Кодификация российского законодательства при николае 1

Николай I был категорическим противником любой конституции, но твердо верил в силу закона. Это создавало противоречие, так как отсутствие основного закона порождало неустойчивость всего остального законодательства. Данное обстоятельство совершенно не смущало Николая, поскольку он твердо стоял на позиции, что самодержавие является главным гарантом закона.

Кодификационные работы были сосредоточены во II отделении Собственной его императорского величества Канцелярии. Во главе этой работы был поставлен М.М. Сперанский. Из двух возможных подходов к кодификации права – сведения всех существующих законов без изменения воедино и составление нового уложения – был выбран первый. По плану Сперанского предполагалось сначала собрать в хронологическом порядке все законы (действующие и недействующие), начиная с 1649 г. Работа шла быстро и в течение 1828–1830 гг. было издано 45 томов первого Полного собрания законов Российской империи, включавшие все законы с 1649 г.


12 декабря 1825 г. (до восшествия на престол Николая I), общим числом 30920. Одновременно были изданы шесть томов второго Полного собрания законов (сокращено – ПСЗ), в которое вошли законы, утвержденные в царствование Николая I. Второе ПСЗ публиковалось ежегодно и охватывало акты с 13 декабря 1825 г. по 28 февраля 1881 г. Оно состояло из 55 томов и включало 60 тыс. законов. В конце каждого тома помещались штаты, рисунки, чертежи и другие приложения к законам. Следует считать, что третье ПСЗ также выходило ежегодно и охватывало период с 12 марта 1881 г. до конца 1913 г. и состояло из 33 томов и включало более 40 тыс. актов. Полное собрание законов является важнейшим историко-юридическим источником, было вполне доступно для чиновников и граждан России, но совершенно не годилось для повседневного использования из-за своей громоздкости. Данное издание законодательных актов не могло получить никакой политической оценки, так как бесстрастно констатировало издание закона в хронологической последовательности.

Параллельно с ПСЗ готовился Свод законов Российской империи. Образцом для свода выбран кодекс Юстиниана. Собрание законов должно было вобрать в себя все действующие законодательные акты и судебные решения, которые стали судебными претендентами или толкованием к принятым законам. По каждой части Свода готовилась своя историческая справка, а для каждой статьи составлялся комментарий, являвшийся толкованием закона, но не имел силы закона. Толкование законов вызывало много дискуссий. В отдельных случаях требовалась редакционная обработка действующих законов, что осуществлялось только с санкции императора. После завершения работы Свод подвергся ревизии сначала в особой сенатской комиссии, а потом в министерствах.


Окончательное обсуждение Свода состоялось в Государственном совете 8 января 1833 г. На заседании большую речь произнес Николай I, подчеркнув важность издания Свода законов. После речи он наградил М.М. Сперанского орденом Андрея Первозванного. После такой парадности Свод был принят и введен в действие с 1 января 1835 г.

Свод законов состоял из 15 томов. Он отражал сложившиеся к тому времени основные отрасли права: государственное, гражданское, административное, уголовное и процессуальное. В Своде законов была сформулирована идея самодержавия: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам бог повелевает». Царская власть закреплялась исключительно как наследственная. Управление подразделялось на верховное и подчиненное. Органами верховного управления объявлялись: Государственный совет, Кабинет министров, Собственная его императорского величества Канцелярия и царский двор. К органам подчиненного управления относились Сенат и министерства, при этом Сенат провозглашался высшим судебным органом, который одновременно надзирал за деятельностью министров. Местное управление сохранялось в прежнем виде. Во главе губерний находились назначаемые императором губернаторы. В уездах по-прежнему действовал нижний земский суд во главе с капитан-исправником. Во главе волости стояли волостные управления в составе: волостной голова, заседатели и писарь.


Развитие гражданского права в Своде законов происходило на основе кодификации прежних норм права. Сохранялись сословные неравноправие, ограничения в правах собственности, в браках, праве наследования и др. Свободные крестьяне не могли выходить из общины и закреплять за собой земельный надел. Существовали всевозможные ограничения по религиозным и национальным признакам граждан. Таким образом, Свод законов полностью сохранял феодально-крепостнические отношения, закрепляя сложившуюся и архаичную структуру общества. Свод законов являлся основным юридическим актом, на основе которого осуществлялась сословная политика царизма, занимавшая центральное место в годы правления Николая I. В этом отношении Свод серьезно способствовал укреплению правосознания верхов российского общества.

Источник: redstory.ru

Проблема громоздкого законодательства

К моменту вступления на престол Николая I кодификация законов стала одной из самых насущных задач, вставших перед российской властью. Проблема заключалась в том, что на протяжении многих десятилетий в стране появлялись новые своды, уложения и указы, которые порой противоречили друг другу. Кодификация нужна была для того, чтобы систематизировать законы, привести их в единый понятный порядок.


За эту проблему брались еще предшественники Николая I, в том числе его бабушка Екатерина Великая и старший брат Александр I. Новый правитель взялся за кодификацию сразу после того, как только оказался на престоле. Николай пришел к власти на фоне Декабристского восстания, устроенного сторонниками политических преобразований в стране. Николай всю оставшуюся жизнь принимал решения, оглядываясь на события 1825 года. Для него кодификация законов была одним из способов упрочить государственный строй.

Неэффективность правовой системы

То, что властный аппарат был неэффективным и перегруженным пережитками прошлого, ни для кого не было секретом. Часто действия разных органов или чиновников противоречили друг другу из-за юридических лазеек и дырок в законах, регламентировавших их работу. Кроме того, эта ненормальная ситуация стала плодородной почвой для роста коррупции.

Кодификация законов была поручена Михаилу Сперанскому. Он некоторое время был приближенным Александра I и являлся автором многих его либеральных проектов и реформ. Накануне войны 1812 года Сперанский был в опале и оказался в почетной ссылке. Теперь Николай I вернул его в строй, надеясь на опыт и глубокие знания реформатора. Сперанский тут же стал слать императору докладные записки, в которых обрисовывал деятельность прежних комиссий по преобразованию законодательства и планы предстоящей кодификации.

Учреждение Второго отделения

Николай I одобрил идеи Михаила Сперанского.


апреле 1826 года специально для предстоящей работы по анализу законодательства было создано Второе отделение императорской канцелярии. Перед новым органом была поставлена четкая цель – составить Свод законов Российской империи. Кодификация проводилась множеством редакторов. Им были предоставлены все необходимые ресурсы. Юристам пришлось проверить колоссальную массу документов. Сперанский и его подчиненные пользовались плодами работы прежней Комиссии составления законов времен Александра I, так и не успевшей завершить свою работу.

Во Втором отделении стали работать юристы, правоведы, историки, статистики и важные государственные деятели. Вот только неполный список имен: Константин Арсеньев, Валериан Клоков, Петр Хавский, Дмитрий Замятин, Дмитрий Эристов, Александр Куницын и т. д. Все эти люди представляли собой интеллектуальную элиту страны. Они были лучшими в своих областях, а объединив усилия, смогли сделать, казалось бы, невозможное. Кодификация законов до того считалась невероятной. Достаточно сказать, что специалистам пришлось включать в будущий Свод документы, датированные XVII веком и все еще действовавшие на территории России.

Сбор документов

Оригинальные бумаги хранились в разных архивах, разбросанных по всей стране. Некоторые документы пришлось искать в зданиях упраздненных учреждений. Такими органами были: Коллегия иностранных дел, Вотчинный департамент, закрытые приказы и т. д. Кодификация российских законов осложнялась и тем, что все еще не существовало единого реестра, по которому могли бы сверяться составители Свода. Второму отделению пришлось создавать его с нуля, ориентируясь на московские, сенатские и министерские архивы. Когда реестр, наконец, был готов, оказалось, что в него попало более 53 тысяч актов, принятых в разных столетиях.


В Санкт-Петербурге требовали редкие книги, которые могли отыскиваться и доставляться неделями. Кодификация законов Российской империи заключалась еще и в ревизии текста. Специалисты сравнивали несколько редакций, анализировали старые источники, проверяли их правомочность, вносили и вычеркивали из реестра. Многие акты фактически дублировали друг друга, хотя могли быть приняты в разное время и по разным поводам. В таких случаях, как правило, ориентировались на более ранний документ, оставляя его для черновика Свода.

Анализ исторически актов

Точкой отсчета для Второго отделения стало Соборное уложение, принятое в 1649 году при царе Алексее Михайловиче. Юристы включили в Свод этот сборник и все последующие законы. Туда попали даже отмененные и недействующие документы (в качестве приложения в Полном собрании). При этом специальная комиссия параллельно занялась анализом сохранившихся источников, датированных ранее 1649 года. Они были изданы отдельно в виде самостоятельной публикации под названием «Акты исторические».

Кодификация законов при Николае 1 проходила по следующему принципу. Бралась определенная область (например, гражданская).


исследовали отдельно от других. При этом то же гражданское законодательство было поделено на несколько исторических периодов. Это облегчало процесс систематизации, хотя он все равно был сложным. Особенно мучительной стала работа над уголовным законодательством. Обозрение его исторического развития составлялось несколько месяцев. В июле 1827 года результат данной работы был в качестве «пробы пера» предоставлен императору. Он остался доволен. Кодификация законов при Николае 1 проходила медленно, но верно.

Правила составления Свода

Организуя работу Второго отделения, Михаил Сперанский решил не рисковать, а взять за основу былой зарубежный опыт в подобных предприятиях. Искать долго не пришлось. В качестве ориентира были выбраны рекомендации Фрэнсиса Бэкона. Этот английский философ в начале XVII века исследовал юридическую теорию и оставил после себя богатое книжное наследие. Опираясь на его рассуждения, Михаил Сперанский сформулировал несколько правил, по которым в итоге стал составляться Свод российских законов.

Исключались повторения. Слишком длинные формулировки законов сокращались, при этом Второе отделение не имело права касаться их сущности. Делалось это для будущего упрощения работы государственных органов, судов и т. д. Законы распределялись по предметам регулирования, после чего они излагались в форме статей, которые и попадали в Свод. В итоговом издании каждый фрагмент имел свой номер. Человек, пользовавшийся Сводом, мог быстро и легко найти интересующий его акт. Именно этого и хотел достичь Николай 1. Кодификация законов, кратко говоря, стала одним из самых важных начинаний его правления. Предварительная подготовка Свода была закончена.

Значение деятельности Сперанского


Можно с уверенностью сказать, что без Сперанского не была бы проведена кодификация законов российской империи. Он руководил всей работой, раздавал рекомендации подчиненным, разрешал затруднения и, наконец, докладывал царю о достижениях Второго отделения. Михаил Сперанский был председателем итоговой комиссии, которая анализировала и перепроверяла черновики частей будущего издания. Именно его настойчивость и энергия позволили управиться с огромной работой сравнительно быстро.

Однако были и причины, по которым кодификация законов Российской империи при Николае 1 затягивалась. Это происходило, потому что проекты часто возвращались обратно к составителям из-за замечаний ревизоров. Сам Сперанский вычитал каждую строчку в 15 томах Свода. На черновиках, которые ему не нравились, он оставлял свои замечания. Так проект мог курсировать между составителями и комиссией по несколько раз, пока, наконец, его не отшлифовывали до блеска.

Толкование устаревшего права

Согласно требованиям, которые выдвинул Николай 1, кодификация законов не была просто механической работой по переписыванию документов. Давние акты и уложения составлялись на устаревшем варианте русского языка. Составителям Свода приходилось избавляться от таких формулировок и писать их заново. Это была колоссальная работа по толкованию права. Прежние нормы и понятия нужно было перенести на тогдашние условия российской действительности XIX века.


Каждый закон сопровождался массой примечаний и ссылок на источники. Так статьи становились достоверными, а читатели могли при желании проверить подлинность законов. Особенно много пояснений и дополнений было к старым актам, появившимся в XVII-XVIII вв. Если составители отступали от оригинального текста или использовали его модификацию, то это обязательно указывалось в приложении.

Ревизия

Окончательная проверка Свода проводилась в специальном ревизионном комитете. В него вошли представители сената и министерства юстиции. В первую очередь проверялись уголовные и основные законы государства.

Ревизоры внесли множество поправок. Они настояли на том, что в Свод должны были быть добавлены нормы, имевшиеся в распоряжениях и циркулярных предписаниях различных министерств. Например, этого добивался глава финансового ведомства Егор Канкрин. В Российской империи все таможенное дело основывалось на разрозненных предписаниях его министерства.

Издание Свода

Непосредственная работа над составлением и ревизией издания проводилась с 1826 по 1832 гг. В апреле 1832-го появился первый пробный том. Манифест о полном издании Свода был подписан императором Николаем I 31 января 1833 года. В знак признательности царь наградил всех причастных к огромной работе званиями, пенсиями и т. д. Для монарха издание свода стало вопросом чести, так как он с самого начала своего правления озаботился этой задачей. Руководитель Второго отделения Михаил Сперанский получил высшую государственную награду – орден Андрея Первозванного. Кроме того, незадолго до смерти, в 1839 году, он стал графом.


Перед своим изданием Свод прошел проверку в Государственном совете, которой руководил председатель этого органа Виктор Кочубей. На заседаниях присутствовал и император. Так завершилась кодификация законов при Николае 1. Дата этого события (31 января 1833 года) была навсегда вписана в историю российского правоведения и юриспруденции. При этом в манифесте предусматривался подготовительный срок, в течение которого государственные органы должны были ознакомиться со Сводом и подготовиться к началу его использования. Это издание вступало в силу 1 января 1835 года. Действие его норм распространялось на всю территорию Российской империи.

Недостатки

Хотя Свод обладал стройной внешней формой, она не соответствовала характеру внутреннего содержания. Законы исходили из разных принципов и были неоднородными. В отличие от западноевропейских сборников, Свод составлялся по принципу инкорпорации. Он заключался в том, что законы не менялись, даже если противоречили друг другу. Второе отделение имело право лишь сокращать формулировки.

Николай не стал затрагивать суть законодательства, потому как видел в этом начинании опасную реформу. Все свое правление он старался сохранить прежний порядок, державшийся на самодержавном строе. Это его отношение к действительности повлияло и на кодификацию.

Структура Свода

Сперанский предложил составить Свод согласно принципу римского права. Его система основывалась на двух основных частях. Это было частное право и право публичное. Сперанский разрабатывал свою систему для того, чтобы упростить работу со Сводом.

В итоге весь материал был разделен на восемь отделов. Каждый из них соответствовал определенной отрасли права – государственной, административной, уголовной, гражданской и т. д. В свою очередь восемь книг вмещали в себя 15 томов.

Значение кодификации

Появление Свода ознаменовало новый этап в развитии отечественного права. Граждане страны впервые получили систематическое и простое в обращении издание, с помощью которого можно было свериться с действующими законами. До того система права была противоречива и состояла из эклектичных частей. Теперь период бессистемности остался в прошлом.

Началось бурное развитие российской правовой культуры. Теперь чиновникам стало сложнее злоупотреблять своими полномочиями. Их действия можно было легко проверить, сверившись со Сводом. Народ наконец узнал, что такое закон и как он применяется. Для России издание Свода фактически оказалось крупной политической и правовой реформой. В дальнейшем издание несколько раз редактировалось, согласно нововведениям, появившимся в законодательстве при преемниках Николая I.

Источник: fb.ru

   Первая половина XIX века в России, консерватизм ее политической надстройки, а также личные жизненные позиции Николая I, повлиявшие на будущую политику императора, во многом предопределили специфику российской правовой системы. Все изменения в гражданском законодательстве в этот период производились с целью отстоять основы феодализма и порядки абсолютизма.

   Так, в Манифесте «О совершении приговора над государственными преступниками», изданном 13 июля 1826г., выделялась непоколебимость существующего порядка «в государстве, где любовь к Монархам и преданность к Престолу основаны на природных свойствах народа; где есть отечественные законы и твердость в управлении», где «свыше усовершаются постепенно отечественные установления, дополняются недостатки, исправляются злоупотребления»[4, № 465].

   Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «при охранительном направлении нового правительства нельзя было и думать о реформах не только государственного строя, но и гражданско-правового порядка. Однако неудобства, возникающие вследствие невозможности знать действующие законы, сказались настолько сильно, что и император Николай I счел необходимым обратить внимание на состояние законодательства»[7, c. 87].

    Подобные «неудобства», наиболее явно проявляющиеся в правоприменительной практике, в последствии опосредованно отражались на состоянии российской экономики, а значит, и на способности власти поддерживать имперский статус России.

   Общеполитический курс нового императора,  диктовал вполне определенный подход к решению законодательных проблем. Но не смотря на размышления Николая I о необходимости отмены крепостного права, нельзя считать, что он дал директиву открыть путь новым веяниям. Николай указал не создавать что-то новое в праве, не менять его, а лишь в тех границах в которых это необходимо привести в порядок уже существующие нормы права. Позднее Николай I сам сформулировал суть такого подхода: «… недостаток результатов происходил, главнейше, от того, что всегда обращались к сочинению новых законов, тогда как надо было сперва основать старые на твердых началах … из предложенных мне путей, я выбрал совершенно противуположный прежним. Вместо сочинения новых законов, я велел собрать сперва вполне и привести в порядок те, которые уже существуют»[1, c. 300].

   В дворянско-буржуазной историографии высказывались противоположные точки зрения об отношении Николая I к созданию уложений, причем большая часть исследователей придерживалось точки зрения, что Николай I отказался от предложения М. М. Сперанского составить уложения и намеревался остановиться на создании Полного Собрания и Свода законов. При этом они лишь декларировали свое мнение, ничем его не аргументируя и явно не опровергая доводов оппонентов.[8]. Намерения Николая I ограничивались упорядочением существующих феодально-крепостнических норм права, хотя в первые годы его царствования заметны определенные колебания в сторону кодификации отдельных отраслей законодательства. И все же первостепенным для императора являлся Свод законов как результат инкорпоративной деятельности II отделения. Однако необходимо учитывать, что созданием систематического Свода нельзя было устранить назревшую потребность в реформировании действующего законодательства в соответствии с социальными нуждами страны.

    За претворением в жизнь своей директивы Николай I следил лично, в связи с чем не создал комиссию при Государственном совете, который по своей сущности должен был заниматься подготовкой законопроектов, а лишь преобразовал во 2 отделение Собственной Его Императского Величества канцелярии. В дальнейшем, при уже возданном Своде законов, Николай второй учредил семь ревизионных комиссий, основная цель которых состояла в проверке и утверждении тождества созданного Свода существующему законодательству. Так, в своем рескрипте император счел нужным определить работу над сводом как должную «служить основанием к Уложению. Чем она будет полнее и точнее, тем и Уложение может быть совершеннее»[4, № 1983]. При этом следует отметить, что каждая статья Свода ссылалась на соответствующий акт в Полном собрании законов, имела дату и номер.

   При таком общем подходе, обращение власти к использованию знаний и опыта в области систематизации законодательства, которыми обладал М.М. Сперанский, было, несмотря на предубеждения Николая I, которому были известны прежние либеральные настроения последнего, достаточно рациональным и оправданным действием. Хотя личные предубеждения императора и привели к тому, что во главе 2 отделения был поставлен М.А. Балугъянский.

     М.М.Сперанскому поручили изложить свои взгляды на возможные пути совершенствования законодательства, и он, в начале января 1826 г., представил Николаю 2 два доклада: историческое обозрение деятельности комиссий составления законов, в котором были указаны все предпринятые правительством меры для исправления и приведения в порядок действовавших законов вместе с причинами, объяснявшими нерезультативность этих мер, и собственное мнение автора доклада по наилучшему способу осуществления окончательных составления и систематизации законов.

   По второму вопросу М.М. Сперанский предложил сначала собрать в хронологическом порядке все существующее законодательство и на его основе затем составить своды законов: гражданских, уголовных, полиции и хозяйства. Создание уложений, по мнению Сперанского, могло осуществляться только как завершающая стадия этих работ. Сами уложения в представлении М.М. Сперанского должны были бы представлять «систематическое изложение законов по их предметам» и быть составлены так, чтобы общие законы предшествовали частным и предшествующие  законы всегда «приуготовляли бы смысл и разумение последующих». Базисом нового Уложения должен был стать существующий свод законов,а пропуски и недостатки должны были восполняться «по сравнению с другими уложениями и с лучшими в сем роде сочинениями», все недостающие в своде законы должны были быть дополнены в уложении и охватывали как можно более случаев.

    Николай I, рассмотрев предложенные Сперанским варианты, из двух возможных — «составить Уложение сводное или составить Уложение исправленное» — избрал составление Свода законов без всяких изменений[2, c. 69-70]. Есть множество мнений почему Николай 1 сделал такой выбор, но, следует полагать, что главенствующую роль в его решении сыграли личные воззрения императора на роль права, которое закрепляло существующие в обществе отношения, обеспечивало поддержку установленного государственного порядка, поддерживало «стабильность», так необходимую Николаю I. Тем не менее несправедливо считать, что предпочтение, отданное своду законов, являлось отказом верховной власти от составления уложений.

    Создание Свода было необходимым этапом для составления Уложения. Сам М.М. Сперанский в это время полагал, что «Уложение без Свода есть умозрение без практики; Уложения не изобретаются, но слагаются из прежних законов с дополнением и исправлением их сообразно нравам и обычаям и действительной потребности государства»[3, c. 2]. Постоянство взглядов Сперанского показывает и тот факт, что, при приближении к концу работы над гражданской частью Свода, в докладе императору от 14 января 1828 г. он сообщал о принятии Свода законов гражданских за основу к составлению Гражданского уложения.

  Первичное обращение к составлению Свода законов проистекало и из острой практической потребности государства и общества, так как такой свод «был единственным средством отвратить особенные трудности в порядке суда и управления, в порядке усовершения законов и в порядке их изучения, проистекавшие из многосложности и раздробительности нашего законодательства»[5, c. 176].

   Мнения о том, что создание Гражданского уложение после Свода законов продолжало оставаться в сфере зрения верховной власти, можно встретить и у современных авторов. Так, И.В. Ружицкая отмечает, что в 1833 г. после создания Свода законов Николай I лично указал на необходимость приступить к дополнению и совершенствованию законов, и что такая такая работа действительно велась, причем был не только утвержден громадный закон «Уложение о наказаниях», содержащий 2 тысячи статей и вступивший в действие с 1 мая 1846 года, но и рассматривалась возможность создания гражданского кодекса или уложения, и некоторые шаги в этом направлении Вторым отделением Собственной Е.И.В. канцелярии предпринимались[6, c. 200-207].

   Можно полагать, что, как в предпочтении, первоначально отданном императором Своду законов перед новым Уложением, так и в самой сущности последующих работ по совершенствованию законодательства, в ходе которых Уложение о наказаниях получило явный приоритет перед Гражданском уложением, можно отчетливо проследить кардинальную черту всего политического курса Николая I. Так, первоначально курс отрицал всякого рода общественную инициативу, и только после этого ставилась подготовка социальных преобразований.В результате чего мы видим, что те преобразования, которые и были осознаны Николаем I, принимали форму бюрократического бега на месте. Имели место и исключения, но зачастую они не в последнюю очередь были связаны с «исполнительным органом» воли императора.

   Организация работы над Сводом была организована Сперанским поэтапно. Первый этап заключался в собрании всех законов, которые были изданы с момента принятия Соборного уложения. Сначала приступили к созданию Полного собрания законов, которое включило в себя все нормативные акты с Соборного уложения до начала царствования Николая I.

   Несмотря на большую работу, проделанную на первом этапе, нельзя считать ПСЗ полным собранием. Государственные архивы в России того времени были в ужасающем состоянии, ни в одном из них не было полного реестра существующих законов, также не стоит отрицать и умышленного невнесения отдельных актов в ПСЗ, значительную часть которых составляли документы внешнеполитического характера, сохранявшие секретность. ПСЗ также характеризуется наличием актов, по существу не имевших характера законов, в ПСЗ можно найти акты как не юридического характера, так и судебные прецеденты.

   Стоит также отметить и специфику свода законов, в основу которого было положено деление права на публичное и частное, идущее от западноевропейских буржуазных концепций, которые в свою очередь восходили к римскому праву.

   Созданное 31 января 1826 года Второе отделение Собственной Е.И.В. канцелярии, взамен распущенной Комиссии составления законов повлияло на всю дальнейшую систематизацию российского законодательства.

   Первые три года существования Второго отделения все доклады подписывались М.А. Балугьянским, а М.М. Сперанский лишь представлял их императору. Но с апреля 1829 г. он сам стал вести переписку.

   Среди положительных качеств работы II Отделения выделяется его состав, который включал в себя не только чистых чиновников, но и профессоров и выпускников Царскосельского лицея и университетов. Необходим был план каждой части будущего Свода, который бы разграничивал его  предметы, деление на разделы, главы и отделения. Чем и занимался в течении первых трех месяцев с момента учреждения II Отделения М.М. Сперанский. При создании Свода законов М.М.Сперанский исходил из того, что «Свод есть верное изображение того, что есть в законах, но он не есть ни дополнение их, ни толкование».

   После издания Свода М.М.Сперанский планировал приступить к третьему этапу систематизации, к созданию Уложения, которое должно было содержать не только старые нормы, но и содействовать развитию права. Само уложение предполагало кодификационный метод работы, против которого и был император.

    В первой половине 19 века абсолютизм в России достигает своего апогея, Николай I концентрирует всю государственную власть в своих руках, а его канцелярия становится одним из важнейших органов управления. Само стремление укрепить феодально-крепостнические порядки способствует систематизации законодательства.

Таким образом, процесс систематизации законодательства во время правления Николая I, / приведший к созданию Свода законов, имел своим результатом:

-во-первых, отделение действующий законов от утративших силу;

-во-вторых, разрешение возникающих противоречий между законами, что говорит о достаточно консервативном подходе Николая I к решению законодательных проблем;

-в-третьих, формирование основы для будущей судебно-правовой реформы;

-в-четвертых, увеличение роли права в обществе.

 

Список литературы

1.     Корф, М.А. Жизнь графа Сперанского : в 2 т. / М.А. Корф. – Изд. испр. – СПб.:Импер. Публ. б-ка, 1861. – Т. 2 (ч. 3, 4 и 5). – 388 с.

2.     Обозрение исторических сведений о Своде законов. – Изд. 2-е. – СПб.: Тип. II-го Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1837. – 204 с.

3.     Объяснительная записка содержания и расположения Свода законов гражданских графа М.М. Сперанского // Архив исторических и практических сведений, относящихся до России, издаваемый Николаем Калачовым. СПб., 1859. Кн. 2. С. 2 (далее — Объяснительная записка…).

4.     Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. – СПб.: Тип. II-го Отделения Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830-1861. – Т. I-XXXIV.

5.     Рождественский, Н.Ф. Обозрение внешней истории русского законодательства / Н.Ф. Рождественский. – СПб.: Тип. Э. Праца, 1848. – 206 с.

6.     Ружицкая, И.В. Законодательная деятельность в царствование императора Николая I / И.В. Ружицкая. – М.: ИРИ РАН, 2005. – 316 с.

7.     Шершеневич, Г.Ф. История кодификации гражданского права в России / Г.Ф. Шершеневич. – Казань: Тип. Импер. ун-та, 1898. – 128 с.

8.     Латкин В.И. Лекции по истории русского права. СПб., 1891 —1892. С. 1078—1879; Майков П. М. О Своде законов Российской империи. СПб., 1905. С. 8—9;Пахман С. В. История кодификации гражданского права. СПб., 1876. Т. 2. С.3.

Источник: izron.ru

Со времени Соборного Уложения 1649 г. накопились десятки тысяч манифестов, указов и других нормативных актов, которые сплошь и рядом дублировали, а порой противоречили друг другу и в которых с трудом разбирались даже высшие правительственные чиновники. Какие законы сохранили свою силу, какие отменены, знали только немногие знатоки в судах и бюрократических канцеляриях.

 

Николай I хорошо понимал нетерпимость подобного положения: отсутствие свода законов уничтожало всякую возможность планомерного управления, затрудняло деятельность правительственного аппарата, создавало благоприятную почву для воровства и лихоимства чиновников. С этой целью со времен Екатерины II предпринимались попытки упорядочить законодательство, провести его кодификацию, но все они не были успешными.

Николай I организовал всю работу по кодификации российских законов на высоком государственном уровне. Для ее проведения было специально создано II отделение Его Императорского Величества Канцелярии, за деятельностью которой постоянно и внимательно следил сам монарх. Более того, к этой работе император привлек М.М.Сперанского, правда, по началу с большой осторожностью. Сперанский вернулся из ссылки в Петербург в 1821 г., однако с тех пор не играл сколько-нибудь

заметной роли в политической жизни страны. Между тем, Николай I хорошо понимал, что Сперанский являлся одним из самых образованных и юридически опытных государственных сановников. Именно он был фактическим руководителем намеченной работы.

Сперанский представил Николаю I следующий план кодификационной работы: сначала собрать все законы, изданные после Уложения 1649 г., и расположить их в хронологическом порядке; затем произвести проверку этого историко-юридического материала — исключить законы отмененные, сопоставить между собой законы повторяющиеся и друг другу противоречащие, свести их воедино и расположить полученный материал в определенной системе; наконец, пересмотреть составленный свод с точки зрения требований современной жизни, отбросить устаревшие нормы, внести недостающие и, уточнив содержание статей, выработать окончательный текст нового уложения.

Николай I согласился с необходимостью первого и второго этапов, но отверг третий, по существу, основной акт кодификации — разработку нового юридического кодекса. Таким образом, задуманная реформа утрачивала преобразующее начало и превратилась в формально-техническое мероприятие, хотя и весьма крупного государственного масштаба.

Сперанский вынужден был подчиниться решению императора. Под его руководством II отделение провело поистине колоссальную работу по изысканию, систематизации и редакции различных законодательных актов, изданных с 1649 г. вплоть до 1825 г. Они были систематизированы в хронологическом порядке.

В результате к 1830 г. было подготовлено первое издание «Полного собрания законов Российской империи» (ПСЗ), которое состоит из 45 томов: 40 томов законов и 5 томов указателей к ним. В них вошло 30.600 законодательных актов. Последующие издания публиковались по царствованиям: 2-е издание охватывало законы, вышедшие с 1825 по 1855 гг.; 3-е — с 1855 по 1881 гг. и так далее.

Для практических нужд правительственных и судебных структур был подготовлен «Свод законов Российской империи». Туда вошли лишь действующие законы, систематизированные по областям права: уголовное, гражданское, торговое и т.д. «Свод», опубликованный в 1832 г., состоял из 15 томов. Он был признан единственным основанием при решении административных и судебных вопросов.

19 января 1833 г. состоялось заседание Государственного совета, обсудившее представленный «Свод законов». Вся работа комиссии получила полное одобрение чиновничьей элиты. На этом заседании растроганный Николай I, сняв с себя Андреевскую звезду, надел ее на Сперанского. 1 января 1835 г. «Свод» вступил в силу. За выполненную работу и заслуги перед Отечеством Сперанскому был пожалован графский титул. В 1839 г. великий русский реформатор скончался.

Кодификация законодательных актов облегчила ведение юридической практики и контроль за ней. Однако она имела и более глубинные и долгосрочные последствия. Законодательство стало доступным для изучения и критики. Это, в свою очередь, формировало политико-правовую культуру российского общества, подготавливало осознание необходимости судебно-правовой реформы.

 

 

 

Киселева реформа — реформа государственной деревни, проведенная в 18371841 гг. министром государственных имуществ П. Д. Киселевым.

В марте 1835 г. был учрежден Секретный комитет для обсуждения проекта крестьянской реформы, а в апреле — Пятое отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии во главе с П. Д. Киселевым для подготовки реформы государственной деревни. В кон. 1837 г. было создано Министерство государственных имуществ во главе с Киселевым. Ему Николай I поручил провести задуманную реформу.

Реформа распространялась на 8,1 млн душ мужского пола — государственных крестьян в основном западных и некоторых южных губерний, однодворцев и др., составлявших в общей сложности более трети всего населения России.

В 1838-1841 гг. в великорусских, западных и прибалтийских губерниях была создана четырехступенчатая система управления: губерния — округ — волость — сельское общество. В каждой губернии учреждалась Палата государственных имуществ. В состав округа, в зависимости от численности государственных крестьян, входили один или несколько уездов. Во главе округа стоял окружной начальник с двумя помощниками. Округа делились на волости (ок. 6 тыс. душ мужского пола в каждой). Волостной сход, на который посылали по одному представителю каждые 20 крестьян-домохозяев, избирал на 3 года волостное правление в составе волостного головы и двух заседателей, а также волостного писаря.

Волости состояли из сельских обществ, ок. 1,5 тыс. душ мужского пола в каждом. В состав сельского общества входили одно или несколько селений. В сельском сходе участвовало по одному представителю от каждых 5 домохозяев. Сход избирал на 3 года сельского старшину, а для надзора за порядком — сотских (одного от 200 дворов) и десятских (одного от 20 дворов). Разбором мелких тяжб и проступков занимались избираемые крестьянами волостные и сельские суды ("расправы"). Они состояли из судьи и заседателей ("добросовестных").

Общинное землепользование с переделами земли сохранялось. Оброк назначался в зависимости от доходности крестьянского надела. Власти передали крестьянам часть земли из государственного резерва — всего ок. 2,5 млн десятин. Крестьянские семьи начали переселять в малонаселенные губернии. Переселенцы (170 тыс. душ мужского пола) также получили 2,5 млн десятин земли, государственные крестьяне западных губерний были освобождены от барщины.

На селе появились врачи и ветеринары. Возникали "образцовые" фермы, где развивались передовые приемы земледелия. Предотвратить голод в случае неурожая должны были 3,3 тыс. хлебных запасных магазинов и выделенная из крестьянской надельной земли т. н. общественная запашка, значительная часть которой отводилась под посевы картофеля.

Принудительная посадка картофеля привела к массовым бунтам на Урале, в Поволжье и др. местностях. В ноябре 1843 г. Киселев отменил обязательные посевы картофеля. Реформа улучшила положение государственной деревни, увеличила наделы крестьян и устранила земельную "тесноту".

Источник: megaobuchalka.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector