Брестский мир с германией был заключен

Брестский мир с германией был заключенБрестский мир 03.03.2018 12:52

100 лет назад, 3 марта 1918 г., в Брест-Литовске был подписан мирный договор, документально оформивший утрату Россией территории, на которой проживала треть ее населения. Со времен татаро-монгольского ига Россия не испытывала сопоставимых по своим масштабам катастроф…
 

Брестский мир – это мирный договор между Россией и Германией с союзниками, подписанный в марте 1918 года в городе Брест-Литовске (без участия и согласия Франции и Англии). Суть Брестского мира заключалась в том, что Россия признавала свое поражение в Первой мировой войне и передавала Германии 2/3 золотого запаса, территории, на которых находилось более 40% промышленных предприятий и которые производили более 70% металлургической продукции и около 30% хлеба. Также Россия должна была демобилизовать свою армию и заключить мир с Радой Украины.


Условия мира были унизительны для России, и это вызвало недовольство большей части русского общества. Большевиков обвинили в предательстве национальных интересов. Советскую делегацию на переговорах в Брест-Литовске возглавлял нарком по иностранным делам Лев Давидович Троцкий. Его сторонники предлагали не подписывать мир на таких условиях, в итоге возникла Брест-Литовская формулировка: «ни войны, ни мира». Троцкий предлагал подписать мирный договор только после перехода немецких войск в наступление. Николай Иванович Бухарин, напротив, считал, что для России необходимо не вступать ни в какие переговоры с Германией, и вести так называемую «революционную войну». В ответ немецкие войска перешли в наступление на войска Красной Армии 18 февраля 1918 года. 3 марта 1918 года состоялось подписание Брестского мира с Германией без обсуждения условий.

Так большевики сохранили власть над Россией и получили мирную передышку, но на короткое время. После окончания войны и заключения Брестского мира весной 1918 года начался голод, который обозначил кризис всей внутренней политики большевиков. Голодали в основном города. Причиной голода было то, что в результате войны были упразднены товарно-денежные отношения. В сельском хозяйстве упало производство продуктов, уменьшилось поступление хлеба на рынок, а также перестал поступать украинский хлеб. Итак, весной 1918 года в экономике был развал, в политике – все классы отвернулись от большевиков, а внешнеполитическая ситуация характеризовалась полной изоляцией. Брестский мир стал одной из причин трагедии, которая захлестнет Россию, – Гражданской войны.


Брестский мир с германией был заключен

Руководители русской делегации прибыли на станцию Брест-Литовск. Слева-направо: майор Бринкманн, Йоффе, госпожа Биренко, Каменев, Карахан

Переговоры о сепаратном мире проходили на конференции, открытой в Брест-Литовске 9 (22) декабря 1917 г. Делегация Советской России предложила в основу договора положить идею всеобщего демократического мира. Однако германские военные круга не были намерены отказываться от территориальных притязаний, которые в ходе переговоров только возрастали. В ультимативной форме Германия выдвинула жесткие условия, дав 48 часов срока для их выполнения. Одновременно австро-германские войска начали наступление по всему фронту, угрожая захватить Петротрад. Советское правительство вынуждено приняло ультиматум, так как старая армия была деморализована и не желала воевать, а новая, Рабоче-Крестьянская Красная Армия находилась в стадии становления. Несмотря на сопротивление “левых коммунистов” и левых эсеров, обвинявших большевиков в измене мировой революции и предательстве национальных интересов, договор был ратифицирован 15 марта 1918 г. IV Чрезвычайным съездом Советов. После Ноябрьской революции 1918 г. в Германии и поражения стран Четверного союза в первой мировой войне 13 ноября 1918 г. Советская России в одностороннем порядке аннулировала Брестский договор.


Брестский мир с германией был заключен

Немецко-австрийско-турецкие представители на переговорах в Брест-Литовске. Генерал Макс Гофман, Оттокар Чернин фон унд цу Худениц (австро-венгерский министр иностранных дел), Мехмет Талаат-паша (Оттоманская Империя), Рихард фон Кюльман (министр иностранных дел Германии), неизвестный участник

МИРНЫЙ ДОГОВОР МЕЖДУ СОВЕТСКОЙ РОССИЕЙ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ, И ГЕРМАНИЕЙ, АВСТРО-ВЕНГРИЕЙ, БОЛГАРИЕЙ И ТУРЦИЕЙ, С ДРУГОЙ СТОРОНЫ («БРЕСТСКИЙ МИР»)

3 марта 1918 г.

Статья I

Россия, с одной стороны, и Германия, Австро-Венгрия, Болгария и Турция – с другой, объявляют, что состояние войны между ними прекращено. Они решили впредь жить между собой в мире и дружбе.

Статья II

Договаривающиеся стороны будут воздерживаться от всякой агитации или пропаганды против правительства или государственных и военных установлений другой стороны. Поскольку это обязательство касается России, оно распространяется и на области, занятые державами Четверного союза.


Статья III

Области, лежащие к западу от установленной договаривающимися сторонами линии и принадлежавшие раньше России, не будут более находиться под ее верховной властью: установленная линия обозначена на приложенной карте…*, являющейся существенной составной частью настоящего мирного договора. Точное определение этой линии будет выработано русско-германской комиссией.

Для означенных областей из их прежней принадлежности к России не будет вытекать никаких обязательств по отношению к России.

Россия отказывается от всякого вмешательства во внутренние дела этих областей. Германия и Австро-Венгрия намереваются определить будущую судьбу этих областей по снесении с их населением.

Статья IV

Германия готова, как только будет заключен всеобщий мир и проведена полностью русская демобилизация, очистить территорию, лежащую восточнее указанной в абзаце I статьи III линии, поскольку статья VI не постановляет иного.

Россия сделает все от нее зависящее, чтобы обеспечить скорейшее очищение провинций Восточной Анатолии и их упорядоченное возвращение Турции.

Округа Ардагана, Карса и Батума также незамедлительно очищаются от русских войск. Россия не будет вмешиваться в новую организацию государственно-правовых и международно-правовых отношений этих округов, а предоставит населению этих округов установить новый строй в согласии с соседними государствами, в особенности с Турцией.


Статья V

Россия незамедлительно произведет полную демобилизацию своей армии, включая и войсковые части, вновь сформированные теперешним правительством.

Статья VI

Россия обязывается немедленно заключить мир с Украинской Народной Республикой и признать мирный договор между этим государством и державами Четверного союза. Территория Украины незамедлительно очищается от русских войск и русской Красной гвардии. Россия прекращает всякую агитацию или пропаганду против правительства или общественных учреждений Украинской Народной Республики.

Эстляндия и Лифляндия также незамедлительно очищаются от русских войск и русской Красной гвардии. Восточная граница Эстлявдии проходит в общем по реке Нарве. Восточная граница Лифлявдии проходит в общем через озеро Чудское и Псковское озеро до его юго-западного угла, потом через Любанское озеро в направлении к Ливенгофу на Западной Двине. Эстлявдия и Лифляндия будут заняты германской полицейской властью до тех пор, пока общественная безопасность не будет там обеспечена собственными учреждениями страны.

Финляндия и Аландские острова также будут немедленно очищены от русских войск и русской Красной гвардии, а финские порты – от русского флота и русских военно-морских сил.


Брестский мир с германией был заключен

Статья IX

Договаривающиеся стороны взаимно отказываются от возмещения своих военных расходов, т.е. государственных издержек на ведение войны, равно как и от возмещения военных убытков, т.е. тех убытков, которые были причинены им и их гражданам в зоне военных действий военными мероприятиями, в том числе и всеми произведенными во вражеской стране реквизициями.

Статья X

Дипломатические и консульские сношения между договаривающимися сторонами возобновляются немедленно после ратификации мирного договора (…)

Статья XIV

Настоящий мирный договор будет ратифицирован (…) мирный договор вступает в силу с момента его ратификации.

* На западе от России отторгались Польша, Прибалтика, часть Белоруссии. Советское правительство обязалось также вывести свои войска из Украины и решить пограничные вопросы с ее правительством (Центральная Рада).

Брестский мир с германией был заключен

Святейший Патриарх Тихон не мог оставаться безучастным зрителем совершающихся трагических событий. 5 (18) марта 1918 года он обратился к всероссийской пастве с посланием, в котором дал оценку заключенного в Бресте мирного договора:


«Благословен мир между народами, ибо все братья, всех призывает Господь мирно трудиться на земле, для всех уготовал Он Свои неисчислимые блага. И Святая Церковь непрестанно возносит молитвы о мире всего мира… Несчастный русский народ, вовлеченный в братоубийственную кровавую войну, нестерпимо жаждал мира, как некогда народ Божий жаждал воды в палящей зноем пустыне. Но не было у нас Моисея, который бы напоил свой народ чудодейственной водой, и не ко Господу, своему Благодетелю, воззвал народ о помощи – явились люди, отрекшиеся от веры, гонители Церкви Божией, и они дали народу мир. Но тот ли это мир, о котором молится Церковь, которого жаждет народ?

Заключенный ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чуждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры, мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской, мир, отдающий наш народ и русскую землю в тяжкую кабалу, – такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения. Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери.


А между тем у нас продолжается все та же распря, губящая наше Отечество… Устранит ли объявленный мир эти вопиющие к небу нестроения? Не принесет ли он еще больших скорбей и несчастий? Увы, оправдываются слова пророка: Они говорят: мир, мир, а мира нет (Иер. 8, 11). Святая Православная Церковь, искони помогавшая русскому народу собирать и возвеличивать государство Русское, не может оставаться равнодушной при виде его гибели и разложения… По долгу преемника древних собирателей и строителей земли Русской Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена, Мы призываем… возвысить голос свой в эти ужасные дни и громко объявить перед всем миром, что Церковь не может благословить заключенный ныне от имени России позорный мир. Этот мир, принужденно подписанный от лица русского народа, не приведет к братскому сожительству народов. В нем нет залогов успокоения и примирения, в нем посеяны семена злобы и человеконенавистничества. В нем зародыши новых войн и зол для всего человечества. Может ли примириться русский народ со своим унижением? Может ли он забыть разлученных от него по крови и вере братьев?..

Православная Церковь… не может теперь иначе, как с глубочайшей скорбью, взирать на эту видимость мира, который не лучше войны… Не радоваться и торжествовать по поводу мира призываем мы вас, православные люди, а горько каяться и молиться пред Господом… Братие! Настало время покаяния, наступили святые дни Великого Поста.


иститесь от грехов своих, опомнитесь, перестаньте смотреть друг на друга, как на врагов, и разделять родную землю на враждующие станы. Все мы – братья, и у всех нас одна мать – родная Русская земля, и все мы чада одного Отца Небесного… Пред лицом Страшного, совершающегося над нами Суда Божия, соберемся все вокруг Христа и Святой Его Церкви. Будем молить Господа, чтобы смягчил Он сердца наши братолюбием и укрепил их мужеством, чтобы Сам Он даровал нам мужей разума и совета, верных велениям Божиим, которые исправили бы содеянное злое дело, возвратили отторгнутыя и собрали расточенныя.

…Убеждайте всех усердно молиться Господу, да отвратит Он праведный гнев Свой, грех наших ради на ны движимый, да укрепит наш расслабленный дух и восставит нас от тяжкого уныния и крайнего падения. И милосердный Господь сжалится над грешной Русской землей…».

Брестский мир с германией был заключен

Кайзер: “А это мы постелили в нашем новом помещении”.
Император Карл: “А вы точно уверены, что он мертв?”

Из воспоминаний участников:

В Брест-Литовске еще в декабре 1917 года начались переговоры о мире.


жду двумя сторонами, тайными многолетними партнерами, намечается глубокий разрыв. От лозунга «Без аннексий и контрибуций» не осталось и следа. В связи с гигантскими территориальными, экономическими и финансовыми требованиями Германии переговоры скоро заходят в тупик. А именно: немецкая сторона требует четверть Европейской территории России с отделением Эстонии, Лифляндии, Финляндии и Украины, плодородную сельскохозяйственную область, четверть железнодорожной сети, треть текстильной промышленности, три четверти железнорудных и каменноугольных шахт, хочет присвоить продукцию украинского сельского хозяйства и контролировать кавказские нефтяные скважины. К тому же еще шесть миллиардов марок — четверть в золоте сразу, остальное — до осени 1918 года.

Русские делают ставку на время. Им совершенно очевидно, что, поспособствовав заключению мира своим девизом, они должны были добиваться успеха, что ясно и противоположной стороне. Однако начало революционных беспокойств в Германии или Австро-Венгрии могло бы спасти новое советское руководство от последствий подобного договора. Демонстрации в Вене в этом отношении вселили в Ленина надежды.

Это демонстрирует переписка между Рицлером из германского посольства в Стокгольме, состоящим в контакте с правительством Ленина, и Министерством иностранных дел. Из нее следует, что «венские события разбудили новые надежды Воровского». Поэтому следует «соблюдать твердость по отношению к русскими только в случае, если венские события и там приведут к новым требованиям, пойти на уступки». — а именно близ Украины, в районе Галиции. Очевидно, во время венских забастовок политики своими высказываниями нарушили немецкие планы, поэтому Рицлер жалуется: «…высказывания недооценивающей положение левой прессы в Австро-Венгрии осложняют заключение договора».

Переговоры в Брест-Литовске представляют собой последний этап совместного пути германского правительства и программы Парвуса. Атмосферу этих встреч характеризует напор, движущий Германией, желающей поставить все на карту и использовать зависимость правительства Ленина от заключения мира, а также и советскими руководителями на переговорах, которые не могут ничего противопоставить этому напору и борются за сохранение своей власти. Эта атмосфера отражена в записях ведущих партнеров по переговорам. Так, например, генерал Гофман. Верховный главнокомандующий Германской Восточной армией, насмехаясь над неоднородностью делегации и ее лицемерием, делает такую запись:

«Я никогда не забуду первого обеда с русскими. Я сидел между Иоффе и Сокольниковым, тогдашним комиссаром финансов. Напротив меня сидел рабочий, которому, по-видимому, множество приборов и посуды доставляло большое неудобство. Он хватался то за одно, то за другое, но вилку использовал исключительно для чистки своих зубов. Наискосок от меня рядом с князем Хоенлое сидела террористка Бизенко, с другой стороны от нее — крестьянин, настоящее русское явление с длинными седыми локонами и заросшей, как лес, бородой. Он вызывал у персонала некую улыбку, когда на вопрос, красное или белое вино предпочитает он к обеду, отвечал: «Более крепкое».

Иоффе, Каменев, Сокольников производили впечатление настоящих интеллигентов. Они с воодушевлением говорили о стоящей перед ними задаче привести российский пролетариат к высотам счастья и благосостояния. Никто из них ни на минуту не сомневался, что обязательно настанет такой момент, когда народ сам будет управлять государством, руководствуясь марксистским учением. Они верили в то, что всем людям будет хорошо, а некоторым, — здесь Иоффе подразумевал, вероятно, себя, — чуть-чуть лучше. (…) В остальном русские открывали переговоры сразу потоком пропагандистских речей и нападками на «империалистов»…»

Упомянутая госпожа Бизенко, имевшая на своей совести несколько «политических» убийств, была лишь недавно освобождена из тюрьмы. Крестьянин, фигура-алиби для представителей правительства, стремящегося узаконить себя как идеолога классов рабочих, крестьян и солдат, обязан своим присутствием на переговорах чистой случайности. По пути к вокзалу направляющейся в Брест русской делегации встретился устало бредущий крестьянин, и тут члены делегации вспомнили, что забыли взять с собой представителя этого класса. Они предложили его подвезти. Дело закончилось настоящим похищением. Когда обманутый запротестовал, что ему якобы нужно в другую сторону, «похитители» сначала озабоченно поинтересовались, к какой партии он принадлежит — к левому или правому крылу? — и только потом заявили: «Ну хорошо. Ты сейчас поедешь не в деревню, а с нами в Брест на встречу с нашим врагом. Мы хотим договориться с немцами о мире…»

Австрийский министр иностранных дел, граф Цернин, делает пометку о фазе, когда после безрезультатного прекращения первого круга переговоров — шок от немецких требований еще витал в воздухе — Троцкий сменяет Иоффе: «В первой половине дня прибыли русские под руководством Троцкого. Они сразу извинились перед сидящими за столом. И вообще они не привлекают к себя внимания, вероятно, подует другой ветер, не такой, как в прошлый раз…»

Немецкий госсекретарь фон Кюльманн высказывается о Троцком:

«Уже на следующее утро состоялось первое пленарное заседание. Картина полностью изменилась. Троцкий был человеком совсем другого склада по сравнению с Иоффе. Не очень большие, острые и насквозь пронизывающие глаза за резкими стеклами очков смотрели на его визави сверлящим и критическим взглядом. Выражение его лица ясно указывало на то, что он лучше бы завершил малосимпатичные для него переговоры парой гранат, швырнув их через зеленый стол, если бы это хоть как-то было согласовано с общей политической линией. Поскольку я знал, что Троцкий особенно гордился своей диалектикой, я был полон решимости избежать всего, что могло бы дать ему материал для агитации среди немецких социалистов…»

В автобиографических записках Троцкий вспоминает о своих партнерах по переговорам с крайним пренебрежением:

«Кюльманн был главнее Цернина и, как я полагаю, главнее других дипломатов, с которыми у меня была возможность познакомиться. В нем виден характер практический, значительно превышающий средний ум и заметную долю злости, которую он демонстрировал не только нам, у кого он натыкался на сопротивление, но и своим союзникам.
Когда затронули проблему оккупированных областей, Кюльманн стал бить себя в грудь и кричать: «Слава богу, у нас в Германии нет оккупированных областей!» На что Цернин пожал плечами и позеленел, вероятно, Кюльманн, имел в виду его. Их отношения были далеки от дружеских.
Генерал Гоффманн
, напротив, привнес свежую ноту в конференцию. Он показывал, что ему не симпатичны закулисные хитрости дипломатии, и несколько раз ставил свой солдатский сапог на стол переговоров. Мы сразу поняли, что единственная реальность, которую действительно следует воспринимать всерьез при этих бесполезных разговорах, это сапог Гоффманна (…)
Однако иногда генерал прерывал политические дискуссии, но по-своему. Раздраженный скучными речами о самоопределении народов, он пришел с папкой вырезок из русских газет, с помощью которых подтверждал свои обвинения, что большевики подавляли свободу слова и нарушали принципы демократии (…) Я ответил Гоффманну, что в классовом обществе каждое правительство опирается на силу. Отличие состоит лишь в том, что генерал Гоффманн осуществляет подавление для защиты крупных помещиков, в то время как наши меры силового характера имеют целью защищать рабочих…»

Генерал Гоффманн пишет о Троцком следующее:

«Троцкий — хороший оратор, образованный, энергичный и циничный, создавал впечатление человека, который не остановится ни перед какими средствами, чтобы достичь того, чего хочет. Иногда я спрашивал себя, прибыл ли он вообще с намерением заключить мир, или ему была нужна трибуна, с которой он мог бы пропагандировать большевистские взгляды. Тем не менее, хотя они и стояли на переднем плане, я думаю, что он пытался прийти к соглашению, и когда Кюльманн давал достойный ответ диалектикой, то приводил его в затруднительное положение, и он перешел к использованию режиссерского хода, якобы Россия не может принять условия мира центрально-европейских стран, и он настоящим объявляет войну оконченной, и что он, наконец, завершил круг переговоров…»

Кюльманн говорит о той же фразе, находясь под давлением с обеих сторон

«Решение Троцкого резко прервать контакты между членами делегаций затруднило мою задачу как руководителя нашей делегации (…)
Троцкий, очевидно, хотел спровоцировать меня к диктаторскому выступлению, с ударами по столу и указаниями на военную карту. Я, однако, не смог оказать ему такой любезности, которая вооружила бы его столь опасным оружием, как натравливание против меня левых партий в Германии. Мое поле действий на переговорах было и без того узким и заключалось между требованиями со стороны руководства сухопутными войсками мягких аннексий и со стороны Рейхстага — мира без аннексий и контрибуций. Так что я мог только втянуть Троцкого в дискуссию о праве наций на самоопределение и вывести оттуда территориальные уступки…»

Одновременно с этим состоялась беседа Парвуса с Брокдорффом-Рантцау (в Берлине. – Ред.), которая и на этот раз была подробным образом зафиксирована. Здесь бросается в глаза то, что накопилось у разочарованного создателя революционной программы. Он явно начинает дистанцироваться от Ленина и дает ему еще немного времени для его правления. По поводу немецких территориальных пожеланий в изменении их формулы «без аннексий и контрибуций» весной Парвус заявляет с широким жестом: «Уже после того, как разразилась русская революция, я указал на партийном собрании в Берлине на то, что мы, если Россия будет исключена, а Франция разбита, само собой разумеется, будем говорить совершенно в других тонах и должны будем аннексировать большие территории…» И не медля добавляет: если большевики создадут сложности, Германия должна будет использовать свою армию — 500 000 человек достаточно, чтобы сокрушить Россию.

Это и так понятно. Когда Троцкий покинул вышеописанную фазу переговоров, не добившись результата, а с лозунгом «Ни войны, ни мира», подключился Генеральный штаб. Генерал Людендорфф приказывает прорвать русскую оборонительную линию на северо-западе. Немцы продвигаются в направлении Петрограда. Ленин знает о состоянии своей армии, которая в конечном счете была морально разложена его же собственной пропагандой. В военном отношении он не смог ничего противопоставить немецкому нажиму. Финансированием своего прихода к власти он продался противнику — теперь у него нет выбора и нет оружия, чтобы опротестовать эту сделку.

3 марта 1918 года Ленин должен подписать Брест-Литовский мирный договор. Комментарий одного русского офицера: «Это уникальное явление в мировой истории, чтобы потерпевшая сторона диктовала условия победителю…»

Ленин, однако, имел холодный расчет. Он надеялся, что вскоре в Германии разразится революция и она снимет все тяготы этого договора. Все-таки он получил из Берлина, помимо срочной помощи в два миллиона марок, еще 15 миллионов в конце ноября. Теперь он может укрепить позиции своей власти в стране, финансировать партийный орган газету «Правда» и основать ЧК, наводящую ужас тайную полицию «для борьбы с контрреволюцией (-онерами)». Когда из-за его политики экспроприации, огосударствления, из-за грубых методов правления, и, наконец, мирного договора сторонники его партии начинают отпадать и перебегать на сторону оппозиции, поддерживаемой Антантой, его положение становится “затруднительным”, о чем в мае 1918 года пишет в Берлин аккредитованный в Москве посол фон Мирбах:

“Антанта должна тратить очень много денег, чтобы привести к власти правых социал-революционеров и возобновить состояние войны.
Матросы на кораблях (…), вероятно, полностью подкуплены, так же как бывший Преображенский полк, запасы оружия (…) оружейного завода в руках социал-революционеров. Большевики не могут найти штаб (…) организации. Движение, должно быть, имеет связи с сибирским движением (…) Усилена агитация. Продолжаю стремиться противодействовать попыткам Антанты, между тем был бы благодарен за инструкцию, оправдан ли наш интерес, исходя из общего положения дел, к использования более крупных средств и, что касается возможной нестабильности большевиков, какое направление поддерживать…
Мирбах.”

Вскоре после этого, 11 июня 1918 года, Мирбах получает ответ из Берлина о том, что ему срочно предоставляется 40 миллионов марок, плюс ежемесячно три миллиона в дальнейшем, которые должны быть переданы большевикам. До выполнения условий договора Ленина нужно удержать у власти.

Использован материал кн.: Хереш Элизабет. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. Перевод с немецкого И.Г.Биневой. М., 2005, с. 324-332. Редакция ХРОНОСа приносит свои извинения за качество перевода – какой уж есть…


Литература:

Джон Уилер-Беннет. Брестский мир. Победы и поражения советской дипломатии. М., 2009.

Ксенофонтов, И. Н.  Мир, которого хотели и который ненавидели: Докум. репортаж [о заключении Брест. мир. договора] / И. Н. Ксенофонтов. – М. : Политиздат, 1991.

Ватлин А. Ю. Международная стратегия большевизма на исходе первой мировой войны/ А. Б. Ватлин // Вопросы истории. – 2008. – N 3. – С.72-82.

Драма российской истории: большевики и революция / О. В. Волобуев (рук. авт. коллектива), А. А. Косаковский, В. И. Старцев и др. – М. : Новый хронограф, 2002.

Максимычев, И. Брестский урок: пора научиться делать выводы из истории / Игорь Максимычев // Обозреватель-Observer. – 2008. – N 4. – С. 28 – 34

Нольде, Б.Э. Итоги 1917 года. Брестские переговоры и Брестский мир / Нольде Б.Э.; Б.Э.Нольде // Вестн. Европы. – 2002. –  Т. 2. – С. 152 – 160

Пятецкий, Л. М.  История России. ХХ в.: [Пособие] для абитуриентов и старшеклассников/ Л. М. Пятецкий. – М. : Моск. лицей, 1999.

Этот противоречивый XX век: к 80-летию со дня рождения акад. РАН Ю. А. Полякова: [cб. ст.]/ Рос. акад. наук, Отд-ние истории, Ин-т рос. истории; [редкол.: Севостьянов Г. Н. (отв. ред.) и др.]. – М. : РОССПЭН, 2001.

Хереш Элизабет. Купленная революция. Тайное дело Парвуса. Перевод с немецкого И.Г.Биневой. М., 2005.

Документы внешней политики СССР. М., 1957. Т. 1.

Источник


Источник: krest-sobor.ru

Декрет о мире

Через месяц после Октябрьской революции, 8 ноября 1917 года, новая власть приняла Декрет о мире, главным тезисом которого стало немедленное перемирие без аннексий и контрибуций. Однако предложение начать переговоры державы «дружественного соглашения» проигнорировали, и Совнарком был вынужден действовать самостоятельно.

Ленин направил телеграмму в подразделения русской армии, находившиеся в тот момент на фронте.

«Пусть полки, стоящие на позициях, выбирают тотчас уполномоченных для формального вступления в переговоры о перемирии с неприятелем» — говорилось в ней.

22 декабря 1917 года Советская Россия начала переговоры с Центральными державами. Однако Германию и Австро-Венгрию формула «без аннексий и контрибуций» не устроила. Они предложили России «принять к сведению заявления, в которых выражена воля народов, населяющих Польшу, Литву, Курляндию и части Эстляндии и Лифляндии, о их стремлении к полной государственной самостоятельности и к выделению из Российской федерации».

Разумеется, такие требования советская сторона выполнить не могла. В Петрограде постановили: нужно выиграть время, чтобы реорганизовать армию и подготовиться к обороне столицы. Для этого в Брест-Литовск выезжает Троцкий.

Миссия «затягивателя»

«Чтобы затягивать переговоры, нужен «затягиватель», как выразился Ленин», — напишет впоследствии Троцкий, назвавший своё участие в переговорах «визитами в камеру пыток».

Одновременно Троцкий вёл «подрывную» пропагандистскую деятельность среди рабочих и крестьян Германии и Австро-Венгрии с прицелом на скорое восстание. 

Переговоры проходили крайне трудно. 4 января 1918 года к ним присоединилась делегация Украинской народной республики (УНР), не признававшей советскую власть. В Брест-Литовске УНР выступила как третья сторона, выдвинув претензии на часть польских и австро-венгерских территорий.

Тем временем экономические потрясения военного времени докатились и до Центральных держав. В Германии и Австро-Венгрии появились продовольственные карточки для населения, начались забастовки с требованием заключить мир.

18 января 1918 года Центральные державы представили свои условия перемирия. По ним Германия и Австро-Венгрия получали Польшу, Литву, некоторые территории Белоруссии, Украины, Эстонии, Латвии, Моонзундские острова, а также Рижский залив. Делегация Советской России, для которой требования держав были крайне невыгодны, взяла паузу в переговорах.

Принять взвешенное решение российская делегация не могла ещё и потому, что в руководстве страны возникли серьёзные разногласия.

Так, Бухарин призывал прекратить переговоры и объявить западным империалистам «революционную войну», полагая, что даже самой советской властью можно пожертвовать ради «интересов международной революции». Троцкий придерживался линии «ни войны, ни мира»: «Мир не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем». 

Ленин, в свою очередь, хотел мира любой ценой и настаивал на том, что с требованиями Германии следует согласиться.

«Для революционной войны нужна армия, а у нас армии нет… Несомненно, мир, который мы вынуждены заключать сейчас, — мир похабный, но если начнётся война, то наше правительство будет сметено и мир будет заключён другим правительством», — говорил он. 

В итоге решили затянуть переговоры ещё больше. Троцкий вновь отправился в Брест-Литовск с поручением от Ленина подписать мирный договор на условиях Германии, если она предъявит ультиматум.

Российская «капитуляция»

В дни переговоров в Киеве произошло большевистское восстание. В Левобережной Украине была провозглашена советская власть, и Троцкий в конце января 1918 года вернулся в Брест-Литовск с представителями Советской Украины. Одновременно Центральные державы заявили, что признают суверенитет УНР. Тогда Троцкий объявил, что, в свою очередь, не признаёт сепаратных соглашений между УНР и «партнёрами».

Несмотря на это, 9 февраля делегации Германии и Австро-Венгрии, с оглядкой на сложное экономическое положение в своих странах, подписали мирный договор с Украинской народной республикой. Согласно документу, в обмен на военную помощь против Советской России УНР должна была поставить «защитникам» продовольствие, а также пеньку, марганцевую руду и ряд других товаров.

Узнав о договоре с УНР, император Германии Вильгельм II приказал немецкой делегации предъявить Советской России ультиматум с требованием отказаться от прибалтийских областей до линии Нарва — Псков — Двинск. Формальным поводом для ужесточения риторики стало якобы перехваченное обращение Троцкого к немецким военнослужащим с призывом «убить императора и генералов и побрататься с советскими войсками».

Вопреки решению Ленина, Троцкий отказался подписывать мир на немецких условиях и покинул переговоры.

В итоге 13 февраля Германия возобновила боевые действия, стремительно продвигаясь на северном направлении. Были взяты Минск, Киев, Гомель, Чернигов, Могилёв и Житомир.  

Ленин, учитывая низкую дисциплину и сложную психологическую обстановку в российской армии, одобрял массовые братания с противником и стихийные перемирия.

«Дезертирство прогрессивно растёт, целые полки и артиллерия уходят в тыл, обнажая фронт на значительных протяжениях, немцы толпами ходят по покинутой позиции. Постоянные посещения неприятельскими солдатами наших позиций, особенно артиллерийских, и разрушение ими наших укреплений, несомненно, носят организованный характер», — говорится в направленной в Совнарком записке начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала Михаила Бонч-Бруевича.

В итоге 3 марта 1918 года делегация Советской России подписала мирный договор. Согласно документу, Россия шла на ряд серьёзных территориальных уступок. Балтийский флот должен был покинуть базы в Финляндии и Прибалтике.

Россия потеряла Привислинские губернии, в которых проживало преимущественно белорусское население, Эстляндскую, Курляндскую и Лифляндскую губернии, а также Великое княжество Финляндское.

Частично эти регионы становились протекторатами Германии или же входили в её состав. Россия также утратила территории на Кавказе — Карсскую и Батумскую области. Кроме того, отторгалась Украина: советское правительство было обязано признать независимость УНР и прекратить с ней войну.

Также Советская Россия должна была выплатить репарации в объёме 6 млрд марок. Кроме того, Германия потребовала возместить 500 млн золотых рублей убытков, которые она якобы понесла в результате русской революции.

«Падение Петрограда было, в общем-то, вопросом если не нескольких дней, то нескольких недель. И в этих условиях гадать о том, можно или нельзя было подписывать этот мир, не имеет никакого смысла. Если бы мы его не подписали, то получили бы наступление одной из самых мощных армий Европы на необученных, невооружённых рабочих», — считает директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов.

План большевиков

Оценки последствий Брестского мирного договора историками разнятся.

«Мы перестали быть акторами европейской политики. Однако катастрофических последствий не было. В дальнейшем все потерянные в результате Брестского мира территории были возвращены сначала Лениным, затем Сталиным», — подчеркнул Коровин.

Аналогичной точки зрения придерживается Корнилов. Эксперт обращает внимание на то, что политические силы, считавшие Брестский мир предательством, впоследствии сами сотрудничали с противником.  

«Ленин, которого обвиняли в предательстве, потом доказал, что был прав, вернув территории. При этом правые эсеры и меньшевики, которые кричали громче всех, не оказывали сопротивления, спокойно сотрудничали с немецкими оккупационными войсками на юге России. А большевики организовывали возврат этих территорий и вернули в конце концов», — заявил Корнилов.

В то же время некоторые аналитики считают, что в Брест-Литовске большевики действовали исключительно в угоду собственным интересам.  

«Они спасали свою власть и осознанно платили за это территориями», — заявил в интервью RT президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

По мнению американского историка Ричарда Пайпса, Брестский мир помог Ленину завоевать дополнительный авторитет.

«Прозорливо пойдя на унизительный мир, который дал ему выиграть необходимое время, а затем обрушился под действием собственной тяжести, Ленин заслужил широкое доверие большевиков. Когда 13 ноября 1918 года они разорвали Брестский мир, вслед за чем Германия капитулировала перед западными союзниками, авторитет Ленина был вознесён в большевистском движении на беспрецедентную высоту. Ничто лучше не служило его репутации человека, не совершающего политических ошибок», — пишет Пайпс в своём исследовании «Большевики в борьбе за власть».

Аналитики считают, что отголоски Брестского мира были слышны на протяжении всего XX века, да и сейчас можно наблюдать последствия того решения.

«Во многом благодаря Брестскому миру, а точнее — немецкой оккупации, были сформированы будущие северные и восточные границы Украины», — уточняет Корнилов.

Кроме того, именно Брестский мир стал одной из причин появления в советской, а затем и в российской Конституции «мины замедленного действия» — национальных республик. 

«Единовременная потеря больших территорий привела к облегчению и ускорению процесса самоопределения населения некоторых из них в качестве суверенных политических наций. Впоследствии, при формировании СССР, это повлияло на выбор Лениным именно этой модели — национально-административного деления на так называемые республики с вписанным уже в самую первую их конституцию суверенитетом и правом выхода из состава СССР» — отметил Коровин.

При этом события 1918 года во многом повлияли на представление большевиков о роли государства.

«Утрата больших территорий заставила большевиков в целом переосмыслить отношение к государству. Если до какого-то момента для марксистов государство не было ценностью в свете грядущей мировой революции, то единовременная потеря большого пространства отрезвила даже самых оголтелых, заставив их ценить территории, из которых государство складывается, с их ресурсами, населением и промышленным потенциалом», — заключил Коровин.

Источник: russian.rt.com

РОССИЯ ТЕРЯЛА ОКОЛО 1 МЛН КВ. КМ

По договору, подписанному 3 марта 1918 г., территория, оккупирован­ная Германией и Австро-Венгрией, включала Эстонию, Латвию, Литву, Польшу, 75% Белоруссии. Германия и Австро-Венгрия намеревались сами определить судьбу этих областей в согласии с их населением. Советская Россия обязалась заключить договор с Украинской Радой и урегулировать с ней пограничные споры. Все земли, захваченные у Турции, возвраща­лись, вместе с занятыми ранее округами Карса, Ардагана и Батума. Таким образом, Россия теряла около 1 млн кв. км территории. Российская армия демобилизовывалась. Все военные суда России подлежали переводу в рус­ские порты или разоружению. Россия также освобождала от своего присутствия Финляндию, Аландские острова и обязывалась прекратить пропаганду против властей Украины и Финляндии. Военнопленные отпу­скались на родину.

По тексту Брестского мира договаривающиеся стороны отказывались от взаимного возмещения расходов. Однако 27 августа в Берлине было под­писано дополнительное финансовое соглашение, по которому Россия должна была выплатить Германии в различных формах 6 млрд. марок и поставить Германии ­продовольствие. Восстанавливались права германских и австрийских под­данных на их собственность в России. Возобновлялись невыгодные для России таможенные тарифы 1904 г.

Ратификация этих необычайно тяжелых условий мира вызвала новый политический кризис России. Экстренный съезд РКП(б) и IV Чрез­вычайный съезд Советов в марте 1918 г. большинством голосов высказа­лись за ратификацию мира, при этом Совнаркому было дано право в лю­бой момент разорвать его. Против мира резко выступали «левые коммуни­сты» и левые эсеры. В знак протеста народные комиссары — члены пар­тии левых эсеров вышли из Совнаркома, но остались в Советах и в аппа­рате управления, в том числе — в ВЧК.

 

УЧАСТНИКИ И СОВРЕМЕННИКИ

Из официального сообщения советского правительства о ходе переговоров в Брест-Литовске с целью заключения перемирия от 22 ноября 1917 г.

…Наши делегаты начали с декларации о целях мира, в интересах которого предлагается перемирие. Делегаты противной стороны отвечали, что это дело политиков, между тем как они, люди военные, уполномочены говорить только о военных условиях перемирия…

Наши представители внесли проект перемирия на всех фронтах, выработанный нашими военными экспертами. Главными пунктами этого предложения было, во-первых, запрещение переброски войск с нашего фронта на фронт наших союзников и, во-вторых, очищение немцами островов Моонзунда… Наши требования… делегаты противников объявили для себя неприемлемыми и высказались в том смысле, что такие требования могли бы быть предъявлены только разбитой стране. В ответ на категорические указания наших уполномоченных, что для нас дело идет о перемирии на всех фронтах в целях установления всеобщего демократического мира на известных основах, формулированных Всероссийским Съездом Советов, делегаты противной стороны снова уклончиво заявили о недопустимости для них такой постановки вопроса, ибо они в настоящий момент уполномочены вести переговоры о перемирии только с русской делегацией, так как делегации союзников России на конференции нет…

В переговорах участвовали, таким образом, представители всех враждебных нам государств. Из союзных государств на переговорах не было представлено, кроме России, ни одного. Союзные народы должны знать, что переговоры начались и что они будут продолжаться независимо от поведения нынешней союзной дипломатии. В этих переговорах, где русская делегация отстаивает условия всеобщего демократического мира, дело идет о судьбе всех народов, в том числе и тех воюющих народов, дипломатия которых сейчас остается в стороне от переговоров.

«Известия» N 233, 23 ноября 1917 г.

 

Из заявления Л. Троцкого

…Мы выводим нашу армию и наш народ из войны. Наш солдат-пахарь должен вернуться к своей пашне, чтобы уже нынешней весной мирно обрабатывать землю, которую революция из рук помещиков передала в руки крестьянина. Мы выходим из войны. Мы отказываемся санкционировать те условия, которые германский и австро-венгерский империализм пишет мечом на теле живых народов. Мы не можем поставить подписи русской революции под условиями, которые несут с собой гнет, горе и несчастья миллионам человеческих существ. Правительства Германии и Австро-Венгрии хотят владеть землями и народами по праву военного захвата. Пусть они свое дело творят открыто. Мы не можем освящать насилия. Мы выходим из войны, но мы вынуждены отказаться от подписания мирного договора…

 

Из заявления главы советской делегации на переговорах в Брест-Литовске Г. Сокольникова:

…При создавшихся условиях Россия не имеет возможности выбора. Фактом демобилизации своих войск русская революция как бы передала свою судьбу в руки германского народа. Мы ни на минуту не сомневаемся, что это торжество империализма и милитаризма над международной пролетарской революцией окажется лишь временным и приходящим… Мы готовы немедленно подписать мирный договор, отказываясь от всякого его обсуждения как совершенно бесполезного при создавшихся условиях…

 

Из воспоминаний инженера-путейца Н.А. Врангеля:

До переезда в Баты-Лиман мне пришлось пережить трагикомический эпизод. Как известно, предательский Брест-Литовский договор предусматривал сдачу судов нашего Черноморского Флота немедля. Этого предательства не могли перенести даже большевики-матросы, вчерашние убийцы офицеров. Стали кричать о необходимости защищать Крым от немцев, бросились по городу (Севастополю) искать офицеров, прося их опять вступить в командование судами. На судах вместо красного опять взвился Андреевский флаг. Адмирал Саблин вступил в командование Флотом. Военно-революционый Комитет решил защищать Крым и строить стратегическую железную дорогу Джанкой-Перекоп. Бросились искать инженеров и обнаружили в Балаклаве инженера Давыдова, начальника участка постройки линии Севастополь-Ялта (постройка была начата в 1913 г. и приостановлена). Несмотря на уверения Давыдова, что постройка потребует нескольких месяцев, его назначили главным инженером и потребовали от него, чтобы он указал инженеров, которые будет мобилизованы ему в помощь. За два дня до сего я познакомился с Давыдовым на набережной в Балаклаве и вот он называет мне имя, желал избавить меня от работы в окопах, чем грозили всем буржуям. На следующий день я уже мобилизован и нас везут в Джанкой, а оттуда на лошадях в Перекоп. В Перекопе ночуем и едем обратно. Из Севастополя я скрываюсь в Баты-Лиман и через 2-3 дня думаю, что немцы уже пришли. В вознаграждение за понесенные труды и волнения привожу домой 1/4 фунта свеч, выданных мне в Джанкой.

Источник: histrf.ru

История подписания Брестского мира

Первый этап

Переговоры о мире начались 22 декабря 1917 г.

В советскую делегацию на первом этапе входили 5 уполномоченных – членов ВЦИК: А. А. Иоффе – председатель делегации, Л. Б. Каменев (Розенфельд) и Г. Я. Сокольников (Бриллиант), эсеры А. А. Биценко и С. Д. Масловский-Мстиславский, 8 членов военной делегации, 3 переводчика, 6 технических сотрудников и 5 рядовых членов делегации (матрос, солдат, калужский крестьянин, рабочий, прапорщик флота).

Переговоры о перемирии были омрачены трагедией в русской делегации: во время частного совещания советской делегации застрелился представитель Ставки в группе военных консультантов, генерал-майор В. Е. Скалон. Многие русские офицеры считали, что он был подавлен из-за унизительного поражения, развала армии и падения страны.

Исходя из общих принципов Декрета о мире, советская делегация сразу предложила принять за основу переговоров следующую программу:

  1. Не допускаются никакие насильственные присоединения захваченных во время войны территорий; войска, оккупирующие эти территории, выводятся в кратчайший срок.
  2. Восстанавливается полная политическая самостоятельность народов, которые были этой самостоятельности лишены в ходе войны.
  3. Национальным группам, не имевшим политической самостоятельности до войны, гарантируется возможность свободно решить вопрос о принадлежности к какому-либо государству или о своей государственной самостоятельности путём свободного референдума.
  4. Обеспечивается культурно-национальная и, при наличии определённых условий, административная автономия национальных меньшинств.
  5. Отказ от контрибуций.
  6. Решение колониальных вопросов на основе вышеизложенных принципов.
  7. Недопущение косвенных стеснений свободы более слабых наций со стороны наций более сильных.

28 декабря советская делегация выехала в Петроград. Сложившееся положение дел было обсуждено на заседании ЦК РСДРП(б). Большинством голосов было принято решение затягивать мирные переговоры как можно дольше, в надежде на скорую революцию в самой Германии.

Правительства Антанты не дали ответ на приглашением принять участие в мирных переговорах.

Второй этап

На втором этапе переговоров советскую Делегацию возглавил Л.Д. Троцкий. Германское верховное командование выражало крайнее недовольство затягиванием мирных переговоров, опасаясь разложения армии. Советская делегация потребовала от правительств Германии и Австро-Венгрии подтвердить отсутствие у них намерений присоединить какие бы то ни было территории бывшей Российской империи – по мнению советской делегации, решение вопроса о будущей судьбе самоопределяющихся территорий должно осуществляться путём всенародного референдума, после вывода иностранных войск и возвращения беженцев и переселённых лиц. Генерал Гофман в ответной речи заявил, что германское правительство отказывается очистить оккупированные территории Курляндии, Литвы, Ригу и острова Рижского залива.

18 января 1918 г. генерал Гофман на заседании политической комиссии предъявил условия Центральных держав: в пользу Германии и Австро-Венгрии отходили Польша, Литва, часть Белоруссии и Украины, Эстонии и Латвии, Моонзундские острова и Рижский залив. Это позволяло Германии контролировать морские пути к Финскому и Ботническому заливам, а также развивать наступление на Петроград. В руки Германии переходили российские балтийские порты. Предложенная граница была крайне невыгодна для России: отсутствие естественных рубежей и сохранение за Германией плацдарма на берегу Западной Двины у Риги в случае войны грозило оккупацией всей Латвии и Эстонии, угрожало Петрограду. Советская делегация потребовала нового перерыва мирной конференции ещё на десять дней для ознакомления своего правительства с германскими требованиями. Уверенность немецкой делегации в себе усилилась после разгона большевиками Учредительного собрания 19 января 1918 г.

К середине января 1918 г. в РСДРП(б) оформляется раскол: группа «левых коммунистов» во главе с Н. И. Бухариным настаивает на отклонении германских требований, а Ленин настаивает на их принятии, опубликовав 20 января «Тезисы о мире». Основной аргумент «левых коммунистов»: без немедленной революции в странах Западной Европы социалистическая революция в России погибнет. Они не допускали никаких соглашений с империалистическими государствами и требовали объявить «революционную войну» международному империализму. Они заявляли о готовности «идти на возможность утраты советской власти» во имя «интересов международной революции». Против предложенных немцами позорных для России условий выступили: Н. И. Бухарин, Ф. Э. Дзержинский, М. С. Урицкий, А. С. Бубнов, К. Б. Радек, А. А. Иоффе, Н. Н. Крестинский, Н. В. Крыленко, Н. И. Подвойский и др. Взгляды «левых коммунистов» поддержали ряд партийных организаций Москвы, Петрограда, Урала и др. Троцкий предпочитал лавировать между двумя фракциями, выдвинув «промежуточную» платформу «ни мира, ни войны» — «Мы войну прекращаем, мира не заключаем, армию демобилизуем».

21 января Ленин приводит развёрнутое обоснование необходимости подписания мира, огласив свои «Тезисы по вопросу о немедленном заключении сепаратного и аннексионистского мира» (они были опубликованы лишь 24 февраля). За ленинские тезисы проголосовало 15 участников совещания, 32 человека поддержали позицию «левых коммунистов» и 16 – позицию Троцкого.

Перед отъездом советской делегации в Брест-Литовск для продолжения переговоров Ленин дал указание Троцкому всемерно затягивать переговоры, но в случае предъявления немцами ультиматума мир подписать.

Советская делегация возвратилась в Брест-Литовск 1 марта.

6-8 марта 1918 г. на VII экстренном съезде РСДРП(б) Ленин сумел склонить всех к ратификации Брестского мира. Голосование: 30 за ратификацию, 12 против, 4 воздержались. По итогам съезда партия была по предложению Ленина переименована в РКП(б). Делегаты съезда не были ознакомлены с текстом договора. Тем не менее, 14-16 марта 1918 г. IV Чрезвычайный Всероссийский Съезд Советов окончательно ратифицировал мирный договор, который был принят большинством в 784 голоса против 261 при 115 воздержавшихся и принял решение о переносе столицы из Петрограда в Москву в связи с опасностью германского наступления. В результате представители партии левых эсеров вышли из Совнаркома. Троцкий подал в отставку.

Третий этап

Никто из большевистских лидеров не желал ставить свою подпись на позорном для России договоре: Троцкий к моменту подписания ушёл в отставку, Иоффе отказался ехать в составе делегации в Брест-Литовск. Сокольников и Зиновьев предложили кандидатуры друг друга, Сокольников также отказался от назначения, пригрозив подать в отставку. Но после долгих переговоров Сокольников всё же согласился возглавить советскую делегацию. Новый состав делегации: Сокольников Г. Я., Петровский Л. М., Чичерин Г. В., Карахан Г. И. и группа из 8 консультантов (среди них бывший ранее председателем делегации  Иоффе А. А.). Делегация прибыла в Брест-Литовск 1 марта и через два дня безо всяких обсуждений подписала договор. Официальная церемония подписания договора состоялась в Белом дворце (дом Немцевичей в деревне Скоки Брестского района) и завершилась в 5 часов дня 3 марта 1918 г. А начавшееся в феврале 1918 г. германо-австрийское наступление продолжалось до 4 марта 1918 г.

Условия Брестского мирного договора

Ри́чард Пайпс, американский учёный, доктор исторических наук, профессор по русской истории Гарвардского университета так охарактеризовал условия этого договора: «Условия договора были чрезвычайно обременительными. Они давали возможность представить, какой мир должны были бы подписать страны Четверного согласия, проиграй они войну». Согласно этому договору Россия обязывалась сделать множество территориальных уступок, демобилизовав свои армию и флот.

  • От России отторгались привислинские губернии, Украина, губернии с преобладающим белорусским населением, Эстляндская, Курляндская и Лифляндская губернии, Великое княжество Финляндское. Большинство этих территорий должны были превратиться в германские протектораты или войти в состав Германии. Россия обязывалась признать независимость Украины в лице правительства УНР.
  • На Кавказе Россия уступала Карсскую область и Батумскую область.
  • Советское правительство прекращало войну с Украинским Центральным Советом (Радой) Украинской Народной Республикой и заключало с ней мир.
  • Армия и флот демобилизовывались.
  • Балтийский флот выводился из своих баз в Финляндии и Прибалтике.
  • Черноморский флот со всей инфраструктурой передавался Центральным державам.
  • Россия выплачивала 6 миллиардов марок репараций плюс уплата убытков, понесенных Германией в ходе русской революции – 500 млн. золотых рублей.
  • Советское правительство обязывалось прекратить революционную пропаганду в Центральных державах и союзных им государствах, образованных на территории Российской империи.

Если результаты Брестского мира перевести на язык цифр, то это будет выглядеть так: от России была отторгнута территория площадью 780 тыс. кв. км с населением 56 млн. человек (треть населения Российской империи), на которой находились до революции 27 % обрабатываемой сельскохозяйственной земли, 26 % всей железнодорожной сети, 33 % текстильной промышленности, выплавлялось 73 % железа и стали, добывалось 89 % каменного угля и изготовлялось 90 % сахара; располагались 918 текстильных фабрик, 574 пивоваренных завода, 133 табачных фабрики, 1685 винокуренных заводов, 244 химических предприятия, 615 целлюлозных фабрик, 1073 машиностроительных завода и проживало 40 % промышленных рабочих.

Россия выводила с указанных территорий все свои войска, а Германия, наоборот, туда вводила.

Последствия Брестского мира

Продвижение германской армии не ограничилось пределами зоны оккупации, определённой мирным договором. Под предлогом обеспечения власти «законного правительства» Украины немцы продолжили наступление. 12 марта австрийцы заняли Одессу, 17 марта – Николаев, 20 марта – Херсон, затем Харьков, Крым и южную часть Донской области, Таганрог, Ростов-на-Дону. Началось движение «демократической контрреволюции», провозгласившей в Сибири и Поволжье эсеровские и меньшевистские правительства, восстание левых эсеров в июле 1918 г. в Москве и переход гражданской войны к широкомасштабным сражениям.

Левые эсеры, а также образовавшаяся фракция «левых коммунистов» внутри РКП(б) говорили о «предательстве мировой революции», поскольку заключение мира на Восточном фронте объективно укрепляло консервативный кайзеровский режим в Германии. Левые эсеры в знак протеста вышли из состава Совнаркома. Оппозиция отвергла аргументы Ленина о том, что Россия не может не принять германские условия в связи с развалом своей армии, выдвинув план перехода к массовому народному восстанию против германо-австрийских оккупантов.

С резким осуждением мира 18 марта 1918 г. выступил патриарх Тихон.

Державы Антанты восприняли заключённый сепаратный мир враждебно. 6 марта в Мурманске высадился британский десант. 15 марта Антанта заявила о непризнании Брестского мира, 5 апреля высадился японский десант во Владивостоке, 2 августа – британский в Архангельске.

Но 27 августа 1918 г. в Берлине в обстановке строжайшей секретности были заключены русско-германский добавочный договор к Брестскому миру и русско-германское финансовое соглашение, которые от имени правительства РСФСР подписал полпред А. А. Иоффе, а со стороны Германии – фон П. Гинце и И. Криге.

Советская Россия обязывалась выплатить Германии, в качестве компенсаций ущерба и расходов на содержание российских военнопленных, огромную контрибуцию в 6 млрд. марок (2,75 млрд. рублей), в том числе 1,5 млрд. золотом (245,5 т чистого золота) и кредитными обязательствами, 1 млрд. поставками товаров. В сентябре 1918 г. в Германию было отправлено два «золотых эшелона» (93,5 тонны «чистого золота» на сумму свыше 120 млн. золотых рублей). Почти всё поступившее в Германию российское золото было впоследствии передано во Францию в качестве контрибуции по Версальскому мирному договору.

По заключённому добавочному договору Россия признавала независимость Украины и Грузии, отказывалась от Эстонии и Ливонии, которые по первоначальному договору формально признавались частью Российского государства, выторговав себе право доступа в балтийские порты (Ревель, Рига и Виндау) и удержав за собой Крым, контроль над Баку, уступив Германии четверть производимой там продукции. Германия согласилась вывести свои войска из Белоруссии, с черноморского побережья, из Ростова и части Донского бассейна, а также не оккупировать больше никакой российской территории и не поддерживать сепаратистские движения на российской земле.

13 ноября, после победы союзников в войне, Брестский договор был аннулирован ВЦИК. Но воспользоваться плодами общей победы и занять место среди победителей Россия уже не могла.

Вскоре начался отвод германских войск с захваченных территорий бывшей Российской империи. После аннулирования Брестского договора среди большевистских лидеров стал непререкаемым авторитет Ленина: «Прозорливо пойдя на унизительный мир, который дал ему выиграть необходимое время, а затем обрушился под действием собственной тяжести, Ленин заслужил широкое доверие большевиков. Когда 13 ноября 1918 г. они разорвали Брестский мир, вслед за чем Германия капитулировала перед западными союзниками, авторитет Ленина был вознесен в большевистском движении на беспрецедентную высоту. Ничто лучше не служило его репутации человека, не совершающего политических ошибок; никогда больше ему не приходилось грозить уйти в отставку, чтобы настоять на своём», — писал Р. Пайпс в своей работе «Большевики в борьбе за власть».

Гражданская война в России продолжалась до 1922 г. и завершилась установлением советской власти на большей части территории бывшей России, за исключением Финляндии, Бессарабии, Прибалтики, Польши (включая вошедшие в её состав территории Западной Украины и Западной Белоруссии). 

Источник: www.rosimperija.info

Суть Брестского мира

Главной движущей силой Октябрьской революции были солдаты, которым ужасно надоела война, длящаяся четвертый год. Большевики обещали в случае прихода к власти её прекратить. Потому первым декретом Советского правительства был Декрет о мире, принятый 26 октября по старому стилю

«Рабочее и Крестьянское правительство, созданное революцией 24-25 октября…, предлагает всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире. Справедливым или демократическим миром, …Правительство считает немедленный мир без аннексий (т.е. без захвата чужих земель, без насильственного присоединения чужих народностей) и без контрибуций. Такой мир предлагает Правительство России заключить всем воюющим народам немедленно…»

Стремление советского правительства во главе с Лениным заключить мир с Германией пусть ценой некоторых уступок и территориальных потерь являлось с одной стороны выполнением своих «предвыборных» обещаний народу, с другой опасениями солдатского бунта

«В течение всей осени делегаты с фронта являлись ежедневно в Петроградский Совет с заявлением, что если до 1 ноября не будет заключен мир, то сами солдаты двинутся в тыл добывать мир своими средствами. Это стало лозунгом фронта. Солдаты покидали окопы массами. Октябрьский переворот до некоторой степени приостановил это движение, но, разумеется, не надолго» (Троцкий «Моя жизнь»)

Брестский мир. Кратко

Сначала было перемирие

  • 1914, 5 сентября — соглашение России, Франции, Англии, запрещавшее заключение союзниками сепаратного мира или перемирия с Германией
  • 1917, 8 ноября (ст. ст.) — Совет Народных комиссаров приказал командующему армией генералу Духонину предложить противникам премирие. Духонин отказался.
  • 1917, 8 ноября — Троцкий, как народный комиссар иностранных дел, обратился к государствам Антанты и центральным империям (Германии и Австро-венгрии) с пердложением заключит мир. Ответа не последовало
  • 1917, 9 ноября — генерал Духонин смещен с должности. его место занял прапорщик Крыленко
  • 1917, 14 ноября — Германия ответила на предложение Советской власти начать переговоры о мире
  • 1917, 14 ноября — Ленин безрезультатно обратился с нотой к правительствам Франции, Великобритании, Италии, США, Бельгии, Сербии, Румынии, Японии и Китая с предложением вместе с советской властью приступить 1 декабря к мирным переговорам
  • 1917, 20 ноября — Крыленко прибыл в ставку главнокомандующего в Могилев, отстарнил и арестовал Духонина. В тот же день генерал был убит солдатами
  • 1917, 20 ноября — в Брест-Литовске начались переговоры России и Германии о перемирии
  • 1917, 21 ноября — советская делегация изложила свои условия: перемирие заключается на 6 месяцев; военные действия приостанавливаются на всех фронтах; немцы очищают Моонзундские острова и Ригу; запрещаются какие бы то ни было переброски немецких войск па Западный фронт. На что представитель Германии генерал Гофман заявил, что такие условия могут предлагать только победители и достаточно взглянуть на карту, чтобы судить, кто является побеждённой страной
  • 1917, 22 ноября — советская делегация потребовала перерыва в переговорах. Германия вынуждена была согласиться на предложения России. Было оглашено перемирие на 10 дней
  • 1917, 24 ноября — новое обращение России к странам Антанты с предложением присоединиться к мирным переговорам. Без ответа
  • 1917, 2 декабря — второе перемирие с немцами. На этот раз сроком на 28 дней

Мирные переговоры

  • 1917, 9 декабря по ст. ст. — в офицерском собрании Брест-Литовска началась конференция о мире. Делегация России предложила принять за основу следующую программу
  • 1917, 12 декабря — Германия и её союзники приняли советские предложения за основу, однако с принципиальной оговоркой: «предложения русской делегации могли бы быть осуществлены лишь в том случае, если бы все причастные к войне державы … обязались соблюдать общие для всех народов условия»
  • 1917, 13 декабря — советская делегация предложила объявить десятидневный перерыв, чтобы правительства государств, которые не примкнули ещё к переговорам, могли ознакомиться с выработанными принципами
  • 1917, 27 декабря — после многочисленных дипломатических демаршей, в том числе требования Ленина перенести переговоры в Стокгольм, обсуждения украинского вопроса, мирная конференция снова заработала
  • 1917, 27 декабря — Заявление германской делегации о том, что раз одно из самых существенных условий, которые были представлены российской делегацией 9 декабря — единогласное принятие всеми враждующими державами условий, обязательных для всех — не принято, значит документ стал недействительным
  • 1917, 30 декабря — после нескольких дней бесплодных разговоров немецкий генерал Гофман заявил: «Русская делегация заговорила так, будто бы она представляет собой победителя, вошедшего в нашу страну. Я хотел бы указать на то, что факты как раз противоречат этому: победоносные германские войска находятся на русской территории»
  • 1918, 5 января — Германия предъявила России условия подписания мира
  • 1918, 5 января — По требованию российской делегации конференция взяла 10 дневнй тайм-аут
  • 1918, 17 января — Конференция возобновила работу
  • 1918, 27 января — подписан мирный договор с Украиной, которую 12 января признали Германия и Австро-Венгрия
  • 1918, 27 января — Германия предъявила России ультиматум
  • 1918, 28 января — в ответ на немецкий ультиматум Троцкий объявил, что войну Советская Россия прекращает, но мира не подписывает — «ни войны, ни мира». Мирная конференция кончилась

Борьба в партии вокруг подписания Брестского мира

«В партии господствовало непримиримое отношение к подписанию брестских условий… Наиболее яркое выражение оно нашло в группировке левого коммунизма, выдвинувшей лозунг революционной войны. Первое широкое обсуждение разногласий происходило 21 января на собрании активных работников партии. Выявились три точки зрения. Ленин стоял за то, чтобы попытаться еще затянуть переговоры, но, в случае ультиматума, немедленно капитулировать. Я считал необходимым довести переговоры до разрыва, даже с опасностью нового наступления Германии, чтобы капитулировать пришлось…уже перед очевидным применением силы. Бухарин требовал войны для расширения арены революции. 32 голоса получили сторонники революционной войны, Ленин собрал 15 голосов, я — 16…На предложение Совнаркома местным Советам высказать свое мнение о войне и мире откликнулось свыше двухсот Советов. Лишь Петроградский и Севастопольский — высказались за мир. Москва, Екатеринбург, Харьков, Екатеринослав, Иваново-Вознесенск, Кронштадт подавляющим числом голосов высказались за разрыв. Таково же было настроение и наших партийных организаций. На решающем заседании Центрального Комитета 22 января прошло мое предложение: затягивать переговоры; в случае немецкого ультиматума объявить войну прекращенной, но мира не подписывать; в дальнейшем действовать в зависимости от обстоятельств. 25 января состоялось заседание Центральных Комитетов большевиков и левых эсеров, на котором подавляющим большинством прошла та же формула» (Л. Троцкий «Моя жизнь»)

Косвенным образом идея Троцкого заключалась в том, чтобы дезавуировать упорные слухи того времени о том, что Ленин и его партия — агенты Германии, посланные в Россию, чтобы развалить её и вывести из Первой мировой войны (Германии было уже невозможно вести войну на два фронта). Покорное подписание мира с Германией подтверждало бы эти слухи. Но под влиянием силы, то есть германского наступления, утверждение мира выглядело бы вынужденной мерой

Заключение мирного договора

  • 1918, 18 февраля — Германия и Австро-Венгрия начали наступление по всему фронту от Балтики до Черного моря. Троцкий предложил запросить немцев, чего они хотят. Ленин возразил: «Теперь нет возможности ждать, это значит сдавать русскую революцию на слом… на карту поставлено то, что мы, играя с войной, отдаём революцию немцам»
  • 1918, 19 февраля — Телеграмма Ленина немцам: «Ввиду создавшегося положения, Совет Народных Комиссаров видит себя вынужденным подписать условия мира, предложенные в Брест-Литовске делегациями Четверного Союза»
  • 1918, 21 февраля — Ленин объявил «социалистическое отечество в опасности»
  • 1918, 23 февраля — рождение Красной армии
  • 1918, 23 февраля — новый германский ультиматум
  • 1918, 24 февраля — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял германский ультиматум
  • 1918, 25 февраля — советская делегация заявила резкий протест против продолжения военных действий. И всё же наступление продолжалось
  • 1918, 28 февраля — Троцкий подал в отставку с поста министра иностранных дел
  • 1918, 28 февраля — советская делегация была уже в Бресте
  • 1918, 1 марта — возобновление мирной конференции
  • 1918, 3 марта — подписание мирного договора между Россией и Германией
  • 1918, 15 марта — Всероссийский съезд Советов большинством голосов ратифицировал мирный договор

Условия Брестского мира

Мирный договор между Россией и центральными державами состоял из 13 статей. В основных статьях было обусловлено, что Россия, с одной стороны, Германия и её союзники, с другой, объявляют о прекращении войны.
Россия производит полную демобилизацию своей армии;
Военные суда России переходят в русские порты до заключения всеобщего мира или же немедленно разоружаются.
От Советской России по договору отходили Польша, Литва, Курляндия, Лифляндия и Эстляндия.
В руках немцев оставались те районы, которые лежали восточнее установленной договором границы и были заняты к моменту подписания договора немецкими войсками.
На Кавказе Россия уступала Турции Карс, Ардаган и Батум.
Украина и Финляндия признавались самостоятельными государствами.
С Украинской Центральной радой Советская Россия обязывалась заключить мирный договор и признать мирный договор между Украиной и Германией.
Финляндия и Аландские острова очищались от русских войск.
Советская Россия обязывалась прекратить всякую агитацию против правительства Финляндии.
Вновь вступали в силу отдельные статьи невыгодного для России русско-германского торгового договора 1904 года
В Брестском договоре не были зафиксированы границы России, а также ничего не говорилось об уважении суверенитета и целостности территории договаривающихся сторон
Что касается территорий, которые лежали к востоку от линии, отмеченной в договоре, то Германия соглашалась их очистить только после полной демобилизации советской армии и заключения всеобщего мира.
Военнопленные обеих сторон отпускались на родину

Источник: ChtoOznachaet.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.