Князем воином именовали

Ответ оставил Гуру

Святослав I Игоревич (965 – 972 гг. ) – великий князь киевский.

Святослав был сыном князя Игоря и княгини Ольги. После убийства древлянами князя Игоря Святослав был слишком мал, чтобы править государством: ему было всего три года. До его совершеннолетия правила княгиня Ольга.

Летопись сохранила описание начала военной карьеры Святослава. Желая отомстить за мужа, княгиня Ольга собрала большое войско и направилась в Древлянскую землю. Войско киевлян «встретилось с ними, и младый Святослав сам начал сражение. Копие, брошенное в неприятеля слабою рукой отрока, упало к ногам его коня; Асмуд и Свенельд, ободрили воинов примером юного героя и с восклицанием: „Друзья! Станем за князя! “ – устремились в битву… ». (Н. М. Карамзин) Так с самого детства была определена жизнь Святослава – князя-воина. Летописец так рисует Святослава. Это был прирожденный воин, «рыцарь без страха и упрека», необычайно выносливый в походах, неприхотливый в быту, он мог спать под открытым небом, подложив под голову седло, был невзыскателен в пище, быстр и решителен в движениях. Святослав никогда не нападал на врага, не предупредив его: ‘Иду на вы".


Начиная с 964 года, он совершил ряд походов на Оку, в Поволжье, на Северный Кавказ и Балканы, освобождая славянские племена от власти хазар и присоединяя к своим территориям новые земли. В 965 году Святослав разгромил Хазарский каганат, в результате чего восточнославянское племя вятичей вошло в состав Древнерусского государства. Волжский торговый путь был открыт для русских купцов.

В 968 по просьбе византийского императора Святослав воевал с Болгарским царством (Дунайская Болгария). В результате этого похода был захвачен ряд городов, в том числе Переяславец (Преславец) и Доростол (Дристор). Эта страна так понравилась князю, что он решил даже перенести сюда столицу своего государства. Постоянно находясь в длительных отлучках, Святослав все управление государством переложил на плечи своей матери – княгини Ольги. В 969 году, когда Святослав находился в Переяславце, на Русь напали печенеги и осадили Киев. В городе уже начался голод, когда жители узнали, что на противоположном берегу Днепра, находится небольшой отряд из дружины Святослава под предводительством воеводы Претича. Воевода даже не подозревал о бедственном положении киевлян. Летопись приводит легенду о юноше, который, рискуя жизнью, сумел предупредить отряд. Киев был спасен. А Великому князю было отправлено послание с упреком: «Ты, князь, чужой земли ищешь и блюдешь ее, а от своей отрекся: нас вместе с матерью и детьми чуть не взяли печенеги. Если ты не защитишь, то они возьмут нас. Неужели тебе не жаль ни твоей отчизны, ни старухи-матери, ни детей твоих? ». (Карамзин) Святослав поспешил в Киев и отогнал печенегов в степь.


Но мирная жизнь Киева не нравилась князю. После смерти матери – княгини Ольги (969 год) он вновь отправился в Болгарию. Перед походом Святослав поделил государство между сыновьями: Ярополку отдал Киев, Олегу досталась земля древлян, а Владимир ушел в Новгород. Так Святослав пытался укрепить великокняжескую власть, заменяя местных управляющих своими детьми.

Тем временем власть в Византии захватил Иоанн Цимисхий, которого не устраивал такой воинственный сосед, как Святослав. Объединившись с болгарами, император объявил ему войну (970-971 годы). Войска византийцев и болгар осадили Доростол, где находились главные силы Святослава. После двухмесячной осады, Святослав был вынужден заключить мирный договор с императором Византии.

Греческий историк Лев Диакон Калойский, рассказывая о встрече Святослава с императором, приводит описание внешности князя: «Видом он был таков: среднего роста, ни слишком высок, ни слишком мал, с густыми бровями, с голубыми глазами, с плоским носом, с бритою бородою и с густыми длинными висящими на верхней губе волосами. Голова у него была совсем голая, но только на одной ее стороне висел локон волос, означающий знатность рода. Шея толстая, плечи широкие и весь стан довольно стройный. Он казался

Источник: urokilegko.ru


Князь князей -воин воинов, Хранитель Руси
Сага о храбром князя Святославе. Былиноложки
ОН БЫЛ ВОИН КНЯЗЬ СВЯТОСЛАВ

Вступление
Мчатся дивные кони, тихо тают в тумане,
Возвращается страсть, и сражение манит.
Нас опять окружают дивных викингов песни,
Это старые мифы в поднебесье воскресли.
И князья удалые будут к нам благосклонны,
И проносятся кони, и глядят удивленно.
Там волхвы молодые, нет пленительней магов,
И еще остается, и любовь и отвага.

— Что ты снова за саги, нам бы надо про чувства,
Но опять побеждает, и любовь и искусство.
И прекрасные девы во мраке встречают,
И родные напевы снова нас окружают.
Кто там –свет этот дивный? Там красавица Лада,
Где-то в шелесте ливня и любовь и отрада.
Это Русь дорогая в дивном свете и звоне,
И несутся куда-то наши легкие кони.
2.

Мы встречаем их снова в тиши на рассвете,
Мир прекрасный и новый там солнце осветит,
Это гордая ведьма с русалкой воркует,
Все растаяло где-то, только Русь торжествует.
Никаким басурманам ты уже не подвластна,
И не взяли обманом — старались напрасно.
Там волхвы молодые, нет пленительней магов,
Нам еще остается, и любовь и отвага,


Нам останутся саги и песни о битвах,
И лежат они где-то в курганах забытых,
Но однажды проснутся и, даль рассекая,
Снова песни польются, на Русь увлекая,
И прекрасные девы во мраке встречают,
И родные напевы снова нас окружают.
Возвращается страсть, и любовь тебя манит,
Мчатся дивные кони, тихо тают в тумане….

Был он только воин… Святослав
1.

Княгиня стоит в тишине пред курганом.
Ей Чашу протянет Олег, улыбаясь,
И снится древлянам пожар за туманом,
Трусливые души от страха сжимались.
Тень Игоря снова металась над ними.
Сто раз пожалели о том, что свершилось,
А конь пронесется, и Ольга отринет,
И отрок, взирая на дым, отстранится.

— О боги, мы этого вряд ли хотели,
Но князь убиенный не знает предела,
И черные птицы и стрелы пропели.
Им вызов бросает вдова, эти стрелы
Потом загорались над каждым в тумане,
И в этом пожаре врагов схоронила,
И хитрость таилась в жестоком обмане, —
Была в ней и воля, и лютая сила.

2.
— Смотри, Святослав, как враги заметались,
Они нас принять и признать не хотели,
Сваты их в наш Киев надменно являлись,
Да души их в небо давно улетели.
И здесь, над землею, жестоко и немо
Сожженные души древлян лютовали,
И черным предстало мне серое небо,
В извечной тоске роковой и печали.


Ты выжил, тебе предстояло сражаться,
Не трусь и не хнычь, Рюрик яростный с нами,
Без Киева нынче не можем остаться,
Перун нам поможет еще временами.
И мальчик к кумиру шагнул угловато,
И встал, только молнии где-то метались,
Он знал, что жестокою будет расплата
За трусость. Там где-то древляне остались.

3.
Перун наклонился над звездною Чашей,
Подаренной Рюрику небом когда-то.
О, как же сердца их во мраке стучатся,
И, мир освещая, несется крылатый
И огненный бог по следам их в пустыне,
И в ужасе снова отступят хазары.
— Иди же в сраженье, ведь князь ты отныне, —
Свенельд усмехнулся, и снова пожаром

Его озарится немая дорога,
И воины будут юнцу там подвластны.
Не часто стоял у родного порога,
И ждали любимые жены напрасно…
— Потом, еще будет для нежности время,-
Взглянул в пустоту, усмехнулся, не веря.
И дивные кони, нога его в стремя,
Неслись. Забывал он былые потери

4.
Пылали кровавые алые зори,
над древнюю Русью алели пожары.
С врагами сражаясь, сражаясь с собою,
Орленок был славен в то время недаром.
Он кличет отважно на помощь Олега,
Свенельда, смеясь, он ведет за собою.
Врывается дерзко, отважно, с разбега
в хазарские толпы от радости воя.


Стрибог его вел в эти дерзкие схватки,
и эти сраженья дарил им лихие.
— Нам некуда деться, и силы нам хватит,
отваги на битвы, пусть мир мы покинем.
Пылали костры, полыхали зарницы,
и Ольга взирала на сына устало:
И вечно готовый с врагами сразиться,
он знал, что ему отступать не пристало.
5

В столице и пышной, и чуждой, и скучной,
с боярами спорит, живет он нелепо.
Сам Велес, о мире твердивший, наскучил.
И смотрит он с вызовом в хмурое небо.
— О, где ты, Перуне, воитель мой славный,
веди нас в сраженье , мы встанем стеною.
Оставил мне викинг свой меч и державу,
И Чашу, пусть Киев у нас за спиною.

И в грохоте гроз и внезапных сражений,
в печали извечной костров погребальных
Нам видятся воинов славные тени,
как весело там, на пиру, как печально…
— Иду на вас снова, отважно до срока,
в сраженье смогу на коне удержаться.
И слышится яростный радостный рокот,
и кони хрипят и хазары теснятся.
6

Пылали нал Русью такие пожары,
печальные песни Бояны слагали,
Но там мы в степи погибали недаром,
Мы знали триумфы, победы мы знали.
И где-то на белом коне нас встречает
Тот викинг, не знавший еще поражений,
— Олег, я с тобою, пускай отступают
Враги, мы привыкли к походам, к лишеньям.


Ночь снова под звездами в поле встречая,
И зная, что Киев далек в эту пору,
С рассветом мы рвемся в сраженье отчаянно,
И сам император очнется не скоро.
Он больше не станет смеяться над нами,
Он видит на стенах щиты от Олега,
И русичей храбрых колышется знамя,
В походе дружины, и путь их неведом.

7.
Но вот уже просит далекий о встрече,
Ну что же, мы встретиться будем с ним рады,
Ладья на просторах, и солнце нам светит,
Он сходит с коня, о, какая отрада.
И воины где-то стоят, как колонны.
Он видит простор, тайну грез постигая,
И смотрит на князя уже благосклонно,
Откуда же спесь и надежда такая?

А после бросает своих к печенегам.
Он знает, насколько сей русич опасен,
И кони несутся в ту бездну с разбега,
Сражением снова закончился праздник.
Да, было так просто тогда обмануться. —
Не знает он хитрости, волхв им не внемлет,
Но снова с победою в Киев вернулся,
Отважный на милую русскую землю.

8.

Княгиня и жены встречают устало,
Их жизнь — ожиданье, когда он смирится.

И где-то там Ольга опять начинала
Беседу о боге распятом, он злится.
— О, сын мой, есть новая дивная вера,
Ты видел во тьме и во сне христиан.
— Но это ночная шальная химера
Не тронула — душу я им не отдам.


И Русь моя будет навеки свободна,
И так же светла и вольна и безбрежна.
Предавшие нового чудного бога,
Для нашего мира они безнадежны.
Оставь разговоры, смешны эти сказки,
Рабами не станем, я видел монахов,
И гнев не поможет, не надо мне ласки,
Перун наш прекрасен, не знает он страха.

9.
Себя он распять никогда не позволит,
Мы с ним уходили когда-то в сраженье,
Семаргл помогал тебе, яростно воет
Стрибог, и не стану я страшной мишенью.
Коварен твой бог, только слаб и невнятен,
Я видел того, кто пленил твою душу,
Но путь этот в бездну, он мне не понятен,
И клятвы отцов никогда не нарушу.

О, как она грозно на сына взирает,
Он слишком суров, и не в меру упрям,
И гневная Ольга не слышит, не знает,
Что скоро над трепетным миром славян
Рожденный в тумане бессильной рабыней
Исполнит желание яростный внук,
Их древнего бога трусливо отринет,
Народ обрекая на вечные муки.

10
И видела Ольга, как всадником белым
Летел в неизвестность любимец фортуны,
Она отступила, и что же ей делать,
Он с ними останется дерзким и юным.
И снова ей синилось, вопили древляне,
В огне утопая, сгорая до срока,
И в полночь княгиня от бога отпрянет
И встретит волхва лишь улыбкой жестокой.


Любовь моя слишком сильна и коварна,
Я все позабыла, от вас отступая,
И Велес посмотрит, он ей благодарный
За грозного сына, раба ей прощает.
Но где-то в утробе беспечной Малуши
Рождается тот, кто, отца вспоминая,
Кумиров повергнет и храмы разрушит.
Для бабки дорогу в их рай расчищая.

11.
Средь жен и наложниц он слишком беспечен,
В покорности видит и радость, и благо.
Но этот малец, он над миром над вечным,
Как черная бездна, ему она рада.
Князь смотрит устало, с сынами воркуя,
Он мир свой разделит, уделы им дарит,
Но слеп победитель , пока торжествуя,
Убьет тех, кто лучше, труслив и бездарен.

И зря надсмехались над ним и корили,
Заплатит за спесь свою нынче Рогнеда,
А те, кто над миром беспечно парили,
Вдруг рухнут на землю внезапно с разбега.
И вдруг этот сон обернется кошмаром,
И станет кошмар для него наказаньем,
Усмешка Малуши последним ударом
Все спутает в мире в минуты прощанья.
12.

Но это потом, а пока он несется
Куда-то в просторы Болгарии милой,
Слепит и ласкает безбрежное солнце,
И теплое море ласкало, над миром,
Уже покоренным, опять печенеги,
Их греки сегодня для битвы призвали.
И врежется в толпы легко и с разбегом
Но вдруг отступает – такого не ждали.


И к Киеву снова вела их дорога.
Морозы в ту зиму дружину терзали,
Казалось, он здесь отдохнет лишь немного
И двинется в путь, в те родимые дали.
Но вышли враги, это Куря надменный
Его отыскал средь усталой дружины,
Уходит Свенельд, он спасется наверно, —
И князь остается в грязи недвижимый.

13.
Но черные всадники в небе кружили,
И их испугается хан этот дерзкий,
И черные птицы во мраке укрыли,
И вести дурные оглушат окрестность.
Он в схватке погибнет, как викинг отважный,
Последний из племени Рюрика воин,
Костров погребальных достоин не каждый,
И славы Олега он нынче достоин.

Потом говорили, что всадником белым
Уносится снова на небо куда-то.
Пиры и сраженья, отступят там беды,
Забудутся скоро земные утраты.
И только в тиши заповедного леса
Олег с Ярополком исчезли до срока,
И с сыном рабыни осталась невеста
Наследника, Киев так ждал его долго….

14.
И вот он явился, угрюмо взирая
На земли, решивший отчаянно биться,
И снова отца в этот спор вовлекая,
Остался рабом, от рабыни родился.
Тогда почему все они отступили,
Тогда отчего в небесах своих снова
Лишь белые всадники молча кружили,
И варвару больше не скажут ни слова.

Там черные птицы над ними кричали,
И тень Святослава явилась в тумане,
И ждал ее раб снова злыми ночами,
Он грубою лестью его не обманет.
— Тебя называли святым лишь холопы,
Тебе подчинились легко христиане,
Но проклят ты сам до последнего вздоха,
Смиренье и нежность – позор в нашем стане.

15.
Смотри, как друг друга рабы уничтожат,
Ты с Рюриком встретишься, знаю позднее.
И князь возлежал перед ними на ложе,
И в небо взглянуть сын рабыни не смеет.
Он знает, что снова отец там в тревоге
Несется над Русью, кого-то спасая,
И Велес с проклятьем стоит на дорогое,
А с ним только воронов черная стая.

Как страшно, как горько, как дико и лживо
Все в мире оставив, остаться с рабами.
Но тень Святослава над свежей могилой,
Иду я на вас, не останусь я с вами.
— Отец, мне страшны эти гневные речи.
Мне снится, как снова пылают древляне.
Вой волка над нами, в преддверии встречи
Храбрейший там встретит, и бог твой обманет.

16.
И коршуном в стае орлов затеряться,
И знать, что в тумане не будет покоя,
О, как сыновья твои нынче боятся,
И ржут той дружины небесные кони.
Они поспешили на правую битву,
И мертвые снова вставали с живыми.
Но только никто не услышит молитвы,
Пугает врагов Святославово имя.

Хазары давно от него отступили.
И мечутся в страхе опять печенеги,
Над древнею Русью герои застыли,
Юны и прекрасны в сраженье и неге.
Волхвы и Бояны нам снова пропели,
Как в яростных схватках они побеждали,
И вечных дружинников кони летели
Над сказочной Русью и страха не знали.

Источник: www.chitalnya.ru

Князем воином именовали
Памятник русским воинам князя Александра Невского. Установлен на горе Соколиха при пересечении шоссе из Пскова на Лисковичи и Гдов. Скульптор И.И. Козлов, архитектор П.С. Бутенко. 1993 г.

День победы русских воинов над немецкими рыцарями на Чудском озере в Российской Федерации увековечен как День воинской славы России. Творцом этой победы был новгородский князь Александр Ярославич.

Александр Невский (1220–1263 гг.), выдающийся государственный деятель и полководец Древней Руси, новгородский князь (1236–1251 гг.), великий князь Владимирский с 1252 г. Возглавлял борьбу русского народа против немецко-шведских завоевателей, которые, воспользовавшись ослаблением Руси после нашествия войск Монгольской империи, стремились захватить ее северо-западные земли и лишить выхода к Балтийскому морю.

Еще в начале XIII в. немецкие и скандинавские (шведы и датчане) феодалы, которых поддерживала римско-католическая церковь, под предлогом крещения язычников начали активную экспансию в Прибалтике. В 1201 г. в устье Западной Двины возникла немецкая крепость Рига. В 1202 г., расширяя свои владения, они основали Орден меченосцев. Постепенно завоеватели сумели сформировать войско численностью 20 тыс. человек. Его ядро составляли рыцари. Первое крупное столкновение Руси с Орденом меченосцев произошло в 1224 г., когда немцы осадили и захватили у Новгородской Руси г. Юрьев и переименовали его в Дерпт. Помимо этого начались набеги меченосцев на псковские и новгородские земли. В 1226 г. на территории Восточной Пруссии осел Тевтонский орден.

В ответ на набеги меченосцев русское войско (новгородцы, псковичи и переславцы) в 1233 г. под знаменем князя Ярослава Всеволодовича двинулось к Дерпту. В ожесточенной битве, где впервые участвовал и молодой княжич Александр Ярославич, оно одержало победу и вынудило немцев отойти на лед р. Эмбах. Тонкий лед не выдержал, и многие рыцари утонули. Немцы запросили мир и обязались платить дань новгородскому князю.

12 мая 1237 г. папа римский Григорий IX утвердил объединение Тевтонского и Ливонского орденов. K середине XIII в., при активном участии католического Рима, между тремя феодально-католическими силами северо-восточной Европы – Тевтонским (Немецким) орденом, датчанами и шведами — было достигнуто соглашение о совместном выступлении против Новгородской Руси в целях завоевания северо-западных русских земель и насаждения там католицизма. По мнению папской курии, после «Батыевого разорения» обескровленная и разграбленная Русь не могла оказать какого-либо сопротивления. Это и явилось главной побудительной причиной совместного выступления шведов, тевтонов и датчан. Немецкие и датские рыцари должны были нанести удар по Новгороду с суши из ливонских владений, а шведы собирались поддержать их с моря через Финский залив. В преддверии своего похода, для личного знакомства с новгородским князем-воином Александром, ну и одновременно с целью разведать территорию и обстановку, Великий Новгород посетил немецкий рыцарь «божий слуга Андриаш» (Андреас фон Вельвен, вице-магистр Ливонского ордена).

Князем воином именовали
Отказ Александра Невского послам Папы в присоединении к Западной церкви. 1856 г. Александровский зал Большого Кремлевского дворца. Художник Ф.Ф. Моллер

Победа над шведами в Невской битве

В 1240 г., с благословения папской курии, первыми на Русь вторглись шведы, вознамерившиеся захватить новгородские земли и пленить князя Александра. Вторжение неприятеля началось в первых числах июля 1240 г. – шведский флот в количестве около 100 судов (шнеки) с 5-тысячным десантом шведов и их союзников (норвежцы и финны) под командованием ярла Ульфа Фаси вошел в р. Неву. О приближении врага морская стража Ижорской земли, возглавляемая старейшиной ижорян Пелгусием, сообщила 7 июля в Великий Новгород. Новгородский князь Александр Ярославич срочно сформировал войско из 300 княжеских дружинников, 500 новгородских конников и стольких же пеших ополченцев и 8 июля выступил в поход на неприятеля. По Волхову на ладьях и берегом войско направилось к новгородскому городу-крепости Ладога, где к нему присоединилось 150 конных воинов-ладожан и около 50 дружинников-ижорян.

Шведы после длительного морского перехода остановились на отдых и разбили лагерь на левом берегу Невы, чуть выше впадения в нее р. Ижоры (территория современного Санкт-Петербурга). Сюда причалили шведские корабли, а с них на сушу были переброшены сходни. Часть войска оставалась на шнеках, наиболее знатные воины расположились в сооруженном на берегу лагере. Шведы выставили посты, которые контролировали невский водный путь. Боевые кони паслись в прибрежных лугах. Нападения с суши противник не ожидал.

В летописном рассказе о Невской битве отчетливо воссоздается замысел Александра. В соответствии с ним удар пешей дружины вдоль берега Невы отрезал шведов от кораблей, а конница, действуя со стороны суши через центр лагеря, должна была, загнав неприятеля в угол, образуемый берегами Ижоры и Невы, замкнуть окружение и уничтожить противника.

Молодой полководец блестяще реализовал смелый план. Рано утром 15 июля, скрытно подобравшись к лагерю, новгородская дружина напала на неприятеля. Захваченные врасплох шведы были деморализованы и оказались не готовыми дать отпор. Дружинник Савва пробился к центру их лагеря и подрубил столб, поддерживавший златоверхий шатер шведского предводителя. Падение шатра еще больше воодушевило русских ратников. Новгородец Збыслав Якунович, «наеждая многажды, бьешется единым топором, не имея страха в сердци». Другой герой битвы Гаврило Олексич, преследуя отступавших шведов, на коне по сходням ворвался на шнеку и там рубился с врагами. Сброшенный в реку, он вновь выбрался на берег и снова вступил в бой. Одновременно с конной дружиной мужественно сражался и отряд пешего ополчения новгородца Миши (Михаила Степановича). Напав на вражеские корабли, «пешцы» потопили три из них. В гуще боя находился и князь Александр, который распоряжался как полководец и бился как простой воин.

Князем воином именовали
Невская битва. Святой Александр Невский наносит рану в лицо предводителю шведского войска. 1240 г. Художник А.Д. Кившенко

Разгром шведов был полный, лишь небольшая их часть смогла уйти на кораблях, оставив на берегах Невы большое число погибших. Русское войско потеряло 20 воинов, при этом основные потери понесла княжеская дружина, а четверо из погибших были новгородцами. С большими трофеями князь Александр вернулся в Новгород.

За полководческое искусство, бесстрашие и мужество, проявленные в Невской битве, Александр Ярославич получил почетное прозвище «Невский». Невская победа предотвратила утрату Новгородом берегов Финского залива и не дала прервать торговый обмен Руси с Западом. В момент всеобщей подавленности и смятения, вызванных нашествием войск Монгольской империи, русский народ в победе Александра Невского увидел ореол былой славы русского оружия и предзнаменование своего будущего освобождения. В память об этой победе уже в XIII в. в устье Ижоры, на месте Невской битвы, была построена деревянная часовня в честь святого благоверного князя Александра Невского. В 1710 г. Петр I основал в устье р. Черной в Петербурге Александро-Невский монастырь (с 1797 г. – Александро-Невская лавра). Помимо этого по указу Петра I на месте обветшавшей часовни в 1711 г. была заложена, а в 1712 г. в его присутствии освящена церковь святого Александра Невского. В современной России на территории данной церкви поставлен памятник-часовня, а у устья Ижоры — памятник Александру Невскому.

Князем воином именовали

Памятник Александру Невскому в Усть-Ижоре, на месте Невской битвы 1240 г. Скульптор В.Э. Горевой. 2003 г.

Вторжение в новгородско-псковские земли рыцарей Тевтонского ордена

Возвращаясь к событиям середины XIII в., отметим, что одновременно со шведами, в 1240 г. началось вторжение в новгородско-псковские земли рыцарей Тевтонского ордена. Они, воспользовавшись отвлечением русского войска на борьбу со шведами, захватили в 1240 г. города Изборск, Псков и стали продвигаться к Новгороду.

Несмотря на сложное положение, новгородская «господа», отстаивая свои местнические интересы, рассорилась с Александром Невским. На созванном вече ему бросили ряд несправедливых обвинений, а саму победу над шведами представили как авантюру, принесшую Новгороду больше вреда, чем пользы. Возмущенный Александр покинул Новгород и вместе с семьей уехал в Переславль-Залесский. Разрыв с князем бедственно отразился на военных делах Новгородской республики.

После захвата псковских земель крестоносцы стали планомерно осваивать захваченную территорию. На крутой и скалистой горе в погосте Копорье ими был построен орденский замок с высокими и крепкими стенами, ставший базой для дальнейшего продвижения на восток. Вскоре после этого крестоносцы заняли Тесово, важный торговый пункт в Новгородской земле, а оттуда уже было рукой подать до самого Новгорода.

Перед лицом надвигавшейся опасности новгородцы заставили боярскую «господу» звать на помощь Александра. К нему в Переславль отправился сам новгородский владыка Спиридон, который просил князя забыть прежние обиды и возглавить выступление против тевтонцев. Александр вернулся в Новгород, где был встречен всенародным ликованием.

В 1241 г. он с княжеской дружиной и войском из новгородцев, ладожан, ижоры и карел штурмом взял крепость Копорье и на побережье Финского залива освободил от влияния ордена Водьскую землю Великого Новгорода. Для ведения дальнейшей борьбы с неприятелем потенциала сформированного войска было недостаточно, и князь Александр призвал брата князя Андрея Ярославича с его дружиной, владимирцами и суздальцами. Объединенное войско освободило от крестоносцев города Псков и Изборск. Обе воюющие стороны готовились к решающему сражению и объявили новый сбор войск. Русское войско собиралось в освобожденном Пскове, а тевтонское и ливонское рыцарство – в Дерпте.

Победа над крестоносцами в Ледовом побоище

Весной 1242 г. войско крестоносцев-католиков, состоявшее из рыцарской конницы и пехоты из ливов, покоренной орденом чуди и др. (12 тыс. чел.; вице-магистр Тевтонского ордена А. фон Вельвен) двинулось на Русь. Новгородский князь решил дать генеральное сражение в наивыгоднейших для себя условиях. Александр Невский занял своими полками узкий пролив между Чудским и Псковским озерами. Такая позиция была очень удачной. Крестоносцы, пройдя по льду замерзшей р. Эмайыги к озеру, могли затем пойти на Новгород в обход Чудского озера на север, или Псков – вдоль западного побережья Псковского озера на юг. В каждом из этих случаев Александр сумел бы перехватить врага, двигаясь вдоль восточного побережья озер. Если бы крестоносцы решились действовать напрямик и попытались преодолеть пролив в самом узком месте, каким является Теплое озеро, то тогда они непосредственно столкнулись бы с новгородскими войсками.

По классической версии Ледовое побоище проходило вблизи о. Вороньего, примыкая к восточному берегу узкой южной части Чудского озера. Выбранная позиция в максимальной мере учитывала все благоприятные географические особенности местности и ставила их на службу русскому войску. За спиной новгородской рати находился заросший густым лесом берег с крутыми склонами, исключавший возможность маневра. Правый фланг был защищен зоной воды, называвшейся Сиговица. Здесь, вследствие некоторых особенностей течения и большого числа ключей, лед был очень хрупким. Местные жители об этом знали и, несомненно, сообщили Александру. Наконец, левый фланг был защищен высоким береговым мысом, откуда открывалась широкая панорама вплоть до противоположного берега.

Учитывая особенность тактики рыцарей, которые обычно вели фронтальную атаку бронированным клином, названным на Руси «свиньей», Александр Невский расположил свое войско (15–17 тыс. чел.) на восточном берегу Чудского озера. Он решил ослабить центр боевого построения русского войска и усилить полки правой и левой руки, конницу князь разделил на два отряда и расположил их на флангах позади пехоты. За «челом» (полком центра боевого порядка) находилась дружина князя.

Князем воином именовали

5 апреля 1242 г. от Рождества Христова с восходом солнца рыцарский клин двинулся в атаку. Русские лучники встретили врага ливнем стрел. Но закованным в латы тевтонцам они почти не причиняли вреда, хотя наступавшая рядом с крестоносцами чудь понесла ощутимые потери. Постепенно лучники пятились к рядам пехоты и, наконец, слились с ней в едином строю. Рыцари пришпорили коней и врубились в расположение новгородской пешей рати. Началась неравная сеча. Об этом критическом для русских войск эпизоде летописец говорит: «И немци и чюдь пробишася свиньей сквозь полкы».

Князем воином именовали
Ледовое побоище. Гравюра Дзедзица по рисунку Р. Штейна

Крестоносцы уже готовы были торжествовать победу, но, увидев перед собой вместо пространства для маневра неодолимый для конницы берег, поняли свою ошибку. Впервые противник рыцарей после рассечения боевого порядка не побежал с поля боя, обрекая себя на смерть от мечей и копий крестоносцев. Немедленно слева и справа на рыцарский клин обрушились оба крыла русского войска, а с тыла, совершив обходной маневр, ударила отборная дружина князя Александра. «И бысть ту сеча зла и велика немцем и чюди, и бе труск от копий ломления, и звук от мечного сечения, и не бе видети леду, покры бо ся кровию».

Князем воином именовали
Ледовое побоище. Миниатюра Лицевого летописного свода XVI в.

Ожесточенность битвы нарастала. Окруженных, сбившихся в кучу рыцарей новгородцы стаскивали с лошадей крючьями. Спешенный крестоносец, закованный в тяжелы латы, не мог противостоять ловким русским воинам.

Князем воином именовали
Ледовое побоище. Художник Р. Штейн. 1897 г.

Битва продолжалась недолго и закончилась полным поражением тевтонцев. Первыми побежали кнехты, за ними обратились в бегство облаченные в доспехи рыцари. Часть рыцарского войска русские дружинники загнали на Сиговицу. Хрупкий лед не выдержал и проломился под тяжестью закованных в латы крестоносцев и их коней. Рыцари шли под лед, и не было им спасения.

Князем воином именовали
Ледовое побоище. Художник В.А. Серов. 1942 г.

В этом сражении, не считая множества простых воинов, погибло 500 знатных рыцарей, а 50 тевтонских «нарочитых воевод» было взято в плен. При торжественном въезде князя в Новгород все они пешком шли за конем князя.

По мирному договору, заключенному несколькими месяцами спустя, орден отказывался от всех притязаний на русские земли и возвращал территории, захваченные ранее. Благодаря внушительным военным победам, Александр Ярославич остановил широкую крестоносную агрессию на западные границы Руси.

Князем воином именовали

Памятник Александру Невскому в Великом Новгороде. Скульптор Ю.Л. Чернов. 1985 г.

В Российской Федерации дата победы в Ледовом побоище увековечена как День воинской славы России – День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере (в Федеральном законе от 13 марта 1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы (победных днях) России» к реальному дню битвы 5 апреля добавлено 13 дней и указана дата 18 апреля 1242 г.).

Приобретенный в боях и достойный подражания военный опыт предков в последующем широко использовали и князья-военачальники новой Руси – централизованного Московского русского государства.

Еще 20 лет после славной победы на льду Чудского озера прожил Александр Ярославич Невский. Продолжая проводить грамотную политику, своими последующими энергичными военными и дипломатическими действиями он укрепил северо-западные границы Руси, заключил мирное соглашение с Норвегией (1251 г.), совершил успешный поход в Финляндию против шведов, которые в 1256 г. предприняли еще одну попытку закрыть русским выход в Балтийское море. Князь-воин много сделал для преодоления феодальной раздробленности, укрепления централизованной великокняжеской власти, предотвращения разорительных набегов войск Золотой Орды на Русь.

В битвах с врагом он искусно использовал сложившиеся способы ведения боевых действий, добивался внезапности и стремительности в нападении, учитывал и умело использовал особенности местности, сильные и слабые стороны своих и вражеских войск, старался разбить противника по частям. В государственной и военной деятельности Александра Невского удачно сочетались дальновидность, смелость и решительность с осторожностью и личным мужеством.

Военными победами на западных рубежах страны и умелой политикой на востоке он определил судьбу Владимирской Руси на целых 200 лет: поступаясь сиюминутным в русско-ордынских отношениях, он выигрывал для Руси время, давал возможность прийти в себя после страшного монгольского разорения.

Настоящие герои долго не живут. Так и Александр умер рано, сорока трех лет. Скончался великий князь Владимирский Александр Ярославич Невский 14 ноября 1263 г., возвращаясь из Золотой Орды. «Чада моя, разумейте, яко уже зайде солнце земли Суздальской» – сказал в надгробном слове митрополит Кирилл. Князя погребли в Боголюбове, в монастыре Рождества Богородицы.

Народ российский помнит великого заступника Отечества

Государственные и ратные подвиги князя-воина Александра Невского были по достоинству оценены Русской Православной Церковью, которая канонизировала князя. Следует отметить, что житие Александра Невского (биографическая повесть) существует в нескольких редакциях. Оно представляет собой одновременно и военную героическую повесть, и героическую легенду. В одной из редакций, его героизированный образ ставится в ряд с библейскими героями: Ахиллесом, Александром Македонским и императором Веспасианом. Житие Александра имеет собственную специфику, при этом тексты Жития не позволяют омрачить славу национального героя Руси и России напоминанием о спорных вопросах его политики. В нем лишь кратко говорится о поездках в Орду. Унижение ордынского поклона ханской власти искусно маскируется славой имени Александра — монгольские женщины («жены моавитския») пугают своих детей: «Александр едет». Об отношении Александра к русским князьям, о монгольской помощи в борьбе с соперниками, о наказании мятежных новгородцев в житии не говорится. Религиозный элемент повести неразрывно слит с героическим: длинная молитва князя перед походом в церкви святой Софии Новгородской, небесные силы, которые поборают ему: на Неве — святые Борис и Глеб, на Чудском озере – ангельское воинство. Заключительные слова жития выражают христианскую идею его героической жизни: «Тако бо Бог прослави угодника своего, яко много тружеся за землю Русскую, и за Новгород, и за Псков, и за всю землю Русскую, живот свой полагая за православное христианство».

Князем воином именовали
Александр Ярославич Невский. Рисунок из «Титулярника». XVII в. РГАДА

И народ российский всегда помнил великого заступника Отечества. В 1724 г., в годовщину Ништадтского мира, по приказу императора Петра I мощи Александра Невского были перевезены в новую столицу России – Петербург, в открытый по инициативе царя Александро-Невский монастырь (ныне — Александро-Невская лавра). Этим шагом Петр Великий сделал его святым покровителем новой империи и ее северной столицы. Три русских императора носили его имя в XIX в., что утвердило исключительность его почитания и вызвало появление множества посвященных ему храмов.

Князем воином именовали

Памятник Александру Невскому на площади перед Александро-Невской лаврой в Санкт-Петербурге. Скульпторы В.Г. Козенюк и А.А. Пальмин, архитектор В.В Попов. 2002 г.

В следующем, 1725 г., был учрежден российский орден Святого Александра Невского, которым впоследствии были награждены известные российские полководцы и флотоводцы: А.Д. Меншиков, П.А. Румянцев, Г.А. Потемкин, А.В. Суворов, Ф.Ф. Ушаков, М.И. Кутузов и многие др.

В трудные годы Великой Отечественной войны, как и 700 лет назад, вновь обратились к имени князя, учредив 29 июля 1942 г. боевой орден Александра Невского. Согласно статуту им награждали «за проявление, в соответствии с боевым заданием, инициативы по выбору удачного момента для внезапного, смелого и стремительного нападения на врага и нанесения ему крупного поражения с малыми потерями для своих войск…». В годы войны за личную отвагу, мужество, храбрость и умелое командование этого ордена были удостоены 40 217 офицеров Красной Армии.

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом (военной истории)
Военной академии Генерального штаба
Вооруженных Сил Российской Федерации

Источник: encyclopedia.mil.ru

Приведите аргументы историков (не менее 3), которые называют князя Святослава князем-воином.

Ответы:

1) Князь Святослав прославился как отважный воин и талантливый полководец. Нестор- летописец рассказывает о нём с большой любовью, сравнивая его за храбрость с гепардом (пардус). Почти вся его жизнь прошла в походах. Все тяготы походной жизни он делил со своими воинами. Мало уделял внимания внутренней политике. В основном этим занималась его мать Ольга. Не любил бывать в Киеве. Хотел сделать столицей Переяславец, т. к. там « все блага сходятся: от Греции злато, паволоки, вина и овощи различные, Чехии серебро и кони, из Руси же меха и воск медь и челядь». Киевляне говорили ему: «Ты, князь¸ чужой земли ищешь, и блюдёшь её, от своей же земли отрекся». Не нападал на врагов незаметно. Всегда посылал послов, говоря: «Хочу на вас идти». Был физически сильным. Отличительная особенность внешности — бритая голова, и только на одной стороне висела прядь волос, что означало знатность рода. Одеждой ничем, кроме чистоты, не отличался от других. Память о князе-воине, Александре Македонском Восточной Европы, бережно хранится в памяти народа. Стали крылатыми его выражения: « Иду на вас» ( « Иду на вы!»), «Мёртвые сраму не имут». 2) В историю Святослав вошел как доблестный воин и полководец. Свою жизнь он провел в походах и сражениях. В 964 – 969 походы князя были направлены в основном на восток. Восточнославянское племя вятичей, проживавшие на Оке, в верховьях Дона было присоединено к Руси. Побеждена Волжская Булгария, Хазария. В 968 – 971 гг. Святослав предпринял несколько походов на юг – в Дунайскую Болгарию. Князь Святослав хотел перенести туда, на берега Нижнего Дуная, центр своего государства. В 969 г. на Киев напали печенеги, отразив их удар, Святослав снова ушел на юг. Византии было не выгодно укрепление и рост Руси. К тому же Византия рассматривала Болгарию как свои владения. После ожесточенных сражений, потеряв многих воинов, Святослав вынужден был заключить мир с греками и пообещал уйти из Болгарии. На обратном пути в Киев князь был убит печенегами.  

Источник: cwetochki.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.