Измаильская крепость

Слово Суворова

Русские войска штурмом взяли турецкую крепость ИзмаилГород и крепость Измаил (на левом берегу Килийского рукава р. Дунай, в 80 км от Черного моря) ныне имеют мусульманское название: имя сына Авраама от служанки Агарь. Однако основали город, разумеется, не мусульмане. При раскопках в районе Кривого озера (в восточной части города) были обнаружены керамические изделия с надписями на древнегреческом языке. Во II в. на берегу Дуная римляне построили крепость Сморнис. Находки монет периода X—XI веков на территории Измаильской крепости свидетельствуют о сильном влиянии Византии (Восточной Римской империи). После разграбления Константинополя крестоносцами в 1204 г. Византия была ослаблена, на побережье Черного моря и на берегах Дуная появились генуэзские колонии, в том числе на месте римской крепости Сморнис. По мнению славянских историков, еще с IX-X вв. эта местность вошла в состав Галицко-Волынского княжества Киевской Руси. На месте развалин римской крепости вырос славянский город Смил, ставший важным торговым и культурным центром.


Во время татаро-монгольского нашествия на Русь в середине XIII века эту местность захватили золотоордынцы, разрушив Смил. Спустя почти столетие после освобождения из-под власти Золотой Орды из руин Смила вырос город Синил, вошедший в конце XIV в. в состав православного Молдавского княжества.

В начале XVI в. город был захвачен турками в ходе их завоевания Балкан и под их властью стал Измаилом. Турецкий султан поселил в Измаиле ногайцев.

В истории русско-турецких войн «неприступная» крепость Измаил, имевшая важное стратегическое значение, четырежды была взята русской армией и вошла в летопись славных побед русского оружия:
– в 1770 (взята без боя корпусом генерала Н.В. Репнина, турецкий гарнизон бежал при приближении русских войск, однако возвращена Турции по Кючук-Кайнарджийскому миру),
– 1790 (взята штурмом Суворовым, но возвращена по Ясскому договору),
– 1809 (оставлена за Россией по Бухарестскому договору, однако утрачена по результатам Крымской войны),
– наконец, в 1877 г. окончательно вошла в состав Российской империи по Сан-Стефанскому мирному договору.

Наиболее известным и знаменитым считается штурм Измаила войсками А.В. Суворова в 1790 г. К этому времени Измаил представлял из себя мощную крепость, построенную французскими военными инженерами. Стены крепости были 25-метровой высоты, по форме она напоминала треугольник, длинна которого была 6,5 километров. Измаил окружали вал высотой 6-8 м с земляными и каменными бастионами и ров шириной 12 м и глубиной 6-10 м. Гарнизоном (35 тыс. чел., 265 орудий) командовал Айдос Мехметпаша, уверенный в неприступности крепости.


Потемкин, начинавший осаду ее, не достиг успеха. Тогда приглашен был Суворов. По своем прибытии в начале декабря Суворов немедленно предложил крепости сдаться. «Сутки на размышление – воля», – говорилось в послании турецкому коменданту. – «Первый выстрел – уже неволя. Штурм – смерть».

Чувствуя себя уверенно за высокими и крепкими каменными стенами крепости, Мехметпаша высокомерно ответил: «Скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем падет Измаил». Ответом русских был штурм. После упорного боя, во время которого особенно отличилась колонна генерал-майора М.
И. Кутузова, русские войска сломили сопротивление противника и овладели крепостью. Потери русских – 4 тысяч убитых и 6 тысяч раненых, турок – 26 тысяч убитых и 9 тысяч пленных, включая раненых. Успех был обеспечен тщательностью и скрытностью подготовки, внезапностью действий и одновременностью удара всех девяти колонн, ясной и точной постановкой целей. Взятие Измаила способствовало быстрому и успешному окончанию войны с Турцией. По Ясскому мирному договору (1791) крепость была возвращена Турции.

 На взятие Измаила

Чего не может род сей славный,
Любя царей своих, свершить?
Умейте лишь, главы венчанны!
Его безценну кровь щадить, –

Умейте дать ему вы льготу,
К делам великим дух, охоту
И правотой сердца пленить.
Вы можете его рукою
Всегда, войной и не войною,
Весь мір себя заставить чтить.

(1790-1791)
Г.Р. Державин


Источник: rusidea.org

Измаильская крепость

Победа в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. обеспечила России выход к Черному морю. Но по условиям Кючук-Кайнарджийского договора сильная крепость Измаил, расположенная в устье Дуная, оставалась за Турцией.

В 1787 г. Турция, поддерживаемая Англией и Францией, потребовала от России пересмотра договора: возврат Крыма и Кавказа, признание недействительными последующих соглашений. Получив отказ, она начала военные действия. Турция планировала захватить Кинбурн и Херсон, высадить крупный десант в Крыму и разгромить базу российского флота Севастополь.

Для развертывания военных действий на Черноморском побережье Кавказа и Кубани значительные турецкие силы были направлены к Сухуму и Анапе. Для обеспечения своих планов Турция подготовила 200-тысячную армию и сильный флот из 19 линейных кораблей, 16 фрегатов, 5 бомбардирских корветов и большого количества кораблей и судов обеспечения.


Россия развернула две армии: Екатеринославскую генерал-фельдмаршала Григория Потемкина (82 тыс. человек) и Украинскую генерал-фельдмаршала Петра Румянцева (37 тыс. человек). Выделенные из состава Екатеринославской армии два сильных военных корпуса находились на Кубани и в Крыму.

Русский Черноморский флот базировался в двух пунктах: главные силы — в Севастополе (23 боевых корабля с 864 орудиями) под командованием адмирала М.И. Войновича, здесь служил будущий великий флотоводец Федор Ушаков, и гребная флотилия в Днепровско-Бугском лимане (20 малотоннажных кораблей и судов, частично еще не вооруженных). На стороне России выступила крупная европейская страна — Австрия, которая стремилась расширить свои владения за счет Балканских государств, находившихся под властью Турции.

План действий союзников (России и Австрии) носил наступательный характер. Он состоял в том, чтобы вторгнуться в пределы Турции с двух сторон: австрийская армия должна была начать наступление с запада и овладеть Хотином; Екатеринославской армии предстояло развернуть военные действия на побережье Черного моря, овладеть Очаковом, затем перейти Днепр, очистить от турок район между Днестром и Прутом, для чего взять Бендеры. Российский флот должен был активными действиями на Черном море сковать флот противника и воспрепятствовать проведению Турцией десантных операций.

Военные действия развивались для России успешно. Взятие Очакова, победы Александра Суворова при Фокшанах и Рымнике создали предпосылки для завершения войны и подписания выгодного для России мира. Турция не располагала в это время силами для серьезного сопротивления армиям союзников. Однако политики не смогли использовать благоприятный момент. Турции удалось собрать новые войска, получить помощь от западных стран, и война затянулась.


В кампании 1790 г. русское командование планировало взять турецкие крепости на левом берегу Дуная, а затем перенести военные действия за Дунай.

В этот период блестящие успехи были одержаны русскими моряками под командованием Федора Ушакова. Турецкий флот потерпел крупные поражения в Керченском проливе и у острова Тендра. Русский флот захватил прочное господство на Черном море, обеспечив условия для активных наступательных действий русской армии и гребной флотилии на Дунае. Вскоре, овладев крепостями Килия, Тульча и Исакча, русские войска подошли к Измаилу.

Крепость Измаил считалась неприступной. Перед войной она была перестроена под руководством французских и немецких инженеров, значительно усиливших ее укрепления. С трех сторон (северной, западной и восточной) крепость окружал вал протяженностью 6 км, высотой до 8 метров с земляными и каменными бастионами. Перед валом был вырыт ров шириной 12 метров и до 10 метров глубины, который в отдельных местах заполнялся водой. С южной стороны Измаил прикрывался Дунаем. Внутри города было много каменных построек, которые могли активно использоваться для ведения обороны. Гарнизон крепости насчитывал 35 тыс. человек при 265 крепостных орудиях.


В ноябре русская армия численностью 31 тыс. человек (в том числе 28,5 тыс. человек пехоты и 2,5 тыс. человек конницы) при 500 орудиях осадила Измаил с суши. Речная флотилия под командованием генерала Ораса де Рибаса, уничтожив почти всю турецкую речную флотилию, заблокировала крепость со стороны Дуная.

Два штурма Измаила окончились неудачей и войска перешли к планомерной осаде и артиллерийским обстрелам крепости. С началом осенней непогоды в армии, располагавшейся на открытой местности, начались массовые заболевания. Разуверившись в возможности взять Измаил штурмом, руководившие осадой генералы приняли решение отвести войска на зимние квартиры.

25 ноября командование войсками под Измаилом было поручено Суворову. Потемкин предоставил ему право действовать по своему усмотрению: «продолжением ли предприятий на Измаил или оставлением оного». В своем письме к Александру Васильевичу он отметил: «Моя надежда на бога и на Вашу храбрость, поспеши мой милостивый друг…».

Прибыв к Измаилу 2 декабря, Суворов прекратил отвод войск из-под крепости. Оценив обстановку, он принял решение немедленно готовить штурм. Осмотрев укрепления противника, он отметил в донесении Потемкину, что они «без слабых мест».

Подготовка к штурму была проведена за девять дней.


воров стремился максимально использовать фактор внезапности, для чего подготовку к наступлению проводил скрытно. Особое внимание обращалось на подготовку войск к штурмовым действиям. У села Броска были сооружены валы и стены, подобные измаильским. Шесть дней и ночей солдаты отрабатывали на них способы преодоления рвов, валов и крепостных стен. Суворов подбадривал воинов словами: «Больше пота — меньше крови!» Одновременно для обмана противника имитировалась подготовка к длительной осаде, закладывались батареи, проводились фортификационные работы.

Суворов нашел время разработать для офицеров и солдат специальные наставления, в которых содержались правила ведения боя при штурме крепости. На Трубаевском кургане, где в наши дни возвышается небольшой обелиск, стояла палатка полководца. Здесь проводилась кропотливая подготовка к штурму, продумывалось и предусматривалось все до мелочей. «На такой штурм, — признавался позже Александр Васильевич, — можно было отважиться только раз в жизни».

Перед сражением на военном совете Суворов заявил: «Дважды стояли русские перед Измаилом и дважды отступали от него; теперь, в третий раз, им ничего более не остается, как взять крепость или умереть…». Военный совет единогласно выступил в поддержку великого полководца.

7 декабря Суворов направил коменданту Измаила письмо Потемкина с ультиматумом о сдаче крепости. Туркам, в случае добровольной сдачи, гарантировалась жизнь, сохранение имущества и возможность переправиться через Дунай, иначе «с городом последует судьба Очакова». Заканчивалось письмо словами: «К исполнению сего назначен храбрый генерал граф Александр Суворов-Рымникский». А Суворов приложил к письму свою записку: «Я с войсками сюда прибыл. 24 часа на размышление для сдачи и воля; первые мои выстрелы — уже неволя; штурм — смерть.».


Турки капитулировать отказались и в ответ заявили, что «скорей Дунай остановится в течении своем и небо преклонится к земле, чем сдастся Измаил». Этот ответ по приказанию Суворова был зачитан в каждой роте, чтобы воодушевить солдат перед штурмом.

Штурм был назначен на 11 декабря. Для сохранения тайны Суворов не стал отдавать письменный приказ, а ограничился устной постановкой задачи командирам. Полководец планировал провести ночную одновременную атаку сухопутными войсками и речной флотилией с разных направлений. Основной удар наносился по наименее защищенной приречной части крепости. Войска были разделены на три отряда по три колонны в каждом. В состав колонны входило до пяти батальонов. Шесть колонн действовали с суши и три колонны — со стороны Дуная.

Отряд под командованием генерала П.С. Потемкина численностью 7500 человек (в него входили колонны генералов Львова, Ласси и Мекноба) должен был атаковать западный фас крепости; отряд генерала А.Н. Самойлова численностью 12 тыс. человек (колонны генерал-майора М.И. Кутузова и казачьих бригадиров Платова и Орлова) — северо-восточный фас крепости; отряд генерала де Рибаса численностью 9 тыс. человек (колонны генерал-майора Арсеньева, бригадира Чепеги и гвардии секунд-майора Маркова) должен был атаковать приречный фас крепости со стороны Дуная. Общий резерв численностью около 2500 человек был разделен на четыре группы и расположен против каждых из крепостных ворот.


Из девяти колонн на главном направлении было сосредоточено шесть. Здесь же расположили основную артиллерию. Впереди каждой колонны должны были двигаться команда из 120-150 стрелков в рассыпном строю и 50 рабочих с шанцевым инструментом, затем три батальона с фашинами и лестницами. Замыкает колонну резерв, построенный в каре.

10 декабря с восходом солнца началась подготовка штурма огнем с фланговых батарей, с острова и с судов флотилии (всего около 600 орудий). Она продолжалась почти сутки и завершилась за 2,5 часа до начала штурма.  Штурм не стал для турок неожиданностью. Они каждую ночь были готовы к нападению русских; кроме того, несколько перебежчиков раскрыли им план Суворова.

В 3 часа ночи 11 декабря 1790 года взвилась первая сигнальная ракета, по которой войска оставили лагерь и, перестроясь в колонны, выступили к назначенным по дистанции местам. В половине шестого утра колонны двинулись на приступ. Прежде других подошла к крепости 2-я колонна генерал-майора Б.П. Ласси. В 6 часов утра под градом неприятельских пуль егеря Ласси одолели вал, и наверху завязался жестокий бой.


шеронские стрелки и Фанагорийские гренадеры 1-й колонны генерал-майора С.Л. Львова опрокинули неприятеля и, овладев первыми батареями и Хотинскими воротами, соединились со 2-й колонной. Хотинские ворота были открыты для кавалерии. Одновременно на противоположном конце крепости 6-я колонна генерал-майора М.И. Голенищева-Кутузова овладела бастионом у Килийских ворот и заняла вал вплоть до соседних бастионов. Наибольшие трудности выдали на долю 3-й колонны Мекноба. Она штурмовала большой северный бастион, соседний с ним к востоку, и куртину между ними. В этом месте глубина рва и высота вала были так велики, что лестницы в 5,5 саженей (около 11,7м) оказались коротки, и пришлось под огнем связывать их по две вместе. Главный бастион был взят. Четвертая и пятая колонны (соответственно полковника В.П. Орлова и бригадира М.И. Платова) также выполнили поставленные перед ними задачи, одолев вал на своих участках.

Десантные войска генерал-майора де-Рибаса в трех колоннах под прикрытием гребного флота двинулись по сигналу к крепости и построились в боевой порядок в две линии. Высадка началась около 7 часов утра. Она производилась быстро и четко, несмотря на сопротивление более 10 тысяч турок и татар. Успеху высадки немало способствовали колонна Львова, атаковавшая во фланге береговые дунайские батареи, и действия сухопутных войск с восточной стороны крепости. Первая колонна генерал-майора Н.Д. Арсеньева, подплывшая на 20 судах, высадилась на берег и разделилась на несколько частей. Батальон херсонских гренадер под командованием полковника В.А. Зубова овладел весьма крутым кавальером, потеряв 2/3 людей. Батальон лифляндских егерей полковника графа Рожера Дамаса занял батарею, которая анфилировала берег. Другие части также овладели лежавшими перед ними укреплениями. Третья колонна бригадира Е.И. Маркова высадилась у западной оконечности крепости под картечным огнем с редута Табия.

В ходе боя был тяжело ранен генерал Львов и командование 1-й колонной принял полковник Золотухин. 6-я колонна сразу овладела валом, но затем задержалась, отражая сильную контратаку турок. 

Тяжелый бой выдержали 4-я и 5-я колонны, составленные из спешенных казаков. Они были контратакованы выступившими из крепости турками, а казакам Платова пришлось еще и преодолевать ров с водой. Казаки не только справились с задачей, но и способствовали успешной атаке 7-й колонны, которая после десантирования разделилась на четыре части и шла в атаку под фланговым огнем турецких батарей. В ходе боя Платову пришлось принять на себя командование отрядом, заменив тяжело раненого генерала Самойлова. Успешно справились с задачами и остальные колонны, атаковавшие противника со стороны Дуная. 

С рассветом бой уже шел внутри крепости. К 11 часам были открыты ворота и в крепость вошли подкрепления. Тяжелые уличные бои продолжались до сумерек. Турки отчаянно оборонялись. Штурмовые колонны были вынуждены разделяться и действовать отдельными батальонами и даже ротами. Их усилия постоянно наращивались за счет введения в бой резервов. Для поддержки атакующих внутрь крепости была введена и часть артиллерии.

При наступившем дневном свете стало ясно, что вал взят, неприятель вытеснен из крепостных верхов и отступает во внутреннюю часть города. Русские колонны с разных сторон двинулись к центру города — справа Потемкин, с севера казаки, слева Кутузов, с речной стороны де-Рибас. Начался новый бой. Особенно ожесточенное сопротивление продолжалось до 11 часов утра. Несколько тысяч лошадей, выскочивших из горящих конюшен, в бешенстве мчались по улицам и увеличивали смятение. Почти каждый дом приходилось брать с боем. Около полудня Ласси, первым взошедший на крепостной вал, первым же достиг и середины города. Здесь он встретил тысячу татар под начальством Максуд-Гирея, князя чингисхановой крови. Максуд-Гирей защищался упорно, и только когда большая часть его отряда была перебита, сдался в плен с 300 воинами, оставшимися в живых.

«Крепость Измаильская, столь укрепленная, сколь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков. Упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто» — писал Потемкин в донесении Екатерине II.

Взятие русскими войсками Измаила резко изменило стратегическую обстановку в войне в пользу России. Турция вынуждена была перейти к мирным переговорам.

«Не бывало крепости крепче, не было обороны отчаяннее обороны Измаила, но Измаил взят», — эти слова из донесения Суворова Потемкину высечены на памятнике, установленном в честь великого русского полководца.

Владимир Рогоза

И еще пару исторических подвигов русского солдата:  Это не Спарта — это Россия ! и  «Русские не сдаются ! «

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=12550

Источник: masterok.livejournal.com

Измаильская крепость

Как-то в декабре 1790 года к коменданту крепости Измаил паше Айдозле-Мехмету явился Александр Васильевич Суворов и по-хорошему предложил сдаться. Ну, это как если бы интеллигентный молодой человек подошёл на улице к компании амбалов и предложил отдать ему все деньги и ценности — крепость, которую русские уже брали в 1770 году, была перестроена по последнему слову техники, и на тот момент считалось, что взять её штурмом невозможно. Паша ответил: "Скорее небо рухнет на Землю, запрудит своим осколками Дунай и заставит его течь вспять, чем падёт Измаил!", и уж конечно после того ответа Суворов не мог не пойти на штурм.
Что было дальше — все знают. Непобедимая крепость была взята за один день, а турки потеряли убитыми в десять раз больше, чем русские. Россия овладела черноморским побережьем от Днестра до Кубани, что позволило основать Одессу. Многие герои штурма прославились и дальнейшими победами. Штурм Измаила потряс современников (например, Байрона) и навсегда вошёл в историю. И хотя сама крепость, к тому времени безнадёжно устаревшая, была срыта в 1856 году, предлагаю посмотреть на место тех событий.

Измаильская крепость была грандиозна — периметр её куртин достигал шести километров, она ощутимо превосходила уездный центр нынешнего Измаила. Вот на этой схеме можно примерно оценить её территорию сравнительно с нынешними стадионами да жилмассивами:

Измаильская крепость

Собственно, турецкий Измаил и не был городом — это была именно крепость с инфраструктурой. Осмотреть возможно только небольшой её участок, так называемую Старую крепость — на схеме между "Тургостиницей Дунай", "ПУВКХ" и "Жилмассивом". Западнее — бывшая Новая крепость, южнее — бывшая Цитадель, но их территории в основном застроены. Большая часть крепости ныне выглядит так:

Измаильская крепость

От центра до крепости около трёх километров по улице Кутузова, которая отходит от Суворовского проспекта вот у этого дома румынской постройки и пройдя через старые кварталы, упирается в ворота… не самой крепости, а бывшего воинского кладбища:

Измаильская крепость

Малоизвестный факт, но русские брали Измаил трижды. За 20 лет до Суворова крепость взял Николай Репнин, но тогда Измаил был совершенно не тот: турки вынесли уроки из той войны и фактически построили крепость заново. Спустя полтора десятилетия после Суворова, в 1806-09 годах Измаил также пытались взять — но сделать это смогли лишь с третьей попытки (Ришельё, Михельсон, Засс): основательно потрёпанная и морально устаревающая крепость по-прежнему была очень грозной, и гения Суворова здесь очень не хватало. После этого Измаил вошёл в состав России окончательно, а ликвидировали крепость в 1856 году, когда город пришёлся отдать турецкому протекторату Молдавии по итогам Крымской войны.
На этой схеме хорошо показан план крепости, но главное — вглядитесь в эти имена:

Измаильская крепость

Кто такой Кутузов — думаю, не стоит даже пояснять. Именно здесь он стал одноглазым. В штурме участвовал Хосе де Рибас — основатель Одессы; запорожские атаманы Захарий Чапега — основатель Краснодара, и Антон Головатый — основатель Тамани и Кубанского казачества вообще; донской атаман Матвей Платов — основатель Новочеркасска и великий реформатор казачества; екатерининские фавориты Зубов и Орлов. Вряд ли в истории России ещё были короткие битвы, в которых участвовало столько выдающихся военачальников. И хотя этот штурм удался в первую очередь благодаря гениальности и энергии Суворова, свой вклад внесли все — так, именно запорожцы Головатого первыми вошли в крепость.

Измаильская крепость

За воротами находится бастион "Кавальер" Новой крепости, считавшийся самым мощным. Штурм Кавальера был ключевым эпизодом штума Измаила, и самым кровавым — в битве за "Кавальер" погибло 2/3 нападавших… Впрочем, общие потери российской армии были относительно невелики — 2136 человек против 26 тысяч у турок. Ныне площадка "Кавальера", бывшая до средины ХХ века воинским кладбищем, густо утыкана памятниками, которые к тому же сильно проредили в советское время:

Измаильская крепость

Например, мавзолей (1909) раньше был увенчан обелиском с орлом:

Измаильская крепость
(отсюда)

А изнутри ныне выглядит так:

Измаильская крепость

По соседству в 1930 году румыны поставили "Троицу" — ведь для них русско-турецкие войны были напрямую связаны с обретением независимости, так что и слова на плакате — по крайней мере с точки зрения румын, болгар, греков не такое уж лицемерие:

Измаильская крепость

Кладбище разрушили в 1970-е годы, и всё же на берегу Дуная остался фрагмент его ограды, стилизованный под зубчатую стену:

Измаильская крепость

Дунайское русло в "Кавальера" просматривается до самой Румынии — отсюда видно, какой на самом деле ширины эта река, всего на треть уступающая Волге:

Измаильская крепость

Вид вдоль Дуная — вдалеке морской порт и пароходство:

Измаильская крепость

Спускаясь по склону, как-то не ожидаешь, что к Дунаю обрывается совершенно отвесный берег:

Измаильская крепость

Хотя он высотой всего 14 метров, из-за крутизны сверху кажется, что как минимум полсотни:

Измаильская крепость

Отсюда видны и другие постройки крепости — из аутентичных сохранилась только Малая мечеть 16 века над городским пляжем:

Измаильская крепость

И две церкви — Успенская (1841, на переднем плане) и Никольская (1852), на базе которых ныне возрождён монастырь, действовавший ещё при турках:

Измаильская крепость

Успенская церковь судя по форме была гарнизонным храмом русской крепости, а Никольская — видимо, приходская:

Измаильская крепость

Где-то здесь, в оврагах по Матросской улице, сохранились и чудом уцелевшие фундаменты аутентичных укреплений… но мы их не нашли. А вот это вот небольшое здание, утратившая минареты гарнизонная мечеть — последний свидетель Суворовского штурма:

Измаильская крепость

В неё можно зайти — под аркадой ныне холл музея:

Измаильская крепость

Сохранились даже кое-какие архитектурные детали:

Измаильская крепость

А там, где некогда был молельный зал, ныне находится музей-диорама, открытая в 1973 году:

Измаильская крепость

Советую не пожалеть 20 минут и как следует рассмотреть её. Точнее, это почти что просмотр фильма — диорама сопровождается аудиолекцией, и здесь можно быстро и чётко понять, как была устроена крепость, кто и как её штурмовал, и в каких местах искать следы тех или иных эпизодов. И не могу не отметить, что лекция на русском языке и без каких-либо попыток рассказать посетителям соответствующую политической ситуации "правду".

Измаильская крепость

И вообще, господа — мне тут этак полгода назад один белорусский шляхтич оппозиционер объяснял, что Суворов преимущественно в Литве и Польше "детей шашкой рубал", и так чествуют его в России только в силу природного отвращения к благородной польско-литовской культуре. Отвечаю со всей ответственностью: не за это, а за штурм Измаила и Альпийский поход. Не так много в истории было полководцев, умевших побеждать в 2-3 раз превосходящие силы противника на его территории с минимальными потерями. Так не умел даже Наполеон — по своему тактическому гению Суворова можно поставить в один ряд с Александром Македонским.

Измаильская крепость

Вокруг мечети — пушки разных эпох:

Измаильская крепость

Камни и черепки — то ли фрагменты крепости, то ли античные находки:

Измаильская крепость

Из пригретого Солнцем камням вылезали клопы:

Измаильская крепость

Большая же часть крепости ныне — парк и пляж с кафе на открытом воздухе, прогуливающимися мамами с детьми и выпивающей молодёжью. На пляже, хотя было +18, некоторые уже пробовали купаться. А эта вода, прежде чем подойти к Измаилу, успела омыть подножья замков Германии, набережные Братиславы, Вены, Будапешта, Белграда, сотни километров берегов Румынии и Болгарии. Официально это самая интернациональная река мира, и вряд ли берега ещё какой-то реки видели столько исторических событий.

Измаильская крепость

В следующих частях осмотрим ещё два города украинского Подунавья — Килию и Вилково. Точнее, даже три, но об этом в следующей части.

НОВОРОССИЯ-2011
Как это делалось в Одессе. Вступление.
ДОРОГА К МОРЮ
По России
Перемышль. Под разрушенным собором.
Локоть. Другая сторона войны.
Малороссия (Средняя Украина)
Глухов и Батурин. Гетманские столицы.
Козелец и его собор.
Остёр. На руинах древней Руси.
Малороссийские зарисовки. Деревни, природа, автобан и немного Киева.
Умань и парк "Софиевка".
Музей ракетных войск под Голованевском.
НОВОРОССИЯ
Новороссия. Калифорния Российской империи..
Западная Новороссия
Аджигольские маяки в устье Днепра.
Херсон. Проспекты и набережные.
Херсонская крепость.
Херсон. По центру.
Николаев. Вдоль Ингула (верфи и набережные).
Николаев. Старый город и Черноморский судозавод.
Одесса и окрестности
Одесса. Какой я её увидел.
Одесса. Над портом.
Одесский порт.
Одесса. Перекресток культур: Привоз, вокзал и храмы.
Одесса. Улицы и виды.
Одесса. Молдаванка.
Одесса. Большой Фонтан.
Одесса. Аркадия.
Буджак.
Днестровский лиман. Овидиополь, Каролино-Бугаз, Затока.
Белгород-Днестровский. Крепость.
Белгород-Днестровский. Город.
Между Днестром и Дунаем.
Дуга Струве. Самый странный объект ВКН ЮНЕСКО.
Измаил. Город на Дунае.
Измаил. Бывшая крепость.
Килия. Два берега.
Вилково. Староверы дунайских плавней.
.

Источник: varandej.livejournal.com

КРЕПОСТЬ ИЗМАИЛ

Измаил же являлся одной из самых сильных крепостей Турции. Со времени войны 1768–1774 годов турки под руководством французского инженера Де-Лафит-Клове и немца Рихтера превратили Измаил в грозную твердыню. Крепость была расположена на склоне высот, покатых к Дунаю. Широкая лощина, простиравшаяся с севера на юг, разделяла Измаил на две части, из которых большая, западная, называлась старой, а восточная — новой крепостью. Крепостная ограда бастионного начертания достигала б верст длины и имела форму прямоугольного треугольника, прямым углом обращенного к северу, а основанием – к Дунаю. Главный вал достигал 8,5 метров высоты и был обнесен рвом глубиной до 11 метров, шириной до 13 метров. Ров местами был заполнен водой. В ограде было четверо ворот: на западной стороне – Царьградские (Бросские) и Хотинские, на северо-восточной — Бендерские, на восточной – Килийские. Валы оборонял 260 орудий, из которых 85 пушек и 15 мортир находились на речной стороне. Городские строения внутри ограды были приведены в оборонительное состояние. Было заготовлено большое количество огнестрельных и продовольственных запасов. Гарнизон крепости состоял из 35 тысяч человек. Командовал гарнизоном Айдозли-Махмет-паша.

Широкорад А. Б. Русско-турецкие войны 1676–1918 г. М., 2000 http://wars175x.narod.ru/1790_02.html

ДЕЙСТВИЯ ПОД ИЗМАИЛОМ ДО ПРИБЫТИЯ СУВОРОВА

Во главе обороны стоял поседелый в боях трехбунчужный Айдозли-Мехмет-паша. Дважды предлагали ему звание визиря, и каждый раз он отклонял его от себя. Без кичливости и без слабодушия, он постоянно выказывал твердость и решимость скорее похоронить себя под развалинами крепости, нежели сдать ее. […] Боевых припасов было в изобилии, продовольствия – месяца на 1½; только в мясе чувствовался недостаток, и мясную порцию получали лишь знатнейшие чиновники. Турки считали Измаил неодолимым.

Таким образом, сильная, хорошо снабженная крепость, мужественный комендант, превосходный по числу гарнизон, храбрость которого возбуждалась еще угрозою смертной казни, – вот трудности, которые нужно было преодолеть Русским.

Овладеть же Измаилом было необходимо, не только вследствие указанных выше соображений военных, но и политических.

Уже с августа месяца статский советник Лошкарев, по поручению Потемкина, вел в Журжеве переговоры о мире с верховным визирем. Как и всегда, турки тянули переговоры до бесконечности. […] Казалось бы, что падение Килии, Тульчи, Исакчи и поражение Баталь-паши на Кубани должны были сделать Шерифа-пашу сговорчивее; но интриги Пруссии, назойливо предлагавшей свое посредничество с крайне невыгодными условиями, вели к постоянным проволочкам. Потемкин уже давно был выведен из терпения («Наскучили уже турецкие басни», пишет он Лошкареву от 7 сентября).

Императрица требовала скорейшего заключения мира. В рескрипте Потемкину от 1 ноября 1790 г., который был им получен, вероятно, во время упомянутых операций Рибаса, Потемкина и Гудовича под Измаилом, она приказывает: «обратить все силы и внимание, и стараться достать мир с турками, без которого не можно отваживаться ни на какие предприятия. Но о сем мире с турками я скажу, что ежели Селиму нужны, по его молодости, дядьки и опекуны, и сам не умеет кончить свои дела, для того избрал себе пруссаков, англичан и голландцев, дабы они более еще интригами завязали его дела, то я не в равном с ним положении, и с седой головой не дамся им в опеку».

Потемкин видел, что кампания 1790 г. подходит к концу, окончить ее, ограничившись взятием ничтожных крепостей, будет важным промахом в политическом отношении, что, пока не пал Измаил, переговоры о мире будут только потерею времени, а Императрица требует этого мира. Он отлично понимает, что грандиозный подвиг овладения Измаилом не по плечу ни одному из находящихся там генералов, вероятно, чувствует, что и сам к этому не способен, а потому решается поручить дело Суворову. 25 ноября Потемкин из Бендер послал Суворову собственноручный секретный ордер: «Флотилия под Измаилом истребила уже почти все их суда и сторона города к воде открыта. Остается предпринять с помощию Божиею на овладение города. Для сего Ваше Сиятельство извольте поспешить туда для принятия всех частей в нашу команду… прибыв на место осмотрите чрез инженеров положение и слабые места. Сторону города к Дунаю я почитаю слабейшею…[…]».

Орлов Н.А. Штурм Измаила Суворовым в 1790 году. СПб, 1890 http://adjudant.ru/suvorov/orlov1790-03.htm

ВЗЯТИЕ ИЗМАИЛА

В конце октября Южная армия Потемкина открыла наконец кампанию, двинувшись в южную Бессарабию. Де Рибас овладел Исакчей, Тульчей и Сулинским гирлом. Меллер-Закомельский взял Килию, а Гудович-младший и брат Потемкина осадили Измаил. Действовали они, впрочем, до того неудачно, что на военном совете решено было снять осаду.

Тогда Потемкин, придававший взятию Измаила особенное значение, дабы склонить этим Порту на мир, поручил Суворову (стоявшему со своей дивизией в Браилове) принять начальство под Измаилом и самому на месте решить, снять ли осаду или продолжать ее. Захватив с собой своих Фанагорийцев и Апшеронцев, Суворов поспешил к Измаилу, встретил 10-го декабря уже отступавшие войска, вернул их в траншеи и на рассвете 11-го декабря беспримерным штурмом овладел турецкой твердыней. У Суворова было около 30000, из коих четвертая часть – казаки, вооруженные одними только пиками. Измаил защищало 40000 под начальством сераскира Мехмет-Эмина. Суворов немедленно отправил коменданту предложение сдаться:

«Сераскиру, старшинам и всему обществу. Я с войсками прибыл сюда. 24 часа на размышление – воля. Первый мой выстрел – уже неволя, штурм – смерть, что и оставляю вам на размышление». На это сераскир ответил, что «скорее небо упадет на землю и Дунай потечет вверх, чем он сдаст Измаил»… Из 40000 турок не спасся никто, сераскир и все старшие начальники были убиты. В плен взято всего 6000 человек, с 300-ми знамен и значков и 266 орудиями. Урон Суворова – 4600 человек.

Керсновский А.А. История Русской армии. В 4 тт. М., 1992–1994. http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/04.html

ТАКИМ ОБРАЗОМ СОВЕРШЕНА ПОБЕДА

Таковой жестокий бой продолжался 11 часов; пред полуднем господин генерал-порутчик и кавалер Потемкин к новому подкреплению войск отправил сто восемьдесят пеших казаков открыть Броския ворота и послал в оные три эскадрона Северского карабинерного полку в команде полковника и кавалера графа Мелина. А в Хотинские ворота, кои были отворены полковником Золотухиным, введены остальные сто тридцать гренадер с тремя полевой артиллерии орудиями под руководством премьер-майора Островского, которого храбрости и расторопности отдаю справедливость; в то же время в Бендерские ворота введены три эскадрона Воронежского гусарского полку и два эскадрона карабинер Северского полку. Сии последние, спешась и отобрав ружья и патронницы от убитых, вступили тотчас в сражение.

Жестокий бой, продолжавшийся внутри крепости, чрез шесть часов с половиною, с помощью божиею, наконец решился в новую России славу. Мужество начальников, ревность и расторопность штаб- и обер-офицеров и беспримерная храбрость солдат одержали над многочисленным неприятелем, отчаянно защищавшимся, совершенную поверхность, и в час пополудни победа украсила оружие наше новыми лаврами. Оставались еще в трех местах засевшие неприятели к единому своему спасению в одной мечете, в двух каменных ханах и в казематной каменной батарее. Все они прислали к господину генерал-порутчику и кавалеру Потемкину своих чиновников при наших офицерах просить пощады. Первые из сих приведены подполковником Тихоном Денисовым и дежур-майором премьер-майором Чехненковым, а те, кои засели в двух ханах, взяты военнопленными генерал-майором и кавалером Де-Рибасом; число оных было более четырех тысяч. Равно им же взяты и в казематной батарее бывшие с Мухафиз трехбунчужным пашою двести пятьдесят человек.

Таким образом совершена победа. Крепость Измаильская, столь укрепленная, столь обширная и которая казалась неприятелю непобедимою, взята страшным для него оружием российских штыков; упорство неприятеля, полагавшего надменно надежду свою на число войск, низринуто. Хотя число войска, получающего таинь, полагалось сорок две тысячи, но по точному исчислению полагать должно тридцать пять тысяч. Число убитого неприятеля до двадцати шести тысяч. Начальствовавший Измаилом сераскир Аидос Мехмет трехбунчужный паша, засевший с толпою более тысячи человек в каменном строении и не хотя сдаться, был атакован фанагорийскими гренадерами в команде полковника Золотухина. И как он, так и все бывшие с ним побиты и переколоты.

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.