Кто разбил шведов под полтавой

 

 

ГЕНЕРАЛЬНОЕ СРАЖЕНИЕ

Весной 1708 г. Карл XII вторгся в пределы России. С ним было 24 тыс. пехоты и 20 тыс. конницы. Это были отборные, прекрасно знавшие свое дело воины. В Европе о них ходили легенды как о непобедимых солдатах. Шведский король вначале намеревался идти на Москву через Смоленск, но это направление было прикрыто сильной армией, возглавляемой Борисом Шереметевым. Карл XII свернул на юг, пошел на Украину.  Он состоял в тайной переписке с украинским гетманом Иваном Мазепой. Многие в казачьей старшине были недовольны положением Украины в составе России. Они считали, что вольности старшины и малороссийских шляхтичей урезаны. Сказывались и тяготы Северной войны. 20 тыс. запорожцев сражались в «Ливонском краю». Украинский гетман Иван Мазепа мечтал об Украине, вассальной Швеции. Карлу XII Мазепа обещал квартиры для армии, продовольствие, фураж (корм для лошадей), военную поддержку 30-тысячного запорожского войска. 


О планах Мазепы сообщали Петру I, но царь верил гетману и казнил доносчиков: генерального судью Кочубея и полтавского полковника Искру. В момент шведского вторжения положение для России складывалось неблагоприятно. На Дону и за Волгой был двойной мятеж: бунтовали казаки Булавина и башкиры. С севера из Прибалтики на помощь Карлу XII спешил генерал Левенгаупт с 16-тысячным войском и 8 тыс. подвод, которые везли 3-месячный запас продовольствия для шведской армии, пушки и порох. Из Финляндии двигался другой шведский полководец Любенер с 14-тысячным отрядом. Ему было предписано овладеть Петербургом и Новгородом.

Но все случилось не по сценарию Карла. Донских казаков подавили. Любенера отбросили обратно в Финляндию. С Мазепой на сторону шведов перешли 3 тыс. казаков, потом подошли еще 8 тыс. запорожцев, но их боеспособность оставляла желать лучшего. Продовольственные склады в Батурине, созданные Мазепой для Карла XII, захватила русская армия. Планы втянуть в войну с Россией Турцию и крымских татар успеха не имели.

28 сентября 1708 г. «летучий отряд» русской армии под командованием Петра I атаковал корпус Левенгаупта. Шведские части растянулись по дороге у деревни Лесной. Дело происходило на территория Белоруссии, то есть во владениях Речи Посполитой. Появление здесь русских застало шведов врасплох.


венгаупт, однако, сумел не потерять командование своими частями. Шведы собрались и дали сражение. Оно было выиграно русскими. Все подводы с продовольствием, артиллерией и боеприпасами оказались трофеем русской армии. Впоследствии Петр называл битву при Лесной «матерью Полтавской виктории». Далее и шведские и российские войска двинулись в направлении Полтавы. В марте 1709 г. к Карлу XII пришла новая подмога из Запорожской Сечи: отряд в 8 тыс. всадников с кошевым атаманом Горденком во главе. Александр Меншиков, узнав о том, двинул свои полки за днепровские пороги. 14 мая 1709 г. они взяли Запорожскую Сечь. Почти все ее защитники пали мертвыми, Сечь была уничтожена.

Карл XII осадил тем временем Полтаву. Ее защищал отряд полковника Келина в 4 200 человек да 2 600 вооруженных горожан. Шведы пытались штурмовать город, но безуспешно. На выручку Полтавы поспешил Меншиков. Через месяц подошел Шереметев, потом и сам Петр. У села Крутой берег, что на противоположном Полтаве берегу реки Воркслы, собрались главные силы российской армии, насчитывавшие 42 тыс. регулярных и 5 тыс. нерегулярных войск.

Генеральное сражение, во многом решавшее судьбу всей Северной войны, состоялось 27 июня 1709 г. Командование российскими войсками было поручено трем военачальникам: конница отдавалась Меншикову, пехота — Шереметеву, артиллерия — Брюсу. Общее руководство осуществлял сам Петр I. Русские думали действовать от обороны, поэтому построили земляные укрепления — редуты. На редутах разместили пушки, которые обстреливали лес, где стоял Карл. Русская армия выстроилась в две линии: в середине каждой пехота, по бокам конница. У Карла XII осталось чуть более 28 тыс. человек. Карл вытянул пехоту в одну линию, всадников поставил с флангов, а сзади оставил небольшие резервные отряды.


Полтавское сражение началось с выступлением шведской армии к русским редутам. После упорного двухчасового боя шведам удалось овладеть лишь 2 передовыми редутами и они начали перегруппировку влево. При этом 6 правофланговых шведских батальонов и несколько эскадронов оторвались от главных сил и отошли в лес севернее Полтавы, где были разгромлены двинувшейся за ними конницей А.Д. Меншикова и сдались. Остальная часть русской конницы под командованием генерала Р.Х. Боура по приказу Петра I стала отходить к лагерю. Шведы прорвались между редутами, но попали под артиллерийский и ружейный фланговый огонь из лагеря и в беспорядке отошли в Будищенский лес. Около 6 часов Петр I вывел армию из лагеря и построил ее в две линии. В 9 часов завязался рукопашный бой, а русская конница начала охватывать фланги противника. Шведы начали отступление, превратившееся к 11 часам в беспорядочное бегство. Русская конница преследовала их до Переволочны, где остатки шведской армии сдались в плен. В результате Полтавской битвы армия короля Карла XII была настолько обескровлена, что уже не могла вести активных наступательных действий. Сам он с Мазепой сумел бежать и скрылся на территории Османской империи в Бендерах. Военное могущество Швеции было подорвано, и в Северной войне произошел перелом в пользу России.


Сражение шло 2 часа. Шведы бились как всегда храбро, но и российские солдаты были уже не теми, что под Нарвой в 1700 г. Российские пушки своим огнем косили ряды неприятеля. Карлу нечего было противопоставить нашей артиллерии. На огонь 102 русских пушек могли отвечать только 39 небольших походных шведских пушек.

Шведский и русский монархи непосредственно участвовали и битве. Петр вел свои войска в атаку, шведские пули прострелили седло царя и шляпу. Карл, раненный в ногу еще до Полтавского боя, велел носить себя в носилках перед шведскими рядами. В самый решающий момент сражения русское ядро попало в повозку Карла, и король был выброшен на землю. Его солдаты подумали, что Карл убит. В этот момент они уже дрогнули и бежали. Карл XII повелел поднять себя на скрещенных копьях и взывал к войску: «Шведы! Шведы!» Но никто уже не слушал своего короля.  На поле битвы лежали свыше 8 тыс. убитых шведов, 3 тыс. сдались в плен, остальные с Карлом XII и Мазепой отступали к Переволочне. 9-тысячный конный отряд Меншикова преследовал их. Боевой дух неприятеля был подорван. У Переволочны 16 250 шведских солдат вместе с генералом Левенгауптом сдались Александру Меншикову. Трофеями Меншикова оказались все оружие, 400 тыс. рублей шведской казны и 4 300 рублей мазепинской. Таким образом, значительная часть награбленного Карлом XII за 9 лет побед в Польше, Курляндии и Саксонии, попала к русским.


едская армия на Украине перестала существовать. Карл XII и Мазепа укрылись в турецких пределах в молдавском городе Бендеры. Мазепа так и кончил свои дни в Турции. Карл XII вернулся в Швецию и продолжил борьбу с Россией. Петр же после битвы пировал в палатках со своим офицерством и с пленным шведским генералитетом. За столом царь пил за здоровье шведов и называл их своими учителями. Позже пышно отпраздновали Полтавскую победу в Москве — с парадом войск и салютом.

 

ПРИКАЗ ПЕТРА I ПЕРЕД ПОЛТАВСКОЙ БИТВОЙ

Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную нашу веру и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего.

Великие речи

 

А.С. ПУШКИН. «ПОЛТАВА»

Уж близок полдень. Жар пылает.
Как пахарь, битва отдыхает,
Кой-где гарцуют казаки.
Равняясь, строятся полки.
Молчит музыка боевая.
На холмах пушки, присмирев,
Прервали свой голодный рев.
И се — равнину оглашая,
Далече грянуло ура:
Полки увидели Петра.


И он промчался пред полками,
Могущ и радостен, как бой.
Он поле пожирал очами.
За ним вослед неслись толпой
Сии птенцы гнезда Петрова —
В пременах жребия земного,
В трудах державства и войны
Его товарищи, сыны:
И Шереметев благородный,
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный,
Полудержавный властелин.

Пушкин А.С. Полное собрание сочинений в 16 томах

 

ИЗ РЕЛЯЦИИ О ПОЛТАВСКОМ СРАЖЕНИИ

«И тако милостью всевышнего, совершенная виктория, которой подобной мало слыхано и видано, с легким трудом против гордого неприятеля чрез его царского величества славное оружие и персональной храброй и мудрой привод одержана. Ибо его величество  в том воистину свою храбрость, мудрое великодушие и воинское искусство, не опасаясь никакого страха своей царской особе, в высшем градусе показал, и притом шляпа на нем пулею пробита. Под его светлостью князем  Меншиковым, который також мужество свое притом довольно показал, три лошади ранены. При сем же сие ведати надлежит, что из нашей пехоты токмо одна линия, в которой с десять тысяч обреталось, с неприятелем в бою была, а другая до того не дошла; ибо неприятели будучи от нашей первой линии опровергнуты, побежали и тако побиты <…> Получено известие от посланных для погребения мертвых по баталии, что они на боевом месте и круг оного сочли и погребли шведских мертвых тел 8519 человек, кроме тех, которые в погоне по лесам в разных местах побиты».


 

«ПРОШУ ВАС ПОЖАЛОВАТЬ В МОЙ ШАТЕР»

Накануне Полтавского сражения король Карл XII, обещая своим офицерам и солдатам скорую победу, позвал на роскошный обед в шатер русского царя. «Он приготовил много кушаний; идите же туда, куда ведет вас слава». Петр I действительно устроил пир для победителей, куда пригласил пленных шведских генералов. Российский монарх при этом не без иронии произнес: «Вчера брат мой король Карл звал вас отобедать в моем шатре, но сегодня не пришел и слова не сдержал, хотя я его очень ожидал. Но когда Его Величество не изволил явиться, тогда я прошу вас пожаловать в мой шатер».

 

ОРДЕН ДЛЯ ПРЕДАТЕЛЯ

После Полтавы Петр I направил в Москву следующее повеление: «По получении сего сделайте тотчас  монету серебряную весом в десять фунтов, а на ней велите  вырезать Иуду, на осине повесившегося,  и внизу тридесят серебряников лежащих и  при них мешочек, а назади надпись сего: «Треклят сын погибельный Иуда еже за сребролюбие давится». И к той монете, сделать цепь в два фунта, пришлите к нам на нарочной почте немедленно». Это был орден Иуды, сделанный специально для предателя гетмана Мазепы.

Тесты по истории Отечества

 

ПАРАД ПОБЕДЫ

Мероприятие вышло замечательное. О порядке проведения парада можно судить по гравюрам П. Пикара и А. Зубова.


От Серпуховских ворот летели победные звуки двадцати четырех трубачей и шести литаврщиков, возглавлявших колонну. Открывал шествие лейб-гвардии Семеновский полк в конном строю, во главе которого следовал князь М.М. Голицын. Семеновцы ехали с развернутыми знаменами и обнаженными палашами.

Следом везли трофеи, взятые под Лесной, за ними русские солдаты снова теперь уже по снегу волокли 295 знамен и штандартов, захваченных при Лесной, под Полтавой и Переволочной. (между прочим, на Параде Победы 24 июня 1945 г. к подножью мавзолея В.И.Ленина бросили 200 фашистских знамен и штандартов). Подобное таскание вражеских трофейных знамен по земле и воде (если дело было в порту), становилось в петровскую эпоху своеобразной традиционной частью победных мероприятий. Дальше шли шведские пленные. 21 декабря по русской столице провели огромное количество военнопленных — 22085 шведов, финнов, немцев и других, взятых за 9 лет войны.

Сначала пешими вели пленных унтер-офицеров «курляндского корпуса». После побед при Лесной и Полтаве шведов не считали грозным противником и в издевку пропустили за ними 19 запряженных северными оленями и лошадьми саней «самоедского короля» полусумасшедшего француза Вымени с ненцами, одетыми в оленьи шкуры. За ними на лошадях везли захваченные под Полтавой носилки шведского короля. Их некоторое время хранили в Оружейной палате, пока пожар 1737 года не уничтожил их…


После шведом следовала гренадерская рота Преображенского полка, опять шведские офицеров и трофеи, взятые уже под Полтавой. Далее пешком вели Левенгаупта вместе с Реншельдом и канцлером К.Пипером.

Вслед за генералами на лошади ехал сам полковник Преображенского полка Петр Великий в мундире, разорванном осколками шведских ядер, в седле, простреленном шведской пулей, в пробитой ею же треуголке. Он ехал на том же коне, на котором в трудные минуты Полтавской баталии вел в атаку второй батальон новгородцев. За царем ехал теперь уже генерал-фельдмаршал Александр Меншиков. Им вслед двигались преображенцы и начинался огромный обоз.

На 54 открытых повозках везли шведскую полковую музыку в сопровождении 120 шведских музыкантов.. Среди трофеев были серебряные жалованные литавры шведского Лейб-Регимента. «Изустным» повелением царя Петра Алексеевича в знак отличия в Полтавском сражении и с явным традиционным смыслом полководческого клейнода предводителя, они были пожалованы генерал-фельдмаршала, светлейшего князя А.Д. Меншикова Генеральному или Лейб-шквадрону — предку Конной Гвардии, став прецедентом, когда трофей превращался в боевую награду. Пленных вели по городским улицам через все 8 триумфальных ворот, возведенных «на стыд и позор шведам».

На всех церквах трезвонили колокола, народ орал, выкрикивал ругательства и вообще, был «такой грохот и шум, что люди вряд ли слышали друг друга на улицах» — записал капрал Эрик Ларссон Смепуст. Впрочем, всех участников шествия угощали и пивом и водкой. Шведские генералы, как и после Полтавской битвы, были позваны на пир в дом Меншикова. Московский Парад Победы, организованный Петром Великим, был одним из самых пышных за время его царствования. И проводился он не только в назидание своим и чужим современникам, но и потомкам. Рождалась традиция, которую надобно хранить.


«Полтавский парад» в Москве

Тест «Полтавская битва»

Тест «Полтавская битва»

 

 

 

 

 

 

 

 

Источник: histrf.ru

День победы войск Русского царства под руководством Петра Великого над шведской армией Карла XII в сражении под Полтавой в нашей стране принято считать одним из дней славы русского оружия. Как не парадоксально, это одна из самых мифологизированных битв в истории нашего отечества, мало того – домыслы о Полтавской битве уже долгое время преподносятся в качестве реальных фактов. Часть выдуманных в середине XVIII века фактов даже получила отражение в учебниках истории, где они описываются как реальные события.

Вооружённые горожане

Полтавская битва началась, по сути, с осады одноимённого города. 9 мая 1709 года по григорианскому календарю Карл XII лично прибыл к Полтаве. Укрепления города не произвели на него впечатления, поэтому он согласился со своим командованием в том, что взять его не будет большой проблемой. Однако предпринятые на следующий день попытки штурма встретили ожесточённое сопротивление и провалились, поэтому с 11 мая начались осадные работы. С апреля по июль было предпринято по меньшей мере 20 попыток штурма, при этом пришедшие на помощь малочисленному гарнизону Полтавы (4200 солдат) вооружённые горожане помогли отразить нападение и нанесли шведам урон примерно в 6000 убитых. Согласно этому мифу, более 2500 жителей Полтавы плечом к плечу с гарнизоном сражались с врагом. Так как у них не хватало боеприпасов, в ход шли брёвна, камни и даже трупы животных.

Эта история, как и большинство «полтавских баек», принадлежит перу Петра Никифоровича Крекшина. Начиная примерно со второй половины XVIII века его труды по жизнеописанию Петра I, сдобренные изрядной порцией вымысла, пользовались огромной популярностью в России. Между тем присутствие вооружённых горожан в рядах защитников Полтавы не упоминается ни в одном официальном документе, связанном с битвой, нет этого и ни в одном из шведских источников. На самом деле можно выделить три явные причины неудачи Карла XII у стен Полтавы. Первая заключалась в отсутствии у шведов осадных орудий – огонь по городу вёлся из полевых орудий, если быть точным – из мортир, которых было не больше десяти. Мало того, канониры истратили почти весь запас пороха и зарядов в попытках сломить город, из-за этого во время основной битвы с силами царской армии шведы смогли выставить лишь четыре пушки. Вторая причина неудачи крылась в малых силах, которые были брошены на взятие города – большей частью они состояли из запорожских казаков, которым не очень нравилось участвовать в осадных работах. Когда запорожцам приказали сменить оружие на кирки и лопаты, они восприняли это как личное оскорбление, поэтому работы шли медленно и из рук вон плохо. Но самой главной ошибкой Карла XII стала недооценка оборонительных возможностей гарнизона Полтавы.

Договорённость о дате сражения

На просторах интернета, так же как и в умах некоторых историков, до сих пор имеет хождение миф о том, что между Карлом XII и Петром I существовала договорённость о дате Полтавской битвы. Впервые этот «факт» всплывает в историческом труде 1753 года. Его автор, всё тот же Пётр Никифорович Крекшин, ссылаясь на реляцию о Полтавской битве из «Книги Марсовой», повествует, как граф Борис Петрович Шереметьев по приказу царя встречается с графом Карлом-Густавом Реншельдом, представляющим интересы шведского монарха. Итогом их встречи якобы стала договорённость о проведении генеральной баталии в день апостолов Петра и Павла, то есть 10 июля по грегорианскому календарю. Также якобы было оговорено, что до этого дня не должно происходить каких-либо столкновений между армиями. По той же легенде в ночь на 8 июля Карлу XII поступило известие о том, что на помощь русской армии идет 40-тысячное калмыцкое войско. После этого он приказал Реншельду строить армию и готовиться к атаке на позиции противника, а напоминание королю о договорённости было отвергнуто. Пётр, узнав о вероломстве шведского правителя, разразился пафосной речью, которая закончилась обличительной фразой «На зачинающего – Бог!»

Вся эта красивая история – всего лишь вымысел, который закрепился в умах историков на долгое время. В этом также есть заслуга историка Евгения Викторовича Тарле, который цитировал в своих трудах Крекшина, но по какой-то причине не обратил внимания на указанный им источник информации. В свою очередь, ни в «Книге Марсовой», ни в «Гистории свейской войны», ни в переписке царя, как, впрочем, и ни в одном шведском документе, данные события не упоминались. Если бы такое соглашение и вправду существовало, то наверняка оно получило бы своё отражение хоть где-то. Поэтому данная история – всего лишь миф, цель которого – очернить в глазах потомков шведского монарха, представив его как клятвопреступника и вероломного противника.

Переодетые ветераны

Наверное, одним из самых популярных мифов, которые можно встретить почти в любой научно-популярной статье о битве под Полтавой, является история с переодеванием Новгородского полка. Якобы Пётр приказал переодеть матёрых вояк в серые мундиры новобранцев из неокрашенного полотна, дабы ввести шведов в заблуждение. В свою очередь, этот миф получил развитие в трудах Тарле. Этим трюком он, опираясь на «дневники штаба Петра I», объяснял причину того, почему шведы нанесли свой первый и самый сильный удар именно по первому батальону новгородцев. Согласно его мнению, перед битвой в лагере Карла XII находился беглый урядник Семёновского полка, который и указал шведам на солдат в серых мундирах, объяснив, что так одеваются только новобранцы. Согласно этой версии, ни дезертир, ни сам Карл не догадывались, что Пётр, узнав о перебежчике, в ночь перед битвой приказал ветеранам переодеться, чтобы обмануть противника.

Возможно, Тарле и в самом деле верил, что произведение Крекшина основано на подлинных документах с поля боя, однако если бы он удосужился сравнить его заявления с другими источниками, то выяснил бы, что единственное упоминание о некоем дезертире из петровской армии есть только у походного историографа Карла XII Густава Адлерфельда. Заметка по этому поводу датируется 4 июля 1709 года, и, согласно ей, перебежчик лишь сообщил о том, что русские сосредоточили свои силы на шведском берегу реки. Крекшин явно подкорректировал информацию в угоду захватывающему сюжету: теперь это был не просто дезертир, а урядник Семёновского полка, который прибыл в ночь на 8 июля. Вызывает сомнение и само переодевание солдат, так как это не отражено ни в одном из актовых источников, что странно, ведь такая уловка наверняка получила бы отражение в документах или дневниках.

Вторая линия

Ещё один миф петровской эпохи оказался столь удачен, что его можно встретить даже в учебниках по истории отечества. Согласно ему, первая линия русских войск, состоявшая из первого батальона Новгородского полка, была опрокинута одновременной штыковой атакой сразу двух шведских батальонов. В этот критический момент судьба всей битвы висела на волоске, но Пётр I, проявив невероятную отвагу, сам встал во главе второго батальона новгородцев, который стоял во второй линии, и повёл их в атаку. Сам царь попал под обстрел, при этом одна пуля пробила ему шляпу, не задев головы, вторая угодила в седло, а третья попала в нательный крест, который спас царя от неминуемой гибели.

О том, что шведы прорвали первую линию, нет упоминания ни в одном из русских или шведских источников. Также нет там ни слова о том, что царь возглавил второй батальон и повёл его в атаку. Согласитесь, вряд ли такую информацию стали бы упускать при описании событий того дня, к тому же в «Гистории свейской войны» четко сказано, что в бой с неприятелем вступила лишь первая линия новгородцев, в то время как вторая задействована не была. Единственное, что в этом рассказе правда – это то, что царь попал под обстрел, но пуль было не три, а всего одна. Она пробила шляпу, не задев голову Петра, а вот другие две были уже добавлены народной молвой: ведь от одной пули может спасти и случайность, а от трёх сразу – только чудо! К тому же, крест, остановивший пулю врага, – разве не прекрасная иллюстрация, показывающая богоизбранность царя?

Результативность стрельбы

Возможно, дочитав до этого места, вы уже задались вопросом, почему такого рода мифы так охотно принимались историками и впоследствии выдавались за достоверные факты. Если не брать в расчёт рассуждения о добросовестности и компетенции этих учёных, то, скорее всего, это связано с включением в их работы деталей, наличие которых делает текст похожим на свидетельство очевидца или представляет автора как человека, имевшего доступ к каким-то особым документам. Одной из таких деталей, призванной развеять все сомнения, является упоминание того, что стрельба по шведам началась с 25 саженей, но при детальном рассмотрении этого нюанса вскрывается горькая правда – автор был плохо знаком с тактикой ведения боя в первой половине XVIII века.

Если переводить дистанции в привычную нам метрическую систему, то 25 саженей – это примерно 54 метра. В своём письме Людвиг Николай фон Алларт, сподвижник Петра, который во время битвы находился в самой её гуще, – в первой линии пехоты, – указывал совершенно другую дистанцию. Он писал, что его пехотинцы открыли огонь, когда до шведов было примерно 15 шагов, и после двух залпов начали теснить врага штыками. Если исходить из того, что шаг равняется примерно 70–80 сантиметрам, можно сделать вывод, что стрельба началась буквально с 11–12 метров. К тому же, в начале XVIII века мало-мальски результативную стрельбу можно было вести лишь с расстояния в 45 метров, но даже это большинством полководцев считалось слишком большим расстоянием – не стоит забывать, что в боях того времени самым эффективным считался только первый выстрел, так как солдаты производили его из мушкетов, заряженных заранее по всем правилам. Второй и третий раз солдаты заряжали своё оружие, находясь под огнём неприятеля, в суматохе и опасаясь за свою жизнь. Это обстоятельство, как и загрязнение стволов после каждого выстрела, приводило к недоброкачественному заряжанию и снижению результативности стрельбы, поэтому стрелять лучше всего было с максимально близкого расстояния, и чаще всего перед штыковой атакой давалось не больше одного-двух залпов. Тем не менее, утверждение про 25 саженей всё ещё можно встретить в современных работах, хотя, по сути, это принижает смелость тех, кто сражался в тот день под Полтавой.

Золотые слова

Наверное, самой известной частью мифа о Полтавской битве являются слова, которые Петр I так удачно и вовремя изрекал. Те, кто служил в армии, наверняка вспомнят стенды в комнате политинформации, на которых в числе прочих было и такое изречение: «Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние её». На самом деле это лишь более поздняя литературная обработка, авторство которой приписывают архиепископу Феофану Прокоповичу. В реальности же, согласно источникам, перед началом битвы Пётр сказал более прозаичную вещь: «Делайте, братья, что я делать буду, и с божией помощью будет нам добро. А за победою, после трудов наших, воспоследует покой».

Также под сомнение попала и сцена, в которой Пётр встречается с полками, оставленными в качестве резерва. На их просьбы участвовать в бою он якобы ответил: «Неприятель стоит близ лесу и уже в великом страхе, ежели вывести все полки, то не даст бою и уйдёт, того ради надлежит и из прочих полков учинить убавку, дабы чрез оное умаление привлечь неприятеля к баталии», а когда причитания солдат не утихли, царь добавил: «Молите Бога о победе; с бывшими равною милостью будете пожалованы». Автором этой сцены является уже известный вам Петр Никифорович Крекшин. Ещё одним литературным вымыслом является фраза монарха: «Победа не от множественного числа войск, но от помощи Божией и мужества бывает, храброму и искусному вождю довольно и равного числа…» По мнению историка литературы Елены Константиновны Никаноровой, такого рода речи не могут быть правдой, так как имеют чрезмерно хвалебный, панегирический тон изложения. Наверное, лучше всех о такого рода фальсификациях сказал Вольтер, современник большинства мифов о Петре и Полтавском сражении. В предисловия к своей работе «История России при Петре Великом» он назвал авторов, вкладывающих в уста правителей слова, которые они могли бы произнести, но не произнесли, не историками, а напыщенными ораторами.

Возможно, дочитав эту статью, вы решите, что её целью было принижение роли Полтавской битвы в истории нашей страны, а также роли Петра I в деле становления русской армии. Но это не так. Только убрав всё лишнее, можно увидеть, какого прогресса достигла петровская армия с периода позорного хождения к Нарве до героической Полтавской битвы. В этот день перед шведами предстала не толпа деревенских мужиков, которые не знают, с какой стороны фузея стреляет, а настоящие профессионалы своего дела, держащие строй и не боящиеся опасности. Не из-за пафосных речей и не из-за мифических подвигов этот день вошёл в перечень дней воинской славы России, а потому, что именно под Полтавой русские солдаты переломили ход Северной войны и положили конец господству Швеции в Европе, а также подняли военный и внешнеполитический престиж России в глазах мирового сообщества.

Источник: warspot.ru

Осада Полтавы Карлом XII

В конце февраля 1709 года Карл XII, узнав об отбытии Петра I из армии в Воронеж, удвоил свои усилия принудить русских к бою, но все было напрасно. Как последнее средство, он предпринял осаду Полтавы, куда еще в конце 1708 года послано было Петром 4 батальона гарнизона, под начальством полковника Келлина, и где, по уверению запорожского атамана Гордеенка и Мазепы, находились значительные магазины и огромные денежные суммы. Осмотрев лично полтавские укрепления, Карл XII в конце апреля 1709 двинул к этому городу из селения Будища, где тогда находилась главная его квартира, полковника Шпарре с 9 пехотными полками, 1 артиллерийским и всем обозом армии. С русской стороны, был послан против него генерал Ренне с 7000 кавалерийским отрядом, который стал прямо против города, на левом берегу Ворсклы. Он навел два моста и прикрыл их ретраншаментами, но действия его для поддержания связи с Полтавой были безуспешны, и Ренне возвратился к армии.

Город Полтава находился на высотах правого берега Ворсклы, почти на версту от самой реки, от которой его отделяла весьма болотистая долина. Он был окружен со всех сторон цепным земляным валом, а внутри его гарнизоном был сделан ретраншамент с палисадами. Гордеенко советовал шведам овладеть Полтавой посредством нечаянного нападения; но они не сумели воспользоваться его предложением, и в ночь с 30 апреля на 1-е мая 1709, пользуясь прикрытием кустарника и довольно глубокого оврага, открыли первые траншеи, на расстоянии 250 сажен от города. Ведение осады было поручено генерал-квартирмейстеру Гилленкроку. По плану его предположено было вести атаку, прежде всего, на пригород, с той стороны, где была высокая деревянная башня, а после того атаковать русское предместье. Это было основано на полученных известиях, что в пригороде Полтавы находится много колодцев, между тем как в самом городе всего только был один. Гилленкрок решился заложить в одно время три параллели, соединенные между собою апрошами. Для работ были назначены запорожские казаки, а в прикрытие им отряд шведской пехоты. По неопытности запорожцев, работы шли медленно и неудачно, так что к утру войска могли занять только две первые параллели, между тем как третья, едва начатая, не была еще окончена. В следующую ночь шведам удалось окончить ломанные апроши, ведущие к третьей параллели. Гилленкрок предлагал королю атаковать Полтаву с рассветом, но Карл XII не согласился на его предложение, а велел пройти сапами через ров и заложить мину под валом. Предприятие это не удалось, потому что русские, поведя контрмину, обнаружили намерение неприятеля.

Король Швеции Карл XII

 

Не имея осадных орудий, с небольшим только числом полевых, малого калибра, шведы не могли надеяться на успех, но, невзирая на это, действия их с часу на час становились решительнее, и Полтаве угрожала неминуемая опасность. Полковник Келлин, находившийся в Полтаве с 4 тысячами регулярного войска и 2,5 тысячами мещан, изыскивал все средства для обороны. Он приказал сделать ограду из бочек на валу и в пригороде и неоднократно в пустых бомбах посылал к находившимся близ Полтавы русским войскам известие, что шведы всё более приближаются к городу и что гарнизон находится в опасном положении, терпя недостаток в боевых и отчасти в жизненных запасах. Вследствие этого, русские предприняли демонстрации против неприятеля. Меншиков переправился на левую сторону Ворсклы, а генерал Белинг, следуя правым берегом её, атаковал полковника Шпарре. Шведы были отброшены, но Карл ХІI, подоспевший с кавалерийскими полками, остановил русских и принудил их отступить. Несмотря на это, Меншиков продолжал свое движение по левому берегу Ворсклы в расположился против Полтавы при селениях Крутом Берегу, Савке и Искревке, в двух укрепленных лагерях, разобщенных между собою ручьем Коломаком, протекающим в болотистой и лесистой долине. Через нее были сделаны 4 фашинные гати с постами, служившие сообщением для обоих лагерей. Желая подкрепить гарнизон города, Меншиков воспользовался оплошностью шведов и 15 мая ввел в Полтаву 2 батальона, под начальством бригадира Алексея Головина. Ободренный этим, Келлин начал действовать решительнее, и шведам немалого труда стоило отражать его вылазки.

 

 

10 мая прибыли к Полтаве главные шведские силы: пехота заняла окрестные деревни; кавалерия стала в некотором расстоянии от города, содержа себя фуражировкою. Карл XII, желая прекратить сношения полтавского гарнизона с Меншиковым, велел построить на высоте правого берега реки, против моста, у Крутого Берега, редут и начал деятельно приготовлять все меры для взятия города. Тогда Шереметев, командовавший в отсутствие Петра русскою армиею, решился соединиться с Меншиковым. В конце мая 1709, он перешел Псёл и Ворсклу и занял лагерь при Крутом Берегу, примыкая левым флангом к этому селению. Главные силы его армии стояли в двух линиях фронтом к северу, между тем как авангард находился влево от Искревки и Савки, параллельно Харьковской дороге, и фронтом на юг. Таким образом, обе части русской армии были обращены друг к другу тылом. Главная квартира русских была в селении Крутом Берегу. От авангарда был выслан до самой Ворсклы отряд, который и занялся заложением различных укреплений: у берега реки были построены несколько редутов, а на высоте у моста расположен замкнутый шанец. Но все попытки Шереметева подать помощь Полтаве были напрасны. Шведы заложили по правому берегу реки, у самого моста, ряд сомкнутых укреплений и таким образом совершенно прервали сообщение русских с городом, положение которого становилось со дня на день опаснее. 1-го июня шведы начали бомбардировать Полтаву и, сумев зажечь деревянную башню пригорода, пошли на приступ, но были с уроном отбиты.

 

Подготовка к битве под Полтавой

4-го июня прибыл к русской армии сам Петр. Его присутствие воодушевило войска. Войдя в сношение с гарнизоном Полтавы, он собрал военный совет, на котором решено было, для освобождения города, перейти прямо против него через Ворсклу и атаковать шведов вместе с казаками Скоропадского, шедшего туда же по правую сторону этой реки. Болотистые берега Ворсклы препятствовали работами, но, невзирая на безуспешное ведение апрошей, Петр всё-таки был верен принятому им плану. Чтобы развлечь внимание неприятеля, он приказал генералу Ренне, с 3 полками, пехоты и несколькими полками драгун, двинуться вверх по реке к Семенову броду и Петровке и, перейдя Ворсклу, укрепиться на правом её берегу; генерал Аллард получил повеление переправиться через реку несколько ниже Полтавы. 15-го числа Ренне, переправив два батальона пехоты по Лыкошинскому броду, занял ими на противолежащих высотах старое укрепление; казаки растянулись, для охранения переправ, по всему правому берегу от Тишенкова брода до Петровки. 16 июня Ренне построил на возвышениях между последним селением и Семеновым бродом, линию отдельных укреплений, за которою расположился его отряд. Того же числа окончены были Петром укрепления на болотистом острове Ворсклы против левого фланга шведских береговых линий.

Карл обратил особенное внимание на движения Алларда и Ренне. Он сам пошел против первого, послав генерала Реншильда к Семеновке. Производя лично рекогносцировку, шведский король был равен пулей в ногу, что принудило его отложить нападение на Алларда. Не более удачны были и действия Реншильда.

Но и Петр видел безуспешность своих предприятий; на вновь собранном военном совете предложил он перейти Ворсклу несколько выше Полтавы и дать генеральное сражение, на успех которого уже можно было полагаться с большею достоверностью. 10-го июня 1709 русская армия двинулась из лагеря при Крутом Берегу к Черняхову и расположилась возле последнего селения в лагере, который частью был обнесен окопами. Тут Петр узнал от пленных о болезни Карла, и потому, 20-го числа, поспешил переправиться по мосту у Петровки и по трем упомянутым выше бродам. Русская армия заняла приготовленный генералом Ренне укрепленный лагерь.

Карл XII, желая воспользоваться удалением русской армии, приказал, 21-го числа, произвести штурм Полтавы, но он был отбит, равно как и другой, предпринятый шведами на следующий день с отчаянною храбростью. 25 июня Петр двинулся более вперед, остановился, не доходя до Яковец, в трех верстах ниже Семеновки, и укрепил свою позицию. Шведы немедленно выступили вперед, как бы вызывая русских к бою, но видя, что они не выходят из своих шанцев, решились сами их атаковать и дать битву, назначив для этого 27-е число.

В ночи на 26-е июня русские окончательно окопали свой лагерь и построили впереди еще 10 редутов на выходе из прилежащей долины. Редуты эти были расположены на расстоянии ружейного выстрела друг от друга. Позиция русских была обращена тылом к Ворскле, а фронтом к обширной равнине, простиравшейся к селу Будищам; она была окружена лесом и имела выходы только с севера и с юго-запада. Расположение войск было следующее: 56 батальонов занимали укрепленный лагерь; 2 батальона Белгородского полка, под командою бригадира Айгустова, были назначены для обороны редутов, вооруженных пушками; позади их находились 17 кавалерийских полков, под командою Ренне и Баура; остальные 6 кавалерийских полков были отряжены вправо, для сохранения сообщения со Скоропадским. Артиллерией, в числе 72 орудий, командовал Брюс. Число русских войск составляло от 50 до 55 тысяч.

 

 

26-го числа поутру, Петр, в сопровождении некоторых своих генералов, под прикрытием незначительного отряда, обозревал окрестную местность. Он видел, что для освобождения Полтавы надлежало принять бой, и поэтому желал только выждать прибытия ожидаемых подкреплений, соединившись с которыми, он намеревался сам напасть на шведов 29 числа. Испытав свое счастье при Лесной, царь решил принять лично главное начальство над армией. В приказе, отданном по войскам, он сильною речью убеждал их в важности предстоявшей битвы.

Со своей стороны, шведский король не хотел допустить русских предупредить его в нападении. С этою целью он заблаговременно отослал назад, за Полтаву, под прикрытием 2 кавалерийских полков, свой обоз и артиллерию, которая, по недостатку в снарядах, не могла принять участия в бою. При войсках остались только 4 орудия. Карл XII, в совещании с фельдмаршалом Реншильдом, лично начертал план битвы под Полтавой, который однако же не был сообщен ни войскам, ни даже ближайшим лицам, составлявшим главный штаб. По всей вероятности, король полагал, что русские будут защищаться в своем укрепленном лагере, и потому имел намерение, разделив свое войско на колонны, пробиться между передовыми редутами, оттеснить русскую кавалерию и потом уже, сообразно с обстоятельствами, или устремиться с быстротою против окопов, или, если русские выйдут из лагеря, броситься против них. Около полудня, 26 числа, приказано было генерал-квартирмейстеру Гилленкроку составить из пехоты четыре колонны, между тем как кавалерия была разделена Реншильдом на 6 колонн. В каждой пехотной колонне находилось по 6 батальонов, в 4-х средних кавалерийских – по 6, а в обеих фланговых по 7 эскадронов. 2 батальона и часть кавалерии были оставлены под Полтавой; отдельные отряды прикрывали обоз и содержали посты вниз по Ворскле: в Новых Сенжарах, Беликах и Соколкове. Последняя мера, предпринятая для обеспечения отступления, в случае неудачи, была бесполезна, потому что шведы не устроили заблаговременно моста через Днепр; кроме того эта мера обессиливала и без того уже слабую армию, которая могла выставить к бою только 30 батальона и 14 кавалерийских полков (всего-навсего до 24 тысяч). Мазепа с запорожцами был оставлен для охранения осадных работ.

Битва под Полтавой 1709. План

 

Ход битвы под Полтавой

Шведские войска выстроились, к вечеру 26-го числа параллельно позиции, занимаемой русскою кавалерию за 6 редутами. Пехота стояла в середине, а кавалерия по флангам. Карл XII, несомый на носилках по фронту своих солдат, краткими словами убеждал их выказать под Полтавой ту же храбрость, с какою они сражались под Нарвой и Головчиным.

В 2 часа пополуночи, 27-го числа, на самом рассвете шведы, начиная Полтавскую битву, двинулись против позиции русских, в промежуток между лесами, замыкавшими равнину. Впереди шли пехотные колонны, под начальством Поссе, Штакельберга, Росса и Шпарре. За ними, несколько позади, следовала кавалерия, предводимая на правом крыле Крейцом и Шлиппенбахом, на левом – Крузе, и Гамильтоном. Подходя к линии редутов, шведская пехота остановилась и выждала прибытия своей кавалерии, которая тотчас же бросилась на выехавших ей навстречу нескольких русских кавалерийских полков. За нею двинулись вперед центр и правое крыло пехоты. Взяв 2 неоконченных редута, она прошла в промежутках между ними и остальными шанцами, потому что русские, из опасения повредить собственной кавалерии, перестали стрелять по неприятелю. Шведская конница, поддержанная этим стремительным натиском, оттеснила русскую. Заметя это, Петр, в 4 часа утра, велел генералу Бауру (Боуру), принявшему начальство вместо раненого Ренне, отступить с русскою кавалериею к лагерю и примкнуть к нему свой левый фланг. Во время этого движения, левое крыло шведов, не выждав присоединения Росса, занятого атакою фланговых русских редутов, двинулось вперед. Обстоятельство это имело чрезвычайное влияние на участь всей битвы под Полтавой.

Битва под Полтавой. Картина П. Д. Мартена, 1726

 

Подойдя под сильный огонь русского укрепленного лагеря, левое крыло шведов, вместо того, чтобы настойчиво продолжать начатое движение, на время остановилось и отошло далее влево. Находившийся при нем, на носилках, Карл XII, желая вернее обеспечить присоединение Росса, послал к нему на помощь часть кавалерии, вслед за которою последовали, без всякой команды своих генералов еще несколько других кавалерийских полков. Столпившись в беспорядке и попав под сильный огонь русских батарей, эта конница потянулась также влево, к тому месту, где стояла шведская пехота, которая в свою очередь, отступила к опушке Будищенского леса, где укрываясь от выстрелов русских батарей, занялась приведением в порядок своих расстроенных рядов. Таким образом, шведы не сумели воспользоваться первоначальною своею удачею и сами были поставлены теперь в опасное положение. Между правым и левым крылами их образовался значительный промежуток, который разделил их армию на две отдельные части.

Ошибка эта не ускользнула от внимания Петра, распоряжавшегося лично действиями своих войск в битве под Полтавой. Среди самого сильного огня, еще прежде того, видя натиск левого крыла шведов и полагая, что они будут атаковать русский лагерь, он вывел из него часть своей пехоты и построил ее в несколько линий, по обеим сторонам окопов, для того чтобы ударить шведам во фланг. Когда же полки их сильно пострадали от наших выстрелов и начали устраиваться у леса, он приказал, в 6 часов утра, всей остальной пехоте также выступить из лагеря и построиться в двух линиях впереди него. Чтобы воспользоваться отдалением Росса, царь приказал князю Меншикову и генералу Ренцелю, с 5 батальонами и 5 драгунскими полками, ударить на правое крыло шведов. Выехавшие к ним навстречу шведские кавалерийские полки были опрокинуты, и сам генерал Шлиппенбах, предводивший кавалерией правого крыла, был взят в плен. Тогда пехота Ренцеля устремилась против войск Росса занявших между тем Яловицкий лес, на левом фланге нашей позиции, а русские драгуны двинулись вправо, угрожая линии отступления шведов. Это заставило Росса отретироваться к самой Полтаве, где он занял осадные траншеи и, атакованный со всех сторон преследовавшими его 5 батальонами Ренцеля, вынужден был, после данного ему на размышление получасового срока, положить оружие.

 

 

Предоставив Ренцелю преследование Росса к Полтаве, князь Меншиков, начальствуя над левым русским крылом, присоединил остальную конницу к главным силам армии, расположенным в две линии впереди лагеря. В центре первой линии находились 24 батальона пехоты, на левом фланге – 12,а на правом – 23 эскадрона кавалерии. Во второй линии стояли: в центре 18 батальонов, на левом фланге 12, а на правом 23 эскадрона. Правым крылом командовал Баур, центром Репнин, Голицын и Аллард, а левым крылом Меншиков и Беллинг. В окопах оставлен был генерал Гинтер с 6 батальонами пехоты и несколькими тысячами казаков, для подкрепления, в случае необходимости, боевых линий. Сверх того, 3 батальона, под командою полковника Головина, посланы были в Воздвиженский монастырь, для открытия сообщения с Полтавою. 29 полевых орудий, под командою генерала-от-артиллерии Брюса, и все полковые орудия находились в 1-ой линии.

У шведов, после отделения Росса, остались всего-навсего 18 батальонов пехоты и 14 полков кавалерии, и потому они вынуждены были построить свою пехоту в одну линию, а кавалерию по флангам в две линии. Артиллерии, как мы видели, почти вовсе не было.

В таком порядке, в 9 часов утра, шведские полки с отчаянною храбростью устремились на русских, успевших уже выстроиться в боевой порядок и предводимых лично Петром. Оба участвовавших в битве под Полтавой войска, воодушевленные своими вождями, понимали великое свое назначение. Мужественный Петр был впереди всех и, спасая честь и славу России, не думал об угрожавшей ему опасности. Его шляпа, седло иплатье были прострелены. Раненый Карл, на носилках, был также посреди своих войск; ядро убило двух человек из его прислуги и его принуждены были нести на копьях. Столкновение обоих войск было страшное. Шведы были отбиты и в беспорядке отступили назад. Тогда Петр двинул вперед полки своей первой линии и, пользуясь превосходством своих сил, окружил с обоих флангов шведов, которые вынуждены были обратиться в бегство и искать спасения в лесу. Вслед за ними устремились и русские, и только малая часть шведов, после двухчасового боя в лесу, избегла меча и плена.

Петр I. Портрет кисти П. Делароша, 1838

 

Карл XII, под прикрытием небольшого отряда, сев на лошадь, едва достиг того места, за Полтавою, где стоял его обоз и артиллерия, под прикрытием части шведской кавалерии и казаков Мазепы. Там дожидался он сосредоточения рассеянных остатков своей армии. Прежде всего выступил обоз и парк по правому берегу Ворсклы на Новые Сенжары, Белики и Соколково, где находились оставленные Карлом кавалерийские посты. Вслед за ними отправился сам король и прибыл 30 числа в Переволочну.

 

Итоги и результаты Полтавской битвы

Первым итогом Полтавской битвы было освобождение Полтавы, составлявшей некоторым образом самую цель сраженья. 28 июня 1709 Петр торжественно въехал в этот город.

Потери шведов в битве под Полтавой была значительны: 9 тысяч их пали в сражении, 3 тысячи было взято в плен; 4 пушки, 137 знамен и штандартов были добычей русских. Фельдмаршал Реншильд, генералы Штакельберг, Гамильтон, Шлпппенбах и Росс, полковники принц Максимилиан Вюртембергский, Горн, Аппельгрен и Энгштет были взяты в плен. Подобная участь постигла и министра Пипера с двумя государственными статс-секретарями. Между убитыми были полковники Торстенсон, Шпринген, Зигрот, Ульфенарре, Вайденгайн, Ранк и Бухвальд.

Русские потеряли убитыми 1300, а ранеными 3200 человек. В числе убитых были: бригадир Телленгейм, 2 полковника, 4 штаб- и 59 обер-офицеров. В числе раненых были генерал-лейтенант Ренне, бригадир Полянский, 5 полковников, 11 штаб- и 94 обер-офицера.

После сражения под Полтавой Петр обедал вместе со своими генералами и штаб-офицерами; пленные генералы были приглашены им также к столу и приняты благосклонно. Фельдмаршалу Реншильду и принцу Вюртембергскому были отданы шпаги. За столом Петр хвалил верность и храбрость шведских войск и пил за здоровье своих, учителей в ратном деле. Некоторые шведские офицеры, по их согласию, были переведены теми же чинами в русскую службу.

Петр не ограничился одним только выигрышем битвы: в тот же день посланы были им князь Голицын с гвардиею и Баур с драгунами для преследования неприятеля. На следующий день с тою же целью отправлен был и Меншиков.

Дальнейшая судьба шведской армии при Переволочне имела тесную связь с результатом битвы под Полтавой и составляла, так сказать, его окончание.

Сколь ни велики были материальные последствия Полтавского боя, еще необъятнее было его нравственное влияние на самый ход событий: завоевания Петра были обеспечены, и обширные замыслы его – улучшить благосостояние своего народа развитием торговли, мореплавания и просвещения – свободно могли приводиться в исполнение.

Велика была радость Петра и всего русского народа. В воспоминание этой победы царь постановил ежегодное празднование её во всех местах России. В честь битвы под Полтавой были выбиты медали для всех офицеров и солдат, участвовавших в ней. За это сражение Шереметев получил огромные поместья; Меншиков был сделан фельдмаршалом; Брюс, Аллард и Ренцель получили орден Св. Андрея; Ренне и прочие генералы были награждены чинами, орденами и деньгами. Медали и другие награды были розданы всем офицерам и солдатам.

 

Источник: rushist.com

Швеция в 17-18 веках

В 17 веке Швеция являлась одной из сильнейших держав Европы. Под её контролем находилась Прибалтика, Финляндия, прибрежные земли Германии, Польши, Дании и России. Захваченные у России округ Кексхольм (город Приозерск) и Ингермарляндия (берег Финского залива и Невы) относились к стратегически важным территориям, открывающим доступ к Балтийскому морю.

В 1660-1661 годах между Швецией и Польшей, Данией и Россией были подписаны мирные соглашения. Они подвели итог кровопролитным сражениям между государствами, но не могли означать полного смирения перед утраченным: в 1700 году оформился союз России, Дании и Саксонии против вероломной Швеции.

Многие историки утверждают, что страны-союзники хотели воспользоваться моментом восшествия на престол Швеции в 1697 году 14-летнего наследника Карла ХII. Но их надежды не оправдались: несмотря на молодость и неопытность в военных делах молодой шведский король Карл ХII проявил себя достойным последователем дел своего отца и талантливым полководцем. Он одержал победу над королем Дании и Норвегии Фредериком VI, в результате чего Дания вышла из военного союза. Не менее успешной оказалась и военная операция под Нарвой в 1700 году, когда русские войска потерпели поражение. Но здесь шведский король допустил стратегическую ошибку: он отказался от преследования русских, ввязавшись в войну с польско-саксонской армией короля Августа II. Она была продолжительной, но её итоги были неутешительными для Петра Первого: главные союзники России пали.

Кто разбил шведов под полтавой

Рис. 1. Портрет шведского короля Карла ХII

Предпосылки

Русская армия отступила. Однако поражение не остановило Петра I, наоборот – способствовала началу серьезных преобразований в государстве:

  • В 1700-1702 годах – грандиозная военная реформа: практически с нуля была создана армия и Балтийский флот;
  • В 1702-1703 годах Пётр Первый захватил крепости Нотебург и Ниеншанц;
  • В 1703 году был основан город Санкт-Петербург в устье Невы;
  • В 1704 году основан город-порт Кронштадт на острове Котлин и прилегающих к нему малых островов Финского залива;
  • Летом в 1704 году русскими войсками были отвоеваны Дерпт и Нарва, что позволило России окончательно закрепиться на побережье Финского залива.

Одержанные русской армией победы доказали, что у шведов появился достойный противник. Но Карл ХII предпочитал этого не замечать. Уверенный в своих силах, он отправился на встречу к новым завоеваниям – в Москву.

Кто разбил шведов под полтавой

Рис. 2. Пётр Первый перед строительством Санкт-Петербурга

Когда произошла битва под Полтавой

8 июля (27 июня) 1709 года состоялось генеральное сражение под Полтавой. Бой длился два часа и закончился сокрушительным поражением шведского войска под предводительством Карла ХII. Ученые справедливо отмечают, что именно этот бой оказался переломным и предопределил победу русских в Северной войне. Победа русского войска не была случайной. Она была предопределена рядом причин:

  • Разные по духу участники боя: с одной стороны морально истощенное шведское войско, а с другой – реформированная русская армия. Большая часть шведской армии воевала девятый год вдали от дома и родных. Помимо этого, изнурительная зима 1708-1709 годов привела к дефициту продовольствия и боеприпасов у шведов;
  • Численное превосходство русской армии: Карл ХII подошёл к Полтаве с войском численностью около 31000 человек и 39 пушек. Накануне битвы в распоряжении Петра Великого было 49000 воинов и 130 пушек;
  • Различия в стратегии: в течение двух лет – 1707-1709 русская армия постоянно отступала. В задачи Петра Первого входило сохранить армию и не дать врагу ступить в Москву. Для этого он избрал стратегию отлаженной победы: избегать крупных сражений, а изматывать врага малыми;
  • Различия в тактике: шведы в открытом сражении применяли беспощадную атаку с использованием холодного оружия, а русские – превосходство в численности и систему земляных укреплений – редутов. На последнем этапе Полтавской битвы русская армия использовала тактику противника и перешла в атаку: бой перерос в резню.
  • Ранение Карла ХII: шведские солдаты считали своего короля практически неуязвимым. Перед Полтавской битвой он был серьезно ранен в ногу, что потрясло войско: многие увидели в этом мистический смысл и дурное предзнаменование. Патриотический настрой русской армии был прямо противоположным: война шла на русской земле и от её исхода зависела судьба Отечества.
  • Упущен момент неожиданности: по плану шведская пехота должна была напасть на русское войско ночью. Но этого не случилось: кавалерия под предводительством шведских генералов заблудилась в окрестностях.

Кто разбил шведов под полтавой

Рис. 3. Карта-схема Полтавской битвы

Помимо главных участников Полтавской битвы – шведов и русских, немаловажную роль сыграл и украинский гетман Иван Мазепа – ставленник русского царя, который состоял в тайной переписке с Карлом ХII и обещал ему продовольствие, фураж и военную поддержу запорожских казаков в обмен на независимость Украины. В итоге он вынужден был бежать в Турцию вместе с королем Швеции, где и закончил свои дни в 1709 году.

Кто разбил шведов под полтавой

Рис. 4. Раненный в ногу шведский король перед Полтавской битвой

Источник: obrazovaka.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector