Лжедмитрий ii был прозван в народе


100 великих авантюристов

Автор-составитель И.А. Муратов

   

Лжедмитрий II

 

(? —1610)

 

 

Самозванец неизвестного происхождения. Его называли Тушинским вором. С 1607 года выдавал себя за якобы спасшегося царя Дмитрия (Лжедмитрия I). В 1608—1609 годах создал Тушинский лагерь под Москвой, откуда безуспешно пытался захватить столицу. С началом открытой польской интервенции бежал в Калугу, где был убит


 

Объявившийся в Стародубе в середине 1607 года Лжедмитрий II был личностью, совсем не подходящей для трона. "Мужик грубый, обычаев гадких, в разговоре сквернословный", — так аттестовал его польский ротмистр Самуэль Маскевич Происхождение сего мужа воистину "темно и скромно" — то ли школьный учитель из белорусского местечка Шклова, то ли русский выходец, то ли попович, то ли крещеный еврей, то ли даже еврей некрещеный (что уж совсем невероятно). Его появление некоторые историки объясняют желанием польских панов посеять смуту в московском государстве.

 

Рассказывают, что самозванец, вышедший из литовских владений в московское государство, по наущению агента жены Мнишека, Меховицкого, не решился сразу объявить себя царем. Сначала он называл себя московским боярином Нагим и распространял в Стародубе слухи, что Дмитрий спасся. Когда же его с пособником, подьячим Алексеем Рукиным, стародубцы подвергли пытке, последний показал, что называющий себя Нагим и есть настоящий Дмитрий. Он принял повелительный вид, грозно махнул палкой и закричал- "Ах вы сякие дети, я государь"

 

Стародубцы и путивльцы бросились к его ногам и запричитали "Виноваты, государь, не узнали тебя; помилуй нас. Рады служить тебе и живот свой положить за тебя". Он был освобожден и окружен почестями. К нему присоединились Заруцкий, Меховиц-кий, с польскорусским отрядом, и несколько тысяч северцев. С этим войском Лжедмитрий взял Карачев, Брянск и Козельск В Орле он получил подкрепление из Польши, Литвы и Запорожья


 

В мае 1608 года войскам самозванца удалось одержать победу над Шуйским под Волховом. В этой битве воинством Лжедмитрия командовал украинский князь Роман Ружинский, приведший под знамена нового "царя" тысячи завербованных им в Речи Посполитой добровольцев. Вскоре самозванец подошел к Москве и расположился в Тушине, в 12 верстах от столицы (угол, образуемый рекой Москвой и притоком ее Сходней), отчего и получил кличку "тушинского вора".

 

Почти полтора года продолжался тушинский период российской смуты. В лагере самозванца оказались не только польские, украинские, белорусские и русские авантюристы, но и представители знати — противники Шуйского. В их числе следует упомянуть и ростовского митрополита Филарета Никитича Романова, нареченного патриархом (кажется, даже против его воли). Лжедмитрий призывал на свою сторону народ, отдавая ему земли "изменников" бояр и позволяя даже насильно жениться на боярских дочерях. Лагерь вскоре превратился в укрепленный город, в котором было 7000 польских воинов, 10000 казаков и несколько десятков тысяч вооруженного сброда.

 

Главная сила "Тушинского вора" состояла в казачестве, которое стремилось к установлению казачьей вольности "У нашего царя, — писал один из служивших у него поляков, — все делается, как по Евангелию, все равны у него на службе". Но когда в Тушине объявились родовитые люди, то сразу стали возникать споры о старшинстве, появилась зависть и соперничество друг с другом.


 

В августе 1608 года часть освобожденных по ходатайству Сигизмунда поляков попала в расположение тушинцев Находившаяся в их числе Марина Мнишек, после уговоров Рожинского и Сапеги, признала Лжедмитрия II своим мужем и, была с ним тайно обвенчана. Сапега и Лисовский присоединились к Лжедмитрию. Казаки продолжали стекаться к нему, так что у него было до 100000 человек войска.

 

В столице и окрестных городах влияние самозванца неуклонно росло. Ему подчинились Ярославль, Кострома, Вологда, Муром, Кашин и многие другие города.

 

Поляки и русские воры, которых отправляли по городам, вскоре настроили против себя русский народ. Сначала самозванец обещал тарханные грамоты, освобождавшие русских от всяких податей, однако жители вскоре увидели, что им придется давать столько, сколько захотят с них брать. Из Тушина высылались сборщики подати, а через некоторое время туда же отправлял своих сборщиков из-под Троицы Сапега.

 

Поляки и русские воры образовывали шайки, которые нападали на села, грабили их, издевались над людьми. Такие поступки ожесточили русский народ, и он уже не верил в то, что в Тушине настоящий Дмитрий.


 

После неудачи Сапеги перед Троицкой лаврой положение "царька" Лжедмитрия пошатнулось; отдаленные города стали от него отрекаться. Очередная попытка захватить Москву не имела успеха; с севера надвигался Скопин со шведами, в Пскове и Твери тушинцы были разбиты и бежали. Москва была освобождена от осады.

 

Поход Сигизмунда III под Смоленск еще больше ухудшил положение Лжедмитрия — поляки стали переходить под знамена своего короля. Самозванец, переодевшись крестьянином, бежал из стана. В укрепленной Калуге его приняли с почестями. В Калугу прибыла и Марина Мнишек, под охраной, выделенной Сапегой, Лжедмитрий жил в почете. Без надзора польских панов чувствовал себя свободнее. Ему вновь присягнули Коломна и Кашира.

 

Тем временем армия Сигизмунда III продолжала безуспешно осаждать Смоленск, а молодой полководец Скопин-Шуйский сумел снять осаду с Троице-Сергиевой лавры. И вдруг Скопин-Шуйский умер, по слухам, отравленный женой одного из царских братьев, князя Дмитрия. Последний был назначен командующим армией, отправленной на подмогу Смоленску.

 

Под Клушином, в 150 километрах от Москвы, 24 июня 1610 года войско Шуйского было разгромлено поляками под началом коронного гетмана Станислава Жулкевского. Путь на Москву был открыт. Жулкевский подступал к ней с запада, самозванец — с юга. Лжедмитрий взял Серпухов, Боровск, Пафнутьев монастырь и дошел до самой Москвы. Марина остановилась в Николо-Угрешском монастыре, а самозванец — в дворцовом селе Коломенском. Вновь, как в тушинские времена, до Кремля было рукой подать и царский престол был пуст (Шуйский 17 июля был "сведен" с трона, а затем насильно пострижен в монахи).


 

Однако и на этот раз история отвела калужскому "царьку" лишь незавидную роль. Его появление заставило московских бояр выбирать из двух зол меньшее. 17 августа Жулкевский заключил с ними договор, по которому на московский престол должен был вступить сын Сигизмунда III королевич Владислав. Москва, а потом и многие другие русские города присягнули на верность царю Владиславу Жигмонтовичу. Отныне введенный в Москву польский гарнизон стал непреодолимым препятствием для самозванца. Жулкевский, впрочем, пытался уладить дело миром. От имени короля он обещал Лжедмитрию в случае поддержки королевского дела отдать город Самбор или Гродно. Но, возмущенно писал гетман в своих мемуарах, "он не думал тем довольствоваться, а тем более его жена, которая, будучи женщиной амбициозной, довольно грубо бормотала: "Пусть Его Величество король уступит Его Величеству царю Краков, а царь Его Величество уступит королю Его Величеству Варшаву". Тогда Жулкевский решил попросту арестовать их, но Марина с "царьком" 27 августа бежали в Калугу, сопровождаемые 500 казаками атамана Ивана Мартыновича Заруцкого, который впервые выступил на их стороне.


 

Он погиб вследствие мести крещенного татарина Урусова, которого подверг телесному наказанию. 11 декабря 1610 года, когда Лжедмитрий, полупьяный, под конвоем толпы татар выехал на охоту, Урусов рассек ему саблей плечо, а младший брат Урусова отрубил ему голову. Смерть его произвела страшное волнение в Калуге; все оставшиеся в городе татары были перебиты донцами. Сын Лжедмитрия II был провозглашен калужцами царем.

 

Источник: a-nomalia.narod.ru

100 великих авантюристов

Автор-составитель И.А. Муратов

   

Лжедмитрий II

 

(? —1610)

 

 

Самозванец неизвестного происхождения. Его называли Тушинским вором. С 1607 года выдавал себя за якобы спасшегося царя Дмитрия (Лжедмитрия I). В 1608—1609 годах создал Тушинский лагерь под Москвой, откуда безуспешно пытался захватить столицу. С началом открытой польской интервенции бежал в Калугу, где был убит


 

Объявившийся в Стародубе в середине 1607 года Лжедмитрий II был личностью, совсем не подходящей для трона. "Мужик грубый, обычаев гадких, в разговоре сквернословный", — так аттестовал его польский ротмистр Самуэль Маскевич Происхождение сего мужа воистину "темно и скромно" — то ли школьный учитель из белорусского местечка Шклова, то ли русский выходец, то ли попович, то ли крещеный еврей, то ли даже еврей некрещеный (что уж совсем невероятно). Его появление некоторые историки объясняют желанием польских панов посеять смуту в московском государстве.

 

Рассказывают, что самозванец, вышедший из литовских владений в московское государство, по наущению агента жены Мнишека, Меховицкого, не решился сразу объявить себя царем. Сначала он называл себя московским боярином Нагим и распространял в Стародубе слухи, что Дмитрий спасся. Когда же его с пособником, подьячим Алексеем Рукиным, стародубцы подвергли пытке, последний показал, что называющий себя Нагим и есть настоящий Дмитрий. Он принял повелительный вид, грозно махнул палкой и закричал- "Ах вы сякие дети, я государь"

 

Стародубцы и путивльцы бросились к его ногам и запричитали "Виноваты, государь, не узнали тебя; помилуй нас. Рады служить тебе и живот свой положить за тебя". Он был освобожден и окружен почестями. К нему присоединились Заруцкий, Меховиц-кий, с польскорусским отрядом, и несколько тысяч северцев. С этим войском Лжедмитрий взял Карачев, Брянск и Козельск В Орле он получил подкрепление из Польши, Литвы и Запорожья


 

В мае 1608 года войскам самозванца удалось одержать победу над Шуйским под Волховом. В этой битве воинством Лжедмитрия командовал украинский князь Роман Ружинский, приведший под знамена нового "царя" тысячи завербованных им в Речи Посполитой добровольцев. Вскоре самозванец подошел к Москве и расположился в Тушине, в 12 верстах от столицы (угол, образуемый рекой Москвой и притоком ее Сходней), отчего и получил кличку "тушинского вора".

 

Почти полтора года продолжался тушинский период российской смуты. В лагере самозванца оказались не только польские, украинские, белорусские и русские авантюристы, но и представители знати — противники Шуйского. В их числе следует упомянуть и ростовского митрополита Филарета Никитича Романова, нареченного патриархом (кажется, даже против его воли). Лжедмитрий призывал на свою сторону народ, отдавая ему земли "изменников" бояр и позволяя даже насильно жениться на боярских дочерях. Лагерь вскоре превратился в укрепленный город, в котором было 7000 польских воинов, 10000 казаков и несколько десятков тысяч вооруженного сброда.

 


Главная сила "Тушинского вора" состояла в казачестве, которое стремилось к установлению казачьей вольности "У нашего царя, — писал один из служивших у него поляков, — все делается, как по Евангелию, все равны у него на службе". Но когда в Тушине объявились родовитые люди, то сразу стали возникать споры о старшинстве, появилась зависть и соперничество друг с другом.

 

В августе 1608 года часть освобожденных по ходатайству Сигизмунда поляков попала в расположение тушинцев Находившаяся в их числе Марина Мнишек, после уговоров Рожинского и Сапеги, признала Лжедмитрия II своим мужем и, была с ним тайно обвенчана. Сапега и Лисовский присоединились к Лжедмитрию. Казаки продолжали стекаться к нему, так что у него было до 100000 человек войска.

 

В столице и окрестных городах влияние самозванца неуклонно росло. Ему подчинились Ярославль, Кострома, Вологда, Муром, Кашин и многие другие города.

 

Поляки и русские воры, которых отправляли по городам, вскоре настроили против себя русский народ. Сначала самозванец обещал тарханные грамоты, освобождавшие русских от всяких податей, однако жители вскоре увидели, что им придется давать столько, сколько захотят с них брать. Из Тушина высылались сборщики подати, а через некоторое время туда же отправлял своих сборщиков из-под Троицы Сапега.

 

Поляки и русские воры образовывали шайки, которые нападали на села, грабили их, издевались над людьми. Такие поступки ожесточили русский народ, и он уже не верил в то, что в Тушине настоящий Дмитрий.


 

После неудачи Сапеги перед Троицкой лаврой положение "царька" Лжедмитрия пошатнулось; отдаленные города стали от него отрекаться. Очередная попытка захватить Москву не имела успеха; с севера надвигался Скопин со шведами, в Пскове и Твери тушинцы были разбиты и бежали. Москва была освобождена от осады.

 

Поход Сигизмунда III под Смоленск еще больше ухудшил положение Лжедмитрия — поляки стали переходить под знамена своего короля. Самозванец, переодевшись крестьянином, бежал из стана. В укрепленной Калуге его приняли с почестями. В Калугу прибыла и Марина Мнишек, под охраной, выделенной Сапегой, Лжедмитрий жил в почете. Без надзора польских панов чувствовал себя свободнее. Ему вновь присягнули Коломна и Кашира.

 

Тем временем армия Сигизмунда III продолжала безуспешно осаждать Смоленск, а молодой полководец Скопин-Шуйский сумел снять осаду с Троице-Сергиевой лавры. И вдруг Скопин-Шуйский умер, по слухам, отравленный женой одного из царских братьев, князя Дмитрия. Последний был назначен командующим армией, отправленной на подмогу Смоленску.

 

Под Клушином, в 150 километрах от Москвы, 24 июня 1610 года войско Шуйского было разгромлено поляками под началом коронного гетмана Станислава Жулкевского. Путь на Москву был открыт. Жулкевский подступал к ней с запада, самозванец — с юга. Лжедмитрий взял Серпухов, Боровск, Пафнутьев монастырь и дошел до самой Москвы. Марина остановилась в Николо-Угрешском монастыре, а самозванец — в дворцовом селе Коломенском. Вновь, как в тушинские времена, до Кремля было рукой подать и царский престол был пуст (Шуйский 17 июля был "сведен" с трона, а затем насильно пострижен в монахи).

 

Однако и на этот раз история отвела калужскому "царьку" лишь незавидную роль. Его появление заставило московских бояр выбирать из двух зол меньшее. 17 августа Жулкевский заключил с ними договор, по которому на московский престол должен был вступить сын Сигизмунда III королевич Владислав. Москва, а потом и многие другие русские города присягнули на верность царю Владиславу Жигмонтовичу. Отныне введенный в Москву польский гарнизон стал непреодолимым препятствием для самозванца. Жулкевский, впрочем, пытался уладить дело миром. От имени короля он обещал Лжедмитрию в случае поддержки королевского дела отдать город Самбор или Гродно. Но, возмущенно писал гетман в своих мемуарах, "он не думал тем довольствоваться, а тем более его жена, которая, будучи женщиной амбициозной, довольно грубо бормотала: "Пусть Его Величество король уступит Его Величеству царю Краков, а царь Его Величество уступит королю Его Величеству Варшаву". Тогда Жулкевский решил попросту арестовать их, но Марина с "царьком" 27 августа бежали в Калугу, сопровождаемые 500 казаками атамана Ивана Мартыновича Заруцкого, который впервые выступил на их стороне.

 

Он погиб вследствие мести крещенного татарина Урусова, которого подверг телесному наказанию. 11 декабря 1610 года, когда Лжедмитрий, полупьяный, под конвоем толпы татар выехал на охоту, Урусов рассек ему саблей плечо, а младший брат Урусова отрубил ему голову. Смерть его произвела страшное волнение в Калуге; все оставшиеся в городе татары были перебиты донцами. Сын Лжедмитрия II был провозглашен калужцами царем.

 

Источник: a-nomalia.narod.ru

Иностранное вмешательство в русскую Смуту

Для спасения своей власти и сохранения государства Василий Шуйский заключил договор о помощи между Россией и Швецией, которая находилась в состоянии войны с Польшей. Переговоры со шведами в Новгороде возглавил племянник царя — молодой талантливый полководец М. В. С копии Шуйский. М. В. Скопин-Шуйский пообещал шведам город Корелу с округой Шуйский и отказ от прав на Ливонию. Шведы обязались дать 5-тысячный корпус (в действительности в Россию пришло гораздо больше войск), не разорять русские земли, с уваже­нием относиться к православным храмам.

Поначалу договор соблюдался. Весной 1609 г. союзное войско, двигаясь от Новгорода, начало успешное наступление на тушинцев. Их выбили из многих городов, и вскоре Скопин-Шуйский освободил Троице-Сергиев монастырь от осады. Шведы, не получив от Шуйского денег, начали разорять и грабить русскую территорию. Хозяйничанье иноземцев на Русской земле вызывало патриотические настроения.

Польский король разорвал мир с Россией и начал открытые военные действия. Осенью польские войска осадили Смоленск. Город во главе с воеводой Шейным защищался отчаянно.

Не нуждаясь больше в Лжедмитрий II, поляки стали откровенно пренебрегать им; с севера надвигалась объеди­ненная русско-шведская рать. В этих условиях тушинский вор тайно бежал в Калугу, куда за ним последовала и Марина Мнишек.

Пик Смуты

Теперь в России появились три центра власти — Москва, Тушино и Калуга. Лжедмитрий II был под контролем польских искателей наживы, бывших сподвижников первого самозванца и казаков. Лидеры русских тушинцев, в том числе Филарет (Романов), решили противопоставить Василию Шуйскому другую фигуру и пригласить на русский престол сына польского короля — юного Владислава.

Приглашение принца из другой страны было обычным делом для европейских стран. Предложение тушинцев явилось продолжением боярской линии на ограничение самодержавной власти монарха. За спиной королевича Владислава стоял его отец Сигизмунд ІІІ, желавший завоевать Россию, поэтому тушинцы в проекте соглашения ограничили власть Владислава рядом условий. С этим и отправилось посольство из Тушина к королю под Смоленск.

Свержение Шуйского

Войско Скопина-Шуйского вступило в Москву. Популярность молодого полководца росла, о нем говорили как о будущем русском царе. Но он неожиданно занемог и через несколько дней скончался. Пошли слухи, что Скопин-Шуйский был отравлен. Молва приписала царю Василию смерть народного любимца. Кроме то­го, становилось ясно, что московское правительство втя­нуло в русскую Смуту шведов и оказалось в состоянии войны с Польшей. Против Шуйского поднялись все — остатки тушинского лагеря, самозванец с войсками в Калуге, дворяне южных российских земель.

Лжедмитрий II встал с войсками около села Коломенского, и Москва снова оказалась в осаде. В этот критический момент московские бояре вместе с тушинскими организовали заговор против Шуйского. 17 июля 1610 г. он был схвачен, лишен престола и насильно пострижен в монахи. Позднее его вместе с братьями выдали полякам. Через два года в плену Шуйский погиб.

Семибоярщина

Во главе переворота стояли семь членов Боярской думы — Ф. И. Мстиславский, В. В. Голицын и др., поэтому новое правительство прозвали семибоярщиной.

Семибоярщина добивалась передачи власти в стране Боярской думе. В крестоприводной грамоте, на которой народ должен был давать клятву верности, говорилось: «Слушать бояр и суд их любить. Там же шла речь о том, что впоследствии бояре выберут вместе со всеми людьми государя».

Если бы Россия пошла по этому пути, то, вероятно, в российской истории не было бы более самодержавной власти монарха. В тех условиях это был несомненный шаг вперед по пути цивилизационного развития.

Выступив против самозванца, семибоярщина стремилась восстановить порядок в стране, покончить с войной против Польши. Московские бояре вместе с тушинцами вновь предложили русский престол королевичу Владиславу при условии, что он перейдет в православие, женится на православной, очистит Русскую землю от польских отрядов. Тем самым бояре прекращали борьбу за престол, получали зависимого царя, устанавливали с Польшей союзные отношения.

Патриарх Гермоген поначалу поддержал эти предложения. Переговоры начались с гетманом Жолкевским, чье войско из-под Смоленска подошло к Москве. Московских жителей стали приводить к присяге в пользу Владислава. Вскоре московское посольство во главе с Филаретом (Романовым) и князем Голицыным выехало под Смоленск к королю.

Совместными действиями войско Боярской думы и поляков отогнало от Москвы Лжедмитрия П. Он снова бежал в Калугу. В ночь на 21 сентября 1610 г. поляки тайно заняли Кремль. Теперь Боярская дума имела надежную защиту против самозванца.

Но события в Калуге сразу изменили ситуацию. Во время охоты Лжедмитрий был убит соратниками. Вторая самозванщина закончилась. Идея царя Дмитрия рухнула. Правда, оставалась еще Марина Мнишек, которая через несколько дней после гибели мужа родила сына Ивана. Воренок как его назвали в России, оставался единственной надеждой сторонников самозванца.

Сигизмунд III отказался снять осаду Смоленска, возражал против перехода сына в православие, а потом потребовал российский престол себе. Послов он задержал. Снова ситуация резко изменилась. Польский король продолжал вести войну с Россией. Шведы из союзников превратились во врагов, т.к. российское население начало присягать Владиславу. Шведы захватили северные русские города. Боярская дума также превратилась в пленников польского гарнизона столицы.

Первое ополчение

В этот критический момент активную патриотическую позицию проявили средние слои населения России — зажиточные посадские люди, купечество, ремесленники, дворянство, государственные крестьяне, казачество, часть бояр и князей.

Во главе патриотического движения встал несгибаемый Патриарх Гермоген. Он проклял всех пособников поляков, призвал русских не подчиняться Владиславу, неустанно объяснял, что России нужен царь из числа православных боярских родов. Города вновь стали ссылаться между собой грамотами, в которых призывали: Стоять за православную веру и за Московское государство, королю польскому креста не целовать, не служить ему. Московское государство от польских и литовских людей очищать. И кто с ними против Московского государства станет, против всех биться неослабно.

Первой поднялась Рязань во главе с Я. Я. Ляпуновым. С начала 1611 г. к Москве шли отряды из городов, казацкие отряды во главе с атаманом Я. М. Заруцким и князем Д. Т. Трубецким. Целью Первого народного ополчения было освобождение Москвы от поляков. Во главе ополчения встал Совет всей земли.

Бои в Москве

Ополченцы подошли к Москве. Народ столицы с радостью ждал освободителей, а поляки вместе с боярами готовились к обороне. Патриарха Гермогена заточили в темницу, у населения изымали оружие и даже топоры и ножи. 19 марта 1611 г. вспыхнуло восстание во главе с тайно пробравшимися в Москву воеводами-ополченцами. Князь Д.М. Пожарский организовал сопротивление на Сретенке. Повстанцы перегородили улицы столами, скамьями, бревнами, стреляли в поляков и немецких наемников. Пожарский отбил атаку врагов, построил острожек невдалеке от Китай-города и оборонял его вместе с русскими пушкарями.

Тогда поляки подожгли Москву. Охватило пламенем и острожек Пожарского. Израненного князя соратники вынесли из боя. Первое ополчение подошло к уже покоренному и выжженному городу.

Распад Первого ополчения

Летом пришло известие о падении Смоленска. Пушечными ядрами поляки пробили брешь в стене и через пролом пошли на приступ. Защитников в городе оставалось мало, и все же весь день гарнизон мужественно сражался. Раненого воеводу Шеина захватили в плен.

3 июля 1611 г. оставшиеся защитники города и его жители, не желая сдаваться, заперлись в соборе Пресвятой Богородицы и взорвали себя.

Сигизмунд III направил на Москву новое войско под командованием гетмана Ходкевича, а сам вернулся в Краков и открыто объявил о своих претензиях на русский трон.

Одновременно шведы захватили Новгород и заставили правителей города заключить с ними договор о поддержке шведского принца в качестве будущего русского царя.

Началась борьба между Швецией и Польшей за русский трон. Новгородская земля отложилась от России.

Отряды Первого ополчения безуспешно пытались взять Москву, и тогда они укрепились в Белом городе.

Для руководства движением было избрано правительство в составе князя Д. Т. Трубецкого, предводителя казаков Я. М. Заруцкого и воеводы Я. Я. Ляпунова.

Совет всей земли принял приговор, который опреде­лил ближайшие задачи движения — вернуть страну к старым порядкам, отменить раздачу земель, пожалованных тушинским вором и правительством Шуйского, увеличить раздачу земель дворянам, предоставить земли и денежные оклады казакам, которые давно служат и захотят служить дальше. Одновременно «Приговор» предлагал убрать казацкие отряды из городов России, чтобы они не смели грабить людей, а в случае продолжения разбоев и грабежей казнить их смертью. «Приговор» запрещал казакам занимать должности в земском управлении. Но особенную их злобу вызвал пункт о сыске и возвращении к вотчинникам и помещикам беглых крестьян, многие из которых были в казацком лагере. Совет всей земли требовал наведения в стране порядка и законности. Это не устраивало многих казацких атаманов.

Обострились личные отношения между вождями Первого ополчения. Ляпунов проявлял неуважение к другим командирам, заставлял их подолгу ждать приема около своей избы. Казаки несколько раз приглашали Ляпунова для объяснений, а когда после третьего приглашения он пришел, зарубили его саблями. Дворяне остались без предводителя.

У Первого ополчения хватило сил предпринять еще две попытки овладения городом, но они были неудачны. К зиме 1611/12 г. Первое ополчение окончательно распалось.

Второе ополчение

Казалось, возврата к единому и незави­симому государству нет. В Москве власть удерживали по­ляки вместе с Боярской думой. Под Москвой существовало правительство Первого ополчения во главе с Иваном Заруцким, провозгласившим младенца Ивана, сына Марины Мнишек, царем. Новгородскую землю захватили шведы. Псковом правил Лжедмитрий III — посадский человек Сидорка. Ряд городов — Путивль, Казань и другие не признавали никакой власти. Польский король объявил себя русским государем и готовился к походу на Москву. Замерла торговля, многие города были опустошены, полу­сожженной стояла Москва.

И все-таки идея народного сопротивления не умерла. Ведущая роль в мобилизации сил народа принадлежала Русской Православной Церкви. Из кремлевской темницы через верных людей Патриарх Гермоген посылал грамоты, в которых призывал русский народ встать против польских захватчиков за воссоздание государства под скипетром русского православного царя. Ему вторили грамоты, рассылавшиеся из Троице-Сергиева монастыря: «Пусть служилые люди без всякого мешкания спешат к Москве, в сход к боярам, воеводам и ко всем православным христианам».

Новое движение за возрождение Российского государства зародилось в Нижнем Новгороде. Здесь после получения призывов Патриарха и Троицких монахов осенью 1611 г. горожане стали собираться на сходки.

Лидером движения оказался нижегородский посадский человек, земский староста, торговец мясом Кузьма Захарович Минин-Сухорук, неподкупный, справедливый, в котором все видели радетеля за общее дело.

В главном соборе Нижнего Новгорода Кузьма Минин обратился к землякам с призывом начать сбор средств для организации нового ополчения: «Будет нам похотеть помочи Московскому государству, то не пожалеть нам животов своих». Минин первым пожертвовал свои сбережения и драгоценности жены. Патриотический порыв получил организационное закрепление. Горожане и духовенство постановили, чтобы каждый хозяин дал на снаряжение войска одну пятую часть своего имущества и доходов — пятую деньгу.

Взносы делали купцы и других русских городов. Эти средства Минин предназначал на оплату формировавшегося войска. В Нижний Новгород подошли отряды смоленских дворян, вновь поднялись на борьбу южные города во главе с Рязанью. Своих людей слали Вязьма, Коломна, Дорогобуж и другие города. Начался поиск воеводы. Нижегородцы остановили выбор на 33-летнем князе Дмитрии Михайловиче Пожарском, снискавшем славу смелого и опытного военачальника. Кузьма Минин стал организатором хозяйства, финансов армии, управления на освобождаемых территориях.

Поляки и их московские приспешники во главе с боярином Салтыковым обратились к арестованному Патриарху Гермогену с требованием осудить начавшееся движение. Тот ответил отказом и проклял бояр как окаянных изменников. 17 февраля 80-летний Гермоген умер от голода. Позднее Русская Православная Церковь причислила его к лику святых.

К зиме в Нижнем Новгороде была организована сильная рать. Ополченцам положили хорошее жалованье. Пожарский регулярно устраивал смотр войску, готовил его к испытаниям.

В марте 1612 г. Второе ополчение выступило в поход. Находившиеся под Москвой казаки атамана Заруцкого и боярина Трубецкого продолжали грабежи и насилия на контролируемой ими территории, стремились расширить сферу своего влияния. Заруцкий послал отряд к Ярославлю. Ярославцы обратились к Пожарскому за помощью. Авангард ополчения очистил Ярославль от казаков. Один за другим открывали Второму ополчению ворота города Поволжья, севера России, Поморья. В начале апреля 1612 г. рать вступила в Ярославль. Дары жителей города Минин и Пожарский отдали в общую казну.

Началось четырехмесячное ярославское стояние. Минин и Пожарский не имели права рисковать. Для воссоз­дания всей системы Российского государства необходима была тщательная подготовка — военная, хозяйственная, политическая.

В Ярославле были организованы правительство — Совет всей земли во главе с руководителями ополчения, Боярская дума, приказы. Грамоты с просьбой о помощи людьми и деньгами подписывали князья и бояре, не запятнавшие себя служением самозванцам и иноземцам, — Долгорукие, Одоевские, Волконские, Пронские, Морозовы, Шереметевы, Бутурлины и др. Совет обращался за помощью не только к русским людям, но и к татарам, мордве, удмуртам, марийцам, чувашам, башкирам, народам Севера и Сибири.

Одновременно ярославское правительство укрепляло войско: наделяло служилых людей поместьями; казакам, вступившим в ополчение, было установлено хлебное и денежное жалованье. Подтверждались старые порядки владения крестьянами и землей. Совет всей земли прочно стоял на прежних закрепостительных позициях, понимая, что только за счет помещичьих земель и подневольного труда крестьян можно обеспечить боеспособность создаваемой заново армии.

Новое правительство предприняло ряд дипломатических шагов. Оно попыталось урегулировать отношения со Швецией. Руководители ополчения направили в Новгород послов и согласились поддержать кандидатуру шведского принца на русский престол при условии, что он примет православие. Таким образом, и Новгород, и Швеция превращались в союзников.

Уверенные действия руководителей Второго ополчения, признание его власти подавляющим числом городов вносили нервозность в действия руководителей Первого ополчения. Заруцкий организовал покушение на Пожарского.

Как только эта весть дошла до казацких таборов под Москвой, начался ропот. Заруцкий вместе с Мариной Мнишек и «воренком» бежали на юг. В Астрахани он попытался поднять народ в новый поход на Москву — под знаменем царевича Ивана.

Освобождение Москвы

27 июля 1612 г. Второе ополчение выступило из Ярославля на Москву. Близ Троице-Сергиева монастыря полки получили благословение Церкви. Здесь же Пожарскому стало известно, что к Москве спешит войско польского гетмана Ходкевича.

20 августа 1612 г. первым к столице подоспел Пожарский. 21 августа подошел Ходкевич и расположился лаге­рем на Поклонной горе. Пожарский развернул свои полки полукружьем на левом берегу Москвы-реки. Центр его войска находился у Арбатских ворот, как раз напротив дороги на Можайск, откуда спешили к Москве полки Ходкевича. На правом берегу, где нынче находится Крымский мост, остатки Первого ополчения во главе с Трубецким прикрывали движение на Кремль с юго-запада и блокировали польский гарнизон.

Верхушка Первого ополчения с недоверием и осторожностью следила за передвижениями Второго ополчения. Несколько раз Трубецкой предлагал Пожарскому объединить силы, но тот отклонил эти предложения. Когда же Трубецкой попросил подмоги, он послал 5 конных сотен.

Утром 22 августа 1612 г. переправившееся через Москву-реку польское войско было встречено Пожарским около Новодевичьего монастыря. При примерном равенстве сил (по 10 — 12 тыс. человек) поляки имели превосходство в коннице. Их тяжеловооруженные гусары, слывшие лучшей кавалерией в Европе, первыми нанесли удар по левому флангу русских и отбросили их к берегу реки. Одновременно польский гарнизон столицы организовал вылазку. Пожарский заблаговременно построил здесь укрепления и отбил неприятеля.

Полдня шел бой, перевес поляков становился все ощутимей. А в это время на другом берегу реки стояли казацкие сотни Трубецкого и наблюдали за сражением. В самый тяжелый момент без приказа Трубецкого конные сотни, присланные накануне Пожарским, переправились через Москву-реку и ударили во фланг Ходкевичу. Вместе с ними в атаку пошли другие казацкие сотни. Спеша на выручку русских полков, казаки кричали Трубецкому: «В вашей нелюбви к Московскому государству и ратным людям пагуба чинится, чево ради не помогаешь погибающим!»

Полки Пожарского воспрянули духом. Пехота вышла из-за укрытий и двинулась вперед. Ходкевич отступил.

Ночью он направил обоз с продовольствием в Кремль, чтобы поддержать голодающий гарнизон, но казаки перехватили его.

Ходкевич передвинулся к Донскому монастырю и оттуда 24 августа 1612 г. повел атаку на Замоскворечье.

Пожарский также перегруппировал свои силы, а казаки Трубецкого встали на пути неприятеля.

Ранним утром польская конница пошла на прорыв, а другая часть войска обрушилась на казаков. Поляки теснили ополченцев, но полк, которым руководил Пожарский, выдержал натиск. В Замоскворечье укрепленный острожек казаков захватили поляки. Над православным храмом рядом с ним взвилось польское знамя. Оскорбление святыни всколыхнуло казаков, они отбили свои позиции.

Считая, что Замоскворечье в его руках, Ходкевич подтянул сюда огромный обоз, чтобы переправить его в Кремль. Это было ошибкой гетмана: обоз занял большое пространство, мешая маневрам поляков.

Ближе к вечеру инициативу проявил Кузьма Минин. С несколькими сотнями дворянской кавалерии он, неожиданно переправившись через реку, ударил по левому флангу армии Ходкевича. Поляки смешались. Тут же пехота ополчения вышла из-за укрытия и двинулась вперед, на врага устремились казаки. Польские полки были смяты, стан гетмана и весь обоз захвачены. Остатки своего войска Ходкевич отвел на Воробьевы горы, а через несколько дней отступил к Можайску.

Теперь все свои силы ополченцы и казаки сосредоточили на осаде Кремля. В конце сентября 1612 г. обе рати и оба Совета объединились. Отныне все обращения к войску и городам шли от имени Трубецкого и Пожарского. По настоянию Трубецкого его имя, титулованного и богатого боярина, в этих обращениях стояло первым.

В Кремле начался жесточайший голод, но Пожарский не спешил со штурмом, сберегая жизни ратников. Русские пушки регулярно обстреливали польский гарнизон Крем­ля, нанося ему ощутимые потери. На исходе второго месяца осады Пожарский предложил полякам сдаться, но те ответили дерзким отказом. Вскоре, чтобы освободиться от лишних ртов, они выпустили из Кремля боярских жен и детей, предварительно ограбив их. Вместе с родственниками вышел 15-летний Михаил Романов будущий русский царь.

22 октября 1612 г. поляки согласились на переговоры и капитуляцию, а 26 октября польский гарнизон капитулировал.

На следующий день полки Пожарского и казаки Трубецкого под ликующие возгласы народа вошли в Кремль. Навстречу им вынесли икону Владимирской Божьей Матери.

Но война еще не закончилась. С запада надвигалось войско Сигизмунда III. Однако его авангард был разбит под Москвой. Попытка взять штурмом город Волоколамск не увенчалась успехом. Потеряв свой гарнизон в Кремле, король повернул назад. Это была полная победа патриотических сил.

Источник: histerl.ru

Лжедмитрий II, которого часто называют Тушинский вор (год и место рождения его неизвестны — умер 21 декабря 1610 года под Калугой), — второй самозванец, выдававший себя за сына Ивана Грозного царевича Дмитрия. Настоящее имя и происхождение его не установлено.

Сразу после гибели Лжедмитрия I Михаил Молчанов (один из убийц Федора Годунова), бежавший из Москвы в сторону западной границы, начал распространять слухи, будто в Кремле вместо «Дмитрия» был убит другой человек, а сам царь спасся.

В появлении нового самозванца были заинтересованы очень многие люди, как связанные со старым, так и не довольные властью Василия Шуйского.

Впервые Лжедмитрий II появился в 1607 в белорусском местечке Пропойске, где был схвачен как лазутчик. В тюрьме он назвал себя Андреем Андреевичем Нагим, родственником убитого царя Дмитрия, скрывающимся от Шуйского, и просил, чтобы его отослали в городок Стародуб. Из Стародуба он стал распускать слухи, что Дмитрий жив и находится там. Когда стали спрашивать, кто же Дмитрий, друзья указали на «Нагого». Тот сначала отпирался, но когда горожане пригрозили ему пытками, назвался Дмитрием.

У Лжедмитрия II в Стародубе стали собираться сторонники. Это были различные польские авантюристы, южнорусские дворяне, казаки и остатки разбитого войска Ивана Болотникова.

Тушинский вор

Когда собралось около 3000 воинов, Лжедмитрий II разбил царские войска под городом Козельском. В мае 1608 года Лжедмитрий II разбил под Волховом войска Шуйского, в начале июня подступил к Москве. Он стал лагерем в подмосковном селе Тушино (поэтому его и прозвали — Тушинский вор).

Узнав, что Марина Мнишек была отпущена в Польшу, Лжедмитрий II отбил ее у царского войска. Оказавшись в стане Лжедмитрия II, Марина Мнишек признала в нем якобы своего мужа — Лжедмитрия I.

1 апреля 1609 года Лжедмитрий II вышел к народу в царской шапке, сияющей горящими на солнце многочисленными бриллиантами. Именно с тех пор и повелась поговорка: «На воре шапка горит».

Летом 1609 года войска польского короля Сигизмунда III открыто вторглись на территорию Московской Руси и осадили Смоленск. В Тушино приехали королевские посланцы и предложили полякам и русским оставить самозванца и перейти на службу к Сигизмунду. Многие воины последовали этому призыву. Тушинский вор остался почти без войска и без своих приверженцев. Тогда самозванец переодетым сбежал из Тушино в Калугу, куда за ним приехала и Марина Мнишек.

11 декабря 1610 года под Калугой Тушинский вор был убит на охоте крещеными татарами Петром Урусовым, который рассек ему саблей плечо, и его младшим братом, отрубившим Лжедмитрию II голову. Таким образом Урусов отомстил самозванцу за казнь своего друга, татарского Касимовского царька — Ураз-Магомета.

А спустя несколько дней после смерти Тушинского вора Марина Мнишек родила от него сына Ивана — «воренка», как его прозвали на Руси. Но бывшая жена Лжедмитрия I Марина Мнишек недолго горевала по Тушинскому вору. Скоро она сошлась с казачьим атаманом Иваном Заруцким.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru

Личность Лжедмитрия 2

Если о личности первого самозванца ведутся споры и действительно интересно кем был этот человек, то кем был второй Лжедмитрий не интересует абсолютно никого. Даже попыток никто не делал выяснить его реальную личность. По видимому это был крещеный еврей, еврей выкрест. Его соратники прекрасно понимали, что это просто знамя и не более. Вот, что пишут его современники.

Лжедмитрий 2 был бездарный невежественный мужик, грязный и сквернословный, которого поляки тщетно обучали хорошим манерам.

Историческая справка

И по-видимому Марине Мнишек нужно было обладать фантастическим тщеславием, чтобы делить ложе с таким человеком.

Армия самозванца и поход к Москве

Кто составлял ударную силу армии Лжедмитрия 2? Это русские низы, польские и литовские авантюристы и наемники, казаки и, конечно, запорожские казаки во главе со своим лидером Иваном Заруцким, фаворитом Марины Мнишек, от которого она родила ребенка.

Собрав большое войско Лжедмитрий 2 двинул его на Москву и здесь он разбил царское войско и подошел к столице. Но столицу он взять не смог и расположился в деревне Тушино, Тушинским лагерем. Откуда и его прозвище — Тушинский вор. Именно в Тушино началось правление Лжедмитрия 2 и его "банды".

Тушинский лагерь

Тушино это в 12 верстах к северо-западу от Москвы. Здесь были созданы свои Приказы, появились бояре и выводы. И даже появился свой патриарх — Филарет Романов, который потом будет говорить, что он якобы приехал разведать и его насильно удержали. Ничего подобного. Он мог уехать совершенно спокойно. Просто Романовы были связаны с обоими Лжедмитриями. Это была, по видимому, часть их заговора. Поэтому верить здесь Филарету не стоит.

1608-1610 годы ознаменовались, так называемыми, тушинскими перелетами. Это опять кстати двоевластие — Тушинский вор и Василий Шуйский. Как это происходило? Бояре и дворяне по нескольку раз переходили от Василия Шуйского к царю Дмитрию. Например, приезжают от Василия Шуйского к Дмитрию — получают поместье, денежный оклад, а через 3 месяца возвращаются к Шуйскому и слезно просят прощения. Получают от него оклад и поместья, а через 3 месяца движутся назад. Что характерно это очень быстро перестало вызывать удивление современников, потому что уровень морали в том числе политической упал очень низко. Люди просто зарабатывали деньги.

Окончание правления Лжедмитрия 2

Весной 1609 году Шуйский прибегает к помощи шведского короля и объединенным войском начинает поход на Тушинский лагерь. Как только запорожские казацкие и  польские бандиты узнали, что идет Сигизмунд 3, Тушинский лагерь распался. Он прекратил свое существование. Лжедмитрий 2 переоделся крестьянином, зарылся в повозку с навозом, и в таком виде его вывезли в Калугу. Там он отсиживался до 1610 года, пока к Москве не начали подходить поляки. Вместе с ними на Москву пошел и Лжедмитрий 2.

В 1610 году польские войска вошли в Москву. Узнав об этом группа заговорщиков среди окружения Тушинского вора убили Лжедмитрия 2 (11 декабря), потому что он теперь оказался ненужным никому. На этом правление Лжедмитрия 2, а вернее всего его разбойничьего окружения, было окончено.

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.