Форсированное развитие тяжелой промышленности


ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КУРС

К концу 1924 г. партийное руководство делает вывод о завершении восстановительного периода. Если бы восстанавливались современные предприятия, то экономика могла бы расти и дальше за счет повышения производительности труда. Но к этому времени основные производственные фонды фабрик и заводов уже морально устарели и не позволяли этого сделать. Следовательно, важнейшей задачей стало создание новых предприятий. Их нужно было строить как в центральных, так и в восточных регионах СССР. Урал, Сибирь, Средняя Азия, Дальний Восток являлись перспективными для освоения областями, богатыми природными ресурсами и, кроме того, не находящихся вблизи армий западных государств — потенциальных противников СССР. Кроме того, во второй половине 1920-х годов естественный прирост населения достигает 3 млн. человек в год — небывалый для всей российской и советской истории. Подавляющая часть людей продолжала жить в центральной европейской части страны, в то время как количество безработных в 1929 г. приближалось к отметке 2 млн. человек. Ликвидация угрозы социальной напряженности в городах и деревнях центрального региона, рациональное использование людского потенциала вела к необходимости хозяйственного обустройства некогда диких районов страны.


XIV съезд партии (декабрь 1925 г.) взял курс на индустриализацию, провозгласив формулу: превратить СССР из страны ввозящей машины и оборудования, в страну, производящую машины и оборудование. В соответствии с этим ставились задачи: 1) подвести современную техническую базу под промышленность, сельское хозяйство, культурное строительство; 2) создать новейшие средства обороны; 3) укрепить и расширить социальную базу советской власти – фабрично-заводской пролетариат; 4) вытеснить частный капитал из производства и распределения.

Разногласия по вопросам индустриализации касались главным образом темпов и источников для ее проведения. В 1925 г. Сталин пока во многом соглашался с Бухариным относительно «врастания» в социализм через НЭП. На XIV съезде было заявлено, что государство не отказывается от принципов НЭПа. Группа членов Политбюро (Н.Бухарин, А.Рыков, М.Томский, Ф.Дзержинский) считали, что НЭП может обеспечить нужный баланс между развитием промышленности и аграрного сектора. Г.Зиновьев и Л.Каменев также полагали необходимым сохранить НЭП, но предлагали усилить перекачку средств из сельского хозяйства в промышленность, увеличивая налоги с крестьян. Троцкий и его сторонники выдвинули лозунг «Диктатура промышленности» (1926 г.).


и считали, что только подъем промышленности даст возможность поднять сельское хозяйство. К ускоренной индустриализации вскоре стал склоняться и Сталин. Он полагал, что в условиях отсутствия внешних источников для индустриализации, невозможности получения иностранных займов, необходимо изыскать внутренние резервы. Для этого нужно ввести режим жесткой экономии, привлечь сбережения населения, отдать приоритет развитию тяжелой промышленности за счет легкой. Но главное внимание было уделено созданию механизма перекачки средств из деревни в город, то есть из сельского хозяйства в промышленность. Повышение производства зерна позволяло накормить возрастающее количество рабочих и экспортировать хлеб за границу, получая деньги на строительство новых заводов. По мнению Сталина и его единомышленников этого можно было добиться лишь на основе ликвидации малорентабельных единоличных крестьянских хозяйств, свертывания экономической свободы производителей и введения жесткого планирования.

Катализатором изменения курса явился срыв хлебозаготовок 1927 г. Промышленность, направившая свои усилия на нужды индустриализации, оставляла цены на свои товары высокими, тогда как крестьяне не спешили продавать хлеб по низким ценам. В продовольственном снабжении городов наступило резкое ухудшение. Стали проявляться признаки социальной напряженности. Кроме того, государству нечего было экспортировать и не на что закупать технику за границей. СССР нужно было либо отказаться от быстрой индустриализации, либо пойти на жесткие решения. Энергичным проводником этих решений являлся Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) и его председатель В.В.Куйбышев (назначенный на этот пост после смерти Ф.Э. Дзержинского в 1926 г.).


С 1926 г. наметились явные признаки свертывания НЭПа. Это выражалось в следующих изменениях. В 1926/27 гг., зажиточные крестьянские хозяйства стали облагаться все большими налогами. В их число попадали не только кулаки, но и середняки. Ставка делалась на бедняков. В 1926 г. принимается новая инструкция по выборам в Советы, вводящая ограничения избирательных прав для зажиточных слоев. Частная и концессионная промышленность начинает сокращать производство. Происходит сокращение частного сектора и в торговле. В 1927 г. тресты получили указания подчиняться плановым заданиям, тогда как ВСНХ запланировал увеличение капиталовложений в тяжелую промышленность. Одновременно расширялись централизация и административный контроль во всех структурах власти и экономики.

Одной из причин ускорения индустриализации являлось и нестабильное внешнеполитическое положение СССР. Экономика ведущих западных стран к тому времени стабилизировалась, а в заявлениях западных лидеров часто звучали враждебные выпады по отношению к СССР. Факты провокационных налетов на советские представительства и учреждения в Пекине и Лондоне, убийства советского полпреда Войкова в Варшаве, разрыва с Англией дипломатических отношений с СССР, не могли не вызвать в Москве в конце 1920-х гг. острое ощущение военной опасности.


Начало индустриализации было законодательно закреплено в апреле 1927 г. IV съездом Советов СССР. В декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б) принял директивы по составлению первого пятилетнего плана. Госплан и ВСНХ на основе директив съезда приступили к разработке контрольных заданий первой пятилетки. Госплан во главе с Г.М. Кржижановским выступал за поэтапное реформирование народного хозяйства, а руководитель ВСНХ Куйбышев — за ускоренное развитие промышленности и, прежде всего, производства средств производства. В итоге удалось прийти к общему мнению, что генеральный курс должен предусматривать отказ от импорта сложной техники и развитие передовых отраслей: машиностроения, энергетики, химической промышленности, металлургии, способных поднять как промышленность, так и сельское хозяйство.

 

НА ВТОРОЕ МЕСТО В МИРЕ

Важнейшим источником финансирования гигантских строек стала «перекачка» средств из аграрного сектора в индустриальный. Увеличился экспорт хлеба за границу для получения денег на покупку станков. Хотя вывозится также нефть, золото, другие полезные ископаемые, добыча которых увеличивается. На Запад идут и экспонаты из запасников русских музеев. До сих пор среди историков нет единого мнения — вывозились ли истинные сокровища, принадлежавшие государству, либо, в основном, это были не имеющие высокой художественной ценности картины, изделия из золота, серебра и т.п. В первые два года пятилетки промышленность развивалась в соответствии с плановыми заданиями и даже превышала их. В начале 1930-х годов темпы ее роста значительно упали. Кроме того, правительство начало выпускать облигации государственных займов, произвело эмиссию денег, что вызвало инфляцию.


В городах, куда устремились миллионы вчерашних крестьян, стала ощущаться нехватка продовольствия и элементарных предметов быта. В то же время легкая и пищевая промышленность значительно отставала по темпам развития. Экстенсивные методы преобладали над интенсивными. Ручной труд бывших сельских жителей широко использовался на земляных работах. Многие уже построенные предприятия из-за нехватки квалифицированных рабочих и инженеров начинали давать продукцию лишь спустя месяцы после сдачи объекта. Часто дорогостоящие импортные машины ломались из-за неумения обращаться с ними. Процент брака увеличивался, качество продукции падало. Соответственно, одна за другой последовали крупные аварии. Вина за это возлагалась как на нерадивых директоров, так и на «вредителей-специалистов», многие из которых были просто неопытными служащими. В стране прошли судебные процессы над инженерами, плановиками, специалистами различных уровней, обвиняемых во вредительстве: 1928 г. — «Шахтинское дело», в 1930 г — процесс «Промпартии», в 1931 — дело «Трудовой крестьянской партии». Тем не менее, рост производства оборудования тяжелой промышленности, электроэнергии, добычи сырья был весьма значительным. Самоотверженным трудом советских людей заложены тысячи новых объектов. Огромным достижением считалась ликвидация безработицы.


По общему объему промышленного производства СССР в конце 30-х гг. вышел на второе место в мире после США. Теперь он мог претендовать на роль одной из ведущих мировых держав, защищать свои интересы, опираться на мощную промышленную базу, построенную жесткими, часто силовыми методами в рамках социалистической модели. Однако сама идея социализма и последующего построения коммунизма в одной отдельно взятой стране получила подкрепление реальными экономическими достижениями.  Потрясающие экономические показатели не были мифом. Прорыв в современное индустриальное общество состоялся. Так, с 1929 по 1935 г. СССР сумел увеличить выплавку чугуна с 4,3 до 12,5 млн. тонн. Он сократил отставание от развитых стран по производству продукции на душу населения. Зависимость от импорта была преодолена. Обороноспособность страны была обеспечена необходимым техническим оборудованием. За годы первых пятилеток возник целый ряд новых отраслей: тяжелое машиностроение, автомобильная, тракторная промышленность, танкостроение, авиастроение, и многое другое. Подверглись реконструкции металлургия, химическая промышленность, транспорт. Новая индустриальная база создана на востоке страны. Расширена сеть вузов и профессиональных училищ. СССР вошел в число немногих государств, способных производить любой вид промышленной продукции.


Тем не менее, отставание производительности труда от роста расходов, увеличение военного заказа и ужесточение ответственности за выполнение плана сделали неизбежным свертывание хозяйственной инициативы на предприятиях и сокращение материального стимула для труда простых рабочих. Советский метод индустриализации базировался на решающей роли государства в экономике, волевых решениях руководителей страны. В 1930-е годы такое положение вещей считалось само собой разумеющимся по причине угрозы безопасности для СССР, дыхания приближающейся войны. Перекосы в экономическом механизме развития страны сказались впоследствии, когда СССР вышел из войны и вступил в новый этап соревнования с капиталистической системой.

 

ИЗ ПЛАТФОРМЫ «СОЮЗА МАРКСИСТОВ-ЛЕНИНЦЕВ»

(ГРУППА РЮТИНА), 1932 Г.

Сталин, несомненно, войдет в историю, но его «знаменитость» будет знаменитостью Герострата. Ограниченный и хитрый, властолюбивый и мстительный, вероломный и завистливый, лицемерный и наглый, хвастливый и упрямый, — Хлестаков и Аракчеев, Нерон и граф Калиостро — такова идейно-политическая и духовная физиономия Сталина…

Результатов Сталин, как и Луи Бонапарт, добился: переворот свершен, личная диктатура, самая неприкрытая, обманная, осуществлена. Основная когорта соратников Ленина с руководящих постов снята, и одна часть ее сидит по тюрьмам и ссылкам, другая, капитулировавшая, деморализованная и оплеванная, — влачит жалкое существование в рядах партии, третьи, окончательно разложившиеся, — превратились в верных слуг вождя — диктатора. За последние 4-5 лет Сталин побил все рекорды политического лицемерия и беспринципного политиканства…


Планирование из орудия социалистического строительства становится орудием расстройства экономики и внесения в нее анархии и хаоса. Решающее преимущество социалистического строительства перед капитализмом — план, предвидение, расчет и учет — исчезают. Мало того, при этих условиях плюс… превращается в минус, ибо в то время, как при капитализме закон стоимости (хотя и через кризис и величайшие жертвы, но через 2-3 года) создает условия (конечно, очень узкие, ограниченные рамками частной собственности) для нового развития производительных сил, или, по крайней мере, для прекращения их дальнейшего падения, то при плановом строительстве авантюристические планы из года в год могут дезорганизовывать экономику в течение более длительного периода и довести всю страну до полного паралича и голода, как это имеет место в данный момент…

Экономическая политика Сталина, несмотря на то, что мы за последние годы построили десятки крупнейших заводов и фабрик, электрических станций и пр. по последнему слову техники… привела… не только к невиданному экономическому кризису всей страны, но она дискредитировала самые принципы социалистического строительства и отбросила нас в экономическом отношении не менее чем на 12-15 лет назад…


Террор в условиях невиданной централизации и силы аппарата действует почти автоматически. Терроризируя других, каждый в то же время терроризирует и самого себя, заставляя лицемерить других, каждый в то же время и сам вынужден выполнять определенную долю этой «работы»…

Вся верхушка руководящих партийных работников, начиная со Сталина и кончая секретарями областных комитетов, в основном, прекрасно отдают себе отчет, что они рвут с ленинизмом, что они насилуют партийные и беспартийные массы, что они губят дело социализма, но они так запутались, … попали в такой заколдованный круг, что сами не в состоянии из него уже вырваться. Ошибки Сталина и его клики… переросли в преступления… Они на деле рассматривают партию лишь как свою вотчину. Не они для партии, а партия для них… В партии мы, несомненно, имеем некоторую, хотя и незначительную, прослойку немолодых, честных субъективно партийцев, продолжающих, однако, искренне верить в правильность политики Сталина. Как можно объяснить такое явление? …У значительной части партийцев с небольшим теоретическим багажом или вовсе без багажа, с небольшим теоретическим кругозором выработалась традиция, привычка поддерживать ЦК, ибо «ЦК всегда решает правильно»… Эти партийцы не могут объяснить гигантских противоречий между декларациями сталинского руководства и действительностью, но они боятся как огня всяких «уклонов», они привыкли голосовать за ЦК и поэтому стараются не замечать этих противоречий… Они все объяснения противоречий нашей действительности сводят или к неизбежности трудностей социалистического строительства, или к неизбежным недостаткам во всяком большом деле…


Сталинская авантюристическая «архилевая» политика… с абсолютной неизбежностью ведет к реставрации капитализма… Партия и рабочий класс в своем подавляющем большинстве против Сталина и его клики. Надо только эти распыленные и терроризированные силы объединить… и начать работать по устранению сталинского руководства… (…..)

Конкретно вся сумма мероприятий, необходимых для вывода партии и страны из кризиса и тупика, сводится в основном к следующему:

В области индустриализации:

1. Немедленное прекращение антиленинских методов индустриализации и игры в темпы за счет ограбления рабочего класса, служащих и деревни, за счет прямых и косвенных, открытых и замаскированных непосильных налогов и инфляции. Проведение индустриализации на основе действительного и неуклонного роста благосостояния масс.

2. Приведение вложений в капитальное строительство в соответствие с общим состоянием всех наличных ресурсов страны. (….)

Известия ЦК КПСС. 1990, №8

Форсированное развитие тяжелой промышленности

Источник: histrf.ru

Неотложной потребностью экономического развития страны стала модернизация экономики, главным содержанием которой являлось техническое перевооружение всего народного хозяйства. На XIV съезде коммунистической партии в 1925 году был взят курс на индустриали­зацию страны, которая рассматривалась как форсированный процесс создания в СССР крупного машинного производства и переход на этой основе от аграрного к индустриальному обществу за счет снижения уровня жизни большинства населения, эксплуатации крестьян.

При выборе концепции индустриального развития возникли разногласия. В противоборстве двух концепций, двух альтернатив развития — “бухаринской” (продолжение НЭПа, сбалансированное развитие промышленности и сельского хозяйства, приоритетное развитие тяжелой промышленности при одновременном внимании к производству предметов потребления, кооперирование крестьянских хозяйств на добровольной основе) и “сталинской” (свертывание НЭПа, усиление роли государства в развитии экономики, ужесточение дисциплины, форсированное развитие тяжелой промышленности, использование деревни как поставщика средств и рабочей силы для нужд индустриализации) верх одержала “сталинская” концепция. Другими словами, выбор из двух альтернатив развития страны, исключавших друг друга, привел к форсированному социалистическому строительству. Ставилась задача – превратить СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. В целом курс на огосударствление экономики соответствовал мировым тенденциям конца 20-х — начала 30-х гг. С 1928 г. в практику вошло планирование развития экономики в расчете на пятилетки.

Первый в истории пятилетний план на 1928/29-1932/33 гг. был разработан в двух вариантах: первоначальном (отправном) и основном (оптимальном). Объем промышленной продукции намечалось увеличить в 2,3 раза, а крупной промышленности – в 2,8 раза, продукции сельского хозяйства – в 2 раза; увеличить зарплату на 75%, ввести 7-часовой рабочий день и всеобщее начальное образование. Принятый в качестве закона V съездом Советов CCСР в мае 1927 года, план уже через месяц по инициативе Сталина стал пересматриваться по ряду показателей в сторону увеличения, что привело к разбалансированию плана и срыву его выполнения по ряду основных показателей.

Более высоким уровнем планирования отличался план второй пятилетки на 1933-1937 гг. Намеченные темпы роста были более умеренными, чем в первой (16,5% в год вместо 25-30%). Валовой выпуск продукции промышленности намечалось увеличить в 2,1 раза, продукции сельского хозяйства — почти вдвое. Благодаря массовому энтузиазму советских людей производительность труда в про­мышленности выросла на 82% вместо 63% по плану. Это позволило заметно улучшить итоги второй пятилетки и в 1935 г. отменить карточную систему, ввести свободную продажу хлеба населению.

Выполнение заданий пятилетних планов (третий – 1937-1942 гг.) было прервано войной. Несмотря на невыполнение ряда завышенных плановых показателей пятилетних планов, ценой неимоверного напряжения сил всего населения СССР удалось достичь экономической независимости от Запада. Рост промышленного производства в 30-е годы составил примерно 15% в год. По производству валовой продукции в ряде отраслей промышленности СССР обогнал Германию, Вели­кобританию, Францию или вплотную приблизился к ним, однако отставал от этих стран по производству продукции на душу населения. По общему объему промышленного производства он вышел на первое место в Европе и на второе в мире. Были созданы новые отрасли промы­шленности – станкостроительная, авиационная, автомобильная, тракторная, химическая и др. В строй действующих было введено около 9 тыс. крупных промышленных предприятий общесоюзного значения. Среди крупнейших предприятий, введенных в строй в 30-е годы, были Днепрогэс (1932 г.), Магнитогорский и Кузнецкий металлургические комбинаты (1932 г.), Сталинградский, Харьковский и Челябинский тракторные заводы, Уральский и Ново-Краматорский машино­строительные заводы, Кузнецкий угольный бассейн (Кузбасс), Московский и Горьковский автомобильные заводы, Московский метрополитен, Беломорско-Балтийский канал, канал Москва-Волга и многие оборонные предприятия. Во второй половине 30-х годов Сталин заявил о превращении СССР из аграрной страны в индустриальную. Высокие темпы промышленного развития были достигнуты как за счет низкого стартового уровня, так и за счет тотального внедрения командных методов руководства экономикой, основанных на жестком централи­зованном управлении, детальном регламентировании заданий предприятиям и т.д.

Существенные изменения за годы первых двух пятилеток произошли и в области социально-политической: в обществе не стало эксплуататорских классов, а основными классами стали рабочий класс и колхозное крестьянство.

2.4. Коллективизация: методы проведения и результаты

Составной частью социально-экономического развития страны в конце 20-х—30-е годы стала коллективизация. После хлебозагото­вительного кризиса 1927-1928 гг. (об остроте этого кризиса свидетельствует введение в 1928 г. карточной системы распределения продуктов в городах) государство, с одной стороны, было вынуждено прибегнуть к чрезвычайным мерам в области хлебозаготовок, а с другой стороны, был взят курс на сплошную коллективизацию.

XV съезд ВКП(б) (2-19 декабря 1927 г.) определил, что коллекти­визация должна стать основной задачей партии в деревне. Против принятия съездом курса на коллективизацию выступили Н.И. Бухарин и его сторонники – А.И. Рыков, М.П. Томский, Н.А. Угланов. Они считали, что первоочередной задачей партии является ликвидация недостатка товаров широкого потребления и развитие единоличного хозяйства в деревне. Н.К.Крупская предупреждала, что коллективизация должна проводиться не форсированно, командно-административными методами, а постепенно, с помощью пропаганды и популяризации идеи кооперирования.

Первоначально тип кооперации не был определен, но уже в марте 1928 г. предпочтение явно отдавалось колхозам и совхозам. В 1928 г. был принят закон “Об общих началах землепользования и земле­устройства”, предоставлявший колхозам льготы по получению в пользование земли, кредитованию и налогообложению. Ограничивалась аренда земли кулаками, запрещалось выделение на хутора зажиточных хозяйств. В помощь колхозам с ноября 1928 г. создавались государственные машинно-тракторные станции (МТС). В ноябре 1929 г. была опубликована статья Сталина “Год великого перелома”. В ней говорилось об изменении настроения крестьянства, которое якобы добровольно пошло в колхозы. Тогда же, в ноябре, был созван пленум ЦК ВКП(б), на котором был поставлен вопрос о переходе к сплошной коллективизации. 5 декабря 1929 г. для определения темпов коллективизации и форм коллективных хозяйств была создана специальная комиссия. 5 января 1930 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) “О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству”. В соответствии с этим постановлением определялись темпы коллективизации для различных районов страны; устанавливалось, что формой колхозного строительства должна стать сельскохозяйственная артель. Проведение курса на коллективизацию выразилось в повсеместном создании новых колхозов. При этом практически всюду нарушались принципы добровольности вступления в колхоз, применялись угрозы, запугивания.

В соответствии с постановлениями конца 20-х – начала 30-х годов прекращалось кредитование и усиливалось налоговое обложение частных хозяйств, отменялись законы об аренде земли и найме рабочей силы. Было запрещено принимать в колхозы зажиточных крестьян –кулаков. Все эти меры вызывали их протесты и террористические действия против колхозных активистов В феврале 1930 г. был принят закон, определивший порядок ликвидации кулацких хозяйств. Кулацкими считались хозяйства, применявшие наемный труд и машины с механическим приводом, а также занимающиеся торговлей. В 1929 г. на их долю приходилось 2,5-3% общего числа крестьянских дворов. В соответствии с этим законом слои кулачества разделили на три категории. В первую включались организаторы антисоветских, антиколхозных выступлений. Они подвергались аресту и суду. Наиболее крупных кулаков, отнесенных ко второй категории, надлежало переселять в другие районы. Остальные кулацкие хозяйства подлежали частичной конфискации, а их владельцы – выселению на новые территории из областей прежнего проживания. В процессе раску­лачивания были ликвидированы 1–1,1 млн. хозяйств (до 15% крестьянских дворов).

Ломка сложившихся в деревне форм хозяйствования вызвала серьезные трудности в развитии аграрного сектора. Среднегодовое производство зерна в 1933–1937 гг. снизилось до уровня 1909–1913 гг., на 40–50% уменьшилось поголовье скота. Это было прямым следствием насильственного создания колхозов. В то же время росли планы по заготовкам продовольствия. Вслед за урожайным 1930 г. зерновые районы Украины, Нижней Волги и Западной Сибири охватил неурожай. Для выполнения планов хлебозаготовок вновь вводились чрезвы­чайные меры. У колхозов изымалось 70% урожая, вплоть до семенного фонда. Зимой 1932–1933 гг. многие только что коллекти­визированные хозяйства охватил голод, от которого умерло, по разным данным, от 3 млн. до 5 млн. человек. Таким образом, коллективизация –этополитика советского руководства, направленная на массовое создание коллективных хозяйств (колхозов), которая проводилась форси­рованными темпами и сопровождалась ликвидацией едино­личных хозяйств, применением насильственных методов и репрессий по отношению к крестьянству.

Экономические издержки коллективизации не остановили ее проведения. К концу второй пятилетки было организовано свыше 243 тыс. колхозов. В их составе находилось свыше 93% от общего числа крестьянских дворов. В 1933 г. была введена система обязательных поставок сельскохозяйственной продукции государству, что позволило значительно повысить госзаготовки зерна и увеличить его экспорт. Устанавливаемые на сельхозпродукцию государственные цены были в несколько раз ниже рыночных. Введенный в 1932 г. паспортный режим ограничивал права крестьян на передвижение. Административно-командная система управления колхозами, высокие размеры государственных поставок, низкие заготовительные цены на сельхозпродукты тормозили экономическое развитие хозяйств. Аграрный сектор из мелкотоварного превратился в составную часть директивной экономики страны.

Источник: studopedia.ru

Сущность индустриализации, темпы

В 1929-1932 гг. состоялась первая пятилетка, в 1933-1937 гг.— вторая. Были реконструированы старые предприятия и построены сотни новых. Планы были завышены, сроки чрезмерно сжаты, предприятия вводились в строй недоработанными, что приводило позже к длительным застоям. Качество продукции было низким.

Большую роль играл энтузиазм масс. В 1935 г. началось стахановское движение. Тем не менее в ходе первых пятилеток была создана мощная индустрия, позволившая выдержать будущую войну. Спешка привела к перенапряжению сил. Уровень жизни по сравнению с эпохой нэпа упал.

В конце 1932 г. было объявлено об успешном и досрочном выполнении первой пятилетки за четыре года и три месяца. Подводя её итоги, Сталин сообщил, что тяжёлая индустрия выполнила план на 108 %. За период между 1 октября 1928 г. и 1 января 1933 г. производственные основные фонды тяжёлой промышленности увеличились в 2,7 раза. Вслед за первой пятилеткой последовала вторая, с несколько меньшим акцентом на индустриализации, а затем третья пятилетка, которая проходила в условиях начавшейся Второй мировой войны

Развитие СССР в конце 30-х гг. определялось заданиями третьего пятилетнего плана (1938 — 1942 гг.). Был выдвинут политический лозунг — догнать и перегнать по уровню производства продукции на душу населения развитые капиталистические страны.

Однако на практике передовые позиции, достигнутые в металлургической, химической, машиностроительной промышленности, сочетались с отставанием в сфере применения передовых технологий, в выпуске предметов народного потребления.

Главные усилия в третьей пятилетке были направлены на развитие отраслей промышленности, обеспечивающей обороноспособность страны. К 1941 г. в эти отрасли направлялось до 43 % общих капиталовложений. Особое внимание уделялось строительству авиационных, танковых и других оборонных заводов, переводу многих предприятий тяжелой и легкой промышленности на производство военной продукции.

Четвертая пятилетка (1946-1950 гг.).

Итоги а) всего за 10 лет увеличились темпы роста тяжелой промышленности в 2-3 раза, СССР заняло второе место по абсолютным объемам промышленного производства и первое место по среднегодовым темпам роста промышленного производства; б) СССР стал индустриальным, экономически независимым государством, которое могло обходиться без импорта основных товаров потребления; промышленность стала многоотраслевой; в) возродились многие заводы и фабрики, появилось большое количество рабочих мест, поэтому была ликвидирована безработица;

г) Созданный экономический потенциал позволил развернуть многоотраслевой ВПК. НО

Скачок в развитии тяжелой промышленности привел к отставанию других отраслей экономики (легкой промышленности, аграрного сектора), сверхцентрализации экономической жизни, предельному ограничению сферы деятельности рыночных механизмов, полному подчинению производителя государству, широкому применению мер внеэкономического принуждения. Жизненный уровень населения оставался одним из самых низких среди развитых стран.

Источник: StudFiles.net

Задачей развития советской экономики индустриализация была провозглашена партией в конце 1925 г. Тогда же были определены и ее основные цели: >ликвидация технико-эко­номической отсталости страны;

>достижение экономической независимости;

>создание мощной оборонной промышленнос­ти;

>развитие базовых отраслей промышленности (топлив­ной, металлургической, химической, машиностроения).

 

К 1927 г. определились два ос­новных подхода.

Первый подход, обоснованный видными уче­ными-экономистами: капиталы для финансиро­вания индустриализации дадут развитие частного предпринимательства, привлечение иностранных займов, расширение торгового оборота; темпы ин­дустриализации должны быть высокими, но при этом ориентироваться на реальные возможности, а не на политические потребности; индустри­ализация не должна вести к резкому падению жиз­ненного уровня населения, крестьянства прежде всего.

Второй подход, первоначально сформулиро­ванный лидерами левой оппозиции: финансиро­вать индустриализацию за счет внешних ресурсов

нет возможности, необходимо найти средства внутри страны, перекачивая их в тяжелую про­мышленность из легкой промышленности и сель­ского хозяйства; необходимо форсировать про­мышленный рост, провести индустриализацию стремительно за пять—десять лет; думать о цене индустриализации преступно, крестьянство есть «внутренняя колония», которая и оплатит все трудности.

Первый подход означал проведение индус­триализации при сохранении нэпа и рынка, вто­рой — отказ от нэпа, переход к командной, пре­дельно централизованной экономике.

В конце 1927 г. были составлены директивы к пятилетнему плану, в основном базировавшиеся на первом подходе. Однако уже в начале 1928 г. И. В. Сталин потребовал пересмотреть плановые задания в сторону их резкого увеличения

 

Все страны начинали индустриализацию с легкой про­мышленности. Это позволяло накопить средства для разви­тия тяжелой промышленности. СССР, руководствуясь инте­ресами обороны, начал с тяжелой промышленности.

Западные страны черпали основные средства для инду­стриализации извне: ограбление колоний, неравноправный торговый обмен с другими странами, военные контрибуции, иностранные займы. В СССР индустриализация могла быть проведена только за счет внутренних резервов. Из страны интенсивно вывозилось сырье, продовольствие — хлеб, мас­ло, сахар, потребление которых населением было резко ог­раничено. Вывозили нефть, золото, лес, распродавали сокро­вища музеев и храмов.

Решающую роль играло централизованное распределение ресурсов. К такому решению подталкивал не только опыт Гражданской войны, но и марксистские установки на пре­имущества плановой социалистической экономики.

Перваяпятилетка. В мае 1929 г. на V Всесоюзном съез­де Советов был утвержден первый пятилетний план эконо­мического и социального развития СССР. Уже в декабре 1929 г. Сталин выдвинул лозунг «Пятилетку в четыре го­да». Были пересмотрены и существенно увеличены все пла­новые показатели.

Миллионы людей с огромным энтузиазмом почти бес­платно работали на стройках пятилетки. По всей стране

развернулось соревнование под лозунгом «Отнимем год у пя­тилетки, выполним пятилетку в четыре года».

Задания первой пятилетки выполнить не удалось, но был сделан значительный шаг вперед. Производство продукции тяжелой промышленности выросло в 2,8 раза, машиностро­ения — в 4 раза. В стране появились новые от­расли промышленности: авиационная, тракторная, электро­энергетическая, химическая и т. д. Успехи машиностроения превратили СССР из страны, ввозящей промышленное обо­рудование, в страну, производящую оборудование.

Социальные проблемы первой пятилетки.Для выпол­нения планов требовалось огромное количество рабочей силы. В короткий срок была ликвидирована безработица. В 1930 г. в СССР была закрыта последняя биржа труда. Однако на стройках пятилетки применялся в основном не­квалифицированный труд, ощущалась острая нехватка ин­женерно-технических кадров. Нередко коллектив долго не мог освоить оборудование и начать выпуск продукции на новом заводе. Было увеличено количество высших и сред­них технических учебных заведений. Стали создаваться вечерние отделения при институтах, промышленные академии и заводы-втузы. Лучшие молодые рабочие направлялись на учебу по путевкам партийных и комсомольских организа­ций. Кампания проходила под лозунгами «Большевики долж­ны овладеть техникой!», «Техника в период реконструкции решает все!». За годы первой пятилетки было подготовле­но 128,5 тыс. специалистов с высшим и средним образова­нием, причем примерно половину из них составляли вче­рашние рабочие.

Наряду с впечатляющими достижениями первой пятилет­ки выявились серьезные недостатки, прежде всего в соци­альной сфере.

В 1930 г. Госплан СССР издал распоряжение о включе­нии труда заключенных в плановую экономику. С этой целью в качестве подразделения наркомата внутренних дел было создано Главное управление лагерями (ГУЛАГ). Боль­шинство важных объектов первых пятилеток было построе­но руками заключенных, в том числе Беломорканал, соеди­нивший Белое и Балтийское моря. 100тыс. заключенных рыли огромный котлован без использования какой-либо тех­ники. Строительство канала обошлось в 4 раза дешевле, чем рассчитывали экономисты. Подневольный труд использова­ли на лесозаготовках, добыче полезных ископаемых, на стройках. Возникли так называемые шарашки, где инжене­ры, ученые работали по своей специальности, находясь в заключении.

Второй пятилетний план.Победоносно заявив о досроч­ном выполнении первого пятилетнего плана, Сталин при­знал, что теперь нет необходимости «подхлестывать страну» и можно несколько снизить темпы промышленного строи­тельства.

XVII съезд ВКП(б) утвердил второй пятилетний план раз­вития народного хозяйства на 1933—1937 гг. Он предусма­тривал снижение среднегодовых темпов прироста промыш­ленной продукции с 30 до 16,5% . Рост легкой промышленности должен был превысить развитие тяжелой.

Вторая пятилетка превратила страну в индустриальную, экономически независимую державу. Производство продук­ции всей промышленности к концу 1937 г. выросло по сравнению с 1932 г. в 2,2 раза, по сравнению с 1928 г. в 4,5 раза. Свыше 80% всей промышленной продукции дали вновь построенные или реконструированные предприятия, число которых пополнилось такими гигантами, как Ураль­ский и Краматорский заводы тяжелого машиностроения, Челябинский тракторный и Уральский вагоностроительный заводы, металлургические заводы «Азовсталь» и «Запорож-сталь», авиационные заводы в Москве, Харькове, Куйбыше­ве. За 10 лет ценой неимоверных усилий и лишений СССР обогнал по своей индустриальной мощи ведущие государст­ва Европы.

Положение рабочих. Стахановское движение.Вторая пяти­летка была объявлена временем «поворота к человеку». «Че­ловек — самый ценный капитал», «кадры решают все», — провозгласил Сталин. С 1 января 1935 г. были отменены карточки на продовольствие, а внушительные итоги второй пятилетки пробуждали надежду на улучшение жизни.

Однако отмена карточек не улуч­шила положения рабочих. Были лик­видированы коммерческие и введены единые цены значительно выше преж­них, «нормированных» цен, по кото­рым рабочие платили за продукты по карточкам.

Рабочие в принудительном порядке должны были подписываться на госу­дарственный заем в размере двух-че-тырехнедельного заработка. Эти день­ги шли на нужды индустриализации. Жилищная плата была низкой, но жи­лищные условия не улучшались, насе­ление городов постоянно увеличива­лось. Рабочие жили, как правило, в коммунальных квартирах или бараках . без всяких удобств.

Рабочие хотели жить лучше прежде всего за счет дости­жения высоких результатов в труде. Стахановское движе­ние можно в определенной мере считать отражением этого стремления. В августе 1935 г. беспартийный горняк Алек­сей Стаханов вырубил за смену 102 т угля вместо 7 т по норме.

Не все рабочие с одобрением относились к стахановцам. Многие испытывали неприязнь к экспериментам, которые приводили к увеличению норм выработки, продолжительно­сти рабочего времени, существенной разнице в заработной плате. Свое недовольство они выражали частой сменой ме­ста работы, низким уровнем трудовой и производственной дисциплины, нередким явлением было хулиганство, пьянство.

Правительство ответило усилением репрессивных мер. В декабре 1938 г. было принято решение о введении тру­довых книжек, необходимых для предъявления при поступ­лении на работу. Еще в 1932—1933 гг. в городах и рабо­чих поселках была введена паспортная система. В соответствии с законом 1931г. объем социальных благ ставился в пря-

мую зависимость от непрерывности стажа на предприятии. Неявка на работу сурово каралась: виновных немедленно увольняли, лишали продовольственных карточек, выселяли с занимаемой жилплощади. В дальнейшем все эти меры бы­ли значительно ужесточены.

Итоги первых пятилеток.Темпы роста тяжелой промы­шленности в годы первых пятилеток были в 2—3 раза вы­ше, чем в России перед Первой мировой войной. По абсо­лютным объемам промышленного производства СССР в конце 30-х гг. вышел на второе место в мире после США. Сокра­тилось отставание от развитых капиталистических стран по производству промышленной продукции на душу населения. Среднегодовые темпы роста промышленного производства бы­ли самыми высокими в мире — от 10 до 17%.

СССР превратился в страну, способную производить лю­бой вид промышленной продукции и обходиться без импор­та существенно необходимых товаров. Созданный в 30-е гг. экономический потенциал позволил накануне и в годы вой­ны развернуть многоотраслевой военно-промышленный ком­плекс, продукция которого превосходила лучшие мировые образцы.

Но скачок в развитии тяжелой промышленности был куп­лен ценой отставания других отраслей экономики, прежде всего легкой промышленности и аграрного сектора, сверх­централизации экономической жизни, предельного ограни­чения сферы деятельности рыночных механизмов, полного подчинения производителя государству, все более широкого применения мер внеэкономического принуждения.

СССР за годы первых пятилеток совершил гигантский рывок в своем развитии. По абсолютным объемам промы­шленного производства в конце-30-х гг. он вышел на вто­рое место в мире. Однако жизненный уровень населения ос­тавался одним из самых низких в мире.

 

Семинар 11.

 

1.Восстановление народного хозяйства страны. Достижения, трудности и противоречия.

 

Экономика СССР после войны.Война принесла нашей стране огромные людские и материальные потери. Страна потеряла около трети своего националь­ного богатства. Война унесла почти 27 млн человеческих жизней. Население сократилось на 34,4 млн и составило к концу 1945 г. 162,4 млн человек. Сокращение рабочей силы, отсутствие полноценного питания и жилья вели к снижению уровня производительности труда по сравнению с довоенным периодом.

 

К восстановлению хозяйства страна приступила еще в го­ды войны. В 1943 г. было принято специальное партийно-правительственное постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйств в районах, освобожденных от не­мецкой оккупации». Колоссальными усилиями советских людей к концу войны удалось восстановить промышленное производство на треть от уровня

 

Экономические дискуссии 1945—1946 гг.В августе 1945 г. правительство дало поручение Госплану подготовить проект четвертого пя­тилетнего плана. Были высказаны предложения о некото­ром смягчении нажима в управлении экономикой, о реорганизации колхозов. В 1946 г. был подготовлен проект новой Конституции СССР. Он допускал существование мел­ких частных хозяйств крестьян и кустарей, основанных на личном труде и исключающих эксплуатацию чужого труда. В ходе обсуждения этого проекта звучали идеи о необхо­димости предоставить больше прав регионам и наркоматам.

 

«Снизу» все чаще раздавались призывы к ликвидации колхозов. Говорили о их неэффективности, напоминали, что относительное ослабление государственного давления на про­изводителей в годы войны дало положительный результат. Проводили прямые аналогии с новой экономической поли­тикой, введенной после Гражданской войны, когда возрож­дение экономики началось с оживления частного сектора, децентрализации управления и развития легкой промыш­ленности.

Однако в этих дискуссиях победила точка зрения Стали­на, заявившего в начале 1946 г. о продолжении взятого пе­ред войной курса на завершение строительства социализма и построение коммунизма. Речь шла о возврате к довоен­ной модели сверхцентрализации в планировании и управле­нии экономикой, а одновременно и к тем противоречиям между отраслями экономики, которые сложились в 30-е гг.

 

Развитие промышленности.Западные специалисты считали, что восстановление разрушенной экономической базы займет не менее 25 лет. Однако восстановительный период в промы­шленности составил менее 5 лет.

 

Возрождение промышленности проходило в очень тяже­лых условиях. В первые послевоенные годы труд советских людей мало чем отличался от труда в военное время. По­стоянную нехватку продуктов, тяжелейшие условия труда и быта, высокий уровень заболеваемости и смертности объ­ясняли населению тем, что долгожданный мир только на­ступил и жизнь вот-вот наладится.

 

Некоторые ограничения военного времени были сняты: вновь введены 8-часовой рабочий день и ежегодные отпуска, отменены принудительные сверхурочные работы. В 1947 г. была проведена денежная реформа и отменена карточная система,, установлены единые цены на продукты питаниями промышленные товары. Они были выше довоенных.

 

Как и до войны, от одной до полутора месячных зар­плат в год уходило на покупку облигаций обязательного госзайма. Многие рабочие семьи по-прежнему жили в зем­лянках и бараках, а трудились порой под открытым небом или в неотапливаемых помещениях, на старом оборудовании.

 

Восстановление проходило в условиях резкого усиления перемещения_населения. Немалые средства уходи­ли и на поддержку союзных государств.

Огромные потери в войне вызвали нехватку рабочей си­лы. Выросла текучесть кадров: люди искали более выгод­ные условия труда.

 

Как и прежде, решить острые проблемы предстояло путем увеличения перекачки средств из деревни в город и разви­тия трудовой активности рабочих.

 

Наметилась тенденция к более широкому использованию научно-технических разработок на производстве. Однако она проявилась главным образом на предприятиях военно-про­мышленного комплекса (ВПК), где шел процесс разработ­ки ядерного и термоядерного оружия, ракетных систем, но­вых образцов танковой и авиационной техники.

Кроме ВПК, преимущество отдавалось также машино­строению, металлургии, топливной, энергетической промы­шленности. Легкая же и пищевая промышленность, как и прежде, не удовлетворяла даже ми­нимальных потребностей населения.

 

В 1950 г., по официальным данным, промышленное производ­ство превысило довоенные показатели на 73% (а в новых союзных республиках 2—3 раза). Правда, сюда были включены также репарации и продукция совместных советско-восточногерман­ских предприятий.

Главным творцом этих несомненных успехов стал народ. Вместе с тем свою роль сыграли возможности сверхцентрализованной экономической модели, традиционная политика перераспре­деления средств из легкой и пищевой промышленности, сель­ского хозяйства и социальной сферы в пользу тяжелой про­мышленности. Значительную помощь оказали и полученные с Германии репарации (4,3 млрд долларов). Труд почти 9 млн советских заклю­ченных и около 2 млн немецких и японских военноплен­ных также внес свой вклад в послевоенное восстановление.

Сельское хозяйство.Ослабленным вышло из войны сель­ское хозяйство страны, продукция которого в 1945 г. не превышала 60% от довоенного уровня.

Государство, покупая по твердым ценам сельскохозяйст­венную продукцию. Колхозники практически ничего не получали. Спасало их подсобное хозяйство. Однако и по нему государством был нанесен удар.. Были значительно повышены налоги с доходов от продаж на рынке. Торговать на рын­ке разрешалось лишь крестьянам, колхозы которых выпол­нили государственные поставки. Каждое крестьянское хо­зяйство было обязано сдавать государству в качестве налога за земельный участок мясо, молоко, яйца, шерсть.

 

Денежная реформа 1947 г. больнее всего ударила по кре­стьянству, хранившему свои сбережения дома.

 

Сохранялись нормы довоенного времени, ограничивавшие свободу передвижения колхозников: они были фактически лишены паспорта, им не оплачивали дни, когда они не ра­ботали по болезни, не платили пенсии по возрасту.

 

К концу 4-й пятилетки бедственное экономическое поло­жение колхозов потребовало их реформирования. Однако власти видели его суть не в материальном стимулировании производителя, а в очередной структурной перестройке.

 

Тем не менее с помощью принудительных мер и ценой огромных усилий крестьянства в начале 50-х гг. удалось добиться выведения сельского хозяйства страны на довоен­ный уровень производства. Однако лишение крестьян еще сохранявшихся стимулов к труду вплотную подвело сель­ское хозяйство страны к кризису и заставило правительст­во принять чрезвычайные меры для снабжения продоволь­ствием городов и армии.

Курс на «закручивание гаек».Курс на дальнейшее «закручивание гаек» в экономике получил теоретическое обоснование в опубликованной в 1952 г. работе Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». В ней он отстаивал идеи преимущественного развития тяжелой про­мышленности, ускорения полного огосударствления собст­венности и форм организации труда в сельском хозяйстве, выступал против любых попыток оживления рыночных от­ношений.

Говорилось в статье Сталина и о том, что при социализ­ме растущие потребности населения всегда будут обгонять возможности производства. Это положение объясняло насе­лению господство дефицитной экономики и оправдывало ее существование.

Выдающиеся свершения в промышленности, достижения в науке и технике стали реальностью благодаря неустанно­му труду и самоотверженности миллионов советских людей. Однако возврат СССР к довоенной модели экономического развития вызвал ухудшение ряда хозяйственных показате­лей в послевоенный период.

 

Источник: cyberpedia.su


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.