Кутузов на бородинском поле

Кутузов на бородинском поле

Бородинское поле – это священное место для всех россиян, один из самых старых военно-исторических музеев, и действительно великое поле битвы. Музей на этом поле появился уже в 1839 году, спустя 27 лет после битвы русской армии и войск Наполеона. Сегодня в коллекции музея Бородинского поля находится более двух сотен памятных объектов: это и фортификационные сооружения, и более современные монументы воинской славы, и памятники архитектуры XIX-XX веков, и различные документы и экспонаты, связанные с Бородинским сражением.

Как добраться до Бородинского поля

Проще всего доехать до Бородинского поля с Белорусского вокзала. Сначала нужно добраться на электричке до Можайска, а затем оттуда автобусом до станции Бородино или прямиком до музея Бородино. Также можно доехать на машине.

Время работы и экскурсии

Музей «Бородинское поле» работает круглый год. С мая по октябрь он открыт с 10 утра до 6 вечера, а с ноября по апрель – с 9 утра до 16:30. Выходные – понедельник и последняя пятница каждого месяца.


Если вы хотите посетить само Бородинское поле и максимальное количество объектов, то стоит выделить весь день – обычно групповые автобусные экскурсии занимают минимум 12 часов.

За осмотр Бородинского поля платить не придется, а вот посещение экспозиций стоит денег – от 50 рублей и выше. Впрочем, ориентироваться на поле достаточно сложно, так что лучше будет взять экскурсию – так вы ничего не упустите и узнаете больше о славных подвигах русской армии. Экскурсии бывают недорогие – взрослые начинаются от 110 рублей, а детские – от 70 рублей.

Существуют различные маршруты прогулок, от обзорной до паломнической. Школьники очень любят литературно-интерактивную прогулку по стихотворению Лермонтова «Бородино».

При самостоятельном осмотре стоит учесть, что экспозиция музея-заповедника «Бородино» раскидана почти на 10 километров в разные стороны, так что осматривать достопримечательности удобнее будет на автомобиле или хотя бы на велосипеде. Кутузов на бородинском поле

Вход в музей-заповедник

Развлечения и достопримечательности Бородинского поля

Музей-заповедник начинается прямо на ж/д станции Бородино. На 190-летие Бородинского сражения здесь создали экспозицию в честь событий и героев тех лет, а также октябрьских боев 1941 года.


Главная экспозиция Бородинского поля располагается в его центре, в павильоне рядом с батареей Раевского. Название этой экспозиции: «Бородино – битва гигантов». Здесь хранятся подлинные предметы, так или иначе связанные со знаменитым сражением: оружие и обмундирование солдат обеих армий, награды, знамена, штандарты, документы, карты, а также личные вещи офицеров и солдат. Помимо этого там можно увидеть картины, которые создали участники и современники войны 1812 года.

Кутузов на бородинском поле

Экспозиция: «Бородино — битва гигантов»

После основной экспозиции обязательно нужно посетить Спасо-Бородинский монастырь, на территории которого находится еще пять выставок, рассказывающих историю Бородинского поля в разные временные периоды.

Специально для детей есть выставка «Военная художественная игрушка», хотя многим взрослым эта выставка тоже нравится. Здесь можно увидеть фигурки солдат различных времен и огромный макет эпизода Бородинской битвы.

Еще одна интересная выставка располагается в трапезной Усекновения главы Иоанна Предтечи Спасо-Бородинского монастыря. Здесь можно увидеть портреты офицеров и генералов русской армии и простых солдат, участвовавших в Бородинском сражении. Всего в галерее насчитывается более семи десятков картин.

Кутузов на бородинском поле


Спасо-Бородинский монастырь

Не менее важным местом в экспозиции музея-заповедника является гостиница, где в свое время остановился Лев Николаевич Толстой с целью сбора материалов для «Войны и мира». В этой гостинице располагается выставка «Герои романа «Война и мир» на Бородинском поле», из которой можно даже узнать, где конкретно сражался Андрей Болконский.

В конце экскурсии туристы обычно посещают военно-историческое поселение «Доронино» — уникальную деревню XIX века, в которой воссоздан крестьянский и военный быт того времени. В деревне вы сможете узнать, как жили солдаты и офицеры в Отечественную войну 1812 года, а также поесть настоящей солдатской каши.

В музее-заповеднике есть несколько сувенирных киосков, где подаются сувениры, связанные с Отечественной войной 1812 года и Великой Отечественной войной 1941-1945 годов.

Памятные места Бородинского поля

Кроме музеев на территории Бородинского поля, разумеется, есть и реальные исторические места, на которых в Бородинскую битву происходили важные события.

Багратионовы флеши

Багратионовы флеши – это три артиллерийских полевых укрепления по 5, 7 и 12 орудий, расположенные на возвышении у деревеньки Семёновское. Багратионовы флеши были одной из ключевых позиций – именно с опорой на них Вторая армия знаменитого полководца Багратиона нанесла наполеоновским войскам весьма крупные потери. Две флеши сохранились полностью, а от центральной остался только фрагмент, расположенный неподалеку от мавзолея генерала Тучкова.


Кутузов на бородинском поле

Багратионовы флеши

Батарея Раевского

Эта курганная батарея располагается на Красном холме. На батарею Раевского пришелся основной удал французской кавалерии после того, как Наполеон не смог взять Семёновские реданты. От батареи сегодня остались земляные укрепления. На красном холме также установлены памятники:

  • Могила генерала Багратиона;

  • Монумент-часовня русским воинам;

Кроме того, вокруг сохранившихся земляных укреплений установлено восемь мемориальных досок.

Командный пункт Кутузова

Разумеется, сегодня на том месте, где во время Бородинского сражения располагался командный пункт Кутузова, ничего не осталось. Однако чтобы отметить это памятное место, в 1912 году здесь поставили памятник Главнокомандующему русской армии М. И. Кутузову. Именно с этого места, где сегодня стоит памятник, во время Бородинского сражения Кутузов отдавал приказы и руководил действиями войск.

Кутузов на бородинском поле

Памятник Главнокомандующему русской армии М. И. Кутузову

Шевардинский редут

Шевардинсий редут формально не участвовал в Бородинском сражении – бой за него был за два дня до самого сражения, так как укрепление находилось далеко перед остальными русскими позициями. Французы взяли редут, однако это стоило им многих людей, а русские за это время сумели лучше расположить свои части.


В 1912 году французский редут отреставрировали, а неподалеку от него расположили памятники 12-й роте и монумент «Мертвым Великой армии», посвященный французским солдатам.

Кутузов на бородинском поле

Монумент «Мертвым Великой армии»

События в Бородино

Уже много лет каждое первое сентября на Бородинском поле проходит военно-исторический праздник «День Бородина», посвященный годовщине сражения. На этом мероприятии можно увидеть, как на Бородинском поле снова сходятся французская и русская армии: люди в полном обмундировании тех времен разыгрывают движения батарей и исход битвы.

Девятого мая на Бородинском поле устанавливается современная и ретро-техника, проводят парады, концерты, устраивается салют. Вход на любые выставки в этот день бесплатен. Еще один подобный праздник проходит здесь каждое второе воскресенье октября и называется «Москва за нами. 1941 год».

Ежегодно 12 июня на Бородинском поле проходит встреча потомков участников Отечественной войны 1812 года. А в последние дни мая здесь устраивается мероприятие для школьников «Стойкий оловянный солдатик» — устраивается костюмированное шествие «солдатиков» со своими миниатюрными копиями.


Кутузов на бородинском поле

«Стойкий оловянный солдатик»

Источник: www.vipgeo.ru

Летом 1812 года в Россию вторглась французская армия под командованием Наполеона Бонапарта. Весь русский народ поднялся на борьбу с завоевателем. Началась Отечественная война.

Наполеон рассчитывал завершить ее за короткий срок, до наступления зимних морозов. Но русская армия отступала в глубь страны, не давая генерального сражения. Русские крестьяне вели партизанскую войну. В стане захватчиков свирепствовали эпидемии, многие солдаты убегали из армии. За месяц армия Наполеона потеряла 150 тысяч человек.

Кутузов на бородинском поле

Кутузов руководит русской армией при Бородино

Главнокомандующим русской армией был назначен герой турецкой войны генерал-фельдмаршал М. И. Кутузов. 26 августа состоялся решающий бой с французами у деревни Бородино в 125 километрах от Москвы. Наша армия насчитывала 120 тысяч солдат, французская — 135 тысяч.

По плану Наполеона французы должны были прорвать центр русских войск, зайти в тыл, отрезать пути для отступления и уничтожить войско.

Упорный бой разгорелся за укрепления, которые защищали солдаты генерала Багратиона. Восемь раз французы шли на штурм, но каждый раз русские воины отражали атаки. Укрепления были взяты лишь после того, как Багратион получил смертельное ранение.

В центре обороны отважно сражалась батарея генерала Раевского. Даже раненые не покидали своих позиций. Когда французы все же захватили укрепление, они увидели, что все защитники батареи погибли.


Кутузов на бородинском поле

Бородинское сражение

Кутузов, чтобы отвлечь неприятеля, послал в тыл французской армии конницу под командованием генерала Уварова и казаков атамана Платова.

Наполеон бросил в бой все свои резервы, кроме личной гвардии. С наступлением темноты сражение закончилось. Русские войска отошли, готовясь к новому бою.

Потери и русских, и французов были огромны. Всего на Бородинском поле погибли 102 тысячи солдат, офицеров и генералов.

Бородинская битва стала началом разгрома непобедимой армии Наполеона. И хотя пришлось сдать врагу Москву, боевой дух русского народа сломить не удалось. Противостоять героизму и мужеству наших войск французы не смогли и были вынуждены отступить. Русские войска преследовали их, добивая остатки армии неприятеля. Наполеон потерпел поражение.

М. Ю. Лермонтов

Бородино (отрывок)

И только небо засветилось,


Все шумно вдруг зашевелилось,

Сверкнул за строем строй.

Полковник наш рожден был хватом:

Слуга царю, отец солдатам…

Да, жаль его: сражен булатом,

Он спит в земле сырой.

И молвил он, сверкнув очами:

«Ребята! не Москва ль за нами?

Умремте ж под Москвой,

Как наши братья умирали!»

И умереть мы обещали,

И клятву верности сдержали

Мы в Бородинский бой.

Ну ж был денек! Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И всё на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут.

Вам не видать таких сражений!

Носились знамена, как тени,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,


Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел.

Изведал враг в тот день немало,

Что значит русский бой удалый,

Наш рукопашный бой!..

Земля тряслась — как наши груди;

Смешались в кучу кони, люди,

И залпы тысячи орудий

Слились в протяжный вой…

Вот смерилось. Были все готовы

Заутра бой затеять новый

И до конца стоять…

Вот затрещали барабаны —

И отступили басурманы.

Тогда считать мы стали раны,

Товарищей считать.

Да, были люди в наше время,

Могучее, лихое племя:

Богатыри — не вы.

Плохая им досталась доля:

Немногие вернулись с поля.

Когда б на то не Божья воля,

Не отдали б Москвы!


Кутузов на бородинском поле

Пожар Москвы

«Баталия, 26-го числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны. Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию, в которую пришел нас атаковать.

…Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дрались отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю. Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твердость духа российского солдата, жертвовавшего с бодростью жизни за свое отечество».

(Из донесения М. И. Кутузова Александру I о результатах Бородинского сражения)

«На равнине Бородинской, сообразно постепенному ходу ратных движений, струятся четыре речки: Бойня, Колоча, Стонец, а под Семеновским, где гремел ад Наполеоновых батарей, течет речка Огник. День битвы Бородинской, день войны, битвы, стона, огня! Бойня, Колоча, Стонец, вливаясь в Москву-реку, как будто бы передавали весть Москве, что около берегов речки Сетуни ударит во дни сетования и скорби роковой, могильный час Москве! В какой туманной дали соединились гробовые названия поля Бородинского? Не знаю. Но тут вся та битва, на которой, по словам самого Наполеона, он должен был допить чашу вина, налитую в Смоленске. И он испил ее под угасающею звездою прежнего своего счастья. На этом пире кровавом испили чашу смертную девяносто тысяч и сынов России и сынов стран дальних».

(С. Н. Глинка. «Записки о 1812 годе»)

Источник: trojden.com

Кутузов на бородинском поле

Правда, он почти безотлучно (исключая две кратковременные поездки – с рассветом и около полудня – к Горкам) пребывал в Татаринове, довольно далеко от поля боя, примерно в километре за второй линией русских войск, и не мог оттуда видеть, как сражались его войска. Но, во-первых, он чуть ли не ежеминутно получал информацию от адъютантов – своих и чужих, а, кроме того, полагался на инициативу Барклая де Толли и Багратиона.

Сидя на деревянной скамеечке, которую возил за ним конвойный казак, Кутузов, как обычно, в простом сюртуке, без эполет, в фуражке без козырька, с неизменной казацкой нагайкой в руках или на плече, выслушивал донесения, обдумывал тот или иной ход Наполеона, взвешивал соотношение сил в самой горячей точке боя и, если требовалось, посылал туда подкрепление из резервов.

Федор Глинка так описывал его поведение на Бородинском поле: «Он окружен множеством офицеров, которых беспрестанно рассылает с приказаниями. Одни скачут от него, другие к нему. Он спокоен, совершенно спокоен, видит одним глазом, а глядит в оба, хозяйственно распоряжается битвою; иногда весело потирает рука об руку (это его привычка) и по временам разговаривает с окружающими, но чаще молчит и наблюдает».

О мастерстве Кутузова как «хозяина битвы» говорит рейд русской конницы во фланг Наполеону. Было 12 часов. Наполеон только что взял флеши, отбросил за Семеновскую левое крыло русской армии и нацеливал основные силы на Курганную высоту, чтобы прор­вать центр русской позиции. Момент для Кутузова был критический. Тогда он направил в обход левого фланга Наполеона кавалерийский резерв Уварова Ф.П. и казаков Платова М.И. Главнокомандующий очень холодно встретил вернувшегося из рейда Уварова («Я все знаю – бог тебя простит»), а после сражения не представил к награде из всех своих гене­ралов только Уварова и Платова.

Этот обходный маневр и удар по левому флангу Наполеона, на что рассчитывал Кутузов в надежде перехватить инициативу боя, оказались неудачными. Поэтому все восторги некоторых историков по поводу рейда Уварова и Платова лишены оснований. Однако идея этого рейда делает честь Кутузову как главнокомандующему. Он отвлек внимание Наполеона от нового штурма Курганной высоты. Атака была задержана на два часа, французский император лично отправился узнать, что происходило у д. Беззубово, где и была остановлена русская конница Уварова.

За это время Кутузов успел перегруппировать свои силы: Дохтуров Д.С. привел в порядок расстроенное левое крыло, а Барклай заменил в центре остатки войск корпуса Раевского Н.Н. свежим частями Остермана-Толстого А.И. Было реально выиграно время…

Кутузов, которому доложили о «пленении Мюрата» раньше, чем принесли на носилках пленного – это был генерал Бонами, усомнился, так ли это, но, чтобы поднять дух войск, использовал доложенное. Командующий объявил по фронту, что маршал Мюрат взят в плен…

В вечерние часы 7 сентября Кутузов, в конце Бородинского сражения, выглядел удовлетворенным. Он видел, что русские уже выстояли; интуитивно, благодаря своему полувековому опыту, ощущал их силу духа и готовность противостоять новым атакам врага – хотя бы и самой гвардии Наполеона. Правда, Кутузов отовсюду получал сведения о громадных потерях русской армии, но он понимал, что французы потеряли не меньше, что их наступательный порыв иссяк и что едва ли они теперь, на исходе такого дня, возобновят атаки.

Больше всего беспокоил Кутузова вопрос о резервах. Он не хуже Наполеона умел ценить и беречь резервы и особо подчеркнул в диспозиции перед битвой: «Резервы должны быть сберегаемы сколь можно долее, ибо тот генерал, который сохранит еще резерв, не побежден». Битва, однако, сложилась так, что Кутузову, а в ряде случаев и Барклаю де Толли, по его собственной инициативе, пришлось ввести в дело все резервные части. Резервов больше не было!

Кутузов прямо называл в ряду причин, побудивших его отступать от Бородина к Москве, и «то, что вся Наполеонова гвардия была сбережена и в дело не употребилась», а русские ввели в бой все «до последнего резерва, даже к вечеру и гвардию». Но в самый вечер битвы, сообразуясь с патриотическим воодушевлением своих войск, он решился было возобновить ее утром, даже без резервов. Когда флигель-адъютант Вольцоген Л.А., присланный к нему от Барклая за распоряжениями, стал говорить, что «сражение проиграно» (только что пала Курганная высота), Кутузов резко возразил: «Что касается до сражения, то ход его известен мне самому как нельзя лучше. Неприятель отражен на всех пунктах, завтра погоним его из священной земли русской!»

Вслед за тем главнокомандующий послал Барклаю де Толли и Дохтурову записки одинакового содержания: «Я из всех движений неприятельских вижу, что он не менее нас ослабел в сем сражении, и потому, завязавши уже дело с ним, решился я сегодняшнюю ночь устроить все войско в порядок, снабдить артиллерию новыми зарядами и завтра во­зобновить сражение с неприятелем…»

Тем временем Наполеон отвел свои войска с батареи Раевского и Багратионовых флешей на исходные позиции. Все французские источники свидетельствуют, что «Великая армия» ночевала на поле сражения. Поэтому напрашивается вывод, что ночной отход французов от главных пунктов кровопролития едва ли означал большее, чем намерение отдохнуть не на трупах своих товарищей, густо усеявших поле битвы, а в стороне от них. Как бы то ни было, Наполеон располагался на ночлег, не мешая Кутузову сделать то же самое.

Кутузов, однако, узнал, что русские потери гораздо больше, чем предполагалось, и около полуночи дал приказ отступать. Еще до рассвета 8 сентября русская армия оставила поле Бородина и выступила к Москве. «…Когда дело идет не о славах выигранных только баталий, – писал Кутузов царю перед отходом с Бородинской позиции, – но вся цель будучи устремлена на истребление французской армии, ночевав на месте сражения, я взял намерение отступить…»

Статья написана по материалам книги Троицкого Н.А. «1812 Великий год России», М., «Мысль», 1988 г.

http://voynablog.ru/2012/12/27/kutuzov-v-borodinskom-srazhenii/

Источник: mt-smi.ru

   
Михаил Кутузов
  VelChel.ru
Биография
Хронология
Бородинское сражение
Аустерлицкое сражение
Под Малоярославцем
Е. В. Тарле
  Михаил Илларионович Кутузов — полководец и дипломат
Кутузов на бородинском поле … Полководец и дипломат
  … Сражение при Кагуле
  … Ранение под Очаковом
  … Штурм Измаила
  … Сражение при Аустерлице
  … М.И. Кутузов в 1811 г.
  … У портрета Суворова
  … Кутузов на Бородинском поле
  … В день Бородинского сражения
  … Тарутинский лагерь
  … М.И. Кутузов в 1813 г.
  … Переправа через Неман
  … Кончина М.И. Кутузова
  … Александр Васильевич Суворов
  … Встреча с Багратионом
  … …Бессмертен тот, кто…
  • Книга о наполеоновском походе в Россию
  • Вторжение Наполеона
  • Заметки о книге Клаузевица «1812 год»
  • Москва в Отечественной войне 1812 года
  • Последние дни наполеоновской армии в России (два неизданных рапорта маршала Бертье)
Семья
Галерея
Герб рода Кутузовых
Статьи о Кутузове
Ссылки
 
Михаил Илларионович Кутузов

Анализ громадной, очень сложной исторической фигуры Кутузова иной раз тонет в пестрой массе фактов, рисующих войну 1812 г. в целом. Фигура Кутузова при этом если и не скрадывается вовсе, то иногда бледнеет, черты его как бы расплываются. Кутузов был русским героем, великим патриотом, великим полководцем, что известно всем, и великим дипломатом, что известно далеко не всем.

Выявление громадных личных заслуг Кутузова затруднялось прежде всего тем, что долгое время вся война 1812 г., с момента отхода русской армии от Бородина до прихода в Тарутино, а затем вплоть до вступления ее в Вильно в декабре 1812 г., не рассматривалась как осуществление глубокого плана Кутузова — плана подготовки, а затем реализации непрерывавшегося контрнаступления, приведшего к полному разложению и конечному уничтожению наполеоновской армии.

Теперь историческая заслуга Кутузова, который против воли царя, против воли даже части своего штаба, отметая клеветнические выпады вмешивавшихся в его дела иностранцев вроде Вильсона, Вольцогена, Винценгероде, провел и осуществил свою идею, вырисовывается особенно отчетливо. Ценные новые материалы побудили советских историков, занимающихся 1812 годом, приступить к выявлению своих недочетов и ошибок, пропусков и неточностей, к пересмотру сложившихся прежде мнений о стратегии Кутузова, о значении его контрнаступления, о Тарутине, Малоярославце, Красном, а также о начале заграничного похода 1813 г., о котором у нас знают очень мало, в чем виновна почти вся литература о 1812 годе, в том числе и моя старая книга, где этому походу посвящено лишь очень немного беглых замечаний. Между тем первые четыре месяца 1813 г. немало дают для характеристики стратегии Кутузова и показывают, как контрнаступление перешло в прямое наступление с точно поставленной целью уничтожения агрессора и в дальнейшем — низвержения наполеоновской грандиозной хищнической «мировой монархии».

В подготовляемой мною новой книге «Нашествие 1812 года и разгром Наполеона в России» я надеюсь воспользоваться как новыми, так и более обстоятельно некоторыми старыми материалами и, более подробно рассказав о том, что вытекает само собой из новой концепции книги, дать читателю нечто более законченное и правильное, чем удалось дать в старой книге (Указанная книга не была закончена автором, имеются лишь отдельные отрывки. — Сост.).

Эта новая работа дает мне возможность и возлагает на меня обязанность вновь заняться 1812 годом, исправить, а главное, сильно пополнить работу и попытаться представить советскому читателю историю гибели наполеоновской армии в свете новых данных.

Я надеюсь со временем, в связи с выходом в свет II тома моей трилогии («Русский народ в борьбе против агрессоров в XVIII—XX веках»), опубликовать очерк о том, как «показан», а точнее, как замаскирован истинный образ великого полководца Кутузова в литературе Западной Европы и Америки. Туда прежде всего войдет разбор работ немецких историков, немало потрудившихся над фальсификацией истории 1812 г. вообще, а Кутузова в частности: Ганса Дельбрюка, Йорка фон Вартенбурга, Бернгарди, а особенно сбивших многих с толку своим авторитетом «очевидцев» — Клаузевица и Толя, англичанина Роберта Вильсона, шпионившего за Кутузовым одновременно за счет и в пользу английского посла Кэткарта и императора Александра, Рюстова (он критикует Кутузова в войне 1805 г. и дает ему авансом общую оценку). Рота фон Шрекенштейна («Роль кавалерии в битве под Бородином») и т. д. Герб рода Голенищевых-Кутузовых

Отдельно я даю разбор показаний французских участников и летописцев похода: Коленкура, Сегюра, Жомини, историков Шамбре, Тьера, новейшего автора Луи Мадлена и др.,— причем отмечаю, что некоторые из них (например, основоположник «наполеоновской легенды» Адольф Тьер) фантазируют о сражениях 1812 г. больше, чем даже официальные «Бюллетени великой армии», хотя последние дали совсем недостижимые, казалось бы, образцы (вспомним бюллетень о выходе Наполеона из Москвы: «Великая армия, разбив русских, идет в Вильну» и пр.). Англичане (кроме упомянутого памфлета Вильсона) мало писали о 1812 годе и писали чисто фактические очерки, а когда пускались в оценки, то ограничивались краткими голословными презрительными или «снисходительными» отзывами. В частности, о Кутузове и его стратегии они вообще никакого представления не имеют. В последнее время стали появляться и американские работы, которыми я и заканчиваю в подготовляемой статье свой обзор «сказаний иностранцев о 1812 годе», как можно было бы по-старинному назвать подавляющее большинство этих иногда прямо диковинных повествований.

В громадной новой (1946-го и последующих годов) «Британской энциклопедии» читаем о Кутузове следующее: «Он дал сражение при Бородине и потерпел поражение, но не решительное». А дальше: «Осторожное преследование противника старым генералом вызывало много критики». Вот и все. Эта оценка, особенно ее лаконизм, живо напоминает классические полторы строки о Суворове в одном из прежних изданий Малого Энциклопедического словаря Лярусса: «Суворов, Александр. 1730—1800. Русский генерал, разбитый генералом Массена». Когда и где? Об этом осторожно не упоминается по весьма понятной причине. Это — все, что французам полагается знать об Александре Суворове. Не менее обстоятельно сказано и о Кутузове: «Кутузов, Михаил, русский генерал, побежденный при Москве. 1745—1813». Вот и все. К этому следует прибавить и примечательный отзыв о Кутузове, принадлежащий акад. Луи Мадлэну, написавшему в 1934 г. во вступительной статье к изданию писем Наполеона к Марии-Луизе, что после Бородина Кутузов «имел бесстыдство (eut impudence) не считать себя побежденным».

Следует отметить одно очень любопытное наблюдение. Иностранные историки, пишущие о 1812 годе в России, меньше и реже пускают в ход метод опорочивания, злостной и недобросовестной критики, чем метод полного замалчивания. Приведу типичный случай. Берем четырехтомную новейшую «Историю военного искусства в рамках политической истории», написанную проф. Гансом Дельбрюком. Раскрываем четвертый, увесистый, посвященный XIX в. том, особенно главу «Стратегия Наполеона». Ищем в очень хорошо составленном указателе фамилию Кутузова, но не находим ее вовсе. О 1812 годе на стр. 386 читаем: «Настоящую проблему наполеоновской стратегии представляет кампания 1812 г. Наполеон разбил русских под Бородином, взял Москву, был вынужден отступить и во время отступления потерял почти всю свою армию». Оказывается, будь на месте Наполеона тайный советник проф. Г. Дельбрюк, России пришел бы конец: «Не лучше ли поступил бы Наполеон, если бы в 1812 г. он обратился к стратегии измора и повел бы войну по методу Фридриха?»

И, собственно, больше ничего о 1812 годе не говорится, а Кутузов даже не упомянут. Но обо всем этом будет сказано более подробно в особом очерке. Там же я коснусь как старой русской литературы, так и советской, вышедшей в самое последнее время (в 1950—1951 гг.).

В 1948 г. я приступил к работе над значительной, очень своевременной темой «Русский народ в борьбе против агрессоров в XVIII—XX веках». Первый том этой работы посвящен шведскому нашествию и разгрому Карла XII, второй том, над которым я работаю в настоящее время, — нашествию 1812 г. и разгрому Наполеона в России, третий том будет посвящен нашествию и разгрому немецко-фашистских войск и полному разгрому гитлеровской Германии.

В этой общей связи я и рассматриваю сейчас нашествие 1812 г. В моей новой книге о 1812 годе я подробно анализирую то, что дают документы о боях под Тарутином, Малоярославцем, Красным, и пытаюсь выяснить, какое место они занимают в той цепи активных (и победоносных) военных действий, какой является от начала до конца контрнаступление Кутузова.

Отмечу некоторые моменты, наиболее существенно отличающие подготовляемую мною книгу от той, которая писалась в 1937 г. и была впервые издана в 1938 г. Во-первых, гораздо более обстоятельно будет показано разорение и сожжение французами Смоленска и общий жестокий характер нашествия как до Смоленска, так и особенно от Смоленска до Бородина, от Бородина до Москвы, от Москвы до Вязьмы, беспощадное, истинно варварское разорение, причиненное агрессором, грабившим, опустошавшим, сжигавшим города, села, деревни на всей постепенно занимаемой им территории.

Во-вторых, деятельность Кутузова будет показана в тесной связи с его общей программой нанесения основного тяжкого удара неприятельской армии на путях к Москве. После Бородина и отступления к Москве и за Москву, к Тарутину, Кутузов поставил целью воссоздание регулярной военной силы, необходимой для начала систематического и непрерывного контрнаступления. Тут будет рассмотрена организаторская деятельность Кутузова и его штаба в Тарутине (что не было сделано в старой книге); наконец, будет дан анализ сражений под Тарутином, Малоярославцем, Вязьмой, Красным, Березиной и выявлено их значение как последовательных звеньев осуществления развивавшегося кутузовского плана контрнаступления, реализация которого и привела к уничтожающему разгрому армии агрессора. При описании партизанской войны в новой книге будет подробно показано, что партизанские действия были лишь большой, очень существенной поддержкой действий регулярной армии, но вовсе не главным средством и орудием, сокрушившим неприятеля, потому что решающая роль принадлежала регулярной армии, — другими словами, будет исправлена неточность, а потому и ошибочность формулировки, данной в старой книге, в главе о «народной войне».

Гораздо больше места будет уделено характеристике стратегии и тактики Кутузова в течение всей войны и в ходе отдельных боевых столкновений, что не было сделано в должной степени в старой книге. Новая книга, которая по размерам будет почти вдвое больше старой, даст читателю более обширный материал и вообще облегчит автору исправление замеченных неточностей, недочетов и неполноты в изложении. Особая большая глава будет посвящена походу 1813 г. до момента смерти Кутузова, о чем у меня в старой книге сказано совсем бегло, а у большинства авторов научно-популярных книг о 1812 годе, замечу кстати, вообще ровно ничего не сказано.

В новой книге историческая роль Кутузова будет выявлена и охарактеризована по возможности полно. При той концепции планов и действий Кутузова, которую подсказывают и вполне подтверждают документы, совершенно немыслимо продолжать поддерживать теорию «золотого моста», которая долго всерьез приписывалась Кутузову со слов враждебного к нему английского бригадира Вильсона. Конечно, этой ошибке не будет места в труде, связывающем Бородино и контрнаступление общей мыслью главнокомандующего о полном уничтожении армии агрессора в России. Изображать контрнаступление в отрыве от Бородина — это значит впадать в глубокую ошибку. В действительности именно Бородино, а затем Тарутино сделали возможным переход в контрнаступление и полный успех глубокого замысла Кутузова.

Наконец, хотя и в старом издании я решительно нигде не приписываю ни голоду, ни морозу значения факторов, определивших исход гигантской борьбы, а говорю лишь о роли этих факторов в деле ускорения гибели французов, но ясно, что если у некоторых читателей могло возникнуть подобное недоразумение, — значит, необходимо будет более точно и подробно изложить свою мысль. Я формулирую ее теперь так: стратегия Кутузова привела к Бородину и создала затем глубоко задуманное и необычайно оперативно проведенное контрнаступление, «загубившее Наполеона». А геройское поведение регулярной армии при всех боевых схватках с неприятелем, деятельная помощь партизан, народный характер всей войны, глубоко проникшее в народ сознание полной справедливости этой войны — все это, в свою очередь, послужило несокрушимым оплотом для возникновения, развития и победоносного завершения гениальной стратегической комбинации Кутузова.

В предлагаемой статье я хочу поделиться с читателем тем, как мне представляется сейчас не только роль Кутузова в Отечественной войне 1812 г., но и главные этапы всего его жизненного пути до принесшего ему бессмертие 1812 года. Это самая краткая схема того, что будет дано в большой работе.

 

 

      Copyright © 2019 Великие Люди  —  Михаил Илларионович Кутузов  

Источник: kutuzov.velchel.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.