Астраханский поход

1Первый поход на Астрахань. Начало похода

В 1552 году Иваном Грозным была взята Казань. После этого судьба Астраханского ханства была предрешена, путь в низовья Волги и на Каспий был открыт. Крым и Турция, опасаясь устремлений Москвы, объединились и активизировали свои действия в Астрахани. Были предприняты попытки создания мощной антимосковской коалиции, астраханский престол занял крымский ставленник хан Ямгурчей.

В начале 1552 года Ямгурчей пытался убедить московского царя в дружбе и желании развивать торговые связи. Но прибывший вслед за этими уверениями посол из Москвы Севастьян Авраамов был в Астрахани арестован и сослан на один из островов Каспийского моря. Этот поступок Ямгурчея вызвал гнев Ивана Грозного. Война с Россией была неизбежной.

План завоевания Астрахани предусматривал движение по Волге на стругах тридцатитысячного войска под командованием воеводы и князя Юрия Ивановича Пронского-Шемякина и Игнатия Вешнякова. Вместе с ними находился и претендент на астраханский престол Дербыш-Али. Отдельно выступили отряд в 2500 человек под руководством князя Александра Вяземского и отряд казаков под началом Даниила Чулкова. 1 июля 1554 года силы русских должны были встретиться с ногайской конницей Исмаила у Переволоки, откуда совместно двинуться к Астрахани.


Русские войска в мае, с началом навигации по Волге, спустились от Нижнего Новгорода в район нынешнего Волгограда и стали концентрироваться в Переволоке, в самом узком месте междуречья Волги и Дона. Войска Исмаила там не оказалось.

Астраханский поход

Первое столкновение московских войск с астраханскими произошло 27 июня возле Черного Яра. Передовые отряды астраханцев были разбиты наголову. Пленные показали, что Ставка хана Ямгурчея находится в 5 км ниже Астрахани, в одном из рукавов дельты Волги — на Царевой протоке, и что гарнизон татар в самой крепости крайне незначителен.

2Взятие Астрахани

Часть московского войска во главе с князем Вяземским блокировала Ставку хана, а другая часть во главе с князем Пронским 2 июля без боя заняла незащищенную Астрахань.

Хан Ямгурчей бежал в Азов, на турецкую территорию, бросив ханш, гарем и детей. Русские войска начали преследовать ханскую гвардию. 7 июля они настигли беспорядочно отступавшие ханские силы, без особого труда просто перебив их, а частично — захватив в плен.

Вернувшись в Астрахань, русские воеводы посадили на астраханский престол хана Дервиш-Али, который торжественно присягнул на верность Москве. 9 июля 1554 года был подписан мирный договр.


3Второй поход на Астрахань. Начало похода

Кабальные условия Московско-Астраханского мирного договора 1554 года привели к тому, что население саботировало сбор дани, хан Дервиш-Али тайно перешел на сторону крымских татар, которые по его просьбе прислали в Астрахань свое войско в 1000 человек, составившее личную охрану хана. В 1555 году князь Ногайской Орды Исмаил был вынужден начать борьбу с родственниками своего брата Юсуфа и Ямгурчеем, желавшим вернуть себе Астраханское ханство. В эту борьбу включился и Дервиш-Али, чувствуя свое довольное шаткое положение. Он пошел на союз с детьми Юсуфа и в результате удачных дипломатических и военных действий ему удалось обратить в бегство Исмаила. Дербыш-Али пренебрег замечаниями царского наместника и предложил последнему покинуть Астрахань. Это означало разрыв вассальных отношений с Москвой, который спровоцировал второй поход на Астрахань.


Общая численность войск второго похода составляла не более 3 тысяч человек, что было в 10−15 раз меньше, чем в первом походе.

Отряды отправлялись весной 1556 года каждый из мест своей дислокации, с тем, чтобы соединиться под Астраханью: стрельцы плыли из Москвы (Коломны), вятчане — с г. Хлынова (по р. Вятке), донские казаки — на конях с Дона через Переволоку до Волги, а далее на баржах до Астрахани.

4Взятие Астрахани

Первыми, до подхода остальных войск, достигли Астрахани волжские казаки Ляпуна Филимонова. Они неожиданно напали на город и нанесли серьезное поражение местному гарнизону, не успевшему даже запереться в Астраханском кремле.

Подоспевшие стрельцы и донские казаки без труда заняли город и стали продвигаться к морю в дельте Волги, куда бежал из Астрахани хан Дервиш-Али и где в 20 км от побережья Каспия разбил в недоступных плавнях свою Ставку.

Астраханский поход

Окружив лагерь татар, русские войска напали на них ночью и разбили их, вызвав панику. Но к утру, пойдя по стопам русских войск, возвращавшихся «с победой» в Астрахань, хан Дервиш-Али нанес им сильный урон.

Но ханские войска были лишены укрытия в крепости и избрали для пребывания ненадежные плавни. В результате еще нескольких столкновений хан бежал в Азов, а затем в Мекку. Последние астраханские ханы нашли прибежище в Бухаре.


Астрахань и все ханство были присоединены к русскому государству 26 августа 1556 года без всякого мирного или иного договора, который должен был бы завершить войну.

Источник: spsl.nsc.ru

Источник: diletant.media

2.07.1554 (15.07). – Взятие Астрахани войсками Иоанна IV Грозного. Окончательно была присоединена в 1556 г.

2.07.1554 (15.07). – Взятие Астрахани войсками Иоанна IV Грозного. Окончательно была присоединена в 1556 г.Астраханское ханство было одним из осколков татарской орды, разгромившей Русь в XIII веке. Освобождение русских земель от ордынского ига, которое относят к 1480 г. (стояние на Угре), не могло быть полным, пока татарами продолжались грабительские нашествия, несшие разорения и захват множества пленников. Только при взятии Казанского ханства в 1552 г. русскими войсками было освобождено около ста тысяч пленных русских людей.

Далее, первый поход Царя Ивана IV на Астрахань (май 1554 – 8 июля 1554) был предпринят для оказания помощи ногайскому мурзе Исмаилу по его просьбе. От Нижнего Новгорода вниз по Волге двинулось на стругах 30-тысячное русское войско с пушками под командованием князя Юрия Ивановича Пронского-Шемякина и Игнатия Вешнякова. Вместе с ними находился и претендент на астраханский престол Дервиш-Али. Отдельно выступили отряд в 2500 воинов под командованием князя Александра Вяземского и отряд казаков под началом Даниила Чулкова. Силы русских встретились с ногайской конницей Исмаила у Переволоки, в самом узком месте междуречья Волги и Дона, откуда совместно двинулись к Астрахани.


Первое столкновение московских войск с астраханскими произошло 27 июня 1554 г. возле Черного Яра. Передовые отряды астраханцев были разбиты наголову. Пленные показали, что Ставка хана Ямгурчея находится в 5 км ниже Астрахани, в одном из рукавов дельты Волги (на Царевой протоке), и что гарнизон татар в самой крепости крайне незначителен. Получив эти сведения, князь Вяземский блокировал Ставку хана, а другая часть войска во главе с князем Пронским без боя заняла незащищенную Астрахань 2 июля 1554 г.

Русские войска стали преследовать ханскую гвардию во главе с ханом и 7 июля без особого труда перебили их, частично захватив в плен. Вернувшись в Астрахань, русские воеводы посадили на астраханский престол хана Дервиша-Али, который торжественно присягнул на верность Москве. Собственно говоря, большего Русскому государству и не было нужно. 9 июля 1554 г. был заключен Московско-Астраханский мирный договор со следующими условиями:

1. Астраханский хан признает зависимость от Москвы. В случае его смерти вопрос о престолонаследии решает Царь (Иван IV).


2. Астраханское ханство обязуется уплачивать Москве ежегодно дань 40000 алтын (1200 рублей серебром) и 3000 осетров в сажень (до 2,5 метров). Можно сказать, что дань эта была скорее символической.

3. Русские получают право вести безпошлинную рыбную ловлю по всей Волге. Ногайскому князю Исмаилу разрешалась безпошлинная торговля с Москвой в течение трех лет (через территорию Астраханского ханства).

С 1555 г. в Астрахани размещаются русские войска под началом стрелецкого головы Кафтырева (отряд стрельцов) и наказного атамана Павлова (отряд донских казаков).

Однако, ориентируясь на более близких соседей – Турцию и Крым, Дервиш-Али вскоре тайно перешел на сторону крымских татар, которые по его просьбе прислали в Астрахань свое войско в 1000 человек как личную охрану хана. Почувствовав уверенность, Дервиш-Али предложил царскому наместнику покинуть Астрахань, что означало разрыв подчиненных отношений с Москвой.

Царь Иван IV организует второй поход на Астрахань (весна 1556 – 26 августа 1556). Общая численность войск второго похода составила не более 3000 человек, что было в 10-15 раз меньше, чем в первом походе. Отряды отправлялись весной 1556 г. каждый из своих мест с тем, чтобы соединиться под Астраханью: стрельцы плыли из Москвы (Коломны), вятчане – с г. Хлынова (по р. Вятке), донские казаки – на конях с Дона через Переволоку до Волги, а далее на баржах до Астрахани.

Первым шел по Волге казачий отряд Филимонова численностью 500 человек. Он встретился под Астраханью с передовыми частями хана, нанес им поражение и стал дожидаться подхода стрельцов. Соединившись, оба русских отряда 2 июля 1556 г. подплыли на судах к Астрахани. Хан и его приближенные приняли небольшой стрелецко-казачий отряд за авангард сильной царской рати. Зная о печальной судьбе Казани, они бежали из города. В результате русские практически без единого выстрела заняли опустевшую Астрахань.


Укрепившись там, они провели ряд наступательных операций против Дервиша-Али, который получил лишь небольшие подкрепления (всего 700 человек) от крымского хана Девлет-Гирея. Небольшое русское войско действовало умело и решительно. Его командиры проявили в далеком незнакомом краю не только воинские, но и дипломатические способности. Они действовали в союзе с местными ногайскими мурзами, которые и нанесли окончательное поражение Дервишу-Али, отобрали у него пушки и отослали их русским. Последний хан Астрахани бежал в турецкие владения.

Астрахань и все ханство были окончательно присоединены к Русскому государству 26 августа 1556 г. без всякого мирного или иного договора. Титул астраханского царя в 1557 г. стал носить русский Царь в числе всех прочих титулов. Для управления Астраханью назначались воеводы. Жители Астрахани присягнули на верность Русскому государству, которое гарантировало спокойное кочевье и выгодную торговлю.

В результате Казанского и Астраханского походов в русские владения перешел весь бассейн Волги. С тех пор этот важнейший регион перестал представлять для Руси источник постоянной угрозы, а стал безопасной зоной международной торговли и хозяйственного освоения.


Быстрая и относительно безкровная (по сравнению с Казанью) ликвидация независимости Астраханского ханства явилась крупным внешнеполитическим успехом Московской Руси и привела к ускорению развала остатков Золотоордынской империи. В 1557 г. свою зависимость от России признала Ногайская Орда в степях между Волгой и Уралом (Яиком), а также на зауральском берегу. Осенью 1557 г. без боя в состав Русского государства была включена территория современной Башкирии, расположенная в бассейнах рек Белой и Уфы. С 1560 г. русская граница на востоке стала проходить по рекеУрал, а на юго-востоке – по реке Терек. Никаких конфликтов с жившими за Тереком горскими племенами, не имевшими своей государственности и еще не принявшими ислама, в то время не было.

Источник: rusidea.org

7 сентября 1566 года в своем роскошном походном шатре у стен венгерской крепости Сигетвар в четыре часа утра кончался султан Сулейман Великолепный. Ни враги, ни подданные не брали под сомнение его заслуги или титулы. С его жизнью заканчивалась и целая эпоха в истории Османской империи, эпоха ее неудержимой экспансии, множества побед и редких поражений. Блистательная Порта была по-прежнему сильна и могущественна, однако с этого момента ее звезда будет медленно, но неудержимо тускнеть, а острый ятаган – терять остроту и стремительность. На следующий день крепость Сигетвар была взята, а территории к югу от острова Балатон стали турецкими. Но это было лишь началом спуска с высокой горы, у подножия которой через три с половиной столетия будет ждать своего часа Мустафа Кемаль.


Благодаря хлопотам находившегося при армии великого визиря Мехмеда-паши Соколлу, смерть правителя удалось скрыть на некоторое время во избежание всяких казусов, связанных с престолонаследием. Так что сын султана и его любимой жены Хюррем Селим смог беспрепятственно достигнуть столицы из своей резиденции и вступить в права на престол. Правление нового властителя Стамбула началось с очередного бунта янычар, требовавших выплат задолженности по жалованию. По настоянию мудрого визиря Селим был вынужден пойти на уступки: поскрести по сусекам и выплатить причитающееся недовольным. С такого вот деяния и началось правление Селима II, прозванного подданными Красноносым за чрезмерное употребление спиртосодержащих зелий. Именно при этом султане Османская империя впервые столкнулась на военном поприще с новым противником. Далеко на севере крепло и обрастало новыми землями Русское царство, которое иностранцы именовали (не без злого умысла) Московией, где правил своей властной рукой Иван IV.

Астрахань становится русской

Астраханский поход

После падения в 1552 году Казанского ханства пришел черед его южного соседа, ханства Астраханского. В октябре 1553-го в Москву прибыла делегация от ногайцев – с просьбой принять меры в отношении астраханского хана Ямгурчи, постоянно трепавшего своих соседей, – обещавших в свою очередь «исполнять государеву волю».


адение Астраханью давало бы царю контроль над всей Волгой и, соответственно, над всеми водными торговыми артериями. Весной 1554 г. русское войско под командованием князя Юрия Ивановича Пронского-Шемякина в количестве 30 тыс. человек двинулось по Волге к Астрахани. Чуть позже эта армия была усилена контингентом вятских служилых людей во главе с князем Александром Вяземским. Первое боестолкновение с астраханскими татарами произошло в районе Черного острова на месте современного Волгограда. Татар разбили, взяли пленных, которые и сообщили русским, что сам хан Ямгурчи с главными силами стоит лагерем ниже Астрахани.

После внесения корректировок в планы кампании Пронский-Шемякин далее по воде двинулся прямо на Астрахань, а князь Вяземский получил приказ атаковать войско Ямгурчи. Город достался русскому войску без сопротивления – оборонявшие его татары посчитали за лучшее спастись бегством. Хан тоже не пожелал встречаться со своим противником, тем более в его армии началось дезертирство. С небольшим отрядом преданных ему воинов он ушел в Азов. Многочисленных жен и детей вместе с некоторым количеством ценного имущества Ямгурчи отправил водным путем вниз к Каспию. Русским, однако, удалось перехватить ханский конвой и пленить его.

Впрочем, в делах престолонаследия у Москвы были свои планы, в которых, разумеется, ни хан, ни его семейство никак не фигурировали. Вместе с русской армией в Астрахань прибыл новый хан, Дервиш-Али. Ранее Дервиш-Али находился тут при власти, однако, потерпев поражение в очередной междоусобице, был вынужден бежать на Русь, где некоторое время жил в Звенигороде при полном покровительстве царских властей. Местное население присягнуло новому правителю, был опубликован царский указ: под страхом смерти освободить всех находящихся в рабстве русских. Дервиш-Али обязывался выплачивать ежегодную дань в размере 40 тыс. алтын и значительное количество ценной рыбы. Царские рыболовы получали право на бесплатный промысел от Казани до Астрахани, впрочем, и татарам тоже разрешалось ловить. Чтобы исключить дальнейшие нюансы в борьбе за власть и престолонаследие, в случае смерти Дервиш-Али местным жителям надлежало отправить царю соответствующую челобитную. В такой ситуации царь сам назначал нового правителя по своему усмотрению. Всех пленных из числа воинов беглого Ямгурчи освободили, взяв с собой только его жен и детей.

Пока совершались все эти события, в соседних ногайских Ордах происходила обычная для них междоусобица. Инициатор отправки послов к Ивану IV мурза Измаил боролся со своим братом Юсуфом и другими родственниками. Несмотря на свое непростое положение, Измаил находил время для написания челобитных в Москву с настоятельными просьбами ввести прямое царское правление в Астрахани и убрать оттуда стремительно терявшего популярность Дервиша-Али. Благодарность хана, еще недавно бывшего политическим эмигрантом, улетучилась, как дым благовоний, и очень скоро он стал чувствовать непреодолимое стремление быть во всем самостоятельным от Москвы. Челобитные и доносы на Дервиша-Али беспрестанно сыпались на столицу, сея сомнения и подозрения, пока, наконец, не подтвердились. Весной 1556 г. к Астрахани подошел отряд крымских татар, и хан, мгновенно утративший всю дружелюбность, выбил из города небольшой русский гарнизон, состоявший из 500 человек. Иван IV срочно отправил на помощь по Волге военный отряд, к которому вскоре присоединились подоспевшие донские казаки. Объединенные силы русских подошли к Астрахани, но Дервиш-Али, как и его предшественник, быстро утратил всю свою решимость и тоже бежал по злой иронии в турецкий Азов. Русские войска вторично вошли в Астрахань, не встречая сопротивления. Тем временем, уставшие от междоусобной борьбы, ногайцы наконец-то пришли к соглашению и официально заявили о принятии русского подданства. Таким образом устье Волги окончательно перешло под контроль Русского государства.

Комбинации крымского хана

Астраханский поход

Первоначально известия о присоединении Казанского и Астраханского ханств не вызвали особой реакции в Стамбуле. В Османской империи ждали решения куда более серьезные проблемы. Сначала мятеж самозванца, выдававшего себя за казненного сына Сулеймана Мустафу. Затем в 1559 г. другие султанские наследники Селим и Баязид выясняли отношения между собой силой оружия. Лишь в 1563 г. взор стареющего султана обратился на север. В октябре этого года к крымскому хану Девлет Гирею был отправлен посланник с предписанием готовиться на следующий год к походу на Астрахань. Это решение Сулеймана вызвало весьма серьезные опасения в Крыму. Дело в том, что Девлет Гирей считал себя полновесным и весьма значимым политическим игроком в Северном Причерноморье и старался свести свою зависимость от Стамбула к минимуму. С турками, к большому сожалению хана, приходилось считаться, поскольку в Крыму находились их крепости с расположенными в них гарнизонами. Кроме того, за помощью к ним же можно было обратиться, если допекут соседи. Захват Астрахани сулил усиление турецкого военного присутствия в районе Дона и Волги и, следовательно, увеличивал зависимость Крыма.

При дворе Девлет Гирея кипели нешуточные страсти: за политическое влияние между собой боролось несколько группировок, спонсируемых из различных источников. Были мурзы, выражавшие польско-литовские интересы, свою партию пыталось сформировать и Русское государство. Традиционно были влиятельны те, кто являлся проводником интересов Османской империи. Девлет Гирею приходилось сосредоточенно и умело маневрировать, чтобы, с одной стороны, не поссориться с могущественным Сулейманом, а с другой, – сохранить свою самостоятельность.

Прибытие султанского уполномоченного не осталось незамеченным в русском посольстве в Крыму во главе с Афанасием Федоровичем Нагим. Для прояснения ситуации и попутного сбора необходимых сведений разведывательного характера турецкого чиновника пригласили на «товарищеский обед», где в соответствующей обстановке Нагому и удалось взять в оборот размякшего от разносолов посланника. Выяснилось, что толчком к принятию решения о походе на Астрахань послужили три фактора. Во-первых, великий визирь Соколлу Мехмед-паша вынашивал план прорытия канала между Доном и Волгой. Выход к Каспию значительно усилил бы позиции турок в их длительной борьбе с персидским шахом. Во-вторых, Сулейман получил несколько писем от черкесской знати с просьбами о защите, поскольку русские казаки возвели несколько своих опорных пунктов на реках Терек и Сунжа и постоянно оказывали помощь кабардинским князьям, являвшимся вассалами Русского государства. В-третьих, овладение Астраханью нарушало традиционные, проходившие севернее Каспия, маршруты для паломников, следовавших к мусульманским святыням из Центральной Азии.

Совокупность всего перечисленного вместе с энергией Соколлу Мехмеда-паши и способствовали принятию решения о походе на Астрахань. Неожиданную, хоть и косвенную помощь в деле предотвращения похода на Астрахань русским послам оказал сам хан. Просто Девлет Гирей придерживался совершенно иного мнения относительно готовящегося предприятия. Вначале он попытался перенаправить русло предстоящей экспедиции с периферийной Астрахани на собственно Русское царство. Расчет был простым: при помощи мощной турецкой армии взять богатую добычу, а после того, как та вернется к местам постоянной дислокации, остаться, что называется, при своих. Не дожидаясь результатов, энергичный хан начал сгущать краски, выставляя ситуацию в черном цвете. Девлет Гирей живописно сообщал в Стамбул все трудности похода через степь – безводную и малопригодную для турок. Дескать, летом там совершенно нет воды, а зимой стоят жуткие морозы. Красочная композиция неминуемой гибели османской армии в прикаспийских степях была мастерски дополнена якобы достоверными слухами о том, что русский царь отправил в Астрахань 60-тысячную армию.

Одновременно предприимчивый крымский правитель, проявив недюжинную многовекторность, попытался собрать возможные дивиденды от своего северного соседа. Через своих послов в Москве он довел до Ивана Грозного все сведения о предстоящем походе, предлагая уладить межгосударственные проблемы путем передачи в руки татар Казани и Астрахани, мотивируя это тем, что их все равно отберут турки, а так можно дело уладить миром. Параллельно Девлет Гирей провел зондаж на получение от царя единовременной дани. Неизвестно, рассердился ли Иван Васильевич от таких политических инициатив, но ни городов, ни денег хан не получил. «Когда то ведется, чтоб, взявши города, опять отдавать их?» – риторически вопросили в Москве.

И все же предпринятая ханом черная пиар-кампания по срыву похода на Астрахань принесла свои плоды. У империи хватало своих забот и внутри, и в Европе. Портились отношения с Габсбургами, неспокойно было на границах с Персией, и Сулеймана вовсе не увлекала дорогостоящая военная экспедиция в далекую и малознакомую для турок землю.

Последним, кто при правлении Сулеймана Великолепного попытался склонить его к этому предприятию, был наместник Кафы, черкес по происхождению, Касим-паша. Султанская казна стремительно опустошалась все возрастающими военными расходами, и Касим-паша упирал на экономическое значение захвата Астрахани. По его мнению, город можно было легко превратить в крупный торговый центр всей Юго-Восточной Европы и Центральной Азии. Однако султан, готовящийся к своей последней военной кампании в Венгрии, оказался совершенно глух к доводам провинциального наместника. А потом его не стало.

Тень отца

Астраханский поход

Первые годы правления Селима II ознаменовались наведением порядка на дальних рубежах обширной империи. В 1567 г., когда известие о кончине Сулеймана I достигло провинции Йемен, могущественный имам Муттахар поднял против турок восстание. Оказалось, что одного только общего вероисповедания недостаточно для приведения к покорности кочевых племен, обитающих в этих землях. Подавление мятежа сопровождалось трудностями технического и логистического характера из-за удаленности Йемена от центральных регионов Османской империи. В связи с этим на повестку дня был выдвинут вопрос о строительстве канала между Средиземным и Красным морями. Но дальше предложений этот проект не продвинулся.

Остающийся по-прежнему при власти великий визирь Соколлу Мехмед-паша не оставлял своего замысла по созданию еще одного канала – между Волгой и Доном, – о чем при благоприятных обстоятельствах и напомнил молодому султану. После консультаций с соответствующими специалистами было вынесено решение, что это вполне возможно. Селим II, помня о малоприятных моментах начала своего царствования, жаждал военной славы, так что получить его разрешение и одобрение на Астраханский поход не составило труда. Сыграли роль не только амбиции молодого султана и большой интерес к вопросам инженерного строительства и снабжения войск великого визиря. Важнейшее значение имел внешнеполитический фактор. Традиционно сильная при дворе черкесская диаспора давала понять, что крайне желательно изгнание русских из Астрахани, опираясь на которую, они укрепляли свои позиции на Северном Кавказе. Крымский хан, весьма болезненно воспринимавший успехи России в Ливонской войне, всерьез опасался очутиться в полукольце врагов и уже не так враждебно относился к идее похода. Наконец, все более усиливающиеся жалобы влиятельного купечества на утрату выгодного торгового пути через Волгу достигли самых высоких ушей, а в деньгах империя нуждалась еще больше, чем в новых территориях.

Подготовка

К Девлет Гирею в Крым вновь были отправлены высочайшие указания готовиться к походу на Астрахань. 3 апреля 1568 г. агенты московских послов в Крыму доложили о состоявшемся у хана большом военном совете, на котором была зачитана присланная из Стамбула грамота. Так, русским стали известны планы воплощения неосуществленных замыслов пятилетней давности. Вскоре энтузиазм Девлет Гирея вновь начал падать – хану сообщили, что в обозе готовящейся к походу армии должен прибыть царевич Крым-Гирей, который после занятия Астрахани и возглавит восстановленное Астраханское ханство. Искушенный в интригах, правитель Крыма не без основания начал опасаться за сохранность своих государственных полномочий, поскольку дворцовые перевороты в Бахчисарае были делом совершенно обычным и регулярным.

Девлет Гирей считал, что его специально сманивают в поход, чтобы на освободившийся трон сел кто-то другой, а сам он превратится в очередного беглого политического эмигранта-приживалы при султанском дворе. Любопытно, что еще совсем недавно он в своих письмах доказывал новому султану острейшую необходимость не только «освобождения Астрахани от неверных», но и прорытия канала между Волгой и Доном. Хан, очевидно, надеялся, что ему помогут деньгами и оружием (пушками и расчетами к ним), дадут добро на поход, он победоносно изгонит русских из города, а канал турки и сами пророют.

Увидев же, что Селим II снаряжает серьезную экспедицию, Девлет Гирей начал нервничать. Подготовка и вправду была масштабной. На верфях Кафы приступили к строительству кораблей, способных подняться вверх по Дону. Необходимые запасы и материалы доставлялись и складировались в Азове. В Румелии и северной части Малой Азии готовились войска. Русское посольство внимательно следило за подготовкой противника к походу, собирая сведения через своих агентов. Наращивание сил проходило постепенно – необходимо было сосредоточить большое количество различных запасов, в первую очередь провианта и пороха. Главные склады турецкой армии должны были располагаться в Крыму. Кроме этого накапливался в изобилии шанцевый инструмент и телеги для отрядов землекопов, которые должны были работать над сооружением канала.

1 июня 1569 г. русскому посольству стало известно, что в Кафу уже прибыло большое количество войск и вспомогательного персонала для обслуживания гребной флотилии. Общее командование войсками осуществлял кафский наместник Касим-паша, который еще 31 мая, за день, когда агенты вернулись и сообщили послу Нагому подробности, выдвинулся с авангардом в поход по суше. Турецкая артиллерия перевозилась на специально построенных плоскодонных судах маршрутом Азов-Дон-Переволока. Стали известны некоторые подробности турецкого плана: подойти к Астрахани, осадить город, а в случае неудачи построить укрепленный форт на старом татарском городище, стать там лагерем и быть готовым к зимовке. Это был комплекс мер на случай неблагоприятного стечения обстоятельств, вообще же, турки были весьма уверены в успехе.

В первых числах июня также выяснилось, что для усиления Касима-паши идет еще один контингент сухопутных войск, который должен был, переправившись через Днепр, двигаться прямой дорогой на Азов. Русские послы попытались и далее вести разведывательную деятельность, для которой в Крыму были довольно благоприятные условия, благодаря большому количеству находившихся тут русских рабов и вольноотпущенников, однако в этот процесс вмешались обстоятельства. 10 июня к русским послам прибыл ханский уполномоченный с соответствующим предписанием: Нагого и его коллег разделили с их людьми, разрешив оставить при себе лишь переводчиков. Фактически послов интернировали и отправили в город Мангуп, что могло означать только одно – начало войны.

Янычары под Астраханью

Девлет Гирей не отказывался от намерения саботировать поход и зимой 1568–1569 гг. проводил дипломатический зондаж через доверенных людей на предмет передачи ему Казани и Астрахани. И вновь ему твердо отказали. Касим-паша был вообще полон энтузиазма начать операцию в 1568 г. с теми силами, что уже имелись. Но хитрый и упрямый хан запротестовал, заявив, что без янычар он никуда не пойдет, а если Касим-паша так желает, то может выдвигаться самостоятельно. Турецких войск на тот момент было еще совсем недостаточно, и решено было перенести поход на следующий, 1569 год. Однако, когда весной в Крым прибыли янычары и артиллерия, а другая часть армии форсировала Днепр, Девлет Гирею отпираться уже было невозможно. Кроме 17–18 тыс. турок и значительного количества рабочих-землекопов, в экспедиции против Астрахани приняло участие более 50 тыс. татар.

Чтобы крутилось колесо, требуется смазка. Для татарской телеги смазка требовалась жирная. В Стамбуле это хорошо понимали и поэтому всю весну 1569 г. Девлет Гирей получал значительные по объему и цене подарки. Хану щедрой султанской рукой было отсыпано 30 тыс. золотом «жалованья», 1000 кафтанов, 1000 пар сапог, множество отрезов бархата и других дорогих тканей на украшения. Однако хан был искушен не только в комбинациях политических, но и в интендантских. Ссылаясь на бедность и общую скудность, Девлет Гирей выпросил у Касима-паши 3 тыс. пар сапог, 3 тыс. кафтанов и тысячу тегиляев с турецких складов и немного провизии. Несмотря на полученное фактически даром большое количество снаряжения, Девлет Гирей изыскивал любые возможности уклониться от участия в осаде Астрахани. Он написал в Стамбул, что татары, мол, плохо осаждают города, поэтому испрашивал разрешения «постоять в карауле» у переправ на Волге, пока турки будут штурмовать русский город. Однако из султанского дворца пришел ответ, лишенный двоякой трактовки, – татары должны были участвовать в походе вместе со своими турецкими союзниками.

С самого начала поход оказался весьма трудным – лето 1569 года было жарким, Дон обмелел, и даже специально построенные транспортные суда поднимались по нему с большим трудом. Те же, кто передвигался по суше, страдали от жары и жажды. В самом начале похода и к туркам, и к татарам заспешили депутации всевозможных степных мелких князьков с выражением горячего желания поучаствовать в предприятии, но только когда армия Касима-паши подойдет к Астрахани. Сложнее всего было ногайцам – некоторые из влиятельных мурз не против были принять подданство Селима II, но с хитрым Девлет Гиреем дел никто иметь не хотел.

В первой половине августа Касим-паша достиг, наконец, Переволоки. Турецкие инженеры провели первые расчеты, и тут выяснилось, что далеко не всегда то, что привлекательно выглядит на карте, столь же восхитительно при прямом знакомстве. В районе, предназначенном для строительства канала, Волгу и Дон действительно разделяло не более 65 километров. Однако сама местность была весьма труднодоступной для ручных земляных работ – она изобиловала холмами. Поковырявшись немного в земле, турки решили использовать более простой и традиционной способ: перетащить волоком суда речной флотилии и все снаряжение. Правда, для этой цели пришлось бы выравнивать грунт, что также требовало больших усилий. Взвесив все за и против, Касим-паша решил отправить вся тяжелое вооружение по Дону обратно в Азов, после чего войскам, осуществлявшим этот маневр, предписывалось идти по суше к Астрахани. Сам турецкий командующий, с которым постоянно спорил неутомимый Девлет Гирей, собирался выйти к Волге и вдоль ее берега подойти к городу с севера. Когда турецкие войска наконец миновали участок между двумя реками и вышли к Волге, к ним на помощь, пригнав большое количество лодок, пришли астраханские татары, вернее, та их часть, которая испытывала некоторые неудобства из-за русских.

Русские были прекрасно осведомлены о турецких приготовлениях и не считали ворон на крепостных стенах. Гарнизон Астрахани был значительно усилен, в город были доставлены пушки, боеприпасы к ним. Личный состав был обеспечен провиантом на случай длительной осады. Несмотря на помощь местного татарского «сопротивления», Касим-паша продвигался к Астрахани медленно, страдая от жары и начавшихся болезней. Турки прибыли к городу в начале сентября, застав русских в полной готовности к отпору. Тяжелая артиллерия и боеприпасы к ней застряли где-то на пути из Азова, а без нее Касим-паша штурмовать город не решился и стал по предварительному плану лагерем в старом городище. Там планировалось построить крепость и зазимовать.

Но тут Девлет Гирей внезапно объявил забастовку. Почти 50-тысячная татарская орда не имела соответствующих ресурсов для зимовки в холодной степи, тем более в их военной практике было принято возвращаться осенью в теплый Крым. Хан начал настаивать на том, чтобы турки отпустили его на зимние квартиры. Татар было много, Стамбул далеко, и Касим-паша был вынужден уступить натиску Девлет Гирея. Орда собрала свои кочевые пожитки и ушла. Турки остались под Астраханью одни. Погода стала портиться, а вместе с ней – и настроение войска. Вспыхнуло резкое недовольство, граничившее с неповиновением. Громче всех возмущались янычары, прямо заявляя, что тут им всем грозит смерть от голода, поскольку огромные армейские склады остались в Крыму, а привезенные с собой запасы стремительно тают.

Прознав о волнениях во вражеском лагере, русские решили еще больше подогреть ситуацию, прибегнув к элементарному методу информационной войны. Через пленного туркам была «слита» информация, что вниз по Волге на помощь Астрахани идет князь Петр Серебряный вместе с 30-тысячным войском. А вдогонку готовится целая стотысячная рать Ивана Бельского. Ожидалось также прибытие ногайцев, и даже якобы персидский шах, который воспринимал поход против Астрахани как угрозу против Персии, шлет к городу морем свой контингент. Было от чего впасть в невеселые размышления. И без того расшатанные нервы Касима-паши окончательно сдали – 20 сентября 1569 г. турки подожгли свою деревянную крепость и двинулись в обратный путь. Дорога назад была еще более тяжелой – из-за недостатка воды и провианта погибло много турок. К Азову вернулась толпа измученных оборванных людей, страдающих от голода и болезней. Первый завоевательный поход Селима II закончился неудачно, дав повод для сомнений, что новый султан будет счастлив на военном поприще.

После похода

Астраханский поход

На следующий, 1570 год царь Иван Грозный отправил в Стамбул посла дьяка Новосильцева под благовиднейшим предлогом поздравить султана с восшествием на престол и заодно попробовать отвадить османов от таких расточительных и далеких военных экспедиций. В Стамбуле дьяк встретился с нужными людьми, вручил кому следует поощрительные подарки, в частности фавориту Селима II Мехмету-паше. Русской дипломатии не удалось добиться от турок признания присоединения Астрахани и заключить мирный договор, однако больше никаких турецких войск против Астрахани и против Руси Селим не посылал. Проезжая через Крым, Новосильцев узнал, что все военные запасы и материалы, предназначавшиеся для астраханского похода, оттуда вывезены по приказу султана.

Любопытно, что, находясь в Стамбуле, Новосильцев выслушал много горьких жалоб турецких чиновников на своего союзника и вассала Девлет Гирея. Сам же татарский хан, избавившись от турецкого присутствия, осмелел и, получив в очередной раз отказ на передачу ему Казани и Астрахани, со 100-тысячным войском вторгся на Русь. В мае 1571 г. орда дошла до Москвы, разорив и предав огню ее окрестности и предместья. Сам город сильно выгорел – целым остался только Кремль, который Девлет Гирей штурмовать не решился. Забрав огромную добычу, татары ушли в Крым. На следующий год хан попытался повторить свой удачный поход, однако был разгромлен в кровопролитной битве при Молодях. Больше никто не смел ни просить, ни требовать от России ни Казань, ни Астрахань, ставшие с тех далеких пор русскими городами.

Турецкий султан Селим II действительно оказался неудачником в военном отношении. В 1571 г. его флот был сокрушительно разгромлен объединенными силами Священной Лиги при Лепанто. Астраханский поход 1569 года стал первым из целой череды русско-турецких конфликтов, которые являются одним из длительных военных противостояний в мировой истории.

Источник: topwar.ru

Главная | Патриотическое, духовно-нравственное воспитание школьников | Все войны России, российского государства и СССР | В период с IX века по XVI век. Казанский и Астраханский походы (XVI в.)

Войны московского великого князя Василия III и его сына Ивана IV Грозного, первого русского царя, с целью присоединения Казанского ханства — наиболее крупного татарского государства, образовавшегося на месте Золотой Орды.

Казанские татары, сознавая неравенство сил, не предполагали восстанавливать господство над Русью, однако рассматривали территорию Московского и других русских княжеств как объект для набегов с целью захвата добычи и в первую очередь «живого товара» — пленных, а также периодически требовали уплаты дани. В 1521 году, когда главные силы русских были обращены на борьбу с Литвой, казанцы совместно с крымскими татарами дошли до Москвы, разорив многие русские земли. Это был последний крупный поход Казанского ханства против Московского княжества.

В 1523 году, после заключения перемирия с Литвой, великий князь Московский Василий III отправил большую рать в поход на Казань. В результате на Волге в 200 км от Казани была основана крепость Васильсурск, ставшая промежуточной базой московских войск в последующих походах.

Покорение Казани продолжил сын Василия III, Иван IV Грозный, взошедший на престол в 1533 году. Он организовал три похода против Казанского ханства. Первый поход состоялся в 1547 году, но войска до Казани не дошли, из-за трудностей снабжения вернувшись с полдороги. В том же году Иван принял царский титул, что подчеркивало претензии Руси на все территории, прежде занимаемые Золотой Ордой.

Казанский поход (1552 год).

Более успешным был второй поход, предпринятый в 1549 году. В феврале 1550 года русские войска осадили Казань и стали бомбардировать ее из пушек. Однако штурм крепости окончился неудачей. В связи с весенней распутицей царь решил снять осаду, так как осаждающим стало трудно подвозить в лагерь продовольствие и боеприпасы. Единственным успехом этого похода стала закладка крепости Свияжска в 25 км от Казани. Свияжск стал опорной базой в третьем походе, закончившемся взятием Казани.

Подготовка этого похода началась весной 1552 года. По Оке и Волге была отправлена так называемая «судовая рать» с запасом продовольствия и артиллерией («нарядом») для всего войска. В Свияжске были сосредоточены три полка, а переправы через Волгу между Васильсурском и устьем Камы были заняты сильными отрядами. Часть русских войск в Муроме, Кашире и Коломне должна была в случае необходимости отразить крымских татар, если бы те попытались прийти на помощь Казани. Численность рати, отправившейся в казанский поход, один из русских воевод князь Андрей Курбский впоследствии определил в 90 тысяч человек, из них не менее 30 тысяч конницы. У русских было 150 тяжелых осадных орудий и большое число легких пушек.

Под Казань были брошены почти все военные силы Руси. 16 июня 1552 года главные силы во главе с великим князем выступили из Москвы. Уже по дороге к Коломне стало известно, что значительные силы крымских татар движутся к Туле. 23 июня тульский наместник Темкин сообщил, что город осадило многочисленное крымское войско, усиленное турецкой артиллерией и янычарами. На следующий день татары предприняли штурм Тулы, который был отбит. Узнав о приближении к городу значительных сил русских — полка правой руки и передового полка, срочно отряженных великим князем на помощь Туле, крымский хан не решился на повторный приступ и стал отступать. Русские полки настигли крымское войско на реке Шиворонь и нанесли ему тяжелое поражение. Ошибкой крымского хана было то, что он поспешил с походом, не дождавшись, пока Иван IV с армией не удалился от Москвы достаточно далеко, тогда он лишился бы возможности вовремя отразить крымскую угрозу.

После разгрома крымских татар поход на Казань продолжился. 1 июля все московские полки, кроме сторожевого, собрались в Коломне. Отсюда военный совет решил двигаться двумя колоннами. Правая колонна в составе большого и передового полков и полка правой руки шла через Рязань и Мещеру, левая, в которую входили ертаул (легкая конная разведка), сторожевой и царский полки и полк левой руки, — через Владимир и Муром.

4 августа обе колонны соединились у Борончеева городища на реке Сура. Утром 13 августа московская рать прибыла в Свияжск, где ее ждали гарнизон крепости, ополчение из черемисов, чувашей и мордвы, татарский отряд Шиг-Алея (Ших-Али), русского союзника, а также прибывшая по реке судовая рать с артиллерией и запасами продовольствия. 17 августа московские войска начали переправу через Волгу, продолжавшуюся три дня. Уже один этот факт свидетельствует о большой численности армии Ивана Грозного.

19 августа началась осада Казани. Царь предложил татарскому хану Едигею сдаться, но получил отказ. Город окружала деревянная стена протяженностью около 5 км с 15 башнями. Она была прикрыта рвом шириной в 6,5 и глубиной — в 15 м. Внутри города находилась цитадель — казанский Кремль, обнесенный дубовой стеной с 8 башнями. Восточнее Казани в Арском лесу татары построили укрепление, откуда угрожали тылу московских войск. Гарнизон Казани насчитывал около 30 тысяч человек. Кроме того, в Арском укреплении находился отряд князя Епанчи в несколько тысяч всадников. Он вел партизанскую войну.

21 августа русские начали строить осадные укрепления — палисады из бревен и туры, — наполненные землей корзины из прутьев. 23 августа войска стали выдвигаться к стенам Казани. Ертаул, состоявший из 7 тысяч всадников, внезапно был атакован сильным татарским отрядом и оказался разрезан надвое. На помощь дворянской коннице поспешили стрельцы, огнем из пищалей рассеявшие татар. К исходу 23-го числа Казань была полностью окружена. Однако вечером следующего дня сильная буря уничтожила часть судов с запасами, что осложнило положение осаждающих. Но Иван Грозный был непреклонен в стремлении взять Казань любой ценой.

Русские устроили плотину и отвели реку Казанку от города, чтобы лишить защитников крепости воды. Однако татары стали брать воду из ключа на берегу реки, к которому ходили по подземелью. Осаждающие построили вокруг Казани две циркумвалационные линии. Гарнизон делал вылазки, мешая осадным работам, однако был не в состоянии их сорвать, разрушая лишь небольшие участки укреплений.

27 августа русские начали развертывать против Казани артиллерию. 30 августа 150 осадных орудий открыли огонь по крепости, подавив значительную часть татарской артиллерии. На Арском поле русские соорудили деревянную башню высотой 13 м. На ней поставили 10 орудий и 50 гаковниц (легких пушек с крюком (гаком) для противодействия отдачи) и, подкатив башню к крепостной стене между Арскими и Царевыми воротами, стали обстреливать город со стороны Арского поля.

31 августа осаждающие начали четыре подкопа под казанские стены. Один из этих подкопов был подведен под подземный ход, по которому казанцы ходили за водой. Ход был взорван, и после этого в городе стал ощущаться острый недостаток воды. Ее источником остались лишь городские колодцы. Из-за плохих санитарных условий в Казани распространились эпидемии.

30 августа половина всего русского войска была двинута против отряда Епанчи. Небольшие силы русских вошли в Арский лес, были атакованы татарами и своим отступлением подвели неприятеля под удар основной части войска. После этого боя отряд Епанчи с большими потерями отступил в свое укрепление. Однако он не был уничтожен, и московские воеводы решили штурмовать Арскую крепость. 8 сентября она была взята отрядом под командованием князя Горбатого-Шуйского. Епанча с остатками своего войска бежал и больше не мог уже беспокоить осадную армию своими набегами.

2 октября войска Ивана Грозного начали штурм Казани. За два дня до этого был взорван подкоп у Арских ворот, уничтоживший находившиеся перед воротами защитные сооружения. После этого русские приблизили туры к самым воротам. Стрельцам, боярским людям и казакам удалось захватить Арскую башню. Кроме того, в стенах крепости артиллерия проделала ряд проломов. Против проломов татары спешно возвели деревянные срубы и засыпали их землей. Иван обратился к татарам с предложением капитулировать, но они ответили: «Мы все помрем или отсидимся». Тогда армия пошла на приступ.

Главный удар наносился по восточному и юго-западному фасам крепости, где было больше всего проломов. На остальных направлениях атаки должны были сковать татарские силы. Русские войска были разделены на шесть штурмовых колонн. Каждая из колонн, в свою очередь, была развернута в три линии. В первой линии шли казаки и боярские люди. Вторую линию составляли главные силы стрельцов, а третья линия служила резервом. Общим резервом являлся царский полк.

В 3 часа утра 2 октября были взорваны подкопы под Арскими и Ногайскими воротами. После этого по крепости был открыт огонь из всех орудий. Под его прикрытием войска пошли на штурм. Татары обстреливали противника из пушек и пищалей, лили на штурмующих кипящей смолой, сбрасывали на них бревна. Однако со стороны Арского поля, где в результате взрыва подкопа была разрушена часть крепостной стены, русским удалось ворваться в город. На улицах завязался рукопашный бой. Татары предприняли отчаянную контратаку и оттеснили противника обратно к стенам. В этот момент Иван ввел в бой половину царского полка, который отбросил татар к ханскому дворцу. Почти все защитники города были перебиты или пленены. Лишь отряд в 6 тысяч человек переправился через Казанку и ушел в лес. При этом значительная часть прорвавшихся была уничтожена русскими войсками, обеспечивавшими штурм.

В результате взятия Казани и разгрома Казанского ханства Москва установила контроль над обширным регионом Поволжья. Печальный пример Казани побудил Астраханское ханство в 1556 году без боя сдаться на милость царя Ивана. В 1580 годы Поволжье послужило плацдармом для похода в Сибирь казачьих отрядов атамана Ермака.

Астраханский поход (1556 год).

После взятия Казани Иван Грозный сумел при поддержке 30-тысячного войска подчинить своему влиянию и Астраханское ханство, утвердив там своего союзника — хана Дервиш-АЛи. Но положение этого правителя было непрочным. Опасаясь более близких соседей — Турции и Крыма, Дервиш-Али вскоре сменил внешнеполитическую ориентацию и порвал с Москвой. Чтобы разобраться в астраханских делах, царь летом 1556 года послал туда небольшой разведывательный отряд стрельцов во главе с воеводой Иваном Черемисиновым. По пути к ним присоединился отряд казачьего атамана Ляпуна Филимонова. На их долю выпала фантастическая удача. Словно сжалившись над русскими за их тяжелые казанские походы, судьба почти бескровно наградила их Астраханью.

Первым шел по Волге казачий отряд Филимонова численностью 500 человек. Он встретился под Астраханью с передовыми частями хана, нанес им поражение и стал дожидаться, подхода сил Черемисинова. Соединившись, оба отряда 2 июля 1556 года подплыли на судах к Астрахани. Хан и его приближенные приняли небольшой стрелецко-казачий отряд за авангард сильной царской рати. Зная о печальной судьбе Казани, они бежали из города. В результате русские практически без единого выстрела заняли почти пустую Астрахань. Укрепившись там, они провели ряд наступательных операций против Дервиш-Али, который тем временем получил подкрепления от крымского хана Девлет-Гирея. Впрочем, помощь от правителя Крыма оказалась невелика (всего 700 человек), поскольку его владения подверглись тогда нападению отряда дьяка Ржевского.

Находясь в далекой Астрахани, за сотни верст от родных мест, небольшое русское войско действовало умело и решительно. Его командиры проявили в незнакомом краю не только воинские, но и дипломатические способности. Они сумели добиться союза с местными ногайскими мурзами, которые и нанесли окончательное поражение Дервиш-Али, отобрали у него пушки и отослали их к Черемисинову. Последний хан Астрахани бежал в турецкие владения. В результате Астраханское ханство окончательно и почти бескровно было закреплено за Россией. Как и в случае с Казанью, дело облегчалось тем, что немало местных жителей придерживались российской ориентации и не желали подчиняться политике Крыма и Турции.

В результате Казанского и Астраханского походов в российские владения переходит весь бассейн Волги. Этот важнейший регион, который враждебные России силы пытались превратить в гигантское поле агрессии, становится зоной торговли и хозяйственного освоения. Рухнул «восточный вал», и с тех пор данное направление перестало представлять для России источник постоянной военной угрозы. В целом военная деятельность Ивана Грозного позволила резко сократить сферу влияния Крыма и Турции. В результате южные русские рубежи, проходившие в начале XVI века по Оке, во второй половине столетия достигли донских степей и предгорий Кавказа.

По материалам портала «Великие войны в истории России»

Источник: xn—-7sbbfb7a7aej.xn--p1ai


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.