Кто бился на куликовом поле

1.20. Кто с кем сражался на Куликовом поле

Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались РУССКИЕ с ТАТАРАМИ. Русские победили. Татары проиграли. Первоисточники почему-то придерживаются другого мнения. Мы просто процитируем их краткий пересказ, сделанный Гумилевым. Сначала посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая.

Оказывается, «волжские татары неохотно служили Мамаю и в его войске их было немного» [50], с. 160. Войска Мамая состояли из ПОЛЯКОВ, крымцев, ГЕНУЭЗЦЕВ (фрягов), ясов, касогов. Финансовую помощь Мамай получал от ГЕНУЭЗЦЕВ!

Теперь посмотрим – кто же сражался в русских войсках? «Москва… продемонстрировала верность союзу с законным наследником ханов Золотой Орды – Тохтамышем, стоявшим во главе ВОЛЖСКИХ И СИБИРСКИХ ТАТАР» [50], с. 160.

Совершенно ясно, что описывается МЕЖДОУСОБНАЯ БОРЬБА В ОРДЕ. Волжские и сибирские татары в составе «русских войск» воюют с крымцами, поляками и генуэзцами в составе войск Мамая! Русское войско «состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения… Конница… была сформирована ИЗ КРЕЩЕНЫХ ТАТАР, перебежавших литовцев и обученных бою в ТАТАРСКОМ КОННОМ СТРОЮ РУССКИХ» [50], с. 163. Союзником Мамая был литовский князь Ягайло, союзником Дмитрия считается хан Тохтамыш с войском из СИБИРСКИХ ТАТАР.


Сегодня никого, конечно, не удивляет, что войска Мамая называются в летописях Ордой. Но, оказывается, И РУССКИЕ ВОЙСКА ТАКЖЕ НАЗЫВАЮТСЯ ОРДОЙ. Причем, не где-нибудь, а в знаменитой Задонщине. Вот, например, что говорят Мамаю после его поражения на Куликовом поле: «Чему ты, поганый Мамай, посягаешь на Рускую землю? То тя била ОРДА Залеская» [117], с. 108. Напомним, что Залеская Земля – это Владимиро-Суздальская Русь. Таким образом, здесь русские войска Владимиро-Суздальской Руси прямо названы ОРДОЙ, как и монголо-татарские. Это в точности отвечает нашей реконструкции.

Кстати, древнерусские миниатюры, изображающие Куликовскую битву, ОДИНАКОВО ИЗОБРАЖАЮТ РУССКИХ И ТАТАР – одинаковые одежды, одинаковое вооружение, одинаковые шапки и т. д. По рисунку невозможно отличить «русских» от «татар». См., например, миниатюры из Лицевого свода XVI века, воспроизведенные в [117].

Так что даже с традиционной точки зрения нельзя считать, что Куликовская битва была сражением между РУССКИМИ и пришельцами-ТАТАРАМИ. Русские и татары перемешаны так, что отделить их друг от друга невозможно. По нашей гипотезе, слово ТАТАРЫ в летописях означало КОННЫЕ РУССКИЕ войска и совсем не обязательно означало НАЦИОНАЛЬНОСТЬ. Здесь слово татары попросту заменяет слово КАЗАКИ. По-видимому, позднее, при тенденциозном редактировании, первоначальное слово КАЗАКИ было заменено везде в летописях на ТАТАРЫ.


Итак, Куликовская битва была сражением волжских и сибирских казаков во главе с Дмитрием Донским с войском польских и литовских казаков, возглавляемых Мамаем.

1.21. Замечание о русской и татарской архитектурах

Традиционно считается, что русский и татарский архитектурные стили совершенно не похожи друг на друга. В то же время при внимательном рассмотрении обнаруживается близкое их сходство. Приведем один из многих примеров.

От Сарской и Подонской епархии в Москве до сих пор сохранился Крутицкий терем. «Этот характерный по своим архитектурным формам для конца XVII века надвратный терем сплошь облицован во втором этаже со стороны подъезда узорчатыми изразцами. Несмотря на ЯВНО РУССКИЙ ХАРАКТЕР всех форм терема, и в особенности обработки его окон, он производит ЧИСТО ВОСТОЧНОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ, напоминая эмалевые стены ПЕРСИИ и минареты ТУРКЕСТАНА». Московский летописец, [104], с. 254. Могут возразить: иноземные завоеватели-угнетатели монголы заставляли покоренных русских рабов строить здания восточного типа. Но можно сказать и так: в русском зодчестве естественно были представлены и успешно развивались, сосуществуя вплоть до XVIII века (!), самые разные стили, в том числе и восточный. Это только в исторической версии Скалигера на каждую эпоху приходится ровно один свой стиль, один свой почерк, одна своя архитектура. Ведь сегодня же мы видим сосуществование самых разнообразных и непохожих стилей в одном месте и в одно и то же время. Почему же в древности должно быть по-другому?


1.22. Битва Мамая с Тохтамышем в 1380 году как еще одно отражение Куликовской битвы 1380 года

Сразу после Куликовской битвы, как нам говорят историки, «Мамай, бежавший в свои степи, столкнулся там с новым врагом: то был Тохтамыш, хан заяицкой Орды, потомок Батыя. Он шел отнимать у Мамая престол Волжской Орды, как похищенное достояние Батыевых потомков. Союзник Мамая Ягелло… оставил Мамая на произвол судьбы. Тохтамыш разбил Мамая на берегах Калки и объявил себя владетелем Волжской Орды. Мамай бежал в Кафу… и там был убит генуэзцами» [87], с. 233.

Сразу обращает на себя внимание схожесть между описанием Куликовской битвы и битвы на Калке.

1) Две крупных битвы происходят в один год, а именно, в 1380 году.

2) В обеих битвах разбит один и тот же полководец – Мамай.

3) Одна битва происходит на Калках, то есть КАК без огласовок. Вторая – на Куликовом поле, тоже КАК без огласовок. Налицо явная близость названий: КАЛКА – КУЛИКОВО. Мы уже отмечали этот факт.

4) В обеих битвах присутствует литовский союзник Мамая, изменивший ему, или «не успевший оказать помощь».

5) После битвы с Тохтамышем, Мамай убегает в КАФУ. Точно так же, после Куликовской битвы Мамай убегает в КАФУ [117], с. 108–109.


Это практически все, что известно о разгроме Мамая на Калках.

Наша гипотеза. Разгром Мамая на Калках – это просто еще одно описание Куликовской битвы, попавшее в летописи. Это описание – очень краткое, в отличие от развернутого изложения событий Куликовской битвы в нескольких других сказаниях. В этом случае оказывается, что ХАН ТОХТАМЫШ – ЭТО ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ. Очень важный вывод, идеально укладывающийся в нашу общую реконструкцию. В самом деле. Как мы видели, летописи считают Тохтамыша потомком Батыя. Но мы уже отождествили Батыя с Иваном Калитой. Дмитрий Донской – ВНУК Ивана Калиты. То есть, он действительно – ПОТОМОК БАТЫЯ. Здесь летописи абсолютно правы.

1.23. Наша реконструкция географии Куликовской битвы

На рис. 1.7, 1.8 мы попытались восстановить подлинную географию и схему Куликовской битвы на территории Москвы.

1.24. Куликовская битва в Москве и хронология русской истории

Итак, знаменитая Куликовская битва произошла, скорее всего, на территории города Москвы, на Кулишках. В то время, в конце XIV века, Москва если и существовала, то была лишь сравнительно небольшим поселением, во всяком случае, не столицей. Какое-то время люди еще хорошо помнили, что знаменитое сражение было именно здесь. В Москве сохранилось много названий, напрямую связанных с Куликовской битвой. Но затем, когда романовские историки начали переписывать историю, им потребовалось стереть московские следы Куликовской битвы, изменить географию событий и «перенести битву» в совсем другое место.


ло в том, что основание Москвы как столицы они отодвинули в XII век, то есть на несколько столетий раньше, чем это было на самом деле. В результате пришлось «убрать из Москвы» Куликовскую битву. Понятно, почему. Ведь если Москва «давно была столицей», то город, следовательно, был уже «давным давно застроен», так что сражаться огромному войску на большом поле «в самом центре столицы» стало совершенно невозможным.

Таким образом, исказив хронологию Москвы, историкам пришлось неизбежно делать и следующий шаг – убирать из Москвы знаменитое сражение. Так одно искажение влечет за собой целую цепь других. По каким-то соображениям для Куликовской битвы выбрали малозаселенные в то время окрестности современного города Тулы, на расстоянии нескольких сотен километров от Москвы. И объявили (на бумаге!), что именно в этих местах и произошло Куликовское сражение Дмитрия Донского с ханом Мамаем. Однако после этого пришлось проделать некоторую канцелярскую работу, дабы снабдить тульские места соответствующими географическими названиями, упоминающимися в русских летописях. Потребовалось «нарисовать» на тульской местности географию Куликовской битвы, например, указать реку Непрядву и другие памятные пункты, связанные с битвой. Но ведь ранее тут, под Тулой, по-видимому, ничего подобного не было. А были какие-то свои, чисто местные названия, имевшие мало общего с московскими, «куликовскими». Вероятно, романовским историками и географам пришлось (на бумаге) перенести московские «куликовские названия» в окрестности города Тулы. По-видимому, взяли русские летописи и назвали (или переименовали) местные реки, деревни и т. п. теми «московскими названиями», которые вычитали из хроник и Сказаний о Куликовской битве.


Подчеркнем еще одну мысль. Может возникнуть впечатление, будто предлагаемая нами реконструкция Куликовской битвы на территории будущей Москвы не связана напрямую с проблемами хронологии, поскольку в данном случае дата сражения: 1380 год – не меняется. Почему же историки не заметили московские следы Куликовской битвы до нас? Ответ ясен. По той простой причине, что (как мы уже говорили) они убеждены, будто в 1380 году Москва уже давно существует. Поэтому сражаться в Москве «негде». Таким образом, хронология существенно влияет на восприятие в том числе и географических фактов.

1.25. Точка зрения современных археологов

В самом конце 2000 года в московском издательстве «Вече» вышла книга профессиональных археологов А. А. Бычкова, А. Ю. Низовского и П. Ю. Черносвитова «Загадки Древней Руси» [38]. Треть книги, примерно 160 страниц, посвящена Куликовской битве. Мы имеем в виду главу под названием «Загадки Куликовской битвы» [38], с. 339–498. Авторы подробно описывают археологию того места в Тульской области, которое сегодня историки называют «Куликовым полем». Рассказывается о том, что ни одной археологической находки, подтверждающей, что здесь была Куликовская или какая-либо другая крупная средневековая битва, – НЕТ.


азывается, пресловутые находки С. Д. Нечаева, тульского помещика XIX века, выдаваемые за следы Куликовской битвы, на самом деле не имеют к Куликовской битве никакого отношения [38], с. 370–371. Отчеты археологических экспедиций более позднего времени – XX века – также рисуют картину полного отсутствия каких-либо следов средневекового сражения в этих местах [38], с. 390–391. Палеогеографическое исследование поля выявило, например, что «левый берег Непрядвы почти полностью был покрыт лесами» [38], с. 406. Это противоречит указанию летописных источников, где сказано, что Куликово поле было безлесным и очень большим.

В итоге А. А. Бычков, А. Ю. Низовский и П. Ю. Черносвитов приходят к выводу, что Куликово поле находилось не там, где принято считать, а совершенно в другом месте. По этому поводу они вкратце (и весьма критически) упоминают о нашей реконструкции, согласно которой Куликовская битва произошла в Москве на Кулишках. И тут же «со знанием дела» приводят якобы «свою собственную» реконструкцию географии Куликовской битвы, которая по сути ничем не отличается от нашей. Разница лишь в том, что Куликово поле, по их мнению, находилось чуть-чуть южнее Кулишек, на современной Шаболовке. Но тоже – В МОСКВЕ. Такая «реконструкция», очевидно, была взята из наших книг и лишь слегка видоизменена. Но она прямо названа в [38] «версией А. А. Бычкова» – одного из авторов упомянутого труда.

По этому поводу мы не можем удержаться от следующего эмоционального замечания. Как правило, историки не хотят (или не могут) разобраться в наших работах по хронологии и реконструкции истории. Если же начинают что-то понимать, как например, А. А. Бычков, то, вместо того, чтобы работать дальше в новом и перспективном направлении, беззастенчиво приписывают себе наши результаты. Не переставая «посылать проклятия» в наш адрес.


Глава 2. Захоронения героев Куликовской битвы в Старом Симонове

2.1. Где захоронены воины, павшие в Куликовской битве?

Согласно летописям и «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве полегло около 250 тысяч человек с обеих сторон. Скорее всего, это число сильно преувеличено. Тем не менее, число погибших должно быть очень велико, так как после окончания битвы, «стоял князь Великий за Доном НА ПОЛЕ БОЯ ВОСЕМЬ ДНЕЙ, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, нечестивые тела брошены были зверям и птицам на растерзание» [117], с. 186–187.

Читатель, воспитанный на скалигеровско-миллеровской версии истории, наверное думает, что все это происходило в современной Тульской области в верховьях Дона, куда помещают сегодня место Куликовской битвы.

Оказывается однако, что русские воины, павшие в Куликовской битве, захоронены почему-то не в Тульской области, а в МОСКВЕ – в Симоновом монастыре! Здесь были похоронены, во всяком случае, знаменитые герои Куликовской битвы русские воины-иноки Пересвет и Ослябя [82], [126]. «Похоронили Пересвета и Ослябю у церкви Рождества Богородицы… Героев-иноков, павших на поле брани, не повезли в Троицкую обитель, а предали земле у стен именно этой церкви» [126], с. 136. См. также [131].


Но позвольте, если допустить, – как нас уверяют сегодня, – что тела героев везли из Тульской области до Москвы на расстояние около 300 (трехсот!) километров, то неужели же их «не смогли» довести небольшой остаток пути до Троице-Сергиевой обители? Осталось ведь совсем немного.

Другой недоуменный вопрос. ВОСЕМЬ ДНЕЙ Дмитрий стоял на поле боя и хоронил убитых. Только затем тронулись в путь. Надо думать, не один день шли от Тульской области до Москвы. Около трехсот километров.

Сколько же дней в итоге трупы Пересвета и Осляби были без погребения? Неужели их не хоронили несколько недель?

Поскольку битва произошла в день праздника Рождества Богородицы, то естественно, что при погребении на поле брани должны были построить церковь, посвященную Рождеству Богородицы. Именно это мы и видим – эта церковь ДО СИХ ПОР СТОИТ В СИМОНОВОМ МОНАСТЫРЕ В МОСКВЕ [126], с. 136. Который основан практически одновременно с Куликовской битвой.

Наша гипотеза. СИМОНОВ МОНАСТЫРЬ В МОСКВЕ БЫЛ ОСНОВАН И ПОСТРОЕН ПРЯМО НА МОСКОВСКОМ ПОЛЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ, ИЛИ НЕПОСРЕДСТВЕННО ОКОЛО НЕГО, КАК УСЫПАЛЬНИЦА ПАВШИХ ЗДЕСЬ РУССКИХ ВОИНОВ.

«Симонов монастырь, основанный в 1379 году, был одним из важных форпостов обороны Москвы. Основная часть памятников была разобрана в начале 30-х годов (! – Авт.) в связи со строительством Дворца культуры Завода имени Лихачева (ЗИЛ). Сохранилась южная стена с тремя башнями» [104], с. 295, коммент. 269. Сегодня этот монастырь находится, к сожалению, на территории завода, хотя в него уже можно попасть по длинному проходу.


Таким образом, и миллеровско-романовская история согласна с тем, что Симонов монастырь основан практически одновременно с Куликовской битвой.

Этот монастырь находится на берегу Москва-реки, рядом с Краснохолмской набережной, о которой мы уже говорили. Таким образом, все обнаруженные нами выше места и названия, связанные с Куликовской битвой, расположены в Москве очень близко друг к другу. А именно, между двумя крайними точками, каковыми являются – церковь Всех Святых, построенная Дмитрием в честь Куликовской битвы, и Симонов монастырь, где павшие в битве были захоронены. Таким образом, получается естественная картина. Павших воинов хоронили на месте битвы, а не везли их издалека, за сотни километров в Москву.

Нельзя не отметить следующее любопытное обстоятельство. Мы с большим трудом нашли в литературе указание на место захоронения героев Куликовской битвы. Это место должно быть, как нам казалось, весьма знаменитым. Как-никак, здесь лежат герои одной из величайших битв русской истории. И что же? Пересмотрев несколько современных фундаментальных исторических исследований, монографий и обзоров по истории Куликовской битвы, мы НИГДЕ НЕ НАШЛИ даже смутного упоминания о месте захоронения. Современные историки хранят странное молчание на эту тему. Более того, руководитель сектора археологии Москвы института археологии РАН Л. А. Беляев пишет о Старо-Симоновом монастыре так: «АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАБОТЫ В ШИРОКИХ МАСШТАБАХ ЗДЕСЬ НЕ ВЕЛИСЬ. Нам известно ЛИШЬ О НЕКОТОРЫХ ПОВЕРХНОСТНЫХ НАБЛЮДЕНИЯХ Б. Л. ХВОРОСТОВОЙ при реконструкции храма в 1980 годах. Исследовавший вопрос захоронения Пересвета и Осляби В. Л. Егоров полагал даже полную разрушенность слоя в трапезной храма и БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ РАБОТ ЗДЕСЬ (! – Авт.)» [28], с. 185.

И только благодаря счастливой случайности, нам удалось, наконец, найти нужную информацию в книге 1806 года (!), на которую сослался М. Поспелов в журнале «Москва» за 1990 год. Речь шла о скандале, вспыхнувшем из-за отказа завода «Динамо» освободить церковные здания Симонова монастыря на своей территории. И лишь затем, уже побывав в самом монастыре, мы в нем обнаружили ксерокопию очень редкой книги [131], изданной в 1870 году и также рассказывающей о захоронении Пересвета и Осляби. Отметим, что обе эти книги 1806 и 1870 годов посвящены истории именно Симонова монастыря. Ни в одном из доступных нам солидных общих исторических трудов и даже специальных монографий по истории Москвы, перечисленных в нашем списке литературы, нужной информации мы не нашли. Краткое указание есть у Н. М. Карамзина [75], комментарий 82 к т. 5, гл. 1, с. 31.

В чем же дело? Почему хранится молчание о том – где же захоронены герои, павшие на поле Куликовом? Мы считаем, что ответ ясен. Потому, что захоронение это оказывается расположенным не в Тульской области, – куда сместили Куликовскую битву, стремясь удревнить город Москву, – а В САМОЙ МОСКВЕ. Поэтому о захоронении предпочитают молчать. Ведь любой здравомыслящий человек тут же задаст естественный вопрос. Неужели тела погибших героев везли более трехсот километров из Тульской области в Москву? Если захоронение – в Москве, то и битва была в Москве. Это же совершенно естественный вывод. Еще раз повторим, что в Тульской области никаких следов захоронений не найдено. Даже если число погибших сильно преувеличено, что скорее всего – так, после такой крупной битвы как Куликовская должны были остаться большие захоронения. И их следы должны быть видны до сих пор. В Москве они есть. В Тульской области их нет.

Впрочем, можно понять позицию историков. Дело в том, что согласно их «теории» в год Куликовской битвы Москва уже давным давно существовала как крупный город. Кулишки в Москве, по их мнению, были давно застроены ко времени Куликовского сражения. Какая же битва «на огромном поле» может быть в тесном городе?!

По нашей же версии, в эпоху Куликовской битвы Москва еще только-только создается. Она – еще небольшое селение. На месте Кулишек – незастроенное большое поле. Лишь ПОСЛЕ Куликовской битвы, то есть лишь в конце XIV века, Дмитрий Донской стал отстраивать Москву, что и говорит летописец прямым текстом: «Князь великий Дмитрий Иванович заложи град Москву камену и начата делати безпрестани» [59] с. 89.

2.2. Братская могила героев Куликовской битвы. Московский Старый Симонов монастырь в 1994 году

В этом пункте мы расскажем о нашем посещении Старого Симонова монастыря 15 июня 1994 года, предпринятом нами в связи с исследованием географических обстоятельств Куликовской битвы. Совершенно естественно, что высказав гипотезу, что битва произошла на территории Москвы, нам захотелось лично посетить Симонов монастырь – как место захоронения героев битвы, чтобы проверить нашу реконструкцию на месте.

Посещение принесло настолько неожиданные результаты, что мы сочли уместным рассказать здесь об этом.

Начнем с того, что в 1994 году Старый Симонов монастырь был расположен на территории завода «Динамо» и чтобы попасть в него, нужно долго петлять по узким проходам, углубляющимся внутрь завода, рис. 2.1, 2.2. На маленьком пятачке, окруженном заводскими строениями, стоит церковь Рождества Богородицы, рис. 2.3. Церковь вновь открыта лишь несколько лет тому назад. До этого в ней находился заводской склад.

Рис. 2.1. Длинный проход по территории завода к Старо-Симонову монастырю. Фотография 2000 года.

Рис. 2.2. Вход в Старо-Симонов монастырь в конце длинного узкого прохода между заборами по территории завода. Фотография 2000 года.

Мы знали, что здесь захоронены по крайней мере два наиболее известных героя Куликовской битвы – Пересвет и Ослябя. Нас чрезвычайно волновал вопрос – нет ли здесь еще и массового захоронения других участников битвы? Ведь если битва произошла действительно в Москве, и, как пишут летописи, Дмитрий ВОСЕМЬ ДНЕЙ стоял на поле и хоронил убитых, то где-то здесь должны были остаться МАССОВЫЕ ЗАХОРОНЕНИЯ павших воинов.

Так оно и оказалось! Не успели мы войти на площадку перед церковью, наше внимание привлек огромный дощатый ящик, уже опущенный в свежую могилу и приготовленный к погребению, рис. 2.4 и 2.5. На наших глазах рабочий начал засыпать могилу землей. На вопрос: кого он хоронит, присутствовавшие при этом церковный староста и рабочие охотно рассказали нам следующее. Оказывается, ВСЯ ЗЕМЛЯ ВОКРУГ ЦЕРКВИ В РАДИУСЕ ОКОЛО СТА МЕТРОВ И НА ГЛУБИНУ В НЕСКОЛЬКО МЕТРОВ БУКВАЛЬНО ЗАБИТА ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ЧЕРЕПАМИ И КОСТЯМИ. Более того, площадь старого захоронения возможно даже больше, но выяснению этого мешают заводские постройки, плотно обступившие церковь. Как нам сообщили, еще при постройке завода был обнаружен целый СЛОЙ ИЗ КОСТЕЙ. Эти древние кости тогда ВЫКАПЫВАЛИСЬ В ОГРОМНОМ КОЛИЧЕСТВЕ И ПРОСТО ВЫБРАСЫВАЛИСЬ.

Рис. 2.4. Старый Симонов монастырь в 1994 году. Дощатый ящик, наполненный черепами и костями, которые были выкопаны здесь при строительстве одного лишь погреба возле церкви Рождества Богородицы. Археологи датируют эти захоронения XIV веком, временем Куликовской битвы. Вся земля вокруг церкви Рождества Богородицы БУКВАЛЬНО НАБИТА ЧЕРЕПАМИ И КОСТЯМИ времен Куликовской битвы. Скелеты расположены в земле беспорядочно, иногда даже вниз головой (как нам сообщили прихожане церкви). Согласно нашей реконструкции, здесь находится огромная братская могила воинов Куликовской битвы, происходившей недалеко отсюда на московских Кулишках. Фотография сделана авторами в 1994 году перед тем, как ящик был захоронен. В ящике лежал букет цветов.

Рис. 2.5. Дощатый ящик с останками героев Куликовской битвы. Фотография 1994 года.

Недавно, незадолго до нашего посещения, в десяти метрах от церкви начали копать погреб. Только с этой небольшой площадки было выкопано столько черепов и костей, что хватило заполнить тот самый ящик объемом в два-три кубометра, который мы увидели, войдя на территорию церкви. Его-то как раз и хоронили. По нашей просьбе рабочий любезно поднял крышку, рис. 2.6.

Ящик был заполнен человеческими костями и черепами. Мы его сфотографировали. Место захоронения ящика – примерно в десяти метрах от северной стены церкви. Рабочие, откапывавшие все эти кости, рассказали нам о нескольких поразивших их вещах.

ВО-ПЕРВЫХ, останки были расположены в земле в полном беспорядке. Один из скелетов находился даже ВЕРТИКАЛЬНО ВНИЗ ГОЛОВОЙ! Совершенно ясно, что это – не обычное кладбище, а массовое захоронение. Мертвые тела складывали в беспорядке в большие ямы. Именно поэтому, выкопав ВСЕГО ЛИШЬ ОДИН ПОГРЕБ, рабочие набрали БОЛЬШЕ КУБОМЕТРА ЧЕРЕПОВ И КОСТЕЙ.

ВО-ВТОРЫХ, копавших поразило, что ПОЧТИ У ВСЕХ ЧЕРЕПОВ БЫЛИ ЗДОРОВЫЕ, МОЛОДЫЕ, ЦЕЛЫЕ ЗУБЫ. Рабочие повторили нам это несколько раз. Складывается впечатление, что все похороненные были молодыми, здоровыми людьми. Это были воины. Не немощные старики. Перед нами – не обычное кладбище, где лежат в основном старые люди. Это было воинское захоронение.

В-ТРЕТЬИХ, кроме черепов и костей в земле были найдены каменные надгробные доски, плиты одного и того же образца и размера, без каких-либо надписей, рис. 2.7. На всех этих досках изображен ОДИН И ТОТ ЖЕ узор. Он состоит из бляхи в центре, от которой отходят три полосы: прямая – вниз и две дуги, расходящиеся кверху. Этот рисунок чрезвычайно напоминает воинский щит, либо уже знакомый нам старый вилообразный или Т-образный христианский крест. Отсутствие каких-либо надписей указывает на то, что могилы были БЕЗЫМЯННЫМИ и, главное, ОБЩИМИ. Каменных плит существенно меньше, чем костей. По-видимому, ям было несколько и их накрывали одинаковыми надгробными досками без надписей. Полное сходство всех обнаруженных здесь надгробных каменных плит ясно говорит о том, что захоронения были сделаны ОДНОВРЕМЕННО. Отметим, что на плитах высечен старинный вилообразный трехконечный крест. А отнюдь не четырехконечные или восьмиконечные кресты, привычные сегодня.

Рис. 2.7. Надгробная плита из Старого Симонова. Такими надгробными плитами была покрыта земля вокруг церкви Рождества Богородицы в Старом Симонове. Согласно нашей реконструкции, под ними была расположена братская могила воинов, павших в Куликовской битве. Именно здесь стоял Дмитрий Донской, как об этом пишут летописи, и несколько дней подряд хоронил убитых. Фотография 1994 года.

Любопытно, что сохранились старинные гербы, на которых вилообразный крест соседствует с медведем на задних лапах, то есть с хорошо известным гербом Ярославля. Мы приводим пример такого герба из собора Святого Лоренца в германском городе Нюрнберге, рис. 2.8.

Между прочим, захоронение С ТОЧНО ТАКИМ ЖЕ УЗОРОМ (вилообразным крестом), присутствует и среди гробниц русских цариц, хранящихся в подклете Архангельского собора Московского Кремля. Там это одно из самых старых захоронений, рис. 2.9. Похожие надгробные плиты, беспорядочно валяющиеся в траве или полузакопанные в землю, мы видели, например, в старом кремле города Зарайска, рис. 2.10 – 2.13. В Зарайске мы были в 2001 году вместе с Н. Д. Гостевым. Большое количество таких плит обнаружено при недавних раскопках в Лужецком монастыре в Можайске. Нам сообщил об этом Ю. Стрельцов, после чего в 2000 году мы побывали в Лужецком монастыре и осмотрели раскопки. Оказалось, что во времена первых Романовых, а точнее – во второй половины XVII века, – старые надгробия просто сгребали с русских кладбищ и использовали их как строительный камень при возведении фундаментов. См. главу 6.

Рис. 2.8. Старинный герб в соборе Святого Лоренца в Нюрнберге. Вилообразный крест и рядом с ним – медведи на задних лапах. Напомним, что вставший на дыбы медведь – это герб Ярославля, то есть Великого Новгорода, согласно нашей реконструкции. Фотография сделана А. Т. Фоменко в июне 2000 года.

Рис. 2.9. Старый детский гробик, находящийся сегодня в подклете Архангельского Собора Московского Кремля (см. гл. 6). Выглядит точно так же, как и надгробная плита в Старом Симонове. Именно так, по видимому, выглядели русские захоронения до прихода к власти Романовых, изменивших в первой половине XVII века прежние русские погребальные обычаи. Сегодня археологи почему-то называют такие гробы «могилами грешников», объявляя, тем самым, грешниками всех русских людей, живших в эпоху Великой Средневековой Империи. Нам не удалось выяснить причину столь странной (и даже кощунственной) терминологии. Нам кажется, что она была внедрена сознательно с целью не допустить ученых серьезно заниматься подобными захоронениями.

Рис. 2.10. Старое русское надгробие. Зарайский кремль. Фотография 2001 года.

Рис. 2.11. Старое русское надгробие. Зарайский кремль. Фотография 2001 года.

Рис. 2.12. Обломок старого надгробия. Зарайский кремль. Фотография 2001 года.

Не исключено, что узор в виде трехконечного вилообразного креста, присутствующий на плитах, является изображением более известного Т-образного христианского креста. См., например, крест, вышитый на пелене Елены Волошанки [100], с. 60.

В-ЧЕТВЕРТЫХ, в симоновском захоронении полностью отсутствуют какие-либо остатки гробов, металлических предметов, одежды. Сохранились только кости. Это говорит о том, что захоронение очень старое. Дерево, железо, медь, одежда ПОЛНОСТЬЮ ИСТЛЕЛИ, рассыпались. На это нужны столетия. Да и каменные надгробные доски совершенно непохожи на те, которые употребляются в церкви в последние несколько сотен лет. Впрочем, доказывать древность этого захоронения, видимо, излишне. Поскольку археологи, специально вызванные сюда, датировали захоронение XIV веком, то есть как раз временем Куликовской битвы. Однако археологи, как нам сообщили в Старо-Симоновом монастыре, ТУТ ЖЕ УЕХАЛИ, ПОЧЕМУ-ТО НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАВШИСЬ ПОГРЕБЕНИЕМ. Видимо, итогом этого посещения и является приведенное выше мнение археологов о якобы «бесперспективности археологических работ» в Старом Симоновом [28], с. 185. Нам все это кажется чрезвычайно странным.

Итак, сегодня на месте захоронения героев Куликовской битвы роют котлованы, строят погреба, завод вел свой коллектор. А останки героев просто выбрасывают. В лучшем случае сваливают в общий ящик и хоронят заново, по-христиански.

Вот где стоило бы поработать нашим историкам. Как вообще может такое быть, что в центре Москвы давно существует явно древнее захоронение и НИКТО из археологов и историков даже не удосуживается задаться вопросом – кто здесь похоронен?

Ну хорошо. Допустим, историки не знают о братских могилах павших на Куликовом поле воинов в Старо-Симоновом монастыре. В конце концов, это пока лишь наша гипотеза.

Но ведь о том, что здесь, в самой церкви Рождества Богородицы лежат останки Пересвета и Осляби, они знают прекрасно. Наверное, подумали мы, старое надгробие с их могилы до сих пор бережно здесь хранится. Ничуть не бывало!

Входим в церковь. Внутри ее, слева от входа – надгробие над могилами героев Пересвета и Осляби, сделанное всего лишь несколько лет назад, рис. 2.14. Как выглядело это место церкви в 1985 году, показывает старая фотография, помещенная сегодня на доске у входа в церковь, рис. 2.15. Здесь показано состояние храма сразу после того, как завод освободил его. Хорошо видно, что ЦЕРКОВЬ БЫЛА ПОЛНОСТЬЮ РАЗГРОМЛЕНА. НИКАКИХ СЛЕДОВ МОГИЛЫ ПЕРЕСВЕТА И ОСЛЯБИ НА ФОТОГРАФИИ 1985 ГОДА НЕТ. По-видимому, древняя надгробная плита была к этому времени уже уничтожена или перенесена в другое место.

Рис. 2.14. Современные надгробия Пересвета и Осляби в церкви Рождества Богородицы в Старо-Симоновом монастыре в Москве. Установлены после 1985 года. К 2008 году они были уже вынесены из церкви во двор, а имена Пересвета и Осляби с них сбиты. Фотография 2000 года.

Источник: fictionbook.ru

Поединок Пересвета с Челубеем, по другим версиям – Темир-Мирза либо Таврул.

А.Пересвет сразил не просто воина Челубея, а великого и ужасного Воина, непобедимого Челубея, который за всю свою жизнь не проиграл ни одного сражения, и до сих пор почитаемый на Тибете.

Peresvet
Рассказ архиерея Североморской епархии, епископа Митрофана (Баданина) — в прошлом морского офицера, с 2000 года — священник, настоятель Успенского прихода в селе Варзуга, что на берегу Белого моря.

«Когда мы стояли перед этой картиной(картина Павла Рыженко «Победа Пересвета»), один из игуменов (он тоже уже рукоположен во епископы) рассказал нам такую историю. Я перескажу ее так, как услышал.

В Троице-Сергиевой лавре есть монах, который во времена своей юности, как и многие тогда, был увлечен восточными духовными традициями, боевыми искусствами. И когда началась перестройка, он решил с друзьями поехать в Тибет, дабы поступить в какой-нибудь буддийский монастырь. С 1984 года, когда монастыри Тибета открыли для доступа, правда, по ограниченным квотам, туда стало приезжать множество иностранцев. И надо прямо сказать, что к чужеземцам отношение в монастырях было крайне скверное. Все-таки, это их национальная духовность. Наш будущий монах и его друзья были разочарованы: они так стремились к этому возвышенному учению, к этому братству, духовным подвигам, мантрам и молитвам…

Такое отношение продолжалось до тех пор, пока тибетцы не узнали, что перед ними русские. Они стали переговариваться между собой, и в разговоре прозвучало слово «Пересвет».

Стали выяснять, и оказалось, что имя этого русского монаха записано в особой святой книге, где фиксируются их важнейшие духовные события. Победа Пересвета занесена туда как событие, которое выпало из привычного хода вещей.

Оказывается, Челубей не просто был опытный воин и богатырь, но он был тибетский монах, прошедший воспитание по системе «маг-цзал» и достигнувший статуса «бессмертного». Считалось, что такой монах-воин практически непобедим. Количество таких избранных духами воинов-тибетцев (их звали «дабдоб») всегда было крайне невелико, они считались особым явлением в духовной практике Тибета. Поэтому-то он и был выставлен на единоборство с Пересветом — чтобы еще до начала сражения духовно сломить русских.

Несколько лет назад китайцы приезжали в Свято-Троицкую Сергиеву лавру, спрашивали, есть ли летописи о поединке Пересвета с Челубеем. На вопрос, зачем это им, ответили, что на Востоке Челубей считается великим воином, победившим в трёхстах боях. А бои в те времена победой по очкам не кончались. Если бой, значит насмерть. Поэтому китайцы поражались, как мог Пересвет сразить непобедимого великого воина.»

Официальная версия

Копьё мастера конных поединков Челубея было на метр длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой Схиме,сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам.

Пересвет был из боярского рода, крепок силою, и в прошлом искусный воин. Произнеся молитву и простившись с товарищами, он выехал навстречу Челубею на вороном коне. На нем была схима с красными крестами, полученная им от игумена Сергия вместе с благословением на битву. Все его снаряжение было справлено на монастырскую казну. Наконечник его копья ковал местный кузнец. Древко копья изготовлено из близлежащих лесов. Легендарное копье Пересвета до этого момента было неизвестно никому. Всадники разъехались и, разогнав коней, стали сближаться.

Богатыри сшиблись с такой страшной силой, что копья переломились.

Сильный и опытный воин Челубей точно поразил не имеющего щита Пересвета под левую пазуху. Удар копья Пересвета пришелся в щит Челубея. Но столько силы и решительности было в этом ударе, что копье Пересвета пробило щит насквозь и сам Челубей, получив смертельную рану, упал головой к ордынским войскам. Что было плохим для них предзнаменованием.

Соперники, по словам Сказания, «ударились крепко копьями, едва земля не преломилась под ними, и свалились оба с коней на землю и скончались». По другой версии Пересвет, получив смертельную рану, продолжал оставаться в седле, смог сам доехать до строя и только там умер.

Александр Пересвет погиб, но многие русские воины избежали смерти от руки Темир-мурзы, убитого в поединке. Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой и быстро смяла Передовой полк.

Дальнейший натиск татар в центре был задержан вводом в действие русского резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал там теснить русские полки. Положение спас, вышедший из дубравы, Засадный полк серпуховского князя Владимира Андреевича, ударил в тыл и фланг ордынской коннице и решил исход битвы.

Вражеское войско дрогнуло и обратилось в бегство. Русские воины захватили ханскую ставку и почти на протяжении 50километров (до реки Красивая Мечь) преследовали и уничтожали остатки войск Мамая. Там же была захвачена Ставка ордынцев. Ягайло, узнав о его поражении, также спешно повернул обратно. Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа (сражение продолжалась с одиннадцати до двух часов дня).

Потери с обеих сторон были огромны (около 200 тысяч человек убитыми и ранеными). Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней. В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60% командного состава русского войска.). Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве на передовой в составе Большого полка, был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской».

Брат Пересвета Андрей Ослябя героически сражался на Куликовом поле, был ранен, но выжил.

Описание поединка в Сказании побудило некоторых историков усомниться в самом существовании этого эпизода. Однако известно, что павших в Куликовской битве хоронили на поле боя, тело же Пересвета привезли в Москву и погребли в храме Рождества Богородицы в Симоновом монастыре. Рядом с ним позднее похоронили и его брата Андрея Осляблю, который закончил свой жизненный путь в монастыре. При перестройке храма их могилы сохранялись в течение многих веков.

По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского, где впоследствии основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от г. Скопина. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Этот посох после революции хранился в краеведческом музее г. Рязани.
Источник

Источник: staryiy.livejournal.com

Предпосылки Куликовской битвы, кратко

Вместе с событиями, которые описаны выше, произошла смерть литовского короля Ольгерда. Его место занял Ягайло, который первым делом решил наладить отношения с мощной Ордой. В результате монголо-татары получили мощного союзника, а Россия оказалась зажатой между врагами: с востока татарами, с запада литовцами. Это никоим образом не поколебало решимость русских дать отпор врагу. Более того, было собрано войско, во главе которого встал Дмитрий Боброк-Валынцев. Он совершил поход на земли на Волге и захватил несколько городов,. Которые принадлежали Орде.

Следующие крупные события, которые создали предпосылки Куликовской битвы,  произошли в 1378 году. Именно тогда по Руси прошел слух о том, что Орда направило крупной войско для того, чтобы покарать непокорных русских. Предыдущие уроки показывали, что монголо-татары выжигают все на своем пути, а значит, пускать их в плодородные земли нельзя. Великий князь Дмитрий собрал дружину и отправился навстречу врагу. Их встреча произошла недалеко от реки Вожи. Маневр русских имел фактор неожиданности. Никогда до этого дружина князя не опускалась так глубоко на юг страны для битвы с врагом. Но бой был неминуем. Татары оказались к нему неготовые. Русское войско достаточно легко одержало победу. Это еще больше вселило уверенность в том, что монголы обычные люди и с ними можно бороться.

Подготовка к сражению – куликовская битва кратко

Дмитрия Донского благославляют перед куликовской битвой

События у реки Вожи стали последней каплей. Мамай желал мести. Ему не давали покоя лавры Батыя и новый хан мечтал повторить его подвиг и пройтись огнем по всей Руси. Последние события показывали, что русские не так слабы, как раньше, а значит, моголам нужен союзник. Его нашли достаточно быстро. В роли союзников Мамая выступили:

  • Король литовский — Ягайло.
  • Князь рязанский – Олег.

Исторические документы указывают на то, что князь рязанский занимал противоречивую позицию, стараясь угадать победителя. Для этого он заключил союз с Ордой, но при этом регулярно сообщал в другие княжества информацию о передвижении монгольского войска. Сам Мамай собирал сильное войско, в которое вошли полки со всех земель, которые были подконтрольны Орде, в том числе и крымские татары.

Подготовка русских войск

Назревавшие события требовали от Великого князя решительных действий. Именно в этот момент надо было собрать сильное войско, которое сможет дать отпор врагу и покажет всему миру, что Русь не покорена окончательно. Около 30 городов выразили готовность предоставить свою дружину в объединенное войско. Многие тысячи воинов вошли в отряд, командование над которым принял сам Дмитрий, а также другие князья:

  • Дмитрий Боброк-Волыниц
  • Владимир Серпуховский
  • Андрей Ольгердович
  • Дмитрий Ольгердович

Вместе с тем вся страна поднималась на борьбу. В дружину записывались буквально все, кто мог держать в руках меч. Ненависть к врагу стала тем фактором, который объединил разобщенные русские земли. Пусть только на время. Объединенное войско выдвинулось на Дон, где было решено дать отпор Мамаю.

Куликовская битва – кратко о ходе сражения

сражение богатырей перед куликовской битвой

7 сентября 1380 года русская армия подошла к Дону. Позиция была довольно опасная, поскольку удерживание раки имело, как преимущества, так и недостатки.  Преимущество – легче было воевать против монголо-татар, поскольку тем пришлось бы форсировать реку. Недостаток – в любой момент к полю битвы могли подоспеть Ягайло и Олег Рязанский. В этом случае тыл русской армии был бы полностью открыт. Решение было принято единственно правильное: русская армия переправилась через Дон и сожгла после себя все мосты. Этим удалось обезопасить тыл.

Князь Дмитрий прибегнул к хитрости. Основные силы русской армии выстроились в классической манере. Впереди стоял «большой полк», который должен был сдерживать главный натиск противника, по краям располагались полк правой и левой руки. Вместе с тем было решено использовать Засадной полк, который был скрыт в лесной чаще. Этот полк возглавили лучшие князья Дмитрий Боброк и Владимир Серпуховский.

Куликовская битва началась ранним утром 8 сентября 1380 года, едва только над Куликовым полем рассеялся туман. Согласно летописным источникам битва началась сражение богатырей. Русский монах Пересвет сражался с ордынцем Челубеем. Удар копий богатырей был настолько силен, что оба они умерли на месте. После этого началась битва.

Дмитрий, несмотря на свой статус, одел на себя доспехи простого война и встал во главе Большого полка. Своим мужеством князь заражал солдат на подвиг, который им предстояло совершить. Стартовый натиск ордынцев был страшный. Всю силу своего удара они бросили на полк левой руки, где русские войска стали заметно сдавать позиции. В момент, когда армия Мамая прорвала оборону в этом месте, а также когда начала совершать маневр с целью зайти в тыл основным силам русичей, в бой вступил Засадный полк, который со страшной силой и неожиданно ударил  в тыл самими атаковавшим ордынцам. Началась паника. Татары были уверены, что сам Бог против них.  Убежденный в том, что убили всех позади себя, они говорили, что это мертвые русские восстают для сражения. В таком состоянии сражение было ими проиграно достаточно быстро и Мамай со своей ордой был вынужден спешно отступать. Так завершилась Куликовская битва.

В бою полегло много людей с обеих сторон. Самого Дмитрия очень долго не могли найти. Ближе к вечеру, когда разбирали с поля трубы убитых, обнаружили тело князя. Он был жив!

Историческое значение Куликовской битвы

Историческое значение куликовской битвы переоценить невозможно. Впервые был сломлен миф о непобедимости армии Орды. Если раньше удавалось различным армиям в незначительных сражениях добиваться успеха, то главные силы Орды еще никому не удавалось победить.

Важный момент для русских людей заключался в том, что Куликовская битва, кратко описанная нами, позволила им почувствовать веру в себя. Более ста лет монголы заставляли их считать себя людьми второго сорта. Теперь с этим было покончено, и впервые начались разговоры о том, что власть Мамая и его иго можно сбросить. Эти события нашли выражения буквально во всем. И именно с этим во многом связаны те культурные преобразования, затронувшие все аспекты жизни Руси.

Значение Куликовской битвы заключается так же и в том, что эта победа была воспринята всеми, как знак того, что Москва должна стать центром новой страны. Ведь только после того, как Дмитрий Донской начал собирать земли вокруг Москвы, случилась крупная победа над монголами.

Для самой орды значение поражения на поле Куликовом было также крайне важным. Мамая потерял большую часть своего войска, а вскоре и вовсе был разгромлен ханом Тахтомышем. Это позволило Орде вновь объединить силы и почувствовать собственную силу и значимость на тех просторах, которые раньше и не думали ей сопротивляться.

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

Битва на Калке

Татаро-монгольское нашествие

Основание Москвы

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

Куликовская битва (Мамаево побоище), сражение между объединённым русским войском во главе с московским великим князем Дмитрием Ивановичем и войском темника Золотой Орды Мамая, состоявшееся 8 сентября 1380 г.[1] на Куликовом поле (исторической местности между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча на юго-востоке Тульской области.

Усиление Московского княжества в 60-е годы XIV в. и объединение вокруг него остальных земель Северо-Восточной Руси шло практически одновременно с усилением власти темника Мамая в Золотой Орде. Женатый на дочери золотоордынского хана Бердибека, он получил титул эмира и стал вершителем судеб той части Орды, которая располагалась к западу от Волги до Днепра и на степных просторах Крыма и Предкавказья.


В 1374 г. московский князь Дмитрий Иванович, обладавший ярлыком и на великое княжество Владимирское, отказался платить дань Золотой Орде. Тогда хан в 1375 г. передал ярлык на великое княжение Твери. Но против Михаила Тверского выступила фактически вся Северо-Восточная Русь. Московский князь организовал военный поход на Тверское княжество, к которому присоединились ярославские, ростовские, суздальские и полки других княжеств. Дмитрия поддержал и Новгород Великий. Тверь капитулировала. По заключенному договору владимирский стол признавался «отчиной» московских князей, а Михаил Тверской становился вассалом Дмитрия.

Однако честолюбивый Мамай продолжал рассматривать разгром вышедшего из подчинения Московского княжества как главный фактор усиления собственных позиций в Орде. В 1376 г. перешедший на службу к Мамаю хан Синей Орды Араб-шах Муззаффар (Арапша русских летописей) разорил Новосильское княжество, однако вернулся назад, избегая сражения с вышедшим за Окский рубеж московским войском. В 1377 г. он же на р. Пьяна разгромил не московско-суздальское войско. Посланные против ордынцев воеводы проявили беспечность, за что и поплатились: «А князья их, и бояре, и вельможи, и воеводы, утешающеся и веселящеся, пиюще и ловы деюще, мнящеся дом суще»[2], а затем разорил Нижегородское и Рязанское княжества.

В 1378 г. Мамай, стремясь заставить вновь платить дань, направил на Русь войско во главе с мурзой Бегичем. Выступившие навстречу русские полки вел сам Дмитрий Иванович. Сражение произошло 11 августа 1378 г. в Рязанской земле, на притоке Оки р. Воже. Ордынцы были наголову разбиты и бежали. Сражение на Воже показало возросшую мощь Русского государства, складывающегося вокруг Москвы.

К участию в новом походе Мамай привлек вооруженные отряды из покоренных народов Поволжья и Северного Кавказа, в его войске были также тяжеловооруженные пехотинцы из генуэзских колоний в Крыму. Союзниками Орды выступили великий литовский князь Ягайло и князь рязанский Олег Иванович. Однако союзники эти были себе на уме: Ягайло не хотел усиления ни ордынской, ни русской стороны, и в итоге на поле сражения его войска так и не появились; Олег Рязанский пошел на союз с Мамаем, опасаясь за судьбу своего пограничного княжества, но он же первым сообщил Дмитрию о продвижении ордынских войск и не участвовал в битве.

Летом 1380 г. Мамай начал поход. Недалеко от места впадения реки Воронеж в Дон ордынцы разбили свои станы и, кочуя, ожидали вестей от Ягайло и Олега.

В грозный час опасности, нависшей над русской землей, князь Дмитрий проявил исключительную энергию в организации отпора Золотой Орде. По его призыву стали собираться воинские отряды, ополчения крестьян и горожан. Вся Русь поднялась на борьбу с врагом. Сбор русских войск был назначен в Коломне, куда из Москвы выступило ядро русского войска. По разным дорогам отдельно шёл двор самого Дмитрия, полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и полки белозерских, ярославских и ростовских князей. Двигались на соединение с войсками Дмитрия Ивановича и полки братьев Ольгердовичей (Андрея Полоцкого и Дмитрия Брянского, братьев Ягайло). В составе войска братьев находились литовцы, белорусы и украинцы; горожане Полоцка, Друцка, Брянска и Пскова.

После прихода ратей в Коломну был проведен смотр. Собранное войско на Девичьем поле поражало своей многочисленностью. Сбор ратей в Коломне имел не только военное, но и политическое значение. Рязанский князь Олег окончательно избавился от колебаний и отказался от мысли присоединиться к войскам Мамая и Ягайло. В Коломне был сформирован походный боевой порядок: князь Дмитрий возглавил Большой полк; серпуховский князь Владимир Андреевич с ярославцами – полк Правой руки; в полк Левой руки был назначен командующим Глеб Брянский; Передовой полк составили коломенцы.


20 августа русское войско отправилось из Коломны в поход: важно было как можно скорее преградить путь ордам Мамая. Накануне похода Дмитрий Иванович посетил Сергия Радонежского в Троицком монастыре. После беседы князь и игумен вышли к народу. Осенив князя крестным знамением, Сергий воскликнул: «Пойди, господине, на поганых половцев, призывая Бога, и Господь Бог будет ти помощник и заступник»[3]. Благословляя князя, Сергий предрек ему победу, хотя и дорогой ценой, и отпустил в поход двух своих иноков, Пересвета и Ослябю.

Весь поход русской рати к Оке был проведен в относительно короткий срок. Расстояние от Москвы до Коломны, около 100 км, войска прошли за 4 дня. К устью Лопасни они прибыли 26 августа. Впереди находилось сторожевое охранение, которое имело задачу обезопасить главные силы от внезапного нападения врага.

30 августа русские войска начали переправу через Оку у селения Прилуки. Окольничий Тимофей Вельяминов с отрядом осуществлял контроль за переправой, ожидая подход пешей рати. 4 сентября в 30 км от реки Дон в урочище Березуй к русскому войску присоединились союзные полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Еще раз было уточнено местонахождение ордынского войска, которое в ожидании подхода союзников кочевало у Кузьминой гати.

Движение русского войска от устья Лопасни на запад имело целью не дать возможности соединиться литовскому войску Ягайло с силами Мамая. В свою очередь Ягайло, узнав о маршруте и численности русских войск, не торопился на соединение с монголо-татарами, топтался в районе Одоева. Русское командование, получив эти сведения, решительно направило войска к Дону, стремясь упредить соединение частей противников и нанести удар по монголо-татарской орде. 5 сентября конница русских вышла к устью Непрядвы, о чем Мамай узнал только на следующие сутки.

Чтобы выработать план дальнейших действий 6 сентября князь Дмитрий Иванович созвал военный совет. Голоса участников совета разделились. Одни предлагали идти за Дон и на южном берегу реки сразиться с противником. Другие советовали оставаться на северном берегу Дона и ждать нападения врага. Окончательное решение зависело от великого князя. Дмитрий Иванович произнес следующие знаменательные слова: «Братья! Лучше честная смерть, чем злая жизнь. Лучше было не выходить против врага, чем, прийдя и ничего не сделав, возвратиться обратно. Перейдем сегодня все за Дон и там положим головы свои за православную веру и братью нашу»[4]. Великий князь Владимирский предпочел наступательные действия, которые позволяли удерживать инициативу, что имело важное значение не только в стратегии (бить противника по частям), но и в тактике (выбор места боя и неожиданность удара по войску врага). После совета вечером князь Дмитрий и воевода Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский переехали за Дон и осмотрели местность.

Местность, избранная князем Дмитрием для сражения, носила название Куликова поля. С трех сторон – запада, севера и востока она была ограничена реками Доном и Непрядвой, изрезана оврагами и мелкими речками. Правое крыло строящейся в боевой порядок русской рати прикрывали речки, впадающие в Непрядву (Верхний, Средний и Нижний Дубики); левое – довольно мелководная речушка Смолка, впадающая в Дон, и высохшие русла ручейков (балки с пологими склонами). Но этот недостаток рельефа местности компенсировался – за Смолкой высился лес, в котором можно было поставить общий резерв, охранявший броды через Дон и усиливавший боевой порядок крыла. По фронту русская позиция имела протяженность свыше восьми километров (некоторые авторы ее значительно уменьшают и затем подвергают сомнению многочисленность войск). Однако местность, удобная для действия конницы противника, ограничивалась четырьмя километрами и находилась в центре позиции – около сходящихся верховьев Нижнего Дубика и Смолки. Войско Мамая, имея преимущество в развертывании по фронту свыше 12 километров, могло атаковать конницей русские боевые порядки только на этом ограниченном участке, что исключало маневр конными массами.

В ночь на 7 сентября 1380 г. началась переправа главных сил. Пешие войска и обозы переходили через Дон по наведенным мостам, конница – вброд. Переправа совершалась под прикрытием сильных сторожевых отрядов.


По сообщению сторожи Семена Мелика и Петра Горского, имевшей 7 сентября схватку с разведкой противника, стало известно, что основные силы Мамая находятся на расстоянии одного перехода и к утру следующего дня их следует ожидать у Дона. Поэтому, чтобы Мамай не упредил русскую рать, уже утром 8 сентября войско Руси под прикрытием Сторожевого полка приняло боевой порядок. На правом фланге, примыкавшем к обрывистым берегам Нижнего Дубика, встал полк Правой руки, в составе которого находилась дружина Андрея Ольгердовича. В центре расположились дружины Большого полка. Им командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На левом фланге, прикрывшись с востока рекой Смолкой, построился полк Левой руки князя Василия Ярославского. Впереди Большого полка находился Передовой полк. За левым флангом Большого полка был скрытно расположен резервный отряд, который командовал Дмитрий Ольгердович. За полком Левой руки в лесном массиве Зеленая Дубрава Дмитрий Иванович поставил отборный отряд конницы из 10–16 тыс. человек[5] – Засадный полк, возглавляемый князем Владимиром Андреевичем Серпуховским и опытным воеводой Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским.


Такое построение было избрано с учетом местности и способа борьбы, который применяли золотоордынцы. Их излюбленным приемом являлся охват конными отрядами одного или обоих флангов противника с последующим выходом в его тыл. Русское войско заняло позицию, надежно прикрывавшуюся с флангов естественными препятствиями. По условиям местности противник мог атаковать русских лишь с фронта, что лишило его возможности использовать свое численное превосходство и применять обычный тактический прием. Численность русского войска, построенного в боевой порядок, достигала 50–60 тыс. человек[6].

Войско Мамая, подошедшее утром 8 сентября и остановившееся в 7–8 километрах от русских, насчитывало около 90-100 тыс. человек[7]. Оно состояло из авангарда (легкая конница), главных сил (в центре находилась наёмная генуэзская пехота, а по флангам – тяжелая конница, развернутая в две линии) и резерва. Перед лагерем ордынцев рассыпались легкие отряды разведки и охранения. Замысел противника состоял в том, чтобы охватить рус. армию с обоих флангов, а затем окружить её и уничтожить. Основная роль в решении этой задачи отводилась мощным конным группировкам, сосредоточенным на флангах ордынского войска. Однако Мамай не спешил вступать в сражение, все еще надеясь на подход Ягайло.

Но Дмитрий Иванович решил втянуть войско Мамая в сражение и повелел полкам своим выступать. Великий князь снял свой доспех, передал его боярину Михаилу Бренку, а сам облачился в простой доспех, но не уступавший по своим защитным свойствам княжескому. В Большом полку было поставлено великокняжеское темно-красное (черемное) знамя – символ чести и славы объединенного русского войска. Оно было вручено Бренку.


Битва началась около 12 часов. При сближении главных сил сторон произошел поединок русского воина инока Александра Пересвета с монгольским богатырем Челубеем (Темир-мурзой). Как гласит народное предание, Пересвет выехал без защитного доспеха, с одним копьем. Челубей был при полном вооружении. Воины разогнали коней и ударили в копья. Мощный одновременный удар – Челубей рухнул замертво головой к ордынскому войску, что было плохой приметой. Пере-свет несколько мгновений держался в седле и также пал на землю, но головой к противнику. Так народная легенда предопределила исход битвы за правое дело. После поединка разгорелась ожесточенная сеча. Как пишет летопись: «Сила велика татарская борзо с шоломяни грядуще и ту пакы, не поступающе, сташа, ибо несть места, где им разступитися; и тако сташа, копиа закладше, стена у стены, каждо их на плещи предних своих имуще, предние краче, а задние должае. А князь велики такоже с великою своею силою русскою з другого шоломяни поиде противу им»[8].

В течение трех часов войско Мамая безуспешно пыталось прорвать центр и правое крыло русской рати. 3десь натиск ордынских войск был отбит. Активно действовал отряд Андрея Ольгердовича. Он неоднократно переходил в контратаку, помогая полкам центра сдерживать натиск врага.

Тогда главные усилия Мамай сосредоточил против полка Левой руки. В ожесточенной схватке с превосходящим противником полк понес большие потери и стал отходить. В сражение был введен резервный отряд Дмитрия Ольгердовича. Воины заступали на место павших, стремясь сдержать натиск врага, и только их гибель позволяла монгольской коннице продвигаться вперед. Воины Засадного полка, видя трудное положение своих ратных побратимов, рвались в бой. Владимир Андреевич Серпуховской, который командовал полком, решил вступить в сражение, но его советник – опытный воевода Боброк удерживал князя. Мамаева конница, тесня левое крыло и прорывая боевой порядок русской рати, стала выходить в тыл Большого полка. Ордынцы, подкрепленные свежими силами из резерва Мамая, минуя Зеленую Дубраву, набросилась на воинов Большого полка.

Наступил решающий момент битвы. Во фланг и тыл прорвавшейся золотоордынской конницы ринулся Засадный полк, о существовании которого Мамай не знал. Удар Засадного полка явился полной неожиданностью для татар. «В великий страх и ужас впадоша нечестивии… и возкликнуша, глаголюше: «Увы нам! …христиане упремудрили над нами, лутчиа и удалыа князи и воеводы втаю оставиша и на нас неутомлены уготовиша; наши же рукы ослабеша, и плещи усташа, и колени оцепенеша, и кони наши утомлени суть зело, и оружиа наша изринушася; и кто может против их стати?…»[9]. Используя наметившийся успех, перешли в наступление и другие полки. Враг обратился в бегство. Дружины русских преследовали его на протяжении 30–40 километров – до реки Красивая Меча, где были захвачены обоз и богатые трофеи. Войско Мамая было разгромлено полностью. Оно практически перестало существовать[10].

Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной берёзой в бессознательном состоянии[11]. Но и русская рать понесла большие потери, что составило около 20 тыс. человек[12].

Восемь дней русское войско собирало и хоронило убитых воинов, а затем двинулось к Коломне. 28 сентября победители вступили в Москву, где их ожидало все население города. Битва на Куликовом поле имела огромное значение в борьбе русского народа за освобождение от чужеземного ига. Она серьезно подорвала военное могущество Золотой Орды и ускорила ее последующий распад. Весть о том, что «Русь великая одолела Мамая на поле Куликовом», быстро разнеслась по всей стране и далеко за ее пределы. За выдающуюся победу народ прозвал великого князя Дмитрия Ивановича «Донским», а его двоюродный брат, серпуховский князь Владимир Андреевич – прозвище «Храбрый».

Отряды Ягайло, не дойдя до Куликова поля 30-40 километров и узнав о победе русских, скорым маршем вернулись в Литву. Союзник Мамая не пожелал рисковать, поскольку в его войске находилось немало славянских отрядов. В рати Дмитрия Ивановича присутствовали видные представители литовских воинов, которые имели сторонников в войске Ягайло, и те могли перейти на сторону русских войск. Все это вынудило Ягайло быть максимально осторожным в принятии решений.

Мамай же, бросив свое разбитое войско, с горсткой соратников бежал в Кафу (Феодосия), где был убит. Власть в Орде захватил хан Тохтамыш. Он потребовал от Руси возобновления выплаты дани, утверждая, что в Куликовской битве поражение потерпела не Золотая Орда, а узурпатор власти – темник Мамай. Дмитрий ответил отказом. Тогда в 1382 г. Тохтамыш предпринял карательный поход на Русь, хитростью захватил и сжег Москву. Безжалостному разорению подверглись также крупнейшие города Московской земли – Дмитров, Можайск и Переяславль, а затем ордынцы прошли огнем и мечом по рязанским землям. В результате этого набега ордынское владычество над Русью было восстановлено.


По своим масштабам Куликовская битва не имеет себе равных в средневековье и занимает видное место в истории военного искусства. Стратегия и тактика, примененные в Куликовской битве Дмитрием Донским, превосходили стратегию и тактику врага, отличались наступательным характером, активностью и целеустремленностью действий. Глубокая, хорошо организованная разведка позволила принимать верные решения и совершить образцовый марш-маневр к Дону. Дмитрий Донской сумел правильно оценить и использовать условия местности. Он учел тактику противника, раскрыл его замысел.


Исходя из условий местности и применяемых Мамаем тактических приемов, Дмитрий Иванович рационально расположил на Куликовом поле имевшиеся в его распоряжении силы, создал общий и частный резерв, продумал вопросы взаимодействия полков. Получила дальнейшее развитие тактика русского войска. Наличие в боевом порядке общего резерва (Засадного полка) и его умелое применение, выразившееся в удачном выборе момента ввода в действие, предопределили исход битвы в пользу русских.

Оценивая итоги Куликовской битвы и предшествующую ей деятельность Дмитрия Донского ряд современных ученых, наиболее полно изучивших данный вопрос, не считают, что московский князь ставил перед собой цель возглавить антиордынскую борьбу в широком понятии этого слова, а лишь выступил против Мамая, как узурпатора власти в Золотой Орде. Так, А.А. Горский пишет: «Открытое не­подчинение Орде, переросшее в вооружен­ную борьбу с ней, произошло в период, ко­гда власть там попала в руки нелегитимного правителя (Мамая). С восстановлением «законной» власти была предпринята по­пытка ограничиться чисто номинальным, без уплаты дани, признанием верховенства «царя», но военное поражение 1382 года ее сорвало. Тем не менее отношение к ино­земной власти изменилось: стало очевид­ным, что при определенных условиях воз­можно ее непризнание и успешное воен­ное противостояние Орде»[13]. Поэтому, как отмечают другие исследователи, несмотря на то, что выс­тупления против Орды происходят еще в рамках прежних представлений об отношениях между русскими князьями – «улусниками» и ордынскими «царями», «Куликовская битва, несомненно, стала поворотным пунктом в становлении нового самосознания русских людей»[14], а «победа на Куликовом поле закрепила за Москвой значение организатора и идеологического центра воссоединения восточнославянских земель, показав, что путь к их государственно-политическому единству был единственным путём и к их освобождению от чужеземного господства»[15].


Времена ордынских нашествий уходили в прошлое. Стало ясно, что на Руси есть силы, способные противостоять Орде. Победа способствовала дальнейшему росту и укреплению Русского централизованного государства и подняла роль Москвы как центра объединения.

[1] 21 сентября (8 сентября по юлианскому календарю) в соответствии с Федеральным законом от 13 марта 1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России» является Днём воинской славы России — День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве.
[2] Летописный сборник, именуемый Патриаршей или Никоновской летописью. ПСРЛ. Т. XI. Спб., 1897. С. 27.
[3] Цит. по: Борисов Н.С. И свеча бы не угасала… Исторический портрет Сергия Радонежского. М., 1990. С.222.
[4] Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. XI. С. 56.
[5] Кирпичников А.Н. Куликовская битва. Л., 1980. С. 105.
[6] Эта численность рассчитана советским военным историком Е.А. Разиным на основе общего количества населения русских земель с учетом принципов комплектования войск для общерусских походов. См.: Разин Е.А. История военного искусства. Т. 2. Спб., 1994. С. 272. Такую же численность русского войска определяет и А.Н. Кирпичников. См.: Кирпичников А.Н. Указ. соч. С. 65. В трудах историков XIX в. эта численность варьируется от 100 тыс. до 200 тыс. человек. См.: Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. V. М., 1993.С. 40; Иловайский Д.И. Собиратели Руси. М., 1996. С. 110.; Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Книга 2. М., 1993. С. 323. Русские летописи приводят крайне преувеличенные данные о численности русского войска: Воскресенская летопись – около 200 тыс. См.: Воскресенская летопись. ПСРЛ. Т. VIII. Спб., 1859. С. 35; Никоновская летопись — 400 тыс. См.: Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. XI. С. 56.
[7] См.: Скрынников Р.Г. Куликовская битва // Куликовская битва в истории культуры нашей Родины. М., 1983. С. 53-54.
[8] Никоновская летопись. ПСРЛ. Т. XI. С. 60.
[9] Там же. С. 61.
[10] «Задонщина» говорит о бегстве Мамая сам-девять в Крым, то есть о гибели 8/9 всего войска в битве. См.: Задонщина // Воинские повести Древней Руси. Л., 1986. С. 167.
[11] См.: Сказание о Мамаевом побоище //Воинские повести Древней Руси. Л., 1986. С. 232.
[12] Кирпичников А.Н. Указ. соч. С. 67, 106. По Е.А. Разину ордынцы потеряли около 150 тыс., русские убитыми и умершими от ран – около 45 тыс. человек (См.: Разин Е.А. Указ. соч. Т. 2. С. 287–288). Б. Урланис говорит о 10 тыс. убитых (См.: Урланис Б.Ц. История военных потерь. Спб., 1998. С. 39). В «Сказании о Мамаевом побоище» говорится, что было убито 653 боярина. См.: Воинские повести Древней Руси. С. 234. Приводимая там же цифра общего числа погибших русских дружинников в 253 тыс. явно является завышенной.
[13] Горский А.А. Москва и Орда. М. 2000. С. 188.
[14] Данилевский И.Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII-XIV вв.). М. 2000. С. 312.
[15] Шабульдо Ф.М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского. Киев, 1987. С. 131.

Источник: topwar.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.