Почему николай второй отрекся от престола

«Король умер — да здравствует король»

Именно после проводов почившего правителя, как правило, начинались смуты и расколы в государстве. Рядовому человеку позднего средневековья было невозможно представить, что представитель божественного владычества может каким-то образом сойти с высот власти.

Почему такое происходило до сих пор спорят многие отдельные историки и целые школы. Но существует один общий для разных концепций ответ — модель власти.

В Римской империи император не мог отречься от своей собственной власти просто потому, что власть передавалась не только из поколения в поколение. Как часто бывало, судя по различным историческим источникам, наследниками престола становились отнюдь не дети правящей династии.

И при благоприятном стечении обстоятельств и политических успехах той или иной силы, «первым лицом» становился человек, в принципе не имеющий отношения к власти.

Позже, когда заказные убийства императоров или их гибель на войне сменились тонкими интригами, начала появляться новая модель правления государством — монархия.

Новая история


После того, как монархия укоренилась, на её основании была создана конституция и соответствующая ей монархическая ветвь. Вот с этих пор появилась тенденция к отречению от власти зачастую в пользу своих детей.

Например, Карл V Габсбург, император Нидерландов, отрекся от престола. Он пытался построить всеевропейскую Священную Римскую империю, идея которой провалилась и его правление стало невозможным для него же, а новым правителем стал его сын Филипп.

А известный Наполеон Боанапарт два раза становился императором Франции и дважды его лишали престола.

На самом деле устоявшаяся монархическая власть — это последовательная передача дел будущему наследнику, начиная с его детства. Чтобы власть перешла бескровно многие правители отдавали ее своим детям раньше окончания своего правления. Для этого формируется Общественное собрание, которое принимает отречение императора или императрицы.

Логически такая власть должна закончиться смертью правителя, но, чтобы она перешла именно к одному из детей, глава государства официально объявляет о своем намерении, называя имя преемника.

Такой политический прием — абдикация, известен со времен установления монархии как самой распространенной формы государственного устройства в Европе.

В новейшей европейской истории в 2013 и 2014 годах произошло еще два добровольных отречения: бельгийский король Альберт II и король Испании Хуан Карлос отреклись от престола в пользу своих сыновей, подписав соответствующие документы в присутствии представителей парламента.

В России


В нашей истории не было ни одного добровольного отречения. Смерть Ивана Грозного, которая привела к упразднению династии Рюриковичей, заговор против Павла I, интриги среди окружения Петра и многое другое свидетельствуют о трудном переходе семейной власти. После каждого такого случая начиналась смута и почти полное растворение государства в очередном завоевателе.

Первым императором, который отрекся от престола в XX веке стал Николай II. Именно трагический развал государства привел к отречению государя. Отказ от власти формально был добровольным, но на самом деле происходил под мощным давлением обстоятельств.

Этот отказ был произведен подписью царя об отречении в пользу «народа», в действительности представленного большевиками. После этого в России началась новая история.

Источник: www.kakprosto.ru

В. Алексеев. Николай II накануне отречения. 2005
В. Алексеев. Николай II накануне отречения. 2005

«Тайна беззакония»раскрывается не в одних только наших личных грехах, нашем личном отвержении Бога. Существует организованное, государственное противление Богу, которое раскрывается в истории. Весь Ветхий Завет повествует о борьбе языческих народов против богоизбранного народа, и Новый Завет в Откровении Иоанна Богослова говорит о том же самом, только на еще большей глубине.


Недавно прославленный сербский святой, преподобный Иустин (Попович), писал: «В наше время существует немного людей с живым ощущением истории. Обычно события оцениваются фрагментарно, вне их исторической целостности. Эгоистическое ослепление, будь то индивидуального, национального или классового характера, заключает человеческий дух в беспросветные норы, где он мучается в своем собственном аду. Выхода оттуда нет, потому что нет человеколюбия. Не может человек выйти из своего адского солипсизма, если подвигом самоотверженной любви не перенесет душу свою в других людей, служа им евангельски преданно и искренно. Меня всегда радует, когда я среди интеллигентов встречаю человеческое существо, обладающее здоровым чувством истории».

Убийство царя Николая Александровича является центральным событием истории XX столетия. В оценке этого события поразительное даже не искажение, а просто отсутствие какой бы то ни было христианской историософии проявляют некоторые богословы. Всячески противясь канонизации царя, они упорно рассматривали его мученическую кончину как кончину одного из рядовых членов Церкви во времена самых жестоких в истории гонений. А что касается того, что он был царь, говорили они, это «политика», от которой Церковь должна держаться подальше.


Создается впечатление, что профессора богословия никогда не слыхали учения святых отцов о значении законной государственной власти как «удерживающего» пришествие антихриста. И им незнакомы высказывания множества русских святых об исключительном значении православной России для судеб мира, так что в уничтожении российской православной монархии ясно просматривается замысел врага рода человеческого уничтожить Православие и Россию, и ускорить гибель мира.

Напомним еще раз известное. В 1871 году великий старец Оптинский преподобный Амвросий дал свое истолкование одного знаменательного эсхатологического сновидения. Сущность этого сновидения, или откровения, была выражена словами уже почившего митрополита Филарета Московского: «Рим, Троя, Египет, Россия, Библия». Главный смысл толкования этих слов сводится к тому, что здесь показана кратчайшая история мира с точки зрения истинной Церкви Христовой: Рим с первоверховными апостолами Петром и Павлом; Троя, то есть Малая Азия, с семью малоазийскими Церквами святого Иоанна Богослова и Константинополем святого Андрея Первозванного; Египет с отцами-пустынниками. Четыре страны: Рим, Троя, Египет и Россия символизируют эту Церковь. После расцвета жизни во Христе и падения первых трех показана Россия, после России иной страны не будет. И преподобный Амвросий пишет: «Если и в России ради презрения заповедей Божиих и ради ослабления правил и постановлений Православной Церкви, и ради других причин оскудеет благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в конце Библии, то есть в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова».


Присутствие «тайны беззакония» зримо даже во внешних обстоятельствах екатеринбургского злодеяния. Как отмечал еще генерал Дитерихс, династия Романовых началась в Ипатьевском монастыре Костромской губернии и кончилась в Ипатьевском доме города Екатеринбурга. Слугами веельзевула, которые скоро будут строить общественные туалеты на месте алтарей и взорванных храмов, сознательно было выбрано и место, и день преступления, совпавший с днем памяти святого князя Андрея Боголюбского — того князя, который если не по имени, то по существу был первым русским царем.

Враги прекрасно понимали, что уничтожение «всей великой ектении», по выражению Ленина и Троцкого, явится поруганием той клятвы верности перед Крестом и Евангелием, которой поклялся русский народ на соборе 1613 года, строить жизнь во всех ее сферах, в том числе государственной и политической, на христианских принципах.

* * *

Как известно, сегодняшние хулители государя, и слева, и справа, постоянно ставят ему в вину его отречение. К великому сожалению, для многих, несмотря ни на какие объяснения, в вопросе канонизации это до сих пор остается камнем преткновения и соблазна, в то время, как это явилось величайшим проявлением его святости.


Говоря о святости царя Николая Александровича, мы обычно имеем в виду его мученический подвиг, связанный, разумеется, со всей его благочестивой жизнью. Но следовало бы внимательнее всмотреться именно в подвиг его отречения — подвиг исповедничества.

Мы не раз говорили о том, что здесь раскрылся его подвиг смиренного принятия воли Божией. Но исключительное значение имеет и то, что это подвиг сохранения в чистоте церковного учения о православной монархии. Чтобы яснее это понять, вспомним, кто добивался отречения государя. В первую очередь — те, кто добивался поворота русской истории к европейской демократии или, по крайней мере, к конституционной монархии. Социалисты и большевики явились уже следствием и крайним проявлением материалистического понимания истории.

Известно, что многие из тогдашних разрушителей России действовали во имя ее созидания. Среди них много было по-своему честных, мудрых людей, которые уже тогда искали, «как обустроить Россию». Но это была, как говорит Писание, «мудрость земная, душевная, бесовская». Камень, который отвергли тогда строители, был Христос и Христово помазание.

Помазание Божие означает, что земная власть государя имеет источником Божественную. Отречение от православной монархии было отречением от божественной власти. От власти на земле, которая призвана направлять общее течение жизни к духовным и нравственным целям — к созданию условий, максимально благоприятных для спасения многих, власти, которая «не от мира сего», но служит миру именно в этом, высшем смысле. Разумеется, «любящим Бога все содействует ко благу», и Церковь Христова совершает спасение при любых внешних условиях. Но тоталитарный режим и, в особенности, демократия создают атмосферу, в которой, как мы видим, среднему человеку не выжить.


И предпочтение иного рода власти, обеспечивающей прежде всего земное величие, жизнь по своей, а не по Божией воле, по своим похотям (что называется «свободой») не может не привести к восстанию на Богом установленную власть, на помазанника Божия. Произошла революция — переворот божественного и нравственного порядка, и на какой глубине эта революция раскрывается сегодня, не надо никому объяснять.

Большинство участников революции действовали как бы бессознательно, однако это было сознательное отвержение Богом данного порядка жизни и Богом установленной власти в лице царя, помазанника Божия, как сознательным было отвержение Христа Царя духовными вождями Израиля, как это описано в евангельской притче о злых виноградарях. Они убили Его не потому, что не знали, что Он Мессия, Христос, а именно потому, что знали это. Не потому, что они думали, что это лжемессия, который должен быть устранен, а именно потому, что видели, что это подлинный Мессия: «Придем, убьем Его, и наследство будет наше». Тот же тайный синедрион, вдохновляемый диаволом, направляет человечество к тому, чтобы оно имело жизнь, свободную от Бога и от заповедей Его — чтобы ничто не мешало им жить, как им хочется.


В этом смысл «измены, трусости и обмана», окружавших государя. По этой причине святой Иоанн (Максимóвич) сравнивает страдания государя в Пскове во время отречения со страданиями Самого Христа в Гефсимании. Точно так же сам диавол собственной персоной присутствовал здесь, искушая царя и весь народ вместе с ним, (и все человечество, по слову П. Жильяра), как некогда он искушал Самого Христа в пустыне, царством мира сего.

В течение столетий приближалась Россия к Екатеринбургской Голгофе. И вот, здесь древний соблазн раскрылся в полноте. Как диавол искал уловить Христа через саддукеев и фарисеев, ставя Ему неразрываемые никакими человеческими ухищрениями сети, так через социалистов и кадетов диавол ставит царя Николая перед безысходным выбором: либо отступничество, либо смерть. Им нужно было показать, что вся власть принадлежит им, вне зависимости от какого-то Бога, а благодать и истина помазанника Божия нужны только для украшения того, что им принадлежит. Это означало бы, что любое беззаконие, которое совершит эта власть, будет совершатся как бы по прямому благословению Божию. Это был сатанинский замысел — осквернить благодать, смешать истину с ложью, сделать бессмысленным, декоративным помазание Христово. Создалась бы та «внешняя видимость», в которой, по слову святителя Феофана Затворника, раскрывается «тайна беззакония». Если Бог становится внешним, то и православная монархия, в конце концов, становится только украшением «нового мирового порядка», переходящего в царство антихриста. И пока существует человеческая история, враг никогда не оставит этого замысла.


Царь не отступил от чистоты помазания Божия, не продал божественного первородства за чечевичную похлебку земного могущества. Само отвержение царя произошло именно за то, что он явился исповедником истины, и это было не что иное как отвержение Христа в лице помазанника Христова. Смысл отречения государя — спасение идеи христианской власти, и потому в нем надежда на спасение России, через отделение верных данным Богом принципам жизни, от неверных, через очищение, которое наступает в последующих событиях. Подвигом царя в отречении, таким образом, развенчиваются все ложные устремления тогдашних и нынешних устроителей земного царства, отвергающих Царство Небесное. Утверждается высшая духовная реальность, определяющая все сферы жизни: первое должно стать на первом месте, и только тогда все остальное займет свое должное место. На первом месте Бог и правда Его, на втором — все остальное, в том числе православная монархия.

Как до революции, так и теперь главная опасность заключается во внешней видимости. Многие верят в Бога, в Его Промысл, стремятся установить православную монархию, но в сердце своем полагаются на земную силу — на «коней и на колесницы». Пусть, говорят они, все будет как самый прекрасный символ — крест, трехцветное знамя, двуглавый орел, — а мы будем устраивать свое, земное, по нашим земным понятиям. Но мученическая кровь царя обличает отступников, как тогда, так и теперь.

* * *

Почему николай второй отрекся от престола

«Однако, — говорят противники государя, — если это была верность принципам чистой монархии, то она слишком дорого стоила русскому народу. Слишком много бед пришлось испытать после этого России».

Поразительно, как они и тогда, и теперь хотят перевернуть все с ног на голову — потому что именно в этом и заключалась высота святости, явленной государем в подвиге отречения — в его способности измерять все духовным, вечным измерением.

Вряд ли царь мог предвидеть, какие ужасные события последуют за его отречением, потому что чисто внешне он отрекся от престола, чтобы избежать бессмысленного пролития крови. Однако глубиной ужасных событий, которые открылись вслед за его отречением, мы можем измерить глубину его страданийв его Гефсимании. Царь ясно сознавал, что своим отречением он предает себя, свою семью и свой народ, который он горячо любил, в руки врагов. Но важнее всего была для него верность благодати Божией, принятой им в таинстве миропомазания ради спасения вверенного ему народа.

Ибо все самые страшные беды, какие только возможны на земле: голод, болезни, вымирание народа, от которых, конечно, не может не содрогаться человеческое сердце, не идут ни в какое сравнение с вечным «плачем и скрежетом зубов» там, где нет покаяния. И, как сказал пророк решающих событий русской истории, преподобный Серафим Саровский, если бы знал человек, что есть жизнь вечная, которую Бог дает за верность Ему, то согласился бы тысячу лет (то есть до конца истории, вместе со всем страдающим народом) терпеть любые муки. А о скорбных событиях, последовавших за отречением государя преподобный Серафим говорил, что ангелы не будут успевать принимать души — и мы можем сказать, что благодаря отречению государя миллионы новых мучеников получили венцы в Царствии Небесном.

Можно делать какой угодно исторический, философский, политический анализ, но духовное видение всегда важнее. Нам известно это видение в пророчествах святого праведного Иоанна Кронштадтского, святителей Феофана Затворника и Игнатия (Брянчанинова) и других угодников Божиих, которые понимали, что никакие экстренные, внешние государственные меры, никакие репрессии, самая искусная политика не в состоянии изменить ход событий, если не будет покаяния у русского народа. Подлинно смиренному уму святого царя Николая было дано увидеть, что это покаяние будет дано очень дорогой ценой. Все остальные рассуждения в этом свете исчезают, как дым.

* * *

Все наказания — лекарства, и чем горше болезнь, тем больнее врачевание. «Если не обратитесь ко Господу, меч вас пояст», — говорит Господь. Имеет ли значение, какой меч выберет Господь для нашего спасения! Если даже сокрушить одних врагов, то тут же на их месте возникнут новые, более страшные: «Как если бы кто убежал от льва, и напала на него медведица, и вскочит в дом и опрется руками своими о стену, и ужалит его змея (Амос. 5, 19)», или как другой пророк говорит: «бежащий от страха впадет в пропасть, и вылезающая из пропасти попадет в сеть. Ибо окна небес отверзлись и трясутся основания земли» (Ис. 24, 17—18).

Спаситель предупреждает, что повторение грехов приведет еще к худшему: изгнанный нечистый дух приведет семь других, злейших себя. Мы более всего страшимся сегодня утраты независимости России, и это понятно. Но не следует путать следствие с причинами: все самые ужасные, самые разорительные иноземные нашествия — будь то Батый, Наполеон или Гитлер — ничто по сравнению с полчищами бесов, заполняющими все в народе.

Говорят, что существует сценарий окончательного уничтожения России, согласно которому будет спровоцирован «русский бунт, бессмысленный и беспощадный», а для «наведения порядка», будут введены войска НАТО, которые возьмут все в стране под свой контроль. Но вот, рассказывает о своих когда-то очень близких знакомых В. Г. Распутин, почтенная, вполне положительная, уважаемая всеми женщина спокойно смотрит изо дня в день порнографические видеофильмы вместе со своей дочерью. И нам ясно, что уже не надо вводить никаких войск — или наоборот, почему бы их не ввести — все и так занято сатаной.

В событии отречения государя, таким образом, по сути преломляются все главные события священной истории, смыслом которых всегда является одна и та же тайна. Для чего было египетское рабство и вавилонский плен в богоизбранном народе, если не для того, чтобы все упование его было на единого Бога? Наконец, что означала римская оккупация Израиля во времена земной жизни Спасителя? То же, что и октябрьская революция 1917 года с ее искушением земного благополучия без Бога.

В том-то и дело, что желание сохранить православную монархию любой ценой ничем не отличается от того безбожия, которое обнаружилось в насильственном ее уничтожении. Это была бы та же попытка найти твердую опору помимо Бога — эта опора всегда, по слову пророка, оказывается «подпорою тростниковою» — «когда они ухватились за тебя рукою, ты расщепился и все плечо исколол им, и когда они оперлись на тебя, ты сломался и изранил все чресла их» (Иез. 29, 7).

После отречения от царя, в котором народ принял участие своим равнодушием, не могло не последовать небывалых доселе гонений на Церковь и массового отступничества от Бога. Господь очень ясно показал, чего лишаемся мы, лишаясь помазанника Божия, и что обретаем. Россия тотчас же обрела помазанников сатанинских. А на новом этапе российской истории, когда снова решается судьба царя и судьба России, так называемая демократия и даже декоративная конституционная монархия по странной закономерности вновь выходят на поверхность, грозя нам несравненно бóльшими бедами.

Чем согрешаем мы, тем и наказываемся, говорит святитель Феофан Затворник, приводя различные примеры из отечественной истории. Ложное понимание Мессии как устроителя всемирного царства Израиля подчинило Израиль новому гигантскому царству, которое и поныне является символом всемирного владычества. Какая глубокая справедливость в том, что Бог послал им разрушение от римского кесаря вскоре после этого! Они взывали к кесарю, к кесарю они и пойдут — Бог даст им множество кесарей. Все завершится разорением народа сего и места сего, когда по пророчеству Спасителя император Тит до основания разрушит Иерусалим. Бог по справедливости воздает нам тем, что мы ставим выше Христа.

* * *

Сравнивая судьбу России с судьбой богоизбранного народа, мы не можем не вспомнить о Сербии. Когда сербский народ на наших глазах снова восходил на свою Голгофу, нельзя было не вспомнить о царе Лазаре, который вышел на Косово поле, чтобы сразиться с турецкими завоевателями. По преданию, ему явился ангел и сказал: «Ты можешь выбрать себе земное царство и оно тебе будет дано. Но тогда ты лишишь себя Царства Небесного. Ты должен выбрать либо одно, либо другое». Лазарь выбрал Царство Небесное. Вместе со своим народом он вышел на битву, жизнь свою положил за родной народ, и в этой битве турки победили. Однако эта битва спасла сербский народ от окончательного исчезновения в историческом плане, потому что всегда спасает только вера и верность Богу. С тех пор этот народ жил идеалом царя Лазаря, который отдал свою жизнь за Царство Небесное, за Церковь Божию.

Подвиг царя-страстотерпца Николая II как будто иной, но он тот же по сути, и Россия призывается жить идеалами святого царя. Как говорил в 1932 году святитель Николай (Велимирович), «русские в наши дни повторили Косовскую битву. Если бы царь Николай прилепился к царствию земному, царству эгоистических мотивов и мелочных расчетов, он бы, по всей вероятности, и сегодня сидел на своем троне в Петербурге. Но он прилепился к Царствию Небесному, к Царству небесных жертв и евангельской морали, и из-за этого лишился жизни сам, и чада его, и миллионы собратьев его. Еще один Лазарь и еще одно Косово!»

* * *

Итак, своим подвигом исповедничества царь посрамил, во-первых, демократию – «великую ложь нашего времени», по выражению К. П. Победоносцева, когда все определяется большинством голосов, и, в конце концов, теми, кто громче кричит: «Не Его хотим, но Варавву» – не Христа, но антихриста. И, во-вторых, в лице ревнителей конституционной монархии он обличил всякий компромисс с ложью – не менее великую опасность нашего времени.

Были у нас выдающиеся Цари: Петр I, Екатерина Великая, Николай I, Александр III, когда Россия достигла расцвета с великими победами и благополучным царствованием. Но царь-страстотерпец Николай есть свидетель истинной православной государственности, власти, построенной на христианских принципах.

Будем помнить слово святого Иоанна Златоустого о том, что почитать святого значит участвовать своей жизнью в его подвиге – в личном каждодневном стоянии за заповедь Божию и в ясном духовном видении смысла событий, происходящих сегодня.

До конца времен, и в особенности в последние времена, Церковь будет искушаема диаволом, как Христос в Гефсимании и на Голгофе: «Сойди, сойди со Креста». Отступи от тех требований величия человека, о которых говорит Твое Евангелие, стань доступнее всем, и мы поверим в Тебя. Бывают обстоятельства, когда это необходимо сделать. Сойди со креста, и дела Церкви пойдут лучше.

Главный духовный смысл сегодняшних событий – итог XX века – все более успешные усилия врага, чтобы «соль потеряла силу», чтобы высшие ценности человечества превратились в пустые, красивые слова. Почему с самого начала не было должного противостояния Церкви сатанинскому растлению народа? Что такое экуменизм и где проходят «мистические границы Церкви»? Почему, несмотря на признание Церковью святости царя, есть православные христиане, которые до сих пор противятся его прославлению?

Если возможно покаяние народа (а не разговор о покаянии), то оно возможно только благодаря той верности Христовой благодати и истине, которую явили все царственные мученики и все новые мученики и исповедники Российские.

Тот же свет присутствует в пророческом завещании царя, переданном его дочерью, о том, что зло, которое сейчас в мире (то есть, революция 1917 года), будет еще сильнее (то, что происходит сегодня), но не зло победит, а любовь, и в крестной молитве родной сестры царицы за весь русский народ: «Господи, прости им, не знают, что творят». Только благодаря этой верности, этому свету есть среди беспросветности наших дней надежда, которая не постыжает.

Источник: pravoslavie.ru

Царьград: Сегодня исполняется 102 года со дня «отречения» Николая II от престола. Почему именно сейчас возобновилось дискуссия о том, было оно или нет?

Пётр Мультатули: На самом деле эта тема дискутируется беспрерывно. Никаких подвижек в этом вопросе нет. Я ещё раз скажу, что так называемого отречения императора Николая II не было, причём по целому ряду причин. Не только потому, что так называемый «Манифест об отречении» является, на мой взгляд, абсолютной фальшивкой.

Император Николай II: добровольное отречение или спланированное свержение

Так, при отречении от престола всегда подразумевают добровольность этого акта. Император Николай II был свергнут, фактически был лишён свободы и находился под угрозой шантажа, что будет открыт фронт, начнётся гражданская война, и он будет повинен в ней.

Не забывайте, что действовал закон о престолонаследии. Согласно ему, отречься от престола могло только лицо, имеющее на него право. Был нарушен второй важнейший принцип — принцип законности. Если отречение от престола не предусматривалось законодательством Российской империи, то каким образом оно могло произойти? Только в нарушение этой законности. А раз не было самого понятия отречения, этот договор является юридически ничтожным. Была нарушена добровольность и законность.

Наконец, третий важнейший момент. Император Николай II, даже если представить, что он подписал все эти бумаги, не обратил их в закон. То есть для того, чтобы отречение стало легитимным, должны были внести новеллу, которая прошла законодательную процедуру. И тогда можно было бы говорить о введении нового закона. Ничего этого сделано не было. Все бумаги, независимо от того, подписаны они императором или нет, фальшивые ­или настоящие, являются филькиной грамотой. То есть — юридически ничтожными.

Почему николай второй отрекся от престола

Фото: www.globallookpress.com

Самодержавный монарх не может действовать в нарушение закона. Сейчас император Акихито решил отречься от престола, хотя японское законодательство требует, чтобы монарх правил пожизненно. Поэтому для него создаётся специальный закон. То же самое было с английским королём Эдуардом VIII, который отрёкся от престола из-за брака с американкой. Был издан специальный закон, сам король отрёкся в присутствии трёх своих братьев-свидетелей, которые поставили подписи на документе. Он выступил по радио с разъяснением. В случае же Николая II ничего этого не было.

Поэтому случившееся — не что иное, как государственный переворот. Ведь Временное правительство 2 марта 1917 года, до официального отречения, о котором они объявили уже на своём первом заседании, говорило о «бывшем императоре», о том, что нужно выслать из России Николая II и великого князя Михаила Александровича. Что больше не будет Государственной думы. Официально, даже по их разговорам, всё должно было решить Учредительное собрание. Они уже всё решили задолго до так называемого отречения.

Отречение от престола является ложью. Это абсолютно несостоятельный документ.

Ц.: Вы говорите о юридической стороне вопроса? Но законы можно заново написать, как большевики «сляпали», например, декрет о красном терроре.

«Отречение» Государя: бывали времена тяжелей, но не было гаже… [Святая правда]

П. М.: В том-то и дело. Это была не большевистская Совдепия, а Российская империя, где законы чётко соблюдались. Если император хотел отречься по закону, он должен был издать закон. Но со всех сторон — юридической, духовной, государственной — отречение было сделано в нарушение самого главного принципа любого документа — добровольности.

Кстати говоря, мы не знаем, как происходило «отречение» на самом деле. Государь хотел вырваться из плена и поэтому мог подписать в принципе любую бумагу. Существует якобы написанная его рукой телеграмма: «Я готов отречься от престола в пользу своего сына при регентстве Михаила Александровича, и чтобы сын оставался при нас».

Но заговорщиков это не устраивало, им не нужно было отречение Николая II и вступление на престол другого царя. Им нужно было полное уничтожение монархии. А это можно было сделать только в том случае, когда престол передавался Михаилу Александровичу — человеку, который не имел ни законной императрицы, ни законного наследника.

Ц.: Так документ всё-таки был или нет?

П. М.: На мой взгляд, эта бумага — абсолютная фальшивка. Она напечатана по меньшей мере на трёх печатных машинках, раз. С нарушением всех действующих норм оформления высочайших манифестов. Подпись графа Фредерикса сначала нанесена каким-то красителем, потом поверх красителя написана чернилами. Потом подпись императора просто всунута. Документ формата А3, картонный, в виде книжечки. Что же, нельзя было, чтобы он на обороте подписал, почему нужно было вписывать это именно на один лист?

Самое главное, что все, кто видели процедуру, — Шульгин и другие люди — говорят, что манифест был подписан на телеграфных четвертушках. Что такое телеграфная четвертушка? Это маленький листок бумаги. А здесь мы видим один большой лист. Есть целый ряд подписок, поправок, подтёрок. Что это за документ такой? С точки зрения современного Гражданского кодекса РФ такая бумага вообще не будет признана на государственном уровне, и даже если тётя Маша захочет заключить договор с дядей Петей по поводу приобретения какого-нибудь сарая, то такой договор будет признан ничтожным. Потому что нельзя, чтобы в документе были подтирки, подчистки, поправки, всунуты какие-то цифры.

Ц.: Но там присутствовали высшие должностные лица, генералитет…

П. М.: Во-первых, никакой генералитет там не присутствовал. Там был заговорщик — генерал Рузский. Обращают на себя внимание две вещи. Первое — когда государь якобы согласился отречься. Дело в том, что текст, который выдаётся за отречение, написан в ставке. Написан камергером Николаем Базили по акту генерала Алексеева. Первый раз такой текст был о введении ответственного министерства. Потом его поправили и внесли отречение в пользу цесаревича. Потом он уже переделан как отречение в пользу великого князя Михаила Александровича.

Почему николай второй отрекся от престола

Николай Рузский. Фото: www.globallookpress.com

Это — один и тот же текст, только с различными вставками. Имеются черновики, где есть почерк Алексеева, почерк Базили с правкой этого документа. Какому начальнику штаба это посылалось? Документ имеет надрез посередине. Отчего он образовался? Должна была быть проведена экспертиза этой бумаги. Говорят, что её начали проводить. Но её нужно проводить гласно, открыто, вопросы должны задаваться людям, которые занимаются этим, ставят вопросы. И ответы должны быть известны. Это вопрос наиважнейшей государственной важности.

Важность не в том, что отрекался император или нет. Ещё раз говорю, даже если бы он подписал эту бумагу, отречения не было. Его не было ни по сути, ни по форме, поскольку это была попытка государя вырваться из этой ситуации. Даже если он эту филькину грамоту подписал. Поэтому они и направили его в подконтрольную ставку, чтобы он ни в коем случае не оказался среди верных людей и не смог бы опровергнуть всё, что было сделано 2 марта.

Источник: tsargrad.tv

100 лет назад, 2 (15) марта 1917 года, русский император Николай II отрёкся от престола. Придворный историограф царя, генерал Дмитрий Дубенский, постоянно сопровождавший его в поездках во время войны, так прокомментировал отречение: «Сдал, как сдают эскадрон… надо было ехать не в Псков, а в гвардию, в Особую армию».

За день до этого царский поезд, не сумев проехать в сторону уже контролируемого восставшими Петрограда, прибыл в Псков. Там находился штаб армий Северного фронта под командованием генерала Николая Рузского, и царь надеялся на его защиту. Однако и тут самодержца ожидал тяжкий удар: как оказалось, Рузский был тайным противником монархии и недолюбливал Николая II лично. А начальник штаба армии генерал Алексеев организовал по телеграфу «генеральский соцопрос». На следующий день уже все командующие фронтами прислали царю телеграммы с просьбами сложить власть для спасения страны. После этого Николай II подписал Манифест об отречении от престола в пользу своего младшего брата, великого князя Михаила Александровича. Но на следующий день он также отказался от короны, заявив, что наденет ее, только если в пользу этого выскажется Учредительное собрание новой России. Одновременно в Петрограде установилось фактическое двоевластие: с одной стороны, — Временное правительство России, с другой — Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов.

Таким образом, дворцовый переворот завершился полным успехом заговорщиков-февралистов. Самодержавие пало, а вместе с ней начался развал империи. Февралисты, сами того не осознавая, открыли ящик Пандоры. Революция только начиналась. Февралисты, сокрушив самодержавие и захватив власть, рассчитывали, что при помощи Антанты (Запада) они смогут построить «новую, свободную Россию», но сильно заблуждались. Они сокрушили последнее препятствие, которое сдерживало коренные социальные противоречия, которые столетиями копились в России Романовых. Начался всеобщий обвал, цивилизационная катастрофа.

В сельской местности начинается своя крестьянская война — разгром помещичьих усадеб, поджоги, вооруженные стычки. Ещё до октября 1917 года крестьяне сожгут почти все помещичьи имения и поделят помещичьи земли. Начинается отделение не только Польши и Финляндии, но и Малой России (Малороссии-Украины). В Киеве уже 4 (17) марта было создана Украинская центральная рада, которая заговорила об автономии. 6 (19 марта) состоялась 100-тысячная демонстрация под лозунгами «Автономию Украине», «Свободная Украина в свободной России», «Да здравствует свободная Украина с гетманом во главе». По всей России подняли голову всевозможные националисты, сепаратисты. Национальные формирования (банды) появляются на Кавказе и в Прибалтике. Казаки, ранее верная опора трона, также становятся сепаратистами. Фактически возникли независимые государственные образования — Войско Донское, Кубанское войско и т. д. Кронштадт и Балтийский флот уже весной 1917 года вышли из-под контроля Временного правительства. Происходят массовые убийства офицеров в армии и на флоте, офицеры теряют контроль над вверенными им частями, армия утрачивает боеспособность к лету 1917 года и разваливается. И всё это без всякого влияния большевиков!

28 февраля (13 марта)

Восстание продолжало набирать обороты. В 08.25 генерал Хабалов отправил в Ставку телеграмму: «Число оставшихся верных долгу уменьшилось до 600 человек пехоты и до 500 чел. всадников при 13 пулеметах и 12 орудиях с 80 патронами всего. Положение до чрезвычайности трудное». В 9.00—10.00 он, отвечая на вопросы генерала Иванова, сообщил, что в его распоряжении, в здании Главного адмиралтейства, «четыре гвардейских роты, пять эскадронов и сотен, две батареи. Прочие войска перешли на сторону революционеров или остаются, по соглашению с ними нейтральными. Отдельные солдаты и шайки бродят по городу, стреляя в прохожих, обезоруживая офицеров…Все вокзалы во власти революционеров, строго ими охраняются…Все артиллерийские заведения во власти революционеров…».

Вооружённые рабочие и солдаты, наступавшие от сборного пункта у Народного дома в Александровском парке, смяли заставы у Биржевого и Тучкова мостов и открыли путь на Васильевский остров. Здесь восстали 180-й пехотный полк, Финляндский полк. К восставшим присоединились матросы 2-го Балтийского флотского экипажа и крейсера «Аврора», стоявшего на ремонте у Франко-Русского завода в районе Калинкина моста. К полудню была взята Петропавловская крепость. Гарнизон крепости перешёл на сторону восставших. Комендант крепости генерал-адъютант Никитин признал новую власть. Арестованные двумя днями ранее солдаты запасного батальона Павловского полка были освобождены. В распоряжении восставших оказалась артиллерия Петропавловской крепости. В 12.00 революционеры предъявили генералу Хабалову ультиматум: под угрозой артиллерийского обстрела орудиями Петропавловской крепости оставить Адмиралтейство. Генерал Хабалов вывел остатки правительственных войск из здания Главного Адмиралтейства и перевёл их в Зимний дворец. Вскоре Зимний дворец был занят войсками, посланными Временным комитетом и Исполкомом Петросовета. Остатки правительственных сил перешли на сторону восставших. Пал и штаб Петроградского военного округа. Генералы Хабалов, Беляев, Балк и другие были арестованы. Таким образом, в этот день в движении участвовали около 400 тыс. человек с 899 предприятий и 127 тыс. солдат и восстание завершилось полной победой мятежников.

Окончательно сформировались новые центры власти. В ночь на 28 февраля Временный комитет Государственной думы объявил, что берёт власть в свои руки, ввиду прекращения правительством Н. Д. Голицына своей деятельности. Председатель Госдумы Родзянко направил соответствующую телеграмму начальнику штаба Верховного главнокомандующего генералу Алексееву, командующим фронтами и флотами: «Временный Комитет членов Государственной думы сообщает вашему высокопревосходительству, что ввиду устранения от управления всего состава бывшего Совета Министров правительственная власть перешла в настоящее время к Временному Комитету Государственной Думы». В течение дня Временный комитет назначил генерала Л. Г. Корнилова на пост командующего войсками Петроградского округа и разослал своих комиссаров во все министерства.

Одновременно формировался второй центр власти — Петросовет. Ещё 27 февраля Исполком Петроградского совета распространил по заводам и солдатским частям листовки с призывом выбирать своих депутатов и направлять их к в Таврический дворец. Уже в 21.00 в левом крыле Таврического дворца началось первое заседание Петроградского Совета рабочих депутатов во главе с меньшевиком Н. С. Чхеидзе, заместителями которого стали трудовик А. Ф. Керенский и меньшевик М. И. Скобелев. Все трое были депутатами Госдумы и масонами.

К пяти часам утра 28 февраля императорские поезда покинули Могилёв. Поездам предстояло преодолеть около 950 верст по маршруту Могилёв — Орша — Вязьма — Лихославль — Тосно — Гатчина — Царское Село. Но они туда не прибыли. К утру 1 марта литерные поезда смогли добраться через Бологое лишь до Малой Вишеры, где они были вынуждены развернуться и отправиться обратно на Бологое, откуда лишь к вечеру 1 марта прибыли в Псков, где находился штаб Северного фронта. С отъездом Верховный главнокомандующий оказался фактически на сорок часов отрезан от своей Ставки, так как телеграфное сообщение работало с перебоями и задержками.

1 (14) марта

В сложившейся ситуации на первое место всё больше выходит настроение царского генералитета, его готовность поддержать царя и подавить восстание в столице. А также готовность самого царя бороться до конца и решиться на самые жесткие меры, вплоть до начала гражданской войны (она и так была уже неизбежна, с отделением национальных окраин, крестьянской войной и жесточайшей классовой борьбой).

Однако высший генералитет участвовал в заговоре. В Пскове находился штаб армий Северного фронта под командованием генерала Николая Рузского, и царь надеялся на его защиту. Однако и тут самодержца ожидал тяжкий удар — как оказалось, Рузский был тайным противником монархии и недолюбливал Николая II лично. При прибытии царского поезда генерал демонстративно не стал устраивать обычную церемонию встречи, явился на перрон с опозданием, посоветовав «сдаться на милость победителя».

Начальник штаба Ставки Михаил Алексеев также склонялся к тому, чтобы поддержать февралистов. Ещё до февральского восстания его соответствующим образом «обрабатывали», склоняли поддержать заговор. Историк Г. М. Катков писал: «Невозможно было избежать официальных контактов между главнокомандующими фронтов и лидерами общественных организаций, функции которых заключались в помощи армии, в уходе за ранеными и больными, во всё усложняющейся и расширяющейся организации снабжения продовольствием, одеждой, фуражом и даже оружием и боеприпасами. Лидеры общественных организаций… не замедлили воспользоваться официальными контактами, чтобы постоянно жаловаться на инертность правительственных учреждений и заострять проблемы, которые и так осложняли отношения между главнокомандующими и министерствами. Сам Гучков и его заместитель Коновалов обрабатывали Алексеева в Ставке, а Терещенко, глава киевского военно-промышленного комитета, прилагал все усилия к тому, чтобы повлиять в том же духе на Брусилова, главнокомандующего Юго-Западным фронтом». Катков отмечал, что позиция, которую занял генерал Алексеев и в этот период, и во время февральских событий, можно квалифицировать как двуличную, двойственную, неискреннюю, хотя генерал и постарался избежать прямого участия в заговоре.

По словам историка Г. М. Каткова, «вечером 28 февраля Алексеев перестал быть по отношению к царю послушным исполнителем и взял на себя роль посредника между монархом и его бунтующим парламентом. Только Родзянко, создав ложное впечатление, что Петроград находится под его полным контролем, мог вызвать в Алексееве такую перемену» (Г. М. Катков. Февральская революция).

Как утверждал незадолго до смерти в эмиграции один из наиболее активных заговорщиков, председатель Центрального военно-промышленного комитета А. И. Гучков, с февраля по август 1916 года направлявший генералу Алексееву частным образом «свои горькие наблюдения и советы» по поводу неудовлетворительной работы тыла, Алексеев «…был настолько осведомлён [о том, что в известных кругах могут быть известные замыслы], что делался косвенным участником». Косвенным фактом того, что Алексеев поддерживал февралистов и переход власти либерально-буржуазному правительству, является и тот факт, что он, когда большевики взяли власть, при поддержке тогдашней политической и финансово-экономической элиты России стал одним из основателей Белого движения. Февралисты, потеряв власть в октябре 1917 года, развязали гражданскую войну, пытаясь вернуть Россию в прошлое.

В то время, когда Ставка и высшее командование должны были действовать самым решительным образом, чтобы подавить восстание, они тянули время. Если сначала Алексеев довольно точно освещал перед главнокомандующими фронтами ситуацию в столице, то с 28 февраля он стал указывать, что события в Петрограде успокоились, что войска, «примкнув к Временному правительству в полном составе, приводятся в порядок», что Временное правительство «под председательством Родзянки» говорит «о необходимости новых оснований для выбора и назначения правительства». Что переговоры приведут к общему миру и позволят избежать кровопролития, что новая власть в Петрограде исполнена доброй воли и готова с новой энергией способствовать военным усилиям. Таким образом, было сделано всё, чтобы приостановить какие бы то ни было решительные действия по вооружённому подавлению мятежа, не дать генералу Иванову сформировать ударную группировку для подавления восстания. В свою очередь лидеры февралистов, Родзянко были живо заинтересованы в том, чтобы остановить экспедиционные войска генерала Иванова, которые они считал гораздо более многочисленными и сильными, чем это на самом деле было. Временный комитет создавал иллюзию, что держит Петроград под полным контролем.

Запутали и царя. В ночь с 1 (14) на 2 (15) марта генерал Иванов получил телеграмму от Николая II, которую тот отправил после своих переговоров с командующим Северным фронтом генералом Рузским, действовавшим на основании договорённостей с председателем Государственной думы Родзянко: «Царское Село. Надеюсь, прибыли благополучно. Прошу до моего приезда и доклада мне никаких мер не предпринимать». 2 (15) марта генералу Иванову доставлена депеша от императора, отменявшая предыдущие указания о движении на Петроград. По результатам переговоров императора с главнокомандующим Северным фронтом генералом Рузским, все войска, выделенные ранее в распоряжение генерала Иванова, останавливались и возвращались обратно на фронт. Таким образом, высший генералитет в союзе с заговорщиками в столице сорвал возможность проведения немедленной боевой операции по наведению порядка в Петрограде.

В этот же день оформилось Временное правительство. На расширенном заседании Временного комитета Думы с участием Центрального комитета партии кадетов, Бюро «прогрессивного блока» депутатов Госдумы, а также представителей Петроградского Совета был согласован состав кабинета министров, о формировании которого было объявлено на следующий день. Первым председателем Временного правительства стал масон высокого уровня князь Георгий Львов, ранее известный как кадет, а потом прогрессист, депутат Госдумы и видный деятель российского земства. Предполагалось, что Временное правительство должно будет обеспечивать управление Россией до выборов в Учредительное собрание, на котором избранные на демократических выборах делегаты решат, какой будет новая форма государственного устройства страны.

Приняли и политическую программу из 8 пунктов: полная и немедленная амнистия по всем делам политическим и религиозным, включая теракты, военные восстания; демократические свободы всем гражданам; отмена всех сословных, вероисповедных и национальных ограничений; подготовку к выборам в Учредительное собрание и в органы местного самоуправления на основе всеобщего, равного, прямого и тайного голосования; замена полиции народной милицией с выборным начальством; войска, которые приняли участие в революционном выступлении в Петрограде, оставались в столице и сохраняли оружие; солдаты получали все общественные права.

Петроградский совет формально признал власть Временного правительства (возражали только входившие в его состав большевики). Но фактически он сам издавал указы и распоряжения без согласования с Временным правительством, что увеличивало хаос и беспорядок в стране. Так, изданный 1 (14) марта так называемый «приказ №1» по Петроградскому гарнизону, который узаконивал солдатские комитеты и передавал в их распоряжение все оружие, а офицеры лишались дисциплинарной власти над солдатами. С принятием приказа был нарушен основополагающий для любой армии принцип единоначалия, в результате чего началось обвальное падение дисциплины и боеспособности, а затем и полный развал всей армии.

В современной России, где часть «элиты» и общественности» увлеченно создает миф о «хрусте французской булки» — почти идеальном устройстве «старой России» (из чего вытекает мысль о необходимости восстанавливать тогдашние порядки в РФ), принято считать, что массовые убийства офицеров начались при большевиках. Однако это неправда. Самосуды над офицерами начались во время февральского переворота. Так, когда 26 февраля мятежники захватили Арсенал, где был убит известный конструктор артиллерийских систем генерал-майор Николай Забудский.

1 (14) марта убийства приняли массовый характер. В этот день первой жертвой стал вахтенный лейтенант Геннадий Бубнов, отказавшийся менять Андреевский флаг на революционный красный на линкоре «Андрей Первозванный» — его «подняли на штыки». Когда на трап линкора поднялся сам адмирал Аркадий Небольсин, командовавший бригадой линкоров в Гельсингфорсе (современные Хельсинки), матросы застрелили и его, а потом еще пятерых офицеров. В Кронштадте также 1 (14 марта) на главной площади был заколот штыками адмирал Роберт Вирен и застрелен контр-адмирал Александр Бутаков. 4 (17) марта в Гельсингфорсе был застрелен уже командующий Балтийским флотом адмирал Адриан Непенин, который лично поддержал Временное правительство, но вел переговоры с ним втайне от выборных комитетов матросов, чем возбудил их подозрения. Также Непенину припомнили его грубый нрав и невнимательность к просьбам матросов по улучшению быта.

Стоит отметить, что Кронштадт с этого момента и того, как там наведут свой порядок большевики, стал независимой «республикой». По сути, Кронштадт представлял собой некое подобие Запорожской сечи с матросской анархистской вольницей вместо «незалежного» казачества. И окончательно Кронштадт «успокоят» только в 1921 году.

Затем были убиты комендант Свеаборгской крепости генерал-лейтенант по флоту В. Н. Протопопов, командиры 1-го и 2-го Кронштадтских флотских экипажей Н. Стронский и А. Гирс, командир линейного корабля «Император Александр II» капитан 1 ранга Н. Повалишин, командир крейсера «Аврора» капитан 1 ранга М. Никольский и многие другие морские и сухопутные офицеры. К 15 марта Балтийский флот потерял 120 офицеров. В Кронштадте, кроме того, было убито не менее 12 офицеров сухопутного гарнизона. Несколько офицеров покончили жизнь самоубийством или пропали без вести. Сотни офицеров подверглись нападению или были арестованы. К примеру, для сравнения: все флоты и флотилии России потеряли с начала Первой мировой войны 245 офицеров. Постепенно разгул насилия стал проникать и в провинцию.

Продолжение следует…

Источник: topwar.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.