сторонились, – подходил к иконе. Это был Кутузов, объезжавший позицию. Он перекрестился привычным жестом, достал рукой до земли и, тяжело вздохнув, опустил свою седую голову. 

«Орлиным полетом воспрянул дух русских воинов, а хитрый вождь под размахом крыл его, готовил отступление к Москве, не за отбой Москвы, но чтобы, перешагнув за Москву, заслонить ею Россию и отстаивать Россию«.(Из Записок о 1812 годеОчерки Бородинского сражения)


Наполеон, недооценивший тактический талант Кутузова, сказал: “Наконец-то они попались. Идем открывать ворота Москвы”. После объезда Бородинского поля накануне дня великой битвы, Наполеон сказал: “Шахматы поставлены, игра начнется завтра” Рано утром, 8 сентября, Наполеон со свитой подъехал к Шевардинскому редуту, откуда он намеревался руководить своей шахматной партией. Здесь император и свита сошли с лошадей и заняли наблюдательный пост.

Перед войсками был прочитан знаменитый приказ Наполеона: “Воины! Вот сражение, которого вы столь желали. Победа зависит от вас. Она нам необходима; она даст нам все нужное, удобные квартиры и скорое возвращение в отечество. …Пусть позднейшее потомство с гордостью вспомнит о ваших подвигах в сей день. Да скажут о каждом из вас: он был в великой битве под Москвой!”

Бородинская битва нача­лась ранним утром 26 августа и продолжалась до самой темноты.

Расстановка сил к началу битвы. Планы сторон.

Хронология битвы

Наполеон бросил в бой почти все резервы (за исключением личной гвардии), а русские, неся огромные потери, старались удержать свои позиции. К концу дня французам ценой  неимоверных усилий удалось овладеть практически всеми ключевыми точками русской обо­роны. Однако русская армия отступила всего на 100—200 м. и изготовилась к бою на новой линии обороны. Русские потеряли убитыми и ранеными около 45 тыс. солдат, в том числе 29 генералов.


В донесении царю, Кутузов писал «Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, вся пехота, кавалерия и артиллерия дралась отчаянно… Французская армия под предводительством Наполеона, будучи в превосход­нейших силах, не превозмогла твердость духа российского солдата, жертвовавшего жизнью за свое отечество».

Источник: www.sites.google.com

 

 

«РУССКИЕ СТЯЖАЛИ СЛАВУ БЫТЬ НЕПОБЕЖДЕННЫМИ»

После сражения под Смоленском отступление русской армии продолжилось. Это вызвало открытое недовольство в стране. Под давлением общественного мнения, Александр I назначил М.И. Кутузова главнокомандующим русской армией. В задачу Кутузова входило не только остановить дальнейшее продвижение Наполеона, но и изгнать его из российских пределов. Он также придерживался тактики отступления, однако армия и вся страна ждали от него решающего сражения. Поэтому он отдал приказ искать позицию для генеральной битвы, которая была найдена у с. Бородино, в 124 километрах от Москвы.

Русская армия подошла к селу Бородино 22 августа, где по предложению полковника К.Ф. Толя была выбрана плоская позиция протяженностью до 8 км. С левого фланга Бородинское поле прикрывал труднопроходимый Утицкий лес, а на правом, проходившем по берегу р. Колочи, были воздвигнуты Масловские флеши — земляные стреловидные укрепления. В центре позиции также были выстроены укрепления, получившие разные названия: Центральной, Курганной высоты, или батареи Раевского. На левом фланге были возведены Семеновские (Багратионовы) флеши. Впереди всей позиции, с левого фланга, у деревни Шевардино, также начал строиться редут, который должен был играть роль передового укрепления. Однако подошедшая армия Наполеона после ожесточенного боя 24 августа сумела им овладеть.

Расположение русских войск. Правый фланг занимали боевые порядки 1-й Западной армии генерала М.Б. Барклая-де-Толли, на левом фланге стояли части 2-й Западной армии под командованием П.И. Багратиона, а Старую Смоленскую дорогу у деревни Утица прикрывал 3-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н.А. Тучкова. Русские войска занимали оборонительное положение и были развернуты в форме буквы «Г». Такое положение объяснялось тем, что русское командование стремилось контролировать ведущие к Москве Старую и Новую Смоленские дороги, тем более что возникло серьезное опасение обходного движения противника справа. Вот почему на этом направлении оказалась значительная часть корпусов 1-й армии. Наполеон же решил нанести свой главный удар по левому флангу русской армии, для чего ночью 26 августа (7 сентября) 1812 г. перевел основные силы через р. Колочу, оставив для прикрытия собственного левого фланга лишь несколько кавалерийских и пехотных частей.

Начало сражения. Сражение началось в пять часов утра атакой частей корпуса вице-короля Италии Э. Богарне на позицию лейб-гвардии Егерского полка у с. Бородина. Французы овладели этим пунктом, но это был их отвлекающий маневр. Свой главный удар Наполеон обрушил против армии Багратиона. Корпуса маршалов Л.Н. Даву, М. Нея, И. Мюрата и генерала А. Жюно несколько раз атаковали Семеновские флеши. Части 2-й армии героически сражались против превосходящего по численности противника. Французы неоднократно врывались на флеши, но всякий раз после контратаки оставляли их. Лишь к девяти часам наполеоновские армии окончательно овладели укреплениями русского левого фланга, а попытавшийся в это время организовать очередную контратаку Багратион был смертельно ранен. «Душа как будто отлетела от всего левого фланга после гибели этого человека», — говорят нам свидетели. Ярое бешенство, жажда мести овладели теми солдатами, которые были непосредственно в его окружении. Когда генерала уже уносили, кирасир Адрианов, прислуживавший ему во время битвы (подававший зрительную трубу и пр.), подбежал к носилкам и сказал: «Ваше сиятельство, вас везут лечить, во мне уже нет вам надобности!» Затем, передают очевидцы, «Адрианов в виду тысяч пустился, как стрела, мгновенно врезался в ряды неприятелей и, поразив многих, пал мертвым».

Борьба за батарею Раевского. После захвата флешей основная борьба развернулась за центр русской позиции — батарею Раевского, которая в 9 и 11 часов утра подверглась двум сильным атакам противника. Во время второй атаки войскам Э. Богарне удалось овладеть высотой, но вскоре французы были выбиты оттуда в результате успешной контратаки нескольких русских батальонов, возглавляемых генерал-майором А.П. Ермоловым.

В полдень Кутузов направил казаков генерала от кавалерии М.И. Платова и кавалерийский корпус генерал-адъютанта Ф.П. Уварова в тыл левого фланга Наполеона. Рейд русской конницы позволил отвлечь внимание Наполеона и на несколько часов задержал новый штурм французами ослабленного русского центра. Воспользовавшись передышкой, Барклай-де-Толли перегруппировал силы и выставил на переднюю линию свежие войска. Лишь в два часа дня наполеоновские части предприняли третью попытку овладеть батареей Раевского. Действия наполеоновской пехоты и конницы привели к успеху, вскоре французы окончательно захватили и это укрепление. В плен к ним попал руководивший обороной раненый генерал-майор П.Г. Лихачев. Русские войска отошли, но прорвать новый фронт их обороны противник так и не смог, несмотря на все усилия двух кавалерийских корпусов.

Итоги сражения. Французы смогли достичь тактических успехов на всех основных направлениях — русские армии были вынуждены оставить первоначальные позиции и отступить примерно на 1 км. Но прорвать оборону русских войск наполеоновским частям так и не удалось. Поредевшие русские полки стояли насмерть, готовые отразить новые атаки. Наполеон же, несмотря на настоятельные просьбы своих маршалов, так и не рискнул бросить для завершающего удара свой последний резерв — двадцатитысячную Старую гвардию. Интенсивная артиллерийская перестрелка велась до самого вечера, а потом французские части были отведены на исходные рубежи. Победить русскую армию не удалось. Вот, что писал отечественный историк Е.В. Тарле: «Чувство победы решительно никем не ощущалось. Маршалы разговаривали между собой и были недовольны. Мюрат говорил, что он не узнавал весь день императора, Ней говорил, что император забыл свое ремесло. С обеих сторон до вечера гремела артиллерия и продолжалось кровопролитие, но русские не думали не только бежать, но и отступать. Уже сильно темнело. Пошел мелкий дождь. «Что русские?» — спросил Наполеон. — «Стоят на месте, ваше величество». — «Усильте огонь, им, значит, еще хочется, — распорядился император. — Дайте им еще!»

Угрюмый, ни с кем не разговаривая, сопровождаемый свитой и генералами, не смевшими прерывать его молчания, Наполеон объезжал вечером поле битвы, глядя воспаленными глазами на бесконечные груды трупов. Император еще не знал вечером, что русские потеряли из своих 112 тысяч не 30 тысяч, а около 58 тысяч человек; он не знал еще и того, что и сам он потерял больше 50 тысяч из 130 тысяч, которые привел к Бородинскому полю. Но что у него убито и тяжко ранено 47 (не 43, как пишут иногда, а 47) лучших его генералов, это он узнал уже вечером. Французские и русские трупы так густо устилали землю, что императорская лошадь должна была искать места, куда бы опустить копыто меж горами тел людей и лошадей. Стоны и вопли раненых неслись со всех концов поля. Русские раненые поразили свиту: «Они не испускали ни одного стона, — пишет один из свиты, граф Сегюр, — может быть, вдали от своих они меньше рассчитывали на милосердие. Но истинно то, что они казались более твердыми в перенесении боли, чем французы».

В литературе встречаются самые разноречивые факты о потерях сторон, спорным является до сих пор и вопрос о победителе. В этой связи необходимо отметить, что ни один из противников не решил поставленных перед собой задач: Наполеон не сумел разгромить русскую армию, Кутузов — защитить Москву. Однако огромные усилия, предпринятые французской армией, оказались, в конце концов, бесплодными. Бородино принесло Наполеону горькое разочарование — исход этой битвы нисколько не напоминал ни Аустерлиц, ни Иену, ни Фридланд. Обескровленная французская армия была не в силах преследовать противника. Русская же армия, воюя на своей территории, за короткий срок смогла восстановить численность своих рядов. Поэтому в оценке этого сражения точнее всего был сам Наполеон, сказав: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу. А русские стяжали славу быть непобежденными».

 

РЕСКРИПТ АЛЕКСАНДРА I

«Михаил Илларионович! Настоящее положение военных обстоятельств наших действующих армий хотя и предшествуемо было начальными успехами, но последствия оных не открывают мне той быстрой деятельности, с каковою бы надлежало действовать на поражение неприятеля.

Соображая сии последствия и извлекая истинные тому причины, нахожу нужным назначение над всеми действующими армиями одного общего главнокомандующего, которого избрание, сверх воинских дарований, основывалось бы и на самом старшинстве.

Известные достоинства ваши, любовь к отечеству и неоднократные опыты отличных подвигов приобретают вам истинное право на  сию мою доверенность.

Избирая вас для сего важного  дела, я прошу всемогущего Бога, да благословит деяния ваши к славе российского оружия и да оправдаются тем счастливые надежды, которые отечество на вас возлагает».

 

ДОНЕСЕНИЕ КУТУЗОВА

«Баталия 26-го числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны. Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию,  в которую пришел нас атаковать; но чрезвычайная потеря, и с нашей стороны сделанная, особливо тем, что переранены самые нужные генералы, принудила меня отступить по Московской дороге. Сего дня нахожусь я в деревне Наре и должен отступить еще навстречу к войскам, идущим ко мне из Москвы на подкрепление. Пленные сказывают, что неприятельская потеря очень велика и что общее мнение во французской армии, что они потеряли ранеными и убитыми 40000 человек. Кроме дивизионного генерала Бонами, который взят в плен, есть другие убитые. Между прочим Давуст ранен. Арьергардные дела происходят ежедневно. Теперь, узнал я, что корпус вице-короля Италианского находится около Рузы, и для того отряд генерал-адъютаната Винценгероде пошел к Звенигороду, дабы закрыть по той дороге Москву».

 

ИЗ МЕМУАРОВ КОЛЕНКУРА

«Еще никогда мы не теряли в одном сражении столько генералов и офицеров… Пленных было мало. Русские проявляли большую отвагу; укрепления и территория, которые они вынуждены были уступить нам, эвакуировались в порядке. Их ряды не приходили в расстройство… они храбро встречали смерть и лишь медленно уступали нашим отважным атакам. Еще не было случая, чтобы неприятельские позиции подверглись таким яростным и таким планомерным атакам и чтобы их отстаивали с таким упорством. Император много раз повторял, что он не может понять, каким образом редуты и позиции, которые были захвачены с такой отвагой и которые мы так упорно защищали, дали нам лишь небольшое число пленных… Эти успехи без пленных, без трофеев не удовлетворяли его…»

 

ИЗ РАПОРТА ГЕНЕРАЛА РАЕВСКОГО

«Неприятель, устроив в глазах наших всю свою армию, так сказать, в одну колонну, шел прямо на фронт наш; подойдя же к оному, сильные колонны отделились с левого его фланга, пошли прямо на редут и, несмотря на сильный картечный огонь моих орудий, без выстрела головы оных перелезли через бруствер. В тоже самое время с правого моего фланга генерал-майор Паскевич с полками атаковал штыками в левый фланг неприятеля, за редутом находящегося. Генерал-майор Васильчиков то же самое учинил на их правый фланг, а генерал-майор Ермолов, взяв батальон егерей полков, приведенных полковником Вуичем, ударил в штыки   прямо на редут, где истребив всех, в нем находящихся, взял генерала, ведущего колонны в плен. Генерал-майоры Васильчиков и Паскевич опрокинули в мгновенье ока неприятельские колонны и гнали оные до кустарников столь сильно, что едва ли кто из них спасся. Более действием моего корпуса описать остается мне в двух словах, что по истреблении неприятеля, возвратясь опять в свои места, держался в оных до тех пор против повторных атак неприятеля, пока убитыми и ранеными приведен был в совершенное ничтожество и уже редут мой занял г. генерал-майор Лихачев. Вашему Превосходительству самому известно, что генерал-майор Васильчиков собрал рассеянные остатки 12-й и 27-й дивизий и с Литовским гвардейским полком удерживал до вечера важную высоту, на  левой конечности всей нашей линии находящуюся…»

 

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ ОБ ОСТАВЛЕНИИ МОСКВЫ

«С крайнею и сокрушающею сердце каждого сына Отечества печалию сим возещается, что неприятель сентября 3-е число вступил в Москву. Но да не унывает народ российский. Напротив, да поклянется всяк и каждый воскипеть новым духом мужества, твердости и несомненной надежды, что всякое наносимое нам врагами зло и вред оборотятся напоследок на главу их. Неприятель занял Москву  не от того, что преодолел силы наши или бы ослабил их. Главнокомандующий по совету с первенствующими генералами нашел за полезное и нужное уступить на время необходимости, дабы с надежнейшими и лучшими потом способами превратить кратковременное торжество неприятеля в неизбежную ему погибель. Сколь ни болезненно всякому русскому слышать, что первопрестольный град Москва вмещает в себе врагов отечества своего; но она вмещает их в себе пустая, обнаженная от всех сокровищ и жителей. Гордый завоеватель надеялся, вошед в нее, сделаться повелителем всего Российского царства и предписать ему такой мир, какой благорассудит; но он обманется в надежде своей и не найдет в столице сей не только способов господствовать, ниже способов существовать. Собранные и отчасу больше скопляющиеся силы наши окрест Москвы не престанут преграждать ему все пути и посылаемые от него для продовольствия отряды ежедневно истреблялись, доколе не увидит он, что надежда его на поражение умов взятием Москвы была тщетная и что поневоле должен он будет отворять себе путь из ней силою оружия…»

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.