Князья галицко волынского княжества список

Объединение Галиции и Волыни было совершено волынским князем Романом Мстиславичем, сыном Мстислава Изяславича. Воспользовавшись беспорядками в Галиции, он впервые занял её в 1188 году, но не смог удержать под натиском венгров, которые также вторглись в галицкую землю по просьбе местных бояр. Во второй раз Роман присоединил Галицию к Волыни в 1199 году, после смерти последнего галицкого князя Владимира Ярославича из рода Ростиславичей. Он жёстко подавил местную боярскую оппозицию, которая сопротивлялась его попыткам централизовать управление, и этим положил основу для создания единого Галицко-Волынского княжества.

Одновременно Роман вмешался в борьбу за Киев, который получил в 1204 году, и принял титул Великого князя Киевского. В 1202 и 1204 годах он совершил несколько успешных походов на половцев, чем завоевал популярность среди простого населения. Галицкий летописец-современник назвал его «великим князем» , «самодержцем всея Руси» и «царём в Русской земле». [13] Погиб в битве под Завихостом в 1205 году. [14]

[править] Междоусобицы

Венгерский король Андраш II, завоеватель Галиции
Краковский князь Лешек Белый, завоеватель западной ВолыниИз-за неожиданной смерти Романа в Галицко-Волынском княжестве возник вакуум власти. Галицию и Волынь охватила череда непрекращающихся междоусобиц и иностранных интервенций. Волынские мелкие князья стали независимыми, а галицкие бояре отказались признавать власть малолетних Романовичей — Даниила и Василька. Под видом защиты сыновей покойного Романа в дела княжества вмешались соседи — Польша и Венгрия.

Первыми начали борьбу за власть в княжестве Владимир Игоревич, Святослав Игоревич и Роман Игоревич, сыновья воспетого в «Слове о полку Игореве» новгород-северского князя Игоря Святославича [15] Они княжили в Галиции с 1206 по 1212 годы, однако из-за конфликта с боярской верхушкой потерпели поражение. В результате этого в 1213 году, княжеский престол в Галиче узурпировал боярин Владислав Кормилич, лидер про-венгерской группировки галицкой знати. После его изгнания в 1214 году Андраш II, король Венгрии, и Лешек Белый, краковский князь, воспользовавшись слабостью галицких земель, вторглись в них и разделили между собой. В скором времени венгры поссорились с поляками и завладели всей Галицией.

Войну против иностранных захватчиков возглавил Мстислав Удатный, выходец из мелких киевских князей, который до того княжил в Новгороде. При помощи половцев он разбил венгерские войска в генеральной битве под Галичем 1221 года и, освободив Галицкое княжество, стал править в нём. Для укрепления своей власти Мстислав заключил союз с молодыми Романовичами, но под влиянием провенгерской знати был вынужден покинуть княжество в 1228 году. Само Галицкое княжество он, поссорившись с Даниилом Галицким, завещал сыну венгерского короля Андраша II Андрею. [16]

Тем временем, Волынь после смерти Романа распалась на мелкие удельные княжества, а её западные земли были захвачены польскими войсками. Законные властители Галицко-Волынского княжества, малолетние Даниил и Василько Романовичи, удерживали за собой лишь второстепенные территории княжества. В 1215 году они решились вернуть себе Владимир, а в 1219 — совершили первый успешный поход против Польши. В 1227 году Романовичи освободились от польского протектората из-за смерти польского короля, разбили удельных волынских князей и к 1230 году объединили в своих руках Волынь. Таким образом, Даниил и Василько вернули себе половину земель, принадлежавших их отцу. Следующие восемь лет они вели войну за Галицию, которая была оккупирована венграми. В 1238 году Даниил занял Галич, изгнал иностранцев и воссоздал Галицко-Волынское княжество. [17]

Источник: otvet.mail.ru

Эпоха удельных княжеств

Еще на съезде князей в Любече в 1097 г. формальное признание получил принцип вотчины. И именно последующее торжество этого принципа стало одной из причин, по которой удельные княжества одно за другим отпадали от Киева.

Как мы помним, в Любече князья договорились положить конец губительным междоусобным распрям. Ценою мира и согласия между ними явилось взаимное признание наслед­ственных прав на те самые земли, которые каждый из них успел на тот момент завоевать. Но вопрос о Киеве не был, да и не мог быть решен. Древняя столица по-прежнему оста­валась символом верховной власти. Ни один из княжеских родов не мог утвердить свое право «сесть» в Киеве, т. е. гла­венствовать над другими родами.

Покуда некоторые из представителей «старших» княже­ских родов продолжали бороться между собой за Киев, другие князья, и особенно «младшие» по рангу, утратили к этой борьбе всякий интерес. Они понимали, что почти никаких юридических или практических шансов завоевать древнюю столицу у них нет. И вместо того чтобы ловить журавля в небе, они крепко держали синицу в руке: не растрачивая попусту сил в бессмысленных стычках за символы и миражи, вели захватнические войны, направленные на расширение и обогащение собственных вотчин.

Такие настроения среди князей сильно способствовали развитию тех самых областничества и «местного патриотиз­ма», которые стали отличительной чертой позднекиевского периода. Что же касается бояр, то на фоне общего оскудения и распада им все больше приходилось заниматься хозяй­ствованием на своих землях, чтобы добывать средства для безбедного существования. Потому бояре и слышать не хотели об участии в княжеских походах за тридевять земель и вообще все меньше и меньше интересовались «общерус­скими» делами.

Да и какие это дела? Отражение внешнего врага? Но кто этот общий для всей Руси враг? Новгород предлагал грудью встать против тевтонских рыцарей. Полоцк видел главную угрозу Руси в литовцах. Ростов и Суздаль опасались волжских булгар, Галицко-Волынское княжество — венгров и поляков. А Киев призывал князей «всех как один» встать за землю русскую против половцев. Это и понятно: если все не встанут «как один», того и гляди, кто-нибудь впутается в сложные политические игры, вступит в «противоестественные» союзы… И вот уже различные русские княжества оказываются по разные стороны политических барьеров. А некоторые князья умудряются установить со своими нерусскими соседями более прочные отношения, чем с братьями по православной вере.

На севере древний Новгород быстро втягивался в между­народный торговый союз, позднее названный Ганзейским. Организованный лигой северогерманских городов, этот союз позволил наладить оживленную торговлю вдоль всего Балтий­ского побережья. В то самое время, когда торговое значение Киева резко упало, Новгород переживает свой расцвет. Не только во внешних сношениях, но и во внутренних делах новгородцы ориентируются уже не на «общерусские», а на североевропейские стандарты. Уклад новгородской жизни все более напоминает уклад любого другого европейского тор­гового города. И уже не князь и бояре, а купеческая элита диктует законы республиканского по форме политического правления.

Еще один очаг региональной дифференциации быстро возникает на северо-востоке Киевской Руси. Там, «за лесами, за долами», — отчизна великороссов. Там на необозримых и безлюдных просторах «младшие» Рюриковичи основали Рос­товское, Суздальское, Владимирское и Московское княжества. Раньше эти земли принадлежали финским племенам. Восточ­нославянская миграция сюда еще только начиналась, когда Рюриковичи установили здесь свою власть, так что новым поселенцам предлагалось лишь приноравливаться к суще­ствующим порядкам. Быть может, именно по этой причине, в отличие от республиканской вольницы новгородцев, на северо-востоке устанавливается абсолютизм в самой жесткой форме.

Пожалуй, ярчайший пример укрепления самодержавной власти в этом регионе — правление суздальского князя Андрея Боголюбского. Сначала он одним махом покончил с растущей оппозицией суздальских бояр: просто взял и перенес свою столицу во Владимир. Там не было сильных бояр — некому было и перечить князю. Наконец, как мы знаем, в 1169 г. он до основания разрушил Киев: древняя столица Руси тоже казалась ему соперницей его новой столицы.

Все эти подробности впоследствии помогут нам понять причины политических успехов Москвы, бывшей поначалу маленькой крепостью в Северо-Восточном регионе (в летописи впервые упомянута под 1147 г.). Успехи эти во многом объяс­няются тем безудержным стремлением к безграничной само­державной власти, которое будущие московские правители унаследуют от своего предка, Андрея Боголюбского.

Юго-запад Украины: Галичина и Волынь

Наконец, и в пределах нынешней территории Украины, на ее юго-западе, тоже возникает важный очаг региональной дифференциации — Галицкое и Волынское княжества.

Если Киев эпохи расцвета безоговорочно сосредоточивал в своих руках всю силу и мощь огромной державы, то ныне почти вся эта сила отошла к прежним окраинам, к полюсам — северо-восточному и юго-западному. Из всех прежних киев­ских земель, пожалуй, лишь Владимиро-Суздальская да Галицко-Волынская не уступали друг другу в военной мощи.

При этом именно Галицкое и Волынское княжества М. Гру­шевский считал самыми прямыми наследниками полити­ческих и культурных традиций Киева. А другой видный укра­инский историк, С. Томашивский, называл объединенное Галицко-Волынское княжество XIII в. первым бесспорно украинским государством. В самом деле: если рассматри­вать эту объединенную державу на пределе ее могущества, в тех границах, которых ей к этому времени удалось достичь, то окажется, что 90 % ее подданных жили на территории современной Украины.

В то же время эти княжества никогда не теряли своего пограничного значения. Здесь, вдоль бывших западных границ Киевской Руси, проходил этнический рубеж. На нем исстари сходились интересы украинцев и поляков, и отчаянная борьба между двумя этими народами не ослабевала вплоть до сере­дины XX в. На этих землях проходил и важнейший культур­ный рубеж: одни назовут их форпостом католического Запада, другие — православного Востока.

Галицко-Волынское княжество

Галичину — землю в восточных предгорьях Карпат, в вер­ховьях текущего прямо в Черное море Днестра и Прута, впа­дающего в Дунай неподалеку от его устья, — поначалу насе­ляли племена дулебов, тиверцев и белых хорватов. На востоке Галичина граничила с Волынью — лесной холмистой мест­ностью, также населенной дулебами и белыми хорватами. Историческая граница Галичины и Волыни вытянулась на десятки километров. К востоку от Волыни находилось Киев­ское княжество. Так что, в отличие от Галичины, вынужден­ной отражать постоянные набеги воинственных венгров и поляков от своих западных и северных рубежей, Волынь имела лишь одного чужеземного соседа на севере — литовцев. И большой удачей обоих княжеств было то, что горы и холмы, леса и овраги делали их труднодоступными для южных сосе­дей — степных кочевников.

Волынь и особенно Галичина были густо заселены. Через эти земли проходили торговые пути в Западную Европу. В местах важнейших стратегических пересечений этих путей возникали многочисленные города. Кроме того, Галичина была богата соляными месторождениями. А соль — товар ходкий: вся Русь зависела от галицкой соли.

До 980—990 гг., когда Володимир Великий присоединил эти земли к своим владениям, их контролировали поляки. На Волыни Володимир основал город и назвал его своим именем. Со временем Володимир-Волынский стал достойной столицей нового княжества. А в Галичине политический центр пере­местился из Перемышля в город Галич, возникший близ карпатских соляных шахт.

Поначалу Галичина и Волынь были вотчиной киевских князей, а затем перешли к их прямым потомкам. Галичиной правили Ростиславичи — потомки внука Ярослава Мудрого, а Волынью — Мстиславичи, ведущие свое происхождение от сына Володимира Мономаха. И хотя историки для собствен­ного удобства, как правило, рассматривают Галищсо-Волынское княжество как нечто единое, это все же были не только различные, но и не слишком похожие друг на друга полити­ческие образования XII—XIII вв.

Пожалуй, самое впечатляющее различие состояло в приро­де и характере правящей элиты. Галицкие бояре были, несом­ненно, самыми богатыми, могущественными и своенравными боярами на Руси. Влияние их на политическую жизнь Гали- чины было беспредельным. Вот, кстати, и третий вариант развития киевской политической системы: если два первых — республиканский и абсолютистский — типично представлены в судьбах Новгородского и Владимиро-Суздальского кня­жеств, то идеальным образцом олигархического правления (т. е. в данном случае власти боярской знати) можно считать политическое устройство Галичины.

По мнению советских историков, уникальная роль галицких бояр во многом объясняется особенностями их проис­хождения. В отличие от других княжеств, где боярами, как правило, становились княжеские дружинники и их потомки, галицкая аристократия, по всей вероятности, происходила в основном из местной племенной знати. Так что свои имения галицкие бояре получали не от князя, как бояре иных земель, а путем узурпации общинных владений. Очевидно, уже пер­вые Рюриковичи, придя в Галичину, натолкнулись на круговую оборону местной знати, не собиравшейся поступаться собственными интересами.

Некоторые другие историки к этому объяснению прибав­ляют следующее. По крайней мере четыре поколения Рости- славичей, утверждают они, счастливо правили этой страной, и бояре имели предостаточно времени и возможностей для устройства собственных дел. К тому же многие из них торго­вали солью, а это давало немалую прибыль, укрепляя и без того солидное боярское состояние. В итоге богатейшие из галицких бояр так крепко стояли на ногах, что даже могли позволить себе содержать собственные боевые дружины, со­стоявшие из мелких феодалов. Кроме того, Киев был далеко, и великие князья даже в лучшие свои времена не имели особых возможностей для вмешательства в галицкие дела. Зато до Польши и Венгрии рукой подать: там галицкие бояре видели вдохновляющие примеры власти и господства аристо­кратов, туда же в случае чего обращались они за помощью против собственных особо строптивых князей.

В противоположность галицким волынские бояре были более простого пошиба. Большая их часть пришла на Волынь в составе дружин тех князей, назначение или смещение кото­рых целиком зависело от воли Киева. Отсюда, с Волыни, Киев не казался таким далеким, каким представлялся жителям Галичины, и влияние его было гораздо более ощутимым. Волынские бояре, как это и водилось по всей Руси, наделя­лись землями за верную службу князю. Зависимая от княже­ских милостей волынская знать была более лояльной, нежели галицкая. На волынских бояр князья могли положиться. Вот почему, когда дело дошло до объединения двух княжеств, больше шансов на это оказалось не у галицких князей, а имен­но у ВОЛЫНСКИХ.

Галицкие Ростиславичи. Галичина первой из всех кня­жеств, расположенных на территории современной Украины, официально порвала с Киевом. Правдами и неправдами хит­рый князь Володимирко (1124—1153) сумел подчинить себе все галицкие земли. Уже при нем все усилия великих князей киевских как-то повлиять на ход событий в Галичине оказы­вались тщетными.

Ярослава же, сына Володимирка, правившего в 1153—1187 гг., недаром прозвали Осмомыслом. Политический ум и чутье этого безусловно талантливого князя будто и в самом деле восьмикратно превышали политические стандарты эпохи. Опираясь на достижения своего отца, Ярослав расши­рил границы княжества на юг вплоть до устья Днестра, т. е. включил в него и часть территории современной Молдовы.

При нем и в стране царили мир и довольство, и с могучими соседями — венграми, германским Фридрихом I Барбарос­сой — установились отношения доверия и дружбы. А уж о славе и авторитете галицкого князя на Руси нечего и гово­рить — достаточно вспомнить похвалу ему в «Слове о полку Игоревен: «Галицкий Осмомысл Ярослав! Высоко сидишь ты на своем златокованном престоле, подпер горы Венгерские своими железными полками, заступив королю путь, затворив Дунаю ворота, меча тяжести через облака, суды рядя до Дуная. Грозы твои по землям текут, отворяешь Киеву ворота, стреляешь с отчего золотого престола салтанов за землями».

Однако не только галицкий князь, но и галицкие бояре набирали силу. О том, насколько влиятельными стали они при Ярославе, свидетельствует эпизод из биографии этого князя, когда бояре заставили его отречься от своей второй (невен­чанной) жены Анастасии, а потом сожгли ее на костре.

По смерти Ярослава начался беспредел. Сын его Володи­мир (1187—1199), последний из Ростиславичей, по выраже­нию летописца, «думы не любил с мужами своими». Бояре взбунтовались и вынудили своенравного князя искать убежи­ща в Венгрии. Венгерский король Андрей обещал вернуть Володимиру престол, но, придя в Галичину, объявил ее соб­ственной вотчиной. Однако против чужеземцев восстал народ. Володимир помирился с боярами и выгнал венгров вон. К чему же привели все эти годы войн и опустошений? Хотя князь снова сел на престол, он стал более, чем когда-либо прежде, зависим от бояр. Был создан печальный прецедент, который в течение еще полувека. стал типичным: кое-как мирясь с властью сильного князя — объединителя земель, бояре затем предъявляли претензии его более слабому наследнику, тем самым давая повод для чужеземного вмешательства. И снова страна ввергалась в хаос — до появления новой «сильной руки», на короткое время овладевающей ситуацией.

Галицко-Волынские Романовичи. Короткий расцвет Гали­чины убедительно свидетельствовал о растущей роли окраин прежней могучей державы. Зато ее союз с Волынью сулил новые эпохальные перспективы для всей Восточной Европы. Осуществить такой союз на практике сумел волынский князь Роман Мстиславич (1173—1205).

С самой юности этот человек с головой окунулся в поли­тическую борьбу. В то самое время, когда отец Романа, во­лынский князь Мстислав, бился на юге с суздальским князем Андреем Боголюбским за Киев, новгородцы в 1168 г. избрали своим князем самого Романа, прося защитить их от суздаль- ской агрессии на севере. После смерти отца в 1173 г. Роман прежде всего позаботился о том, чтобы заново объединить раз­дробленные, заброшенные отцовские владенья на Волыни. А уже в 1188 г. он получил приглашение на княженье от галицких бояр. Но воспользоваться им в то время помешали ему князья-соперники и враждебные боярские партии. И лишь в 1199 г. он смог вернуться к галицкому вопросу, объединив галицкие земли с волынскими. Таким вот образом на полити­ческой карте Восточной Европы возникло новое мощное поли­тическое образование во главе с энергичным, сильным прави­телем.

Во внутренней политике Роман успешно справился со своей главной задачей — обузданием бояр, не останавливаясь ни перед ссылками, ни перед казнями. «Не убив пчел, не полакомишься медом»,— любил повторять этот князь. Как и в других европейских странах, княжескими союзниками в борь­бе с олигархией выступали горожане и мелкие феодалы.

Однако наибольшую славу Роману принесли его успехи во внешней политике. После объединения Галичины и Волыни он разгромил соперников-суздальцев и в 1203 г. овладел Киевом. Итак, галицкие и волынские, киевские и переяслав­ские — все исторические земли Украины, за исключением черниговских, оказались под единой властью. Мнилось, неда­лек уж день и час, когда заново объединятся все те части Киевской Руси, что ныне составляют территорию Украины. Во всяком случае Роман ближе всех посткиевских князей подошел к этой цели — потому-то современные украинские историки оказывают ему особое внимание.

На юге Роман успешно защищал украинские земли от половцев. На севере он сумел далеко углубиться на террито­рию Польши и Литвы. Впрочем, эта страсть бесконечно рас­ширять свои и без того громадные владения его и погубила. Во время польского похода 1205 г. Роман со своими войсками попал в засаду и был убит. Его «держава» просуществовала всего лишь шесть лет — слишком малый срок для создания стабильного политического образования. И все же современ­ники Романа в ознаменование его выдающихся достижений именовали его «Великим» и даже «повелителем всея Руси».

Вскоре после Романовой смерти страну вновь постигли три вечных несчастья — интриги бояр, княжьи распри, чуже­земное вмешательство. И вновь распались звенья, которые Роман на протяжении всей своей жизни усердно пытался ско­вать в единую цепь.

У Романа остались два совсем еще маленьких сына: Данилу было четыре года, Васильку — два. И хотя мать их Ганна была женщиной волевой, ее, беззащитную вдову, вместе с малыми Романовыми сиротами галицким боярам ничего не стоило прогнать со двора. На их место были приглашены трое Игоревичей — сыновья небезызвестного персонажа «Сло­ва о полку Игореве». Это было ошибкой бояр, которая многим из них стоила жизни. Игоревичи не спешили делиться властью с боярской олигархией и уничтожили пол тысячи бояр, прежде чем последним все-таки удалось прогнать их восвояси. Впо­следствии Игоревичам не поздоровилось: все трое были схва­чены галицкой элитой и повешены.

После этого поведение бояр стало уж и вовсе непредска­зуемым. В 1213 г. они посадили на престол не потомственного князя, а некоего Володислава Кормильчича из своей же братии. Воспользовавшись возмущением, так сказать, «миро­вой общественности» этим неслыханным деянием, правители Венгрии и Польши, якобы защищая права законных князей Данила и Василька, вторглись в Галичину и поделили ее между собой. Вот в каких условиях юным Данилу и Васильку пришлось сызнова начинать «собирание» земель, некогда бывших под властью их отца.

Не было ничего удивительного в том, что Данило вступил в законные права княжения прежде всего на Волыни (в 1221 г.), где и бояре, и народ по-прежнему оставались верны его династии. Но лишь в 1238 г. он смог вернуть себе Галич и часть Галичины. В следующем году Данило присоединил к своим владениям Киев и послал воеводу Дмитра защищать город от монголо-татар. Наконец, после решающей победы под Ярославом в 1245 г. Данило подчинил себе всю Галичину. Таким образом, ему понадобилось 40 лет, чтобы восстано­вить владения своего отца.

Оставив Галичину за собой, Данило отдал Волынь Василь­ку. Несмотря на это, оба княжества продолжали существовать как единое целое под руководством более сильного старшего брата. Подобно своему отцу, Данило стремился заручиться поддержкой горожан и крестьян против боярской знати. Он основал множество городов, в том числе в 1256 г.— Львов, названный в честь Данилова сына Льва. Старые города укреп­лялись, новые заселялись ремесленниками и купцами из Гер­мании, Польши, а также из городов Руси. Кроме того, после падения Киева сюда перебрались большие армянская и еврей­ская общины. Галицкие города были многонациональны со времени их основания, такими они и остались до наших дней. В деревнях же князь пытался защитить крестьян от боярского произвола, направляя туда специальных чиновников. В армии были созданы крестьянские полки.

Главной внешнеполитической проблемой князя Данила оставались монголо-татары. В 1241 г. они насквозь прошли Волынь и Галичину, хоть и не принесли им столь непоправи­мых бед, как другим землям Руси. Однако успехи Романови­чей не оставили монголо-татар равнодушными. Вскоре после победы под Ярославом Данило получил грозный приказ явиться к ханскому двору. Выхода не было — пришлось под­чиниться. В 1246 г. Данило отправился на Волгу, в Сарай-Бату — столицу Батыя. И, можно сказать, визит удался на славу. Князя хорошо встречали и, что гораздо важнее, хорошо провожали: во всяком случае он вышел от хана живым. Впрочем, и выкуп за свою жизнь он дал немалый — призна­ние монгольского владычества. Сам Батый изощрялся в остро­умии, всячески пытаясь унизить князя. Так, подавая ему чашу кислого кумыса, хан заметил: «Привыкай, князь, — теперь ты один из нас».

Тем, впрочем, дело и кончилось. До Волыни и Галичины от ханской столицы — путь неблизкий, так что наводить свои порядки в княжестве Данилы (вроде того, как это делалось в северо-восточных, ближайших к Орде княжествах) хану было затруднительно. И все обязанности галичан и волынян перед новыми повелителями по сути свелись к тому, что во время набегов монголо-татар на Польшу и Литву они плелись в обозе их разудалой конницы. Во всем же прочем влияние Орды в Галичине и на Волыни поначалу было настолько слабым, что Данило даже имел возможность проводить впол­не самостоятельную внешнюю политику, подчас открыто на­правленную на то, чтобы избавиться от унизительной зави­симости.

Установив дружеские отношения с Польшей и Венгрией, Данило обратился к папе Иннокентию IV с просьбой о по­мощи в организации крестового похода славян на монголо- татар. Взамен князь обещал свое согласие на переход всех своих владений под церковную юрисдикцию Рима. Так впер­вые была высказана вслух главная и постоянная проблема всей истории Галичины — проблема отношения западных украинцев к римско-католической церкви.

Вскоре благосклонность Рима к галицкому князю получи­ла официальное подтверждение: папа прислал ему настоящую королевскую корону. И в 1253 г. в Дорогочине на Буге Данило был коронован официальным папским послатшком. Впрочем, галицкого князя интересовали, по-видимому, не столько пап­ские церемонии, сколько реальная помощь Запада в избавле­нии от азиатского ига. Но ее-το как раз и не было — вопреки всем папским обещаниям.

Так и не дождавшись западной подмоги, Данило все-таки уже в следующем, 1254 г., решился двинуть свои войска на Киев, дабы освободить его от монголо-татар, пока их главные силы оставались далеко на востоке. Поначалу галицкому князю сопутствовал успех. И все же удержать Киев ему не удалось. Более того, он жестоко поплатился за свои честолю­бивые замыслы. В 1259 г. огромное монголо-татарское войско Бурундая неожиданно обрушилось на Галичину и Волынь. Поверженные Романовичи были поставлены перед выбором: либо крепостные стены всех городов будут немедленно разоб­раны (и их беззащитные жители попадут в полную зависи­мость от монголо-татар) — либо все они будут безжалостно уничтожены. Скрепя сердце Данило согласился полностью разоружиться перед захватчиками и вынужден был наблю­дать за тем, как разрушались те самые стены, которые он так упорно возводил.

И тем не менее неудачи антимонгольской политики Данила не привели к потере его влияния на западных соседей. Огромен был авторитет галицкого князя в Польше, особенно в Мазо- вецком княжестве. Именно поэтому литовский князь Миндаугас (Мендовг) вынужден был пойти на территориальные уступки галицкому князю в Мазовии — несмотря на то, что как раз в это время Литва начинает свой путь к гегемонии во всем восточноевропейском регионе. Более того, в знак доб­рососедства Миндаугас должен был дать согласие на брак двух своих отпрысков с Даниловыми сыном и дочерью. Никогда еще галицкие князья не играли столь существенной роли в центральноевропейских делах, как при Даниле. Он прекрасно освоил такой важнейший инструмент средневековой внешней политики, как династические браки. Женив с воет о сына Рома­на на принцессе Гертруде — наследнице бабенбергского пре­стола, Данило затем даже попытался (хоть и неудачно) посадить его на трон австрийского герцога.

Умер Данило в 1264 г. Таким образом, его политическая деятельность продолжалась без малого шесть десятилетий. Украинские историки считают его самым выдающимся галицко-волынским правителем. В самом деле, его политические успехи были весьма значительны, особенно если принять во внимание, что условия, к которым он всю свою жизнь был вынужден применяться, никак не способствовали удачному правлению. В самом начале его, борясь за восстановление и расширение отцовских владений, Данило испытал на себе экспансионистские устремления Венгрии и Польши. Сломив мощное сопротивление бояр, он много сделал для того, чтобы социально-экономический и культурный уровень жизни его подданных стал одним из самых высоких в Восточной Европе. Но он не смог осуществить всех своих планов. Ему не удалось ни удержать Киев, ни добиться главной цели — освобождения от монголо-татарского ига. И все же ему почти всегда удава­лось свести влияние Орды к минимуму. Пытаясь отгородиться от Востока, Данило обратился к Западу. Во всей своей после­дующей истории западные украинцы будут действовать по примеру Данила.

Почти целый век после смерти Данила на Волыни и в Галичине не происходило каких-то особых изменений. Галиц­кий престол унаследовал сын Данила Лев (1264—1301), волынский же после смерти Василька достался его сыну Володимиру (1270—1289). Двоюродные братья продолжали управлять своими землями так, как правили их отцы: энер­гичный, деятельный Лев был постоянно втянут в политические конфликты — скромный Володимир оставался в тени.

Когда в Венгрии умер последний правитель из династии Арпадов, Лев захватил Закарпатскую Русь, тем самым создав прецедент для будущих претензий Украины на западные склоны Карпат. Польша, ставшая ареной междоусобных войн, также была важным объектом приложения недюжин­ных сил Льва: одно время он даже добивался трона польских королей в Кракове. Поскольку в конце XIII — начале XIV в. западные соседи Галицко-Волынской земли были временно ослаблены, оба княжества, несмотря на агрессивность Льва, жили относительно спокойно.

Иногда, правда, возникала некоторая напряженность в отношениях между самими кузенами, ибо, как уже было сказано, Володимир составлял полную противоположность Льву. Не проявляя активности ни на военном, ни на диплома­тическом поприще, он весь отдался мирным делам: строил города, замки, церкви. Галицко-Волынская летопись изобра­жает Володимира как «великого книжника и философа». Чтение и переписывание древних рукописных книг было его любимым занятием. Смерть Володимира в 1289 г. сильно опечалила не только его подданных, но в равной мере и исто­риков Украины, поскольку эти последние усматривают опреде­ленную связь между кончиной князя и прекращением Галицко- Волынской летописи, внезапно обрывающейся на этом печаль­ном событии. О том же, что происходило на Волыни и в Гали- чине в последние десятилетия их независимости — между 1289 и 1340 гг., нам практически ничего не известно, если не считать нескольких разрозненных и случайных эпизодов.

Так, мы знаем, что после смерти Льва сын его Юрий одновременно правил и в Галичине, и на Волыни. Очевидно, это был сильный князь, ибо, как указывают летописцы сосед­них стран, при нем его подданные жили мирно и «процветали в богатстве и славе». Положение Юрия было настолько прочным и солидным, что позволяло ему провозгласить себя «королем Руси». Событие, происшедшее в 1303 г., также убедительно свидетельствует о его авторитете. Недовольный решением киевского митрополита о переносе митрополии на северо-восток, в столицу Владимирского княжества, Юрий добился от Константинополя разрешения на создание отдель­ной митрополии в Галичине.

Последними из Романовичей были сыновья Юрия Андрий и Лев. Они вместе управляли Галицко-Волынским княжест­вом. Озабоченные растущей силой соседней Литвы, они заклю­чили союз с немецкими рыцарями Тевтонского ордена. С монголо-татарами же братья держались независимо и даже враж­дебно. Есть основания предполагать, что именно в битвах с ними они и погибли.

В 1323 г. умер последний князь местной династии, и галицко-волынская знать два года спустя выбрала себе в князья Болеслава Мазовецкого, польского кузена Романовичей. Изменив имя на Юрий и приняв православие, новый князь ни в чем не отступился от политики его предшественников. Несмотря на свое польское происхождение, он пытался отво­евать галицко-волынские земли, захваченные поляками, а так­же подтвердил союз с тевтонцами против литовцев. Во вну­тренних делах Юрий-Болеслав продолжал поддерживать города и стремился расширить свои полномочия. Все это, очевидно, привело к конфликту князя с боярами, которые в 1340 г. отравили его — якобы за то, что он окружил себя иностранцами и хотел ввести католицизм. Так Галичина и Волынь лишились своего последнего князя, причем по вине собственной знати. Отныне западные украинцы долгие века будут жить под чужеземным владычеством.

На протяжении ста лет после падения Киева Галицко-Волынское княжество служило опорой украинской государ­ственности — в том смысле, что не только наследовало поли­тическую роль и политический уклад Киевской Руси, но и препятствовало поглощению западноукраинских земель Поль­шей. Таким образом, жители этих земель — украинцы или, как их тогда называли, русины — в переломный момент своей истории сохранили чувство культурной и политической общ­ности. И это чувство украинцев будет иметь решающее зна­чение для выживания их как отдельного национального обра­зования в те трудные времена, которые еще только начи­нались.

Орест Субтельный

Из книги «История Украины», 1994

Источник: secrethistory.su

Помощничек
Главная | Обратная связь

Археология
Архитектура
Астрономия
Аудит
Биология
Ботаника
Бухгалтерский учёт
Войное дело
Генетика
География
Геология
Дизайн
Искусство
История
Кино
Кулинария
Культура
Литература
Математика
Медицина
Металлургия
Мифология
Музыка
Психология
Религия
Спорт
Строительство
Техника
Транспорт
Туризм
Усадьба
Физика
Фотография
Химия
Экология
Электричество
Электроника
Энергетика

Галицко-Волынская земля находилась на территории Прикарпатья, по берегам Буга. Здесь была плодородная чернозёмная почва, а значит, процветало земледелие. Боярские вотчины в этой части Руси появились рано. Они стали такими же мощными, как и княжеские земельные владения. В этих краях были и соляные месторождения. Добыча соли тоже влияла на развитие экономики этого региона.

От Киевской земли в первой трети XII в. началось явное отделение Волыни, центром которой был Владимир-Волынский, и она переходила от одного князя к другому. Галицкая земля стала независимой от Киева в середине XII в. Своего могущества она достигла при Ярославе Осмомысле (1152-1187) — потомке Владимира Мономаха. В древних источниках упоминается, что Ярослав был необыкновенно красив и храбр, отличался воинственностью. Он пытался установить крепкую княжескую власть. Но он во многом зависел от богатейших в тех землях бояр. Они считали возможным даже вмешиваться в его семейную жизнь, которая была довольно сложной.

Ярослав был женат на дочери Юрия Долгорукого Ольге и имел от неё сына Владимира (1151-1198). Но любил он другую женщину по имени Настасья, которая родила ему сына Олега. Княгиня Ольга Юрьевна, узнав о сопернице, бежала вместе с Владимиром от мужа за пределы княжества. Ярослав попытался сделать своим наследником Олега. Современники его называли Олег Настасьич. Но бояре изгнали Олега (по некоторым сведениям, даже заточили в тюрьму), а его мать, несчастную Настасью, как ведьму, сожгли на костре. Ярослава заставили помириться с законной женой.

Сыну Ярослава от княгини Ольги, Владимиру, естественно, трудно было поддерживать нормальные семейные отношения. Он не однажды при жизни отца покидал Галич. Чем были вызваны его поступки? Обида за мать? Пересуды за спиной отца? Желание понять происходящее на расстоянии? Или просто жажда увидеть другие земли, познать другой мир? Он родился в семье, где иметь высокое по тем временам образование стало традицией. Естественно, это не могло не отразиться на его воспитании. Значит, он читал книги. А кроме книг расширить кругозор могут и путешествия. Но тогда к «туризму» относились неоднозначно. Сын князя практически превращался в бродягу. Он побывал в Польше, на Волыни; поговаривали, что просил там убежища и помощи у многих своих родственников. Но поддержки от них он не получил. Очевидно, его отца Ярослава всё же побаивались. Владимиру дал приют глава небольшой Новгород-Северской земли князь Игорь Святославич, который был женат на его сестре. Он же и помирил сына с отцом. Игорь Святославич (1152-1202) — тот самый князь, который известен по литературному произведению XII в. «Слово о полку Игореве». Он оставил память о себе в истории как активный участник междоусобных войн, но в данном случае он выступал в роли миротворца. Очевидно, Владимир был Игорю симпатичен. Сестру его он любил, да и тестя уважал, несмотря на сложности в его личной жизни. А может, сестра Владимира — Ярославна, как называлась она в «Слове», — также активно способствовала этому примирению.

После смерти Ярослава бояре, вопреки его завещанию, признали князем не Олега Настасьича, а его сына от законной жены — Владимира, которому Ярослав оставил Перемышль. Но Владимир не проявлял чувства благодарности по отношению к боярам. Более того, он пренебрегал их советами. Это, очевидно, и вызывало негодование бояр, хотя нашлись и другие причины неприязни к Владимиру Ярославичу. Стали говорить, что видели не однажды его — князя (I) — пьяным. Но ещё более эксцентричный поступок князя переполнил чашу терпения бояр. Владимир решил жениться на попадье, отбив её у законного мужа. Вызов был брошен не только традициям семейной жизни православного человека, хотя и его отец нарушал их. Но на этот раз была задета честь священнослужителя, что шокировало чувства верующих христиан. Владимир был изгнан боярами из княжества.

Этой ситуацией тут же воспользовались западные соседи. Венгерский король посадил на галицкий стол своего сына Андрея. А Владимир оказался в венгерской тюрьме. Он был посажен в высокую башню, но совершил побег, спустившись на землю на связанных полотнищах изрезанного шатра. Владимир бежал ко двору германского императора Фридриха Барбароссы, но потом всё же вернулся на родину. Он добился галицкого стола и княжил десять лет — до самой кончины. Об экстравагантных поступках этого периода жизни князя Владимира Ярославича сведений не сохранилось. Но современный украинский историк Л. Ё. Мохновец, детально изучив жизнь галицкого князя Владимира, выдвинул предположение, что, возможно, он и является автором знаменитого произведения «Слово о полку Иго-реве», литературным героем которого сделал своего родственника князя Игоря, к которому питал добрые чувства{92}.

После смерти Владимира Ярославича галицким князем был провозглашён Роман Мстиславич (?-1205), для правления которого характерны его борьба с боярством и активная внешняя политика. Он в 1199 г. и объединил большую часть Владимиро-Волынской земли и Галицкое княжество. Появилось одно из самых крупных русских княжеств, соперничавшее с Киевом. Князь Роман, заняв Киев, принял титул великого князя. Он сумел подавить усобицы бояр, установил мир с Венгрией. При нём были добрые отношения с Византией. Князь Роман Мстиславич вёл активную внешнюю политику, участвовал в боях и погиб в сражении на берегу Вислы. После его смерти начинается период феодальных смут, продолжавшихся почти сорок лет. Преследуя собственные цели, в них примут участие Польша и Венгрия.

Наследнику великого князя Романа Мстиславича, его сыну Даниилу (1201-1264), в год смерти отца было всего четыре года. Он, естественно, был тогда не в силах остановить начавшуюся борьбу за власть между княжеско-боярскими кланами. На некоторое время князем стал даже боярин — Володислав Кормиличич. Такого ещё не было на Русской земле — полное нарушение обычаев предков. Началась усобица, а значит, дробилось Галицко-Волынское княжество. В княжеско-боярские усобицы активно вмешались половцы, поляки, венгры. Начались грабежи, убийства, уводы в рабство русского населения.

А в это время подрастал Даниил Романович. Когда-то четырёхлетним мальчиком он со своей матерью Анной был изгнан из Галича. Детство и юность Даниила прошли в Польше, Венгрии у его родственников-королей. Когда Даниилу исполнилось десять лет, его пригласили на галицкий стол, но ему с матерью снова пришлось бежать, так как бояре не нашли общего языка с Анной. Видно, активно проявляла свою волю вдова великого князя Романа Мстиславича. Но вскоре Даниил вернулся и княжил в Тихомле и Перемышле, а затем и во Владимире-Волынском. В 20-30-х гг. XIII в. Даниил был активен в русской внешней политике. Известно, что он стал одним из участников первой битвы русских с монголо-татарами на Калке (1223) — бесстрашно сражался и был там ранен. Его дружина выстояла в борьбе с татарами. Большая часть её сохранилась и отступала по всем правилам военной науки тех времён. Никто из его дружины не попал в плен.

В 30-е гг. он вернул себе Галицию с помощью западных связей. Но за это ему пришлось стать союзником католических стран. Он даже принимал участие на стороне папы Римского в борьбе против германского императора Фридриха Н Гогенштауфена.

В 1230 г. Даниил Романович становится галицким князем. Но через два года венгры захватили Галич. На время с помощью галичан он возвращает его себе, но вскоре снова будет вынужден покинуть эту землю. В 1238 г. Даниил всё же присоединит Галич к Волыни. Он, по праву старшего в роду Рюриковичей, займёт киевский стол, но посадит там своего наместника. Эго было перед самым нашествием Батыя на киевские земли. Вскоре Киев будет взят и разорён монголо-татарами. Даниил был в это время в Польше и возвратился на Русь лишь после ухода орд Батыя. До конца жизни он княжил в Галиче, на Волыни.

Даниил был женат на дочери Мстислава Мстиславича Удалого. Значит, его сыновья, княжившие в отдельных уделах некогда единого Галицко-Волынского княжества, являлись двоюродными братьями Александра Невского: ведь его отец тоже был женат на дочери Мстислава Удалого. Но как политики князья Даниил и Александр единомышленниками не были, более того — они диаметрально противоположны. И тому, и другому Рим предлагал поддержку в борьбе против Золотой Орды, если они дадут возможность распространять католицизм на Руси. Александр предпочёл по возможности мирные, дипломатические отношения с ханами Золотой Орды — единственную реальную политику в тех условиях, дававшую возможность выжить русскому государству. Угроза со стороны крестоносцев была не менее опасна для Руси, чем монгольские завоевательные походы. Экспансия католиков тоже сопровождалась огнём и мечом, а главное, не давала возможности побеждённым сохранить историческую перспективу независимости, национальную культуру (православных крестоносцы тоже считали «язычниками»). Веротерпимость ханов Золотой Орды стала одной из причин умеренной по отношению к монголам политики князя Александра, хотя не все современники её одобряли. Но Русская православная церковь смогла верно понять и оценить волю этого незаурядного политика в сложный период русской истории.

Князь Даниил дал согласие Риму на распространение католицизма на подвластной ему территории Руси, но обещанной поддержки в борьбе с монголами не получил. В 1240-42 гг. Даниил пытался организовать коалицию восточноевропейских государей (Галицко-Волынского королевства, Польши, Венгрии, Чехии, Силезии). Но их монархи постепенно отказались от этой затеи русского князя. А может, с самого её зарождения не собирались в ней участвовать. Тем более что в это время осуществлялись литовские набеги на Волынь.

Известно, что Даниил был коронован (по одним сведениям, в 1253, по другим — в 1255 г.). И называли его Даниэль, король Галиции и Лодомерии. Сам он всё же католичества не принял, но значительная часть населения княжества, главным образом его боярская верхушка, были окатоличены. К середине XIV в. преемники Даниила Романовича не смогли остановить распад Галицко-Волынского княжества. Волынь оказалась в руках Литвы, а Галиция была захвачена Польшей. Даниил Романович фактически был последним князем Киевской Руси.

Замечание эмигрантского русского учёного Г. В. Вернадского интересно тем, что совпадает с мнением учёных внутри России: «Столкнувшись с дилеммой войны на два фронта, два русских князя в тринадцатом столетии каждый по-своему испытал противоположные политические курсы. На Западной Украине князь Даниил Галицкий обратился за помощью к Западу и проиграл. В Восточной Руси князь Александр Невский принял сюзеренитет от монголов, с тем, чтобы освободить руки по отношению к Западу, и выиграл».

РУСЬ В XIV-XVI ВЕКАХ

Прав был русский философ И. А. Ильин, когда утверждал: «Вся история России есть борьба между центростремительным, создающим тяготением и центробежным, разлагающим: между жертвенной, дисциплинирующей государственностью и индивидуализирующимся, анархическим инстинктом. Центробежная тяга в известном смысле тоже служила государству, заселяя окраины, отстаивая их от вторжений и постепенно поддаваясь государственно-воспитывающему влиянию Москвы… Однако было бы нелепо думать, что историческая Россия строилась больше всего принуждением, страхом и казнью. Государство вообще держится инстинктом национального самосохранения и правосознания граждан, их полусознательной лояльностью, их чувством долга, их патриотизмом».

Главной национальной задачей XIV-XV вв. являлось освобождение от золотоордынской зависимости. Объединение русских земель, национальная независимость, экономическое развитие зависели от решения главной задачи, В XVI в. уже идёт процесс укрепления и расширения единого централизованного государства.

Источник: studopedya.ru

Войско Галицко-Волынского княжества

Князья галицко волынского княжества список
Галицкий боярин начала XIII века в западноевропейском вооружении с византийским шлемом.

Войско Галицко-Волынского княжества — вооруженные силы Галицко-Волынского княжества, которые должны были защищать суверенитет и территориальную целостность государства, обеспечивать правопорядок внутри княжества и проводить захватнические нападения на соседние территории. 

ИсторияКнязья галицко волынского княжества список» class=»alignleft» />Править

Галицко-Волынское государство образовалась в конце XII века в результате слияния Галицкой и Волынской земель. Она протянулась от Днестровско-Дунайского Причерноморья на юге до Полоцкой и Литовской земель на севере, на западе граничила с Венгрией и Польшей, а на востоке — с Киевским княжеством и половецкой степью.

Этот край отличается мягким климатом, плодородными почвами, многочисленными реками, лесными массивами и степными просторами, что создавало благоприятные условия для развития пахотного земледелия, скотоводства и различных промыслов. Здесь сравнительно рано возникло и достигло развития феодальное княжеское и боярское землевладение. Быстрее, чем в других русских княжествах, развилось ремесло, военное дело, увеличилось число городов. По территории княжества пролегал второй торговый путь из Балтийского в Черное море — по Висле, Западному Бугу и Днестру, проходили также сухопутные торговые пути из Руси в страны Центральной Европы.

К середине XII века Галицкая земля была разделена на несколько княжеств. В 1141 Перемышльский князь Владимирко, сын Володаря Ростиславовича, объединил эти княжества и перенес свою столицу в Галич. Расцвета и могущества Галицкое княжество достигло при сыне Владимира — Ярославе Осмомысле (1153 — 1187 гг.), великом государственном деятеле того времени. Он поднял международный престиж своего княжества. В «Слове о полку Игореве» возвышается могущество Ярослава Осмомысла:

Волынская земля с центром во Владимире-Волынском долгое время переходила от одного князя к другому. В середине XII в. Владимиро-Волынское княжество досталось внуку Мономаха Изяславу Мстиславовичу, который стал основателем княжеской династии. В 1199 году его внук Роман Мстиславович сумел объединить в одно княжество Галицкое и Владимиро-Волынское княжества. В 1202 году ему удалось подчинить себе и Киев.

После смерти Романа Мстиславича Юго-Западная Русь временно потеряла свое политическое единство и распалась на ряд небольших уделов. Успешная освободительная борьба против венгерских и польских феодалов способствовала установлению и укреплению княжеской власти. В 1234 году Даниил Романович при поддержке городов занял Галич, а в 1239 — Киев. В 1245 году в битве у города Ярослава он разбил объединенные силы Венгрии, Польши, галицких бояр и вновь объединил всю Юго-Западную Русь.

Simkin2

Даниил Галицкий принимает послов.

В 1243 году Даниил дважды осаждал Люблин. В походе 1244 года Даниил взял штурмом замок в Люблине и подчинил себе Люблинская землю. Чтобы поддержать австрийскую кандидатуру сына, Даниил вместе с Болеславом Краковским ходил походом против чехов на Силезию и их войска заняли Опаву. В 1240 — 1250 гг. Даниил провел наступление на северной границе своего княжества — против литовских племен и покорил волости в Белой Руси. Он также распространяет свои владения на Турово — Пинское княжество.

В 1254 году Даниил Галицкий выводит свое войско на битву против татарского воеводы Куремсы и наносит ему поражение. Позже с татарами успешно воюет сын Даниила Лев. Он присоединяет к княжеству часть Закарпатья. Долгое время с Литвой и ордынцами воевал Андрей и Лев. 

800-let-galicko-volynskomu-knyajestvu-pochtovaya-marka shtanko aleksey 1370983325

Марка в честь 800-летия Галицко-Волынского государства.

В период монголо-татарского порабощения Галицко-Волынское государство было наиболее организованным княжеством в Восточной Европе. Волынь и Галичина стали защитой для населения, сбежавшего из-под татарского ига. Татары не смогли так разрушить Галицко-Волынское княжество, как они это сделали с Надднепрянскими княжествами. Одновременно Галицко-Волынское княжество было «непреодолимым щитом», который защищал Польшу и другие западные страны от татарской агрессии.

Галицко-Волынское государство сыграла значительную роль в истории Украины, ее следует рассматривать как наследницу Киевской Руси, потому что она в течение почти полтораста лет (1199 — 1340 гг.) возродила и пополнила государственные и культурные традиции Руси, служила опорой украинской государственности. Могущество Галицко-Волынского государства определялась прежде всего ее вооруженными силами.

ОрганизацияКнязья галицко волынского княжества список» class=»alignleft» />Править

Alek21

Внешний вид князя/воеводы.

Войско Галицко-Волынского княжества было организовано по примеру традиционного русского, но отличалась некоторой местной спецификой. Оно состояло из двух главных частей — «дружины» и «воев».

Дружина служила основой княжеского войска и формировалась из подразделений бояр. Принадлежность к дружине являлась родовым правом бояр. Князь давал боярам земли и ряд привилегий, а за то они имели обязанность выполнять военную службу, которая заключалась преимущественно в участии в военных походах князя. Принадлежность к дружине была наследственным правом бояр. С летописей нам известны целые династии бояр, из рода в род занимавшие высшие государственные должности и которые являлись членами княжеской дружины. В войске Василька Романовича были бояре Вячеслав Толстый, Мирослав, Воротислав, Демьян и «многие другие бояре». «Большие» бояре были обязаны выступать в поход лично с определённым количеством конницы и своими подданными, количество которых могло достигать тысячи человек. Так, например, галицкий боярин Володислав Кормильчич имел свое наемное войско. От простых бояр требовалось прибыть на позиции только в сопровождении двух воинов — тяжеловооружённого «оружника» и лучника-стрельца.

Людям, которые не принадлежали к боярскому сословию, доступ к дружине был закрыт. Только за очень большие заслуги человека из низшего сословия могли принять в ряды дружины. Главной обязанностью членов дружины была верность князю. Боярин должен был появляться на каждый призыв князя. В некоторых случаях бояре составляли князю присягу на верность. Галицкие князья строго наказывали непослушных бояр. Когда боярин предавал князя, то отвечал за эту измену имуществом и своим лицом. Наименьшим наказанием было изгнание за границу государства. Так, Роман Мстиславович прогнал из Галичины бояр Кормильчичей, из-за того, что те затеяли бунт против князя. Даниил наказал изгнанием мятежного боярина Жирослава. После боя под Перемышлем в 1242 Даниил наказал на горло боярина Владислава. Польский летописец Кадлубек описывает, как Роман «забирал поместья боярские, самых бояр убивал, мучил».

Alek22

Тяжеловооружённый знатный конный копейщик (представитель старшей дружины, 1 линия боевого построения).

Княжеская дружина разделялась на старшую и младшую. Старшая дружина называлась первая, лучшая, большая, или — большие бояре. Принадлежали к ней представители могущественных боярских родов, крупные землевладельцы. Имели в своих руках высшие должности в правительстве. Они заседали в княжеской раде. Прежде всего, к ним принадлежало наиболее влиятельное правительство тысяцкого. Князь должен был советоваться с ними в каждом деле. Младшая дружина — отроки, датские, боярские дети или просто молодежь. Это была рыцарская молодежь, происходившая из боярских родов. В княжеской дружине она готовилась к военной службе. Во время боя они занимались лошадьми дружины. Отроки готовились к бою под присмотром князей, а более опытные из них участвовали в легких походах, в слежках и разъездах.

Другим формированием Галицко-Волынского войска были вои — народное ополчение, которое формировались из «простых людей» — мещан и селян; их использовали лишь в чрезвычайных ситуациях. На врага должен был идти каждый ополченец, невзирая на то, имел ли он соответствующее оружие или нет. В случае опасности князь был обязан давать воинам оружие со своих складов. Начиная борьбу против венгерских войск, которые захватили Галич в 1230 году, Даниил призвал все ополчения: «собрал Галицкую землю … и собрал от Бирки до реки Ушице и Прута, и окружил (Галич) тяжелой силой. В 1245 году Ростислав Михайлович шел в поход на Ярослав, «собрав многих туземцев».

210709 Cherniye klobuki

Черные клобуки.

Часто князья Галицко-Волынского государства пользовались помощью степных орд — преимущественно половцев. Они имели общее название черных клобуков, половцев. Принадлежали к ним различные племена: берендеи, или берендичи, ковуи, каспичи, турпии, половцы. У них были свои старшины, которых тоже звали князьями. Благодаря половецкой помощи в 1099 году Ростиславичи победили венгров под Перемышлем, позже полки половцев оказывали помощь Угоровичам, Мстиславу Мстиславовичу, а также Даниилу Галицкому.

При такой организации вооруженных сил князь был зависим от доброй воли бояр или степных орд. Имея собственное войско, «большие» бояре неоднократно восставали против князя. В 1231 г. все галицкие бояре отказываются от послушания князю. Когда Даниил однажды перед походом созвал вече, на совещание пришло 18 верных «отроков», младших бояр. Иностранным отрядам не всегда можно было доверять, они не раз разрушали земли князей, которым приходили на помощь: так, в 1236 году половецкие союзники ограбили Галицкую землю.

Чтобы не быть зависимыми ни от бояр, ни от иностранцев, князья начали организовывать свое собственное войско. Частично эту потребность обеспечивали иностранные наемные отряды. Князь мог принять в свою дружину бояр из других земель. В основном это были венгры или половцы, которые нанимались на службу к князю чаще небольшим отрядом во главе со своим воеводой. Эти изменения в организации войска провел прежде всего Даниил Романович. Ведя долголетнюю борьбу против засилья галицких бояр и защищая свое княжество от нападений ордынцев, Даниил уделял особое внимание улучшению военного дела. Новое войско было княжеским войском. В походах Даниила 1240-х годов нет упоминаний о боярских полках. Всем войском распоряжался сам князь.

Alek23

Средневооруженный конный копейщик (2 линия боевого построения).

Князья считали своим долгом заботиться о благосостоянии и выгоды войска. На содержание войска шли различные государственные доходы. Порой назначали денежный налог. Княжеская дружина получала на содержание даже целые города и земли. С доходов города и всей округи содержались и князь, и вся дружина. Когда Даниил в 1234 году занял Галич, он «принял землю Галицкую и раздал города боярам и воеводам, наживы было в них много». Участники походов получали от князя жалование, но прежде всего войско имело право на военную добычу, что больше привлекало население к участию в военных походах. Позже в Галичине военную службу начали неразрывно связывать с обладанием земли. Кто ходил на войну, тот имел право на земельный надел. Князь мог наказать непокорного дружинника тем, что отбирал его землю. Доходы от прикарпатских солеварен князь Василько назначал на плату оружникам.

Все войско Галицко-Волынского государства разделялось на тяжеловооруженных «оружников» и легковооруженных «стрельцов», причем и те, и другие могли быть как пешими, так и конными. Сначала пехота образовывала главное войско. Она вела борьбу чаще всего под охраной города. В дальнейших походах пехота редко участвовала. Возрастает роль пехоты в Галицко-Волынском государстве в XIII веке. Тогда были созданы большие отряды пеших войск. Пехота была под особой опекой князей. Эта пехота состояла из крестьян и мещан. Но это были не слабо вооруженные вои, как в предыдущих веках, а сильная, хорошо вооружена единица. Об этом свидетельствуют слова из летописи 1231 года: на укреплениях города Владимира «стояли оружники, блестели щиты и оружники были подобными солнцу».

Конница по своему вооружению и тактической задаче делилась на тяжелую и легкую. Тяжеловооруженная конница — это оружники в тяжелой броне, в шлемах, со щитами и копьями или мечами. К легкой коннице принадлежали стрелки, без тяжелого оружия, с луками. Также в состав стрелков входили степняки.

Организационно войско делилось на полки по 100 — 200 человек в каждом. Они, в свою очередь, делились на знамена, или заступы. Эти подразделения имели свои боевые знамена, барабаны, трубы. Князь Даниил Галицкий постоянно совершенствовал организацию своего войска. Проведенная им реорганизация в армии способствовала введению прочного единоначалия, более четкого распределения войска на оружников и стрельцов, города делились на сотни и улицы, которые выставляли определенное количество воинов. Войско стало более подвижным и маневренным, оно осуществляло марши на большие расстояния. Численность Галицко-Волынского войска иногда достигала 50 000 человек.

ВооружениеКнязья галицко волынского княжества список» class=»alignleft» />Править

Alek24

Легковооружённый конный лучник (представитель младшей дружины).

Как и в Киевской Руси, оружие войска Галицко-Волынского государства можно разделить на оборонительное и наступательное. К оборонительному вооружению принадлежали броня (панцирь), шлем и щит. К наступательному оружию относят копье, сулицу, рогатину, меч, саблю, чекан, облегчённый лук-рожанец. Почти все оружие было собственного производства. Пехота была вооружена мечами и копьями, а для защиты имела металлические панцири, шлемы и щиты. Стрельцы были вооружены луками и саблями. Если они были на лошадях, то представляли собой легкую конницу.

Мечи, наиболее широко распространённый вид клинкового оружия этого периода, имеют обычный для Европы облик: чаще всего близкие к позднероманскому типу, с узким долом, длинным прямым либо чуть изогнутым перекрестьем. Появляются полуторные рукояти. Чаще всего навершие имело линзовидную форму, однако правилом это не было.

Что касается сабель, то этот вид клинкового оружия распространён значительно менее, чем в последующий период. Сабли XIII века в основном были около 110 см длиной и не слишком сильно, равномерно выгнутыми.

В большом количестве имелись пехотные ножи. Основным ударным оружием остаются булавы. Шестопёры пока что применяются крайне редко.

Боевые топоры — один из наиболее распространённых и излюбленных русскими воинами видов оружия до XII в. В основном они имеют довольно узкое лезвие трапециевидной формы.

Alek25

Пеший тяжеловооружённый копейщик.

Копья используются чаще всего с нешироким гранёным остриём, всадники могли применять узкую гранёную пику с остриём квадратным в сечении. Для пешего боя применялась рогатина — копьё с листовидным остриём длиной до полуметра и относительно коротким толстым древком. В ходу были и лёгкие метательные копья — сулицы.

Важную роль играло оружие дистанционного боя — луки и арбалеты или самострелы. О арбалетах известно довольно мало, однако можно предположить, что они ничем принципиально не отличались от европейских. Луки были композитные, они склеивались из нескольких деталей, а именно рукояти, плечей и рогов, которые также склеивались из слоёв дерева, рога и варёных сухожилий. После склейки лук обматывался берестяной лентой, предварительно проваренной в олифе. Лук хранился в кожаном налучье. Стрелы — в кожаном или берестяном колчане — длинном коробе. Стрелы имели как узкие гранёные, так и широкие наконечники. Налучье и колчан часто расписывались или украшались аппликацией.

Шлемы в XIII веке имеют сфероконическую форму, от низких сфероконусов до высоких, в том числе и с остриём. Навершие часто увенчивается шариком. Наиболее употребительны цельнотянутые шлемы, однако по всей вероятности, были в обиходе и клёпаные, чаще всего четырехчастевые. Опять же, если судить по изображениям, шлемы часто раскрашивались, у знати — золотились, что придавало им не только нарядный вид, но и предохраняло от ржавчины. У знатных воинов не были редкостью и шлемы с личинами — коваными масками, воспроизводившими человеческое лицо, хотя наиболее распространены были наносники и полумаски.

В середине XIII века наиболее широко используется кольчужная бармица, однако вполне возможны варианты её пластинчатого усиления, в том числе возможны и бармицы чисто чешуйчатые. Кроме того, бармица могла быть стёганой.

Как и в Европе, популярностью пользуется кольчужный доспех. Кольчуга весит от 5 до 10 кг, длина её сильно варьируется, от короткой, едва прикрывающей пах, до довольно длинной. Кольца кольчуги из круглой в сечении проволоки обязательно склепывались и сваривались: одно клёпаное кольцо скрепляло четыре сварных. Кольчуги используются как местного производства, так и привозные западноевропейские с длинными рукавами и кольчужным капюшоном, не редко это просто трофейные.

Alek26

Пеший арбалетчик.

Часто поверх кольчуги или сам по себе носится пластинчатый доспех. XIII век — период его интенсивного развития, собственно, и появление самого термина «доспех» можно достаточно уверенно отнести к этому периоду.

Наиболее часто используются ламеллярные панцири из пластин, соединённых между собой ремешками или шнурами. Часто употребляются различные виды пластинчато-нашивных доспехов, наиболее характерным из которых был доспех чешуйчатый, где находившие друг на друга пластины нашивались или наклёпывались на основу из тонкой кожи или ткани. По форме такой доспех близок к кирасе, иногда с оплечьями.

На груди предположительно с этого периода начинает носиться и отдельная круглая металлическая пластина — зерцало, иногда такие пластины были парными — на груди и на спине. Крепились зерцала обычно на ремнях. Как правило, полировались.

Довольно часто употреблялся и набивной доспех. Обычно он шился из плотного льна, часто верхний слой был кожаный. Крой такого доспеха был весьма разнообразен, от кирасы до подобия кафтана. Чаще всего набивной кафтан, подобие европейского гамбизона, носился и под доспехом.

Активно используются и различные форм защиты ног — кольчужные чулки, стальные наголенники, возможны и пластинчатые чулки и наголенники — ламеллярные и чешуйчатые. Применялись также и наколенники — чаще всего просто выбитые пластины, иногда они фиксировались на короткой стёганой штанине набедренике, крепившейся к поясу на ремешках, подобно кольчужным чулкам.

Русские щиты этой эпохи отличаются разнообразием. Как правило, они треугольные или каплевидные, значительно реже — круглые. XIII в. стал веком, когда миндалевидный или каплевидный щит постепенно вытеснялся треугольным. Ширина щита конного воина обычно не превышала 50 сантиметров: со щитом большей ширины управлять лошадью крайне неудобно. Щиты обычно украшались росписью, нередко с двух сторон. Изготавливались они из дощечек, которые покрывались холстом или кожей. Судя по всему, в XIII в. со щитов пропадает умбон и отсутствует оковка по краям.

При штурме укреплений использовались инженерные устройства — тараны, пороки (катапульты). Также известно об артиллерии с «сосудами ратными и градными».

Владимир-Волынский

Владимир-Волынское городище.

Одновременно с новой организацией вооруженных сил в XIII веке происходило также улучшение фортификационных сооружений. Большое значение в военном деле играли города. Большинство из них располагалась на стратегических дорогах. Городища, то есть замки раннего периода, состояли в основном из земляных валов или из деревянных срубов, заполненных землей, с которыми были соединены деревянные городницы, связанные мосты и т.п. Но деревянные «городища» оказались слабыми против орды. Даниил начал строить более прочные укрепления — каменные. Наиболее распространенным типом каменного сооружения стал «столб», то есть башня, построенная из камня и кирпича. В летописи находиться упоминание о мощных укреплениях Владимира, которым удивлялся венгерский король Бела: «Такого городища не нашел я и в германских странах». Подобным образом были построены укрепления Холма, Каменца, Данилова, которыми татары не решались овладевать.

ТактикаКнязья галицко волынского княжества список» class=»alignleft» />Править

Image202

Галицкий тяжеловооруженный всадник.

Тактика Галицко-Волынского войска была новаторской. Интересной была схема построения битвы. Вся она будто бы делилась на две части: начальный бой (завязка боя) легкой конницы и пеших стрельцов и главный удар тяжеловооруженных полков. Действия оружников и стрельцов были тесно координированы в бою. Стрельцы создавали не только передние полки войска, но также становились на крыльях оружников, защищая их с флангов. Галицко-Волынские князья начали с успехом применять и новую тактику истощения врага постоянными маневрами.

Также успешно применялась тактика одновременного наступления стрелков и копейщиков. Впервые так сделал Даниил Галицкий в 1215 году. Чтобы сохранять стрелков в бою, он рядом с каждым из них поставил копейщика. Теперь стрелки получили возможность подходить к врагу почти вплотную и расстреливать его под прикрытием полка своих копейщиков. В одном из боев «Даниил… сам вышел вперед и стрелков пустил вперед, а других с обеих сторон дороги». Постоянная забота Галицко-Волынских князей о развитии и укрепления войска позволяла им успешно бороться как с внутренними противниками — боярами, так и с внешними врагами. В постоянных походах и войнах, год за годом, из поколения в поколение совершенствовалось вооружение, формы боевых действий, организация войска, боевые традиции. Эти войска одержали ряд побед в походах на Польшу и Силезию, под Ярославом, в походах на ятвягов, в борьбе с ордынцами.

Источник: warriors.fandom.com

You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.