Народное ополчение москвы

(К 60-летию битвы под Москвой — версия)

      Гавриил Попов — президент Международного университета (в Москве)

      Gavrila PopovРешение создать 7 июля народное ополчение в Москве в составе 12 дивизий Государственный Комитет Обороны (ГКО) принял 4 июля 1941 года. Казалось бы, российская история давала огромный опыт создания и использования народного ополчения. Я не вспоминаю времена, когда, собственно, вся армия была своего рода ополчением. После создания регулярной армии к народному ополчению прибегали в трудные для страны времена. Так, Александр I летом 1812 года своим манифестом поддержал инициативу смоленских дворян и объявил об организации трех ополченских структур: Московской, Петербургской и резервной.

      Закон 1891 года определял ополченцев как граждан до 43 лет, способных носить оружие, но освобожденных от призыва в армию. В каждую роту ополченцев полагалось включать по два опытных кадровых солдата. В частях ополчения было по два начальника: избираемый ополченцами и назначаемый царской властью. Предусматривалось заблаговременное обучение ополченцев. Кстати, таким же обстоятельным было и законодательство об ополчении (ландштурм) в Германской империи тех лет.


      На фоне такого наследства кажется странным все, что происходило с народным ополчением в 1941 году.

      7 июля «отрапортовали» Сталину о наличии 12 дивизий, предусмотренных ГКО. Вряд ли сейчас можно установить, какая часть ополчения образовалась из добровольцев. Какая — из тех, кто не посмел отказаться от записи во время собраний своих коллективов (проходивших под присмотром представителей райкомов и, главное, НКВД). И, наконец, какая из тех, кого просто «взяли» на улицах.

      8 Москве только что созданные части народного ополчения вместо военной подготовки сразу же — всего через четыре дня — были отправлены рыть окопы и строить оборонительные сооружения.

      Секретарь Куйбышевского райкома ВКП(б) Шахова писала в МГК, что при отправке районной дивизии народного ополчения 12 июля 1941 года на строительство оборонительных сооружений «дивизия выехала без оружия. Обмундирование дали бывшее в употреблении, ботинок вообще не дали, поэтому ополченцы поехали кто в чем был обут: в белых туфлях, тапочках и т.д. Дивизия работала по 12 часов в сутки. Обучение не производилось, и к боевым действиям не готовились».


      Еще справка — о ленинградской дивизии народного ополчения: «На 7—8 июля никакого оружия в дивизии еще не было… военная учеба производилась исключительно по линии строевой, а также политической подготовки», Переводя на простой язык: маршировали и слушали речи. Закономерен итог, отмеченный штабом 33-й армии: «Из винтовок стреляло 35 человек, упражнение выполнили только 6».

      Помимо отсутствия обучения ополчение страдало и от отсутствия оружия. ‘При выезде на боевые рубежи части дивизии имели 245 винтовок и 13600 патронов». При численности одной дивизии народного ополчения в среднем 9—10 тысяч человек — это означало 1,5 патрона на бойца.

      Но и там, где оружия было больше, — что это было за оружие! Рабочие и истребительные батальоны, насчитывающие 30 тысяч бойцов на 24 октября 1941 года, имели 5569 винтовок, из которых польских было 2312, французских — 1489, русских — 1249, английских — 42, канадских — 201, немецких — 152. На многих винтовках вообще не было мушек. Патроны одних не подходили к другим.

      Личное. Рассказ преподавателя экфака МГУ .А.Соколова.

      «Я записался в ополчение прямо на собрании. Нас сразу отправили на пункт формирования районной дивизии. Затем — на рытье окопов. На работах ничему не обучали. Оружие выдали, уже отправляя на фронт. Большинство впервые взяло в руки винтовку. Стрелять умели единицы. Но, к счастью, до боев у нас оказалось несколько дней. И за это время мы учились разбирать винтовки, заряжать, стреляли по мишеням на деревьях в лесу. Думаю, что именно эти занятия спасли наш полк. Мы открыли огонь, отбили немецкую атаку, сумели организованно отступить».


      Возникает масса почему? Почему не обучали народное ополчение? Почему вместо оружия вручили лопаты? Почему в ополчение везли винтовки чуть ли не из музеев?

      Не хватало винтовок? Но перед боем их вдруг оказывалось достаточно. Значит, дело не в нехватке винтовок. Дело в чем-то другом. И, не поняв этого другого, мы не поймем судьбы московского народного ополчения.

      Инициатива его создания принадлежит московскому руководству. Но выяснилось, что Сталин вовсе не в восторге от этой идеи. Сталин умел мыслить масштабно. И главную опасность в неудачный начальный период войны он видел не в немцах.

      В дни празднования Победы в мае 1945 года он позволил себе весьма нетипичную для него откровенность: «Иной народ мог бы сказать правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит наш покой» (И.В.Сталин. Соч. т. 15, стр. 228).


      Понятно, что думавший о такого рода опасности вождь не мог не анализировать, откуда же она может появиться. Органы безопасности он не подозревал — они по уши в крови. Окружение? Та же история, что и с органами, плюс ответственность за неготовность страны к войне. Армия? Позорно отступает. Оппозиции нет, всех взяли еще до войны. Остается среднее звено самой партии — райкомы и горкомы. В Ленинграде и особенно в Москве. Прежде всего в Москве. Не создают ли в виде ополчения претенденты на новое правительство России вооруженную базу для себя?

      Сталин хорошо помнил судьбу Николая II, вооружившего на свою голову в ходе Первой мировой войны миллионы крестьян и рабочих. Он, конечно, помнил, как российская диктатура пролетариата выбросила лозунг всеобщей вооружения на свалку и пришла к другой системе: вооружать меньшинство для насилия над безоружным большинством.

      Был еще один фактор, определявший отношение Сталина к народному ополчению. Армия формировалась путем тщательного смешивания призывников из разных регионов. Контроль за разнородной массой был облегчен: и для командиров, и для комиссаров, и для органов безопасности. А народное ополчение составляли люди, ми знавшие друг друга. Со своими авторитет формальными и неформальными лидерами, структуры, получив оружие, могли стать опасными.

      Сталин не мог не помнить, что именно Красная гвардия, сформированная в 1917 году в Петрограде по схеме, аналогичной московскому ополчению, сыграла решающую роль как во взятии большевиками столицы России под свой контроль, так и в свержении Керенского. Были ли у московских руководителей, выдвинувших идею ополчения, намерения, соответствующие опасениям Сталина? Думаю, что были, все умело было представлено как традиционное стремление отличиться перед Сталиным.


      Первое, что бросается в глаза: МГК решил формировать ополчение задолго до появления опасности для Москвы — в конце июня 1941 года. Как раз тогда, когда стало ясно, что руководившая долгие годы страной сталинская группа, обещавшая вести войну на чужой территории, обанкротилась, а Сталина несколько дней даже не видно и не слышно.

      Московское руководство состояло из лиц, не обремененных прямой ответственностью ни за коллективизацию, ни за террор 1937 года. Это были «молодые волки». И они не могли не думать о своей судьбе.

      Кроме того, лидер московского партаппарата А.С.Щербаков явно имел свою концепцию ведения войны. Это он был одним из главных авторов патриотических идей освобождения от «еврейского засилья» и т.д. Правда, термин «Великая Отечественная война» предложил не он, а митрополит Московский и Коломенский Сергий.

      Если уж не политик, а ученый В.И.Вернадский — как видно из его дневниковых заметок — думал о проблеме нового правительства, то как об этом мог не думать тот же Щербаков? Ведь был пример Ленина — Брестский мир, Отдать, как в 1918-м, немцам всю Прибалтику, Украину с Белоруссией, весь Кавказ и сохранить собственно Россию.


а ленинская идея 1918 года, идея спасения советской власти в России ценой отказа от всех «нерусских» частей страны снова возродилась в 1991 году — ради спасения власти номенклатуры и за ту же цену. Тем более эта идея не могла не возникнуть в головах великорусской, прежде всего московской, номенклатуры 1941 года. Но для этого надо было сталинское руководство заменить. Сделать это с сотней тысяч вооруженных ополченцев дело вполне реальное.

      Возможно, Сталин, с его интуицией, что-то чуял, а возможно, о каких-то разговорах ему донесли. И Сталин начал действовать. Сначала, в своей речи 3 июля Сталин вроде бы поддержал инициативу москвичей по созданию народного ополчения. Но тут же сделал многозначительное пояснение: ополчение надо созывать там, где складывается угрожающая ситуация. Получалась странная картина: пока «угрожающей» ситуации нет, не стоит формировать ополчение. А когда она возникнет, обычно уже поздно что-то серьезное делать.

      Московские начальники поняли, что Сталин о чем-то догадывается. Они знали, что со Сталиным шутки плохи. И они, учуяв неладное, насмерть перепугались. И в панике начали «корректировать» свой почин.

      Во-первых, все ополчение не остается в столице, а немедленно, сразу же, уезжает из нее на рытье окопов. Как известно, в 1917 году Красная армия категорически отказывалась куда-то выезжать из Петербурга — чтобы ни творилось на фронте. А тут пошли на выезд.


      Во-вторых, никакого оружия мы у ГКО не просим. Мы обойдемся внутренними резервами, которых, как хорошо знал Сталин, не было. При другой обстановке Сталин вряд ли бы удовлетворился такой «корректировкой», уж он устроил бы резню в московском руководстве. Но враг у ворот, и пришлось сделать вид, что успокоился.

      Сталин не был бы Сталиным, если бы он не подстраховался. Судя по всему, армейское командование получило приказ при первом же поводе двинуть ополченцев подальше от Москвы и бросить их в первую же «мясорубку», использовав в качестве пушечного мяса. Так ополченцы оказались за сотни километров от Москвы, под Вязьмой.

      Но МГК помешал мстительному Сталину «перемолоть» в боях вступивший в ополчение актив московской организации. Всего записались 140 тысяч ополченцев. На рытье окопов надо было выставить 120 тысяч. Явились»на окопы» только 90 тысяч. 50 тысяч «не явившихся» — это очень много. Каждый третий. Но, как ни странно, с этим никто не разбирался, никто (из уклонившихся и из начальства) не был наказан. Это в те времена!

      Напрашивается мысль, что это по негласному указанию МГК из ополчения срочно было «уведено» 50 тысяч «своих», в основном аппаратчиков и активистов. Для размещенного в Москве в качестве «резерва» МГК ополчения эти 50 тысяч были очень нужны, а вот с лопатами.им делать было нечего. Взамен МГК и РК начали искать «пополнение» на улицах Москвы.


      Личное. Рассказ отца моей жены, Василия Ивановича, кадрового рабочего, мастера одного из оборонных заводов Москвы:

      «Людей хватали на улицах Москвы и отправляли в ополчение. За рабочими охотились прямо у проходных заводов. Ни с бронью, ни с чем не считались — «у нас приказ -всех в ополчение». Я был одним из лучших сварщиков завода. Директор запретил мне и сменщику выходить с завода, чтобы нас не отправили в ополчение… «У меня завод оборонный, мы ремонтируем танки. Без сварщиков ничего не получится. Рыть окопы смогут и без вас». Так мы и спали прямо в цехе до конца декабря 1941 года».

      Примечательна судьба А.С.Щербакова. Уже в 1941 году, его, казалось бы, находящегося на сверхответственном посту первого секретаря МК и МГК, одновременно назначают начальником Совинформбюро, а в 1942 году — секретарем ЦК ВКП(б) и начальником Главного политического управления Красной Армии. Его явно постепенно «нагружают», чтобы появился повод для перемещения с поста лидера Москвы. Но его переместили радикально — в 1945 году он умирает в возрасте всего 44 лет. Известно, что смерть не щадит и молодых, но не менее известно и то, что Сталин никогда и ничего не забывал и щадил нисколько не больше смерти.


      Во что обходились бои ополченцам, ставшим объектом интриг Сталина и МГК, видно из таких цифр. На 27 октября 41-го года в 110-й дивизии народного ополчения осталось: в составе одного полка — 220 человек, второго полка — 280 человек и третьего полка — 691 человек. Теперь уже винтовок хватало на всех.

      Личное.Рассказ чудом уцелевшего товарища моего отца о Тимирязевской академии:

      «Дивизия наша почти сразу же попала в окружение. Немцы нас в плен не брали: считали, что ополчение состоит из комиссаров, евреев, кадровых рабочих и российских интеллигентов. Никто из них не будет нужен победившей Германии, ведь ей нужен будет только рабочий скот для работы под присмотром немецких надсмотрщиков».

      OpolchenieПотери народного ополчения в московской битве были столь грандиозны, что пять дивизий вообще пришлось расформировать — в каждой из них осталось по несколько сотен, а то и десятков бойцов.

      Боюсь, что и о почти поголовной героической гибели пяти дивизий московского народного ополчения под Вязьмой, и о причинах этого на нынешнем юбилее не вспомнят.

      Сколько всего погибло ополченцев? Каждый второй? Три из четырех? До сих пор не сказано. На совести Сталина, московской партноменклатуры и военного командования лежит необоснованная объективными факторами, беспрецедентная по масштабам гибель десятков тысяч лучших людей Москвы. За это никто не ответил до сих пор.


      Бывает, что косвенные свидетельства говорят о многом. Так и с народным ополчением. Вот дивизия, награжденная орденом Ленина, орденом Красного Знамени, орденом Суворова. В летопись Отечественной войны она вошла под именем «Городецкая», получив это название в 1944 году. Но вы не обнаружите за этим названием первоосновы этой дивизии — а ведь это дивизия народного ополчения Ленинградского района города Москвы.

      173-я стрелковая дивизия сражалась под Сталинградом. 56 бойцов и командиров дивизии за форсирование Днепра стали Героями Советского Союза. За образцовое выполнение боевых заданий дивизии присвоено звание «77-я гвардейская». Она награждена орденами Красного Знамени и Суворова и получила название «Черниговской». И опять-таки нигде не отмечено, что это дивизия народного ополчения Киевского района.

      В общем — ни одна дивизия народного ополчения Москвы не сохранила своего имени. Такое не может быть случайностью.

      Хотя теперь в Москве есть и улица Народного Ополчения, есть памятник ополченцам, хотя издана еще четверть века назад хорошая книга «Ополчение на защите Москвы» — полная правда о московском народном ополчении еще ждет своего часа.

 

Источник: lebed.com

1-я ДНО Ленинского района – 60-я сд. В нее входили: 1-й сп (1281-й сп), 2-й сп (1283-й сп), 3-й сп (1285-й сп), 4-й сп; Запасной полк, 269-й ап, 969-й ап (отд. артдивизион 76 мм), отдельные части и спецподразделения.

2-я ДНО Сталинского района – 2-я сд. В нее входили: 1-й сп (1282-й сп), 2-й сп (1284-й сп), 3-й сп (1286-й сп), 970-й ап ПТО, отдельные части и спецподразделения.

3-я Московская коммунистическая сд (1-й боевой участок, Северная группа войск по обороне г. Москвы, Северо-Западная группа войск по обороне г. Москвы, дивизия московских рабочих, 130-я сд, 54-я гвардейская сд). В их составе находились: 1-й коммунистическо-комсомольский (рабочий) полк (1-й сп), 2-й коммунистическо-комсомольский (рабочий) полк (2-й сп), 3-й коммунистическо-комсомольский (рабочий) полк (3-й сп), 4-й коммунистическо-комсомольский (рабочий) полк – 218 артиллерийский полк (артполк ПТО Северо-Западной группы войск по обороне г. Москвы), легкий артиллерийский полк, отдельные части и спецподразделения.

4-я дивизия московских рабочих (2-й боевой участок, Западная группа войск по обороне г. Москвы, 1-я бригада московских рабочих, 155-я сд). В нее входили: 4–5, 5-й, 6-й сп, отдельный артиллерийский полк, отдельные части и спецподразделения.

4-я ДНО Куйбышевского района – 110-я сд, 84-я гв. сд. В их состав входили: 1-й сп (1287-й сп), 2-й сп (1289-й сп), 3-й сп (1291-й сп), 4-й запасной резервный полк, 971-й ап (отдельный артдивизион 76 мм), отдельные части и спецподразделения.

5-я дивизия московских рабочих (3-й боевой участок, Юго-Западная группа войск по обороне г. Москвы, 2-я бригада московских рабочих). В их состав входили: 6-й, 8-й, 9-й сп, артполк, 2-й ап ПТО, отдельные части и спецподразделения.

5-я ДНО Фрунзенского района – 113-я сд. В ее штат входили: 1-й сп (13-й сп, 1288-й сп), 2-й сп (14-й сп, 1290-й сп), 3-й сп (15-й сп, 1292-й сп), отдельные части и спецподразделения.

6-я ДНО Дзержинского района – 160-я сд. В ее состав входили: 1-й сп (16-й сп), 17-й, 18-й, запасной сп, 1293-й сп, 1295-й сп, 973-й ап, отдельные части и спецподразделения.

7-я ДНО Бауманского района – 29-я сд. В нее входили: 19-й, 20-й, 21-й, запасной сп, 1294-й сп, отдельные части и спецподразделения.

8-я ДНО Краснопресненского района – 8-я сд. В нее входили: 1-й сп (1299-й сп), 2-й сп (1301-й сп), 3-й сп (1303-й сп), 975 ап, отдельные части и спецподразделения.

9-я ДНО Кировского района – 139-я сд. В составе: 1-го, 2-го, 3-го сп, запасной сп, артполк, отдельные части и спецподразделения.

13-я ДНО Ростокинского района – 140-я сд. В ее состав входил 37-й сп.

17-я ДНО Москворецкого района – 17-я сд. В ее состав входили: 1-й сп (1312-й сп), 2-й сп (1314-й сп), 3-й сп (1316-й сп), 980-й ап.

18-я ДНО Ленинградского района – 18-я сд., 11-я гв. сд. В их состав входили: 1-й сп (1306-й сп, 52-й сп), 2-й сп (1308-й сп, 53-й сп), 3-й сп (1310-й сп, 54-й сп), 33-й гв. сп, 282-й сп, 365-й сп, 518-й сп, 978-й ап, отдельные части и спецподразделения.

21-я ДНО Киевского района – 173-я сд, 77-я гв. сд. В их состав входили: 1311-й сп (61-й сп), 1313-й сп (62-й сп), 1315-й сп (63-й сп), 979-й ап, отдельные части и спецподразделения.

Дивизия московских рабочих – 3-я московская коммунистическая сд.

ДНО Железнодорожного района ДНО Красногвардейского района ДНО Коминтерновского района ДНО Октябрьского района ДНО Первомайского района ДНО Пролетарского района ДНО Свердловского района ДНО Сокольнического района ДНО Таганского района ДНО Тимирязевского района.

Бригады московских рабочих в составе: 4-й дивизии московских рабочих, 5-я дивизия московских рабочих.

Истребительные батальоны районов г. Москвы.

Рабочие (коммунистические) батальоны районов г. Москвы.

Общевойсковые дивизии:

1-я гв. сд.

1-я гв. мсд

2-я мсд

5-я сд

8-я сд

9-я гв. сд

11-я гв. сд (18-я ДНО)

17-я сд (17-я ДНО)

18-я сд (18-я ДНО)

29-я сд (7-я ДНО)

30-я сд

31-я кд

31-я сд

32-я сд

53-я сд

60-я сд (1-я ДНО)

77-я сд (21-я ДНО)

78-я сд (9 гв. сд)

84-я гв. сд (4-я ДНО)

91-я сд

93-я сд

100-я сд (4-я ДНО)

112-я ГД

113-я сд (5-я ДНО)

119-я сд

130-я сд (3-я московская коммунистическая сд)

113-я сд

139-я сд

140-я сд (13-я ДНО)

149-я сд

155-я сд (4-я дивизия московских рабочих)

158-я сд (5-я дивизия московских рабочих)

160-я сд (6-я ДНО)

166-я сд

168-я сд

173-я сд (21-я ДНО)

201-я сд

217-я сд

222-я сд

238-я сд

242-я сд

243-я сд

258-я сд

303-я сд

316-я сд

324-я сд

332-я сд

338-я сд

340-я сд

354-я сд

415-я сд

Барнаульская дивизия

(к. 35).

Следующая глава >

Источник: military.wikireading.ru

С.Е. Соболева
Главный хранитель фондов Государственного музея обороны Москвы

Ополченцы с винтовками ЛебеляИзучение каждой войны и каждого крупного сражения предполагает исследования уровня вооружения противоборствующих сторон и характеристику применявшегося ими оружия. При всем значении различных видов вооружения для результатов каждой военной операции стрелковое оружие, как обеспечивающее боевую силу воина, позволяющее солдату выполнять свои обязанности в бою, составляет неотъемлемую часть боеспособности воинских подразделений. В силу характера и особенностей Московской битвы, заключавшихся в специфике формирования ополченческих воинских частей и подразделений, стрелковое оружие приобретало особое значение, так как в ряде боевых эпизодов являлось единственным средством, обеспечивающим выполнение боевых задач.

Поэтому целенаправленный сбор образцов стрелкового оружия, применявшихся в Московской битве, является приоритетным в комплектовании фондов.

После окончания гражданской войны в связи с принятой программой перевооружения РККА советское правительство уделяло постоянное внимание разработке новых образцов автоматического орудия и оснащения ими Красной армии. К началу Великой Отечественной войны на вооружение были приняты пистолет-пулемет системы Дегтярева обр. 1940г., самозарядная винтовка системы Токарева обр. 1940 г. и пистолет-пулемет системы Шпагина обр. 1941 Г., по многим параметрам превосходившие аналогичное автоматическое вооружение германской армии. Однако в силу различных причин полностью и своевременно перевооружить стрелковые части Красной Армии этими образцами не удалось. Хотя необходимость совершенствования оружия -повышения скорострельности, дальности стрельбы, надежности работы автоматики механизмов, простоты устройства, технологичности Изготовления понималось Всеми, дискуссии О принятии на вооружение конкретного образца, например, такого как пистолета-пулемета системы Дегтярева затянулось вплоть до начала Великой Отечественной Войны. Процесс перевооружения армии этим автоматическим оружием был сложным и противоречивым. Первые образцы пистолетов — пулеметов системы Дегтярева обр. 1934 г., 1934/ 38 гг. были приняты на вооружение младшего командного состава РККА, пограничной охраны НКВД, пулеметных орудийных расчетов, авиадесантов, водителей машин.

В 1939 г. ППД был снят с вооружения и производства, пистолеты-пулеметы изъяты из частей и сданы на склады. Только опыт применения пистолетов-пулеметов «СУОМИ» в Финской армии во время советско — финляндской войны 1939-1940 гг. окончательно решил вопрос в пользу ППД. 6 января 1940 г. он был принят на вооружение РККА, но время для широкого производства и повсеместного вооружения было упущено. Солдаты германской армии, вооруженные 9 ММ автоматами МР-32 и МП-38/40, имели явное преимущество по площади огня в ближнем бою.

Не были правильно оценены и противотанковые ружья. ИЗ данных советской разведки стало известно, что германская армия перевооружает свои бронетанковые войска танками с толщиной брони более 100 мм. Не проверив достоверность этик данных, советское военное руководство посчитало нецелесообразным дальнейшее производство противотанковых ружей калибра 14,5 мм. По настоянию начальника Главного артиллерийского управления Г.И. Кулика, который был против вооружения армии пистолетами-пулеметами, единственное советское противотанковое ружье системы Руковишникова обр. 1939 г. 26 августа 1940 г. было снято с производства. Первые же бои с германской, «далеко не с первоклассной танковой техникой» показали всю ошибочность принятого решения. Конструкторы В.А. Дегтярев и С.Г. Симонов за 22 дня смогли создать противотанковые ружья, которые по тактико-техническим характеристикам превосходили ружье, разработанное Н.В. Руковишниковым. 29 августа 1941 г. были приняты на вооружение 14,5 мм магазинное самозарядное противотанковое ружье системы Симонова и 14,5 мм однозарядное противотанковое ружье системы Дегтярева. Польская модификация пулемёта BREN

Рассматривая проблемы, связанные с вооружением РККА перед войной, Г.К. Жуков признавал: «Устаревшие виды снимались с производства, а новые из-за сложности и KОHCТРУКТИBНЬIX особенностей не так-то просто было поставить на поток».

Одним из крупных просчетов советского военного командования было приближение мобилизационных складов вооружения и боеприпасов к новой границе СССР 1939 года. располагавшиеся на удаления от 30 до 200 км от границы, артиллерийские склады и склады вооружения были впервые же дни войны уничтожены или захвачены германской армией. Последствия этого для СССР были очень тяжелыми при развертывании армии военного времени.

Таким образом, уже во время ведения боевых действий в первые месяцы войны вплоть до середины 1942 г. приходилось невероятными усилиями преодолевать недостатки вооружения нашей армии стрелковым оружием.

Недостаток стрелкового оружия резко ощущался во время формирования ополченческих дивизий в Москве. Особенностью Московской битвы было участие в ней 16 дивизий народного ополчения. В июле 1941 г. в связи с патриотическим подъемом москвичей из не подлежащих мобилизации рабочих, служащих, студентов Москвы и московской области было сформировано 12 ДНО. В августе 1941 ДНО были направлены в состав армий Резервного и Западного фронтов. Стойко сражаясь на Ржевско-Вяземском рубеже обороны, они сумели задержать на спасительные 5-7 дней наступление ударных сил германской армии. Из за просчётов Ставки Верховного Главнокомандования, Генерального штаба и командования фронтов в начале октября в окружении под Вязьмой оказалось большинство ополченческих дивизий . В связи с понесенными потерями, пять ДНО прекратили свой существование.

Ополченцы с винтовками Мосина обр. 1891 г.В октябре — ноябре 1941г. из состава рабочих полков и истребительных батальонов были сформированы еще 4 дивизии: 2-я, 4-я, 5-я Московские стрелковые дивизии и 3-я Московская коммунистическая стрелковая дивизия. Эти дивизии формировались в условиях, когда противник подошел к Москве на расстояние менее 100 км, и составили основу частей Московской зоны обороны. В их задачу входило строительство оборонительных рубежей, подготовка и участие в контрнаступлении советских войск.

Пока дивизии народного ополчения занимались в июле и августе обучением личного состава и строили оборонительные сооружения, проблема их вооружения не стояла так остро. В силу сложившихся обстоятельств она решалась по «остаточному принципу». Оружия не хватало даже для частей, действовавших на фронте. Но и после перевода дивизий в состав армий Резервного и Западного фронтов и распоряжения снабжать их наравне с кадровыми соединениями, полностью обеспечить ополченцев современными отечественными образцами стрелкового оружия не удалось.

Нужно признать, что вопросы вооружения ополченческих формирований не-достаточно изучены и освещены в исторической литературе. Это требует всестороннего и глубокого изучения этой важной проблемы.

В постановлении Военного совета Московского военного округа о добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения от 2 июля 1941 г. говорится: «Штаб Московского военного округа обеспечивает дивизии вооружением и боеприпасами… Боеприпасы и вооружение поступают по линии военного снабжения», но по линии военного снабжения, то есть Главного артиллерийского управления (ГАУ), современными отечественными образцами должны были обеспечиваться и вновь создаваемые, и действующие на фронте регулярные части РККА. ГАУ могло обеспечить только 20-25% потребности в вооружении, да и то не сразу. Военному совету МВО пришлось самостоятельно изыскивать «внутренние ресурсы» столицы. Член военного совета МВО К.Ф. Телегин в своей книге «Не отдали Москвы» подробно описывает процесс поиска оружия на артиллерийских базах ГАУ. Одна из таких баз, о месте расположения которой автор не пишет (видимо это войсковая часть, находящаяся не-далеко от станции Лосиноостровская Ярославской ж/д), явилась основным источником снабжения оружием двенадцати дивизий народного ополчения. Она располагала «значительным запасом иностранного стрелкового оружия, отремонтированного и требующего ремонта». Необходимо выяснить, какое величество иностранных образцов оружия имелось на неизвестной базе ГАУ, которую нашел в июле 1941 г. К.Ф. Телегин. Известно, что она одна могла вооружить всех московских ополченцев. Об этом говорят цифры ее месячной программы ремонта оружия: по новому заданию ГАУ с июля 1941 г, база должна была довести норму ремонта до 120 000 единиц в месяц (5 000 ед. в день), а в каждой из 12 ополченческих дивизий было примерно по 10 000 бойцов.

Ополченцы с пулемётом MG-08

Часть оружия, хранившегося и доставляемого для ремонта, было захвачено во время 1-ой мировой войны, борьбы с интервенцией и басмачеством, военных конфликтов на оз. Хасан, в районе р. Халхин-Гол, в ходе освободительного похода Красной армии по воссоединению Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939 Г., во время советско — финляндской войны, в результате присоединения Бесарабии и Северной Буковины. Так, во время 1-ой мировой войны в качестве трофеев были захвачены около 700 000 винтовок систем Манлихера обр. 1889/1895 гг. и Маузера обр. 1888/1898гг.; около 2000 пулеметов. Винтовки Маузера и Манлихера имeлиcь в значительном количестве в дивизиях народного ополчения. Это объясняется тем, что они были захвачены в результате 1-ой мировой войны, а также поступили на войсковые склады в 1939-1940гг., так как состояли на вооружении польской и румынской армий (системы Манлихера обр. 1892, 1893 гг. (6,5 и 8 мм), 7,92 мм системы Маузера обр. 1924 г.). По указанию Сталина все оружие брошенное румынской армией во время освобождения Бесарабии и Сев. Буковины в 1940г., было собрано и приведено в порядок. К любому оружию, и устаревшему, и требующему ремонта, относились бережно. Его не отправляли в переплавку и не разукомплектовывали. Именно поэтому оказалось возможным его боевое использование. Что касается пулеметов, захваченных во время 1-ой мировой войны, то по сводкам начальника ГАУ в период с 1915-1917 гг. А.А. Маниаковского их количество не было значительным. Но по некоторым данным они были у ополченцев. Это могли быть состоявшие на вооружении германо — австрийской армии 7,92 мм станковый пулемет MG-08 (Максима); 7,92мм ручной пулемет МО-13 (Дрейзе); 7,92мм ручной пулемет системы Бергмана обр. 1915 г., 7,92 мм станковый пулемет Дрейзе обр. 1908/1915гг.; 8 мм станковый пулемет системы Шварцлозе обр. 1907- 1912 гг. и обр. 1907 г.

В период боевых действий в районе оз. Хасан и р. Халхин-Гол среди военных трофеев было захвачено и стрелковое орущие, состоявшее на вооружении Японской армии: 8 мм пистолет Намбу обр. 1925 г.; 6,5 мм винтовка Арисака обр. 38 (1905 г.); 6,5 мм карабин Арисака обр. 44 (1911г.), 6,5 мм ручной пулемет обр. 11 (1922 г.), 6,5 мм ручной пулемет обр. 96 (1928 г.); 6,5 мм станковый пулемет обр. 3 (1914 г.); 7,7 мм станковый пулемет обр. 92 (1932 г.).

Некоторые иностранные системы стрелкового оружия закупались Россией во время первой мировой войны или были переданы ей союзниками.

Из Франции поступили:

— 8 мм винтовки системы Лебеля обр. 1886/1893 гг. (86000 ед.),
— 11 мм винтовки системы Гра обр. 1874 г. (450 000 ед.),
— 11 мм винтовки системы Гра- Кропачека обр. 1874/1885 гг. (105 000 ед.),
— 8 мм ручные пулеметы системы Шоша обр. 1915 г. (6100 ед.), Из Италии поступили: — 11 мм винтовки системы Веттерли — Витали обр. 1871/1887 гг. (400 000 ед.).

Из Великобритании поступили:

— 6,35 мм винтовки Арисака обр. 1905 гг. (128 141ед.),
— 7,71 мм ручные пулеметы системы Льюиса обр.1915 г. (1.862 ед.),
— 8 мм ручные пулеметы системы Гочкиса обр. 1909 г. (540 ед.).

Из США поступили:

— 7,62 мм винтовки системы Винчестера обр. 1895 г. 299 000 ед.),
— 7,62 мм ручные пулеметы системы Льюиса обр. 1915 г. и 7,62 мм станковые пулеметы системы Кольта обр. 1915 г. (всего 32 908 ед.).

Из Японии поступили:

— 6,35 мм и 7 мм карабины Арисака обр. 1905 гг. (635400 ед.),
— 7 мм винтовки Арисака обр. 1905 гг. (20 350 eд.).

Бойцы с винтовками различных систем(маузер, СВТ, манлихер и пр.)Кроме того, заводам Ремингтона и Вестингауза в США были заказаны 3-х линейные винтовки системы Мосина обр. 1891/1910 гг. И было получено 358 000 штук. Фирме Виккерса в Великобритании было также заказано производство станковых пулеметов системы Максима обр. 1910 г. под российский патрон, было получено 128 пулеметов. В 1915-1916 гг. в США было закуплено 14500 пистолетов системы Кольта обр. 1911 г., которые были отправлены на фронт для вооружения офицеров русской армии. Но часть этих пистолетов осталась на складах.

Известно, что офицеры русской армии могли самостоятельно покупать иностранные образцы личного оружия. Оружейный отдел артиллерийского комитета счел возможным разрешить офицерам иметь на вооружении некоторые автоматические пистолеты, признанные на основании испытаний и общей оценки их боевых качеств наилучшими. Большое pacпocтранение имели: 7,65 мм и 9 мм пистолет системы Борхарда — Люгера («Парабеллум») обр. 1900 и 1904 гг.; 7,63 мм и 9 мм пистолет системы Маузера обр. 1908г. с деревянной кобурой — прикладом. В России был принят на вооружение жандармского корпуса 9 мм пистолет системы Браунинга обр. 1903 г. В период 1-ой мировой войны во Франции к Браунингу было закуплено 3 392 000 патронов, из них осталось на складах ГАУ 2 292 000.

Перечисленные иностранные образцы хранились на войсковых складах как дополнительный вид вооружения для отрядов по охране тыла.

Оружейными заводами России до революции выпускались различные образцы оружия, некоторые из них в советское время были сняты с вооружения и производства и переданы на хранение на артиллерийские склады. Среди них: 4,2-линейная однозарядная винтовка системы Бердана № 2 обр.1870 г., 3-х линейный карабин обр. 1907 г., 3-х линейная магазинная винтовка системы Мосина обр. 1891 г. в трех модификациях: драгунская, пехотная, казачья. Драгунский вариант винтовки продолжал выпускаться, также как 3-х линейный револьвер системы Нагана обр. 1895 г.

В результате конструкторских разработок русских оружейников в процессе переоснащения Красной армии на вооружение в разное время были приняты: 6, 35 мм автомат системы Федорова обр.1916г. сконструирован под патрон Арисаки (выпуск налажен в 1918г.); 7,62 мм автоматическая винтовка системы Симонова обр. 1936 г.; 7,62 мм самозарядная винтовка системы Токарева обр. 1938г.; 7,62 мм пистолет-пулемет системы Дегтярева обр. 1934, 1934/38 гг.; станковый пулемет Дегтярева обр. 1939 г., 14,5мм противотанковое ружье системы Руковишникова обр. 1939 г.

В связи с модернизацией оружия прекращался впуск устаревших образцов. Данные образцы оружия хранились на артиллерийских складах ГАУ как резервный запас. Они выдавались кроме кадровых частей РККА также и ополченцам после перевода их в состав армий Резервного и Западного Фронтов.Противотанковое ружьё Руковишникова обр. 1939 г.

Другим источником снабжения, который изыскал Bоeнный совет МВО совместно с местными партийными организациями, были «материальные ресурсы города», которые включали оружие, имевшееся в организациях Осовиахима, у охраны различных предприятий и наркоматов, учебное оружие в вузах и средних специальных учебных заведениях. В справке о боевом пути 18 стрелковой дивизии (бывшей 18 ДНО) приводятся данные о строевых занятиях бойцов во время формирования дивизии 7-8 июля 1941г. «Никакого оружия тогда в 18-й с.д. еще не было, если не считать 250 учебных винтовок и 30 учебных пулеметов, выделенных дивизии организацией Осовиахима…» В спортивных организациях Осовиахима (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству) в то время использовались мелкокалиберные винтовки (5,6 мм) ТОЗ-8, ТОЗ-9, системы Смирнитского, а в ряде случаев и иностранные винтовки и пулеметы, годные для стрельбы холостыми патронами. Мелкокалиберные винтовки выдавались для проведения учебных стрельб и освоения бойцами курса начальной военной подготовки. Оружие имелось у службы охраны различных предприятий и наркоматов. Так как их задача состояла в несении караульной службы, то для ее обеспечения не требовалась высокая плотность огня и скорострельность. Например, на вооружении отрядов команд управления ведомственных служебных частей (УВСЧ) и ПВО Народного комиссариата топливной промышленности состояли следующие иностранные винтовки: 7,71 мм системы Ли-Энфильда обр. 1914 г. (Великобритания), 6,35 мм системы Арисака обр. 1905 г. (Япония), 8 мм системы Лебеля обр. 1907/1915/1916 гг. (Франция), системы Манлихера обр. 1893г. (Австро — Венгрия, Болгария); 11 мм системы Веттерли — Витали обр. 1870/1884 гг. (Италия), 8 мм системы Гра — Кропачека обр. 1874/1885 гг. и 1885 г., 1878/1884 гг. Происхождение этих винтовок нам уже известно. Эти команды вооружались также мелкокалиберной винтовкой ТОЗ-2 и карабином НК -8,2 мм, переделанным из охотничьей крупнокалиберной винтовки. В качестве личного оружия командным составом использовался пистолет системы ТК обр. 1927 г.

Исследователь истории ополченческих формирований А.Д. Колесник пишет: «Значительная часть ополченцев была вооружена за счет учебного оружия, находившегося в высших и средних специальных учебных заведениях». Перед Великой Отечественной войной боевое оружие переделывалось в учебное за счет просверленного в патроннике запального отверстия и сточенного бойка. Привести его в боевое состояние можно было путем замены бойка и заделывания отверстия специальным составом.

Подтверждением того, что ополченцам выдавалось все, что могло стрелять, являются воспоминания К.Бирюкова, бывшего начальника снабжении оружием рабочих коммунистических батальонов: «Оружия не хватало. При формировании батальона получили самое различное оружие- отечественное, трофейное и даже музейное». Данное явление было характерным не только для Москвы. «В Вязьме когда-то был неплохой музей, посвященный 1812 году. Экспонатами из музея вооружали ополченцев сорок первого. Фузея (тип гладкоствольного дульно — зарядного кремневого ружья. Введена на вооружение русской армии Петром I с 1700г. Вес ~ 6 кг; калибр 11,24 мм). в руках бойца имела чисто психологическое значение. К тому же, хоть стрелять из нее было нельзя, можно было колоть полуметровым штыком и бить прикладом. Раздавались из музея так же сабли.

На месте боев 1941 года в районе прорыва из окружения у села Богородицкое в засыпанном окопе найдена французская кавалерийская сабля времен войны 1812 г. Может быть она была экспонатом вяземского музея? По ее сохранности видно, что лежала она в земле не более 50 лет.

Итак, источники вооружения дивизий народного ополчения были разнообразны, также разнообразно было и оружие иностранного и российского производства. Так, изучение различных документов ополченческих частей позволяет сделать вывод о степени укомплектованности их различными образцами вооружения. В справке Председателя комиссии политотдела 35 армии батальонного комиссара Колесника о состоянии вооружения 4 ДНО на 25 июля 1941 г. перечисляются французские, польские винтовки. Упоминаются ручные пулеметы системы Браунинга обр. 1928 г. В донесении бригадного комиссара 5 ДНО Антропова штабу 33 армии от 4 августа 1941 г. приводятся данные о наличии оружия, не предусмотренного штатным расписанием: винтовки системы Мосина обр. 1891 г. (имелось 1500 ед.), винтовки системы Маузера (имелось 2575 ед.), станковые пулеметы системы Кольта обр. 1915 г.(243 ед.).

Бойцы с пулемётами ЛьюисаБольшую ценность для точной атрибуции видов вооружения представляют фотографии и киноленты июля — октября 1941г. Часто в официальных документах, отчетах и справках точное название систем не указывается. Однако при изучении фотографий становится ясно, что имелось в виду под определением «польские, французские, русские, английские, канадские, немецкие» и другие иностранные винтовки. Научный сотрудник при наличии определенного опыта и справочной литературы всегда в состоянии «опознать» конкретные образцы. Широко известна фотография «Бронебойщики. С парада в бой.» фотокорреспондента А.В Устинова, сделанная во время парада на Красной площади 7 ноября 1941 г., на которой бойцы уходят на фронт с пулеметами Льюиса на плече. На фотографии А.В Устинова «У 2-го часового завода» можно увидеть германский станковый пулемет MG-08 (Максима), выданный бойцу народного ополчения ленинградского района. Примечательно, что такой же пулемет на станке- салазках представлен в экспозиции Зеленоградского краеведческого музея. Музейный экспонат найден в районе Cолнечногорска, где сражалась 3 Коммунистическая стрелковая дивизия. Германская армия стала использовать оружие старого образца только в конце войны, тогда как Советский союз в самом ее начале. Под Москвой у немцев были сосредоточены новейшие системы cтрелкового оружия, такие как paзличные модификации пулемета MG-34. На этой же фотографии изображен ручной пулемет системы Браунинга обр. 1928 г., попавшего в СССР через Польшу, где он состоял на вооружении. На фотографии бойцов Первого Московского стрелкового полка, сделанной фотокорреспондентом Б.Е. Вдовенко, запечатлен чехословацкий ручной пулемет ZB-30.

Для точного и полного определения вооружения ополченческих формирований важное значение имеют наряды ГАУ на получение оружия ополченческими частями. В них должны быть указаны точные названия и количество выданного оружия.

Наставления и руководства по материальной части стрелкового оружия, издававшиеся Наркоматом Обороны и ГАУ перед войной и вплоть до 1942г. включительно, дают представление о типах иностранного стрелкового оружия и правилах обращения с ним. Издавались руководства по материальной части таких систем как; 7,71 мм винтовка системы Росса обр. 1910 г.; 6,35 мм винтовка системы Арисака обр. 1895, 1905 гг, 7,71 мм винтовка системы Ли-Энфильда обр. 1903/1907/1914 гг., ручной пулемет системы Гочкиса обр. 1909 г.; ружье- пулемет cиcтемы Мадсена обр. 1902/1920 гг., ручной пулемет обр. «11» (Япония) (1922г.), 8 мм станковый пулемет системы Шварцлозе обр. 1907/1912гг., 7,63 мм и 9 мм автоматические пистолеты системы Маузера обр. 1910 и 1908гг., 7,65мм и 9 мм пистолеты системы Борхарда — Люгера обр. 1900/1904 гг.

Воспоминания ополченцев- участников Московской битвы дают очень важные сведения как о степени вооруженности дивизий народного ополчения, так и о самом оружии и его качестве. Вот что пишет ветеран 5 ДНО, боец роты связи Н.Н. Малов в своих воспоминаниях, хранящихся в фондах музея «оснащение дивизии было не на высоте. Не хватало автоматов, пулеметов, орудий. Финские трофейные патроны, пригодные для винтовок, заедали в пулеметных лeнтax». Н.Н. Малов описывает патроны от финских трофейных винтовок (обр. 1927 г., Шюцкор М28-30, М-39) — вариантов русской 3-х линейной винтовки системы Мосина обр. 1891 Г , состоявшей на вооружении в финской армии с царских времен. Устройство затвора, спускового механизма, баллистические данные финских модификаций не отличались от русской 3-х линейки. Но в СССР и Финляндии существовали разные системы промышленных допусков и посадок при производстве вооружения и боеприпасов. При внешнем сходстве советских винтовочных патронов обр. 1908 г. и финских, финские патроны заедали в наших пулеметных лентах и стрелять очередью ими было не возможно. По этой же причине для наших винтовок не подходили финские обоймы. Поэтому стрелять финскими патронами можно было только по одному.

Мы видим, что ополченцы были вооружены в основном иностранным стрелковым оружием. В первую мировую войну союзниками было передано России стрелковое оружие, считавшееся морально и технически устаревшим. Такие винтовки как Гра, Гра-Кропачек, Веттерли-Витали стреляли патронами, снаряженными дымным порохом, это приводило к отказу оружия во время стрельбы в связи с тем, что обильный пороховой нагар забивал нарезы в канале ствола, а также мешал нормальной работе механизмов. В процессе совершенствования и развития стрелкового оружия винтовки таких систем как Лебель, Арисака, Манлихер, Маузер являлись caмыми первыми малокалиберными магазинными винтовками, разработанными во Франции, Японии, Австро — Венгрии, Германии и принятыми на вооружение в армиях этих стран. Они предназначались для стрельбы на дальней дистанции, борьбы с кавалерией противника и не были приспособлены дня ведения боя в ограниченном пространстве. Эти винтовки имели сложный УСМ, и в полевых условиях попадание пыли и грязи вело к его отказу и поломке. запасных частей к иностранному оружию не производилось. В случае поломки или утери самой незначительной детали оружие выходило из строя. Калибр иностранного оружия был различным в зависимости от cтрaны — производителя, он отличался от штатного российского и поэтому планомерное снабжение патронами было невозможно. Исключение составляло оружие производства США И сделанное на заказ. Изучение материальной части, без знания которой невозможно успешно применять стрелковое оружие в бою, было затруднено из-за крайне незначительного количества наставлений по стрелковому делу и руководств по материальной части оружия иностранных образцов. Со всеми этими проблемами приходилось сталкиваться бойцам, имевшим минимальный уровень боевой подготовки. Вполне естественно, что это вселяло в людей неуверенность в способности успешно вести боевые действия и в целом ,и отражалось на боеспособности ополченческих дивизий.Ополченцы с винтовками Арисака

В связи с переводом дивизий народного ополчения в состав кадровых армий 7 августа 1941 г. командующий Резервным Фронтом генерал армии Г.К. Жуков обратился в ГКО со специальной докладной запиской, в которой пишет, что «32 и 33 армии, состоящие из 10 дивизий народного ополчения, прибывшие в состав Резервного фронта, имеют очень много недостатков и, если не будут приняты немедленные меры, имеющиеся недостатки могут привести к тяжелым последствиям. В дивизиях имеется много совершенно необученных и не умеющих даже владеть винтовкой бойцов. Дивизии недовооружены, а имеющееся вооружение разных систем. В части засылаются боеприпасы других калибров…»

В докладной записке начальника политотдела Главного управления новых формирований и укомплектования Красной армии бригадного комиссара Свиридова от 11 августа 1941 г. содержится просьба Военного совета Резервного фронта «заменить винтовки иностранных образцов на наши винтовки» в целях стандартизации Вооружения и упрощения снабжения.

Начальнику Главного Артиллерийского Управления генерал-полковнику Н.Д. Яковлеву было дано указание заменить иностранные винтовки русскими. Однако, когда 3 сентября 1941 г. была проведена проверка состояния дивизий народного Ополчения 32 и 33 армий Резервного фронта, то в докладе по итогам проверки о состоянии вооружения сказано: «ручным оружием части вооружены отечественными образцами, кроме 13 и 18 сд., где на вооружении находятся польские винтовки, обеспеченные штыками на 40 процентов. Автоматическое оружие, артиллерия и минометы состояли французской и польской системы. Большинство командного и начальствующего состава не обеспечено личным оружием». Далее в отчете указывается, что «для успешного выполнения боевых задач необходимо ускорить переход дивизий на твердые штаты, доукомплектовав их личным составом, вооружением и МТО.» Вместе с тем в Центральном архиве Министерства Обороны РФ находятся документы о степени укомплектованности вооружением всех двенадцати дивизий народного ополчения на 3 сентября 1941г.

Обеспечение винтовками, автоматами, ручными и станковыми пулеметами, 50-мм минометами, 76-мм дивизионными пушками, 122-мм гаубицами в них значится 100 %. Среди общего количества станковых пулеметов насчитывается 412 станковых пулеметов Кольта обр. 1915 г. В действительности положение с материально-техническим обеспечением ополченческих дивизий выглядело несколько иначе. Согласно донесению штаба 33 Армии штабу Резервного (фронта о боевом и численном составе частей армии — шести дивизий народного ополчения, направленном не ранее 20 сентября 1941 г. (датирование по тексту). Винтовок имелось 34 721 вместо положенных 28 952, станковых пулеметов 714 вместо положенных 612. Но ощущался недостаток в следующих видах оружия: Осмотр канадских винтовок Росс Мк.III обр. 1910 г.автоматических винтовок имелось 7 796, а требовалось по штату 21 495, ручных пулеметов было 869, вместо необходимых 956, пистолетов-пулеметов Дегтярева насчитывалось 784, вместо положенных 928. На шесть дивизий имелось всего 2 зенитных пулемета вместо положенных 102 и 7 крупнокалиберных пулемета вместо 51. Таким образом, несмотря на значительное улучшение вооруженности ополченцев, по некоторым важным видам стрелкового вооружения уровень вооруженности значительно отставал от требуемого. Ополченческие дивизии продолжали снабжать вооружением, дотягивая до положенных 100 % укомплектованности. К сожалению в исследовательской литературе о народном ополчении Москвы вооружение ополченческих дивизий характеризуется цифрами и оценками взятыми из приведенной справки: «к 3 сентября 1941 г. ополченческие дивизии были полностью обеспечены по штату винтовками, автоматами, ручными и станковыми пулеметами, 50-мм минометами, 76-мм дивизионными пушками и 122-мм гаубицами. Оружие иностранного образца заменялось современным отечественным. Укомплектование дивизий Резервного фронта вооружением (автоматическими винтовками, автоматами, ручными пулеметами) продолжалось и в последующем». Разночтения в официальных документах не могут составить реальную картину вооружения ополченцев к началу битвы под Москвой. В Вяземской земле лежат немые свидетели трагедии окружения, опровергающие утверждения и данные отчетов, что иностранные образцы различного калибра, без патрон, без материально — технического описания были полностью заменены современными отечественными. Рядом с останками бойцов лежит и ржавеет оружие первого периода формирования.

В фонде военной археологии музея имеются остатки оружия из раскопок на местах боев дивизий народного ополчения:

— магазин от ручного английского пулемета Льюиса обр. 1915 г.
— патроны от французской винтовки системы Лебеля обр. 1907 г.
— магазины от ручного пулемета системы Браунинга обр. 1928 г.
— обойма с патронами от австрийской винтовки системы Maнлиxepa обр. 1889г.
— два станка от пулемета системы Гочкиса обр. 1914 г.
— ствол с казенником, прицельной колодкой и штыком с хомутиком 3-х линейной винтовки системы Мосина обр. 1891 г.

В 1930 г. была принята на вооружение модернизированная винтовка системы Мосина обр. 1891/1930 г. Ее конструкция была улучшена. Сконструирован намушник, пружинные кольца, рамочная обойма заменена пластинчатой, введен прицел с более прочной прямой рамкой, введен шомпольный упор особого стержня для предохранения от перекашивания.

Использованная литература:

1. ЦАМО РФ, Ф. 81, оп. 12106, д. 109, л.61
2. Военно — исторический журнал. 1962 г., №2. С 79-80.
3. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1969 г. С 203.
4. Ополчение на защите Москвы. М. 1978 г. С 29.
5. Телегин К.Ф. Не отдали Москвы. М., 1975 г. С 36.
6. Маниаковский А.А. Боевое снабжение русской армии в I мировую войну. М. 1937 г. С 292, 308.
7. Карпов В.В. маршал Жуков. М., 1992 г. С 160.
8. Материальная часть стрелкового оружия. Под ред. А.А. Благонравова. М.1946 г.С 161,168, 330, 356.
9. Победа на реке Халхин- Гол. М., 1981 г. с 137.
10. Д.В. Панков Д.Д. Панков «подвиг подольских курсантов» М., 1980 г. С43.
11. Федоров В.Г. «Эволюция стрелкового оружия» ч.2 М. 1983 г. С 11-112
12. Жук А.Б «Справочник по стрелковому оружию» М 1993 с 235
13. Пособие по изучению мат. части стрелкового оружия. Гос. Издательство оборонной промышленности. Л. 1939 г.
14. Колесник А.Д. «Народное ополчение городов — героев» М 1974 г. С132
15. «Народное ополчение Москвы» М 1961 г. С 219
16. Долгишев В. «Ополченцы»/Красная Звезда от 18.11.1994 г.
17. Ополчение на защите Москвы. М. 1978 г. С 112
18. Москва военная. М. 1995 г. С 141
19. 1941-1945. Фотографии Александра Устинова. М. 1978 С 24
20. Буков К.И. Запишите меня на войну/ Московская правда от 3 июля 1991г.

Источник: westfront.su


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.