Характер николая 1


Царствование Николая I, которое продлилось почти три десятилетия, часто называют апогеем самодержавия: Россия, спасающая европейские троны от революций, впервые систематизировавшая собственные законы и придавшая административному управлению вид четкой системы, казалось, была образцовым государством — доказательством того, что монархия прекрасно может обойтись без конституции. Но за блестящим фасадом прятался ряд нерешенных проблем, которые дорого обойдутся как самому Николаю, так и его наследникам — отложенный в долгий ящик вопрос об отмене крепостного права, растущее экономическое и технологическое отставание России от Европы, отсутствие гражданских свобод. Как известно, итогом правления Николая стало поражение России в Крымской войне. Вопреки бравурным заявлениям, в которые сам царь вполне искренне верил: «Где раз поднят русский флаг, там он уже спускаться не должен», — в конечном счете Российская империя показала свою слабость и в той сфере, которую император считал одной из важнейших — в военной. Что думали современники о николаевской эпохе и самом императоре?


Характер николая 1«> Вид петербургских островов и Невы с одним из первых русских пароходов. 1820 г. Художник Т.А. Васильев

Не гуманитарий

Николай I известен своим желанием входить в мельчайшие детали государственных дел — личность императора, его представления и здравый смысл не могли не отражаться на курсе, которым двигалось государство. «Когда говорят о России, то при этом говорят об императоре Николае», — заметил как-то австрийский канцлер Меттерних в одном из писем к австрийскому посланнику в Петербурге графу Фикельмону. Вот почему для понимания его эпохи и созданной им государственной системы нужно сперва получить представление о личности самого императора.

Николая не следует считать бездушным, ограниченным человеком, каким его часто пытались представить в советское время. Его письма свидетельствуют о том, что он искренне скорбел, что его правление началось с подавления восстания декабристов. «Ваша воля исполнена: я — император, но какою ценою, Боже мой! Ценою крови моих подданных!» — пишет монарх своему брату Константину Павловичу.


есте с тем Николая нельзя считать глубоким, духовным человеком. Известны неприязненные описания императора, сделанные многими его современниками, — в них часто подчеркивается жестокое, холодное и надменное выражение лица государя. «Он был красив, но красота его обдавала холодом; нет лица, которое так беспощадно обличало характер человека, как его лицо. Лоб, быстро бегущий назад, нижняя челюсть, развитая за счет черепа, выражали непреклонную волю и слабую мысль, больше жестокости, нежели чувственности. Но главное — глаза, без всякой теплоты, без всякого милосердия, зимние глаза», — писал о внешности Николая Герцен. Вместе с тем Николая характеризует с хорошей стороны ряд черт, о которых свидетельствовало его ближайшее окружение: он был прекрасным отцом семейства, добропорядочным и верным супругом. Император был набожен — утром и вечером он всегда долго молился, стоя на коленях.

Характер николая 1«>

Любивший военные порядки император в жизни придерживался спартанских обычаев. Так, баронесса Мария Фредерикс вспоминала:


«К себе самому император Николай I в высшей степени был строг, вел жизнь самую воздержанную, кушал он значительно мало, большею частью овощи, ничего не пил, кроме воды, разве иногда рюмку вина и то, право, не знаю, когда это случалось; за ужином кушал всякий вечер тарелку одного и того же супа из протертого картофеля, никогда не курил, но и не любил, чтоб и другие курили. Прохаживался два раза в день пешком обязательно — рано утром перед завтраком и занятиями и после обеда, днем никогда не отдыхал».

Если императору нездоровилось, что, впрочем, случалось весьма редко, он надевал старенькую шинель и спал по-солдатски — на тоненьком тюфячке, набитом сеном. За работой император проводил 18 часов в сутки.

Крупным недостатком этого государственного деятеля было то, что, в отличие от братьев, Николай не получил воспитания и систематического образования, подобающего настоящему императору. Как признавался сам царь, он «в учении видел одно принуждение и учился без охоты». По собственным интеллектуальным склонностям он не был гуманитарием, как сказали бы сегодня: превыше прочих наук ценил технические и военные науки. Для государственного деятеля этого багажа было очевидно недостаточно. Некоторые практические знания о своей стране и о жизни за рубежом могли дать две поездки, которые он совершил в 20-летнем возрасте: проехавшись по ряду российских губерний, Николай своими глазами увидел многие из бед своей страны, а в Великобритании он познакомился с плодами цивилизации, созданными в самом передовом на тот момент государстве.


Николай сам признавал свой недостаток образования и даже старался восполнить этот пробел — однако он не был создан для кабинетных занятий. Не была эта черта его личности тайной и для европейских монархов: так, королева Виктория писала о русском царе: «Ум его не обработан, воспитание его было небрежно». Этот недостаток образования и определенная узость кругозора в дальнейшем сыграют свою печальную роль.

Характер николая 1«>

Суета сует

Надо отметить, что первые шаги нового императора вызвали в обществе энтузиазм: был возвращен из ссылки Пушкин, наставником наследника — будущего Александра II — назначен Василий Жуковский, сторонник либеральных взглядов. Судя по всему, изначально Николай был намерен править в духе покойного Александра Павловича. «Он вступил на престол с очень скромным запасом политических идей, которых так много принес сюда его старший брат», — справедливо напишет о Николае историк Василий Ключевский. Например, Николай склонялся к мысли о необходимости отмены крепостного права — эту мысль он почерпнул из лекций академика Шторха, который преподавал ему политическую экономию; разумеется, он знал о намерении своего брата уничтожить этот архаичный институт. Кроме того, процесс над декабристами показал ему, что одной из главных причин недовольства самодержавием является неспособность царского правительства провести освобождение крестьян.


Однако у Николая было еще меньше представлений о том, как это сделать, чем у его брата. Несмотря на то что новый император предпринимал некоторые шаги для обсуждения проблемы — например, в 1839 году учредил секретный комитет, который должен был заниматься вопросом об изменении быта крепостных крестьян, с годами император потерял интерес к этой проблеме, вероятно, не видя способа решить ее без того, чтобы пошатнуть устои государства. Уже скоро стала ясна разница характеров двух братьев — Николай по инерции придерживался курса на реформы, но не обладал сколько-нибудь определенным планом, как их проводить.

Характер николая 1«>

Одной из особенностей его царствования стал «крестовый поход» против коррупции: император инициировал регулярные ревизии государственных учреждений и даже сам участвовал в некоторых из них.


первое время, может быть, под свежим впечатлением недавно пережитых событий новый император был близок к мысли о реформах, но он поставил себе ближайшей задачей предварительно войти в положение дел и принялся усердно изучать самые грязные подробности. Он сам лично ревизовал ближайшие столичные учреждения: бывало, налетит в какую-нибудь казенную палату, напугает чиновников и уедет, дав всем почувствовать, что он знает не только их дела, но и их проделки», — ехидно пишет о Николае Ключевский. Борьба оказалась на редкость безуспешной. «В результате, — пишет фрейлина Анна Тютчева, — он лишь нагромоздил вокруг своей бесконтрольной власти груду колоссальных злоупотреблений, тем более пагубных, что извне они прикрывались официальной законностью, и что ни общественное мнение, ни частная инициатива не имели права на них указывать, ни возможности с ними бороться».

Эйфория по поводу воцарения нового императора исчезала на глазах — стало очевидно стремление Николая к борьбе с инакомыслием. Из крупнейших мер, предпринятых им в этих целях, можно отметить учреждение в июне 1826 года в составе императорской канцелярии Третьего отделения, превратившегося в орган политической полиции. Другим способом борьбы с инакомыслием стала цензура — он предоставил свободу действий министру народного просвещения консерватору Александру Шишкову, разработавшему новый цензурный устав, который в обществе прозвали «чугунным». Будучи слишком объемистым и запутанным, документ был вскоре пересмотрен, однако и следующий устав оказался чрезвычайно жестким. Более того, со временем число учреждений, которые могли цензурировать литературные произведения и журнальные статьи, росло.


 Борьба со свободомыслием не была чем-то случайным в политике Николая — она проистекала от его взглядов на российское государство как не нуждающееся в коренных реформах, в чем с течением лет он лишь сильнее укреплялся. «Николай поставил себе задачей ничего не переменять, не вводить ничего нового в основаниях, а только поддерживать существующий порядок, восполнять пробелы, чинить обнаружившиеся ветхости помощью практического законодательства и все это делать без всякого участия общества, даже с подавлением общественной самостоятельности, одними правительственными средствами; но он не снял с очереди тех жгучих вопросов, которые были поставлены в прежнее царствование, и, кажется, понимал их жгучесть еще сильнее, чем его предшественник. Итак, консервативный и бюрократический образ действия — вот характеристика нового царствования; поддержать существующее помощью чиновников — еще так можно обозначить этот характер», — подводит итог царствованию Николая Ключевский.

Характер николая 1«> Министр народного просвещения консерватор Александр Шишков. Художник Джордж Доу.


Прапорщик и Петр Великий

Многие из тех, кто поверил в благие начинания Николая, очень скоро в нем разочаровались. «В нем много прапорщика и немного Петра Великого», — написал об императоре Пушкин в 1834 году. В том году император ограничил выезд жителей империи за границу, а через 10 лет совершенно запретил юношеству младше 25 лет ездить в Европу — чтобы не нахватались революционных идей. «Чему там учиться? — с деланным удивлением спрашивал царь. — Наше несовершенство во многом лучше их совершенства». В том же духе были его суждения о европейской культуре. «Гете! Эта ваша гнусная философия, ваш гнусный Гете, ни во что не верующий, — вот причина несчастий Германии! — восклицал император, говоря о немецкой литературе. — Это ваши отечественные головы — Шиллер, Гете и подобные подлецы, которые подготовили теперешнюю кутерьму».

Общий консерватизм николаевской эпохи проявлялся и в экономике страны. Экономическое развитие России в николаевскую эпоху шло чрезвычайно медленно. Если в Англии за 30 лет объемы производства железа выросли в 30 раз, то в России — всего в 2. Экономист Николай Бунге, который при Александре III станет министром финансов, объяснял причины промышленного отставания России от Европы тем, что правительство Николая создавало неблагоприятные условия для деятельности частного капитала: «Правительство неохотно допускало общественную инициативу в делах промышленности и торговли, предпочитая им предприятия государственные или казенные». В конце царствования императора Николая I было всего 30 акционерных компаний.


Характер николая 1«>

При Николае постоянно рос дефицит — в 1850 году он превысил 38 млн рублей при бюджете в 200 млн. Значительная часть бюджета (до 42%) тратилась не на развитие хозяйства страны, а на военные нужды. При этом вооружение на момент начала Крымской войны было архаичным: флот состоял в основном из парусных кораблей, в то время как у англичан и французов он был уже паровым. В царствование Николая было построено 963 версты железных дорог, однако для столь огромной страны это было немного — например, в США, которые в середине XIX века были далеко не передовой державой, их общая протяженность была почти в девять раз больше. С началом Крымской войны дефицит стал расти еще быстрее.

Страшный удар николаевская эпоха нанесла по образованию.


се пошло назад, кровь бросилась к сердцу, деятельность, скрытая наружи, закипала, таясь внутри, — не жалея красок, живописует Герцен состояние дел в культуре. — Московский университет устоял и начал первый вырезываться из-за всеобщего тумана. Государь его возненавидел с полежаевской истории. Он… велел студентов одеть в мундирные сертуки, велел им носить шпагу, потом запретил носить шпагу; отдал Полежаева в солдаты за стихи, Костенецкого с товарищами за прозу, уничтожил Критских за бюст, отправил нас в ссылку за сен-симонизм, посадил князя Сергея Михайловича Голицына попечителем и не занимался больше «этим рассадником разврата», благочестиво советуя молодым людям, окончившим курс в лицее и в школе правоведения, не вступать в него». В словах Герцена об императоре есть некая толика предвзятости — издатель «Колокола» был склонен демонизировать эту, по его выражению, «взлызлую медузу». Но не следует считать, что подобного мнения о николаевской эпохе придерживались лишь те, кто склонялся к либеральной или западнической точке зрения — за год до смерти царя славянофил Алексей Хомяков писал о своей стране:

В судах черна неправдой черной

И игом рабства клеймена;

Безбожной лести, лжи тлетворной,

И лени мертвой и позорной,

И всякой мерзости полна.

Характер николая 1«>

Несмотря на все это, следует отметить, что император не был жестоким человеком: так, казнь пяти декабристов была единственной казнью за все 30 лет царствования Николая. «Глубоко искренний в своих убеждениях, часто героический и великий в своей преданности тому делу, в котором он видел миссию, возложенную на него провидением, можно сказать, что Николай I был донкихотом самодержавия, донкихотом страшным и зловредным, потому что обладал всемогуществом, позволившим ему подчинять все своей фанатической и устарелой теории и попирать ногами самые законные стремления и права своего века», — писала Тютчева.

Конец «калмыцкого полубога»

Смерть императора, без преувеличения, вызвала у интеллигенции вздох облегчения. Так, историк Константин Кавелин в письме своему коллеге профессору Тимофею Грановскому не мог скрыть радости: «Калмыцкий полубог, прошедший ураганом, и мечом, и катком, и терпугом по русскому государству в течение 30 лет, вырезавший лица у мысли, погубивший тысячи характеров и умов, истративший беспутно на побрякушки самовластия и тщеславия больше денег, чем все предыдущие царствования, начиная с Петра I, — это исчадие мундирного просвещения и гнуснейшей стороны русской натуры — околел наконец, и это сущая правда». Письмо переходило из рук в руки и вызывало всеобщее сочувствие.

Характер николая 1«>

Отсутствие свободы, перешедшая грань разумного охранительная политика императора осуждались даже противоположно мыслящими представителями общественности. Близкая к славянофильским кругам Вера Аксакова написала: «Все говорят о государе Николае Павловиче не только без раздражения, но даже с участием, желая даже извинить его во многом. Но между тем все невольно чувствуют, что какой-то камень, какой-то пресс снят с каждого, как-то легче стало дышать; вдруг возродились небывалые надежды, безвыходное положение, к сознанию которого почти с отчаянием пришли наконец все, вдруг представилось доступным изменению».

Царствование Николая, вначале пробудившее в обществе смутные надежды, к концу своему превратилось в пример того, «как не надо». Разгребать завалы нерешенных проблем пришлось сыну и преемнику императора — Александру II.

Источник: homsk.com

Время императора Николая I (1825-1855)

Император Николай Павлович вступил на престол еще очень молодым человеком. Он родился в 1796 г. и рос вместе со своим младшим братом Михаилом (род. в 1798 г.) отдельно от старших братьев, Александра и Константина, которые были старше их чуть не на 20 лет. Так как младших великих князей не готовили к престолу, то их образование не вызывало особенных забот. Очень любя свою няню-англичанку (Лайон), Николай, по-видимому, мало был привязан к своему воспитателю (генералу Ламсдорфу) и к своим учителям. Он сам говорил, что мало вынес из своих учебных занятий. С детства был он привержен к военным играм, а затем к военному делу. Очень настойчивый и упрямый по натуре, Николай был, однако, поклонником дисциплины и сам, когда начал служить, показывал примеры служебного повиновения и скромности. С незначительной должностью бригадного генерала Николай Павлович соединял обязанности главного инспектора по инженерной части в войсках; вполне занятый своею службою, он очень далеко стоял от государственных дел и жизни большого двора. Он был женат на дочери прусского короля (Фридриха-Вильгельма III) Александре Федоровне, был очень счастлив в семейной жизни и ничего не искал вне семьи и службы. Лет за шесть до своей кончины император Александр в первый раз намекнул Николаю и его супруге, что их в будущем ожидает высокий государственный жребий. Николай не вполне понял, что разумел в своих намеках Александр, однако стал готовить себя к управлению государством. Он сам пополнял чтением недостатки своего первоначального образования и приобрел много новых знаний. Но все-таки надлежащей подготовки и навыка к делам он не получил до самого своего воцарения, так как Александр не приобщал его к текущим делам управления и держал его по-прежнему далеко от себя. Вполне поэтому понятно, что когда пришла в Петербург весть о кончине императора Александра и приближенные (князь А.Н. Голицын) сообщили Николаю, что есть распоряжение о передаче престола именно ему, Николай не считал для себя возможным принять трон. Надобно было Константину настойчиво подтвердить свое отречение, чтобы Николай, наконец, принял власть.

Обстоятельства воцарения Николая были очень смутны. Сам он с горем писал брату Константину, что получил престол «ценою крови своих подданных». Дело декабристов имело для молодого государя, как и дня всего государства, громадное значение. Оно оказало сильнейшее влияние на всю правительственную деятельность императора Николая и очень отразилось на общественном настроении его времени. (Поэтому-то дело декабристов пользовалось всегда большой известностью, несмотря на то, что все его подробности составляли государственную тайну.) Император Николай во все свое царствование помнил «своих друзей 14 декабря» (так он выражался о декабристах). Лично знакомый с их делом, сам участвуя в допросах и следствии, Николай имел возможность вдуматься в обстоятельства дела.

Первое, что он вынес из своего знакомства с делом, было заключение о неблагонадежном настроении всего вообще дворянства. Очень большое количество людей, прикосновенных к революционным союзам, было поголовно из дворянства. Заметив это, император Николай был склонен считать заговор сословным дворянским движением, охватившим все круги и слои дворянства. Он поэтому не доверял дворянству и подозревал дворян в стремлении к политическому господству в государстве. Править при помощи и посредстве дворянского сословия, как правила, например, Екатерина II, Николай не хотел, страшась за полноту своей власти. Потому он постарался создать вокруг себя бюрократию и править страной посредством послушного чиновничества, без помощи дворянских учреждений и деятелей. Это ему и удалось. При императоре Николае была очень усилена централизация управления: все дела решались чиновниками в министерских канцеляриях в Петербурге, а местные сословные учреждения (§128) обратились в простые исполнительные органы для министерств.

С другой стороны, император Николай из дела декабристов убедился, что желание перемен и реформ, которое руководило декабристами, имело глубокие основания. Крепостное право на крестьян, отсутствие хорошего свода законов, пристрастие судей, произвол правителей, недостаток просвещения, словом, все то, на что жаловались декабристы, было действительным злом русской жизни. Его нужно было исправить. Покарав декабристов, император Николай понял, что правительство само должно было произвести это исправление и законным путем начать реформы. К таким реформам Николай сразу же показал свою готовность – под условием неизменности самодержавного строя, на который покушались декабристы. Поэтому в начале правления императора Николая мы видим оживленную правительственную работу, направленную на улучшение администрации, суда и финансов и на улучшение быта крепостных людей.

Таким образом, молодой государь, мало подготовленный к делу управления своим воспитанием, отличался, однако, большой энергией и любовью к дисциплине. Из обстоятельств воцарения своего он вынес, вместе с желанием охранить самодержавие, также определенную склонность к бюрократической форме управления. Вместе с тем он понял необходимость реформ и выразил готовность их произвести. Но при том недоверии к дворянскому обществу, какое у него образовалось вследствие заговора декабристов, Николай имел в виду вести свои реформы без участия общественных сил, исключительно силами бюрократии.

В свою очередь, и дворянство сторонилось от близости с бюрократией нового царствования. Оно было запугано делом декабристов. Сотни семей дворянских так или иначе были задеты этим делом: оплакивали судьбу своих сосланных родных – мужей, сыновей и братьев; страшились преследования за близость к декабристам. Со времен Петра Великого и Анны не было такого трепета в обществе и такого числа пострадавших и наказанных. В ссылке погиб для общественной жизни цвет дворянской молодежи, и эта утрата отразилась не только на настроении дворянства, но и на его силах. Сословие оскудело людьми и само устранялось от общественной деятельности. Между властью и обществом произошел, таким образом, как бы разрыв и отчуждение. Конечно, это облегчило для императора Николая переход к бюрократии, но в то же время дурно отразилось на силах самого правительства. В своих начинаниях оно не встречало сочувствия и содействия общества, а потому не всегда могло осуществлять свои хорошие намерения и достигать своих добрых целей.

Источник: rushist.com

Николай был третьим сыном в многодетной семье великого князя Павла Петровича (1754-1801) и великой княгини Марии Федоровны (1759-1828), внуком Екатерины Великой (1729-1796). Он родился в Царском Селе под Петербургом 25 июня (6 июля) 1796 г. Николай оказался первым мальчиком в царской семье Романовых, получившим имя в честь святого Николая Угодника. Хотя имя Николай в переводе с греческого означает «победитель народов», оно это считалось «нецарским» (имя Николай, Никола, Микола было распространено в купеческой, мещанской и крестьянской среде; знатные дворяне не часто называли им своих детей). Возможно, тому, как назвать третьего младенца мужского пола, в императорской семье не придавали особого значения: вряд ли ему пришлось бы царствовать, если бы обстоятельства жизни двух его старших братьев не сложились так прихотливо.

Николая крестили 6 (17) июля. Его восприемниками от купели были старшие брат и сестра: великий князь Александр Павлович (будущий император) и великая княжна Александра Павловна. Сразу же после крещения младенца наградили орденом Андрея Первозванного, как это полагалось великим князьям.

Фактически с рождения Николай был записан в военную службу и быстро продвигался по служебной лестнице. Неполных пяти месяцев от роду, в ноябре 1796 г. его произвели в полковники и назначили шефом лейб-гвардии Конного полка с окладом 1105 руб. в год.

Николай и его младший брат Михаил стали любимцами своих родителей Павла I и Марии Федоровны, лишенных Екатериной II возможности общаться со старшими сыновьями, воспитанием которых бабушка занималась лично. Но несмотря на родительскую любовь, высокое положение и воинские чины, мальчики воспитывались в строгости. Дядька великих князей генерал М. И. Ламсдорф за малейшую провинность или непослушание бил их линейкой и даже ружейным шомполом, сек розгами. Николай позже рассказывал своему старшему сыну Александру, что, особенно рассердившись, Ламсдорф хватал его за грудки или за воротник и швырял об стену, при этом маленький великий князь едва не лишался сознания. Но даже такие жестокие «воспитательные» меры не смогли изменить характера Николая: он рос вспыльчивым и упрямым, обо всем имел свое мнение и отличался высокой самооценкой. Императрица-мать Мария Федоровна знала, как воспитывают ее сыновей, но не вмешивалась, видимо, считая, что мальчикам, рано оставшимся без отца, необходима сильная мужская рука.

Николая и Михаила с детства приучали к мысли, что их будущее – военная служба. Поэтому их первыми игрушками были сабли, ружья, деревянные лошадки, фарфоровые и оловянные солдатики. С утра до вечера мальчики играли в военные игры, учились ружейным приемам, усваивали элементы офицерской выправки, умение становиться во фрунт, отдавать команды. Все сыновья Павла I унаследовали от отца любовь к военным парадам, смотрам, учениям, но воспитатели замечали, что особенно сильно эта страсть проявилась у Николая, который с раннего детства рос «настоящим военным», как это понималось при царском дворе.

В 1800 г. старший брат назначил четырехлетнего Николая шефом лейб-гвардии Измайловского полка. Красивый Измайловский мундир так понравился Николаю, что он носил его до конца жизни, предпочитая всем остальным нарядам. Ему шили от 10 до 16 мундиров в год.

Фраки для юных великих князей также шили десятками. Однако светскую одежду Николай не любил, что беспокоило его мать, и она заставляла сына надевать ее как можно чаще.

В 1818 г. Николая назначили командиром бригады 1-й гвардейской дивизии, в которую, кроме Измайловского, входил также Егерский полк, в должности генерал-инспектора по инженерной части. Казалось, он достиг того, к чему стремился, – стал военачальником. Наверное, даже если бы великий князь так никогда и не стал императором, он мог бы считать себя счастливым.

До конца жизни Николай сохранил пренебрежительное отношение ко всему штатскому и штатским людям, а также ко всяким теоретическим наукам, которые считал излишними. Для него был характерен практичный подход ко всем вопросам, стремление все упростить до уровня, понятного любому армейскому или гвардейскому полковнику. Такая недооценка наук, равно как и военной теории, в конце его царствования привели к военному краху России во время Крымской кампании. Во внутренней политике страны он стремился к той же простоте. Его взглядам и личной системе ценностей полностью соответствовала предложенная министром просвещения графом С. С. Уваровым идеологическая платформа «Православие. Самодержавие. Народность».

Современники отмечали самостоятельность характера и поведения Николая, которые ярко проявились еще в молодости. Все братья стремились подражать красивому, с изящными манерами Александру. Константин настолько тщательно копировал своего кумира, что это выглядело в глазах окружающих почти карикатурно. Николай держался по отношению к брату-императору подчеркнуто уважительно, но не желал быть его тенью. Он никогда не стеснялся своего высокого роста, юношеской худобы и угловатости, вел себя свободно, любил посмеяться и пошалить и не боялся, что гримаса смеха может нарушить гармонию классически правильных черт его красивого лица.

Уверенность в себе и самолюбие имели и оборотную сторону. Когда Николай считал себя правым, то бывал резок и несдержан, особенно с подчиненными. За это его не любили в гвардии, где офицерами служили представители русских аристократических фамилий. В 1822 г. произошло столкновение с офицерами лейб-гвардии Егерского полка. Николай позволил себе грубо, употребляя оскорбительные выражения, накричать на ротного командира В. С. Норова за мелкие оплошности, которые допустили его солдаты при движении походным строем. Офицеры полка потребовали для Норова права на дуэль с великим князем. Николай, естественно, драться на дуэли не собирался. Тогда все офицеры-егеря подали прошения об отставке, и командиру дивизии генералу И. Ф. Паскевичу с большим трудом удалось примирить обе стороны.

Александр и Николай считались самыми красивыми из сыновей Павла I и Марии Федоровны, и по воле судьбы именно им довелось стать императорами. Таким образом, всю первую половину XIX в. «лицом Российской империи» были настоящие красавцы-мужчины.

Николай, как и его старший брат, обладал великолепной фигурой. Оба они отличались высоким ростом и хорошей осанкой. В юности Николай был худощав, с годами пополнел, но сохранил стать. Современники отмечали правильность черт его лица и античный профиль. Особую величественность его внешности придавали царственные манеры и свободная, но плавная походка.

Француз маркиз де Кюстин, посетивший Россию в 1839 г., так описывал Николая I, которого увидел впервые: «Император на полголовы выше обыкновенного человеческого роста. Его фигура благородна, хотя и несколько тяжеловата. <…> У императора Николая греческий профиль, высокий, но несколько вдавленный лоб, прямой и правильной формы нос, очень красивый рот, благородное овальное, несколько продолговатое лицо, военный и скорее немецкий, чем славянский, вид. Его походка, его манера держать себя непринужденно внушительны. Он всегда уверен, что привлекает к себе общие взоры, и никогда ни на минуту не забывает, что на него все смотрят. Мало того, невольно кажется, что он именно хочет, чтобы все взоры были обращены на него одного. Ему слишком часто повторяли, что он красив и что он с успехом может являть себя как друзьям, так и недругам России».

Даже недолюбливавшая Николая фрейлина А. Ф. Тютчева писала о нем в своих мемуарах: «Никто лучше, как он, не был создан для роли самодержца. Он обладал для того и наружностью, и необходимыми нравственными свойствами. Его внушительная и величественная красота, величавая осанка, строгая правильность олимпийского профиля, властный взгляд – все, кончая его улыбкой снисходящего Юпитера, все дышало в нем земным божеством, всемогущим повелителем, все отражало его незыблемое убеждение в своем призвании. Никогда этот человек не испытывал тени сомнения в своей власти или в законности ее».

Как уже отмечалось, манифест о восшествии Николая I на российский престол был опубликован 12 декабря 1825 г. Однако церемония коронации должна была состояться только после похорон его предшественника и завершения длительного траура. Александра I похоронили в императорском некрополе Петропавловского собора в Петербурге 25 марта 1826 г. Коронацию Николая I назначили на август. Уже в июле представители знатнейших дворянских фамилий стали съезжаться в Москву. 25 числа в первопрестольную торжественно въехал сам Николай в сопровождении младшего брата – великого князя Михаила и шурина – прусского принца Вильгельма. От самого путевого петровского дворца до Кремля вдоль дороги шпалерами стояла гвардия, приветствовавшая императора торжественными возгласами. За императором, который ехал верхом, следовала парадная карета с императрицей и десятилетним наследником престола – цесаревичем Александром Николаевичем. Императорская семья направлялась в Кремль, где после богослужения в церкви Вознесения Христова депутация от московского дворянства и купечества поднесла им хлеб-соль.

Коронация состоялась 22 августа. Церемония, собравшая огромное количество людей, поразила современников своей пышностью. Сначала в Кремль прибыла императрица-мать Мария Федоровна с внуком-цесаревичем, прусским принцем и иностранными послами. Вторым кортежем проследовали высшие придворные сановники. Впереди них несли две короны, скипетр, державу, императорскую мантию, подбитую горностаем, и штандарт с гербами империи.

Шествие самого императора к месту коронации было торжественным и величественным. Николай в сопровождении братьев Константина и Михаила вместе с императрицей Александрой Федоровной шел под великолепным шелковым балдахином, который несли шестнадцать военных в генеральских чинах. За императорской семьей следовали статс-дамы, сановники двора, члены Государственного совета, министры, губернаторы, губернские предводители дворянства, избранные представители других сословий империи. На ступенях Успенского собора императорскую чету встречал митрополит с духовенством. В самом соборе для императора и императрицы приготовили два золоченых трона. Совершение обряда коронации сопровождалось ста тремя пушечными залпами кремлевской артиллерии. Отныне власть нового императора была не только утверждена законом, но и освящена церковной церемонией венчания на царство. Общество надеялось, что после завершения долгожданных торжеств он во всем блеске явит подданным свои лучшие качества властителя огромного государства. От него ждали подвигов на государственной ниве в духе его великих предшественников Петра I и Екатерины II.

Действительно, Петра I Николай считал образцом для подражания. Он держал в своем кабинете портрет своего выдающегося предка в серебряной раме и не расставался с ним во время поездок по России и военных походов. Так же, как Петр, Николай отличался неприхотливостью в быту. В походы он брал с собой небольшую раскладную кровать, укрывался шинелью. Путешествуя по своей империи и за границей, он при необходимости мог переночевать в экипаже на набитом соломой матрасе, не чувствуя при этом особых неудобств. В последние годы жизни Николай обустроил для себя небольшую комнату на первом этаже Зимнего дворца, служившую ему и спальней, и кабинетом. Ее стены были оклеены простенькими бумажными обоями. Обстановка состояла из самых необходимых предметов мебели красного дерева, обтянутой темно-зеленой сафьяновой кожей. На небольшой полочке возле зеркала находились флакон духов, гребенка и щетка для волос.

Но в отличие от Петра натура Николая была облагорожена воспитанием и пусть не блестящим, но все-таки систематическим домашним образованием. Император был сдержан в еде, почти не употреблял спиртных напитков. Он прощал всех людей, задержанных и осужденных по закону о публичном оскорблении его императорского достоинства, так как не считал это серьезным преступлением, ибо сам был склонен к резким речам и суждениям в минуты эмоционального возбуждения. Со временем он научился признавать себя виноватым, если несправедливо обижал кого-либо из приближенных или офицеров, и просить прощения у этого человека. Николая часто упрекали (и до сих пор ставят это в вину) в суровом наказании участников восстания декабристов. Но ему самому нелегко далось решение о казни пятерых наиболее опасных, с точки зрения следствия, заговорщиков, да и многим, кто признал свою вину и просил о помиловании, сократили сроки каторги и ссылки. Все родственники декабристов сохранили и свое имущество, и дворянское достоинство. Вряд ли Николая и его окружение можно обвинить в излишней жестокости или несправедливости. Более того, царь с пониманием отнесся к тому, что только что вернувшийся из Михайловской ссылки А. С. Пушкин в ответ на прямой вопрос, что бы он делал, если бы 14 декабря 1825 г. оказался в Петербурге, произнес: «Стал бы в ряды мятежников». В обмен на обещание в будущем «думать и действовать иначе» Николай предложил поэту освободить его от цензуры чиновников и сам стал его цензором. Можно спорить, хорошо или плохо это было для Пушкина, но, несомненно, таким образом государь признавал его заслуги перед русской литературой. И в дальнейшем Николай неоднократно поддерживал материально и самого поэта, и его семью.

От Николая, как на первых порах и от его старшего брата, общество ждало реформ и переустройства жизни страны. Казалось, именно для этого новый государь создал так называемый Секретный комитет, который на основе изучения бумаг и проектов, оставшихся от Александра I, и с учетом новых требований времени подготовил несколько предложений об изменении структуры и функций органов государственной власти согласно принципу разделения полномочий, как это было принято во многих европейских государствах. Царь одобрил эти предложения, но их так и не реализовали. Любопытно, что о них резко отрицательно отозвался великий князь Константин Павлович, который до этого, как выяснилось, совершенно безосновательно пользовался репутацией реформатора и либерала. К 1831 г. Комитет прекратил свои заседания; царь и общество этого почти не заметили.

Из поступков Николая в начале его царствования наиболее положительно современники восприняли возвращение из ссылки такого видного государственного деятеля, как М. М. Сперанский. Естественно, в условиях николаевской России Сперанский не мог надеяться на реализацию задуманного им еще при Александре I плана буржуазных реформ, однако новый император предложил ему другое важное дело, в котором оказался востребованным его талант законодателя. До Николая империя продолжала жить по своду законов, принятых еще в 1649 г., – Уложению царя Алексея Михайловича. Все последующие законодательные акты и указы находились в разрозненном состоянии, почему многие из них не использовались. Создать новый кодекс законов были призваны чиновники специально учрежденного Второго отделения Его Императорского Величества канцелярии. Во главе его Николай поставил своего бывшего преподавателя правоведения, видного юриста М. А. Балугьянского, но фактическим руководителем проекта стал Сперанский. В «Полное собрание законов Российской империи» вошло более 30 тысяч законодательных актов с 1649 по 1830-е гг., составивших 45 основных и 6 дополнительных томов. Государственный совет признал «Полное собрание» единственным основанием для решения всех юридических дел в империи с 1 января 1835 г. В конце заседания Совета Николай I подозвал к себе Сперанского, обнял на глазах у всех и, сняв с себя ленту ордена Андрея Первозванного – высшего ордена России, надел на Сперанского. Эта патетическая сцена изображена скульптором П. К. Клодтом на барельефе постамента памятника Николаю I на Исаакиевской площади в Петербурге.

Это было торжество законодательного начала в царствовании Николая Павловича. В дальнейшем император строго следил за соблюдением законов. Так, особым указом он запретил все наказания, не предусмотренные государственным законодательством. Одним из положительных последствий наведения порядка в законодательстве и казенном имуществе стало и улучшение положения государственных крестьян.

Условия царствования Николая I складывались не слишком благоприятно. Его правление началось с восстания декабристов, что сразу склонило его в сторону консервативной политики. Одной из причин русского вольнодумства император считал иностранное влияние. Он пытался поставить ему преграду, запретив русским юношам получать образование и воспитание за границей и вводя строгий контроль за выдачей иностранных паспортов, а также учредив цензуру в литературе и печати, для чего в его канцелярии было образовано печально известное Третье отделение. Сильное впечатление на Николая произвели европейские революции 1830-х гг., особенно восстание в Польше. Русские войска участвовали в «наведении порядка», и империя заслужила сомнительную честь именоваться «жандармом Европы».

Самое яркое и беспощадное описание России в середине царствования Николая I оставил известный французский авантюрист, путешественник и публицист маркиз Астольф де Кюстин. Его книга «Россия в 1839 году» стала европейской сенсацией. Она выдержала большое количество изданий на разных европейских языках, но на русский переведена не была, так как, по словам А. И. Герцена, Кюстин «оскорбительно много видел». На русском языке это сочинение и позже издавалось лишь фрагментами. Полностью оно вышло только в 1996 г.

Де Кюстин писал о николаевской России: «Все здесь есть – не хватает только свободы, то есть жизни. <…> Русский государственный строй – это строгая военная дисциплина вместо гражданского управления, это перманентное военное положение, ставшее нормальным состоянием государства».

Но император, превративший свое государство в казарму, в военное поселение, государь, для которого самыми важными словами были «порядок» и «дисциплина», в своей семье и ближнем кругу был совершенно другим человеком. Домашняя жизнь и личные отношения с близкими открывают Николая совсем с другой, человеческой стороны.

Следующая глава >

Источник: biography.wikireading.ru

Николай Павлович Романов, будущий император Николай I, родился 6 июля (25 июня по ст. ст.) 1796 года в Царском Селе. Он стал третьим сыном императора Павла I и императрицы Марии Федоровны. Николай не был старшим сыном и поэтому не претендовал на престол. Предполагалось, что он посвятит себя военной карьере. В полугодовом возрасте мальчик получил звание полковника, а в три года уже щеголял в мундире лейб-гвардии Конного полка.

Ответственность за воспитание Николая и его младшего брата Михаила была возложена на генерала Ламздорфа. Домашнее образование заключалось в изучении экономики, истории, географии, юриспруденции, инженерного дела и фортификации. Особый упор делался на изучение иностранных языков: французского, немецкого и латыни. Гуманитарные науки особого удовольствия Николаю не доставляли, зато все, что было связано с инженерией и военным делом, привлекало его внимание. В детстве Николай овладел игрой на флейте и брал уроки рисования, и это знакомство с искусством позволило ему в будущем считаться ценителем оперы и балета.

В июле 1817 года состоялась свадьба Николая Павловича с принцессой Фридерикой Луизой Шарлоттой Вильгельминой Прусской, принявшей после крещения имя Александра Федоровна. И с этого времени великий князь стал активно принимать участие в обустройстве российского войска. Он заведовал инженерными частями, под его руководством создавались учебные заведения в ротах и батальонах. В 1819 году при его содействии были открыты Главное инженерное училище и школы гвардейских подпрапорщиков. Тем не менее в армии его недолюбливали за излишнюю педантичность и придирчивость к мелочам.

В 1820 году произошел поворотный момент в биографии будущего императора Николая I: его старший брат Александр I сообщил, что в связи с отказом престолонаследника Константина право на царствование переходит к Николаю. Для Николая Павловича новость стала шоком, он не был к этому готов. Несмотря на протесты младшего брата, Александр I закрепил это право специальным манифестом.

Однако 1 декабря (19 ноября по ст. ст) 1825 года император Александр I внезапно скончался. Николай вновь попытался отказаться от царствования и переложить бремя власти на Константина. Только после обнародования царского манифеста, указывающего наследником Николая Павловича, ему пришлось согласиться с волей Александра I.

Датой присяги перед войсками на Сенатской площади было назначено 26 декабря (14 декабря по ст. ст.). Именно эта дата стала определяющей в выступлении участников различных тайных обществ, вошедшем в историю как восстание декабристов.

План революционеров не был реализован, армия не поддержала восставших, и выступление было подавлено. После суда пять предводителей восстания были казнены, а большое количество участников и сочувствующих отправились в ссылку. Царствование Николая I началось очень драматично, но других казней за время его правления не было.

Венчание на царство состоялось 22 августа 1826 года в Успенском соборе Кремля, а в мае 1829 года новый император вступил в права самодержца Польского царства.

Первые шаги Николая I в политике были довольно либеральными: из ссылки вернулся А. С. Пушкин, наставником наследника стал В. А. Жуковский; о либеральных взглядах Николая говорит и то, что Министерство государственного имущества возглавил П. Д. Киселев, не сторонник крепостного права.

Тем не менее история показала, что новый император был ярым приверженцем монархии. Его главный лозунг, определяющий государственную политику, выражался в трех постулатах: самодержавие, православие и народность. Главное, к чему стремился и чего добивался Николай I своей политикой, – не создавать новое и лучшее, а сохранить и улучшить уже существующий порядок.

Стремление императора к консерватизму и слепому следованию букве закона привело к развитию еще большей бюрократии в стране. По сути, было создано целое бюрократическое государство, идеи которого продолжают жить до настоящего времени. Была введена жесточайшая цензура, создано подразделение Тайной канцелярии во главе с Бенкендорфом, которое вело политический сыск. Было налажено очень пристальное наблюдение за печатным делом.

В годы царствования Николая I некоторые изменения коснулись и существовавшего крепостного права. Стали осваиваться необработанные земли в Сибири и на Урале, крестьян отправляли на их подъем независимо от желания. На новых землях создавалась инфраструктура, крестьян снабжали новой агротехникой.

При Николае I была построена первая железная дорога. Колея российских дорог была шире европейских, что способствовало развитию отечественной техники.

Началась реформа финансов, которая должна была ввести единую систему исчисления серебряных монет и ассигнаций.

Особое место в политике царя занимало беспокойство о проникновении либеральных идей в Россию. Уничтожить всякое инакомыслие Николай I стремился не только в России, но и во всей Европе. Без русского царя не обходилось подавление всевозможных восстаний и революционных бунтов. В результате он получил заслуженное прозвище «жандарм Европы».

Все годы правления Николая I наполнены военными действиями за рубежом.  1826–1828 годы – Русско-персидская война, 1828–1829 годы – Русско-турецкая война, 1830 год – подавление русскими войсками Польского восстания. В 1833 году был подписан Ункяр-Искелесийский договор, который стал наивысшей точкой российского влияния на Константинополь. Россия получила право блокировать проход иностранных кораблей в Черное море. Правда, вскоре это право было утрачено в результате заключения Второй Лондонской конвенции в 1841 году. 1849 год – Россия активный участник подавления восстания в Венгрии.

Кульминацией царствования Николая I стала Крымская война. Именно она явилась крахом политической карьеры императора. Он не ожидал, что на помощь Турции придут Великобритания и Франция. Вызывала опасение и политика Австрии, недружелюбие которой вынуждало Российскую империю держать на западных границах целую армию.

В результате Россия потеряла влияние в Черном море, лишилась возможности строить и использовать на побережье военные крепости.

В 1855 году Николай I заболел гриппом, но, несмотря на недомогание, в феврале вышел на военный парад без верхней одежды… Скончался император 2 марта 1855 года.

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.