Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825

14 декабря сего года исполняется 190 лет с момента восстания декабристов на Сенатской площади — события, которое советские историки и писатели постарались мифологизировать до предела, а романтизировать — в ещё большей степени. И за романтическими образами (а эпоха декабристов как раз была эпохой романтизма в литературе) прекраснодушных мечтателей, героев войны 1812 года, решивших принести себя в жертву ради освобождения народа, совершенно потерялся подлинный исторический облик реальных декабристов. Потерялись образы тех, кто противостоял им. И самое главное — потерялась истинная суть событий.

Первое, что следует отметить — так это отсутствие у тайных обществ реальной единой политической программы. Они были едины в своей отрицательной программе — в том, против чего они выступали. Против самодержавной монархии и против крепостного права. Но вот дальше… Дальше уже начинался разнобой. Должна ли Россия быть республикой или конституционной монархией? Обычно ссылаются на конституционные проекты Пестеля в Южном Обществе и Никиты Муравьёва — в Северном. И делают вывод: Южное общество, более радикальное, стояло за республику, а более консервативное (в силу большего процента родовитых аристократов) Северное общество — за ограниченную монархию. Но такой подход не учитывает ни того, что Никита Муравьёв в Северном обществе на момент восстания никакой роли не играл, а подготовкой выступления руководили Рылеев, Оболенский и Трубецкой. Из них только Трубецкой стоял на платформе конституционной монархии (с возведением на престол малолетнего в то время Александра Второго), Рылеев же и Оболенский были отъявленными республиканцами. В Южном же обществе заметна фигура Матвея Муравьёва-Апостола, активного участника восстания Черниговского полка… и человека весьма умеренных политических взглядов.

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Никита Муравьёв, создатель "умеренной" декабристской конституции,
предусматривавшей конституционную монархию.

Не было среди декабристов и единства по поводу территориального устройства России. Спорили, быть ли ей федерацией (как предусматривал проект Муравьёва) или унитарным государством (к чему склонялись южане, и в первую очередь радикально настроенный Пестель), и даже в каких границах — некоторые представители Южного Общества предполагали предоставить независимость Польше, сама же Польша в лице своей шляхты (с революционно настроенной частью которой активно общались декабристы-южане) облизывалась на русские земли вплоть до Смоленска.

Декабристское восстание потерпело поражение не из-за того, что мятежники в силу своей не то умеренности, не то "классовой ограниченности", не то излишней нравственной чистоты не хотели стрелять по своим. Декабристы в большинстве своём являлись офицерами и прекрасно понимали, что бескровных переворотов не бывает. И кровь проливали уверенно: Пётр Каховский не погнушался выстрелом в упор смертельно ранить героя Отечественной войны 1812 года М.А. Милорадовича, интеллигентнейший Евгений Оболенский рубил на Сенатской площади шпагой полковника Лейб-Гвардии Гренадерского полка Стюрлера, пытавшегося увести солдат с площади. Во время восстания Московского полка — первой взбунтовавшейся части — солдатам раздали боевые патроны и внушали: "Кто не будет держаться прежней присяги [2], тех колоть". Князь Щепин-Ростовский и вправду "колол" — собственноручно ранил трёх своих сослуживцев и непосредственных командиров, генералов Фредерикса и Шеншина и полковника Хвощинского.  К слову, Щепин-Ростовский был одним из самых умеренных декабристов по своим политическим взглядам и всерьёз полагал достичь успеха, возведя на престол Константина.

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Дмитрий Щепин-Ростовский

Восстание потерпело поражение из-за непреодолимых разногласий между его участниками. И если Рылеев, Оболенский ("республиканцы") и Трубецкой ("монархист") смогли ради успеха общего дела через эти разногласия перешагнуть, то для других, для тех, кого Я. Гордин называет "декабристской периферией", это оказалось выше моральных сил. Несогласие с лидерами вылилось в недоверие к ним, а недоверие — в попытку играть собственную игру.

Декабристы хотели обойтись без народа при осуществлении своего переворота — это общеизвестно. Ужасов "русского бунта, бессмысленного и беспощадного", они боялись не меньше Пушкина, да пожалуй, что и не меньше самого Николая Первого. Опыт восемнадцатого века, опыт гвардейских дворцовых переворотов подсказывал им, как можно осуществить в России революцию, избежав при этом массовых беспорядков и связанного с ними террора. Но для того, чтобы возбудить солдат и привлечь их симпатии на свою сторону, необходим был внятный и доступный лозунг, настраивающий солдат на жёсткое противостояние власти, но при этом не раскрывающий истинных планов их новоявленных лидеров. Такой лозунг был найден в виде поддержки мнимых прав на престол цесаревича Константина Павловича, отрекшегося от власти в пользу младшего брата Николая. Однако, ставка на такой лозунг заставляла декабристов мучительно искать руководителя восстания среди офицеров в высоких чинах. Чин был весомым аргументом в глазах рядового солдата — соответственно, он становился для лидеров восстания более важным фактором, нежели идейная лояльность. И именно на этом они погорели.

Миф, что декабристы планировали устроить на Сенатской площади эффектную демонстрацию силы, выведя туда как можно больше войск и заставив власти вести с собой переговоры. Повторюсь: они были офицерами. И с противоположной стороны также находились военные специалисты высокого класса (в их числе — и сам молодой император Николай Павлович). А это означало, что такая "эффектная демонстрация" безо всяких переговоров будет подавлена силой оружия. Кавалерии декабристы в своем распоряжении не имели. Артиллерии — тоже [3]. Простая логика подсказывала, что пехоте, какова бы ни была её численность, против кавалерии и артиллерии не выстоять. Но декабристы и не делали ставку на "демонстрацию". "Можешь выйти на площадь в тот назначенный час", — это оставим для всяких галичей и других совковых диссидентов. А Трубецкой был бывалый генштабист. И Яков Гордин в своей книге, со ссылками на архивные материалы, убедительно показывает, что Трубецкой (совместно с Рылеевым и Оболенским) планировал активные действия. Предполагалось вывести на площадь Лейб-Гвардии Московский полк — действительно для эффектной демонстрации силы, ибо московцев декабристы считали ненадёжными. А заодно — чтобы принудить сенаторов подписать конституцию. А в это время верной воинской частью во главе с надёжным командиром ударить на Зимний Дворец, захватить его и арестовать императорскую фамилию в полном составе. Самого же императора предполагалось для верности ликвидировать физически, для чего предназначался фанатик П.Г. Каховский. Что это был за тип и почему он в итоге отказался играть предназначенную ему роль, я уже писал, повторяться не хочу. Но факт тот, что первоначальный план начал разваливаться сразу же, с самого утра.

Амбиции, которые помешали Каховскому выступить в роли цареубийцы (но не спасли в итоге от заслуженной петли), двигали и Александром Якубовичем, сорвавшим план Трубецкого в самой его важной части. Якубович был амбициозен. Присоединяясь к мятежникам, он имел в виду свои личные виды. Слава Брута или Риэго плюс карьерные "бонусы" к этой славе — вот что его интересовало. Обсуждая с Рылеевым и Оболенским предстоящее восстание, он в то же время не оставлял хлопот о своём возвращении в Корпус Лейб-Гвардии, откуда его выгнали за недостойное поведение. А попутно — крутился в окружении генерала Милорадовича, имевшего на 14 декабря свои собственные планы и виды. Судя по всему, Якубович .как ключевая фигура в заговоре, рассчитывал создать вместо чёткого плана — хаос, в ходе которого вырвать инициативу из рук Трубецкого и повести восстание по-своему, уже в качестве его вождя. А если не получится — оставлял себе свободу для манёвра [4].

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Александр Якубович.

Так вот, штурм Дворца и арест семьи Николая был поручен Якубовичу, проявлявшему в последние дни перед восстанием много решительности. Якубович должен был возглавить Лейб-Гвардии Морской экипаж — в этой части лидеры восстания не сомневались, все офицеры экипажа состояли в тайном обществе, многие матросы сочувствовали его идеям. Хитрый капитан до самой последней минуты подыгрывал Рылееву и Трубецкому, но в момент начала восстания неожиданно отказался вести экипаж, сославшись на то, что опасается массовых беспорядков и погромов. Его поняли — беспорядков и погромов хотели избежать все декабристы — но восстание оказалось под угрозой срыва.

Была сделана попытка заменить Якубовича А.М. Булатовым — полковником Лейб-Гвардии Гренадерского полка, горячо любимым в этом полку. Булатов, по плану Трубецкого, должен был встретить полк (который предстояло вывести из казарм более младшим офицерам — Панову и Сутгофу при содействии Каховского) в назначенном месте, возглавить его и дальше действовать по обстоятельствам, поддержав либо колонну Якубовича у Дворца, либо московцев на Сенатской. Однако, авторы этого "блестящего" плана не учли маленькой детали: Булатов, относительно недавно введённый в состав общества, совершенно не знал будущего диктатора восстания Трубецкого [5] и терпеть не мог Рылеева, коего как раз слишком хорошо знал — с детства, причём с самой худшей стороны. В итоге Булатов совершенно подпал под влияние Якубовича, и когда пришла пора действовать — оказался совсем не в том месте, где его должны были встретить восставшие гренадеры.

О том, что план состоял не в пассивной демонстрации на Сенатской, а именно в захвате Дворца силами верных войск, свидетельствует поведение колонны Николая Панова, выведшего из казарм батальон лейб-гренадер. Панов, по собственным словам, прекрасно слышал выстрелы, доносившиеся с Сенатской площади (в это время Московский полк отражал безуспешные атаки конногвардейцев и кавалергардов). Однако, вырвавшись на "оперативный простор", Панов направился почему-то не к Сенатской, а почти что в противоположную сторону — туда, где его должен был встретить Булатов. И, не найдя Булатова на месте, повёл своих солдат на Зимний Дворец. Колонне Панова — 900 отборных солдат-гвардейцев — по силам было, как пишет Гордин, решать самостоятельные задачи. Панов со своими гренадерами относительно легко проложил себе путь во внутренний двор Зимнего. Но там его уже ожидали специально вызванные императором Николаем гвардейские сапёры.

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Николай Панов

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Прорыв Лейб-Гренадер

Лейб-Гвардии Сапёрный батальон был воинской частью, созданной по личной инициативе Николая Павловича, в то время ещё великого князя. Николай много времени и сил уделял подготовке гвардейских сапёров, справедливо высоко ставя роль инженерных войск. Сапёры платили своему августейшему покровителю абсолютной преданностью. Панов с 900-ми солдатами оказался перед лицом тысячи правительственных войск во главе с решительным начальником. В тылу же у него находилась полурота Финляндского полка, которую его гренадеры легко отбросили, но которая, если бы завязался бой, вполне могла бы ударить гренадерам в тыл. Взвесив все шансы, Панов решил не искушать судьбу и двинулся на соединение со своими товарищами на Сенатской. Благоприятное время былу упущено.

В свете вышесказанного становится понятно, почему на площадь в итоге так и не вышел "диктатор" восстания Трубецкой. Сергей Петрович не был трусом. Своё мужество он не раз демонстрировал в ходе Отечественной войны 1812 года. Он готов был возглавить войска, подчиняющиеся ему и действующие в соответствии с его планом. Но план-то как раз и сорвался из-за интриг Якубовича и подозрительности Булатова. Трубецкого в день восстания видели и у Сенатской (где он наблюдал построение мятежного каре), и у Зимнего Дворца, около которого он буквально крутился в надежде увидеть подход верных тайному обществу войск. Но вместо этого стал свидетелем организованной присяги Николаю Первому и прибытия гвардейских сапёров. План рухнул. А возглавить дело, заведомо обречённое на поражение, Трубецкой не решился. Это не было трусостью. Просто как человек религиозный он, увидев крушение своего, на первый взгляд,  безукоризненного плана, сделал вывод о том, что вся их затея не угодна Богу. А сделав такой вывод — не стал сознательно богоборствовать. Правительственные солдаты, явившиеся в австрийское посольство его арестовывать, застали его за молитвой.

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Сергей Трубецкой, несостоявшийся диктатор восстания.

Если оценивать восстание декабристов с чисто военной точки зрения, то те, кто принял в нём непосредственное участие, действовали в тех обстоятельствах безукоризненно точно. И вина за провал восстания лежит не на них. А на тех, кто ради собственных амбиций сорвал план Трубецкого — в первую очередь на Якубовиче. Для повстанцев это обернулось трагедией. Но было ли это трагедией для России?

Здесь стоит обратить внимание на фигуру главного антагониста восставших. На того, против кого, собственно, и было направлено восстание, кого Рылеев с Оболенским (Трубецкой был против, но не стал возражать) походя обрекли на смерть. Императора Николая Первого в советское время было принято изображать исключительно чёрными красками. Его представляли тупым солдафоном, помешанным на палочной дисциплине (и взахлёб цитировали фельетон Льва Толстого про "Николая Палкина"), немцем, не понимавшим истинных интересов России, врагом всякого прогресса, чьё бессмысленное правление закономерно завершилось поражением в Крымской войне. Между тем, Николай Первый был человеком блестяще образованным (в первую очередь в области математических и инженерных наук). И сына своего — будущего Александра Освободителя — старался воспитать разносторонне одарённой личностью. Николай был глубоко набожен — сохранилось свидетельство, что однажды лакей, делавший ночную уборку в Зимнем Дворце, обнаружил Николая Павловича, заснувшим за молитвой, и воск от свечей капал ему на лысину: царь просиживал за работой допоздна, но молитвенное правило исполнял неукоснительно. Декабристов глубоко возмущало отсутствие поддержки греческому национально-освободительному движению со стороны России Александра Первого, они видели и недоумевали, почему Турция вершит геноцид своих православных подданных, а православная Российская империя разглагольствует только о принципах легитимизма. Николай, придя к власти, решительно разрубил этот внешнеполитический "гордиев узел", наглядно продемонстрировав туркам, что безнаказанно резать православных больше не получится. Собственно, переоценка событий 14 декабря в моём сознании началась именно с переоценки исторической роли Николая Первого. И этому не в последнюю очередь поспособствовали сами декабристы — своими воспоминаниями. Вместо тирана передо мной предстал человек, искренне любящий Россию, болеющий душой за Православие и стремящийся быть своим для народа — об этом я ещё планирую написать отдельно, благо, на будущий год нас ждёт 220 лет со дня его рождения. Не был Николай Первый и сторонником крепостного права. Достаточно сказать, что за время своего правления он шесть раз создавал правительственные комитеты по подготовке крестьянской реформы — и всякий раз отступал перед дворянской "фрондой", не желавшей никаких изменений. События 14 декабря произвели на молодого государя неизгладимое впечатление (а ему было всего 29 лет). Его дед и отец — и государь знал об этом — пали жертвами гвардейских заговоров. Аналогичный гвардейский заговор ему довелось подавлять самому. И как знать — если бы не злосчастный "мятеж реформаторов", возможно, крепостное право действительно пало бы "по манию царя", как мечтал Пушкин, не в 1861 году, а десятилетиями раньше.

Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825
Николай Первый. Так он выглядел в момент выступления декабристов

Но Николай стремился действовать исключительно законными методами, в то время как лидеры декабристов сделали ставку на вооружённый мятеж. И это сделало их из потенциальных союзников — реальными врагами. При том, что Николай Павлович отнюдь не отличался кровожадностью. Он мог бы приказать потопить восстание в крови, отдать приказ не брать пленных после того, как под картечью мятежное каре рассыпалось. Он мог бы развернуть террор, на фоне которого поблекло бы даже знаменитое "утро стрелецкой казни" — имел на это полное право ввиду исключительных обстоятельств. Но Николай медлил. Он не был трусом, этот 29-летний бригадный генерал, в одночасье ставший повелителем огромной империи. На протяжении всего восстания он лично находился на площади — и по нему стреляли. "Если хоть миг буду императором — я докажу, что был того достоин", — сказал он в тот злополучный день 14 декабря своей жене. И эту клятву сдержал. Николай медлил, потому что не хотел начинать царствование с пролития крови своих подданных. И лишь уверившись в невозможности решить дело миром (а уговаривать мятежников пытался не только герой Милорадович, к ним посылали для переговоров и митрополитов в надежде, что пастырское слово Церкви усовестит солдат), он отдал приказ открыть огонь на поражение [6]. Не декабристы, а именно Николай не хотел стрелять по своим. Но оказался вынужден это сделать.

Декабристы восстали против человека, стоявшего в нравственном отношении несоизмеримо выше их. Николай лучше их понимал Россию и её интересы. И не в пример ответственнее, чем юнцы-гвардейцы, подходил к решению своих задач. Да, стоит ещё добавить, что декабристы, как всякие либералы, напрочь игнорировали в своих программах социальные вопросы. Да, крестьян предполагалось освободить, да, безусловно, крепостное рабство превращалось в анахронизм и приобретало откровенно безнравственные формы, но задавались ли декабристы вопросом о том, как будут жить крестьяне после своего освобождения? И не обернётся ли это освобождение для них худшим бедствием, чем было прежнее рабство? Осмелюсь напомнить, что некоторые члены тайных обществ реально пытались отпускать на волю своих крепостных. И … сталкивались с их глухим протестом. Освобождать-то крестьян предполагалось без земли. То есть — фактически без средств к существованию. И крестьяне искренне недоумевали, чем таким они прогневали своего доброго барина, что он гонит их от себя. О какой свободе толкует этот чудак, если они и прежде жили за ним, можно сказать, как у Христа за пазухой? "Николаевский сатрап" Бенкендорф.понимал то, что было решительно непонятно "героям" Сенатской площади: мало освободить крестьян, им надо создать условия, чтобы они могли реализовать свою свободу. А значит, освобождать их надо было с землёй. А это влекло за собой целый комплекс проблем, которые надо было решать. Революционный же подход грозил обернуться всеобщим недовольством — а это значило, что прекраснодушных, но оторванных от реальности декабристов смела бы волна новых протестов, как справа, так и слева. Страна рисковала погрузиться в гражданскую войну.

Среди декабристов это понимал Пестель. Понимал — и строил планы жесточайшей диктатуры, на фоне которой николаевская Россия с крепостным правом и телесными наказаниями выглядела бы эталоном свободы и гуманизма. Причём проекты Пестеля отнюдь не встречали одобрения остальных членов тайных обществ, находивших их чересчур радикальными и жестокими. Но, отвергая самодержавный проект и не соглашаясь с Пестелем, они по сути ничего не предлагали взамен.

Был в программных документах декабристов и ещё один пунктик, заставляющий отнестись к ним с настороженностью. Декабристы, безусловно, понимали особую роль Православия в истории России. И оспаривать место, занимаемое Православной Церковью, не стремились. Однако, в их программах чётко значилась "свобода требоисправления всем верам". Казалось бы, вполне естественное требование. Но такая свобода всем нормальным религиям и так была в России предоставлена. Никто не притеснял мусульман за то, что они мусульмане, протестантов — за то, что они протестанты, а иудеев — за то, что они иудеи. Запрещены были только откровенно изуверские секты, практиковавшие ритуальные убийства. Значит, в случае успеха декабристов либо эти секты получали равные с Православием права, либо под "свободой требоисправления" на деле подразумевалось прекращение православного миссионерства среди иноверческих народов. Как то, так и другое для православного христианина явно неприемлемо.

О том, что по крайней мере некоторые из декабристов были откровенными антипатриотами, я также имел удовольствие писать. В общем, в случае победы декабристов Россия в лучшем случае получила бы все удовольствия ельцинского правления на полтора столетия раньше. В худшем — гражданскую войну и возможный распад страны. Конечно, оценку, которую даёт декабристам покойный украинский историк Олесь Бузина, нельзя не признать чересчур резкой. Но в главном он абсолютно прав: поражение мятежников стало благом для России. А правление Николая Первого — далеко не худшим из возможных сценариев.
____________________________
Примечания.
[1] Гордин Я.А. Мятеж реформаторов. — М.: Терра, 1997.
[2] т.е., присяги Константину Павловичу.
[3] Хотя Лейб-Гвардии Конно-артиллерийская бригада поначалу и волновалась, но там властям удалось погасить выступление в самом зародыше, бескровно и быстро.
[4] В итоге на Сенатской площади он оказался переговорщиком, шаставшим от Николая к восставшим и запугивавшим обе стороны, пока повстанцы в конце концов не пригрозили его побить.
[5] Яков Гордин свидетельствует о том, что Булатов сразу же проникся к Трубецкому резкой антипатией, подозревая его в бонапартистских планах.
[6] С митрополитами, кстати, обошлись безо всякого почтения. Мятежники не стеснялись тыкать престарелым владыкам, выкрикивая: "Какой ты митрополит, когда на двух неделях двум царям присягаешь?", а потом и вовсе начали угрожать оружием. Из этого эпизода хорошо видно истинное отношение декабристов к Православной Церкви.

Источник: mikhael-mark.livejournal.com

Все 190 лет, прошедшие с момента восстания на Сенатской площади, не утихают споры о целях и методах декабристов, а также их роли в истории России. Кто-то считает их рыцарями без страха и упрека, которые ради достижения высоких идеалов готовы были принести в жертву собственное благополучие и даже жизнь. Другие уверены, что декабристы – обычные мятежники, опасные политические утописты, циничные и хладнокровные заговорщики чуть ли не большевистского толка. «Историк» попросил высказать свою точку зрения о декабризме исследователей, занимающих противоположные позиции, – питерского историка Якова Гордина и воронежского историка Аркадия Минакова.

–†–µ–ø—Ä–æ–¥—É–∫—Ü–∏—è —ç—Å–∫–∏–∑–∞ "–î–µ–∫–∞–±—Ä–∏—Å—Ç—ã"Эскиз росписи «Декабристы» для Комендантского дома в Петропавловской крепости. Худ. П.А. Игнатьев. 1971, фото: Абрам Штеренберг / РИА НОВОСТИ

«Декабристы пытались предотвратить 1917 год»

В Петербурге прошла пресс-конференция, посвященная сохранению наследия Иосифа Бродского в Архангельской областифото: Илья Выдревич / ИНТЕРПРЕСС / ТАСС

У декабристов был продуманный план фактически бескровного захвата власти, который сорвался только по стечению обстоятельств, полагает главный редактор журнала «Звезда», историк и писатель Яков Гордин.

По мнению Гордина, в случае победы они попытались бы установить в России конституционную монархию европейского образца. Однако им это не удалось – и в итоге самодержавное правление сохранялось еще почти целый век и рухнуло под ударами куда более грозных сил, чем декабристы.

«Они были военными профессионалами»

– Стояние на Сенатской площади было, в общем-то, бессмысленным: передача власти произошла, сенаторы присягнули Николаю. Зачем же нужно было выводить солдат на верную гибель?

– Что тут скажешь? В этом вопросе сконцентрирован целый комплекс заблуждений и мифов, окружающих события 14 декабря. Еще в XIX веке появился термин «стоячее восстание». Но тогда такой взгляд объяснялся отсутствием доступа к материалу, а теперь налицо просто нежелание этот материал знать.

Если честно, меня это не радует. У меня только что вышла шестым расширенным изданием книга «Мятеж реформаторов» (в первом издании 1985 года она носила название «События и люди 14 декабря»), где все, как говорится, разложено по полкам.

Во-первых, на тот момент, когда члены тайного общества пытались вывести на площадь мятежные части, никакой передачи власти еще не произошло. Присягнул Сенат, а в гвардейских полках к присяге лишь приступали.

К тому же заговорщики и могли начать действовать исключительно в этот момент, когда солдатам было объявлено о переприсяге. Ведь их поднимали под лозунгом верности первой, законной присяге, лозунгом верности императору Константину I. То, что сенаторы присягнули, не играло особой роли. Решающим фактором была присяга гвардии.

Во-вторых, не было никакого бессмысленного стояния на Сенатской площади. Это, уверяю вас, очередное заблуждение. Чтобы понять, что же на самом деле происходило, нужно знать план восстания, разработанный Сергеем Трубецким. Это был окончательный план. А вообще-то их существовало несколько, и они менялись. Был план вывести на улицы большинство гвардейских полков, которые не присягнули бы Николаю, и тем самым оказать, так сказать (простите за рифму!), психологическое давление на Николая Павловича и его сторонников. Это был бескровный вариант, не требовавший насилия. В итоге Николай должен был отречься от власти: с гвардией, как показывал предыдущий столетний опыт, шутки плохи. А Сенат бы обнародовал манифест, предложенный тайным обществом.

Когда же стало ясно, что силы заговорщиков весьма ограничены и на большинство полков рассчитывать не приходится, то вернулись к гвардейской традиции XVIII века – силовому перевороту.

Морской Гвардейский экипаж, в котором большинство офицеров поддерживали тайное общество, в составе 1200 матросов должен был, отказавшись присягать Николаю, идти на Зимний дворец и арестовать императорскую семью вместе с верхушкой гвардейского генералитета. Ротам Московского полка, которые удалось бы вывести, надлежало блокировать подступы к Сенату и закрепить его за восставшими. Лейб-гренадерский полк, на который тоже твердо рассчитывали, был стратегическим резервом.

Не буду сейчас вдаваться в подробности – это слишком сложная и обширная тема, но в результате борьбы внутри тайного общества этот план рухнул. То, что произошло в реальности, было импровизацией, призванной как-то спасти положение.

На Сенатской площади с 11 часов до обстрела картечью действительно стояли 600 московцев. Но они и должны были по плану Трубецкого там стоять. А гвардейские матросы, которых так и не повели на дворец, пробились к площади только около часу пополудни. Рота лейб-гренадер пришла тоже в это время.

Основная масса лейб-гренадер – колонна поручика Николая Панова, 900 штыков – прибыла к Сенату не ранее трех часов дня, приблизительно за час до картечи.

Подумаем, что получается. Никакого «стоячего восстания». Это был день собирания сил и уличных боев, так как всем остальным, кроме московцев, пришлось пробиваться к Сенатской площади сквозь верные Николаю войска.

Можно спросить: коли у восставших уже было порядка 3000 штыков, почему они ничего не предпринимали? А потому, что офицеры-декабристы, в отличие от позднейших историков, были военными профессионалами. И они понимали, что при той ситуации, в которой оказались мятежные части (не будем углубляться в военно-технические детали), действовать наступательно означало проиграть наверняка. Они были окружены 12-тысячным войском, состоявшим из пехоты и кавалерии. А главное, уже не было цели для атаки. И они выбрали единственно правильное решение – отбивать атаки кавалерии и ждать. Имелись сведения, что с наступлением темноты на их сторону могут перейти некоторые полки…
Николай тоже это понимал и форсировал события.

АФ1 1Император Николай I и императрица Александра Федоровна, фото: предоставлено М. Золотаревым

Вот как обстояло дело в действительности, если очерчивать ситуацию, конечно же, упрощенно. А для адекватной полной картины мне понадобилась не одна сотня страниц.

– Изначально декабристы планировали выступить во время проведения военных маневров, намеченных на лето 1826 года. Имел ли мятеж шансы на успех в случае более основательной подготовки?

– Речь, соответственно, идет о положении на Юге. Именно там и должны были состояться общеармейские сборы. И там и вправду планировался арест Александра I или его убийство и, следовательно, захват власти. Причем Южное общество располагало значительными силами: его лидеры считали, что контролируют до 70 тыс. штыков и сабель. Среди членов общества было несколько полковых командиров, состоял в нем и генерал Сергей Волконский, командовавший бригадой. Но не надо упускать из виду вот что: летом 1825 года Александр уже получил несколько подробных доносов на заговорщиков. Незадолго до смерти он приказал начать аресты. И если бы он не умер в ноябре 1825-го, до следующего лета Южное тайное общество, как, впрочем, и Северное, вряд ли просуществовало бы.

Кадр фильма "Звезда пленительного счастья"Алексей Баталов в роли декабриста Сергея Трубецкого (в центре) и Василий Ливанов в роли императора Николая I (слева) в фильме «Звезда пленительного счастья», фото: РИА НОВОСТИ

«Не надо путать декабристов с нечаевцами и большевиками»

– А какие мотивы двигали декабристами? Честолюбие или искренняя вера в то, что они смогут повернуть историю в более правильное русло?

– Вот это дельный и важный вопрос. Давайте вспомним, что лидеры Северного общества в случае победы в Петербурге не претендовали на участие в новой власти. В одном из пунктов манифеста, который, как предполагалось, под их давлением обнародует Сенат, говорилось о создании временного правления (правительства), в которое никто (!) из заговорщиков входить не собирался. Временное правление должно было состоять из либеральных крупных государственных деятелей во главе с Михаилом Сперанским и адмиралом Николаем Мордвиновым.

И тот и другой являлись сторонниками политических и экономических реформ. Более того, временному правлению, согласно планам руководителей тайного общества, надлежало созвать представителей сословий – Собор – для определения формы государственного устройства. Скорее всего, она мыслилась как конституционная монархия. Таким образом, можно сказать, что это было самое бескорыстное восстание в истории.

Теперь о мотивах. Зачем они за 10 лет до этих событий (а зачатки тайных обществ появились еще в 1815-м) вместо того, чтобы спокойно и благополучно делать карьеру, пустились в это рискованное предприятие? Тут нет никакого секрета. Наиболее крупные деятели тайных обществ считали, что Россия идет гибельным путем, и были уверены, что страну ждет катастрофа. Дело было не только в крепостном праве, но и в экономической политике. Но главное, и об этом ясно говорил Трубецкой, они ожидали новой пугачевщины. И через пять лет после подавления восстания на Сенатской площади произошел кровавый мятеж в военных поселениях, который и в самом деле мог привести к государственной катастрофе. Взбунтовалось 30 тыс. военных поселян и солдат, они перебили своих офицеров, поубивали во многих случаях и их семьи – пугачевщина! – и не пошли на Петербург лишь потому, что не нашлось вождя. А столица была беззащитна: гвардия воевала в восставшей Польше…

Пусть несколько парадоксально, но можно говорить, что декабристы предвидели 1905 и 1917 годы и пытались их предотвратить. Дальнейшее развитие событий в России подтвердило их правоту. Необходимость многих преобразований: постепенного решения крестьянского вопроса, реформы армии, реформы судопроизводства и либерализации экономической системы (новые права купечества) – все это назрело и отнюдь не было утопией. Утопией было представление власти, что реформы можно откладывать бесконечно.

Собственно, великие реформы Александра II оказались не просто сильно запоздалой реализацией идей лидеров Северного общества – а катастрофически запоздалой. В этом-то и заключалась трагедия. Реформы в России катастрофически запаздывали, и это привело к взрыву.

– А ведь часто говорят, что декабристы боялись выиграть даже больше, чем проиграть. Согласны ли вы с такой оценкой?

– Да, такое можно порой услышать… Но мало ли какую чепуху мы слышим! Декабристы рассчитывали победить, хотя и осознавали всю рискованность своего замысла.

DV065-072 1С.П. Трубецкой, фото: предоставлено М. Золотаревым

Безусловно, они делали ставку на победу. И могли победить. Их шансы в ночь с 13-го на 14-е были высоки, Трубецкой разработал четкий и реальный план восстания. О продуманности плана я уже говорил. Повторю, Сергей Трубецкой, Евгений Оболенский, братья Бестужевы были военными профессионалами и понимали ситуацию куда яснее, чем их сегодняшние критики.

– Ради победы они готовы были пойти на цареубийство…

– Не надо путать декабристов с якобинцами и народовольцами. Да, разговоры о цареубийстве и даже уничтожении августейшей семьи были. Особенно на Юге, в окружении Павла Пестеля. Но я уверен, что дальше разговоров дело бы не пошло. 14 декабря была возможность убить Николая. И заговорщики ставили этот вопрос. Но ведь не убили, хотя это обеспечило бы им победу. Сам Николай I с удивлением на следующий день говорил об этом своему кузену принцу Евгению Вюртембергскому. И принц Евгений отмечал, что смерть Николая была бы катастрофой для власти… Однако его не убили. Потому что другие были люди. Не нечаевцы, не большевики…

– Но диктатуру-то они точно планировали ввести?

– Ее предусматривала «Русская правда» Пестеля. За 10 лет диктатуры, по замыслу Пестеля, Россия должна была превратиться в процветающую федеративную республику. Диктатура требовалась для подавления сопротивления. Но это была чистая утопия, и идея эта находила слишком много противников и в самом Южном обществе. А в Петербурге, как мы знаем, ни о какой диктатуре вовсе речи не шло.

– Самого Пестеля даже многие его товарищи сравнивали с Наполеоном. В какой мере честолюбие было движущим мотивом этих людей?

– Конечно, среди декабристов были и честолюбцы. Наполеон вообще был кумиром русского офицерства, несмотря на то что с ним воевали. Но мы уже говорили о мотивах северян и их политическом бескорыстии. Это факт. Никуда от него не денешься.

– А не привела бы победа декабристов лишь к новому витку борьбы за власть – уже между самими участниками движения, с полноценной гражданской войной в качестве итога?

– Это уже чистое гадание. В России власть всегда сосредоточивалась в столице. Сложно представить, чтобы южане пошли походом через всю страну воевать с гвардией, поддержавшей северян. И я уже упоминал, что к власти в случае успеха на Сенатской площади были бы призваны люди, авторитетные для всех либералов. А то, что при всех расхождениях в Северном обществе дело не дошло бы до междоусобицы, можно гарантировать. Гвардейцы этого не поняли бы.

zhiznjgeroev_vrez2_450 1
Н†ѓЃЂ•Ѓ≠ б І†Ђлб®≠†ђ® 1П.И. Пестель и Наполеон Бонапарт. Французский император был кумиром руководителя Южного общества декабристов, фото: предоставлено М. Золотаревым

Хотя в нашей богоспасаемой стране ничего нельзя исключать. И какие-то попытки, допустим, со стороны Пестеля и его сторонников могли бы иметь место… Впрочем, на Юге, по мнению северян, Павла Пестеля должен был уравновешивать весьма авторитетный Сергей Муравьев-Апостол.

Другое дело, что, победив, заговорщики, скорее всего, столкнулись бы с тяжелым пассивным сопротивлением придворной и бюрократической элиты, а также части генералитета. Но ведь за ними стояли бы гвардия и армия: не надо забывать о заявленных декабристами планах по сокращению срока службы.

Это стало бы мощным стимулом для солдат поддержать новую власть.

Однако, повторю, тут сильный гадательный элемент. Слишком сложно просчитать возможную ситуацию. В частности, не исключена вероятность выхода из-под контроля солдатских масс – как, увы, произошло во время мятежа Черниговского полка. Офицеры-декабристы с какого-то момента слабо контролировали своих солдат. Разрушение иерархии в верхних слоях могло аукнуться в нижних.

И в связи с последним надо упомянуть еще об одной потенциальной опасности: как повели бы себя крепостные крестьяне? Не стал бы для них переворот в Петербурге поводом к волнениям?

– Но декабристское движение показало еще и то, что русская оппозиция для достижения своих, пусть даже благородных, целей предпочитает не сотрудничество с властью, не эволюцию, а революцию и насилие…

– Простите, но вопрос свидетельствует об устойчивости околодекабристской мифологии.

Если говорить о лидерах и членах Северного общества (впрочем, не только о них), то изначально большинство его участников отнюдь не являлись радикалами. Самое крупное тайное общество – «Союз благоденствия» – было ориентировано именно на сотрудничество с властью. Точнее, на мягкое давление на власть. Так, членов общества призывали строить военную и государственную карьеру, входить в правящую элиту, чтобы изнутри стараться реформировать страну.

С1 1Кончина императора Александра Благословенного в Таганроге 19 ноября 1825 года, фото: предоставлено М. Золотаревым

Из этого ничего не вышло. В 1815 году у Александра, победителя Наполеона, обожаемого молодым офицерством, окруженного молодыми либеральными генералами, была возможность, опираясь на них и их сторонников, начать серьезные реформы. Прежде всего крестьянскую.

А что произошло? Когда полковник Генерального штаба Александр Муравьев, будущий член тайного общества, подал императору весьма умеренный проект крестьянской реформы, тот возмутился: «Дурак! Не в свое дело вмешался». Александр I, к сожалению, сделал ставку на Аракчеева. Увы, это не советская выдумка. Правда, победитель Наполеона постоянно приближался к идее реформ, но ни на что фундаментальное он так и не решился.

И будущие мятежники поняли, что альянс с властью вряд ли достижим. Власть буквально вытесняла их в радикализм. Когда после роспуска «Союза благоденствия» образовались Северное и Южное общества, пути назад уже не было. Власть получила тот результат, которого добивалась. Вместо реформаторов на сцену вышли, условно говоря, революционеры…

Беседовал Дмитрий Пирин

«Это не цвет нации, это политические дилетанты»

минаков

Образ декабризма как демократической альтернативы развития России не соответствует историческим реалиям, считает один из ведущих исследователей русской общественной мысли XIX века, доктор исторических наук, профессор Воронежского государственного университета Аркадий Минаков.

В случае гипотетической победы декабристов власть оказалась бы в руках радикалов с тоталитарными устремлениями, уверен Аркадий Минаков. Учрежденное ими правительство занялось бы предотвращением стихийных действий народа, подавлением всякого сопротивления – и в итоге система неизбежно превратилась бы в диктаторскую.

«У любого царского министра опыта было не в пример больше»

– Участники декабристского движения – это цвет нации, дворянская элита, герои войны против Наполеона. В русской культурной традиции они остались эдакими рыцарями без страха и упрека. Это справедливо?

– Не будем забывать, что традиция традиции рознь… О какой русской традиции идет сейчас речь? Консервативной, социалистической или либеральной? К примеру, для консерваторов декабристы явно не герои. Левым либералам и социалистам, напротив, свойственна апологетика декабризма.

– То есть вы не согласны с оценками Юрия Лотмана или Натана Эйдельмана?

– Они как раз были приверженцами леволиберальной западнической традиции. Для меня цвет нации – это зрелый Пушкин, Жуковский, Шишков и Ростопчин, Багратион и Кутузов, поздний Сперанский, безусловно, государи Александр I и Николай I, то есть те люди, которые принесли России реальную пользу, а не политические дилетанты, организовавшие мятеж на столичной площади.

– Пушкина с его призывом «Во глубине сибирских руд храните гордое терпенье» вы относите к той же традиции?

– Если говорить о Пушкине, то он, конечно, не одобрял действий и методов декабристов, о чем прямо писал, в частности, Петру Вяземскому летом 1826 года: «Бунт и революция мне никогда не нравились». Совершенно недвусмысленны его оценки декабризма в записке «О народном воспитании»: «…и тайные общества, заговоры, замыслы более или менее кровавые и безумные». Именно Пушкину принадлежат классические слова о русском бунте: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный», а к такому варианту вполне мог привести мятеж на Сенатской площади.

– Вот вы называете декабристов дилетантами, а ведь по одному из их проектов временное правительство в России должен был возглавить упомянутый вами Михаил Сперанский. Значит, как минимум в кадровых вопросах они разбирались…

– Декабристы могли строить любые кабинетные прожекты, в том числе касающиеся кадровых изменений, а реальность оказалась совсем другой. Тот же Сперанский участвовал в Верховном уголовном суде и был своего рода пружиной, которая приводила в движение весь механизм «суждения злоумышленников, открывшихся 14 декабря 1825 года». Пятеро руководителей заговора были приговорены к казни четвертованием и 31 декабрист – к казни отсечением головы. И среди осужденных – те, кто был лично знаком Сперанскому и вхож к нему в дом.

– Да, но большинство преобразований, которые задумывались декабристами, были в итоге реализованы: Александр II отменил крепостное право, а Николай II вынужден был создать парламент. Может быть, если бы все это было сделано в середине 20-х годов XIX века, России удалось бы избежать всех ужасов века двадцатого?

– А что, страна была подготовлена к этим реформам? Созрело для них само общество и явились те, кто готов был их провести, люди, обладавшие соответствующими знаниями и государственным опытом?

– Да сами же декабристы! Кондратий Рылеев возглавлял канцелярию очень крупной Российско-американской компании, Павел Пестель был на прекрасном счету в армии…

– Управлять страной – это не то же самое, что вести дела компании, пусть даже крупной, и уж тем более не то что отдавать приказы в чине полковника. У любого царского министра опыта, знаний и умений было не в пример больше. И потом, давайте вспомним, что идейные последователи декабристов – либералы и умеренные социалисты – к февралю 1917 года обладали куда большим политическим опытом, и земским, и думским, и все равно через полгода отдали власть в руки экстремистов-большевиков.

0_7d137_fb72ac0c_XL 1Декабристы у ворот Читинского острога. Акварель Н.П. Репина. 1828–1830

– Взять того же Александра Муравьева, который основал «Союз спасения», а потом был губернатором Тобольской, Архангельской, Нижегородской губерний. Получается, что во главе тайного движения стояли люди государственного уровня…

– Ну что ж, годы иногда берут свое. И что это, собственно говоря, доказывает? И Лев Тихомиров начинал как идеолог террора в «Народной воле», а после стал автором одного из самых сильных в теоретическом отношении трактатов о монархической государственности и редактором «Московских ведомостей». И Федор Достоевский, величайший писатель, творчество которого пронизано христианскими мотивами, в молодости был фурьеристом. Каждый имеет право на эволюцию взглядов. Но согласитесь, переход слева направо, в лагерь государственников, – это отнюдь не всеобщее явление, характерное для декабризма или для так называемого «освободительного движения» в целом.

«Выступление декабристов затормозило реформы»

– И все-таки, возвращаясь к реформам: разве не было бы лучше начать их, хотя бы крестьянскую, уже тогда? Не предугадали ли декабристы главный запрос эпохи?

– В первую очередь нужно сказать, что ослаблением крепостной зависимости занялась сама монархия: после того как крепостничество достигло своего пика при Екатерине II, император Павел I стал облегчать положение крестьян. Более того, в правление Александра I упразднение крепостной зависимости широко обсуждалось на высочайшем уровне, был даже принят указ о вольных хлебопашцах, по которому помещикам предоставлялась возможность освобождать крестьян за выкуп с выдачей земли, а также произошла отмена крепостного права в остзейских (прибалтийских) губерниях.

Выступление же декабристов не только не поспособствовало этой государственной работе, но, напротив, замедлило ее.

После событий на Сенатской площади работа над проектами по отмене крепостного права была предельно засекречена. В царствование Николая I комитетам по крестьянскому вопросу пришлось учитывать то обстоятельство, что утечка информации может вызвать радикализацию общества, появление организаций вроде декабристских, а это грозит сорвать все дело. Мне представляется, что как раз декабристы осложнили данный процесс и существенно затормозили его, поскольку русская государственная, самодержавная власть с этого момента вынуждена была действовать крайне осторожно.

Кадр из фильма "Звезда пленительного счастья"Венчание декабриста поручика Ивана Анненкова и Полины Гёбль в Чите. Кадр из фильма «Звезда пленительного счастья», фото: РИА НОВОСТИ

Ну и потом, у меня, например, не вызывают большого доверия люди, которые планировали отмену крепостного права, но сами, имея соответствующую возможность, не воспользовались указом о вольных хлебопашцах, позволявшим им освободить собственных крестьян с землей. Даже здесь, в том, что касается дела, а не теорий, они изменили своим же принципам. Не говоря уже, что, согласно большинству их проектов, освобождение от крепостничества предполагалось без земли, а это именно то, что сами крестьяне не без основания считали форменным грабежом.

– А известная жесткость правления Николая I в какой мере была связана с памятью о выступлении на Сенатской площади?

– Безусловно, николаевское царствование – более жесткий режим в сравнении с первой половиной периода правления Александра I. Но есть объективные законы политики, и если проанализировать консервативный поворот, который произошел еще в 1820-е годы при Александре, то мы увидим, что как раз тогда наметились абсолютно все тенденции, все те векторы и политические линии, которые реализовывались во времена царствования его брата.

Кроме того, следует подчеркнуть, что жестокость самого Николая несколько преувеличена. Ведь, по сути дела, речь шла о вооруженном восстании в столице государства. И насколько же суров оказался император к мятежникам? В июле 1826 года казнено было пять человек, четвертование заменили повешением. Николай помиловал 31 человека из 36 приговоренных судом к смерти. Активистов восстания ждали каторга и пожизненное поселение в Сибири, значительная часть декабристов была вовсе освобождена: виновными признали около 300 человек, суду же был предан 121 заговорщик. Наказание понесли только сами участники мятежа: никому в голову не приходило преследовать их родственников, высокопоставленных в том числе. Если говорить о последних, то все они остались при своих должностях. Дети декабристов не были поражены в правах и в дальнейшем занимали видные посты. И так далее.

Насколько ужасна эта расправа? Вспомним в связи с этим о событиях, происходивших в Лондоне в 1803 году. Полковник Эдуард Маркус Деспард и его товарищи вели разговоры – только разговоры! – о желательности, скажем так, изменения строя старой доброй Англии. Никто не выходил на площадь с оружием, никто не увлекал за собой солдат. Приведу фрагмент речи судьи по этому делу: «Мне остается только тяжелая обязанность назначить каждому из вас ужасное наказание, которое закон предназначает за подобное преступление.

Каждый из вас будет взят из тюрьмы и оттуда на тачках доставлен на место казни, где вас повесят за шею, но не до смерти. Вас живыми вынут из петли, вам вырвут внутренности и сожгут их перед вашими глазами. Затем вам отрубят головы, а тела будут четвертованы. С обрубками поступлено будет по воле короля». В итоге семь человек были повешены и затем четвертованы.
То есть с военными заговорщиками расправлялись всегда жестоко, и пример Англии, государства, политический строй которого многим декабристам представлялся идеальным, весьма и весьма показателен.

Но, разумеется, декабристы заставили Николая I не доверять русскому дворянству. По крайней мере той его части, которая могла бы стать помощником в осуществлении преобразований и проводником реформаторских замыслов. С этого момента император опирался прежде всего на остзейскую немецкую аристократию. Немцы оказались для него предпочтительнее русского дворянства, которое теперь в его глазах выглядело неблагонадежным. А немецкие служаки показали себя отличными исполнителями личной воли монарха.
Словом, мне представляется очевидным, что декабристский эпизод существенно осложнил течение нормальной государственной жизни России.

«Это был прообраз если не тоталитаризма, то деспотизма»

– Распространенная версия гласит, что декабристы боялись выиграть даже больше, чем проиграть, и выход на площадь был скорее актом самопожертвования, нежели реальным мятежом. Вы согласны с таким мнением?

– «Ах, как славно мы умрем!» На этих словах и строятся все подобные умозаключения, и, безусловно, будучи политическими дилетантами, некоторые декабристы были подвержены такого рода настроениям – страху победить. Но радикалы вроде Павла Пестеля или Кондратия Рылеева определенно были готовы к самым решительным действиям. И они знали, на что шли. Мятежи и заговоры осуществляют не колеблющиеся и склонные к гамлетизму фигуры, а личности решительные, волевые, настроенные на победу. Среди декабристов такие, вне всяких сомнений, были. И в случае успеха восстания они, конечно, играли бы первую роль.

– Если предположить, что декабристы тогда одержали победу, что ждало бы Россию?

– Отмечу, что закон революции состоит в том, что умеренных Родзянок и Гучковых сменяют радикальные Керенские, а затем неизбежно приходят Ленины. Так что на место, условно говоря, Никиты Муравьева неминуемо пришел бы Павел Пестель. А это был, бесспорно, человек совершенно наполеоновской закваски, макиавеллистской, готовый следовать принципу «цель оправдывает средства». Это был деятель идейный, глубоко убежденный в своей правоте.

бѓ®а 1М.М. Сперанский

Посмотрим, на каких организационных принципах он выстраивал Южное общество. Речь шла об иерархически упорядоченной организации с абсолютно четким распределением ролей: каждая новая ступень общества располагала большей информацией, большими возможностями и имела право вводить в заблуждение представителей низших разрядов.

Совершенно очевидно, что характер такого рода организации антидемократический и главную роль здесь играет верхушка, которой и предстояло возглавить революционное правительство. И я думаю, что в случае прихода к власти это правительство занялось бы предотвращением стихийных действий народа, подавлением всякого сопротивления – и в итоге система неизбежно превратилась бы в диктаторскую. Это была бы диктатура революционной элиты. Царская семья явно была бы казнена. И этим бы дело не ограничилось.

Каким Пестель видел будущее государства? Его «Русская правда» пронизана идеей мощного революционного центра, а всем, скажем так, институтам местного самоуправления отводилась роль исполнителей воли этого центра.

При этом Павел Пестель нисколько не доверял тому, что сейчас называется гражданским обществом. Вот, в частности, его «Записка о государственном правлении» 1818–1819 годов. В ней говорится об учреждении множества министерств, наделенных весьма широкими полномочиями, и в первую очередь – о министерстве полиции с огромным штатом «тайных вестников», или, как их прямо называет сам автор, шпионов. Они должны были раскинуть свою сеть по всей стране.

Интересно, что первоначально число шпионов-осведомителей Пестель ограничил 50 тысячами, а в последнем варианте «Записки» их армия была увеличена уже до 112 900 человек. Предельно четко прорисовываются методы, которые он собирался взять на вооружение. И ясно, что эти методы очень и очень далеки от демократических.

Nikolay1 1
–ü–æ—Ä—Ç—Ä–µ—Ç –ü–∞–≤–ª–∞ I
Coronation_portrait_of_Peter_III_of_Russia_-1761 114 декабря 1825 года Николай I едва не повторил судьбу отца и деда – императоров Павла I и Петра III

То же самое касается предложенных им способов решения национального вопроса: это крайне жесткие унитаристские проекты, срисованные с французской якобинской практики. Во имя революционной централизации и удобства для диктатуры – полная русификация с беспощадным подавлением всех сопротивляющихся. Пестель в целом выступает, по сути дела, за якобинскую модель – абсолютно полную унификацию, абсолютно полную унитаризацию всех государственных процессов. Его «Русская правда» рисует прообраз если не тоталитарного, то деспотического, диктаторского государства.

– Так в чем же все-таки проблема: в либерализме декабристов или в том, что никакими либералами они не были?

– Декабризм неоднороден: в нем было как радикальное, так и умеренное крыло. Умеренное – безусловно симпатичное и близкое к тому образу либерального движения, который создается в апологетическом дискурсе. Но в декабристском движении были и радикалы, и они были несравненно большими политическими реалистами. И вот их-то программу, их возможные действия, их политические технологии для меня олицетворяет фигура Пестеля. На первый взгляд, вся его риторика проникнута свободолюбием. Но дьявол кроется в деталях. Те его построения, которые я привел выше, конечно, крайне далеки от сколько-нибудь демократических моделей.

– Мы живем в эпоху, когда предпринимаются попытки развенчать наши национальные исторические «мифы». Многие видят в этом угрозу нашей идентичности. Но разве миф о декабризме, о жертвенных рыцарях без страха и упрека не относится к тому же ряду образующих русскую культуру?

– Это каждый решает для себя сам. Я полагаю, что люди, мыслящие государственнически, должны ориентироваться на другие образцы, на примеры подлинного служения России, а к декабризму вслед за Василием Ключевским относиться как к «исторической случайности, обросшей литературой». Тут уж надо выбирать.

Беседовал Дмитрий Пирин

Источник: xn--h1aagokeh.xn--p1ai

Могли декабристы победить?

И все же, как считает декабрист Розен, «успех предназначенного предприятия был возможен, если сообразим все обстоятельства». Какие же это обстоятельства? «Две тысячи солдат (около 3 тысяч) и вдесятеро больше народу были готовы на все по мановению начальника. Начальник был избран… он не явился в назначенный час… В критическую минуту его пришлось заменить; из двух назначенных ему помощников один, полковник Булатов, имел способность и храбрость, но избрал себе сам отдельный круг действия; другой — капитан Якубович… играл роль двусмысленную: то подстрекал возмутителей, то обещал императору склонить их к покорности… Между тем уходило время; не было единства в распоряжениях, отчего сила вместо действующей стала только страдательною. Московцы твердо устояли и отбили пять атак л.-гв. Конного полка. Солдаты не поддавались ни угрозам, ни увещеваниям… Эта сила на морозе (было восемь градусов мороза при ветре) и в мундирах стояла неподвижно в течение нескольких часов, когда она могла взять орудия, заряженные против нее. Орудия стояли близко под прикрытием взвода кавалергардов, под командою члена тайного общества И. А. Анненкова. Нетрудно было приманить к себе л.-гв. Измайловский полк, в котором было много посвященных в тайные общества… Наконец, в этот самый день занимал караулы во дворце, в Адмиралтействе, в Сенате, в присутственных местах 2-й батальон л.-гв. Финляндского полка под начальством А. Ф. Моллера, члена тайного общества; в его руках был дворец.

На Адмиралтейском бульваре, в двадцати шагах от императора, стоял полковник Булатов… Он имел два пистолета заряженных за пазухой с твердым намерением лишить его жизни…»

Но, как впоследствии признался этот храбрый офицер, отличавшийся отвагой и бесстрашием, «каждый раз, когда хватался за пистолет, сердце мне отказывало». Пытаясь объяснить такого рода парадоксы в поведении людей мужественных, как и измену Трубецкого общему делу, Завалишин различал «военную храбрость от политической, редко совмещаемых даже в одном лице. Ему вторит и М. Бестужев: «Храбрость солдата и храбрость заговорщика не одно и то же. В первом случае — даже при неудаче — его ожидают почет и награды, тогда как в последнем, при удаче ему предстоит туманная будущность, а при проигрыше дела, верный позор и бесславная смерть». Политического мужества недостало не только Трубецкому и Булатову.

Обратим внимание, что в приведенной обширной цитате из записок Розена возможность достижения успеха обусловлена многими «если бы».

В последнее время и современные историки, и литераторы все чаще задаются вопросом: могло ли победить восстание декабристов? И почти уверенно отвечают на него положительно, во всяком случае, утверждают, что «фатальной неизбежности неудачи декабристов в день 14 декабря 1825 г. не было». А затем следует длинный ряд «если бы»: если бы они захватили Петропавловскую крепость, если бы взяли Зимний дворец, заняли Сенат и другие правительственные учреждения, если бы арестовали царскую семью… Этот перечень можно легко увеличить: если бы был у восставших сколько-нибудь организованный штабной аппарат, если бы была отлаженная связь между полками, если бы руководители восстания твердо знали, какие части будут на их стороне, если бы такое же внимание уделили не только привлечению войск на свою сторону и сбору их на площади, но и дальнейшим действиям и т. д.

При постановке вопроса о возможности победы декабристов не учитывается то, что для выполнения всех этих «если бы» требовались решительность и смелость, высокий уровень организованности и ответственности за порученное дело, а главное — на всех этапах восстания нужна была наступательность действий, то есть необходимо было овладеть искусством восстания. Даже такой сильный шанс, как владение инициативой на первых порах, когда правительственная сторона вынуждена была лишь отвечать на действия мятежников, не был использован. В результате из наступательной силы они превратились в обороняющуюся. Это обошлось дорого. Завалишин писал: «Неподвижность явно была принимаема всеми за знак нерешительности, что парализовало решимость всех полков, готовых и ждавших случая принять также участие в восстании…»

Укажем еще на один фактор, решающим образом предопределивший неуспех восстания,- отсутствие на площади народа в качестве составной части движения. В планах тайного общества главная роль отводилась военной силе — народные массы осознанно были исключены из числа участников восстания. Обращаясь к предшествующему опыту борьбы крестьянства, декабристы не могли не видеть, что участие в движении широких народных масс придает ему характер народного восстания с беспощадным уничтожением помещиков-крепостников. А. Бестужев не скрывал на следствии того, что они «более всего боялись народной революции». Об «опасности участия народа» в восстании, о грозящих «больших бедствиях в случае внутренних беспокойств (как был тому пример во время Пугачева)» писал Трубецкой. В своих беседах с Рылеевым Штейнгель не раз «представлял ему, что в России революция в республиканском духе еще невозможна: она повлекла бы за собой ужасы». И объяснил почему: «В одной Москве из 250 тысячи тогдашних жителей 90 тысяч было крепостных людей, готовых взяться за ножи и пуститься во все неистовства».

Источник: patiks.ru

Предпосылки восстания 1825 года

Еще при жизни Александра 1 революционные движения в России активно работали над созданием условий, которые ограничили бы власть самодержца. Это движение было достаточно массовым и готовилось к тому, чтобы в момент ослабления монархии провести государственный переворот. Скорая гибель императора Александра 1 заставила заговорщиков активизироваться и начать свое выступление раньше запланированного срока.

Этому способствовала сложная политическая ситуация внутри Империи. Как известно Александр 1 не имел детей, а значит, сложность с наследником была неминуемой. Историки говорят о секретном документе, согласно которому старший брат убитого правителя, Константин Павлович, давно уже отказался от престола. Наследник был один – Николай. Проблема заключалась в том, что еще 27 ноября 1825 года население страны принесло присягу Константину, который формально с того дня стал императором, хотя он сам никаких полномочий по управлению страной не принимал. Таким образом, в Российской Империи возникла ситуаций, когда фактического правителя не было. В результате активизировалась декабристы, которые поняли, что такого удобного случая у них больше не будет. Именно поэтому случилось восстание декабристов 1825 года на сенатской площади, в столице страны. День для этого был избран тоже знаменательный – 14 декабря 1825 года, день, когда вся страна должна была присягнуть на верность новому правителю, Николаю.

В чем состоял план восстания декабристов?

Идейными вдохновителями восстания декабристов были следующие люди:

декабристы перед восстанием

  • Александр Муравьев – создатель союза
  • Сергей Трубецкой
  • Никита Муравьев
  • Иван Якушин
  • Павел Пестель
  • Кондратий Рылеев
  • Николай Каховский

Были и другие активные участники тайных обществ, которые приняли активное участие в попутке переворота, но именно указанные люди были лидерами движения. Общий план их действий на 14 декабря 1825 года был следующим – помешать вооруженным силам России, а также органам государственной власти, в лице Сената, принести присягу на верность императору Николаю. Для этих целей планировалось сделать следующее: захватить Зимний дворец и всю царскую семью. Это передавало бы власть в руки восставших. Руководителем операции был назначен Сергей Трубецкой.

В дальнейшем тайные общества планировали создать новое правительство, принять конституцию страны и провозгласить в России демократию. Фактически речь шла о создании республики, из которой вся царская семья должна был быть выслана. Отдельные декабристы в своих планах шли еще дальше и предлагали убить всех, кто имеет отношение к правящей династии.

Восстание декабристов 1825 года, 14 декабря

Восстание декабристов началось ранним утром 14 декабря. Однако, изначально все пошло не так, как они планировали и руководителям тайных движений пришлось импровизировать. Началось все с того, что Каховский, который ранее подтвердил, что готов ранним утром проникнуть в покои Николая и убить его, отказался это делать. После первой локальной неудачи последовала и вторая. На этот раз Якубович, который должен был направить войска на штурм Зимнего дворца, также отказался это делать.

Отступать было поздно. Ранним утром в казармы всех столичных подразделений декабристы направили своих агитаторов, которые призывали солдат выйти на Сенатскую площадь и выступить против самодержавия в России. В результате на площадь удалось вывести:

  • 800 солдат Московского полка
  • 2350 матросов Гвардейского экипажа

Убийство Миловановича на Сенатской площади

К тому моменту как восставшие были выведены на площадь, сенаторы уже принесли присягу новому императору. Лучилось это в 7 часов утра. Такая спешность была необходима, поскольку Николая предупредили о том, что ожидается крупное выступление, направленное против него с целью сорвать присягу.

Восстание декабристов на сенаторской площади  началось с того, что войска выступили против кандидатуры императора, полагая, что у Константина больше прав на престол. К восставшим вышел лично Михаил Милорадович. Это прославленный человек, генерал российской армии. Он призывал солдат покинуть площадь и вернуться в казармы. Он лично показывал манифест, в котором Константин отказывался от престола, а значит, текущий император имеет все права на престол.  В это время один из декабристов, Коховский, приблизился к Милорадовичу и выстрелил в него. В тот же день генерал умер.

После этих событий на декабристов направили конную гвардию, которой командовал Алексей Орлов. Дважды этот полководец безуспешно пытался подавить бунт. Усугублялась ситуация тем, что на сенатскую площадь вышли простые жители, которые разделяли взгляды восставших. Всего же общая численность декабристов насчитывала несколько десятков тысяч. В центре столицы творилась настоящее безумие. Царские войска спешно подготавливали экипажи для эвакуации Николая и его семьи в Царское село.

Император Николай торопил своих генералов решить вопрос до наступления ночи. Он боялся, что восстание декабристов на сенатской площади подхватит чернь и другие города. Такая массовость могла стоить ему престола. Как итог к Сенатской площади была стянут артиллерия. Стараясь избежать массовых жертв, генерал Сухозанет отдал приказ стрелять холостыми. Это результатов не дало.  Тогда лично император Российской Империи отдал приказ стрелять боевыми и картечью. Однако, на начальном этапе это только обострило ситуацию, так как восставшие открыли ответный огонь. После этого по площади нанесли массированный удар, который посеял панику и заставил революционеров бежать.

Последствия восстания 1825 года

К ночи 14 декабря с волнением было покончено. Многие из активистов восстания были убиты. Сама же Сенатская площадь была усеяна трупами. Государственные архивы предоставляют следующие данные о погибших в тот день с обеих сторон:

  • Генералов – 1
  • Офицеров штаба – 1
  • Офицеры разных чинов – 17
  • Солдаты лейбгвардии – 282
  • Простых солдат – 39
  • Женщин – 79
  • Детей – 150
  • Простых людей – 903

Общее число жертв просто огромное. Никогда Россия не видела еще таких массовых движений. Всего восстание декабристов 1805 года, которое произошло на Сенатской площади, стоило жизни 1271 человеку.

Кроме того, ночью 14 декабря 1825 года Николай издает указ об аресте самых активных участников движения. В результате в тюрьму было посажено 710 человек. Изначально всех везли в Зимний дворец, где император лично вел следствие по этому делу.

Восстание декабристов 1825 года это было первое крупное народное движение. Его неудачи заключались в том, что оно носило во многом стихийный характер. Организация восстания была слабой, а вовлеченность масс в него практически не существовала. В результате только малочисленность декабристов повалила Императору в короткие сроки подавить бунт. Однако, это был первый сигнал, что в стране ведется активное движение против власти.

Популярные статьи:


Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825

Крымская война


Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825

Александр 1


Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825

Теория официальной народности


Могли ли декабристы победить 14 декабря 1825

Ковказская война 1817-1864


 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.