Бои в сталинграде

Немецко-фашистское командование планировало летом 1942 года разгромить советские войска на юге страны, овладеть нефтяными районами Кавказа, богатыми сельскохозяйственными районами Дона и Кубани, нарушить коммуникации, связывающие центр страны с Кавказом, и создать условия для окончания войны в свою пользу. Выполнение этой задачи возлагалось на группы армий «А» и «Б».

Для наступления на сталинградском направлении из состава немецкой группы армий «Б» была выделена 6-я армия под командованием генерал-полковника Фридриха Паулюса и 4-я танковая армия. К 17 июля 6-я немецкая армия имела в своем составе около 270 тысяч человек, три тысячи орудий и минометов, около 500 танков. Ее поддерживала авиация 4-го воздушного флота (до 1200 боевых самолетов). Немецко-фашистским войскам противостоял Сталинградский фронт, имевший 160 тысяч человек, 2,2 тысячи орудий и минометов, около 400 танков. Его поддерживали 454 самолета 8-й воздушной армии, 150-200 бомбардировщиков авиации дальнего действия. Основные усилия Сталинградского фронта были сосредоточены в большой излучине Дона, где заняли оборону 62-я и 64-я армии, чтобы не допустить форсирования противником реки и прорыва его кратчайшим путем к Сталинграду.


Оборонительная операция началась на дальних подступах к городу на рубеже рек Чир и Цимла. 22 июля, понеся большие потери, советские войска отошли на основной рубеж обороны Сталинграда. Осуществив перегруппировку, 23 июля вражеские войска возобновили наступление. Противник пытался в большой излучине Дона окружить советские войска, выйти в район города Калача и с запада прорваться к Сталинграду.

Кровопролитные бои в этом районе продолжались до 10 августа, когда войска Сталинградского фронта, понеся большие потери, отошли на левый берег Дона и заняли оборону на внешнем обводе Сталинграда, где 17 августа временно остановили противника.

Ставка ВГК систематически усиливала войска сталинградского направления. Немецкое командование к началу августа также ввело в сражение новые силы (8-ю итальянскую армию, 3-ю румынскую армию). После небольшого перерыва, имея значительный перевес в силах, противник возобновил наступление на всем фронте внешнего оборонительного обвода Сталинграда. После ожесточенных сражений 23 августа его войска прорвались к Волге севернее города, но овладеть им с ходу не смогли. 23 и 24 августа немецкая авиация предприняла ожесточенную массированную бомбардировку Сталинграда, превратив его в развалины.


Наращивая силы, немецкие войска 12 сентября вплотную подошли к городу. Развернулись ожесточенные уличные бои, которые продолжались практически круглосуточно. Они шли за каждый квартал, переулок, за каждый дом, за каждый метр земли. 15 октября противник прорвался в район Сталинградского тракторного завода. 11 ноября немецкие войска предприняли последнюю попытку овладеть городом.

Им удалось пробиться к Волге южнее завода «Баррикады», но большего достичь они не смогли. Непрерывными контратаками и контрударами войска советские войска сводили к минимуму успехи противника, уничтожая его живую силу и технику. 18 ноября продвижение немецких войск было окончательно остановлено на всем фронте, враг был вынужден перейти к обороне. План противника захватить Сталинград провалился.

Источник: ria.ru

Танки и бронетехника 24-й танковой дивизии вермахта наступают в степи на Сталинград.

Немецкие пехотинцы среди руин разрушенного Сталинграда.

Расчет немецкого 50-мм противотанкового орудия PaK 38 на одном из перекрестков Сталинграда.

Позиция немецкого пулеметного расчёта в одном из домов Сталинграда.

Солдаты 545-го пехотного полка 389-й пехотной дивизии вермахта у развалин завода «Красный Октябрь» в Сталинграде. Слева видна немецкая САУ StuG III.


Немецкие саперы под прикрытием САУ «Штурмгешутц» (StuG III) направляются к советским позициям в Сталинграде.

Немецкая САУ Marder III на окраине Сталинграда.

Немецкий средний танк Pz.Kpfw. IV с номером «833» из 14-й танковой дивизии Вермахта на немецких позициях в Сталинграде. На башне, перед номером просматривается тактическая эмблема дивизии.

Панцергренадеры 16-й танковой дивизии вермахта, вышедшие к берегу Волги под Сталинградом

Сталинград, осень 1942 года. Офицер ставит боевую задачу унтер-офицерам немецкой 389-й пехотной дивизии в Сталинграде. Скорее всего, это командиры подразделений и расчетов, так как у большинства стоящих рядом с офицером на груди бинокли. Слева, на переднем плане — вооруженный трофейной советской винтовкой СВТ-40.

Немецкий обер-лейтенант с трофейным советским автоматом ППШ на развалинах Сталинграда.

Первые бомбежки Сталинграда. Женщины с пожитками бегут в укрытие.

Жители Сталинграда несут свои вещи, отправляясь в эвакуацию.

Сапер Кошуба минирует вход в дом в ходе уличных боев.

Саперы расчищают путь штурмовой группе.

Саперы минируют подступы и входы в здание.

Рабочий сталинградского завода «Красный октябрь» с пулеметом ДТ-29.

Красноармейцы расчета 12,7-мм зенитного пулемета ДШК наблюдают за полетом пары штурмовиков Ил-2.

Орудие ЗиС-3 сержанта Афанасьева ведет огонь в сражении за Сталинград.


Бойцы 13-й гвардейской стрелковой дивизии в Сталинграде в часы отдыха.

Жители оккупированной части Сталинграда готовят себе пищу.

Советские бойцы и командиры (в центре два генерал-лейтенанта, чуть правее — генерал-майор) рассматривают захваченный под Сталинградом немецкий танк Pz.Kpfw. III Ausf. L. На танк нанесены эмблемы двух немецких танковых дивизий: на башне, над номером «223» (видно на фото с других ракурсов) — лента в виде ромба (14-я танковая дивизия) и на крыле спереди над гусеницей — скачущий всадник, берущий барьер (24-я танковая дивизия).

Грузовики ГАЗ-ММ, используемые в качестве бензовозов, во время заправки на одной из станций под Сталинградом. Капоты моторов укрыты чехлами, вместо дверей — брезентовые клапаны. Донской фронт, зима 1942—1943 годов.

Красноармейцы у землянки в Сталинграде заняты чисткой оружия, пистолетов-пулеметов ППШ-41 и пулемета ДП-27.

Колонна советских бронеавтомобилей БА-64 выходит на огневой рубеж южнее Сталинграда.

Советские автоматчики на крыше дома в Сталинграде.

Советские артиллеристы, расположившись у немецкого военного кладбища, ведут огонь по немецким позициям в Сталинграде из 76-мм дивизионной пушки образца 1942 года ЗиС-3.

Советские пулеметчики с пулеметом «Максима» образца 1910 года меняют позицию под Сталинградом.

Советские минометчики с 82-мм минометом меняют позицию в районе Сталинграда.

Замаскированный советский танк Т-34-76 на восточном берегу Волги при обороне Сталинграда.


Советские солдаты ведут огонь из 45-мм противотанковой пушки образца 1937 года 53-К по немецким позициям в Сталинграде.

Братская могила советских солдат на берегу Волги в Сталинграде. Оградка сделана из спинок кроватей.

Советские солдаты перемещают 76-мм полковую пушку образца 1927 года на огневой рубеж в Сталинграде.

Советские бойцы рассматривают захваченный нацистский флаг на берегу Волги в Сталинграде.

Советские офицеры на наблюдательном пункте в цеху сталинградского завода «Красный Октябрь».

Рабочие Сталинградского тракторного завода (СТЗ) на защите своего завода от наступающих немецких войск. Боец на переднем плане вооружен танковым пулеметом Дягтерева (ДТ), который устанавливался на выпускаемые заводом танки Т-34.

Разрушенный боями Сталинградский тракторный завод с высоты птичьего полета.

Центральный вход сталинградского металлургического завода «Красный Октябрь» после окончания боев.

Советские снайперы выходят на огневую позицию в разрушенном доме в Сталинграде.

Красноармейцы берут в плен немецкого снайпера в разрушенном доме Сталинграда.

Атака советских солдат на захваченный немецкими войсками разрушенный дом в Сталинграде.

Командующий 62-й армией Сталинградского фронта генерал-лейтенант Василий Иванович Чуйков (с палкой) и член военного совета Сталинградского фронта генерал-лейтенант Кузьма Акимович Гуров (по левую руку Чуйкова) в районе Сталинграда.


Захваченный в исправном состоянии немецкий танк Pz.Kpfw. IV. Територия Сталинградского тракторного завода.

Пленного генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса (Friedrich Paulus, справа), командующего окруженной в Сталинграде 6-й армии Вермахта, и его адьютанта Вильгельма Адама (Wilhelm Adam) конвоируют в штаб советской 64-й армии.

Советские войска в наступлении, на переднем плане гужевая повозка с продовольствием, позади советские танки Т-34. Сталинградский фронт. Авторское название фото: «Дороги наступления».

Советские войска в наступлении под Сталинградом, на переднем плане знаменитые реактивные установки «Катюша», позади танки Т-34.

Красноармеец вытаскивает раненого товарища с поля боя на подступах к Сталинграду.

Жители советской деревни, ранее оккупированной немцами, встречают экипаж легкого танка Т-60 из состава советских войск-освободителей. Район Сталинграда.

Советские танкисты у танков Т-34 после завершения боев в Сталинграде.

Танкисты 24-го советского танкового корпуса (с 26 декабря 1942 года — 2-го гвардейского) на броне танка Т-34 во время ликвидации окруженной под Сталинградом группировки немецких войск.

Немецкое солдатское кладбище в селе под Сталинградом.

Пленные немецкие офицеры 6-й армии вермахта в Сталинграде. Первые четверо, слева направо: генерал-майор Отто Корфес (Otto Korfes), командир 295-й пехотной дивизии; подполковник Герхард Диссель (Gerhard Dissel), начальник штаба 295-й пехотной дивизии; генерал артиллерии Макс Пфеффер (Max Pfeffer), командир 4-го армейского корпуса; генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлитц-Курцбах (Walther von Seydlitz-Kurzbach), командир 51-го армейского корпуса.


Жительница Сталинграда и проходящие мимо немецкие военнопленные.

Немецкие пленные в районе Сталинграда.

Немецкие пленные, захваченные под Сталинградом, делят хлеб.

Колонна пленных немцев, румын и итальянцев Сталинграде.

Могилы немецких солдат в разрушенном Сталинграде.

После окружения под Сталинградом немецкой 6-й армии и перекрытия путей ее снабжения продовольствием, в немецких войсках начался голод. Немцы съели весь домашний скот местных жителей, всех домашних животных и убитых во время боев в Сталинграде лошадей.

Танк Т-34 с именем собственным «Родина» на площади Павших Борцов в Сталинграде. Левее виднеется знаменитое здание центрального универмага, сильно поврежденное во время боев.

Фронтовой кинооператор снимает колонну пленных немцев в Сталинграде. Колонна движется вдоль берега Волги.

Немецкие военнопленные под Сталинградом.

Уцелевшие мирные жители после завершения Сталинградской битвы. Весна-начало лета 1943 года.

Первомайская демонстрация в разрушенном Сталинграде. На переднем плане хвост сбитого немецкого бомбардировщика Хейнкель He-111.

Советские женщины разбирают завалы на железнодорожном вокзале в Сталинграде.

Советские дети возвращаются домой с уроков из разрушенной школы в освобожденном Сталинграде.


Дети за партами разрушенной школы в Сталинграде. Весна 1943 года.

Пленные немцы грузят машину с кирпичами в Сталинграде.

Знаменитый фонтан «Детский хоровод» в Сталинграде в 1948 году.

Каска с черепом советского солдата в Сталинграде. Найден при разборах завалов осенью 1945 года.

Источник: topwar.ru

В течение двух месяцев 6-я немецкая армия захватывала все новые кварталы Сталинграда, в ожесточенных боях оттесняя советские войска к Волге. Советское резервы перемалывались в боях, но остановить врага не могли. Потери советских войск при переправе через Волгу составляли до 40 % убитых и раненых.

В Сталинграде боролись друг с другом штурмовые группы. Бои шли за отдельное здание, иногда за этаж. Тактику штурмовых групп первыми применили немцы. А вот войска советских 62-й и 64-й армий действовали в городе так же, как и в полевых боях, пытаясь даже применять в значительном количестве танки, тогда как немцы даже не вводили танки в город, поскольку они там были очень уязвимы. Лишь небольшое число одиночных штурмовых орудий использовалось в составе штурмовых групп.

Лишь к концу октября войска 62-й армии начали перенимать немецкую тактику и создавать штурмовые группы, которые, однако, действовали не столь успешно, как немецкие, из-за более низкой боевой подготовки красноармейцев.

В течение сентября – октября обе стороны стягивали подкрепления. У группы армий «Б» резервов не было. Она получала лишь небольшие маршевые пополнения. Из частей, расположенных вне Сталинграда, изымались саперные части, столь необходимые в уличных боях. Танковые и моторизованные дивизии обеспечивали фланги за пределами Сталинграда.


12 сентября советские войска отошли на городской оборонительный обвод. В составе 62-й армии генерал-лейтенанта В. И. Чуйкова в тот момент было 11 стрелковых дивизий (33-я, 35-я гвардейские, 87-я, 98-я, 112-я, 131-я, 195-я, 229-я, 244-я, 315-я, 399-я), семь стрелковых бригад (10-я, 35-я, 42-я, 115-я, 124-я, 129-я, 149-я), 23-й танковый корпус (27-я, 35-я, 189-я танковые, 9-я мотострелковая бригады), 29-я истребительная бригада, 115-й УР, 12 артиллерийских и минометных полков. Войска армии удерживали рубеж Рынок, Головка, Купоросное.

64-я армия под командованием генерал-майора М. С. Шумилова обороняла южную часть города на рубеже Купоросное – Ивановка. Она имела в своем составе 36-ю и 38-ю гвардейские, 126-ю,133-ю,157-ю,29-ю,204-ю стрелковые дивизии, 66-ю и 154-ю морские стрелковые бригады, полки курсантов Краснодарского и Винницкого пехотных училищ, 118-й УР, 13-й танковый корпус, 14 артиллерийских и минометных полков.

Глубина советской обороны составляла всего 10–12 км. Западнее города находились занятые немцами командные высоты, с которых просматривался весь город и переправы через Волгу.

Работы по сооружению оборонительных рубежей не были завершены, поэтому долговременных оборонительных сооружений в районе Сталинграда были единицы.


Для обороны восточного берега Волги предназначался 2-й танковый корпус, в составе 135-й, 137-й, 155-й, 99-й, 169-й и 254-й танковых бригад. Кроме того, на восточном берегу Волги находилась фронтовая артиллерия.

К Сталинграду немцы вышли 23 августа и завязали бои в районе Тракторного завода, где находился на пополнении 23-й танковый корпус, имевший 195 танков Т-34. Туда были спешно переброшены 10-я стрелковая дивизия НКВД, батальоны рабочего ополчения, 21-й и 28-й учебные танковые батальоны, имевшие 62 танка Т-34. У прорвавшейся к Тракторному заводу немецкой 16-й танковой дивизии – 56 танков. Таким образом, советские войска обладали четырехкратным превосходством в танках. Утром 24 августа оно еще больше возросло, когда в район Тракторного завода были переброшены 99-я танковая бригада, 738-й истребительно-противотанковый артполк и батальон морской пехоты Волжской флотилии. Две другие дивизии германского 14 моторизованного корпуса пришлось использовать для прикрытия с флангов. Поэтому командир 14-го корпуса генерал пехоты Густав фон Витерсгейм малодушно заявил, что не сможет удержать плацдарм под ударами превосходящих советских войск, и предложил отвести войска от Волги. В результате он был заменен генерал-лейтенантом Хансом Хубе, командовавшим 16-й танковой дивизией.

29 августа 14-я танковая и 29-я мотопехотная дивизии немцев прорвали фронт южнее Сталинграда и начали продвигаться к городу с юга. С 1 по 7 сентября по этой группировке проводились плохо организованные контрудары, которые принесли лишь большие потери советским войскам. В 339-й стрелковой дивизии осталось всего 195 штыков, в 112-й – 300 штыков, а в 87-й – 180 штыков. 27-я и 99-я танковые бригады потеряли все танки, а в 189-й бригаде осталось лишь семь танков.

С 12 сентября немецкие войска перешли в наступление на Сталинград одновременно с севера (силами 389-й и 295-й пехотных дивизий) и с юга (силами 24-й и 14-й танковых, 29-й мотопехотной дивизий и 20-й румынской пехотной дивизий). К 14 сентября южная часть Сталинграда была захвачена. Бои развернулись в центре города. Части 14-й танковой и 29-й мотопехотной дивизий овладели станцией Садовая и вышли к западной окраине пригорода Минино.

14 сентября части 295-й пехотной дивизии прорвались в район вокзала Сталинград-1. К исходу дня немецкие части вышли к окраинам поселков Баррикады и Красный Октябрь. 15 сентября в город начали переправляться части 13-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майора А. И. Родимцева, с ходу вступавшие в бой. Два ее батальона дрались за Мамаев Курган.

15 сентября в район Сталинграда также прибыло 20 тыс. человек маршевого пополнения. Кроме того, с 13 по 26 сентября из резерва Ставки в состав Юго-Восточного и Сталинградского фронтов было переброшено 10 стрелковых дивизий, два танковых корпуса и восемь танковых бригад.

16 сентября части германских 71-й пехотной и 14-й танковой дивизий вышли к Волге в районе Купоросное, на стыке 62й и 64-й армий. На следующий день 62-й армии были переданы 92-я стрелковая и 137-я танковая бригады с указанием использовать танковую бригаду на правом фланге 13-й гвардейской стрелковой дивизии, а стрелковую – на левом фланге. 19 сентября 62-я и 64-я армии нанесли контрудары, закончившиеся безрезультатно.

25 сентября в 6-ю армию из 4-й танковой армии были переданы 24-я танковая и 64-я пехотная дивизии. Теперь все войска, штурмовавшие город, подчинялись только штабу 6-й армии. Паулюс произвел перегруппировку. 389-я пехотная дивизия направилась в район Орловки, 295-я пехотная и 100-я легкопехотная дивизии заняли позиции в центре города. 371-я немецкая пехотная дивизия и 20-я румынская пехотная дивизия поменялись местами.

27 сентября немецкое наступление в Сталинграде возобновилось. 71-я пехотная дивизия наступала на поселок Красный Октябрь, а 100-я легкопехотная – на Мамаев Курган. 62-я армия нанесла контрудар силами 23-го танкового корпуса и 95-й, 284-й стрелковых дивизий, что, однако, не помешало 100-й легкопехотной дивизии взять Мамаев Курган, отбросив 95-ю стрелковую дивизию.

Части 295-й и 71-й пехотных дивизий наступали севернее и южнее устья реки Царица. 42-я и 92-я стрелковые бригады и 272-й полк 10-й дивизии НКВД понесли большие потери и стали беспорядочно отходить. Отдельные группы красноармейцев начали переправляться на левый берег Волги. Немцы захватили участок волжского берега южнее реки Царица протяженностью около 10 км.

Для усиления Сталинградского фронта из резерва Ставки началась срочная переброска 159-го УРа (12 пулеметно-артиллерийских батальонов), 7-го стрелкового корпуса (93-я, 96-я и 97-я стрелковые бригады), 84-й и 90-й бригад. В район 70–80 км юго– западнее Камышина были сосредоточены 87-я и 315-я стрелковые дивизии, призванные восполнить понесенные в уличных боях тяжелые потери.

Чтобы оправдать собственные потери, советские военачальники безмерно преувеличивали потери противника. Не знаю, поверил ли Сталин донесению Военного совета Сталинградского фронта от 24 сентября 1942 года или, памятуя о предшествовавших неудачах, отнесся к нему достаточно осторожно. Еременко и Хрущев сообщали: «Войска противника понесли под Сталинградом колоссальные потери. По самым скромным подсчетам, с 6 августа по 20 сентября убито солдат и офицеров 25–32 тыс., ранено солдат и офицеров 80—112 тыс., сбито и повреждено 1 156 самолетов, уничтожено 250–300 орудий, сожжено и подбито 550–600 танков. Подхода свежих частей и соединений не отмечается, а пополнение идет… путем пополнения действующих частей разными командами, штрафными ротами, аэродромными батальонами и другими огрызками. Это показывает, что резервы противника иссякают» (РГАСПИ, ф. 558, оп. 11, л. 92–93).

28 сентября Сталинградский фронт был переименован в Донской. Командующим стал генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский. Юго-Восточный фронт стал Сталинградским, им по-прежнему командовал генерал– полковник А. И. Еременко. В его состав из Донского фронта была передана 62-я армия, сражавшаяся непосредственно в Сталинграде.

И советские и немецкие войска сражались в тяжелых условиях, когда был ограничен подвоз продовольствия и боеприпасов, а бои продолжались непрерывно. Вот что писал немецкий обер-ефрейтор Герман Вигребе своим родным в письме от 29 сентября 1942 года (отправить его он не успел, так как на следующий день погиб): «О себе хорошего писать нечего – четыре недели нет подвоза мяса и жиров, и единственная мысль, беспокоящая меня, – это о моем желудке. Но сегодня мой приятель (он ездовой) принес мне целый котелок требухи, так что ворчания в желудке я сейчас не чувствую. Не можете себе представить, однако, как меня мучает жажда. Мы находимся южнее Сталинграда, очень недалеко от Волги, но «близок локоть да не укусишь» – воду достать очень трудно. Здесь, южнее Сталинграда, имеются две котловины, раньше в них находились румыны, теперь мы сменили их. Вообще, им везет, а нас все время бросают на такие места – вот я уже в третий раз в подобной переделке. Мы находимся в обороне уже две недели, Сталинград почти что в наших руках, но мы не наступаем, так как мало снарядов. У русских тоже снарядов нет и жрать нечего, но та небольшая горстка людей, которая осталась здесь от их многочисленных дивизий, бросается порой вперед, как будто их подгоняют сзади каленым железом… приходится пережить. На днях пробегали собаки, я стрелял, но та, которую я подстрелил, оказалась очень тощей…»

Тяжелее всех приходилось гражданскому населению, которое оказалось между двух огней и жестоко страдало от голода. В оккупированной части города сталинградцы вынуждены были идти на работы, предлагаемые оккупантами, чтобы не умереть с голоду. 8 октября 1942 года заместитель начальника Особого отдела Сталинградского фронта майор госбезопасности Е. Н. Горяинов сообщал Абакумову о положении в Сталинграде: «Распоряжение немцев о выселении гражданского населения из города не распространяется на специалистов-инженеров, лиц, знающих немецкий язык, а также квалифицированных рабочих – слесарей, столяров, шоферов, плотников, поваров, портных, печников. Этим категориям жителей немцы предлагают остаться в городе, очевидно, рассчитывая использовать для необходимых армии работ. Если сопоставить этот факт с имеющимися у нас данными о том, что немцы используют большое число жителей на строительстве оборонительных сооружений на западной окраине города, можно полагать, что немцы рассчитывают сделать Сталинград своим опорным пунктом на зиму».

29—30 сентября части 100-й легкопехотной дивизии овладели поселками Баррикады и Красный Октябрь. Для усиления обороны завода «Красный Октябрь» 62-й армии была передана 39-я гвардейская стрелковая дивизия, к которой вскоре должны были присоединиться 308-я и 37-я гвардейская стрелковые дивизии.

30 сентября на правый берег были переправлены остатки 42-й и 92-й стрелковых бригад, которые сменила 308-я стрелковая дивизия.

4 октября германская 389-я пехотная дивизия прорвалась к Тракторному заводу. 115-я стрелковая дивизия и 2-я мотострелковая бригада оказались в окружении. 8 октября их остатки в количестве 220 человек пробились к своим.

4 октября 62-я армия получила 37-ю стрелковую дивизию и 84-ю танковую бригаду. Для обороны островов на Волге из резерва Ставки были направлены девять пулеметно-артиллерийских батальонов и 45-я стрелковая дивизия.

10 октября части 389-й и 94-й пехотных и 100-й легкопехотной дивизий начали атаки на Тракторный завод и захватили его, выйдя на фронте в 2,5 километра к Волге. 124-я и 149-я стрелковые бригады оказались отрезаны.

Для усиления 62-й армии 11 октября была передана 138-я стрелковая дивизия полковника И. И. Людникова, в задачу которой входило отбить Тракторный завод.

10—12 октября в состав фронта из резерва Ставки прибыли 61-я и 81-я кавалерийские дивизии 4-го кавалерийского корпуса.

20—21 октября 62-й армии были переданы 87-я и 315-я стрелковые дивизии и выведены на укомплектование 112-я, 95-я и 37-я гвардейские стрелковые дивизии, 115-я стрелковая и 2-я мотострелковая бригады.

31 октября завершилась переправа на правый берег 45-й стрелковой дивизии, усиленной ротой танков 235-й танковой бригады. Она была введена в бой на участке между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь».

Частям 45-й и 39-й гвардейских стрелковых дивизий удалось захватить большую часть завода «Красный Октябрь», 64-я армия имела лишь незначительное продвижение на окраине Купоросного.

После этого наступило затишье вплоть до 10 ноября. 11 ноября части немецкой 100-й легкопехотной дивизии захватили южную часть завода «Баррикады» и прорвались на участке 95-й стрелковой дивизии к Волге, расчленив 62-ю армию на три части. В районе Рынок – Спартановка была отрезана группа полковника С. Ф. Горохова, в которую входили остатки 124-й и 149-й стрелковых бригад. На участке 700 метров по фронту и 400 метров в глубину к востоку от завода «Баррикады» находилась 138-я стрелковая дивизия полковника И. И. Людникова, понесшая значительные потери. Южнее остались части 95-й и 45-й стрелковых дивизий, сводный полк 193-й стрелковой дивизии, части 39-й гвардейской, 284-й и 13-й гвардейской дивизий.

Но для ликвидации остатков армии Чуйкова у Паулюса уже не было ни времени, ни сил.

62-я армия к началу боев в городе имела 11 стрелковых дивизий и семь стрелковых бригад, из которых остатки шести дивизий и двух бригад были сразу же эвакуированы на левый берег. В дальнейшем в армию были включены еще девять полностью укомплектованных дивизий. К середине ноября Сталинград в составе 62-й армии обороняли остатки семи дивизий и двух бригад, причем в дивизиях оставалось от 700 до 1000 человек в боевых частях.

Самой сильной была 13-я гвардейская, где осталось около 1 500 человек, в 193-й дивизии было около 1000 человек, а в 138-й – менее 500 человек.

Самым знаменитым местом обороны Сталинграда стал «дом Павлова». Советская историография утверждала, что этот дом оборонял отряд советских солдат под командованием сержанта Якова Федотовича Павлова.

Дом сержанта Павлова – это четырехэтажное здание Облпотребсоюза в центре Сталинграда на площади имени 9-го января (тогдашний адрес: Пензенская улица, 61). Он стал символом стойкости и героизма бойцов Красной Армии в период Сталинградской битвы. В конце сентября 1942 года разведывательная группа из четырех солдат во главе с сержантом Яковом Павловым из 42-го гвардейского стрелкового полка 13-й гвардейской дивизии генерала Александра Ильича Родимцева заняла этот дом. Немцев там в тот момент не было, хотя сам Павлов в мемуарах позднее и утверждал обратное. Поскольку группа Павлова первой вошла в это здание, в дальнейшем на картах он стал обозначаться как «дом Павлова». Через день в подкрепление защитникам дома был переброшен пулеметный взвод старшего лейтенанта Ивана Филипповича Афанасьева, который и принял на себя командование, как старший по званию. Число защитников дома увеличилось до 24. Поскольку убитых и раненых в ходе осады заменяли новые красноармейцы, всего дом Павлова обороняли 29 бойцов. Из них трое в ходе обороны погибли – лейтенант– минометчик А. Н. Чернышенко, рядовые И. Я. Хайт и И. Т. Свирин. Кроме того, в доме постоянно находились одна медсестра и две санитарки из местных жителей. Афанасьев также упоминает в мемуарах двух «трусов, замышлявших дезертировать», которых, по всей видимости, расстреляли. Все время в доме оставалась также молодая мать со своей новорожденной дочкой, укрывавшаяся там от бомбежки. Защитники дома Павлова отбили немецкие атаки и удержали здание, из которого хорошо просматривались подступы к Волге. Павлов вспоминал: «Не было суток, чтобы гитлеровцы оставили наш дом в покое. Наш гарнизон, не дававший им и шагу шагнуть дальше, был у них хуже бельма на глазу. День ото дня они усиливали обстрелы, решив, видимо, испепелить дом. Однажды немецкая артиллерия вела огонь целые сутки без перерыва». Перед домом находилось цементированное бензохранилище, к которому прорыли подземный ход. Еще одна удобная позиция была оборудована за домом, метрах в 30– ти, где находился люк водопроводного тоннеля, куда тоже был прорыт подземный ход. Когда начинался обстрел, бойцы сразу же уходили в убежище. Этим обстоятельством и объясняются сравнительно небольшие потери, которые понесли защитники дома. Немцы же предпочитали обстреливать дом Павлова, а не атаковать его, понимая, что это здание трудно будет взять штурмом. 26 ноября, уже после окружения 6-й немецкой армии в Сталинграде, Павлов во время атаки занятого немцами дома был тяжело ранен в ногу, и его эвакуировали в госпиталь. Позднее он воевал наводчиком и командиром отделения разведчиков в артиллерийских частях. 17 июня 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. А вскоре старшине Павлову присвоили звание младшего лейтенанта, в котором он и уволился в запас в 1946 году. После войны Павлов побывал в Сталинграде и расписался на стене восстановленного дома. На ней также сохранилась надпись, сделанная одним из красноармейцев во время боев: «Этот дом отстоял гвардии сержант Яков Федотович Павлов». Фигура Павлова, канонизированная советской пропагандой в дни войны (в «Правде» тогда появился очерк о «Доме Павлова»), заслонила фигуру того, кто действительно командовал гарнизоном легендарного дома, – лейтенанта Афанасьева.

Иван Филиппович пережил войну, но звание Героя Советского Союза так и не получил. В 1951 году Павлов издал мемуары «В Сталинграде», где об Афанасьеве нет ни слова. Гвардии капитан Афанасьев был тяжело контужен в последние дни обороны дома Павлова, а после войны почти совсем ослеп и в 1951 году вынужден был уволиться из армии. В 1970 году он тоже выпустил мемуары «Дом солдатской славы». В 1958 году Афанасьев поселился в Сталинграде, а в начале 1970-х годов, благодаря удачной операции ему вернули зрение. Афанасьев скончался в Сталинграде в 1975 году в возрасте 59 лет – сказались ранения и контузии. Павлов трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР от Новгородской области, окончил Высшую партийную школу. В 1980 году ему было присвоено звание почетного гражданина Волгограда. Яков Федотович Павлов умер в Новгороде 28 сентября 1981 года, трех недель не дожив до своего 64-летия. Тоже сказались старые раны. Ныне в Великом Новгороде в школе-интернате имени Я. Ф. Павлова для детей-сирот действует музей Павлова. История дома Павлова отразилась в романе Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», где руководителем гарнизона показан лейтенант Березкин, чьим прототипом был Иван Афанасьев. В 1965 году рядом с домом Павлова была открыта мемориальная стена. Современный адрес знаменитого дома: ул. Советская, д. 39. А через два дома от него открыта мемориальная доска на доме, в котором жил и умер Иван Афанасьев. То, что на роль героя выбрали сержанта Павлова, а не лейтенанта Афанасьева, объяснялось не только тем случайным обстоятельством, что на картах знаменитый дом обозначался как дом Павлова – по имени командира подразделения, первого вошедшего в него. Еще более важную роль сыграло то, что пропаганде требовался герой из числа солдат, защищавших Сталинград, поэтому кандидатура сержанта Павлова была предпочтительнее кандидатуры лейтенанта Афанасьева.

Замечу также, что, вероятно, не так уж донимал немцев дом Павлова. Иначе бы они просто снесли бы его с лица земли с помощью артиллерии, как они сделали это с несколькими соседними зданиями. В конце концов, волжскую переправу немцы имели возможность просматривать со множества точек в городе, а не только из дома Павлова.

В своих мемуарах генерал Родимцев прямо называет лейтенанта Афанасьева бывшим начальником гарнизона «дома Павлова», превратившим «благодаря своей энергии и мужеству этот дом в несокрушимую крепость», и описывает его нелегкую судьбу: «Целых 12 лет для него кругом была мгла. Заведующий кафедрой глазных болезней Волгоградского медицинского института профессор Александр Михайлович Водовозов заинтересовался судьбой героя Сталинграда и решил сделать ему операцию глаз. Операция проходила без наркоза, сам больной был ассистентом профессора.

Превозмогая боль, от которой, казалось, вот-вот померкнет разум, Афанасьев по ходу операции отвечал на вопросы профессора, когда внутрь глаз вторгались иглы шприца, острие скальпеля и другие хирургические инструменты.

Такое мог вынести только закаленный в суровых испытаниях воин.

В памяти Ивана Филипповича Сталинград остался городом руин. Когда ученый вернул ему зрение, Афанасьев увидел другой город, возрожденный к жизни из праха и пепла, во что был превращен гитлеровцами…» Может быть, стоит присвоить Ивану Филипповичу Афанасьеву посмертно звание Героя России?

К концу уличных боев в Сталинграде в середине ноября советские войска занимали только узкую полоску земли вдоль Волги, а также южный, Кировский район города, который немцы не подвергали разрушениям, рассчитывая заставить советские войска уйти оттуда и обеспечить себе зимние квартиры. Несмотря на то, что потери 6-й немецкой армии с началом уличных боев уменьшились, значение стойкой обороны 62-й и 64-й армий заключалось в том, что они надолго приковали к Сталинграду главные силы армии Паулюса и тем самым сделали возможным проведение операции по окружению и уничтожению 6-й армии.

Следующая глава >

Источник: military.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.