Почему лжедмитрий 2 получил прозвище тушинский вор

Ответ от философский[гуру]
Лжедмитрий II
В 1606-1610 годах на русском престоле находился царь Василий Иванович Шуйский. Шуйские были’знатнейшим русским родом и вели свое происхождение от Александра Невского.
Царь Василий пришел к власти после боярского заговора, во время которого был убит самозванец Лжедмитрии, выдававший себя за сына Ивана Грозного. Чтобы избавиться от кривотолков, Василий приказал торжественно перенести в Москву из Углича мощи настоящего Дмитрия. Церковь причислила этого царевича к лику святых.
Власть Василия Шуйского была очень шаткой. Он был избран на престол немногими людьми и по существу являлся боярским царем. Скупой, хитрый и вероломный старик не пользовался никакой популярностью в народе. К тому же в стране было неспокойно, по дорогам бродили шайки смутьянов и разбойников. Народ ждал нового «избавителя» .
Летом 1606 года на юге России вспыхнуло восстание под руководством бывшего
холопа Ивана Болотникова.


о полыхало целый год и охватило огромную территорию. С большим трудом царским войскам удалось подавить волнения. Болотникова казнили.
Не успел царь Василий прийти в себя от болотниковской смуты, как его ждал новый удар: наконец явился новый «царь Дмитрий» . Выступив из Стародуба-Север-ского, неизвестный никому самозванец в июле 1607 года предпринял поход на Брянск и Тулу. В мае следующего года отряды Лжедмитрия II разбили под Волховом войска Василия Шуйского и вплотную подошли к Москве. Самозванец встал лагерем в подмосковном селе Тушино, за что и получил прозвище «Тушинский вор» . В то время слово «вор» значило не что иное, как государственный преступник.
В стране сложилось двоевластие: царь Василий был не в силах справиться с ту-шинцами, а Лжедмитрий не мог взять Москву. Военные столкновения не давали результата ни той, ни другой стороне.
В Тушине Лжедмитрий II образовал свое правительство, которое состояло из некоторых русских феодалов и приказных. К нему поступили на службу даже некоторые бояре, недовольные Шуйским. Прибыло и множество поляков, в том числе и Марина Мнишек — вдова убитого Лжедмит-Рия I. Она «признала» нового самозванца
своим мужем, но тайно обвенчалась с ним по католическому обряду.
Лжедмитрий II не обладал способностями своего предшественника и скоро оказался игрушкой в руках польских наемников. Фактически во главе тушинского лагеря стоял польский гетман Рожинский. К осени 1608 года тушинцы установили контроль над довольно обширной территорией.
Тем временем польский король Сигиз-мунд III сам начал военные действия против России.

не захотел помогать легкомысленному и разгульному Лжедмитрию II, а на русский престол надеялся посадить своего сына Владислава. В сентябре 1609 года польские войска осадили Смоленск. Самозванец и вовсе стал не нужен интервентам. По приказу короля польские отряды покинули Тушино. Ушли к Сигизмунду III и многие русские феодалы, служившие Лжедмитрию.
Не успел царь Василий прийти в себя от болотниковской смуты, как его ждал новый удар: наконец явился новый «царь Дмитрий» . Выступив из Стародуба-Север-ского, неизвестный никому самозванец в июле 1607 года предпринял поход на Брянск и Тулу. В мае следующего года отряды Лжедмитрия II разбили под Волховом войска Василия Шуйского и вплотную подошли к Москве. Самозванец встал лагерем в подмосковном селе Тушино, за что и получил прозвище «Тушинский вор» . В то время слово «вор» значило не что иное, как государственный преступник.
В декабре 1609 года самозванец бежал из Тушина в Калугу. Но через полгода, когда поляки разбили под Клушином войска Василия Шуйского, Лжедмитрий II вновь подошел к Москве. Там произошло важное событие: 17 июля 1610 года был свергнут с престола царь Василий. Власть перешла к боярскому правительству — «семибоярщине» . Оно заключило договор с Сигизмундом III, признало его сына Владислава русским царем и в сентябре предательски впустило польскую армию в Москву-
Лжедмитрий II снова бежал в Калугу,
где 11 декабря 1610 года был убит одним из приближенных.

Источник: 22oa.ru

Прозвище Лжедмитрия II


В народе нового Лжедмитрия II прозвали «Тушинским вором». «Вор» в поня­тиях того времени — это человек, оказывающий неповиновение власти, из­менник, политический преступник.

Происхождение Лжедмитрия II

По наиболее распространённой среди историков версии считается, что до окончания восстания Болотникова за спасшегося царя Лжедмитрия I и, соответственно, за сына Ивана Грозного Дмитрия Углицкого выдавал себя самозванец Михаил Молчанов. После восстания Болотникова наиболее распространённая версия, что роль Лжедмирия II играл некий человек из Белоруссии, предположительно — Матвей Верёвкин.

Михаил Молчанов

Сразу после убийства Лжедмитрия I начали ходить слухи о том, что слухи о том, что во время Московского восстания 1606 года был убит не царь Дмитрий, а его двойник, и что сам царь бежал в Поль­шу. Эти слухи были распущены Юрием Мнишеком. По его распоряжению в Самборе получил убежище бежавший из Москвы сподвижник са­мозванца Лжедмитрия I дворянин Михаил Молчанов. Он-то и взял на себя роль «чудесно спасшегося» царя Дмитрия. Этот человек — один из тех, кто вошёл в историю под именем Лжедмитрий II.


Однако Лжедмитрия I москвичи знали в лицо, а Молчанов не был на него похож. Ему удавалось оставаться правителем из-за того, что общение со всеми он вёл не встречаясь лично, а используя письменную переписку. Михаил Молчанов встречался с Иваном Болотниковым, но последний не был знаком с Лжедмитрием I.

Матвей Верёвкин

Когда пришло время появления Лжедмитрия II на людях, в Белоруссии был найден человек, очень схожий с Лжедмитрием I. Это был учитель из города Шклова которого, предположительно, его звали Матвей Веревкин или Богданко Шкловский. Именно он представлял Лжедмитрия II после восстания Болотникова.

см. Восстание Болотникова

Молчанов не мог играть роль царя Дмитрия так уверенно и открыто, как это делал Отрепьев. Ведь внешность Отрепьева была хорошо известна многим, а между ним и Молчановым не было ни малей­шего сходства. Поэтому Молчанов ограничивался рассылкой грамот и встречами только с теми, кто не знал первого самозванца. Одним из таких людей оказался Иван Исаевич Болотников, который возглавил восстание против царя Василия Шуйского.

Болотникову удалось дойти до Москвы, одержав по дороге ряд побед над царскими войсками, и расположиться в селе Коломенском. После неудачно осады столицы, в начале декабря 1606 г., прави­тельственные войска выбили мятежников из их лагеря в Коломен­ском. Армия Лжедмитрия II под предводительством Болотникова отступила в Калугу. Весной войска Болотникова, получив подкреп­ление от Лжепетра, разгромили царские войска у стен города.


В мае 1607 года Болотников отступил к Туле, где обосновался Лжепётр.

Отступавшие под натиском войск Шуйско­го мятежники с нетерпением ждали появления их кумира — чудом спасшегося в Москве «доброго царя Дмитрия Ивановича». В отличие от рядовых воинов руководители движения не слишком верили в чу­деса. Поэтому Болотников ещё в начале 1607 года решил поторопить судьбу и отправил в Польшу на поиски царя казачьего атамана И. С. Заруцкого. Посланец мятежни­ков связался с местной шляхтой, участвовавшей в авантюре первого самозванца. В результате нужный человек был найден. Это был бед­ный учитель из белорусского городка Шклова. Он привлёк внимание заговорщиков некоторым внешним сходством с первым «царевичем Дмитрием». Угрозами и посулами они заставили беднягу вступить в игру, ставки которой ему никогда и не снились.

На помощь осаждённому в Туле Болотникову с юго-запада страны двигались отряды повстанцев, во главе которых был «обновлённый» Лжедмитрий II. Но они не успели: царская армия Василия Шуйского успешно осадила Тулу. Болотников и Лжепётр были убиты.


В мае 1607 г. новый Лжедмитрий II пересёк границу России и обосновался в городе Стародубе, расположенном примерно на пол­пути между Черниговом и Брянском. Сюда к нему стали собирать­ся польские наёмники и ополченцы из городов Северской Украины. Подтянулись и отряды запорожских казаков. Остатки армии Болотникова также вли­лись в отряды повстанцев и усилили их. В этом войске собра­лось население южных и юго-западных земель стра­ны, недовольное правлением Василия Шуйского. Ту­да же съезжались русско-литовские и польские дворяне. Но сбор сил шёл мед­ленно. Лишь 10 сентября 1607 г. Лжедмитрий II начал свой поход на Москву. Он взял Брянск, Карачев, Козельск и 16 октября всту­пил в Белев. Отсюда оставалась всего лишь сотня вёрст до Тулы. Од­нако к этому времени Болотников в Туле уже сдался царским воеводам.

Весть о падении Тулы внесла смятение в ряды сторонников нового самозванца Лжедмитрия II. Его войско стало стремительно таять. Зиму 1607-1608 г. он провёл в Орле. Весной в его лагерь прибыл большой отряд поль­ских наёмников во главе с Р. Ружинским. Вслед за ним явился с на­ёмным войском другой польский магнат — Ян Сапега. Прибывшие оттеснили прежнее плебейское окружение Лжедмитрия II и взяли «царя» под свой контроль. Отныне именно поляки стали главной опорой самозванца.

Летом 1608 г. Лжедмитрий II нанёс несколько поражений цар­ским войскам и подошёл к Москве. Не имея сил для штурма горо­да, его большая армия остановилась под Моск­вой и встала лагерем у села Тушино.


Началась многомесячная осада Москвы. Лжедмитрий II осаждал столицу почти два года: с июня 1608 по март 1610 г. Сторонники Шуйского стали называть второго Лжедмитрия «Тушинским вором». Однако в на­роде рассказ о вновь воскресшем «добром царе Дмитрии Иванови­че» поначалу вызвал искренний отклик. На его сторону переходили уже не только южные, но и многие другие русские города — Вла­димир, Ярославль, Вологда, Псков.

В это время в стране образовалось двоевластие. Одна власть была в Москве во главе с царем Васи­лием Шуйским. Патриархом являлся Гермоген, суще­ствовала Боярская дума и приказы. Другая власть была в Тушино: со своим царем Лжедмитрием II, Боярской думой и приказами. Был и свой патриарх. Им стал попав­ший к тушинцам в плен митрополит Филарет. Служилые люди то примыкали к Шуйскому, то перебегали из Москвы на сторону Лжедмитрия II в Тушино.

Ненависть к Василию Шуйскому и жажда высоких чинов при­вели в Тушинский лагерь некоторых видных представителей мо­сковской знати — Романовых, Салтыковых, Трубецких. Сюда же прибыл и освобождённый из ярославской ссылки Юрий Мнишек со своей дочерью Мариной, ко­торую вынужден был отпустить из плена Василий Шуйский по настоянию польского короля. И, как в случае с Лжедмитрием I, была разыграна сцена «узнавания». Вдова первого самозванца Марина Мнишек не раздумывая признала «Тушинского вора» за своего мужа, «подлинного царя Дмитрия».


Двоевластие продолжалось до 1610 г. Это ещё больше раскололо общество, подорвало хозяйство и ослабило страну. Тушинцы граби­ли земли, разоряли деревни, оскверняли святые для православных места. Нередко в тех же уездах зверствовали отряды карателей Ва­силия Шуйского. Они убивали и грабили тех, кто добровольно или по принуждению принёс присягу «Тушинскому вору».

Осада Троице-Сергиева монастыря

Православный русско-литовский военачальник Сапега, из ту­шинского лагеря, осадил Троице-Сергиев монастырь — всенародную святыню. Осада продолжалась почти полтора года. Она нача­лась осенью 1608 г. Крепостные стены монастыря были непристу­пны. В монастыре находились царские войска во главе с воеводой. Монахи и жители близлежащих районов мужественно сражались наряду с военными, отбивая атаки нападавших. Осаждённые испы­тывали большой недостаток в дровах и питьевой воде, но не сдава­лись. В монастыре началась цинга. Силы защитников таяли.

Сапега знал о тяжёлом положении в монастыре и начал реши­тельный штурм. Все, кто остался в живых в монастыре, защищали его: они стреляли, кололи, бросали камни, лили на осаждавших рас­плавленную смолу, скидывали лестницы, по которым забирались на стену монастыря штурмующие. Приступы шли всю ночь до утра. Полякам пришлось отступить.

Источник: WikiWhat.ru

Лица истории


113632477_453pxPseudoDimitrij (453x599, 65Kb)

Лжедмитрий II, или Тушинский вор (?-1610) был вторым самозванцем Смутного времени (конец XVI — начало XVII в.) и сейчас известен тем, что выдавал себя за чудом спасшегося Лжедмитрия I, а значит, и настоящего царевича Дмитрия, в свое время якобы тоже чудом спасшегося.

Откуда Лжедмитрий II происходил, как его звали и кем он служил до того, как стал «царем», до сих пор не известно. По разным слухам, он был то ли учителем из Белоруссии, то ли все-таки русским, может быть, крещеным евреем, а может, некрещеным. Судя по тому, что он хорошо знал церковные книги, можно было бы предположить, что он был духовного звания по происхождению или по службе.

Но такое предположение плохо вяжется с его внешним обликом и манерами. Говорили, что человеком он был очень грубым, никаких манер не придерживался и постоянно сквернословил. О монашеском смирении и о скромности не могло идти и речи.

Началось все со слухов. Кто-то из бывших приближенных Лжедмитрия I стал распускать по Москве новость, что царю Дмитрию (то есть Лжедмитрию I) все-таки удалось спастись от заговорщиков-бояр.


том эти слухи начали распространяться по другим городам и попали даже на Украину, где под предводительством Болотникова стали собираться отряды для защиты несправедливо лишенного трона Дмитрия. Василий Шуйский и его окружение пытались прекратить эти домыслы, но безуспешно. Во-первых, они искусно поддерживались, а во-вторых, возмущение народа зашло уже слишком далеко. Самое интересное, что защищались интересы человека, которого дважды не было в живых (и настоящий Дмитрий, и Лжедмитрий I были убиты, первый девяти лет в 1591 году, второй двадцати пяти или шести — в 1606 году). Нужен был реальный человек, чтобы восстание не оказалось беспочвенным.

И такой человек появился в 1607 году. Он возник как будто из ниоткуда, потому что никто ни в правящих кругах, ни где-либо еще ничего о нем не знал. Единственное, что про него известно достоверно, это то, что он был задержан в Польше по подозрению в шпионаже, но там выпросил «пропуск на Русь». Хотя поверить в то, что Лжедмитрий II был абсолютно случайным человеком, довольно трудно, потому что он был как-то связан с Мариной Мнишек. Именно она через своего агента Меховицкого посоветовала новоявленному «царевичу» не сразу открывать карты, а немного повременить. Время показало, что расчет был верным.

Лжедмитрий II объявился в Стародубе, сначала назвал себя московским боярином Нагим (дело в том, что мать убитого царевича Дмитрия носила фамилию Нагая) и там начал рассказывать всем о том, что царевич жив. Стародубцы пытались узнать у него, где скрывается Дмитрий. «Боярин» не стал этого говорить, и его подвергли пыткам, во время которых Лжедмитрий II и «сознался» в том, что он и есть Дмитрий. Его сообщник, Алексей Рукин, подтвердил признание. По свидетельству очевидцев, Лжедмитрий II принял грозный вид, махнул палкой и воскликнул: «Ах вы сякие дети, я государь!», после чего пытавшие тут же бросились к его ногам и просили прощения за то, что сразу не узнали его.

Вскоре у Лжедмитрия II появились союзники и войска. Он захватил несколько городов, среди которых были, например, Карачев, Брянск и Козельск. Позже он получил подкрепление из Польши, Литвы и Запоржья. Его грамоты и слухи о нем быстро распространялись по Руси и в Польше, и со всех сторон к нему стекались все новые и новые союзники. Естественно, большинство понимало, что никакой он не царевич, — особенно те, кто знал его предшественника. Лжедмитрий II был просто удобной фигурой, за которой можно было бы добиваться различных целей. Поэтому его так же легко оставляли, как и присоединялись к нему.

Более того, во многих случаях он был просто марионеткой у опытных руководителей. Совместно с Болотниковым Лжедмитрий II занял еще несколько городов, но известие о сдаче Тулы войску Василия Шуйского заставило его отступить. За этим последовали еще несколько городов, взятых и сданных. Борьба продолжалась с переменным успехом. В мае 1608 года над войском царя Василия все же была одержана победа. Решающую роль сыграло, наверное, то, что в армии Лжедмитрия II появилось еще несколько тысяч поляков. Повстанцы подошли к Москве, но, поскольку сразу взять ее не удалось, самозванец расположился в Тушине (почти 20 км от столицы).

В сентябре Лжедмитрий II взял в жены Марину Мнишек, вдову Григория Отрепьева. (Брак этот был больше формальностью, потому что по «легенде» Марина уже была женой Лжедмитрия, и они только тайно обвенчались.) Тушино стало новой столицей. У царственных супругов появился дворцовый штат, придворные, боярская дума, свой патриарх, митрополит Филарет Романов, правда, еще не посвященный, но уже исполнявший свою должность. Отсюда, собственно, и повелось меткое и точное прозвище нового лжецаря: Тушинский — по месту, вор — потому что незаконным образом присвоил власть.

Лжедмитрий II вскоре настроил против себя народ. Он не был фактическим правителем, но тем не менее распоряжался казной: посылал из Тушина сборщиков податей, а подати взимались скорее по настроению, чем по закону. К тому же параллельно собирал налоги поляк Сапега, являвшийся союзником Марины Мнишек. Действия русских и польских приверженцев правительства Лжедмитрия II приняли характер мародерства. Образовывавшиеся шайки грабили, нападали на отдельных людей и целые города, просто издевались. Все это определенным образом сказывалось и на авторитете нового царя. Народ уже не верил, что в Тушине правит настоящий, спасшийся Дмитрий: все понимали, что это был самозванец. И отдельные города начали выходить из-под власти Лжедмитрия.

Самозванец в очередной раз попытался взять приступом Москву. Но к ней двигалось подкрепление официальной армии, несколько отрядов союзников Лжедмитрия было разбито, и столица осталась свободной.

В это время польский король Сигизмунд III, который один раз уже подвел Григория Отрепьева, выступил в поход на Смоленск, и поляки из армии Лжедмитрия II стали переходить к Сигизмунду. Самозванец, лишившийся польской поддержки, бежал в верную ему Калугу, где к нему вскоре присоединилась Марина Мнишек. Снова наступило короткое затишье в жизни царствующего Лжедмитрия.

Опять потерпел поражение, на этот раз от поляков, Василий Шуйский. Путь на Москву был освобожден, и Лжедмитрий не преминул воспользоваться этим. Он попутно захватил еще несколько городов, тем самым упрочивая свою власть, и дошел до самой столицы. Удача словно благоволила самозванцу, потому что престол тоже был свободен: Шуйского отдалили от власти, а потом насильно отправили в монастырь. Но московские бояре решили, что лучше посадить на трон польского королевича Владислава, чем Лжедмитрия, и последний снова остался не у дел. Тем более что в Москве размещался польский гарнизон, и дорога туда оказалась просто закрытой. Лжедмитрию II ничего не оставалось, как возвратиться с женой в Калугу.

Погиб беспокойный «царь» не от руки русского и не от руки поляка. Убил его татарин Урусов, которого Лжедмитрий в свое время подверг телесному наказанию. В 1610 году, когда «царь» выехал на охоту, его подкараулил Урусов и рассек самозванцу саблей плечо, а затем его брат отрубил Лжедмитрию II голову. Для города, свыкшегося с этим человеком в качестве царя, его убийство было большим потрясением. На трон посадили сына Лжедмитрия, а всех татар в Калуге перебили донские казаки.

В заключение нужно сказать, что история погибшего царевича Дмитрия на этом не закончилась. Кроме Лжедмитрия I, или Григория Отрепьева, бывшего царем в 1605—1606 годах, и Лжедмитрия II, за Дмитрия выдавал себя менее известный Сидорка, он же Псковский вор, который в 1911—1912 годах добился признания его царем во Пскове и у отрядов бывшего 1-го Земского ополчения. Его выдали правительству и отправили в Москву. Дальнейшая судьба Сидорки неизвестна.

agesmystery.ru

i (150x150, 4Kb)

Источник: www.liveinternet.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector