Московский митрополит осуждавший опричнину

Святитель Филипп, митрополит Московский. Фрагмент иконы

5 января 2019 года Церковью отмечается 450 лет со дня кончины святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси. Святитель Филипп является одной из самых значимых и трагичных фигур в русской истории. Ради спасения людей он не побоялся идти против царя Иоанна Грозного. Ради утверждения правды он выступил против всеобщей лжи, против служилых царских пастырей, бояр и прочего недоброго царского окружения. Митрополит Филипп был лишен сана, отправлен в заточение и зверски убит. Но в своей борьбе за правду он вышел победителем. 

 

Происхождение будущего святителя

Святитель Московский и всея Руси Филипп (Колычев) происходил из знатного и древнего боярского рода Ко­лычевых, известного уже в XIII веке. Отец Филиппа, боярин Стефан Иоаннович, был сановником при дворе великого князя Василия Иоанновича (1505-1533 гг.) и пользовался его расположением и любовью. Однако, несмотря на свой сан, он отличался редкими душев­ными качествами: праведностью, мужеством и милосердием. И супруга его Варвара, впоследст­вии принявшая иноческий сан с именем Вар­сонофии, была женщиной благочести­вой. 11 февраля 1507 года у них родился первенец, которого они назвали Феодо­ром, это и был  будущий митрополит Московский и всея Руси Филипп. Родители Феодора приложили силы к тому, чтобы дать своему сыну самое хорошее воспитание.

Благочестивая Варвара вложи­ла в чис­тую душу ребенка семена добра и благо­честия. Когда же Феодор подрос, его сразу же отдали учиться грамоте. Книжное учение в школах того времени было пре­имущественно церковным. Феодор при­лежно взялся за учение и вскоре его полюбил. Фео­дора не привлекали ни шумные детские игры, ни веселия товарищей. Равнодушный к мирским развлечениям, богобоязненный отрок имел свои привязанности. С первых же шагов своего учения он полюбил чтение богослужебных книг Священного Писания, творений Святых Отцов и особенно жизнеописаний «прежде живших и досточудных мужей», откуда он почерпал уро­ки праведной жизни. Впро­чем, живя в доме родителей, Феодор не чуждался и мирских занятий: вникал в жи­тейские хозяйственные дела и скоро приобрел весьма боль­шую опытность в домостроительстве. Это видно уже из того, что впоследствии на Соловках он явил себя образцовым хозяином.

Феодору, как сыну знатного боярина, предстояла высокая служебная деятель­ность. Ему нужно было служить в рядах воинских и должностях придворных. Но такие занятия не были по душе Феодору, его сердце и ум стремились к богомыслию, а все его старания были направлены к тому, чтобы исполнить заповеди Господни.

Целомудренный, скромный и обходительный со всеми, Феодор не мог поэтому сойтись со своими сверстни­ками. Он бегал, как огня, ветреных и знатных юношей с их удалью и ве­се­лым провождением времени, предпочитая им людей пожилых и опытных, в беседах с которыми старался почерпать для себя душевную пользу. Такая степенность не по летам, чрезвычайное благоразумие в поступках и другие добрые качества Феодора возбуждали всеобщее удивление и радовали его благо­честивых родителей.

 

Приближенный к царю

Когда Феодору исполнилось двадцать шесть лет, слух о благонравии юноши, принадлежа­щего к одной из знатных фамилий, достиг царского двора. Имя Феодора Колычева стало известным самому великому князю Василию (25 марта 1479 — 3 декабря 1533 гг.). Но вскоре князь умер. И только после воцарения  его сына — Иоанна IV (25 августа 1530 — 18 марта 1584 гг.) Феодор был призван на службу к царскому двору вместе с другими  боярскими детьми.

Иоанн IV Васильевич

За свои прекрасные качества он был скоро приближен к государю, который вскоре полюбил Феодора. И эта привязанность постоянно усиливалась. Какая блестящая карьера ожидала впоследствии этого молодого придворного! Но не могли прельстить Феодора его успехи в придворной жизни. С раннего детства научившись смирению, послу­шанию и целомуд­рию, Феодор был уже недалек от решимости посвятить всего себя служению Богу. Именно поэтому он не вступал в супружескую жизнь в том возрасте, в котором, по обычаю времени, вступали другие. И вот вскоре настал час, когда сам Бог призвал его к жизни лучшей. Правление Елены Глинской (ок. 1508 — 4 апреля 1538 гг.), матери Иоанна IV, полно было смутами и раздорами среди бояр. Само­властие ее любимца, князя-временщика Телепнева-Оболенского (ум. 1539 г.), вызвало против себя возмущение государева дяди — князя Андрея Ивановича Стариц­кого (5 августа 1490 — 11 декабря 1537 гг.).

В его поддержку выступили вместе с другими и некоторые из бояр Колычевых. Мало того что дело князя Андрея не увенчалось успехом, так еще он был заключен в темницу, где и умер. Его приверженцы также подверглись жестоким казням. Эти несчастные события не могли не подействовать на впечатлительную душу Феодора. Он стал жалеть, что ранее не уединился от мирской жизни. Тут же он решил удалиться от мирской суеты. Еще в раннем детстве он слышал о Соловецком острове. Именно туда решил уйти Феодор. А было ему уже тридцать лет.

 

Начало монашеского пути. Соловецкая обитель

С тех пор Феодор непрестанно обращается к Богу с молитвой, прося себе помощи и духовного водительства. Сменив наряд царедворца на одежды простолюдина, Феодор тайно оставляет Москву, взяв с собой только хлеб.  Между тем его родители, не зная, куда скрылся их любимый сын, искали его по всей Москве и окрестным городам и селам. И после напрасных поисков преда­лись безутешной печали, считая его умершим. Но Феодор был тогда уже далеко. Он плыл по морю к святой обители Со­ло­вецкой.

Соловецкий монастырь. Фото С.М. Прокудина-Горского

Оказавшись на месте, он получил благословение от игумена Алексия и принял возложенные на него послушания. Вскоре Феодор был пострижен и наречен в монашестве Филиппом.

Суровая подвижническая жизнь Филиппа не могла укрыться от общего внимания; все начали говорить о нем, как о примерном иноке, и весьма скоро своим смирением и благочестием он приобрел всеобщую любовь и уважение. А его наставник старец Иона, радуясь за своего ученика, пророчески предсказал о нем: «Сей будет настоятелем в обители нашей». С благословения игумена Филипп удалился из монастыря в глубину острова, в пустынный и непроходимый лес, и стал там жить, незримый людьми.

Прошло девять лет иноческой жизни Филиппа. Алексий в силу своей старости и недугов захотел передать должность настоятеля Филиппу, его решение поддержала братия. Вскоре Филипп был рукоположен во пресвитера. Через полтора года упокоился настоятель обители игумен Алексий. Похоронив старца, братия обители по общему совету, как прежде, стала умо­лять Филиппа принять над ними старейшинство. И тот, сознавая себя законным настоятелем обители, с благословения архиепископа Феодосия снова принял игуменство. Вновь поставленный игумен старался всеми силами поднять духовное значение обители. Он разыскал образ Божией Матери Одигитрии, принесенный на остров преподобным Саватием, обрел каменный крест, который когда-то стоял перед келией преподобного. Были найдены Псалтырь, принадлежавший преподобному Зосиме, и ризы его, в которые с тех пор облачались игумены при службе в дни памяти чудотворца.

Обитель духовно начала возрождаться. Для упорядочения жизни в монастыре был принят новый устав. Игумен Филипп построил на Соловках два храма: трапезный храм Успения Божией Матери, освященный в 1557 году, и храм Преображения Господня. Игумен сам помогал класть стены Преображенского храма. Под северной папертью его он ископал себе могилу, рядом с могилой своего наставника, старца Ионы. Духовная жизнь в эти годы процветает в обители: учениками Филиппа были и при нем подвизались среди братии преподобные Иоанн и Лонгин, Яренгские чудотворцы, Вассиан и Иона Пертоминские. Для тайных молитвенных подвигов Филипп часто удалялся в пустынное место, за две версты от монастыря, получившее впоследствии название Филипповой пустыни.

Московский митрополит осуждавший опричнину

В период его игуменства им был составлен «Устав о монастырском платье» («по скольку кто из братии должен иметь в келий одежды и обуви»). О литературном и ораторском таланте Филиппа свидетельствуют приводимые в его житии обличительные речи против Ивана Грозного. По мнению исследователей, они основаны на подлинных речах Филиппа, в которых он для придания им ярких образов использовал цитаты из популярного на Руси «Поучения Агапита» (византийский памятник, известный в русском переводе с XIV века).

 

Митрополит Московский и всея Руси

В Москве о Соловецком пустыннике вспомнил любивший его в отроческие годы царь Иоанн Васильевич. Он надеялся, что найдет в Филиппе верного сподвижника, духовника и советника. Выбор первосвятителя Русской Церкви казался ему наилучшим. Филипп долго отказывался возложить на себя великое бремя предстоятеля Русской Православной Церкви, но все же царю удалось уговорить соловецкого игумена возложить на себя сан митрополита. 25 июля 1566 года в Успенском соборе в присутствии царя и царской фамилии, всего двора и народа торжественно совершено было рукоположение Филиппа в митро­полита Московского и всея Руси.

Успенский собор Кремля

Однако духовной близости митрополит Филипп с Иоанном IV не чувствовал. Филипп пытался убедить царя прекратить репрессии, упразднить опричнину. Царь же наоборот старался доказать ему ее государственную необходимость. Наконец, Иоанн Грозный и митрополит пришли к уговору, чтобы митрополиту Филиппу не вмешиваться в дела опричнины и государственного управления, не уходить с митрополии в случаях, если царь не сможет исполнить его пожеланий, быть опорой и советником царя, как были опорой московских государей прежние митрополиты.

Но волна жесточайших казней, случившаяся в 1567-1568 гг., привела к решению Филиппа противостать Иоанну Грозному. В июле 1567 года были перехвачены письма польского короля Сигизмунда и литовского гетмана Хоткевича к глав­нейшим нашим боярам с приглашением отъехать в Литву. Начались страшнейшие казни. Не только бояре, обвиненные в измене, погибали в страшных муках, но пострадали даже многие граждане. Пользуясь неограниченным доверием царя, вооруженные опричники под видом искоренения крамолы неистовствовали в Москве. Убивали всех ненавистных им лиц и отбирали их имущество.

Иоанн Грозный и митрополит Филипп. Художник О. Кузьмин

Митрополит Филипп, видя непрекращающиеся бесчинства опричников, решил, наконец, обратиться к царю с увещанием остановить кровопролитие. Но прежде чем сделать это, он постарался привлечь к этому высокому делу пастырей Церкви, молчаливо покорявшихся всем приказаниям грозного царя. Призывая их к самоотвержению, он говорил им:

На то ли собрались вы, отцы и братия, чтобы молчать, страшась вымолвить истину? Но ваше молчание душу цареву в грех вводит и своей душе делает горшую погибель, а православной вере наносит скорбь и смущение. Боитесь ли лишиться славы тленныя, но никакой сан мира сего не избавит вас от муки вечной, если преступим заповедь Христову и забудем наш долг пещись о благочестии благоверного царя, о мире и благоденствии всего православного христианства. На то ли взираете, что молчит царский синклит? Но бояре связаны попечениями житейски­ми, нас же Господь освободил от них. Мы поставлены право править великую истину, хотя бы и душу положили за порученное стадо. Вы сами знаете, что за исти­ну будете истязуемы в день судный.

Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного. Я. П. Турлыгин

На горячий призыв митрополита откликнулся только Казанский архиепископ Герман, он встал на сторону Филиппа, поддерживая и сочувствуя ему. Другие же пастыри не только испугались, но даже пытались помешать и навредить предстоятелю Церкви. Не случайно, видимо, и спустя 80 лет большинство бояр и архипастырей также затворили уста во время безумной церковной реформы царя Алексея Михайловича и патриарха Никона. И в наши года мы видим, как многие призванные к государственной и духовной власти взирают равнодушно на беззакония и народные страдания.

 

Обличение царской неправды

Осенью 1567 года царь выступил в поход на Ливонию, именно тогда ему стало известно о боярском заговоре. Изменники намеревались захватить царя и выдать польскому королю, уже двинувшему войска к русской границе. Иоанн Грозный сурово расправился с заговорщиками, и вновь было пролито много крови. В Крестопоклонную Неделю, 2 марта 1568 года, когда царь с опричниками пришел в Успенский собор, как обычно, в монашеских облачениях, митрополит Филипп отказался благословить его и стал открыто порицать беззакония, которые творили опричники: «учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати об опричнине». Обличение Владыки прервало благолепие церковной службы. Царь Иоанн Грозный в гневе сказал: «Нам ли противишься? Увидим твердость твою! — Я был слишком мягок с вами».

Митрополит Филипп отказывается благословить Ивана Грозного. В.В. Пукирев

 

Церковный суд над митрополитом Филиппом

Царь стал проявлять еще большую жестокость в преследовании всех противившихся ему. Казни следовали одна за другой. Участь митрополита-исповедника была решена. Но Иоанн Грозный хотел соблюсти канонический порядок. Боярская дума послушно вынесла решение о суде над Главой Русской Церкви. Над митрополитом Филиппом был устроен соборный суд в присутствии поредевшей Боярской думы. Это было 4 ноября.

Арест митрополита Филиппа. Художник Сергей Шелковый

В назначенный час прибыли сам государь и невинно обвиняемый перво­святитель; облаченный в святительские одежды, предстал он на суд. Началось чтение доносов, но обвинителей налицо не было, ибо царь побоялся дать свя­тому очную ставку с клеветниками. По прочтении доносов остановились, чтобы выслушать обвиняемо­го. Филипп, считая излишним оправдываться, ибо знал, что его участь уже заранее решена, обратился к царю с такими сло­вам:

Государь и великий князь! Ты думаешь, я боюсь тебя или смерти? Нет! Лучше умереть невинным мучеником, чем в сане митрополита безмолвно терпеть все эти ужасы беззакония. Твори, что тебе угодно. Вот жезл пастырский, вот клобук и мантия, которыми ты хотел меня возвеличить. А вы, служители алтаря, — продолжал святитель, обращаясь к епископам, — пасите верно стадо Христово: готовьтесь дать ответ Богу и страшитесь Царя Небесного более, чем земного.

Сказав эти слова, святой Филипп снял с себя знаки своего достоинства и хотел удалиться, но царь остановил его, сказав, что ему должно еще ожидать соборного определения, а не быть своим судьей. Принудил его взять обратно одежду святителя и еще служить обедню 8 ноября. Это был праздник Архангела Михаила. Митрополит Филипп в полном святи­тель­ском облачении служил Литургию в Успенском соборе, как  вдруг с шумом растворились двери церковные и в собор вошел царский любимец Алексей Басманов с толпой воинов и опричников. Басманов приказал прочитать вслух перед всем народом царский указ и приговор собора о низложении митрополита, причем оглашены были и все клеветы на него. По окончании чтения пришедшие с яростью кинулись на святителя и стали срывать с него священные одежды. Митрополит Филипп не сму­тился духом и старался успокоить свой клир. Накинув на плечи Филиппа оборванную и грязную рясу простого инока, опричники вытащили его из храма, били метлами по голове, посадили на дров­ни и, осыпая бранью и побоями, повезли в Богоявленский монастырь. Пред вратами обители святой Филипп в последний раз обратился к окружающей его пастве с утешительными словами:

Все это принял я ради вашего блага, чтобы умиротворилось смятение ваше. Если бы не любовь к вам, ни одного дня не хотел бы здесь оставаться, но удер­жало меня слово Божие: Пастырь добрый душу свою полагает за овца (Ин. 10, 11).

Тогда же прозвучали пророческие слова митрополита о судьбе Русской Церкви:

О чада, скорбно сие разлучение, но я радуюсь, что сие приобрел ради Церкви; настало время ее вдовства, ибо пастыри, как наемники, презираемы будут. Не удержат они здесь своей кафедры и не будут погребены в своей соборной церкви Матери Божией.

Это пророчество окончательно исполнилось через несколько десятилетий. во время реформ патриарха Никона, когда большинство архипастырей повели себя как «наемники», отпали от правой веры и в Церкви наступил период вдовства. Приняв последнее благословение от святителя, народ в смущении разошелся по своим домам, а Филипп был заключен в обитель. «Мученика долго томили в подвалах московских монастырей, ноги старца забивали в колодки, держали его в оковах, накидывали на шею тяжелую цепь». Наконец, отвезли в заточение в Тверской Отрочь монастырь.

Тверской Успенский Отроч монастырь

 

Убийство опального митрополита

Прошло около года, как святой Филипп был в заточении. В декабре 1569 года царь Иоанн Грозный двинулся с войском на Новгород, чтобы покарать его за мнимую измену. Когда же при­близился к Твери, вспомнил о заключенном здесь митрополите Филиппе и послал к нему злейшего из своих опричников, Малюту Скуратова, якобы за благословением.

Митрополит Филипп в заточении. Фрагмент иконы

Филипп, предчувствуя свою кончину, говорил окружающим: «Настало время совершения моего подвига; отшествие мое близко». И, приобщившись Святых Таин, спокойно ждал своего конца. Малюта вошел в келию и, смиренно кланяясь, сказал святому: «Владыко, подай благословение царю идти в Великий Новгород».

А. Новоскольцев. Последние минуты жизни митрополита Филиппа

Зная, зачем пришел посланец царский, святой Филипп ему ответил: «Делай то, зачем ты пришел ко мне, и не искушай меня, лестью испрашивая дар Божий». Тут же опальный митрополит обратился к Богу с молитвой.

Митрополит Филипп и Малюта Скуратов. Николай Неврев, 1898 год

Малюта взял подушку и задушил ею святого Филиппа. Потом поспешно вышел из кельи и, сообщив о смерти его настоятелю и братии, стал уко­рять их в небрежении к узнику, который будто бы умер от чрезмерного угара в келье. Малюта приказал вырыть глубокую яму за алтарем соборной церкви и там погребсти многострадальное тело святителя Христова. Не было при этом ни звона колоколов, ни благоухания фимиама, ни, быть может, самого пения церковного, ибо злой опричник спешил скрыть следы своего преступления. И как только могила была сравнена с землей, он немедленно уехал из обители.    

Малюта Скуратов убивает митрополита Филиппа. Фрагмент иконы святителя Филиппа

Но скоро гнев Божий постиг гонителей замученного митрополита. Малюта Скуратов в скором времени был убит. Гнев царя постиг всех пастырей, клеветавших на Филиппа, мучивших его, отвернувшихся от него в дни тяжких испытаний.

 

Прославление и почитание митрополита Филиппа

Иноки Соловецкой обители спустя двадцать лет стали просить у царя Феодора Иоанновича (11 мая 1557 — 7 января 1598 гг.) тело митрополита Филиппа. Царь Феодор исполнил просьбу соловецких иноков. Тверской епископ Захария (ум. 1602 г.) не мог ослушаться царского повеления и приказал настоятелю Отроча монастыря пока­зать то место, где был погребен святитель.

Икона святителя Филиппа Московского (с житием). Конец ХVII века. Московский государственный музей-заповедник «Коломенское»

Когда раскопали могилу и вскрыли гроб, воздух наполнился благоуханием, которое разливалось от мощей, как бы от мира многоценного; тело святителя было найдено совершенно нетленным, и даже ризы его сохранились в целости. Со всех сторон стали стекаться граждане, чтобы поклониться страстотерпцу Хри­стову. Вручив затем раку с мощами соловецкому игумену Иакову, владыка со всем духовенством, с крестами и хоругвями, при великом стечении народа проводил святыню к берегу реки Волги, откуда старцы соловецкие с радостью повезли ее в свою далекую обитель.           

Соловецкие святые: Зосима, Савватий, Герман и Филипп

Нетленное тело святителя Филиппа было погребено под папертью Преображенского собора, при церкви препо­добных Зосимы и Савватия, соловецких чудотворцев. С молитвой к святому Филиппу прибегали не только иноки, но и миряне, окре­стные жители, и получали исцеление от своих недугов.

Впервые церковная служба святителю была напечатала в Минее в 1636 году при патриархе Иосафе I (1634-1640 г. г.). Однако, по мнению исследователей, составлена она была раньше. Местом составления службы считают Соловецкий монастырь, а возможным автором — игумена Иакова (1581-1597 гг.), ученика митрополита Филиппа.

Святитель Филипп, Московский митрополит, чудотворец. Икона работы Симона Ушакова, 1653 год

В 1646 году, 29 апреля, были присланы из Москвы к соловецкому игумену Илии грамоты от царя Алексия Михайловича и Иосифа, Патриарха Московского, в которых было повелено мощи святи­теля Филиппа положить в новую раку, облачить их в новое одеяние и из-под паперти перенести в Пре­об­раженский собор.

9 июля 1652 года мощи святителя Филиппа были торжественно принесены в Москву (по повелению еще тогда православного царя Алексея Михайловича). Их встречали Крестным ходом с участием царя и церковных иерархов, на месте встречи впоследствии был воздвигнут храм святого Филиппа в Мещанской слободе. Мощи были положены в серебряную раку в Успенском соборе Московского Кремля около иконостаса, где и покоятся ныне.

Рака с мощами святителя Филиппа

Памятник митрополиту Московскому и всея Руси Святителю Филиппу перед собором Игоря Черниговского, Переделкино, Москва

Источник: ruvera.ru

На 30-м году жизни Федор был пострижен с именем Филиппа в Соловецком монастыре. Через девять лет братия избрала Филиппа игуменом. Он оказался прекрасным организатором и сумел преобразовать суровый соловецкий край. Монастырь стал одним из самых богатых и известных в России, куда стекались тысячи паломников.

Филипп обладал суровым характером, непреклонностью, самостоятельным взглядом на происходящие события. Его поддерживали многочисленные родственники, которые были и в опричнине, и в земщине. Филипп публично потребовал, чтобы Грозный «оставил опричнину» и соединил воедино две части страны — опричнину и земщину. В ходе долгих переговоров царь пытался доказать, что опричнина — это его личное и семейное дело, и митрополиту не следует вмешиваться в царские дела. Однако митрополиту можно пользоваться правом советования с царем и позволено заступаться за опальных. Такое право с основания опричнины было ликвидировано. Филипп принял условия и 25 июля 1566 года был поставлен митрополитом. После избрания Филиппа митрополитом террор немного ослабел, но через несколько месяцев разразился с новой силой.

Глава церкви взял под защиту боярина И. П. Федорова, обвиненного в организации заговора по свержению Ивана IV. Чтобы припугнуть Филиппа, царь вызвал в Александровскую слободу его двоюродного брата Ф.И. Умного-Колычева, ездившего в Литву с дипломатическим поручением и не сумевшего его выполнить. Выслушав отчет, государь сделал вид, будто остался доволен доводами боярина, одарил его и отправил в Москву. В пути на него напали высланные вперед опричники, отобрали не только подарки, но и одежду. Репрессиям подверглись многие Колычевы, родственники митрополита.

В воскресенье 22 марта 1568 года Иван Грозный с опричниками, одетыми в черные ризы и высокие монашеские шапки, с шашками наголо, прибыл в Москву. Государь поехал в Успенский собор на богослужение. По окончании службы царь подошел к Филиппу за благословением. Митрополит не удостоил его вниманием. Еще дважды царь обращался к святителю. Филипп молчал.

28 июля царь с пьяной толпой опричников приехал в Новодевичий монастырь, где отмечался храмовый праздник с крестным ходом. Службу вел митрополит. Еще на Стоглавом соборе осуждено было носить на голове небольшую шапочку тафью во время богослужения как чуждый православию обычай. Филипп увидел на одном из опричников тафью и сделал ему строгий выговор. Царь воспринял это как вызов и тут же со своим окружением удалился. После этого случая Иван Грозный уехал в Александровскую слободу. Филипп покинул митрополичий двор, перейдя жить в монастырь.

На Соловки отправилась комиссия князя Темкина за сбором материалов о «порочной жизни» Филиппа. Выдвинутые ею улики оказались малоправдоподобными, а участник комиссии епископ Пафнутий отказался подписать следственное заключение. 11 сентября 1568 года, в день расправы с И. П. Федоровым, его сторонник троюродный брат митрополита Михаил Колычев был убит вместе с тремя сыновьями. Царь приказал голову Михаила зашить в кожаный мешок и отправить Филиппу в монастырь, надеясь запугать святителя.

Митрополит Филипп, не прибегая вначале к открытым выступлениям против опричнины, посылал Ивану Грозному увещевательные письма, в которых призывал царя смириться и одуматься. Государю надоели эти послания. Он стал называть Филиппа Филькой, как в народе величали простаков, недоумков или простофилей. Письма от митрополита царь с издевкой именовал «Филькиными грамотами» — пустыми, ничего не значащими бумажками.

Так в русском языке появилось выражение «филькина грамота», означающее неграмотное послание, отписку, глупую канцелярскую писанину, не имеющую никакой законной силы.

Находясь в Александровской слободе, царь в августе 1568 года отдал приказ о проведении суда над главой церкви. В Москву был вызван новгородский архиепископ Пимен, который должен был возглавить соборный суд над Филиппом. Царь побоялся обвинить митрополита в государственной измене и намеревался низложить его за «порочную жизнь». Перед судом прокатилась волна казней сторонников И. П. Федорова и митрополита.

На Церковном соборе особенно ярым обвинителем митрополита был новгородский архиепископ Пимен, во всем послушный царю. Заставили ложно высказаться соловецкого игумена Паисия, которому обещали сан епископа. Послушные иерархи клеветали на святителя, только бы угодить государю. Перед духовенством и боярами Филипп не только отверг все предъявленные обвинения, но вновь потребовал от Ивана прекратить опричнину. Митрополит отказался от сана. Грозный не принял отставку и повелел Филиппу вновь принять митрополичьи символы.

4 ноября суд вынес решение о низложении митрополита, однако царь потребовал, чтобы через четыре дня Филипп провел службу в день великого праздника Михаила.

Когда Успенский собор заполнили прихожане и Филипп начал богослужение, ворвались опричники во главе с Алексеем Басмановым и Малютой Скуратовым, прервали службу. После
прочтения царского указа и соборного приговора о низложении Филиппа Малюта набросился на свергнутого митрополита, сорвал с него святительские одежды. Опричники вывели его из собора, ноги забили в деревянные колодки, на руки надели железные кандалы и в простых санях отвезли в монастырь, понося и избивая по дороге.

Филиппа поместили в хлев и морили голодом. Через несколько дней царю донесли, что Филипп освободился от колодок, оков и вериг. Тогда, как повествует легенда, Грозный приказал впустить в темницу к узнику на ночь лютого медведя, но зверь его не тронул…
Филиппа отправили в тверской Отроч монастырь.

В декабре 1569 года опричное войско двинулось на разгром Новгорода. По пути каратели остановились в Твери. Грозный послал Малюту Скуратова к Филиппу, чтобы получить благословение, но тот не пожелал освятить преступление. 23 декабря 1569 года Малюта задушил 62-летнего непреклонного старца подушкой, а монахам заявил, что святитель умер от угара. Иноки погребли Филиппа за алтарем.

Источник: ShkolaZhizni.ru

22 марта 1568 года царь Иван IV Грозный со своими опричниками прибыл в Москву. Первым делом государь поехал в Успенский собор на богослужение. По окончании службы царь подошёл к митрополиту Филиппу за благословением, но он не удостоил его вниманием.

28 июля царь с толпой опричников приехал в Новодевичий монастырь, где в это время отмечался храмовый праздник с крестным ходом. Службу вёл митрополит Филипп. Он увидел на одном из опричников царя тафью, небольшую чёрную шапочку, ношение которой Церковь осудила ещё на Стоглавом соборе. Митрополит сделал ему замечание, тогда царь Иван Грозный воспринял это как личный вызов и немедленно удалился. После этого случая царь уехал в Александровскую слободу, а Филипп вынужден был покинуть митрополичий двор, перейдя жить в монастырь.

Позднее на Соловки отправилась комиссия князя Тёмкина за сбором материалов о «порочной жизни» митрополита Филиппа. Однако улики, выдвинутые комиссией, оказались неправдоподобными, а один из участников комиссии — епископ Пафнутий — отказался подписать следственное заключение.

Митрополит Филипп стал посылать Ивану Грозному письма, в которых призывал царя одуматься и распустить опричнину. Иван Грозный презрительно называл Филиппа Филькой, а его письма — «Филькиными грамотами» , — пустыми, ничего не значащими бумажками. 23 декабря 1569 года Малюта Скуратов задушил 62-летнего непреклонного старца.

Церковь почитает Филиппа как святого и мученика. Уже в 1636 году Московский патриарх Иоасаф I включает в минею текст службы святителю Филиппу. В 1652 году по инициативе Новгородского митрополита Никона (впоследствии патриарха) мощи святителя были торжественно принесены в Москву. Их встречали крестным ходом, участниками которого были царь Алексей Михайлович и церковные иерархи. На месте встречи впоследствии был воздвигнут храм святого Филиппа в Мещанской слободе. Прославлен как святитель Филипп Московский

Тем не менее, в русском языке постепенно слово Филька стало синонимом простака и недоумка, а выражение «Филькина грамота» вошло в современный русский язык и используется для обозначения неграмотного послания, отписки, канцелярской писанины, не имеющей юридической силы.

Источник: otvet.mail.ru

Филипп, св. — митрополит московский и всея Руси, в мире Федор Степанович Колычов; род. в 1507 г. Принадлежа к одному из знатных боярских родов Московского государства, Федор Степанович начал службу при дворе великого князя. В конце правления вел. княгини Елены, в 1537 г., некоторые из его родственников, Колычовых, приняли участие в попытке князя Андрея Старицкого поднять восстание против правительницы и вел. князя; одни из них были казнены, другие попали в тюрьму. В этот самый год Федор Степанович тайно покинул Москву и ушел в Соловецкий м-рь, где, не открывая своего звания, поступил в послушники. Выдержав продолжительное и суровое послушание, он был пострижен в монахи с именем Ф. В течение одиннадцати лет, до поставления своего в игумены, Ф. вел суровую жизнь простого соловецкого инока, предаваясь физическим трудам и духовным подвигам. В 1548 г. соловецкий игумен Алексий сложил с себя свой сан и указал на Ф. как на достойного своего преемника. Житие и другие источники подробно описывают труды игумена Ф. по внутреннему и внешнему благоустройству обители его и его энергичную хозяйственную деятельность, благодаря которой Соловецкий м-рь сделался богатейшим промышленником, культурным центром Северного Поморья. Строгий аскет и подвижник явился образцовым хозяином, выказал большой практический ум, хозяйственную энергию и предприимчивость. На островах и в поморских вотчинах явились новые хозяйственные и промышленные сооружения, введены были механические усовершенствования в производстве промыслов. Так, Ф. устроил сеть каналов между многочисленными озерами на Соловецком о-ве, поставил на них мельницы, соорудил ряд новых хозяйствен. построек, увеличил живой хозяйственный инвентарь; на поморских землях увеличилось число соляных варниц и впервые был заведен железный промысел; наконец, Филиппу приписываются разные технические изобретения и усовершенствования в промышленных орудиях и приспособлениях. В 1548, 1561 и 1565 гг. Ф. составил уставные грамоты, в которых определялись подробности управления крестьянским населением монастырских вотчин, порядок распределения и взимания разных государевых податей и пошлин. Уже в первой половине XVI в. Соловецкий м-рь вел обширную торговлю продуктами своей промышленности, преимущественно солью. В 1542 г. царской грамотой ему разрешено было вести беспошлинную торговлю 6000 пуд. соли. В первый год игуменства Ф., в 1548 г., право беспошлинной торговли увеличено было на 4000 пуд. В 1551 г. все торговые и промышленные привилегии Соловецкого м-ря были подтверждены, но в 1555 г. по неизвестной причине у м-ря было отнято право беспошлинной торговли солью и др. товарами. Взамен царь пожаловал м-рю ряд деревень на р. Суме и соляные варницы по морскому берегу и по островам; все эти варницы были обложены денежным оброком. В следующем 1556 г. по челобитью игумена Ф. и монастырской братии денежный оброк с варниц был отменен, «для того, что у них соляной торг отставлен». Есть известие, что Ф. присутствовал в Москве на Стоглавом соборе в 1551 г. Ко времени вступления Ф. на митрополичий престол выяснилось, что между царем и представителем церкви не может быть единодушия и согласия по двум важнейшим политическим вопросам: о разделении государства на земщину и опричнину и о мнимой измене боярства. Филиппу это было понятно, и когда 20 июля 1566 г. царь с освященным собором «понужал» его принять митрополичий сан, он прямо поставил условием своего согласия отмену опричнины. Это требование сильно раздражило царя; только по челобитью архиепископов и епископов он «гнев свой отложил» и поручил собору епископов добиваться от Ф., чтобы он «в опришнину и в царьской домовой обиход не вступался, а на митрополью бы ставился». Но вместе с тем царь соглашался выслушивать советы митрополита по государственным делам, как это бывало при прежних государях. Ф. в конце концов покорился царскому слову и увещаниям духовного собора. Это решение было изложено в особом приговоре, подписанном Ф. и семью епископами. 25 июля 1566 г. новоизбранный митрополит был возведен на престол собором епископов. Обещая не вмешиваться в политические и личные отношения царя, Ф. сохранял за собой право протеста против всех безнравственных и противных христианскому долгу явлений, которыми сопровождалось и разделение государства на земщину и опричнину, и борьба с мнимой боярской крамолой. Первый год святительства Ф. прошел спокойно. Митрополит занимался делами церкви, поставил несколько епископов, выстроил в Москве церковь во имя свв. Зосимы и Савватия. Отношения его к царю наружно были вполне благоприятны. Сам царь, по-видимому, успокоился; неистовства опричнины прекратились. Новая смута вспыхнула в Москве после того, как были перехвачены грамоты от польского короля к некоторым боярам, с приглашением отъехать в Литву. Снова начались казни. Пострадала не только группа бояр, обвиненных в измене; вся Москва была терроризована неистовствами опричников. Архипастырский долг заставил Ф. обратиться к царю с увещанием остановить бессмысленное кровопролитие и с ходатайством о помиловании опальных. Исполняя свой долг, Ф. не нарушал данного им обещания не вмешиваться в опричнину: он протестовал не против известного порядка, а против безнравственных явлений, обусловливаемых этим порядком. Но царь, угнетаемый манией преследования, уже не в состоянии был различить эти точки зрения. По логике его расстроенного ума, кто осуждал безобразия опричников, тот хотел уничтожить опричнину, вырвать из рук царя верное орудие борьбы с крамолой; кто печаловался за его врагов, тот «покрывал» их, был за них — следовательно, против него. К тому же, по свидетельству жития Ф., среди высшего духовенства были враги митрополита, которые своими наветами раздували в душе царя искру подозрительности, зароненную первым требованием Филиппа об отмене опричнины. То были: архиепископ новгородский Пимен, сам желавший быть митрополитом, епископы Филофей рязанский и Пафнутий суздальский и духовник царский, протопоп Евстафий, которого митрополит за какой-то проступок подверг запрещению. Свои ходатайства за опальных и обличения ужасов опричнины Ф. начал в тайных беседах с царем наедине; но они остались без результата. Тогда Ф. решился на всенародное обличение. Первое открытое столкновение произошло 22 марта 1568 г. в Успенском соборе. Ф. обратился к царю с речью, в которой напоминал ему о долге христианина, об ответственности перед судом Божиим за кровопролитие и беззакония. Раздраженный этим обличением, царь с гневом требовал от митрополита, чтобы он молчал и не прекословил его царской державе. По летописному известию, митрополит в этот же день «вышел из двора митрополича и жил в монастыре у Николы Старого». В другой раз, когда царь явился в Успенский собор с опричниками, одетыми в черные одежды и с высокими шлыками на головах, Ф. отказался благословить царя и снова стал обличать его. Царь опять потребовал от митрополита или молчания, или удаления с кафедры. Хотя Грозный каждый раз приходил в ярость от обличений Ф., твердость последнего тем не менее смущала царя и заставляла его задумываться. Опричники и враги митрополита не упускали случая вызывать новые столкновения, напр. 28 июля в Новодевичьем м-ре, когда Ф. упрекнул одного опричника за то, что он стоял в тафье во время чтения Евангелия. К осени 1568 г. царь решил низложить Ф. В Соловецкий м-рь отправлена была следственная комиссия, составленная из личных врагов митрополита: Пафнутия, епископа Суздальского, боярина князя Василия Темкина, андрониевского архимандрита Феодосия, дьяка Дмитрия Пивова. Эта комиссия должна была собрать обвинительный материал для привлечения Ф. к соборному суду. Угрозами и посулами комиссия заставила некоторых монахов оклеветать своего бывшего игумена. Когда комиссия вернулась в Москву, привезя с собой самого соловецкого игумена Паисия и монахов, давших ложные показания против Ф., в начале ноября был созван собор для суда, над митрополитом. Ф., рассказывает житие, не оправдывался в обвинениях, взводимых на него, и хотел тут же на соборе сложить с себя знаки своего достоинства, но по требованию царя должен был оставаться в своем сане до произнесения судебного приговора. 8 ноября 1068 г., во время богослужения в Успенском соборе, туда явился Басманов с опричниками; по прочтении во всеуслышание соборного приговора о низведении Ф. с митрополичьей кафедры опричники сняли с него святительское облачение, одели в простую монашескую одежду и на дровнях увезли в Богоявленский м-рь. Спустя некоторое время Ф. был переведен в Староникольский м-рь. В народе ходили слухи, что царь намеревался окончательно отделаться от ненавистного обличителя, сжечь его живым, как колдуна, затравить медведями; рассказывали также о чудесах, творимых Ф. В это же время шла дикая расправа над близкими к бывшему митрополиту людьми: погибло десять человек Колычовых, родственников Ф.; голова одного из них была прислана к нему в темницу; казнены были многие клирики и митрополичьи дети боярские. Наконец, Ф. был заключен в тверской Отрочь м-рь. 23 декабря 1569 г., во время похода Грозного в Новгород, посланный царем Малюта Скуратов задушил Ф. в его келье «возглавием», то есть подушкой. В 1591 г. по просьбе братии Соловецкого м-ря мощи Ф. были перевезены из тверского Отроча м-ря в Соловки и положены в церкви свв. Зосимы и Савватия. Низложение и мученическая смерть митрополита Ф. остались пятном на памяти царя Иоанна Васильевича. Смыть это пятно, от имени светской власти принести покаяние власти церковной в нанесенном ей оскорблении решился царь Алексей Михайлович. В 1652 г. царь по совещании с патриархом Иоасафом и всем освященным собором определил перенести в Москву мощи святителя Ф. В Соловецкий м-рь отправлено было посольство из духовных и светских лиц с Никоном, митрополитом Новгородским, во главе. За литургией в церкви, где почивали мощи святителя, Никон «от царя посланную грамоту к Ф. митрополиту распечатав, во услышание всем прочел»; в этой грамоте Алексей Михайлович молил святого мученика отпустить вину «прадеда» его: «сего ради преклоняю сан свой царский за оного, иже на тя согрешившего, да оставиши ему согрешение его своим к нам пришествием». 9 июля мощи Ф. были принесены в Москву. Церковное торжество, которым сопровождалось это событие, живо описано самим Алексеем Михайловичем в письме к князю П. И. Одоевскому. 19-го июля мощи были положены в серебряную раку в Большом Успенском соборе. Память Ф. праздновалась всей церковью русской с 1591-го года, в 23 день декабря, но с 1660 г. празднование перенесено на 9 января. Память Ф. празднуется еще 3 июля, когда вспоминается перенесение мощей его в Москву, и 5 октября, вместе со всероссийскими святителями Петром, Алексием и Ионой. Празднование трем названным святителям установлено в 1596 г.; св. Ф. присоединен к ним в 1875 г. Житие Ф., составленное в конце XVI в., распространено в многочисленных списках. Большие извлечения из него напечатаны в книге «Начертание жития митроп. Филиппа» (М., 1860). См. архим. Досифей, «Географическое, историческое и статистическое описание Соловецкого м-ря» (М., 1836); его же, «Летописец Соловецкий на четыре столетия с 1429 по 1 833 год» (изд. 3, M., 1833); «Александро-Невская летопись» в III т. «Русской историч. библиотеки», «Сказания кн. Курбского» (изд. 2); донесение Таубе и Крузе в «Sammlung Russisch. Gesch.» (X, 1, 187—241); H. Барсуков, «Источники русской агиографии» (стр. 5 66—575); «Боярский род Колычовых» (М., 1886, стр. 77—96). Специальные статьи о митрополите Ф.: епископа Леонида в «Душеполезном чтении» (1861, ч. II); Д. А. Валуева в «Библиотеке для воспитания» (1845); Я. М. Уманца в «Древней и новой России» (1877); М. Кояловича в «Страннике» (1861); С. Рождественского в «Русском биографическом словаре» (СПб., 1901).

Источник: ru.wikisource.org

Пример исторического портрета

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Годы жизни : 1507-1569

Митрополит Филипп — один из главных святых русской православной церкви. Несмотря на то, что управлял  он церковными делами России всего два года, однако имя Филиппа особо почитается на Руси православными. В чём причина такого уважении и почитания? Каковы  основные направления его религиозной деятельности  и их результаты?

Из биографии

  • В 1507 году в Москве, в семье бояр Колычевых  родился будущий митрополит России Филипп – в миру его звали Фёдор.
  • Родившись в богатой, знатной семье, Фёдор получил хорошее образование, был грамотным человеком, очень любил чтение.
  • Ему был предначертан путь придворной службы. Однако в сложные годы начала правления Ивана IV, когда в период его малолетства бояре жестоко боролись за власть, чины и почести, он отказался от этого пути. Фёдор пешком пошёл в Соловецкий монастырь, где и принял постриг, став монахом Филиппом.
  • За его благочестие, добрый нрав, высокую порядочность и нравственность Филиппа в 1546 году избрали  игуменом, то есть настоятелем Соловецкого монастыря. Этой деятельности Филипп посвятил около 20 лет жизни.
  • 1566 год — Филипп был приглашён в Москву, став митрополитом Московским и всея Руси. Сам он не желал этого, но Иван Грозный буквально приказал занять данный пост.

 

 

Основные направления деятельности митрополита Филиппа и их результаты

Одним из направлений его деятельности было служение Богу (на каком бы посту Филипп ни находился: сначала инок Соловецкого монастыря, замет игумен, а позже- митрополит всея Руси), единение церкви и объединение народа вокруг неё .

Став игуменом Соловецкого монастыря, Филипп проявил незаурядные административные способности: расширилась территория монастыря, были построены прекрасные Успенский и Спасо- Преображенский сборы. Многое он сделал для создания условий для просвещения монахов — при нём была создана огромная библиотека при монастыре. Но особое внимание Филипп уделял нравственности монахов, резко выступал против стяжательства,  введя в монастыре строгий устав и требуя его исполнения.

Соловецкий монастырь стал не только духовным, но и промышленным центром Поморья: увеличилось число соляных варниц, начали добывать железную руду. Филиппу принадлежат  даже несколько технических изобретений, облегчавших труд монахов. Монастырь вёл торговлю солью.

С 1566 года Филипп занимается духовными делами всей Русской православной церкви на посту митрополита всея Руси. Он, обладая способностями организатора,  сумел соединить нестяжателей и иосифлян, конфликтовавших до этого.

Результатом данной деятельности стало повышение нравственности служителей церкви, усиление роли церкви в объединении  страны на религиозных началах, пропаганда жизни по божеским законам; значительное церковное строительство ,создание библиотек при монастырях. Его игуменство в Соловецком монастыре стало примером для многих настоятелей монастырей того времени.

Другим направлением деятельности митрополита Филиппа  было  обличение несправедливости Ивана Грозного, его жестокости, выступление против попирания основ Церкви.

Деятельность Филиппа пришлась на трудные годы опричнины с  её казнями, преследованиями, жестокостью. Митрополит Филипп всегда открыто выступал против такой несправедливости.

Так, летом 1566 года митрополит Филипп спас от расправы группу челобитчиков жаловавшихся царю на опричников. Частые прошения за осуждённых раздражали Ивана Грозного, и он запретил митрополиту простить за них.

Однако массовые казни в 1567 году по делу конюшего И.П.Фёдорова, который был одним из первых лиц в государстве и убит за попытку переворота, несогласие с опричной политикой царя,вызвали резкое негодование митрополита, он осудил Ивана Грозного за это. Отношения между царём и Филиппом резко накалились. Митрополит просил царя отказаться от опричнины и прилюдно осуждал его,  отказывался благословить царя. Иван Грозный в гневе велел судить митрополита, отправил в тверской монастырь. 23 декабря1569 года митрополита лично умертвил Малюта Скуратов, не понеся за это никакого наказания ( проезжая мимо Твери, царь попросил Скуратова в очередной раз попросить благословения у Филиппа на поход против непокорных новгородцев, тот снова отказался, и Малюта в порыве гнева задушил бывшего митрополита).

Сегодня мощи митрополита Филиппа покоятся в Успенском соборе Московского кремля, куда они были перенесены из Соловецкого монастыря( здесь они находились с 1591 года) патриархом Никоном в 1652 году.

Результат данной деятельности – борьба против опричнины Ивана Грозного, жестокости, несправедливости, защита осуждённых на казнь и страшная смерть патриарха от рук палача, приспешника Ивана Грозного- Малюты Скуратова.

Таким образом, митрополит Филипп — один из ярких религиозных деятелей России. Он снискал любовь и уважение народа нравственной стойкостью, верностью церковным заветам. Память о митрополите Филиппе  свято хранят  в России, о нём пишут книги, снимают фильмы, один из кораблей носит имя — » Святитель Филипп».

Материал подготовила: Мельникова Вера Александровна

 

Источник: istoricheskij-portret.ru

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.