Международная конференция в генуе

10 — 19 Апреля 1922 года

Генуэзская конференция — международная конференция по экономическим и финансовым вопросам, первая широкая дипломатическая встреча Советской России со странами западного мира. Проходила в Генуе (Италия) 10 апреля — 19 мая 1922 при участии представителей 29 государств (в т. ч. РСФСР, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Японии). Работой делегации РСФСР руководил В. И. Ленин, назначенный её председателем; зам. пред. был Г. В. Чичерин, к-рый в Генуе, куда Ленин не выезжал, пользовался всеми правами председателя. Делегация РСФСР (в её состав входили также, Л. Б. Красин, М. М. Литвинов, В. В. Боровский, Я. Э. Рудзутак, А. А. Иоффе, X. Г. Раковский, Н. И. Нариманов, Б. Мдивани, А. Бекзадян, А. Г. Шляпников) представляла на Г. к. не только Российскую федерацию, но и все др. сов. республики (Азербайджанскую, Армянскую, Белорусскую, Бухарскую, Грузинскую, Украинскую, Хорезмскую), а также интересы Дальневост.


спублики. США, отказавшиеся участвовать в работе Г. к., были представлены на ней наблюдателем — амер. послом в Италии Р. Чайлдом. Из делегатов западных государств наиболее активную роль на Г. к. играли Д. Ллойд Джордж, Дж. Н. Керзон (Великобритания), К. Вирт, В. Ратенау (Германия), Л. Факта (Италия), Ж. Барту, К. Баррер (Франция). Решение о созыве Г. к.- изыскание мер «к экономическому восстановлению Центральной и Восточной Европы». Однако гл. вопросом был по существу вопрос об отношениях между Советским государством и западным миром после провала попыток свержения Сов. власти путём воен. интервенции. Западные страны, в первую очередь Великобритания, в поисках преодоления послевоен. экономич. трудностей пытались вернуть на мировой рынок Сов. Россию (чтобы, пользуясь её врем. экономич. слабостью, широко эксплуатировать её ресурсы), а также Германию и её бывших союзников в 1-й мировой войне. Советское правительство, заинтересованное в нормализации экономич. и политич. отношений с западными странами, согласилось принять участие в работе Г. к. (8 янв. 1922).

На конференции, однако, ведущую роль играли представители тех западных гос-в, к-рые вместо делового обсуждения реальных путей установления экономич. связей с Сов. гос-вом. пытались с помощью дипломатич. нажима добиться от Сов. пр-ва экономич. и политич. уступок, ведущих к установлению в России иного политического и экономического строя; они рассчитывали заставить Советское государство признать все долги царского и Временного правительствв, вернуть иностранным капиталистам национализированные Советской властью предприятия или возместить стоимость этих предприятий, ликвидировать монополию внешней торговли и т.


Сов. делегация по указанию Ленина отвергла эти требования и в свою очередь выдвинула контрпретензии о возмещении Советскому государству убытков, причинённых военной интервенцией и блокадой (если довоен. и воен. долги России были равны 18,5 млрд. золотых руб., то убытки Сов. гос-ва в результате воен. интервенции и блокады составляли 39 млрд. золотых руб.). Вместе с тем, желая найти почву для соглашения и восстановления экономич. связей с западными гос-вами, сов. делегация на Г. к. 20 апр. 1922 заявила, что Сов. пр-во готово признать довоен. долги и преим. право за быв. собственниками получать в концессию или аренду ранее принадлежавшее им имущество при условии признания Советского государства де-юре, оказания ему финансовой помощи и аннулировании военных долгов и процентов по ним.

На первом пленарном заседании Генуэзской конференции (10 апреля) советская делегация поставила вопрос о всеобщем сокращении вооружений. Однако как вопрос о сокращении вооружений, так и вопросы урегулирования взаимных финансово-экономических претензий не были разрешены на конференции. В ходе Генуэзской конференции советской дипломатии, использовавшей противоречия в империалистическом лагере (лагере западных держав), удалось прорвать единый фронт государств, пытавшихся добиться дипломатической изоляции Советского государства, и заключить с ГерманиейРаппальский договор 1922 года.


Международная конференция в генуе

Источник: StudFiles.net

«Русский вопрос» на Генуэзской конференции Формально представители трех десятков стран собрались, чтобы обсудить восстановление Европы после Первой мировой войны, но по существу главным стал «русский вопрос» — отношения Советской России со странами западного мира.

После окончания гражданской войны и иностранной интервенции в России, когда стало понятно, что и Европа и РСФСР нуждаются друг в друге для восстановления разрушенной экономики, западные политики пришли к выводу, что, несмотря на идеологические разногласия, наступило время для решения актуальных для всех проблем.

И 6 января 1922 г. Верховный Совет Антанты, то есть блока стран-победителей в Первой мировой войне, на конференции в Каннах принял резолюцию о созыве международной экономической конференции в Генуе, на которую было предложено прислать представителей всех европейских государств, в том числе и Советской России. В этой резолюции также содержался параграф, в котором за «каждой нацией» признавалось «право избирать для себя ту систему, которую она предпочитает», что советское правительство расценило как признание двух систем собственности — частной и «общенародной» (государственной). Фактически конференция в Генуе должна была стать первой широкой дипломатической встречей Советской России со странами западного мира.


нумерация-мал.pngПредложение экспертов: принять ответственность за все «бывшие доныне власти»

Главными инициаторами конференции выступили Англия и Франция. Интенсивная подготовка началась уже в марте 1922 г. Эксперты, собравшиеся в Лондоне, должны были выработать основы будущих резолюций. Главным в их докладе, а как позднее оказалось, и на всей конференции, была попытка определить судьбу русских довоенных правительственных долгов и отчасти военных обязательств. Советское правительство, по мнению европейских держав, должно было принять на себя все финансовые обязательства царского и Временного правительств и вообще всех «бывших поныне властей». Кроме этого, от России требовали компенсировать иностранным инвесторам национализированную собственность.

Для контроля над выплатой этих долгов предлагалось создать Комиссию русского долга. В нее должны были входить представители всех заинтересованных сторон, в том числе и Советской России, а также независимый председатель. Этой комиссии предоставлялось право «определять в случае надобности те доходные статьи России, которые должны быть специально предназначены для обеспечения уплаты долга» — то есть устанавливался прямой финансовый контроль. Международная комиссия должна была бы определять, из каких налогов и сборов и какие суммы взимать в счет уплаты обязательств.


Все претензии к Советской России предлагалось превратить в новые русские облигации. Было установлено, что «денежные вознаграждения, присужденные по требованиям, предъявленным к российскому советскому правительству, будут урегулированы выпуском новых русских облигаций на сумму, установленную смешанными международными судами. Условия выпуска этих облигаций, а также все вопросы, связанные с конверсией старых ценных бумаг и с операциями над новыми выпусками, будут устанавливаться комиссией русского долга».

нумерация-мал.pngСоветские контрпретензии: долги компенсированы убытками от интервенции и блокады

В РСФСР тоже готовились к конференции. Специальная комиссия занималась подсчетом убытков Советской России и определением контрпретензий. По подсчетам советских экспертов, военные долги России равнялись 8,846 млрд золотых рублей, но в то же время Россия отказалась от применения в отношении себя статьи 116 Версальского договора, дававшей ей право на возмещение в 16,1 млрд золотых рублей. Военные расходы на «общее дело союзников» первой мировой составили 19,4 млрд. Если взять довоенные долги России, то она должна Европе 9,65 млрд золотых рублей, в то время как Европа причинила ей убытков интервенцией и блокадой на 39 млрд.


Основные выводы советских экспертов состояли в следующем: 
а) военные займы союзников царской России вполне погашены отказом России от выгод ст. 116 Версальского договора, который сохранял за ней право потребовать репарации по тому же титулу, что и союзники, а также неуплатой расходов, сделанных ею во время войны 1914-1917 гг., в то время как значительная часть бюджетов союзных стран покрывается германской контрибуцией; б) довоенные долги, сделанные Россией за границей, более чем компенсированы колоссальными и длительными убытками, причиненными нашему национальному богатству интервенцией, блокадой и гражданской войной, организованной союзниками. Основной вывод советских экспертов гласил: «Единственным справедливым методом будет рассматривать довоенные долги уничтоженными убытками, нанесенными интервенцией, и открыть новую эру финансовых отношений.

Если, тем не менее, при известных условиях Советская Россия согласится признать значительную часть довоенных долгов, она, во-первых, отказывается признать объективную справедливость этого мероприятия, а, во-вторых, она считает, что необходим известный срок для регулирования старых долгов и новых кредитов. Совершенно невозможно возложить такую серьезную тяжесть на обессиленную страну и одновременно с этим настаивать на немедленном исполнении старых обязательств или процентов по новым кредитам».


karikatura_lloyd-george.jpgКарикатура «Оптимист из Генуи» высмеивает итоги Генуэзской конференции:Ллойд Джордж под проливным дождем радуется прояснению в небе.

нумерация-мал.pngГенуэзская конференция — неприемлемый компромисс

Конференция открылась 10 апреля 1922 г., в ней приняли участие представители 34 стран (29 государств и 5 британских доминионов). Интерес к ней во всем мире был огромный. Гостиницы и частные дома старинного итальянского города были переполнены. В Геную съехались журналисты, банковские деятели, представители промышленных монополий и торговых фирм, агенты, посредники, разведчики, русские белые эмигранты. Для охраны правопорядка итальянское правительство увеличило генуэзский гарнизон, усилило полицию, прислав в Геную дополнительно 500 тайных агентов.

Первым на конференции выступил итальянский премьер-министр Факта. Он требовал, чтобы все участники конференции полностью присоединились к каннским резолюциям Верховного совета Антанты. Глава английской делегации Ллойд Джордж не был столь категоричен в декларациях и призвал всех содействовать установлению мира и достижению соглашения. Представитель Франции тоже призвал к миру, но вместе с тем заявил, что существующие договоры не должны обсуждаться на конференции


Советская делегация отметила «повелительную необходимость» экономического сотрудничества «между государствами, представляющими… две системы собственности». Советское правительство, говорилось в заявлении, готово всеми силами способствовать хозяйственному сближению между народами в целях экономического возрождения, но протестует против возможных попыток под флагом восстановления предъявить России «непосильные требования». В ответ на это заявление 11 апреля 1922 г. советской делегации был вручен доклад лондонских экспертов. Изложенные в нем условия подробно проанализированы в заявлении Л. Б. Красина от 20 апреля 1922 г. и в меморандуме советской делегации от того же числа: доклад экспертов предъявляет требования, «означающие не только эксплуатацию, но и полное закабаление трудового населения России иностранным капиталом, совершенно об¬ходя в то же время наиболее существенный вопрос о средствах восстановления хозяйства России».

нумерация-мал.pngПереговоры на вилле британского министра


Для поисков компромисса Ллойд Джордж, британский премьер и председатель конференции, пригласил советских делегатов и представителей четырех европейских держав (Англии, Франции, Италии и Бельгии) в свою резиденцию — на виллу «Альбертис». Переговоры проходили 14 и 15 апреля. На них Советская Россия впервые выдвинула свои контрпретензии за ущерб от интервенции. Западные державы продолжали настаивать на признании советским правительством всех довоенных долгов и требовали полной реституции или вознаграждения бывших собственников, соглашаясь лишь на сокращение военных долгов и отсрочку платежей по процентам. Советские контрпретензии отвергались.

20 апреля Г. В. Чичерин направил письмо Ллойд Джорджу. Россия готова признать довоенные долги царского и временного правительств при условии, что все военные займы и проценты по ним будут аннулированы, западные державы признают РСФСР де-юре и рассмотрят вопрос о предоставлении финансовой помощи. Россия шла на эти уступки по признанию долгов, рассчитывая на крупный кредит в 1 млрд долларов, то есть приблизительно в 2 млрд золотых рублей.

Чичерин также написал Джорджу, что Советское правительство готово рассмотреть вопрос о возврате или компенсации бывшим собственникам национализированного имущества. Однако и эти предложения советской делегации не привели к достижению какого-либо взаимоприемлемого соглашения. Представители западных держав продолжали настаивать на полном признании условий лондонского меморандума. 


Подробности


Рапалльский договор, 1922 г.

Этот договор между РСФСР и Германией, заключенный во время Генуэзской конференции, означал окончание международной дипломатической изоляции РСФСР. Для России это был первый документ, где де-юре признавалось новое государство, а для Германии — первое равноправное международное соглашение после поражения в Первой мировой. Неприятие условий Версальского мирного договора — то, что сплотило две страны. На западе его называют «договором в пижамах».

нумерация-мал.pngДо признания всех долгов — никаких кредитов

В конце апреля 1922 г. советской делегации стал известен реальный размер финансово-экономической помощи, которую Россия могла бы получить, признав основные положения доклада экспертов. В телеграмме В. И. Ленину от 30 апреля 1922 г. М.М. Литвинов сообщал: «На первый план выдвигается международный консорциум с начальным капиталом в 20 млн ф. ст., далее упоминаются имеющиеся в распоряжении британского правительства кредиты по закону облегчения торговли 20 млн ф. ст., каковые в случае надобности могут быть увеличены парламентом, а также кредиты по закону облегчения экспорта 26 млн ф. ст., из которых остались неизрасходованными 15 млн. Франция денежных кредитов не обещает, но предлагает железнодорожный материал, приблизительно 1 200 локомотивов, 25 000 товарных вагонов, 350 пассажирских. Упоминается также кредит на 250 млн франков в распоряжении бельгийского правительства, из которых большая часть могла бы быть утилизована для России».

2 мая 1922 г. в другой телеграмме Ленину Литвинов писал, что союзники «до признания нами принципа компенсации для всех собственников иностранного имущества в России… решительно отказываются даже обсуждать детали кредитов». 11 мая 1922 г. советская делегация выпустила меморандум: в нем отвергались все претензии западных держав и отмечалось их нежелание вступить в экономическое сотрудничество на принципах равноправия двух систем собственности. После этого стало окончательно ясно, что дальнейшие переговоры в Генуе потеряли всякий смысл. 19 мая 1922 г., так и не решив «русского вопроса», Генуэзская конференция закрылась.

На протяжении 1920-х и первой половины 1930-х годов попытки решения проблемы русского государственного долга предпринимались еще неоднократно. После провала многосторонних переговоров Англия, Франция, США и другие страны пытались разрешить эти разногласия в двусторонних переговорах, но это уже другая история.

ллойд-джордж.jpgБританский премьер Дэвид Ллойд Джордж был одним из главных инициаторов общеевропейской конференции. Он добивался включения России и Германии в качестве полноправных участников, чему активно сопротивлялась Франция. Участия добиться удалось, но взаимовыгодное решение в Генуе так и не было найдено. 
Карикатура «Оптимист из Генуи» высмеивает итоги Генуэзской конференции: Ллойд Джордж под проливным дождем радуется прояснению в небе.

Источник: vlfin.ru

Генуэзская конференция

Генуэзская конференция 10 апреля 1922 г.

Генуэзская конференция проходила в Италии с 10 апреля по 19 мая 1922 г. по инициативе Англии для обсуждения проблем, связанных с Советской Россией, возникшей на месте и вместо исторической православной России. В конференции приняли участие 29 государств и 5 британских доминионов. США были представлены только послом в Италии, поскольку видели в конференции европейскую конкуренцию своим собственным планам сотрудничества с большевиками.

Как условие признания Советской России Западом было выдвинуто требование, чтобы она признала все финансовые обязательства дореволюционного времени и взяла на себя ответственность за все последующие западные убытки в годы революции и гражданской войны. Компромисс по этому вопросу был достигнут не в Генуе, а на последующих подобных конференциях, однако Генуэзская конференция стала первым демонстративно-символическим коллективным шагом западных демократий в сторону легитимации власти большевиков. (В ходе Генуэзской конференции советской дипломатии удалось лишь заключить Рапалльский договор 1922 г. с Германией, которая ранее сыграла большую роль в финансировании большевиков еврейскими банками и в их укреплении у власти в 1917–1918 гг. и теперь надеялась на выгодное экономическое сотрудничество. Обе стороны отказались от взаимных претензий по военным расходам и нанесенному ущербу. Германия становится основным торговым и военным партнером СССР; в 1926 г. был заключен Берлинский договор о дружбе и военном нейтралитете.)

Русские люди на родине, подвергаясь террору, не имели возможности открыто выразить свое мнение по вопросу международного признания жидобольшевицкой власти, кроме как множеством происходивших в то время восстаний. И все же мнение русского народа было высказано его частью, оказавшейся в эмиграции.

Ниже приведены обращения к Генуэзской конференции от двух наиболее важных инстанций русского Зарубежья: I Всезарубежного Собора Русской Православной Церкви за границей и Высшего Монархического Совета.

Послание Міровой Конференции
от имени Русского Всезаграничного Церковного Собора

«Среди множества народов, которые получили право голоса на Генуэзской конференции, не будет только представительствовать двухсотмиллионный народ русский, потому что невозможно же назвать его представителями, и притом единственными, его же поработителей… Если бы вожди большевиков и не были инородцами и иноверцами, то и тогда какая же логика может признать право народного представительства за теми, кто поставил себе целью совершенно уничтожить народную культуру, т. е. прежде всего то, чем народ жил почти тысячу лет – его религию…?

Однако такого общего голоса не лишена трехмиллионная русская эмиграция, которая тоже есть подлинный народ русский, выступивший в свое время с оружием в руках на защиту своего отечества на всех его окраинах в рядах Добровольческих Армий… Вот эта-то эмиграция, в которой воплотились и интеллект и активная воля русского народа, объединилась за границей … на церковном Соборе в Сербии в Сремских Карловцах…

Собор этот единогласно уполномочил свой президиум обратиться к Міровой Конференции с мольбой о спасении того народа, который в продолжении почти двух веков с рыцарским самоотвержением бросался в середину международных драм на защиту угнетенных, на защиту права и человечности, не ища ничего для себя, а выполняя свое призвание служить всему человечеству. Мы не говорим уже о всей самоотверженной многовековой работе русских, избавивших от рабства и религиозного гонения христиан Балканского полуострова и славян Восточной Европы, а просим припомнить 1814-1815 годы, 1848 и 1877-1878, когда военные подвиги наших армий водворили в Европе законность и мир, а нам не дали ничего, кроме потерь и страданий.

Или, может быть, ХХ век не признает ни благодарности, ни справедливости, ни выполнения союзнических обязательств, а только выгоду и борьбу за существование… Но, если бы нашлись среди членов [конференции] такие голоса, которые бы настаивали на полном исключении из международных отношений всякого нравственного начала, ограничивая их борьбой за существование и за выгоды, то мы бы просили их обратить внимание вот на какую сторону дела…

Пусть подумают вершители судеб человечества, какое гибельное оружие дают они в руки всех преступных, аморальных и безрелигиозных элементов своего населения, если Всемірная Конференция, заменившая теперь совет королей и папы, введет в свою среду убийц и цареубийц, предателей своего отечества…

Союз держав с большевиками поселит в сердцах русского народа неизгладимое чувство оскорбления и жажду мести, хотя и не похвальную, но весьма естественную, даже для русской доброй души. Уже и в настоящее время на сердце русского народа лежит тяжелый камень огорчения заброшенного друзьями, отданного на истребление внутренним врагам узника.

Впрочем, наш народ незлопамятен – он все прощает людям за исправление их вины. Ему неведома вековая международная вражда.

Народы Европы! Народы Міра! Пожалейте наш добрый, открытый, благородный по сердцу народ русский, попавший в руки міровых злодеев! Не поддерживайте их, не укрепляйте их против Ваших детей и внуков! А лучше помогите честным русским гражданам. Дайте им в руки оружие, дайте им своих добровольцев и помогите изгнать большевизм – этот культ убийства, грабежа и богохульства из России и всего міра. Пожалейте бедных русских беженцев, которые за свой патриотический подвиг обречены среди Вас на голод и холод, на самые черные работы… Они в лице доброй своей половины офицеров, генералов и солдат готовы взяться за оружие и идти походом в Россию, чтобы выручить ее из цепей постыдного рабства разбойников. Помогите им осуществить свой патриотический долг, не дайте погибнуть вашей верной союзнице – России, которая никогда не забывала своих друзей и от души прощала тех, кто временно был ее врагом.

Если поможете восстановиться исторической России, то скоро исчезнут те, пока не разрешимые политические и экономические затруднения, которые по всему міру сделали жизнь столь тяжелой; тогда только возвратится на землю «желанный для всех людей мир» (Эфес. 8, 13)».

Председатель Высшего Русского Церковного Управления Заграницей Антоний, митрополит Киевский и Галицкий

(Послание было подготовлено заранее от имени I Всезарубежного Собора, проходившего с 21 ноября по 3 декабря 1921 г. в Сремских Карловцах (Сербия). В Соборе участвовали 13 епископов, 23 священника и 67 мірян, представлявшие все зарубежные епархии, разбросанные по міру.)

Протест Высшего Монархического Cовета против Генуэзской  конференции

«На глазах у всего міра и при ближайшем участии всех главнейших европейских правительств подготовляется зрелище, невиданное еще в истории Европы и казавшееся невозможным еще немного лет тому назад: первые государственные люди и важнейшие дипломаты-представители различных держав … готовы сесть за один стол, для общих переговоров с посланцами шайки интернациональных фанатиков и злодеев, грубым насилием захвативших власть в России и еще недавно считавшихся исключенными из правового общения с цивилизованными правительствами.

Горестно пораженный таковой перспективою, Высший Монархический Совет как центральный орган всех русских объединенных монархистов – в твердом убеждении, что ему хорошо известны подлинные чаяния подлинного русского народа, с неперпением ждущего восстановления законной народной Монархии и не могущего лишь, под пятой насильников, свободно поднять свой голос в настоящее время, – берет на себя смелость и считает своим долгом, от имени этой будущей освобожденной России, заявить свой громкий протест, перед лицом всего цивилизованного міра, против этой безнравственной, беззаконной и безцельной попытки говорить о восстановлении России – с самими ее разрушителями!

Эта попытка безнравственна, – потому что западные державы ни на минуту не должны были бы забывать, что они решаются теперь подать руку как сотрудникам в общем деле палачам русского народа и злейшим ненавистникам всей многовековой христианской цивилизации. Россия разорена ими… ее вера поругана, святыни осквернены, тысячи верных сынов Церкви и служителей Алтаря, как в первые годы христианства, замучены и убиты за свою веру…

Попытка договариваться с большевиками не только безнравственна, но и несправедлива, беззаконна… потому, что самая власть, которая лицемерно принимается теперь за правительство, якобы представляющее Россию и русский народ, – власть незаконная, чуждая этому народу и ему ненавистная.

Конференция, конечно, знает, что у этой власти отсутствует какое бы то ни было внутреннее, народное, – а до сих пор также и внешнее, международное – признание. Конференции не может не быть известным, также, что власть эта принадлежит большей частью инородцам, а осуществляется, среди них, в значительной степени тяжкими уголовными преступниками…

При описанных условиях, переговоры с представителями большевизма не могут, наконец, оказаться и политически целесообразными, в смысле возможности достижения ими какой-нибудь великой цели, рассчитанной на сколько-нибудь продолжительное время…

Такая власть должна быть заменена – и чем скорее это случится, тем больше пользы принесет это всему міру, – властью национальною, честной и законной…

Вот почему, в заключение, по глубокому убеждению Высшего Совета русских монархистов, разбросанных в настоящее время по всему свету и тысячами нитей связанных с обреченным на безмолвие Русским народом, но идейно твердо объединенных, все, что было бы сделано в Генуе по соглашению с теперешними фактическими узурпаторами власти в России, будет юридически ничтожно, на что Высший Монархический Совет и считает своим священным долгом обратить серьезнейшее внимание Конференции…»

+ + +

Эти русские обращения к западным властям, разумеется, были безуспешны – именно потому, что западные демократии «полностью исключили из международных отношений всякое нравственное начало, ограничивая их борьбой за выгоды».

Однако для возрожденной России эти обращения имеют непреходящее нравственно-политическое и правовое значение: все, что было сделано «по соглашению с теперешними фактическими узурпаторами власти в России – юридически ничтожно». Высший Монархический Совет счел «своим священным долгом» заявить это «от имени будущей освобожденной России».

М.Н.

Высший Монархический Совет был создан в июне 1921 г. на всезарубежном монархическом съезде в Рейхенгалле (Бавария). ВМС в тесном союзе с Зарубежной Церковью был задуман как главный политический и идеологический орган по вопросам восстановления российской исторической государственности. Во главе первого состава ВМС были избраны Н.Е. Марков, А.М. Масленников и А.А. Ширинский-Шихматов; почетными членами – митрополит Антоний (Храповицкий) и архиепископ Евлогий (Георгиевский).

Источник: rusidea.org


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock detector