Галицко волынское княжество карта

После смерти Владимира Ярославича Галич, несмотря на сопротивление Киева, с польск. помощью был захвачен Романом Мстиславичем, что привело к 1-му краткому (1199-1205) объединению Галицкого и Волынского княжеств. Галицко-Волынское княжество стало в это время в ряд самых могущественных княжеств на Руси, а Роман простирал свое влияние также и на Киев. Жесткая политика Романа по отношению к боярству не принесла князю популярности в Галиче, так что после его скорой гибели (июнь 1205) галицкая боярская верхушка призвала на княжение сыновей новгород-северского кн. Игоря Святославича (героя «Слова о полку Игореве»), к-рые по матери приходились внуками Ярославу Осмомыслу: в 1206 г. в Галиче сел Владимир Игоревич, а в Звенигороде — его брат Роман, вскоре один из Игоревичей, Святослав, появился во Владимире. Малолетние сыновья Романа, Даниил и Василько, были вынуждены вместе с матерью бежать в Польшу.

Формально поддерживая Романовичей, краковский кн. Лешек II и венг. кор. Андраш II преследовали, однако, в Г.


собственные политические цели. Последний сразу же, не позднее янв. 1206 г., включил в свой титул звание «король Галиции» (лат. rex Galiciae). Попытки Игоревичей с помощью репрессий избавиться от контроля со стороны галицкого боярства побудили бояр просить у венг. короля вернуть на галицкий стол пребывавшего в Венгрии отрока Даниила. В 1211 г. венг. войска овладели Перемышлем, Звенигородом и Галичем, но и Даниил с его волынским окружением оказался вскоре неугоден боярской верхушке Галича. Смута имела следствием невиданную прежде на Руси скандальную узурпацию княжеской власти одним из боярских лидеров (Володиславом Кормиличичем).

Политический хаос привел к прямой венгерско-польск. агрессии с целью аннексии и расчленения Галицкого княжества, в столице к-рого должен был сесть сын венг. короля Кальман (Коломан), а Перемышльская вол. должна была отойти Кракову. В 1214 г. этот договор был скреплен браком Кальмана с дочерью Лешка II Саломеей. В 1215 г. союзники вошли в Галич, где с санкции папы Иннокентия III Эстергомский архиепископ (примас Венгерской Церкви) в присутствии польск. архиереев короновал Кальмана «галицким королем». Поддержка папы была куплена ценой униат. обязательств новоявленного «галицкого короля». Это натолкнулось на резкое неприятие правосл. духовенства и народа (см. подробнее в ст. Галицкая епархия), кроме того, вслед. отказа венгров уступить полякам Перемышль разрушился венгерско-польск. союз. В результате Даниил при поддержке Лешка II в 1216 г. вокняжился во Владимире-Волынском, а Кальман в 1219 г. был выбит из Галича блгв. кн. Мстиславом (Феодором) Мстиславичем Удатным.


Даниил, пользуясь лояльностью Мстислава, на дочери к-рого Анне он женился, в течение 20-х гг. консолидировал под своей властью практически всю Волынь. (В 60-х гг. XII в. Волынь была разделена на Владимирскую и Луцкую волости: в 1-й закрепилось потомство Мстислава Изяславича (Ɨ 1170), во 2-й — его младшего брата Ярослава, одновременно к владениям волынских Изяславичей присоединилась Берестейская вол. (с центром в г. Берестье, совр. Брест). Владимирское княжество Мстислава было поделено между его сыновьями: Роман Мстиславич унаследовал отцовский Владимир, Всеволоду был выделен Белз, Владимиру, затем Святославу — Берестье. В Луцком княжестве в 10-20-х гг. XII в. известны Дорогобужско-Пересопницкий удел и южнее его уделы Шумский и Межибожский.) Сначала Даниил отобрал отошедшую было Кракову Берестейскую вол., затем присоединил находившиеся в руках его двоюродных дядей Ярославичей, сыновей кн. Ярослава Изяславича, луцкие земли: Пересопницкую вол. (после смерти пересопницкого кн. Мстислава Ярославича (1226) и его малолетнего сына Иоанна (1227)), изгнал из Луцка кн. Ярослава Ингваревича, внука Ярослава Изяславича, а также вернул захваченную пинскими князьями Черторыйскую вол.

Объединение Волыни позволило Даниилу вступить в борьбу за Галич. По договору 1227 г. Мстислава Удатного с Венгрией князь уступил Галич младшему сыну кор.


драша II Андрашу, за к-рого он также выдал свою дочь. Кроме королевича Андраша в схватке за Галич участвовал также блгв. кн. черниговский Михаил Всеволодович, он был женат на сестре Даниила. Противоборство шло с переменным успехом: севши в Галиче в 1230 г., Даниил был вынужден не раз уступать его то венграм (1232), то Михаилу Черниговскому (1235). Очередное вокняжение Даниила Романовича в Галиче в кон. 1238 или нач. 1239 г. принято считать финалом галицкой смуты, т. к. галицкий стол из своих рук Даниил уже не выпускал, хотя война закончилась только битвой при Ярославе (к северу от Перемышля) 17 авг. 1245 г., когда венг. войско во главе с сыном Михаила Ростиславом, зятем венг. кор. Белы IV, было наголову разгромлено Даниилом и Васильком Романовичами. Летописец Даниила Романовича (в составе Галицко-Волынской летописи) подчеркивает, что окончательное водворение князя в Галиче произошло благодаря симпатиям к нему со стороны «гражан», видевших в нем своего «держателя… Богом данного» в отличие от «иноплеменьных князии» (ПСРЛ. Т. 2. Стб. 777). Позиция «мужей градьстих» здесь явно противопоставлена позиции галицкого боярства, к-рое предпочитало Даниилу слабых иноземных правителей, не имевших опоры в Г. Р. и вынужденных поэтому во всем идти навстречу интересам боярства.

Успехи в Галиче дополнялись воссоединением Волыни под рукой сыновей Романа: в 1234 г. был занят Белз (где до этого княжил Александр Всеволодович, двоюродный брат Даниила и Василька), в 1238 г.- Дорогичин на крайнем северо-западе Волыни, к-рый польск.


. Конрад Мазовецкий в 1237 г. передал рыцарям Добжиньского ордена. Вскоре после 1241 г. Даниил построил в Дорогичине «церковь прекрасну святое Богородици» (Там же. Стб. 788). Окончательный мир с Венгрией был оформлен браком Льва Даниловича, сына Даниила Галицкого, с дочерью Белы IV (1247 или несколько позднее). Единое Галицко-Волынское княжество было восстановлено, хотя и оказалось снова поделено между Даниилом, севшим на княжение в Галиче, и всегда пребывавшим в его тени младшим братом Васильком, к-рому досталась Волынь, но без забужских волостей Белза, Червена и Холма, отошедших Галичу. К 30-м гг. XIII в. относится активная градостроительная деятельность Даниила, в частности основание им Холма в междуречье Зап. Буга и Вепша, ставшего излюбенной резиденцией князя и одним из важнейших военно-адм. центров Галицко-Волынского княжества, князь приглашал в город «немцев, и русь иноязычникы, и ляхы», в Холм также приходили бежавшие из монголо-татар. плена рус. ремесленники (Там же. Стб. 873).

Т. о., Галицко-Волынское княжество стало последним в ряду крупных земель-княжений, сложившихся на территории ранее единого Древнерусского гос-ва. Княжество охватывало земли от Сев.-Вост. Карпат (Перемышльская вол.) на западе до Погорины (область по течению р. Горыни) на востоке (за исключением Дубровицкой вол. в низовьях Горыни) и от Берестейской вол. по среднему течению Зап. Буга на севере до Ср. Поднестровья на юге, причем политическое и экономическое влияние Галицко-Волынского княжества к западу от Днестра распространялось на неопределенное расстояние вплоть до Черноморского побережья и устья Дуная.


территории княжества существовало 5 епископских кафедр: во Владимире-Волынском (основана в посл. четв. XI в., возможно в кон. X в., см. Владимиро-Волынская епархия), в Галиче, в Угровске (основана в 30-х гг. XIII в., до 1238, или ок. 1219/20, ок. 1240 переведена в Холм, см. Холмская и Люблинская епархия), в Перемышле (основана или возобновлена ок. 1219/20 или ок. 1117-1128, см. Перемышльская епархия), в Луцке (основана ранее 1288, вероятно в 20-30-х гг. XIII в., см. Луцкая и Волынская епархия). Летопись особо отмечает участие кн. Даниила в строении и украшении храмов в Холме, где попечением правителя был воздвигнут и богато украшен собор во имя ап. Иоанна Богослова.

Судьба княжества в 40-60-х гг. определялась, как и почти всюду на Руси, новым внешнеполитическим фактором — необходимостью найти приемлемый способ сосуществования с возникшим на юж. рубежах Руси мощным гос. образованием кочевников — Золотой Ордой. Галицко-Волынское княжество весьма пострадало от монголо-татар. нашествия в 1241 г.: были взяты Владимир-Волынский, Галич «и ины грады многы, имже несть числа» (Там же. Стб. 786) (археологич. исследования установили, что монголо-татары захватили Теребовль, Перемышль, Звенигород, Колодяжин, Плеснеск, полностью уничтожен был Изяславль). В качестве уцелевших Галицко-Волынская летопись называет Холм и отдельные крепости: Кременец и Данилов (на волынско-галицком пограничье), но таковых несомненно было больше.


В кон. 1245 — нач. 1246 г. Даниил отправился в ставку хана Орды Батыя, где вынужден был признать свою зависимость от последнего. Особенно ярко она проявилась при преемнике Батыя хане Берке (1256-1266), когда Василько Романович и сыновья Даниила участвовали в военных предприятиях ордынцев против Литвы (1258) и Польши (зима 1259/60); кроме того, в 1259 г. Романовичи должны были подчиниться требованию Бурундая (монг. предводителя на правобережье Днепра) и срыть укрепления своих городов (уцелел Холм). Вместе с тем источники не дают возможности определенно судить о том, в какой мере Галицко-Волынское княжество было (и было ли) захвачено такими государственно-организационными и фискальными мероприятиями ордынских властей, как баскачество или «число» (перепись податного населения), о к-рых хорошо известно для этого времени применительно к Сев.-Вост. Руси, хотя смутное упоминание о городах на юго-востоке Волыни, «седящих за татары» в 50-х гг. XIII в., имеется (Там же. Стб. 838). Так или иначе Даниил имел возможность проводить активную самостоятельную внешнюю политику и не терял надежды на организацию отпора Орде.

Это проявилось прежде всего во взаимоотношениях с папством, в к-ром галицкий князь видел силу, способную взять на себя такую организацию,- очевидно, в связи с тем, что тема обсуждалась в 1245 г. на Лионском I Соборе.


е в марте 1246 г. возвращавшийся из Орды Даниил встретился с направлявшимся к вел. хану в Каракорум папским послом Дж. дель Плано Карпини, позднее сообщившим, что под влиянием его бесед об унии с Римской Церковью Даниил и Василько (при дворе последнего Плано Карпини провел нек-рое время ранее) написали послание к папе Иннокентию IV. Ни это, ни последующие послания Даниила не сохранились, но об их содержании позволяет судить серия ответных папских документов 1246-1248 гг., в к-рых идет речь о взятии папой «короля Руси» (rex Russiae) Даниила и «короля Лодомерии (т. е. Владимира-Волынского.- А. Н.)» (rex Lodomeriae) Василька и их «королевств» под «святого Петра и нашу защиту» (sub beati Petri et nostra protectione), о назначении архиеп. Прусского, Ливонского и Эстляндского (буд. архиеп. Рижского) Альберта II папским легатом на Руси с поручением ему огласить здесь акт об унии, о разрешении Русской Церкви сохранять нек-рые свои богослужебные особенности (напр., литургисать на квасном хлебе), о наказе рыцарям монашествующих орденов не вторгаться в земли Даниила и Василька и, наконец, о незамедлительном информировании Рима о возможной монг. угрозе через рыцарей Тевтонского ордена (последнее послание от янв. 1248 было направлено также блгв. вел. кн. Александру Ярославичу Невскому).

Надежды Романовичей на немедленную и активную поддержку против Орды со стороны Рима не оправдались, хотя это и не повлияло на стремление Даниила, впрочем безуспешное, выстроить антиордынский блок (брак его дочери в 1250 с братом Александра Невского вел.


. владимирским Андреем Ярославичем, к-рый 2 годами позже «здума… бегати, нежели цесарем [ханам.- А. Н.] служити» — Там же. Т. 1. Стб. 472). Замершие было переговоры с папой возобновились в 1253 г., когда в мае этого года в ответ на известие Даниила о приближении ордынского войска под предводительством темника Куремсы Иннокентий IV направил окружное послание к князьям Чехии, Моравии, Поморья и Польши с призывом к крестовому походу против монголо-татар. В результате после длительных колебаний, поддавшись уговорам краковско-мазовецких князей Болеслава и Земовита, обещавших военную помощь, Даниил принял королевский венец из рук папского легата, к-рый короновал его, вероятнее всего, осенью 1253 г. в Дорогичине, во время похода против ятвягов. Несмотря на это, военного сотрудничества между Галицко-Волынским княжеством и Римом против Орды не получилось, не имели последствий и разговоры об унии, как то видно из санкции нового папы Александра IV литов. кор. Миндовгу (крещенному в католичество и коронованному в 1253) воевать против рус. земель как против неверных (1255), а также из грозных посланий папы Даниилу (1257).

Вместе с тем галицко-волынский летописец упорно придерживается титула «король» применительно к Даниилу Романовичу. Вероятно, коронация имела смысл для Даниила не только как уступка папской дипломатии, но и как инструмент в собственной политике по отношению к Ордену и Литве, прежде всего по отношению к Венгрии.


дь Бела IV продолжал сохранять в своем титуле звание «король Галиции», очевидно считая Даниила своим вассалом еще с 1235 г., когда тот, присутствуя при восшествии Белы на престол, участвовал в церемонии, ведя под уздцы королевского коня, т. е. признав сюзеренитет венг. короля. И даже безуспешное участие Даниила в 1248-1253 гг. в борьбе за австр. наследство, когда в 1248-1253 гг. он пытался сделать австр. герцогом своего сына Романа (с 1252 Роман был женат на Гертруде, племяннице Фридриха II Воинственного, последнего австр. герцога из рода Бабенбергов), следует скорее рассматривать в русле венг. политики. Равенство в титуле могло теперь служить формальной гарантией суверенитета Даниила Галицкого. Ордену пришлось уступить Даниилу и мазовецкому кн. Семовиту треть всех завоеваний в Ятвягии (1254).

Тогда же Галицко-Волынское княжество сумело извлечь выгоды и из начавшейся литов. экспансии в сторону В. Понеманья: захваченное Миндовгом Городенское княжество с городами Городно (совр. Гродно), Слоним и Волковыйск в качестве вассала Миндовга ок. 1254 г. получил вернувшийся из Австрии кн. Роман Данилович. По сообщению галицко-волынского летописца, в 1254 г. Роману Даниловичу передал свое княжество с центром в Новгородке (совр. Новогрудок Гродненской обл.) Войшелк, сын Миндовга, принявший монашество. В 1265-1266 гг. младший сын Даниила Шварн вместе со своим дядей Васильком участвовал в борьбе за литов. великокняжеский стол на стороне Войшелка. Став вел. князем, Войшелк сделал Шварна своим соправителем, а Василька назвал «отцом» и «господином», т. е. сюзереном. Однако наметившаяся было династическая перспектива создания объединенного Галицко-Волынско-Литовского княжества пресеклась ок. 1269 г. в связи со смертью Шварна Даниловича.


Галицко-волынским князьям удавалось сохранить контроль (по крайней мере до появления Бурундая в кон. 50-х гг.) и в особо подударных со стороны степи областях — Болоховской вол. (в верховьях Случи) и днестровском Понизье. Зимой 1254/55 г. в ответ на нападение Куремсы Даниил и Василько предприняли военные акции в Болоховской земле, в верховьях Юж. Буга и др. областях, подвластных татарам. Об относительной прочности ситуации в Галицко-Волынском княжестве говорят и общерус. амбиции Даниила — восшествие его ставленника Кирилла (к-рого с известной долей вероятности отождествляют с одноименным «печатником» Даниила), в 1246/47 г. хиротонисанного на Киевский митрополичий стол. До 1250 г. митр. св. Кирилл II, в т. ч. и во время пребывания во Владимиро-Суздальской Руси, действовал, похоже, в интересах Даниила Романовича (именно свт. Кирилл венчал вел. кн. Андрея Ярославича с дочерью кн. Даниила).

После смерти в 1264 г. Даниила, а вскоре, в 1269 г., и Василька Романовичей политическая структура Галицко-Волынского княжества мало переменилась. Галицкие владения Даниила достались его старшему сыну Льву (Роман Данилович умер еще при жизни отца), в 1268 г. Лев Данилович перенес столицу княжества во Львов. Волынь перешла к блгв. кн. Владимиру Васильковичу, единственному сыну Василька; впрочем, Луцк стал княжением Мстислава Даниловича, к-рый заметной роли в жизни Галицко-Волынского княжества не играл, хотя именно ему не имевший муж. потомства Владимир Василькович передал Владимир перед кончиной в 1289 г. С кн. Васильком Романовичем или, что хронологически более вероятно, с его сыном Владимиром Васильковичем находился в дружбе серб. краль Стефан IV Драгутин (1276-1282; см. Феоктист, прп.). Согласно житию последнего, написанному Сербским архиеп. Даниилом II (1324-1337), краль Стефан «вь Русьскую бо землю множицею посилааше сьлы свое сь многочьстьныими дары кь Божьствьныимь црьквамь и манастиремь… вь тьи бо земли Русьсцеи име зело любовьнааго си приятеля кнеза Василия и тому по достоянию дльжную чьсть вьздавааше глаголы сладькые сь великолепьными дары царьскыими вьсылае ему» (Животи краљева и архиепископа српских, написао архиепископ Данило и др. / Изд. Ђ. Даничић. Загреб, 1866. С. 39-40); смешение отца с сыном у серб. агиографа произошло, вероятно, под влиянием устойчивого сочетания княжеских имен Владимир и Василий; в то же время встречающееся в лит-ре отождествление «приятеля» Драгутина с Владимирским кн. Василием Ярославичем (Мошин B. А. О периодизации русско-южнославянских лит. связей X-XV вв. // ТОДРЛ. Т. 19. С. 98) несомненно является ошибочным (см.: Paдojuчић Ђ. Cn. Jужнословенско-руске културне везе до почетка XVIII в. // ЗбМСКJ. 1965. Књ. 13, бр. 2. С. 279-280; Попова О. С. Галицко-волынские миниатюры раннего XIII в. // ДРИ. [Вып.:] Худож. культура домонгольской Руси. М., 1972. C. 305. Примеч. 20).

Панегирический летописный образ Владимира Васильковича, к-рый как «книжник велик и философ» предавался богоугодным делам, в частности строительству и украшению храмов, резко контрастирует с лихорадочной политической активностью Льва Даниловича, в этом отношении живо напоминающего отца. Вместе с тем в отличие от политики Даниила Романовича интересы его преемника сосредоточены практически исключительно на западе. Об этом свидетельствует приблизительный список его предприятий: союз с венг. кор. Иштваном (Стефаном) V против чеш. кор. Пржемысла II Отокара (1271), безуспешная попытка стать кандидатом на краковско-сандомирский стол в Польше (1279/80), а затем поддержка чеш. кор. Вацлава II в его борьбе за Краков (1289, 1299), поход в Силезию (1289), участие в военных акциях ордынцев (в 1277 против Литвы, в 1285 против Венгрии, в 1287 против Польши), к-рых он привлекал и к собственным походам (в 1275 на Литву, в 1280/81 на Польшу). В качестве результата можно назвать разве что временное овладение им Люблинской землей (1293-1302).

Источник: www.pravenc.ru

Войско Галицко-Волынского княжества

Галицко волынское княжество карта
Галицкий боярин начала XIII века в западноевропейском вооружении с византийским шлемом.

Войско Галицко-Волынского княжества — вооруженные силы Галицко-Волынского княжества, которые должны были защищать суверенитет и территориальную целостность государства, обеспечивать правопорядок внутри княжества и проводить захватнические нападения на соседние территории. 

История

Галицко-Волынское государство образовалась в конце XII века в результате слияния Галицкой и Волынской земель. Она протянулась от Днестровско-Дунайского Причерноморья на юге до Полоцкой и Литовской земель на севере, на западе граничила с Венгрией и Польшей, а на востоке — с Киевским княжеством и половецкой степью.

Этот край отличается мягким климатом, плодородными почвами, многочисленными реками, лесными массивами и степными просторами, что создавало благоприятные условия для развития пахотного земледелия, скотоводства и различных промыслов. Здесь сравнительно рано возникло и достигло развития феодальное княжеское и боярское землевладение. Быстрее, чем в других русских княжествах, развилось ремесло, военное дело, увеличилось число городов. По территории княжества пролегал второй торговый путь из Балтийского в Черное море — по Висле, Западному Бугу и Днестру, проходили также сухопутные торговые пути из Руси в страны Центральной Европы.

К середине XII века Галицкая земля была разделена на несколько княжеств. В 1141 Перемышльский князь Владимирко, сын Володаря Ростиславовича, объединил эти княжества и перенес свою столицу в Галич. Расцвета и могущества Галицкое княжество достигло при сыне Владимира — Ярославе Осмомысле (1153 — 1187 гг.), великом государственном деятеле того времени. Он поднял международный престиж своего княжества. В «Слове о полку Игореве» возвышается могущество Ярослава Осмомысла:

Волынская земля с центром во Владимире-Волынском долгое время переходила от одного князя к другому. В середине XII в. Владимиро-Волынское княжество досталось внуку Мономаха Изяславу Мстиславовичу, который стал основателем княжеской династии. В 1199 году его внук Роман Мстиславович сумел объединить в одно княжество Галицкое и Владимиро-Волынское княжества. В 1202 году ему удалось подчинить себе и Киев.

После смерти Романа Мстиславича Юго-Западная Русь временно потеряла свое политическое единство и распалась на ряд небольших уделов. Успешная освободительная борьба против венгерских и польских феодалов способствовала установлению и укреплению княжеской власти. В 1234 году Даниил Романович при поддержке городов занял Галич, а в 1239 — Киев. В 1245 году в битве у города Ярослава он разбил объединенные силы Венгрии, Польши, галицких бояр и вновь объединил всю Юго-Западную Русь.

Simkin2

Даниил Галицкий принимает послов.

В 1243 году Даниил дважды осаждал Люблин. В походе 1244 года Даниил взял штурмом замок в Люблине и подчинил себе Люблинская землю. Чтобы поддержать австрийскую кандидатуру сына, Даниил вместе с Болеславом Краковским ходил походом против чехов на Силезию и их войска заняли Опаву. В 1240 — 1250 гг. Даниил провел наступление на северной границе своего княжества — против литовских племен и покорил волости в Белой Руси. Он также распространяет свои владения на Турово — Пинское княжество.

В 1254 году Даниил Галицкий выводит свое войско на битву против татарского воеводы Куремсы и наносит ему поражение. Позже с татарами успешно воюет сын Даниила Лев. Он присоединяет к княжеству часть Закарпатья. Долгое время с Литвой и ордынцами воевал Андрей и Лев. 

800-let-galicko-volynskomu-knyajestvu-pochtovaya-marka shtanko aleksey 1370983325

Марка в честь 800-летия Галицко-Волынского государства.

В период монголо-татарского порабощения Галицко-Волынское государство было наиболее организованным княжеством в Восточной Европе. Волынь и Галичина стали защитой для населения, сбежавшего из-под татарского ига. Татары не смогли так разрушить Галицко-Волынское княжество, как они это сделали с Надднепрянскими княжествами. Одновременно Галицко-Волынское княжество было «непреодолимым щитом», который защищал Польшу и другие западные страны от татарской агрессии.

Галицко-Волынское государство сыграла значительную роль в истории Украины, ее следует рассматривать как наследницу Киевской Руси, потому что она в течение почти полтораста лет (1199 — 1340 гг.) возродила и пополнила государственные и культурные традиции Руси, служила опорой украинской государственности. Могущество Галицко-Волынского государства определялась прежде всего ее вооруженными силами.

Организация

Alek21

Внешний вид князя/воеводы.

Войско Галицко-Волынского княжества было организовано по примеру традиционного русского, но отличалась некоторой местной спецификой. Оно состояло из двух главных частей — «дружины» и «воев».

Дружина служила основой княжеского войска и формировалась из подразделений бояр. Принадлежность к дружине являлась родовым правом бояр. Князь давал боярам земли и ряд привилегий, а за то они имели обязанность выполнять военную службу, которая заключалась преимущественно в участии в военных походах князя. Принадлежность к дружине была наследственным правом бояр. С летописей нам известны целые династии бояр, из рода в род занимавшие высшие государственные должности и которые являлись членами княжеской дружины. В войске Василька Романовича были бояре Вячеслав Толстый, Мирослав, Воротислав, Демьян и «многие другие бояре». «Большие» бояре были обязаны выступать в поход лично с определённым количеством конницы и своими подданными, количество которых могло достигать тысячи человек. Так, например, галицкий боярин Володислав Кормильчич имел свое наемное войско. От простых бояр требовалось прибыть на позиции только в сопровождении двух воинов — тяжеловооружённого «оружника» и лучника-стрельца.

Людям, которые не принадлежали к боярскому сословию, доступ к дружине был закрыт. Только за очень большие заслуги человека из низшего сословия могли принять в ряды дружины. Главной обязанностью членов дружины была верность князю. Боярин должен был появляться на каждый призыв князя. В некоторых случаях бояре составляли князю присягу на верность. Галицкие князья строго наказывали непослушных бояр. Когда боярин предавал князя, то отвечал за эту измену имуществом и своим лицом. Наименьшим наказанием было изгнание за границу государства. Так, Роман Мстиславович прогнал из Галичины бояр Кормильчичей, из-за того, что те затеяли бунт против князя. Даниил наказал изгнанием мятежного боярина Жирослава. После боя под Перемышлем в 1242 Даниил наказал на горло боярина Владислава. Польский летописец Кадлубек описывает, как Роман «забирал поместья боярские, самых бояр убивал, мучил».

Alek22

Тяжеловооружённый знатный конный копейщик (представитель старшей дружины, 1 линия боевого построения).

Княжеская дружина разделялась на старшую и младшую. Старшая дружина называлась первая, лучшая, большая, или — большие бояре. Принадлежали к ней представители могущественных боярских родов, крупные землевладельцы. Имели в своих руках высшие должности в правительстве. Они заседали в княжеской раде. Прежде всего, к ним принадлежало наиболее влиятельное правительство тысяцкого. Князь должен был советоваться с ними в каждом деле. Младшая дружина — отроки, датские, боярские дети или просто молодежь. Это была рыцарская молодежь, происходившая из боярских родов. В княжеской дружине она готовилась к военной службе. Во время боя они занимались лошадьми дружины. Отроки готовились к бою под присмотром князей, а более опытные из них участвовали в легких походах, в слежках и разъездах.

Другим формированием Галицко-Волынского войска были вои — народное ополчение, которое формировались из «простых людей» — мещан и селян; их использовали лишь в чрезвычайных ситуациях. На врага должен был идти каждый ополченец, невзирая на то, имел ли он соответствующее оружие или нет. В случае опасности князь был обязан давать воинам оружие со своих складов. Начиная борьбу против венгерских войск, которые захватили Галич в 1230 году, Даниил призвал все ополчения: «собрал Галицкую землю … и собрал от Бирки до реки Ушице и Прута, и окружил (Галич) тяжелой силой. В 1245 году Ростислав Михайлович шел в поход на Ярослав, «собрав многих туземцев».

210709 Cherniye klobuki

Черные клобуки.

Часто князья Галицко-Волынского государства пользовались помощью степных орд — преимущественно половцев. Они имели общее название черных клобуков, половцев. Принадлежали к ним различные племена: берендеи, или берендичи, ковуи, каспичи, турпии, половцы. У них были свои старшины, которых тоже звали князьями. Благодаря половецкой помощи в 1099 году Ростиславичи победили венгров под Перемышлем, позже полки половцев оказывали помощь Угоровичам, Мстиславу Мстиславовичу, а также Даниилу Галицкому.

При такой организации вооруженных сил князь был зависим от доброй воли бояр или степных орд. Имея собственное войско, «большие» бояре неоднократно восставали против князя. В 1231 г. все галицкие бояре отказываются от послушания князю. Когда Даниил однажды перед походом созвал вече, на совещание пришло 18 верных «отроков», младших бояр. Иностранным отрядам не всегда можно было доверять, они не раз разрушали земли князей, которым приходили на помощь: так, в 1236 году половецкие союзники ограбили Галицкую землю.

Чтобы не быть зависимыми ни от бояр, ни от иностранцев, князья начали организовывать свое собственное войско. Частично эту потребность обеспечивали иностранные наемные отряды. Князь мог принять в свою дружину бояр из других земель. В основном это были венгры или половцы, которые нанимались на службу к князю чаще небольшим отрядом во главе со своим воеводой. Эти изменения в организации войска провел прежде всего Даниил Романович. Ведя долголетнюю борьбу против засилья галицких бояр и защищая свое княжество от нападений ордынцев, Даниил уделял особое внимание улучшению военного дела. Новое войско было княжеским войском. В походах Даниила 1240-х годов нет упоминаний о боярских полках. Всем войском распоряжался сам князь.

Alek23

Средневооруженный конный копейщик (2 линия боевого построения).

Князья считали своим долгом заботиться о благосостоянии и выгоды войска. На содержание войска шли различные государственные доходы. Порой назначали денежный налог. Княжеская дружина получала на содержание даже целые города и земли. С доходов города и всей округи содержались и князь, и вся дружина. Когда Даниил в 1234 году занял Галич, он «принял землю Галицкую и раздал города боярам и воеводам, наживы было в них много». Участники походов получали от князя жалование, но прежде всего войско имело право на военную добычу, что больше привлекало население к участию в военных походах. Позже в Галичине военную службу начали неразрывно связывать с обладанием земли. Кто ходил на войну, тот имел право на земельный надел. Князь мог наказать непокорного дружинника тем, что отбирал его землю. Доходы от прикарпатских солеварен князь Василько назначал на плату оружникам.

Все войско Галицко-Волынского государства разделялось на тяжеловооруженных «оружников» и легковооруженных «стрельцов», причем и те, и другие могли быть как пешими, так и конными. Сначала пехота образовывала главное войско. Она вела борьбу чаще всего под охраной города. В дальнейших походах пехота редко участвовала. Возрастает роль пехоты в Галицко-Волынском государстве в XIII веке. Тогда были созданы большие отряды пеших войск. Пехота была под особой опекой князей. Эта пехота состояла из крестьян и мещан. Но это были не слабо вооруженные вои, как в предыдущих веках, а сильная, хорошо вооружена единица. Об этом свидетельствуют слова из летописи 1231 года: на укреплениях города Владимира «стояли оружники, блестели щиты и оружники были подобными солнцу».

Конница по своему вооружению и тактической задаче делилась на тяжелую и легкую. Тяжеловооруженная конница — это оружники в тяжелой броне, в шлемах, со щитами и копьями или мечами. К легкой коннице принадлежали стрелки, без тяжелого оружия, с луками. Также в состав стрелков входили степняки.

Организационно войско делилось на полки по 100 — 200 человек в каждом. Они, в свою очередь, делились на знамена, или заступы. Эти подразделения имели свои боевые знамена, барабаны, трубы. Князь Даниил Галицкий постоянно совершенствовал организацию своего войска. Проведенная им реорганизация в армии способствовала введению прочного единоначалия, более четкого распределения войска на оружников и стрельцов, города делились на сотни и улицы, которые выставляли определенное количество воинов. Войско стало более подвижным и маневренным, оно осуществляло марши на большие расстояния. Численность Галицко-Волынского войска иногда достигала 50 000 человек.

Вооружение

Alek24

Легковооружённый конный лучник (представитель младшей дружины).

Как и в Киевской Руси, оружие войска Галицко-Волынского государства можно разделить на оборонительное и наступательное. К оборонительному вооружению принадлежали броня (панцирь), шлем и щит. К наступательному оружию относят копье, сулицу, рогатину, меч, саблю, чекан, облегчённый лук-рожанец. Почти все оружие было собственного производства. Пехота была вооружена мечами и копьями, а для защиты имела металлические панцири, шлемы и щиты. Стрельцы были вооружены луками и саблями. Если они были на лошадях, то представляли собой легкую конницу.

Мечи, наиболее широко распространённый вид клинкового оружия этого периода, имеют обычный для Европы облик: чаще всего близкие к позднероманскому типу, с узким долом, длинным прямым либо чуть изогнутым перекрестьем. Появляются полуторные рукояти. Чаще всего навершие имело линзовидную форму, однако правилом это не было.

Что касается сабель, то этот вид клинкового оружия распространён значительно менее, чем в последующий период. Сабли XIII века в основном были около 110 см длиной и не слишком сильно, равномерно выгнутыми.

В большом количестве имелись пехотные ножи. Основным ударным оружием остаются булавы. Шестопёры пока что применяются крайне редко.

Боевые топоры — один из наиболее распространённых и излюбленных русскими воинами видов оружия до XII в. В основном они имеют довольно узкое лезвие трапециевидной формы.

Alek25

Пеший тяжеловооружённый копейщик.

Копья используются чаще всего с нешироким гранёным остриём, всадники могли применять узкую гранёную пику с остриём квадратным в сечении. Для пешего боя применялась рогатина — копьё с листовидным остриём длиной до полуметра и относительно коротким толстым древком. В ходу были и лёгкие метательные копья — сулицы.

Важную роль играло оружие дистанционного боя — луки и арбалеты или самострелы. О арбалетах известно довольно мало, однако можно предположить, что они ничем принципиально не отличались от европейских. Луки были композитные, они склеивались из нескольких деталей, а именно рукояти, плечей и рогов, которые также склеивались из слоёв дерева, рога и варёных сухожилий. После склейки лук обматывался берестяной лентой, предварительно проваренной в олифе. Лук хранился в кожаном налучье. Стрелы — в кожаном или берестяном колчане — длинном коробе. Стрелы имели как узкие гранёные, так и широкие наконечники. Налучье и колчан часто расписывались или украшались аппликацией.

Шлемы в XIII веке имеют сфероконическую форму, от низких сфероконусов до высоких, в том числе и с остриём. Навершие часто увенчивается шариком. Наиболее употребительны цельнотянутые шлемы, однако по всей вероятности, были в обиходе и клёпаные, чаще всего четырехчастевые. Опять же, если судить по изображениям, шлемы часто раскрашивались, у знати — золотились, что придавало им не только нарядный вид, но и предохраняло от ржавчины. У знатных воинов не были редкостью и шлемы с личинами — коваными масками, воспроизводившими человеческое лицо, хотя наиболее распространены были наносники и полумаски.

В середине XIII века наиболее широко используется кольчужная бармица, однако вполне возможны варианты её пластинчатого усиления, в том числе возможны и бармицы чисто чешуйчатые. Кроме того, бармица могла быть стёганой.

Как и в Европе, популярностью пользуется кольчужный доспех. Кольчуга весит от 5 до 10 кг, длина её сильно варьируется, от короткой, едва прикрывающей пах, до довольно длинной. Кольца кольчуги из круглой в сечении проволоки обязательно склепывались и сваривались: одно клёпаное кольцо скрепляло четыре сварных. Кольчуги используются как местного производства, так и привозные западноевропейские с длинными рукавами и кольчужным капюшоном, не редко это просто трофейные.

Alek26

Пеший арбалетчик.

Часто поверх кольчуги или сам по себе носится пластинчатый доспех. XIII век — период его интенсивного развития, собственно, и появление самого термина «доспех» можно достаточно уверенно отнести к этому периоду.

Наиболее часто используются ламеллярные панцири из пластин, соединённых между собой ремешками или шнурами. Часто употребляются различные виды пластинчато-нашивных доспехов, наиболее характерным из которых был доспех чешуйчатый, где находившие друг на друга пластины нашивались или наклёпывались на основу из тонкой кожи или ткани. По форме такой доспех близок к кирасе, иногда с оплечьями.

На груди предположительно с этого периода начинает носиться и отдельная круглая металлическая пластина — зерцало, иногда такие пластины были парными — на груди и на спине. Крепились зерцала обычно на ремнях. Как правило, полировались.

Довольно часто употреблялся и набивной доспех. Обычно он шился из плотного льна, часто верхний слой был кожаный. Крой такого доспеха был весьма разнообразен, от кирасы до подобия кафтана. Чаще всего набивной кафтан, подобие европейского гамбизона, носился и под доспехом.

Активно используются и различные форм защиты ног — кольчужные чулки, стальные наголенники, возможны и пластинчатые чулки и наголенники — ламеллярные и чешуйчатые. Применялись также и наколенники — чаще всего просто выбитые пластины, иногда они фиксировались на короткой стёганой штанине набедренике, крепившейся к поясу на ремешках, подобно кольчужным чулкам.

Русские щиты этой эпохи отличаются разнообразием. Как правило, они треугольные или каплевидные, значительно реже — круглые. XIII в. стал веком, когда миндалевидный или каплевидный щит постепенно вытеснялся треугольным. Ширина щита конного воина обычно не превышала 50 сантиметров: со щитом большей ширины управлять лошадью крайне неудобно. Щиты обычно украшались росписью, нередко с двух сторон. Изготавливались они из дощечек, которые покрывались холстом или кожей. Судя по всему, в XIII в. со щитов пропадает умбон и отсутствует оковка по краям.

При штурме укреплений использовались инженерные устройства — тараны, пороки (катапульты). Также известно об артиллерии с «сосудами ратными и градными».

Владимир-Волынский

Владимир-Волынское городище.

Одновременно с новой организацией вооруженных сил в XIII веке происходило также улучшение фортификационных сооружений. Большое значение в военном деле играли города. Большинство из них располагалась на стратегических дорогах. Городища, то есть замки раннего периода, состояли в основном из земляных валов или из деревянных срубов, заполненных землей, с которыми были соединены деревянные городницы, связанные мосты и т.п. Но деревянные «городища» оказались слабыми против орды. Даниил начал строить более прочные укрепления — каменные. Наиболее распространенным типом каменного сооружения стал «столб», то есть башня, построенная из камня и кирпича. В летописи находиться упоминание о мощных укреплениях Владимира, которым удивлялся венгерский король Бела: «Такого городища не нашел я и в германских странах». Подобным образом были построены укрепления Холма, Каменца, Данилова, которыми татары не решались овладевать.

Тактика

Image202

Галицкий тяжеловооруженный всадник.

Тактика Галицко-Волынского войска была новаторской. Интересной была схема построения битвы. Вся она будто бы делилась на две части: начальный бой (завязка боя) легкой конницы и пеших стрельцов и главный удар тяжеловооруженных полков. Действия оружников и стрельцов были тесно координированы в бою. Стрельцы создавали не только передние полки войска, но также становились на крыльях оружников, защищая их с флангов. Галицко-Волынские князья начали с успехом применять и новую тактику истощения врага постоянными маневрами.

Также успешно применялась тактика одновременного наступления стрелков и копейщиков. Впервые так сделал Даниил Галицкий в 1215 году. Чтобы сохранять стрелков в бою, он рядом с каждым из них поставил копейщика. Теперь стрелки получили возможность подходить к врагу почти вплотную и расстреливать его под прикрытием полка своих копейщиков. В одном из боев «Даниил… сам вышел вперед и стрелков пустил вперед, а других с обеих сторон дороги». Постоянная забота Галицко-Волынских князей о развитии и укрепления войска позволяла им успешно бороться как с внутренними противниками — боярами, так и с внешними врагами. В постоянных походах и войнах, год за годом, из поколения в поколение совершенствовалось вооружение, формы боевых действий, организация войска, боевые традиции. Эти войска одержали ряд побед в походах на Польшу и Силезию, под Ярославом, в походах на ятвягов, в борьбе с ордынцами.

Источник: warriors.fandom.com

ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО — государственное образование в Юго-Западной Руси в конце XII — середине XIV веков..

Воз­ник­ло около 1199 года в ре­зуль­та­те за­хва­та Га­ли­ча вла­ди­ми­ро-во­лын­ским князем Ро­ма­ном Мсти­сла­ви­чем, объ­е­ди­нив­шим под сво­ей вла­стью Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское кня­же­ст­во и Га­лиц­кое кня­же­ст­во. Сто­ли­ца­ми Галицко-Волынского княжества в раз­ное вре­мя яв­ля­лись Га­лич, Холм (ны­не Хелм), Львов. Тер­ри­то­рия Галицко-Волынского княжества про­сти­ра­лась к югу от реки За­пад­ный Буг и его при­то­ков, дос­ти­га­ла те­че­ния рек Веп­ра, Вис­ло­ка, Сан и Стрый на за­па­де и юго-за­па­де, ог­ра­ни­чи­ва­лась вер­ховь­я­ми Пру­та и сред­ним те­че­ни­ем Дне­ст­ра на юге и реки Случь на вос­то­ке. Княжество име­ло гра­ни­цы на за­па­де с Поль­шей и Венг­ри­ей, на се­ве­ре — с Ве­ли­ким княжеством Ли­тов­ским (ВКЛ), на вос­то­ке — с Ки­ев­ским кня­же­ст­вом, на юге — с Ди­ким по­лем (Сте­пью).

По­сле смер­ти Ро­ма­на Мсти­сла­ви­ча (1205 год) Галицко-Волынское княжество рас­па­лось. Ма­ло­лет­ние сы­но­вья Ро­ма­на — Да­ни­ил Ро­ма­но­вич и Ва­силь­ко Ро­ма­но­вич — бы­ли из­гна­ны из Га­ли­ча. Галицко-Волынское княжество вос­ста­нов­ле­но князем Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем в 1238 году. Он пе­ре­нёс сто­ли­цу Галицко-Волынского княжества в не­дав­но ос­нован­ный им город Холм. Мон­го­ло-та­тар­ское на­ше­ст­вие при­ве­ло к ус­та­нов­ле­нию за­ви­си­мо­сти Галицко-Волынского княжества от Зо­ло­той Ор­ды.

По­сле смер­ти Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча (1264 год) Галицко-Волынское княжество вновь пе­ре­ста­ло быть еди­ным и рас­па­лось на ряд кня­жеств, в том числе Га­лиц­кое и Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское. В начале XIV века Га­лиц­кое и Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское княжества вновь объ­е­ди­ни­лись в Галицко-Волынское княжество под вла­стью князя Юрия Льво­ви­ча (1301-1308 годы), су­мев­ше­го рас­ши­рить южные пре­делы Галицко-Волынского княжества вплоть до ни­зовь­ев Дне­ст­ра и Южногго Бу­га и до­бить­ся уч­ре­ж­де­ния осо­бой Га­лиц­кой ми­тро­по­лии (1303 год). К началу  XIV века1 в княжестве на­счи­ты­ва­лось свыше 80 го­ро­дов. Сы­но­вья Юрия — га­лиц­кий князь Лев Юрь­е­вич и вла­ди­ми­ро-во­лын­ский князь Ан­д­рей Юрь­е­вич (1308-1323 годы) — под­дер­жи­ва­ли ан­ти­вен­гер­ское ос­во­бо­дительное дви­же­ние в За­кар­па­тье и ве­ли борь­бу с Зо­ло­той Ор­дой. По­сле смер­ти по­след­не­го пра­ви­те­ля Галицко-Волынского княжества, Бо­ле­сла­ва Юрия Трой­де­но­ви­ча (1323-1340 годы), тер­ри­то­рия Галицко-Волынского княжества была раз­де­ле­на ме­ж­ду Поль­шей и ВКЛ.

Ос­но­ва эко­но­ми­ки Галицко-Волынского княжества — па­шен­ное зем­ле­де­лие, раз­ви­ва­лись так­же ско­то­вод­ст­во, пче­ло­вод­ст­во, охо­та и ры­бо­лов­ст­во. Важ­ную роль иг­ра­ли со­ля­ные про­мыс­лы (бла­го­да­ря бо­га­тым за­ле­жам со­ли в При­кар­па­тье). Цен­тра­ми ре­мес­лен­но­го про­изводства яв­ля­лись го­ро­да. Раз­ви­ва­лись куз­неч­ное, ли­тей­ное и гон­чар­ное де­ло, различные ви­ды стро­итель­ного ре­мес­ла и юве­лир­но­го искусства. Под­дер­жи­ва­лись эко­но­мические и куль­тур­ные свя­зи с Ви­зан­ти­ей, Поль­шей, Че­хией, Свя­щен­ной Римской им­пе­ри­ей и др. Ис­точ­ни­ки сви­де­тель­ст­ву­ют о вы­со­ком уров­не гра­мот­но­сти городского на­се­ле­ния, на­ли­чии цер­ков­ных школ. Ве­ро­ят­но, в Галицко-Волынском княжестве соз­да­на древ­ней­шая восточно-славянская ре­дак­ция Но­во­го За­ве­та (Га­лиц­кое Еван­ге­лие, 1144 год). Ве­лось собственное ле­то­пи­са­ние (Га­лиц­ко-Во­лын­ская ле­то­пись, XIII век), сло­жи­лась осо­бая ху­дожественная — га­лиц­ко-во­лын­ская шко­ла.

Исторические источники:

Куп­чинсь­кий О. Ак­ти та до­ку­мен­ти Га­лиць­ко-Во­линсь­ко­го князівства ХIII – першої по­ло­ви­ни ХІV століть. Дослідження, тек­сти. Львів, 2004;

Га­лиц­ко-Во­лын­ская ле­то­пись. Текст. Ком­мен­та­рий. Ис­сле­до­ва­ние / Под ред. Н.Ф. Кот­ля­ра. СПб., 2005.

Дополнительная литература:

Па­шу­то В.Т. Очер­ки по ис­то­рии Га­лиц­ко-Во­лын­ской Ру­си. М., 1950;

Гри­цак П. Га­лиць­ко-Во­линсь­ка дер­жа­ва. Нью-Йорк, 1958;

Кот­ляр Н.Ф. Фор­ми­ро­ва­ние тер­ри­то­рии и воз­ник­но­ве­ние го­ро­дов Га­лиц­ко-Во­лын­ской Ру­си IХ–ХIII вв. К., 1985;

Гру­шевсь­кий М.С. Історія України-Ру­си. Київ, 1992–1993. Т. 2–3;

Га­лиць­ко-Во­линсь­ка дер­жа­ва: пе­ре­ду­мо­ви ви­ник­нен­ня, історія, куль­ту­ра, тра­ди­ції. Львів, 1993;

Кот­ляр М.Ф. Га­лиць­ко- Во­линсь­ка Русь. Київ, 1998;

Га­лич і Га­лиць­ка зем­ля в дер­жа­во­твор­чих про­цес­сах України. Iвано-Франкiвськ, 1998;

Font M. Oroszors­zág, Ukrajna, Rusz. Bdpst, 1998.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Источник: w.histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.