Современники князя игоря

Цитата сообщения Оксана_Лютова Игорь Рюрикович, киевский князь

Игорь – князь киевский, фактический родоначальник династии Рюриковичей (согласно древнейшей русской летописи – Повести Временных лет – сын Рюрика), первый из русских князей, упомянутый зарубежными историками – Симоном Логофетом, Львом Грамматиком и др.
Современники князя игоря
Точная дата рождения князя неизвестна, она варьируется от 861 до 875.

Игорь лишился отца в 879 году, когда ему было всего около года. Умирая, Рюрик передал малолетнего сына под опекунство своему шурину Олегу. Тот поклялся управлять государством до взросления законного наследника, а затем уступить ему престол. Дядя был великим варяжским воином и постоянно рвался в битвы, так что Игорю с раннего детства пришлось испытать тяготы походной жизни. Уже в 882 году Олег, отправляясь покорять соседние земли, взял с собой племянника, несмотря на то, что тому было около трёх лет.


Был Игорь с дядей и в тот момент, когда тот основал Киевскую Русь. Когда же княжич возмужал, Олег не нарушил данное Рюрику слово и уступил юному князю трон Киевской Руси. Хотя и сам не отошёл от дел — остался соправителем государства. Игорь не возражал, а наоборот, во всём слушался Олега, который был ему вместо отца.

Непокорная Ольга

«Повесть временных лет» утверждает, что Олег лично подобрал Игорю невесту — Ольгу из Пскова. Однако если верить «Степенной книге» (летописному своду XVI века), будущие супруги познакомились сами, причём случайно. Дело было так. Однажды во время охоты в псковских землях княжич Игорь очутился на берегу реки. Он стоял в замешательстве, не зная, как переправиться на другой берег, как вдруг заметил лодку с перевозчиком. «Эй, юноша! — окликнул молодой князь. — А ну-ка, отвези меня на тот берег». Перевозчик подчинился. Уже сидя в лодке, Игорь понял, что лодкой правит вовсе не юноша, а симпатичная девушка, переодетая в мужскую одежду. Княжич начал говорить ей «нескромные речи». Но девушка осадила его, сказав:

— Зачем смущаешь меня, княже, нескромными словами? Пусть я молода и незнатна и одна здесь, но знай: лучше для меня броситься в реку, чем стерпеть поругание!
Современники князя игоря
Игорю стало стыдно за свои слова, и он оставил в покое прекрасную лодочницу. Но когда пришла Игорю пора жениться, выбор его остановился именно на псковской красавице. Олег же, похоже, лишь одобрил это решение.


На грани раскола

И вот наступил трагический день 912 года, когда скончался великий Вещий Олег. Игорь стал единоличным правителем. Ему на тот момент было 34 года. В первый же год его княжения от государства решили отколоться древляне и уличи, когда-то присягнувшие Олегу. Игорь не допустил раскола Киевской Руси. Собрав войско, он отправился в поход на древлян и разбил их, после чего наложил на них ещё большую дань, чем те платили Олегу. Разобраться с уличами князь послал одного из своих воевод — Свенельда. Этот поход оказался менее успешным: уличи держались стойко, а один из городов — Пересечень дружине Свенельда пришлось осаждать три года. И всё же уличи были покорены. Таким образом, Игорю удалось сохранить целостность доставшегося ему от предков государства.
Современники князя игоря
В 915 году появилась ещё одна угроза — в русские земли пришли кочевники-печенеги. Поначалу Игорю удалось заключить с ними мир, но тот оказался очень непрочным, и в 920 году началась война с кочевниками.

По стопам Олега

Видимо, Игорю не давала покоя слава его предшественника Вещего Олега — непобедимого полководца, сумевшего покорить саму Византию. Он мечтал повторить дядин подвиг и тем самым прославить в веках и своё имя. А потому, несмотря на то, что перед смертью Олег подписал с греками мирный договор, Игорь начал помышлять о военном походе на Царьград. Ещё в 921 году он собрал войско и готовился покорить Византийскую империю, но по каким-то причинам отложил поход. Возможно, из-за войны с печенегами.


Современники князя игоря
Лишь двадцать лет спустя, в 941 году, ему удалось осуществить свою мечту. Поводом к войне стал отказ греков платить установленную договором дань. Игорь подготовился к походу основательно. Его войско насчитывало десять тысяч кораблей, тогда как Олег в 907 году взял Царьград с двумя тысячами ладей. Но у последнего было преимущество — он напал на Византию внезапно и сразу же осадил взятый врасплох Царьград. О подходе же Игорева воинства греки были предупреждены болгарами. К тому же Игорь допустил ошибку: в отличие от Олега, сразу двинувшегося на византийскую столицу, он потерял много времени, разрешив своим воинам грабить поселения на черноморском побережье.

Под огнём

Эта передышка позволила грекам подтянуть для обороны силы со всех концов империи. Византийский император Роман собрал под свои знамёна армию доместика Панфира с сорока тысячами воинов, подошли македонцы во главе с военачальником Вардой Фокой, а также фракийцы стратилата Федора.

Согласно «Повести временных лет», греки атаковали русских на суше. Игорь, увидев, что его войско окружают явно превосходящие силы противника, всё-таки решил дать бой. Была жестокая сеча, и греки хоть и с трудом, но одолели русичей. Те были вынуждены отступить к своим ладьям и под покровом ночи отплыли. Но император Роман желал добить захватчиков, не позволить им уйти обратно на Русь. Зная о размерах флота Игоря, он понимал, что его так просто не одолеть. Тогда он призвал к себе кораблестроителей и повелел им на всех оставшихся в Царьграде кораблях разместить устройства для метания огня. Причём не только на носу, как обычно делали греки, а также по бортам и на корме.


Посадив на корабли самых опытных воинов и поставив главным над ними патрикия Феофана, Роман отправил их наперерез Игорю. Увидев небольшой византийский флот, князь посчитал его слишком лёгким препятствием и приказал не просто разбить его, а даже захватить греков живыми. Но не тут-то было. Едва княжеские корабли приблизились, с византийских судов на них обрушилось пламя. До этого русские ни разу не сталкивались с греческим огнём и были поражены. Ладьи вспыхивали одна за другой. Спасаясь от огня, воины бросались за борт, но тонули под тяжестью собственных кольчуг и оружия.

— Будто молнию небесную имеют у себя греки, и, пуская её, пожгли нас; оттого и не одолели их, — рассказывали потом те немногие, что смогли вернуться домой после этой бойни.

Победа без боя

Игорь выжил, но не смирился с позором поражения. Едва вернувшись в Киев, он начал собирать новую армию для похода на Византию. Своё потрепанное войско он пополнил многочисленными варягами, которых специально призвал из-за моря, а также нанял печенегов. Сборы были окончены к 944 году. Игорь разделил своё войско на две части: одну, как и в предыдущем походе, пустил на ладьях по воде, остальных воинов повёл по суше.


Современники князя игоря
— Вот идут русские, без числа кораблей их, покрыли море корабли, — доложили византийскому императору.

Роман усомнился, что сможет ещё раз одолеть русскую армию. И тогда он отправил навстречу Игорю послов со словами: «Не ходи, но возьми дань, какую брал Олег, прибавлю и ещё к той дани». Также Роман отправил множество даров печенегам. Озадаченный Игорь остановил войско и созвал совет.

— А чего нам ещё нужно? Разве не за этим мы идём? — сказали ему дружинники. — Не бившись, можем взять и золото, и серебро? А так кто знает, кому одолеть: нам ли или им?

Игорь подумал и согласился со своими воинами. Приняв греческую дань, он отправил печенежских наёмников воевать с болгарами, а сам вернулся в Киев. Вскоре после этого туда же прибыли византийские послы, и был восстановлен прежний мир.

Страшная смерть

Видимо, несмотря на полученный от греков выкуп, два похода на Византию сильно истощили казну Игоря. Уже на следующий год после византийского похода дружина заявила князю:

— Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы наги. Пойдем, князь, с нами за данью, и себе добудешь, и нам.
Современники князя игоря
Игорь согласился со своими бойцами. Они отправились к древлянам и, несмотря на то, что те и так платили повышенную подать, князь потребовал с них дополнительной платы. Древляне подчинились. Возвращаясь в Киев, Игорь подумал, что всё-таки маловато взял с древлян, и сказал своему войску:


— Идите с данью домой, а я возвращусь и похожу ещё.

И, прихватив с собой несколько человек, поскакал обратно. Узнав о том, что князь возвращается, чтобы потребовать ещё податей, древляне собрали совет.

— Если повадится волк к овцам, то вынесет всё стадо, пока не убьют его, — сказал их князь Мал. — Так и этот: если не убьём его, то всех нас погубит.

Древляне вышли навстречу Игорю и сказали:

— Зачем идешь опять? Забрал уже всю дань.

Но правитель Руси оказался непреклонен и требовал ещё платы. Тогда древляне набросились на князя и убили его вместе с дружинниками. Игорь принял страшную смерть: его привязали к верхушкам наклонённых деревьев и разорвали надвое.
Современники князя игоря
«И погребён был Игорь, и есть могила его у Искоростеня в Деревской земле и до сего времени» — поставила точку в жизни князя Игоря «Повесть временных лет».

Современники князя игоря
.. Княгиня Ольга встречает тело князя Игоря». Эскиз В. И. Сурикова, 1915

После смерти Игоря, вождь древлян Мал предпринял попытку посвататься к вдове князя, княгине Ольге, но та, движимая чувством мести, обманом убила Мала и его сватовское посольство, заживо закопав в землю.


Его жена княгиня Ольга отомстила древлянам за смерть мужа. Она приказала в виде дани дать по одному голубю с дома. К лапкам птиц княгиня велела привязать хворостину и поджечь, птицы вернулись в свой дом и сожгли все дома.

Незадолго до гибели Игоря в его семье появился наследник – Святослав, которому (по словам византийского историка Константина Багрянородного) он сразу же отдал во владение город Новгород. После смерти Игоря, княгиня Ольга вместе с малолетним сыном Святославом пошла войной на древлян. По сведениям летописи, Ольга жестоко расправилась с древлянами и во избежание подобных конфликтов в дальнейшем «ввела уставы и уроки» (определила места, периодичность и размеры собираемой дани).

К концу правления Игоря власть русичей распространилась по обе стороны верхнего и среднего Днепра, на юго-восток – до Кавказа и Таврических гор, на севере – до берегов Волхова.

Оценка деятельности князя Игоря его современниками неоднозначна: с одной стороны, Киевская летопись отмечает его алчность, с другой стороны, новгородская летопись говорит о нем, как о талантливом полководце, знавшем военное дело и умевшем вести переговоры. Доказательств обоих характеристик достаточно: с одной стороны, жадность князя явилась причиной его смерти, с другой – ему действительно удалось подписать выгодное торговое соглашение с Византией, противостоять ударам печенегов, покорить и присоединить к своей территории земли угличей. Как и большинство правителей Киевской Руси, образ Игоря Рюриковича является неоднозначной персоной.

источники:
http://www.russlawa.info/…
http://www.obzor.lt/news/…
http://culture.pskov.ru/…

Источник: www.liveinternet.ru


normal_hist_008

Так получилось, что о новгородско-северском князе Игоре Святославовиче мы знаем благодаря поражению русской дружины в одной из битв с половцами. Неизвестный автор рассказал об этой трагической странице истории Руси в поэме «Слово о полку Игореве». Случилось неожиданное – история князя Игоря и судьба уникальной поэмы связались воедино.

Князь Игорь родился в 1151 году и принадлежал к роду Рюриков, клану Ольговичей. Основным владением Ольговичей являлась Черниговщина, но князья ходили военными походами для расширения своих земель на соседние земли, Киев и Новгород. Игорю Святославовичу достался княжеский престол в Новгород-Северском. Само княжество было небольшим и не богатым. Особенность этих земель состояла в том, что находились они на границе с половецким ханством и княжество являлось щитом, закрывающим Русь от многочисленных половецких набегов. Поэтому князь Новгород-Северска должен был быть одновременно князем-воином, князем-пограничником и князем — мудрым правителем. На эту роль Игорь Святославович подходил идеально. По матери он являлся наполовину половцем и хорошо знал кочевой народ. Умел с ними жить в мире, хотя иногда военные стычки все же между дружиной Игоря и половцами происходили. Была у Игоря доминирующая черта в характере: он любил военные походы, не избегал битв, ему нравилось совершать дерзкие рейды вглубь территории неприятеля.


В молодости князь Игорь участвовал в походе Андрея Боголюбского на богатый Киев. Ему удалось добыть немало сокровищ при разграблении города. Однако, в дальнейшем, его участие в междукняжеских распрях не принесли ему ни прибыли, ни славы. А его противостояние с князем Рюриком Ростиславовичем завершилось полным поражением войска князя Игоря.

Нельзя считать князя Игоря неудачником. За ним числятся значительные победы. Например, в 1171 году он вернулся из похода на половцев с победой. А в начале 1180-х годов он дважды добивался победы с малыми силами: в 1183 году он победил степняков и привел много пленных, а через несколько месяцев наголову разбил отряд половцев, состоящий из 400 бойцов.

Легкие победы, очевидно, вскружили голову князю Игорю. Он уже считал половцев не опасными врагами. К 1185 году, собрав войско, Игорь пошел войной на половцев. В походе участвовали воины князей Святослава Рыльского, Всеволода Трубчевского и Владимира Путивльского. Из Чернигова пришел отряд кочевников-ковуев и присоединился к созданной Игорем военной коалиции. Войско оказалось сборным, но малочисленным: немноголюдные вотчины князей-участников похода не могли дать больше воинов в войска.


Вначале похода русскому войску повезло – в бою у реки Сюурлий они победили передовой отряд половцев. Но разведка доложила князю о наличии больших сил неприятеля впереди. У князя Игоря оставался шанс, чтобы немедленно отступить, сохранив людей и славу первой победы, но Игорь в нерешительности остановился и объявил ночевку у реки Каялы.

Князь Игорь неправильно оценил силы половцев – ресурсы человеческие и материальные у них были достаточны для сопротивления русскому войску. Степняки собрали бойцов со всей своей земли и утром напали на войско русских князей: «Когда же занялся рассвет субботнего дня, то начали подходить полки половецкие, словно лес. И не знали князья русские, кому из них против кого ехать – так много было половцев…». В этом бою князь Игорь получил ранение в руку.

Несмотря на то, что главный воевода, практически вышел из боя, сражение продолжалось почти сутки. А утром поле боя самовольно покинули ковуи. С ними бежало небольшое число боярских дружинников, но сами бояре до последнего оставались на поле брани. Князь Игорь попытался догнать бежавших и отдалился от своих воинов. А когда он решил вернуться к сражающимся войскам, половцы, узнав его, помчались наперерез и захватили князя в плен. Потеряв главного воеводу, русская рать окончательно потерпела поражение. Все князья, сражавшиеся плечом к плечу с князем Игорем и своими дружинами оказались в плену. Только 15 ратникам удалось избежать плена и уйти обратно на русские земли.

Когда весть о поражении и пленении Игоря дошла до Святослава Всеволодовича, то он срочно приступил к формированию новых полков для защиты русских рубежей. Святослав считал, что Игорь «не удержав пыла молодости, отворили ворота на Русскую землю». Окрыленные победой, половецкие орды хлынули на Русь, чтобы отомстить русичам за прежние поражения. Неисчислимое горе русскому населению принесли эти кровавые набеги степняков: пылали села, текла кровь, опустошались города.

Из-за текстов древних летописей, современники и потомки запомнили князя Игоря только по его поражению на Каяле-реке. Его неудача навлекла на Русь большие несчастья. А виновник бед томился в плену и чистосердечно сокрушался о своем грехе перед русским народом. Судя по тому, что ему разрешили вызвать с Русской земли священника, относились к нему половцы, как знатному пленнику.

Вскоре князю Игорю удалось бежать из плена. Сын его Владимир еще долго оставался в плену степняков. Возвратился он на Русь только после того, как женился на дочери князя Кончака.

Только к 1191 году Игорь Святославович посчитал, что дружина и княжество оправились от тяжелых потерь и полки готовы идти войной на кочевников. Русским князем этот военный поход рассматривался как реванш за поражение на Каяле-реке. Военная компания против половцев на этот раз оказалась успешной: с богатой добычей русское войско возвратилось в княжество.

Уроки поражения на реке Каяле не прошли для князя Игоря даром, в последующих военных походах против степняков он стал осторожнее. Игорь Святославович вновь возглавил коалицию, в которую вошли все Ольговичи, чтобы повторить удачный набег на степь.

Казалось, что в этот раз история с неудачным походом шестилетней давности повторяется. Половцы также хорошо подготовились к нападению русичей. И прибегли к привычной для них тактике: планировали заманить русское войско вглубь территории, прямо, в подготовленную заранее, хитроумную ловушку. Разведка половцев очень внимательно следила за продвижением войск Ольговичей. Но Игорь предполагал такое развитие событий и вовремя вывел воинов из под удара значительно превосходящих сил противника: он осуществил скрытное ночное отступление. Половцы не ожидали такого военного маневра, бросившись в погоню, они не смогли настигнуть русичей.

Князь Игорь Святославович, к сожалению, в русской истории известен только по событиям 1185 года. Полагаю, это неправильно и несправедливо. Хотя как военноначальник он был посредственным, но как боец он превосходил многих лучших воинов своей дружины и обладал большим опытом сражений. Как правитель, он отличался мудростью и добротой. За проявленную отвагу по защите рубежей Руси, он был вознагражден: из второстепенного княжества, был переведен в Чернигов, считающийся одним из «старших столов» Руси. Черниговским князем Игорь Святославович стал уже на закате жизни. Вскоре князь-воин, князь-христианин мирно скончался.

История неудачного похода князя Игоря на половцев, да еще в стихотворной форме, стала известна только в 18 веке. Но события давно минувших дней, рассказанные неизвестным автором, сами стали загадкой, которую не могут понять многочисленные исследователи.

Рукопись «Слово о полку Игореве» найдена была в Спасо-Преображенском монастыре. Ее через посредников приобрел знаток русских древностей, коллекционер граф А. И. Мусин-Пушкин.

В 1812 году во время московского пожара рукопись погибла. Однако за 12 лет до этого события вышло первое издание «Слова».

Поэма уникальна и загадочна: ее таинственный ритм завораживает, текст почти сразу разошелся на крылатые фразы, при ее чтении невольно болью наполняется сердце.

После находки поэмы постоянно высказываются сомнения по поводу возраста поэмы и ее подлинности. По одной из версий, виновниками появления «подделки» является граф А. Мусин-Пушкин, поэт В.К. Тредиаковский, историк Н. Карамзин и чешский просветитель Й. Добровский.

Какие же доводы приводят «сомневающиеся»: язык поэмы не соответствует эпохе князя Игоря, применение в произведении слов, относящихся к французскому языку (галлицизмы), повальное увлечение в начале 1800-х годов древними романтическими подделками под старину. К тому же в 19-м веке нашлась еще одна древнерусская поэма – «Задонщина», созданная в 15-ом веке (времена Дмитрия Донского). Существует схожесть между этими двумя произведениями. Загадка в том, что никто не может сказать, какая из поэм является первичной.

Сторонники «слова о полку Игореве» считают, что поэма была написана сразу после неудачного похода князя Игоря – в конце 12-го века. А аргументы они выдвигают следующие:

— во-первых, эпический текст «Слова» такого высокого уровня, что никто из известных поэтов, последующих времен, не мог создать такое произведение;

— во-вторых, на вопрос — почему автору поэмы понадобилось так подробно описывать неудачный поход второстепенного князя, можно ответить, что автор остерегал русских князей от непродуманных и скоропалительных решений при планировании военных походов;

— в-третьих, в плаче по усопшим в «Слове» проходит красной нитью необходимость единства Русской империи. Это именно то, что могло тогда сплотить русскую нацию, против сильного и коварного врага – степных народностей.

Так получилось, что «Слово о полку Игореве» стало не только биографией русского князя Игоря Святославовича, но и самой таинственной загадкой русского Средневековья.

К сожалению, это великое произведение создало о князе Игоре не совсем правильное мнение, принизив его роль в истории Руси.

Ради исторической справедливости необходимо сказать, что князь Игорь никогда не был заурядным князем и малозначительным человеком. В конце жизни он показал себя мудрым правителем, патриотом Руси, осознающим неизбежность тяжелых испытаний и сделавший все возможное, чтобы выйти из трудной исторической ситуации.

Жизнь и ошибки князя Игоря

Источник: myhistori.ru

История часто бывает несправедлива. И в полной мере это коснулось человека, который более тридцати лет правил молодым государством, из которого через несколько столетий выросла Россия. Князь Игорь, сын князя Рюрика. Незнаменитый деятель русской истории, удостоившийся от историков самых нелестных откликов. Все войны свои Игорь проиграл, подвигов, равных подвигам Вещего Олега и Святослава, не совершил. Жадный князь-«волк», нарушивший договор с древлянами, и погибший самым негероическим образом. Княгиня Ольга, напротив, великая правительница-реформатор, первая княгиня христианка, святая Русской православной церкви, мать князя-воителя Святослава. Всё как в литературном произведении: плохой князь и хорошая княгиня. Но средневековое летописание и являлось литературным жанром, поэтому не должно удивлять применение летописцами литературных приёмов. В «Слове о законе и благодати» митрополита Иллариона (XI век) сказано: «Восхвалим же и мы…Владимира, внука старого Игоря, сына же славного Святослава, которые в своё время владычествуя, мудростью и храбростью прославились во многих странах, их победы и силу вспоминают и поныне и славят». Чем прославился Святослав и Владимир известно, но чем прославился Игорь? Историки нашего времени Игоря, в основном, ругают. Митрополит Илларион думал иначе. Сейчас, когда стали известны иностранные источники об этом времени можно больше сказать о князе Игоре и о княгине Ольге. Можно восстановить историческую роль князя Игоря, как одного из замечательных деятелей X века. При чтении «Летописи временных лет» закономерно возникает вопрос: почему древнерусский летописец ничего не сказал о тридцатилетнем правлении князя Игоря, кроме начала и конца правления, и почему умолчал о правлении Ольги с 948 по 954 и с 956 по 963 годы? Умолчал же летописец XII века по причине довольно веской для него. Дело в том, что первая половина X века была эрой смертельной схватки зарождающейся Руси с сильным, богатым, хитрым и культурным противником – Иудео-Хазарским каганатом. Я не имею в виду разгром Хазарского каганата князем Святославом в 965 году – это был заключительный аккорд войны. Я говорю о войнах Игоря и Ольги, скрытых летописцем под «пустыми» годами. Причины молчания летописи объясняет Л. Н. Гумилёв рассказывая о событиях конца XI- начала XII вв. в книге «Древняя Русь и Великая степь» (М., 2000 г.):

«Но была в Киеве и ещё одна реальная сила, дававшая деньги на оплату дружины и подкуп других князей. Это была еврейская колония, состоявшая не из предприимчивых и храбрых рахдонитов, а из хитрых ростовщиков, приехавших через Польшу из Германии.

Пользуясь покровительством князей-западников, эти евреи приобрели в Киеве вес и значение, позволившие им отомстить врагам их восточных собратьев – Олегу Святославичу и его половецким друзьям.

После «перемещения» Олега в Новгород-Северский и разгрома половцев последним противником евреев на Руси оставалась православная церковь – Киевская митрополия, связанная с Константинопольским патриархатом. Был достигнут разрыв Святополка с митрополией, причем очень хитрым приемом: князь встал на защиту Печерского монастыря как русской национальной церкви и доверил этому монастырю переделку летописания, каковая и была произведена в 1100-1113 гг.» (стр. 321).

Так, в угоду политической линии князя Святополка II исчезла из летописи история борьбы Руси с Иудео-Хазарским каганатом, с целью не огорчать киевскую еврейскую торгово-ростовщическую общину и представить русско-еврейские отношения в розовом цвете. Так как от древнерусской литературы до наших дней дошло около 1% литературных памятников, то не стоит удивляться, что «Повесть Временных Лет» (далее ПВЛ) единственный русский источник о времени Игоря. Ничего антисемитского в выше приведенных выводах нет. Еврейские общины в средневековом мире были реальной политической и экономической силой, с которой многим правителям на Западе и Востоке приходилось считаться, сотрудничать или бороться. Роль евреев в истории, как всякой политической силы, часто была крайне негативной. И не стоит рассуждать о «плохих» или «хороших» евреях, точно так же как о «плохих» или «хороших» немцах, англичанах, русских и др. Каждый народ творил историю в меру своего разумения и совести и каждый достиг своего результата. Если евреи добивались господства не применяя военную силу, грабя и вырезая города и селения, а используя деньги и брачные связи, то это не значит, что они хуже или лучше народов-завоевателей. Просто такая тактика не была знакома полуварварским народам Европы, в отличие от евреев, имевших за плечами к Х веку 3000 лет политического опыта и практики. Люди того времени привыкли знать своих врагов в лицо. Ситуация когда враг скрывается за чужой спиной была незнакомой и непривычной. Тем более, как только у евреев в руках оказывалась военная сила, так они сразу же пускали её в ход, мало чем отличаясь от Чингисхана и Тамерлана. И не стоит обижаться на напоминания о неблаговидных поступках предков, нужно помнить о них и не повторять их ошибки и преступления в настоящем и будущем.

Родился Игорь в семье князя Рюрика-Рерика, сына ютландского конунга Хальфданга. В 854 г. Рюрик потерпел в Фрисландии поражение от германского императора Лотаря (817-855 гг.) и вынужден был бежать вместе с родичами и остатками дружины. В 862 г. Рюрика пригласили на княжение в Ладогу славянские племенные союзы словен, кривичей и финно-угорскими племенами чудь и весь. Согласно древнерусскому праву Рюрик был князем-изгоем, т. е. князем, лишившегося своего удела. Поэтому на Руси не было массовой скандинавской колонизации, как это случилось во многих странах Европы. Датчан-русов было крайне мало, несколько сотен человек. Впрочем, средняя численность отряда викингов в VIII-X вв. составляла 300-400 человек и это считалось большим войском. Для самого Рюрика это княжение, видимо, предполагалось временной передышкой для продолжения борьбы и восстановления своей власти во Фрисландии. В 870-873 гг. Рюрик вел переговоры с Людовиком II Немецким и Карлом Лысым, но безуспешно. Неизвестно когда родился Игорь. Скорее всего, он родился незадолго до смерти Рюрика, произошедшей согласно ПВЛ, в 879 году. Автор летописи пишет: «… Умер Рюрик и передал княжение своё Олегу – родичу своему, отдав ему на руки сына Игоря, ибо был тот ещё мал». Можно отнести рождение Игоря к периоду с 876 по 879 год. У Л. Н. Гумилева, А. П. Новосельцева и некоторых других историков существуют сомнения по поводу отцовства Рюрика. Сомнения вызывает долголетие Игоря – более 65 лет. Но это не серьёзное возражение. История X века знает и более значительные сроки жизни. Французский историк Э. Поньон в книге «Повседневная жизнь Европы тысячном году» (М. 1999 г.) приводит сведения, что аббат Клюни Одилон прожил около 87 лет, а аквитанский герцог Гильом V прожил около 71 года. Стоит добавить, что современник Игоря немецкий король Генрих I Птицелов прожил 60 лет. Как видим долголетие Игоря явление не уникальное для Х века. Поэтому сомнений, что Рюрик приходится отцом Игоря быть не должно. Недаром митрополит Илларион назвал Игоря «Старым», впрочем, это может означать и «древний», «живший давно». Игорь, видимо, действительно в памяти потомков XI века остался долгожителем. Передача регентства Олегу, видимо, было не случайным. Рюрик в течение нескольких лет отсутствовал на Руси, ведя переговоры с франкскими королями и, следовательно, кто-то должен был его замещать при управлении княжеством. Может быть этим управляющим был Олег.

По достижении совершеннолетия Игорь должен был занять место отца на княжеском престоле. До этого срока правление, в качестве регента, было передано близкому родственнику, имя которого нам не известно, только титул — Олег, скандин. Хельга. Хельга, или Хельги, что переводится как «священный», «посвященный», что находит отражение в славянском прозвище Олега — «Вещий». Олег развил бурную завоевательную политику. В 882 г. Олег взял маленького Игоря в поход на Киев. Там на его глазах были предательски убиты киевские князья Аскольд и Дир. X век был жестоким веком, но, думается, кровавые убийства в любом веке отрицательно сказывается на детской психике. Зачем понабилось Олегу устраивать кровавый спектакль на глазах у маленького мальчика? Судя по ПВЛ, воспитанием Игоря Олег себя не утруждал. Может быть, для того чтобы продемонстрировать свою решимость удержать власть в своих руках, напугать, раздавить Игоря. Это ему отчасти удалось, власть Игорь получил только в 913 году, когда ему было не менее 34 лет. Это очень поздно. Игорь должен был стать полноправным князем при достижении семнадцати лет, когда человек в Древней Руси становился совершеннолетним, т. е. около 895 года. Этого не произошло. Олег крепко держал власть в своих руках.

Детство и юность Игорь провёл на севере рождающейся Руси в Ладоге. Новгорода в конце IX-начале X вв., по современным археологическим данным не существовало. О матери Игоря ничего не известно, видимо, она умерла при родах. Она не была славянкой, так как носила явно германское имя Ефанда. Рос он, скорее всего, под опекой своих старших сестер. В русско-византийском договоре 945 года упоминаются два племянника от сестёр Игоря Слуды и Прастен Акун, которые, возможно, были его друзьями детства. Окружали Игоря немощные ветераны Рюрика, (все боеспособные мужчины-варяги участвовали в походах Олега), их малолетние дети и внуки, славяне и весины-финно-угры. Воспитание он, без сомнения, получил достойное юного князя. По достижении совершеннолетия Игорь получил в удел от Олега северные земли, будущую Новгородскую землю. О жизни Игоря в этот период проливают скандинавские саги. «Сага о Стурлауге Трудолюбивом», сочинённая около 1300 г., повествует о конунге Ингваре (Игоре по-русски). В книге «Древняя Русь в свете зарубежных источников» под ред. Е. А. Мельниковой (М., 1999 г., далее «Древняя Русь») так говорится об этом сюжете: «Он (т. е. Игорь) – конунг на «востоке в Гардах», правит в Альдейгьюборге (так скандинавы называли Ладогу. – С. К.) и считается «мудрым человеком и большим хёвдингом». К его дочери Ингибьёрг сватается известный викинг Франмар … После ряда попыток встретится с Ингибьёрг Франмар возвращается в Швецию и через некоторое время вместе с конунгом Стурлаугом приходит снова в Гардарики. «Когда они прибыли в страну, пошли они по стране, совершая грабежи, сжигая и паля везде, куда бы они ни шли по стране. Убивают людей и скот». Ингвар собирает войско, завязывается трёхдневное сражение, в котором он погибает от руки Стурлауга» (стр. 487-488). В саге без сомнения были использованы древние скандинавские предания, восходящих к Х в. «На использование «Сагой о Стурлауге» древних преданий, значительно более ранних, нежели сама сага, говорит употребление архаических форм топонимов: Aldeigja, а не Aldeigjuborg и Garðar» (там же, стр. 488). Итак, согласно скандинавской саге Игорь князь Ладоги-Альдейгьюборга и отбивается от набегов грабителей-викингов (исторический Игорь не погиб от руки шведского конунга, в отличие от Игоря литературного).

В 903 г. летописец вспомнил об Игоре. Он пишет: «Когда Игорь вырос, то сопровождал Олега и слушал его, и привели ему жену из Пскова, именем Ольгу». Игорю в тот год было уже более 24 лет. Он давно уже был взрослым и не нуждался в воспитании. О чём же говорил с Игорем Олег? Видимо, Олег поставил Игоря перед фактом, что отцовской власти он не получит и предложил удовольствоваться уделом Рюрика, с центром в Ладоге. Спорить с могущественным родичем у Игоря не было ни сил, ни средств. Видимо, Олег не считал нужным отдавать, завоеванные своими кровью и потом, земли юному княжичу (основания, стоит отметить, вполне справедливые). Но Олег так же не убил Игоря, хотя подобное в то время было обычным делом, и Олег никак не претендовал на владения Игоря. Была и другая причина вызова Игоря в Киев: в 904 г. Олег собирался совершить нападение на Византию и ему требовался временный правитель на время его отсутствия. Но Игорь не смирился. Что же касается женитьбы на Ольге, то у многих историков этот факт вызывает сомнения. Как известно в 955 году (эта дата несправедливо оспаривается) Ольга прибыла с визитом в Константинополь и очаровала императора своей красотой. Однако Ольге было тогда около 65 лет. Сына Святослава Ольга родила в 942, когда ей было не менее 52 лет. Но все разногласия снимаются, если предположить, что Игорь был не единожды женат, а Ольга не имя, а титул княжеской супруги. Только сведения обо всех браках в летопись не попали. В самом деле, если посмотреть на брачную жизнь титулованных особ раннего средневековья, то мы увидим, что они были женаты по нескольку раз (обычно по два-три раза) и причиной этому послужила ранняя смерть их супруг. Так, германский император Оттон I был женат три раза, и две первые супруги умерли своей смертью. Такая большая смертность среди титулованных жен объясняется низким уровнем медицины того времени, антисанитарией, а также частые беременности и роды, быстро изнашивавшие организм женщин. И невероятно что, сочетавшись браком в 903 г. Ольга родила единственного сына, спустя 39 лет, в 942 г.! Скорее всего, Ольга, на которой Игорь женился в 903 г. не тождественна Ольге, матери Святослава. Возможно, брак 903 г. был не первым и не последним для Игоря. Исчезновение сведений о первых браках Игоря, как, впрочем, и сведения о первых русских князьях можно объяснить тем, что первая русская летопись, видимо, была составлена на датском языке, который уже в конце Х века был мало кому понятен. Вспомним летописных «братьев» Рюрика Синеуса и Трувора, т. е. скандинавские фразы sine use (роды своими) и thruvaring (верная дружина), попавшие в русский летописный свод из-за неправильного перевода некоего германоязычного источника.

Пока Игорь подрастал в Ладоге, Олег покорял славянские племена. После полян настала очередь древлян (883 г.), северян (884 г.) и радимичей (885 г.). Совершив завоевания Олег к титулу хельга прибавил титулы великий князь русский и каган. Титул каган в то время имел значение: «император». Позднее он был замен титулом царь, который сначала в русских источниках относился к византийским императорам, с XIII в. – к ханам Золотой Орды, а с XV в. был принят московскими князьями. При покорении древлян и северян Олег впервые столкнулся с Иудео-Хазарским каганатом. Иудео-Хазарский каганат был сильнейшим и крупнейшим государством Восточной Европы. В середине VIII века еврейская община, после кровопролитной гражданской войны, захватила верховную власть и каганат достиг своего политического расцвета, к X веку покорив окружающие народы, в том числе и восточнославянские. Правил Хазарией еврейский царь, носивший семитские титулы «мелек» (т. е. царь) и «пех» (последний происходит от ассиро-вавилонского титула «пеха», т. е. областеначальник, губернатор, а не от тюркского титула «бег»). Каганы, тюрко-еврейского происхождения, были номинальными фигурами и служили объектом для жертвоприношения в экстраординарных случаях. Экономика Иудео-Хазарского каганата (хазары стали угнетаемой и бесправной прослойкой населения) базировалась на транзитной торговле с Китаем, Арабским халифатом и Франкской империей. Никакой продукции каганат не производил, да и иудейским правителям Хазарии она не требовалась. Таможенные сборы и дань с покоренных народов приносили сверхприбыли. Военная мощь каганата основывалась на мусульманской наёмной гвардии, состоящей из тяжелой конницы, и военной силе покорённых племён, которых иудейские цари, в случае надобности, натравливали друг на друга. Будущего такое паразитическое государство не имело. Долгое существование каганата, 250 лет, объясняется его удалённостью от сильных противников и умелой политикой иудейских правителей. Рано или поздно каганат был бы уничтожен Хорезмом, печенегами или половцами. Но каганат был уничтожен после долгой войны Русским государством. И именно эта война «исчезла» из «Повести временных лет».

Военное столкновение с гегемоном Восточной Европы было неизбежно. И здесь летопись подозрительно замолкает. В летописании происходит провал с 886 по 907 год, и далее до 912 года. Но иностранные источники частично заполняют этот пробел. Каганат отреагировал на экспансию Олега натравив на Русь венгров. Венгры не были подвластны каганату (подчинение их каганату после 889 г. было номинальным), но они воевали за тех, кто мог заплатить, как наемники. Согласно арабским источникам: «Мадьяры господствовали над соседними славянами, налагая на них тяжелые подати и обращаясь с ними, как с рабами. Они часто делали набеги на славян и русь, захватывали пленных и продавали их в рабство в Византию». (Артамонов М. И. «История хазар», Спб., 2001 г., стр. 463). Неизвестно как бы сложилась дальнейшая история, если бы не вмешались печенеги. В 889 г. они вытеснили венгров из Причерноморья, а в 895 г. одержали полную победу, заставив венгров уйти на Дунай. Вероятно, Олег не заключал с печенегами союза. Просто интересы Руси и печенегов временно совпали. Кроме этого каганат объявил Руси экономическую блокаду. В. Я. Петрухин пишет: «… американский нумизмат Т. Нунен … показал, что в последней четверти IX в. приток монет в восточную Европу резко сокращается, наступает первый кризис в поступлении восточного серебра; при этом кризис не связан с эмиссией в Халифате – доступ серебра в восточную Европу был искусственно приостановлен» (В. Я. Петрухин. «Начало этнокультурной истории Руси IX-XI веков»., 1995, г., с. 93). После поражения венгров каганат и Олег смогли договориться о разделе сфер влияния. Мало того, Олег предоставил каганату военную силу русов и славян, за плату разумеется, для войн с Византией и мусульманами. В 904 (а не 907 г. как в ПВЛ) русский флот совершает набег на Константинополь, но византийский флот сжигает его «греческим огнём». Так, реконструирует события Л. Н. Гумилёв в книге «Древняя Русь и Великая Степь». В 909 г. русский флот появляется в Каспийском море и совершает нападение на остров Абаскун, а в 910 г. тот же флот разграбил и сжег город Сари в Мазендеране. Попасть на Каспий русские отряды могли только с позволения иудео-хазарского правительства. Вот как описывает государство Олега иранский ученый Ибн Русте в труде «Дорогие ценности», написанном в 903-913 гг.: «У них есть царь, называемый хакан руссов. Они нападают на славян, подъезжают к ним на кораблях, высаживаются, забирают их в плен, везут в Хазаран и Булкар и там продают. Они (т. е. русы) не имеют пашен, а питаются лишь тем, что привозят из земли славян … Единственное их занятие торговля соболями, белками и прочими мехами, которые они продают покупателям» (цит. по «Древняя Русь», стр. 209). Рабов при Олеге продавали, согласно «Раффельштеттенскому таможенному уставу», изданному восточнофранкским королем Людовиком IV (899-911 гг.) между 904 и 906 гг., и в Западную Европу. Славяне, на которых нападали русы были, скорее всего, племена уличей и тиверцев, с которыми Олег воевал с 885 года. Косвенное доказательство того что Ибн Русте писал именно об Олеге можно видеть в следующем сообщении о Руси: «Есть у них знахари, из которых иные повелевают царем как будто бы они их начальники …» (там же, стр. 209). Суеверие как черту в характере Олега отмечает и ПВЛ в известной легенде о коне Олега. Так о своей судьбе Олег спрашивал у окружавших его волхвов, т. е. славянских языческих жрецов, и кудесников, т. е. финно-угорских шаманов, и поступил согласно их предостережению.

Олег, по сути, превратился правителя разбойничьей державы, промышляющей грабительскими набегами и работорговлей, и поставляющей наёмников всем кто сможет заплатить. Поэтому восхищенные отзывы историков об Олеге не имеют под собой ни каких оснований. Будущего у олеговой Руси не было. Если бы последующие князья продолжили политику Олега, то Русь ждала судьба прибалтийских славян, уничтоженных немцами.

В 911 г. Олег поставил на службу Византийской империи отряд, численностью в 700 человек (больше у него не было, так как 20000 славяно-русских воинов в это время воевали за интересы Иудео-Хазазарского каганата), воевавший в 911-912 гг. в войске адмирала Имерия против арабов на Крите. Вслед за этим был заключен русско-византийский договор 912 г. Подобная неразборчивость Олега в выборе друзей и врагов, а точнее полное пренебрежение внешнеполитическими интересами созданной им державы, привела к трагедии. Иудеи, правившие Хазарским каганатом, увидели в поставке наёмников враждебной им Византии опасность для себя, т. к. на западных границах каганата возникал сильный противник. И тогда они решили ослабить Русь, перебив русских воинов, возвращающихся домой с Каспия. В 913 г. Русский флот из 500 судов грабит побережье Гиляна, Табаристана и Ширвана. Очевидно, в этот год кончилось действие контракта о найме, и русские возвращались домой. Арабский историк Масуди описывает дальнейшие события так:

«Когда русы набрали добычи… они двинулись к устью Хазарской реки (т. е. Волги) и снеслись с хазарским царём, которому послали денег и добычи, как это было договорено между ними. Хазарский царь не имел морских судов, и его люди не умели с ними обращаться; не будь этого, мусульманам от него было бы больше бед. Ларисийцы (т. е. наёмная исламская гвардия иудейских царей каганата) и другие мусульмане царства (Хазарского) узнали о том, что натворили русы и сказали царю: «Предоставь нам расправиться с этими людьми, которые напали на наших мусульманских братьев …» Царь не мог им помешать, но послал предупредить руссов, что мусульмане решили воевать с ними. Мусульмане собрали войско и спустились вниз по реке, ища встречи с ними … Битва длилась между ними три дня, и Аллах даровал победу мусульманам. Русы были преданы мечу, убиты и утоплены… Насколько можно было подсчитать, число тех, кого мусульмане убили на берегу Хазарской реки было, около 30 тыс.» (цит. по В. Кожинов «История Руси и русского слова. Опыт беспристрастного исследования», М., 2001 г., стр. 287., далее — В. Кожинов «Истории Руси») Версия, переданная арабским хронистом, видимо, является официальной хазарской версией. Она лжива и лицемерна. Русские грабили и убивали мусульман четыре года, с 909 по 913 год, отдыхали от походов на территории Хазарского каганата, продавали в Итиле рабов-мусульман, захваченных в набегах, еврейским работорговцам, а мысль отомстить за «братьев мусульман» у исламских гвардейцев возникла почему-то только при возвращении русских домой в 913 году. Ложь и то, что иудейский царь Хазарии предупредил русских о нападении. Количество мусульманской гвардии на службе иудео-хазарских царей не превышало 10-12 тысяч человек (см. М. И Артамонов «История хазар», СПб, 2001 г., стр. 552), численность же русских, по словам Масуди, составляло 30 тысяч. Масуди выше писал о 500 русских кораблях, действующих на Каспии. Русская ладья вмещала 40 человек, следовательно, русская армия состояла, примерно, из 20 тысяч человек. Неужели, имея двух- или трехкратный перевес в бойцах, да ещё предупреждённые о готовящемся нападении, русские не уничтожили бы исламскую гвардию Хазарии. Скорее всего, нападение было внезапным, и ни какого трёхдневного сражения не было. На берегу Волги произошла бойня ничего не подозревающих людей. Попавшие в плен были утоплены в Волге (только так можно фразу «убиты и утоплены»). Остатки русского войска, сумевшие вырваться из западни, оказались во враждебном окружении и были истреблены буртасами и волжскими болгарами.

Весть о предательском убийстве хазарами и гибели своих отцов, братьев, и сыновей не могла не взбудоражить русского общества. Политика Олега оказалась полностью дискредитирована. Недовольство и возмущение было очень сильным. (Сейчас подобные события вызвали бы правительственный кризис и отставку правительства). Можно предположить дальнейшие события. Игорь, воспользовавшись ситуацией, с дружиной и ополчением словенских племён двинулся на Киев. Сопротивления Игорь не встретил, никто не хотел защищать Олега — виновника смерти их родных и близких. Тем более, наверняка, все сразу вспомнили, что Игорь, сын Рюрика, законный князь, а Олег только узурпатор. Олегу пришлось покинуть Русь. Он уехал на родину, или был сослан в Ладогу, где и умер, по преданию, от укуса змеи. Подобная коллизия повторилась в 1016 г., когда Ярослав пошёл войной на своего брата Святополка Окаянного. Так Игорь стал князем Руси. Мятеж подняли только племена древлян. В 914 г. Игорь подавил мятеж, наложив на древлян дань, большую, чем они платили при Олеге.

Источник: cont.ws

Начало правления

После того, как умер Олег, Игорь стал полноправным князем Руси. Его правление началось войной. В это время племя древлян решило выйти из-под власти Киева и началось восстание. Новый правитель жестоко покарал восставших, нанеся им сокрушительное поражение. Этим сражением начались многочисленные походы князя Игоря. Результатом похода на древлян стала безоговорочная победа Руси, которая на правах победителя потребовала с восставших дополнительную дань. Следующие походы были направлены на противостояние с печенегами, которые, изгнав из Урала племена Угорцев, продолжили свое продвижение на Запад. Печенеги, в борьбе с Киевской Русью, заняли низовья реки Днепр, тем самым перекрывая торговые возможности Руси, поскольку именно через Днепр проходил путь из варяг в греки. Походы, которые проводил князь Игорь, против половцев осуществлялись попеременным успехом.

Походы на Византию

Несмотря на продолжающееся противостояние с половцами, новой войны продолжаются. В 941 году Игорь объявляет войну Византии, тем самым продолжая внешнюю политику предшественников. Причиной же новой войны послужило то, что после смерти Олега Византия посчитала себя свободной от предыдущих обязательств и перестала выполнять условия мирного договора. Поход на Византию был поистине выдающимся. Впервые столь большая армия надвигалась на греков. Киевский правитель взял с собой около 10 000 кораблей, если верить летописцам, что в 5 раз больше того войска, с которым одержал победу Олег. Но на этот раз русским не удалось застать греков врасплох, те успели собрать большое войско и первую битву на суше выиграли. В результате русичами было решено выиграть войну морскими сражениями. Но и этого не получилось. Византийские корабли при помощи специальной зажигательной смеси начали жечь русские суда с помощью нефти. Русские войны были просто поражены этим оружием и восприняли его, как небесное. Армии пришлось вернуться в Киев.

Через два года, в 943 году, князь Игорь организует новый поход на Византию. На этот раз армия была еще больше. Помимо русского войска были приглашены наемные отряды, которые состояли из печенегов и варяг. Войско двинулось к Византии по морю и по суше. Новые походы обещали быть успешными. Но внезапной атаки не получилось. Представители города Херсонес успели доложить византийскому императору, что новое многочисленное русское войско надвигается на Константинополь. На этот раз греки решили избежать сражения и предложили новый мирный договор. Киевский князь Игорь, посовещавшись со своей дружиной, принял условия мирного договора, которые были идентичны с условиями договора, подписанного византийцами с Олегом. На этом византийские походы были завершены.

походы князя Игоря 913-944

Конец правления князя Игоря

Согласно записям в летописях, в ноябре 945 года Игорь собрал дружину и двинулся к древлянам для сбора дани. Собрав дань, он отпустил большую часть войска и с небольшой дружиной отправился в город Искоростень. Целью этого визита было требование дани лично для себя. Древляне были возмущены и задумали убийство. Вооружив войско, они двинулись в путь навстречу князю с его дружиной. Так произошло убийство киевского правителя. Его тело было погребено недалеко от Искоростеня. По легенде убийство отличалось крайней жестокостью. Его привязали по рукам и ногам к склоненным деревьям. Затем деревья отпустили… Так завершилось правление князя Игоря…

Внешняя и внутренняя политика Игоря

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Путь из варяг в греки

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

Русский историк, по своим убеждениям западник, Платонов С.Ф., изучение трудов которого не может вызвать ни чувства любви к Отечеству, ни гордости за свой народ, сухо, уничижительно и с издевкой дал характеристику Великому князю Игорю и годам его правления [1]:

«По смерти Олега вступил во власть Игорь (912 – 945), по-видимому, не имевший таланта ни воина, ни правителя».

Итак, после смерти князя Олега к власти в Русском государстве пришел князь Игорь, сын Рюрика.

Годом рождения князя Игоря, по-видимому, следует считать 877 год. После смерти Рюрика в 879 году наставником Игоря стал его дядя по материнской линии опытный воин, суровый, дерзкий и расчетливый правитель князь Олег. Долгие годы молодой Игорь находился в тени Вещего Олега, трудами которого было создано на бескрайних просторах восточнославянское Русское государства. Согласно [2]:

«В год 6411 (903). Когда Игорь вырос, то сопровождал Олега и слушал его, и привели ему жену из Пскова, именем Ольгу».

Остановимся подробнее на личности княгини Ольги. Существуют четыре версии происхождения Ольги. Но это все второстепенные подробности. Главное же в том, что жена князя Игоря вошла в историю как святая равноапостольная великая княгиня Ольга, в святом крещении Елена. Ольга родилась в 890 году, а умерла 11 июля 969 года.

Имя Ольга (Хельга) также как и Олег, германского происхождения и означает «священная». Ольга была, по-видимому, жрицей какого-то славянского языческого культа. Германских языческих богов Летописец Нестор не упоминает (только лишь славянских). А в иерархии языческих жрецов и жриц, наряду с существовавшими чисто славянскими названиями служителей культа, могли быть заимствованы по разным причинам некоторые названия служителей культов других народов.

Русская держава формировалась на территории Русской (Восточно-Европейской) равнины, границы которой не имеют в принципе никаких естественных преград. Эти земли были заселены народами самого различного происхождения: славянами, угро-финскими, балтскими, тюркскими, иранскими и другими племенами. Причем места обитания на Русской равнине всех этих племен и народов были причудливо перемешаны [3].

Вполне вероятно, что среди аборигенов Русской равнины могли оказаться и неизвестные современной исторической науке германские племена, в более ранние времена обитавшие в Северном Причерноморье (например, в III – IV веках ареал проживания германского племени остготов – Крым и степи Приазовья между Днепром и Доном) и продолжавшие здравствовать в тех же самых местах и далее. К моменту формирования Русского государства (IХ – Х века) они уже настолько ославянились, что воспринимались летописцами как славянские народы. Хотя в их языке могли еще оставаться значительные германские корни.

Например, спустя двадцать пять лет после гибели князя Игоря в письме , его сыну, высадившемуся со своими войсками в Придунайской Болгарии, византийский император напомнил Святославу о судьбе его отца, именуя того Ингером. В изложении современника императора византийского историка [4] Иоанн напоминал о том, что Игорь отправился в поход на германцев (наверное, под германцами подразумевались древляне), был захвачен ими в плен, привязан к верхушкам деревьев и разорван надвое. Далее следовало требование императора – Святославу и его войску немедленно покинуть пределы империи.

Император Иоанн в принципе не мог быть настолько плохо информированным о делах своих воинственных северных соседей, чтобы перепутать славян и германцев (тех и других византийцы-ромеи отлично знали, торговали и воевали с ними, и друг с другом никогда их не путали) в письме к сыну человека, погибшего от этих самых древлян-германцев. Такие ошибки не соответствовали статусу византийского самодержца и уровню внешней политики империи, а сына Игоря князя Святослава, зная его крутой нрав, могли просто оскорбить и привести в бешенство. Тогда бы любые переговоры стали невозможными, за что жизнью или, по крайней мере, своим здоровьем – византийцы были все-таки цивилизованные люди – ответили бы малограмотные придворные императора, допустившие такую досадную ошибку.

Значит, были у императора какие-то неизвестные нам основания причислять древлян, которых в тоже время преподобный Нестор однозначно считает славянами, к германцам.

был византийским императором в 969 – 976 годах. Он являлся руководителем великой державы и за свои слова отвечал гораздо серьезней любого из современных нам ученых историков – своей собственной головой. Император провел на свежем воздухе в походах и битвах с суровыми противниками большую часть своего царствования. Он отстаивал интересы своей Византийской родины на двух театрах военных действий. Воевал умело и смело.

Так давайте прислушаемся к императору и обдумаем его веское политическое заявление руководителю другой державы. Не следует обвинять в некомпетентности византийских императоров или в необразованности русских летописцев. Они в государственных документах кратко и доходчиво писали об очевидных и понятных им событиях, народах, людях и явлениях.

Итак, в 903 году Ольга стала супругой князя Игоря, а после его убийства в 945 году восставшими древлянами вдова стала регентшей при своем трехлетнем сыне Святославе. Святая Ольга (рисунок 1) вошла в историю России как великий государственный деятель.

Современники князя игоря

Рисунок 1 – Святая Великая княгиня Ольга. Художник Н. Бруни.

Преемник Олега князь Игорь продолжал активную внешнюю политику. Игорь хотел быть приемником ратных подвигов дяди, да и дружина требовала новой добычи. Великое княжение Игоря Рюриковича началось следующим образом – в 913 году он прошел все западное побережье Каспия [31]. Это была масштабная экспедиция, носившая чисто грабительский характер. Согласно арабскому историку аль-Масуди [5] флот из пятисот русских кораблей (?), каждый из которых вмещал по сто воинов (?), вошел в Керченский пролив между Черным и Азовским морями, контролируемый хазарами. Аль-Масуди явно преувеличил численность войска князя Игоря и, скорее всего в разы.

Игорь по-честному договорился с хазарским царем, который разрешил ему и его войску пройти через хазарские земли в Каспий за половину будущей добычи от грабежа (процент тоже явно грабительский, но хазары прочно перекрывали дорогу на каспийское побережье – монополия, однако). Через Дон русы переправились на Волгу, откуда спустились вниз до Каспийского моря. Проникнув на Каспий, русский десант разделился на мелкие отряды и начался грабеж городов на его южном и западном побережье. Аль-Масуди описывает действия русского десанта так:

«И Русы проливали кровь, брали в плен женщин и детей, грабили имущество, распускали всадников [для нападений] и жгли. Народы, обитавшие около этого моря с ужасом возопили … тысячи мусульман были умерщвлены и потоплены».

Далее, аль-Масуди сообщает, что на обратном пути прибыв в город Итиль (столицу Хазарии на реке Волге), русские выполнили условие договора и вручили хазарскому царю его долю. Однако гвардия царя хазар, состоявшая из мусульман, потребовала мести за единоверцев. Царь не смог или не захотел помешать своим гвардейцам (он, вероятно, был не прочь прибрать к рукам всю добычу), и они напали на русских. Ослабленное войско русов сошлось с мусульманами, к которым присоединились и местные христиане (они видимо действовали по принципу – грабь награбленное), в сражении – вероятнее всего в месте волока на Дон. Русы были разгромлены. Согласно аль-Масуди, победители насчитали тридцать тысяч убитых русов, и с той поры до 943 года о набегах русов на Каспий не было слышно.

Следует поставить под сомнение данные аль-Масуди о численности десантного корпуса князя Игоря, участвовавшего в каспийском походе. Согласно аль-Масуди в Хазарии на русов напал наемной отряд гвардии хазарского царя численностью в пятнадцать тысяч человек. Русские успешно отбивали нападение гвардейцев в течение трех суток. Так что силы противников, скорее всего, были вполне сопоставимы. Причем, как правило, нападавшие всегда стремились обеспечить себе хотя бы минимально возможное численное превосходство.

Русы и на Каспии и на волжских берегах сражались настолько дерзко, мужественно и отчаянно, что их противникам, а вслед за ними и аль-Масуди, пришлось серьезно увеличить численность русских войск просто во имя спасения имиджа, как говорят в наше время.

Маловероятно, что этот поход так катастрофически закончился для русских. Но хазары значительную часть добычи у них все-таки отбили.

Почему маловероятно? А на Руси в то время действовал закон кровной мести – око за око, зуб за зуб. Если бы потери были столь велики, то тогда бы война против Хазарии продолжилась и велась бы до победного конца или полного истощения противников. Дальнейшие события показали, что русам в принципе такой враг, как хазары, были вполне по силам.

Любое перемирие было бы не возможным – поражение князю русы могли простить, но осталось бы слишком много вдов и сирот. И постоянно, согласно родовым обычаям, они требовали бы от князя отмщения.

Для князя Игоря этот десант на Каспий закончился позором. Он проиграл сражение, его дружина и войско, вероятно, понесли значительные потери, но сам он остался жить. Преподобный Нестор или более поздние редакторы (что более вероятно) исключили эти события из летописи – нельзя было бросать тень на образ одного из основателей правящей династии, да еще вдобавок и мужа святой Ольги. Русские, как и летописцы многих других стран, были людьми государственными и патриотами. Поэтому, в силу понимания своего долга, зачастую считали ненужным смущать потомков ненужными подробностями военных поражений своей державы.

Но результаты неудачного десанта тут же сказались на строительстве молодого русского государства. Согласно [2] древляне в 913 году отказались подчиняться князю Игорю.

Н.М. Карамзин так комментирует дальнейшие действия князя Игоря [6]:

«Смерть победителя [Вещего Олега] ободрила побежденных, и Древляне отложились от Киева. Игорь спешил доказать, что в его руке меч Олегов; смирил их и наказал прибавлением дани».

С войны с древлянами началось княжество Игоря. Отметим, что войной с древлянами более чем через тридцать лет оно и кончилось.

Хотя древляне согласно [2] были одним из славянских племен, но летописец Нестор явно не жаловал этих своих собратьев:

«А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды».

Древляне вполне могли быть потомками германцев (вспомним о письме императора Цимисхия), смешавшихся в свое время со славянами. Возможное наличие германских предков не улучшило их культурный облик. Древляне обитали в украинском Полесье (главным образом в Житомирской и на западе Киевской области) [7].

В 915 году согласно [2] впервые пришли на Русскую землю печенеги. Но все кончилось мирно – они заключили с князем Игорем мир и пошли к реке Дунаю.

Это сообщение косвенно подтверждает, что аль-Масуди преувеличил масштаб поражения русских в походе 913 года. Ни о каких военных действиях против печенегов речь в 915 году не идет. Они пришли, заключили мир, ушли. Судя по всему, печенеги просто «огляделись» в новом регионе обитания, оценили боевые возможности русских (они оказались вполне достойными) и сделали правильные для себя выводы.

А уже через пять лет князь Игорь воевал против печенегов. Под 920 годом в [2] кратко упоминается о войне с печенегами. Но не упоминается, кто ее начал. Не исключено, что князь Игорь. Русские никогда не были безответной жертвой агрессоров, всегда умели отстаивать свои интересы. За тысячелетия соседства с кочевниками славяне твердо усвоили, что нападение является лучшей обороной. И при необходимости могли наносить жестокие контрудары, громя кочевников в степи на их же территории. И вот после этой войны в течение почти пятидесяти лет (до 968 года) ни о каких вторжениях печенегов на Русь речи не идет. Итоги войны 920 года, кто бы ее ни начал, по-видимому, вразумили их потомков аж на целых два поколения.

Основным занятием печенегов было кочевое скотоводство. Они жили родовым строем.

Из [8] о печенегах можно узнать следующее. Печенеги – это союз племен, образовавшийся в заволжских степях в результате смешения кочевников-тюрков с сарматскими и угро-финскими племенами. Печенежский язык относят к тюркским языкам. В VII – IX вв. печенеги обитали между реками Волгой и Уралом, откуда ушли на запад под напором других кочевников и хазар.

Печенегов нельзя назвать добрыми соседями, но их нельзя назвать и лютыми врагами. У печенегов, как и у любого народа, были свои национальные интересы, которые не сводились только к обычному грабежу близких и дальних соседей. Они воевали то против русских, то с русскими – как наемники против врагов молодого русского государства. Только в 1036 году князь Ярослав Мудрый, правнук Игоря, нанес печенегам сокрушительное поражение под Киевом и положил конец их набегам на Русь.

Печенеги бесследно не пропали. Одна часть печенегов составила основу современной народности гагаузы, которая ныне проживает на территории Молдавии. Другая часть, откочевав на Кавказ, вошла в состав балкарского народа. Основная же часть стала служить киевским князьям и осела в Поросье на Правобережной Украине [3, 8, 9]. Печенеги, как и славяне, также являются предками современных украинцев.

Никаких новых сообщений о великом княжении Игоря Рюриковича в летописи далее не содержится. Из греческих источников известно, что в 935 году дружинники великого князя Игоря на своих ладьях участвовали в походе византийского флота в Италию.

Правление великого князя Игоря было хоть и продолжительным, но достаточно бедным событиями. При Игоре Русь долгое время не воевала, а богатела и накапливала силы (в те бурные времена столь продолжительный мир сам по себе вызывает удивление). Насчет отсутствия талантов воина и полководца у князя Игоря С.Ф. Платонов возможно и прав, а вот талант правителя у князя Игоря все же был незаурядный. Избегать ненужных войн или вести их малой кровью – тоже надо уметь. Если бы академику Платонову довелось бы повоевать и покормить вшей в окопах во время современной ему Первой Мировой войны, то, возможно, его оценка государственной деятельности князя Игоря стала бы более объективной.

После гибели Игоря его вдова равноапостольная княгиня Ольга продолжила проводить его относительно миролюбивую политику.

Но в 941 году русско-византийские отношения резко обострились. Согласно [2] Игорь собрал флот в десять тысяч ладей (в пять раз больше, чем у князя Олега в 907 году, что крайне сомнительно), спустился по Днепру, вышел в Черное море и двинулся к владениям Византии. 

Библиографический список

  1. Сергей Федорович Платонов. Полный курс лекций по русской истории. [Электронный ресурс] – URL:
  2. Нестор Летописец. Повесть временных лет. [Электронный ресурс] – URL:
  3. Гумилев, Л. Н. Древняя Русь и Великая Степь [Текст] / Л. Н. Гумилев. – М.: Мысль, 1993. – 782 с.
  4. Лев Диакон. История. Наука, М.: 1988. [Электронный ресурс] – URL:
  5. Из сочинений Абуль-Хасана Али ибн-Хуссейна, известного под прозванием Аль-Масуди (писал от 20 или 30 до 50-х годов X века по Р.X.). [Электронный ресурс] – URL: 
  6. Карамзин Николай Михайлович История Государства Российского. Князь Игорь. [Электронный ресурс] – URL: 
  7. Древляне. [Электронный ресурс] – URL: 
  8. Печенеги. [Электронный ресурс] – URL: 
  9. Антон Комнин. Печенеги и Русь / [Электронный ресурс] – URL:

Источник: human.snauka.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.