Покорение казани иваном грозным

Взятие Казани Иваном Грозным произошло в 1552 году. Это было наиболее крупное  государство, которое образовалось на месте Золотой  Орды. Казанские татары прекрасно понимали, что прошлые времена господства Орды над Русью уже не вернутся. Но, тем не менее, они постоянно совершали набеги на русские земли с целью захвата добычи  (прежде всего – пленных), а также по старой привычке требовали уплаты дани. В 1521 году Московское княжество вело военные действия против Литвы, и основные ее воинские силы были сосредоточены именно там.

Этим удобным для себя моментом и воспользовались казанцы. Взяв в союзники крымских татар, они сумели дойти до стен Москвы, разорив  во время этого похода многие русские земли. Однако этот поход стал для Казанского ханства «лебединой песней».

Покорение казани иваном грозным

Заключив согласие о перемирии, Иван Третий решил дать  захватчикам достойный отпор. В планах у него было  присоединение  территории ханства к русским землям. И вот Иванова рать двинулась в  свой первый поход. Однако желаемого правитель Руси на этот раз не достиг. Положительным результатом стало основание в 200 километрах от Казани русской крепости, которую назвали Васильсурском. Именно она стала первым опорным пунктом при дальнейших попытках  русских завоевать Казанское ханство.


А на военную сцену тем временем вышел сын Ивана Третьего – Иван Грозный. Он взошел на престол в 1533 году. В свою очередь, молодой правитель предпринял три похода на казанские земли. Медленно и упорно шел он к своей цели. Для достижения ее понадобилось почти двадцать лет.

Поход Ивана Грозного на Казань

Первый поход Грозного нельзя назвать победоносным, поскольку русские войска даже не дошли до стен Казани, вернувшись с полдороги – возникли трудности со снабжением армии. Итоги второго похода (1549 г.) были значительно лучше. Войска не только дошли до Казани, но и осадили город. Однако  взять его так и не смогли. На этот раз помешала распутица. Зато была заложена вторая опорная крепость – Свияжск, которая располагалась теперь совсем близко от татарской столицы – всего в 25 километрах. Именно она сыграла свою решающую роль при третьем походе, который закончился покорением Казанского ханства.

К этому походу царь и его воины готовились очень тщательно. Сначала в направлении к Казани по реке Волге была отправлена так называемая «судовая рать» (запасы продовольствия и артиллерия). Три полка ожидали военных действий в Свияжске. Переправы через Волгу защищали хорошо вооруженные силы. Кроме того, в случае необходимости на помощь должны были прийти войска из Каширы, Мурома и Коломны.


Покорение казани иваном грозным

Двинулись к Туле в то время, когда Иван Грозный вышел из Москвы. Штурм Тулы окончился поражением. Крымский хан решил не рисковать и отступил. С крымчанами русские разделались по всем статьям, настигнув их на реке Шиворонь.

Теперь уже ничто не  мешало Ивану Грозному  поставить точку в отношениях с Казанским ханством. На врага пошли двумя колоннами. Правая шла через Казань и Мещеру, левая через Владимир и Муром. Через три дня они соединились на реке Сура. Три дня шла переправа через Волгу. Это ли не подтверждение огромной мощи русского войска? Подтянулась  хорошо зарекомендовавшая себя в предыдущих походах «судовая рать», присоединились и ополченцы – мордва, черемисы, чуваши…

«Карфаген должен быть разрушен…»

Наступило 19 августа – первый день осады Казани. Но вначале Грозный выступил с актом доброй воли – предложил татарскому хану Едигею сдаться. Тот ответил отказом. Судьба Казани была решена. Но впереди русских воинов ждали тяжелые испытания, ведь Казань слыла прекрасно  защищенной крепостью. По традициям того времени она была окружена деревянной стеной, плюс ров глубиной 15 метров. Казанский Кремль, размещенный в центре города, был также окружен стеной. Хитрые татары к тому же в соседнем Арском лесу построили укрепление, отсюда они совершали партизанские набеги на русское войско.


А оно тем временем, строя осадные укрепления, все ближе и ближе подходило к стенам Казани. И тут татары предприняли молниеносную атаку, разрезав надвое  царский ертаул (конную разведку). Ертаулу на помощь пришли стрельцы, начался сильный обстрел осажденного города. 23 августа русское войско уже вплотную подошло к стенам  столицы Казанского ханства.

И тут случилась неожиданная неприятность. Имела место очень сильная буря, которая уничтожила часть судов с запасами. Однако «Карфаген должен быть разрушен», царь Иван был не намерен стать в этой схватке проигравшим.

Покорение казани иваном грозным

Применив военную хитрость

Чтобы лишить казанцев воды, русские отвели от стен города речку Казанку. Но татары нашли выход: они стали брать воду из  ключа, к которому вел подземный ход. В пику русским татары предпринимали постоянные вылазки, но они заканчивались неудачей. Осадные мероприятия тем временем подходили к концу.

30 августа русская армия пустила в ход 150 осадных орудий, они смогли подавить артиллерию противника. Пошла в ход военная хитрость. Русские воины соорудили деревянную башню, на которой были установлены орудия и легкие пушки. Башню подкатили  к воротам Казани, и  «башенный» обстрел ее начался.

Пошел в ход классический рецепт. Раз крепость, значит, надо сделать подкоп. Таких подкопов сделали четыре. Один из них выходил на подземный ход, тот самый, по которому казанцы ходили за водой на ключ. Ход взорвали, и с водой у татар стало крайне напряженно. Нет воды – приходят болезни: в  осажденном городе начались эпидемии.


В  укреплении, которое находилось по соседству с Казанью в Арском лесу, базировался отряд князя Епанчи, который своими вылазками наносил немало вреда русскому воинству. Пришла пора дать ему отпор. Сражение сложилось в пользу русских. Епанча с остатками своих воинов отступил. Отступил, но все  еще представлял опасность. Тогда русские пошли на штурм Арской крепости, в которой укрывался Епанча. Крепость была взята, Епанча бежал опять, но больше он уже не мог беспокоить противника – не было сил.

Источник: supernovum.ru

Предпосылки

Взятие Казани стало следствием постепенного усиления Московского княжества, сумевшего консолидировать русские земли и не желавшего мириться с присутствием неспокойного соседа на своих южных границах, к тому же лояльного Османской империи. Борьба с Казанским ханством началась уже в 60-х годах XV века, но имела переменный успех. Обе стороны во этой борьбе объективно преследовали свои цели. Каждая смена династии в ханстве сопровождалась разорительными нападениями казанцев на русские земли. Так, в 1521, после перехода власти в ханстве от золотоордынской к крымской династии, крымцы и казанцы совершили опустошительный набег на Российское государство, дойдя до самой Москвы. Кроме того, усиление Османской империи в Причерноморье и на Кавказе способствовало ослаблению фактически вассальной зависимости Казанского ханства от Москвы, что было чревато новым витком османской экспансии в Европу. Помимо этого, русские пленные, захваченные во время татарских набегов, продолжали продаваться татарами как сакалиба (славянские рабы) в рабство в Крым, Восточные страны и Средиземноморье.


К войне с Казанью молодого царя подталкивали и экономические причины, в первую очередь стремление беспрепятственно осуществлять торговлю по всему пространству волжского пути.

Русско-казанские отношения резко обострились в первой половине XVI века в связи со сменой династии в Казани. В 1534—1545 гг. казанцы ежегодно совершали опустошительные набеги на восточные и северо-восточные владения Русского царства. Тем не менее, в Казани имела большое влияние так называемая русская партия, формировавшаяся из представителей мордвы и других народов.

Подготовка

С целью защиты от казанских татар в 1523 году русскими была построена крепость Васильсурск. При Василии III был укреплён Темников — оплот русской власти на правом берегу Волги. В 1545—1552 годах Иван Грозный организовал так называемые Казанские походы. Эти кампании оказались дорогостоящими и безрезультатными мероприятиями, так как русские базы (Нижний Новгород, Арзамас) были отдалены от расположения главных русских сил.

Строительство Свияжска

В связи с этим царское правительство испытывало острую необходимость в базе, расположенной в непосредственной близости от Казани. Усилиями русского военного инженера Ивана Выродкова в 1551 году всего за 28 дней под фактически осаждённой Казанью была возведена деревянная крепость Свияжск, ставшая главным опорным пунктом для взятия Казани русскими войсками. Впоследствии Иван Выродков руководил операциями по осаде самого города, соорудив за одну ночь 13-метровую осадную башню ручной сборки.


Чувашское восстание

Большую помощь в успехе предстоящей кампании оказали чуваши, в 1546 году совместно с горными марийцами поднявшие восстание против казанских властей. Чувашские послы Мехмед Бозубов и Ахкубек Тогаев обратились к царю с просьбой о принятии их в российское подданство, на что царское правительство незамедлительно дало согласие.

Выступление русских войск

В отличие от предыдущих осад, к предстоящей осаде русские войска готовились планомерно, планируя даже зимовать под стенами города. Войска готовились к войне с весны, а передовые отряды русских войск под предводительством воеводы Александра Горбатого уже разместились в Свияжске. 16 июня 1552 года после большого смотра царские войска выступили из Москвы кКоломне. С целью помешать русским войскам в их продвижении к Казани крымские отряды, усиленные янычарами и артиллерией, неожиданно напали на русские владения под Тулой, однако их атака была отражена, а вскоре арьергарды крымцев были разбиты русскими на реке Шиворонь. Неудача крымцев во многом объяснялась тем, что хан Девлет Гирей рассчитывал, что русские войска уже находятся под Казанью, и не был подготовлен к встрече с огромным русским войском.


сские войска двигались к Казани несколькими отрядами. Сам царь во главе крупного войска выступил из Коломны к Владимиру. Из Владимира войско прибыло в Муром, где с ним соединились союзные татарские отряды под руководством хана Шигалея, выступившего из Касимова. Численность татарских войск, пришедших с Шигалеем, по неподтвержденным в иных источниках данным автора «Казанской истории», составляла около 30 тысяч человек. Среди них находилось два царевича из Астраханского ханства.

Русские войска преодолели путь до Свияжска за пять недель. Много воинов погибло в пути из-за нехватки питьевой воды и аномально высокой жары. В Свияжске царские войска провели неделю, ожидая прибытия других отрядов. Ещё раньше царя в Свияжск прибыла «судовая» рать, двигавшаяся на судах по Волге.

Битва под Казанью

15 августа русские войска по приказу царя в боевом порядке переправились через Волгу на луговую сторону на специально приготовленных для этого боевых судах. Услышав о передвижениях русских войск, казанский хан Едигер выступил навстречу царским войскам во главе около 10 тысяч казанских воинов. Ертаульный и передовой полки сумели сдержать натиск противника и в трёхчасовом кровопролитном сражении смогли опрокинуть численно превосходящие казанские войска и обратить их в бегство. Благодаря этому русские войска имели возможность в течение недели беспрепятственно переправляться на другой берег Волги, не опасаясь возможных препятствий со стороны защитников города.

16 августа к Ивану Грозному перешел служить казанский мурза Камай Хусейнов с семью казаками, сообщивший сведения о состоянии татарского войска.

17 августа царь переправился через Волгу и во главе своих войск расположился на Арском поле. Там же царь произвёл разделение своих войск для организации предстоящей осады.


Численность и состав русских войск

В осаде было задействовано огромное количество войск и орудий. Русские войска, насчитывавшие 150 тысяч человек, имели численный перевес над осаждёнными (33 тысячи человек), кроме того, русские имели многочисленную артиллерию (150 орудий). «Наряд» (артиллерия) располагала различными типами орудий. Русская армия была представлена всеми родами войск: конницей, стрельцами, татарскими отрядами хана Шигалея, мордовскими и черкесскими воинами, а также иностранными наёмниками: немцами, итальянцами, поляками. Дворянская конница составляла главную силу царского войска. По данным летописей, в осаде участвовало 10 тысяч мордовских воинов. Также, к русскому войску довольно неожиданно присоединилось войско донских казаков.

Ход осады

Осада и взятие Казани 2 октября 1552 года

Город был окружён 23 августа, все попытки казанцев прорвать кольцо успеха не имели.


против двух Ногайских ворот разместился полк правой руки хана Шигалея, передовой полк татар во главе с двумя астраханскими царевичами разместился напротив Елбугиных и Кебековых ворот, ертаульный полк — напротив Муралиевых ворот, полк левой руки — напротив Водяных ворот, сторожевой полк — напротив Царских ворот. Русские ратники начали строительство тур вокруг осаждённого города. Туры (осадные башни) были построены против всех городских ворот. Туры строились под руководством итальянских инженеров «фряжским» обычаем с тремя «боями». В строительстве принимал участие и русский инженер — Иван Выродков.

Вскоре после прибытия царских войск на Арское поле разгорелось новое сражение между казанцами, наступавшими со стороны леса, и русскими, расположившимися в поле. Посланные против казанцев воеводы сумели опрокинуть противника, и, преследуя отступающих казанцев по лесу, захватили пленных.

На второй день после прибытия царских войск под Казань по распоряжению Ивана IV в город были послана делегация послов с предложениями о мире. В случае капитуляции жителям гарантировалась жизнь, неприкосновенность имущества, а также возможность свободного исповедования мусульманской веры и возможность свободного выбора места проживания. Казанского хана царь призывал поступить к нему на службу, став его вассалом. Требования делегации были отклонены, а сами послы с позором были изгнаны из города. Одновременно с этим осаждённые запросили помощи у воинственных ногайцев. Тем не менее, правители Ногайской Орды, не желая портить отношения с Москвой, в помощи казанцам отказали.

26 августа казанцы предприняли неудачную вылазку из города. Под стенами Казани разыгрался упорный бой. Современники так описали это сражение: От пушечнаго бою и от пищалнаго грому и от гласов и вопу и кричяния от обоих людей и от трескости оружии и не бысть слышати другу друга.


«Иван IV под Казанью» (Г. И. Угрюмов, XVIII век)

Отбив атаку, стрельцы сумели обнести туры окопами, а также разместить на них более мощные пушки. В отдельных местах между турами располагался тын, построенный под руководством Ивана Выродкова. Вскоре, 27 августа, начался артиллерийский обстрел Казани. Казанцы не обладали такой мощной артиллерией, в связи с чем казанская артиллерия понесла серьёзные потери. 4 сентября русские устроили взрыв подкопа у Муралеевых ворот под источником воды внутри города. Несмотря на успех операции, цель достигнута не была, так как в Казани располагались многочисленные водоёмы, из которых жители могли добывать питьевую воду. Тем не менее, в городе, лишённом важного источника питьевой воды, начались болезни.

6 сентября русские войска под командованием князя Андрея Горбатого предприняли поход на Арск. Поход был спровоцирован частыми набегами черемисов, причинявших большие неприятности осаждавшим. Значительную часть царских войск составляли пешие стрельцы и темниковская мордва. Арск был взят, и царские войска установили контроль над всей Арской стороной, захватив немало пленных и скота.

Одновременно с этим в связи с сильными ливнями и бурями затонуло множество судов с припасами, лишив тем самым русские войска значительной части запасов продовольствия.

Неожиданным приятным "сюрпризом" для русских войск стало появление под осажденной Казанью целой армии донских казаков под командой атамана Сусара Федорова, предложивших московскому царю свои услуги. Однако, само появление казаков сперва вызвало большой переполох, поскольку многочисленное казачье войско подошло ночью и, став лагерем, разожгло множество костров для обогрева и приготовления пищи. Появление в темноте большого количества огней свидетельствовало о появлении значительной военной силы и вызвало беспокойство, как в лагере осажденных, так и в лагере осаждавших. Последние были вынуждены скрытно послать под покровом ночи лазутчиков для выяснения принадлежности неизвестной военной силы. Возвратившиеся лазутчики еще больше напугали русское войско, рассказав о том, что они увидели, поскольку сам вид казаков представлял на тот момент, по меньшей мере, экзотическое (а ночью — еще и довольно страшное) зрелище. Дело в том, что отправляясь в поход, казаки специально набили в донских плавнях всякой птицы и "украсили" свое одеяние, нашив на него во множестве добытое птичье перо.

Появление казаков значительно продвинуло ход осады, поскольку с их появлением, русское войско стало активно применять тактику ведения минно-взрывных подкопов под стены осажденного города. Есть предание, что минными подкопами руководили английский инженер Бутлер и литвин Розмысл (настоящее имя Эразм). Эта тактика и принесла впоследствии желаемый успех.

Русские войска вели тщательную подготовку к решительному штурму. К 30 сентября туры были придвинуты практически ко всем воротам города. Между крепостной стеной и турами оставался лишь ров. На многих участках рвы были засыпаны землёй и лесом. Русские возвели через них множество мостов. Были сделаны новые подкопы.

Но и осаждённые "не сидели, сложив руки". Они неоднократно предпринимали вылазки, нападая на туры. В ходе одной из таких вылазок казанцам удалось обратить в бегство немногочисленную охрану туров. Другая вылазка, предпринятая осаждёнными у Збойловских ворот, оказалась менее удачной. Ещё одна (последняя) вылазка была наиболее масштабной. Казанские воины сражались врукопашную на мостах и у ворот.

30 сентября был взорван подкоп под стены, стена рухнула. Были подожжены городская стена, ворота и мосты. Однако, атака была отбита. Ценой больших потерь осаждавшим удалось закрепиться в башне, стенах и у Арских ворот. 2 следующих дня русские войска под руководством воевод Михаила Воротынского и Алексея Басманова ожидали противника. В ожидании решительного боя русские загородились крепкими щитами.

Новый подкоп и приступ состоялись 2 октября. В пролом на приступ первыми ринулись казаки и бились отважно. Однако, изнуренные длительной осадой и упорным сопротивлением осажденных, многие русские воины шли на приступ неохотно, многие притворялись мёртвыми или ранеными, о чём свидетельствует А. Курбский в своей "Истории князя великого Московского". Но, когда русские войска ворвались в город и в Казани разгорелись ожесточённые бои, многие из "раненных" и даже "мертвых" "ожили" и тоже ринулись в город:

…и лежащие, глаголемые ранены, воскочиша и творящиеся мертвые воскресоша. И со всех стран не токмо те, но и со станов, и кашевары, и яже были у конех оставлены, и друзие, яже с куплею приехаша, все сбегошася во град, не ратного ради дела, но на корысть многую…

— Курбский "Истории князя великого Московского", с. 27.

чем не замедлили воспользоваться защитники, ставшие теснить тех из нападавших, кто не отвлекался на мародерство, но уже порядком утомился "беспрестанно бьющесь". Это вызвало панику среди мародеров:

Корыстовники же оные предреченные, егда увидели, что наши по нужде уступают по малу, бранитесь бусурманом, в таковое абие бегство вдашася, яко во врата многие не попали; но множайшие и с корыстьми чрез стену метались, а иные и корысти повергоша, только вопиюще: секут! секут!"

— Курбский "Истории князя великого Московского", с. 28.

Русское командование приказало убивать паникеров и мародеров — "многих ближних забивати тех, да не падают на сокровищах, также и помогают своим". Эта мера смогла остановить панику, и вскоре русские вновь перешли в наступление. Основная битва внутри города произошла у мечети ханского дворца. Обороной одной из частей города руководил имам Кул-Шариф, погибший в бою с русскими войсками вместе со своими учениками. Казань пала, хан Едигер был захвачен в плен, его воины казнены, а часть лояльных казанцев была переселена за стены посада, на берега озера Кабан, положив основу Старо-татарской слободы Казани.

Последствия

После взятия Казани всё Среднее Поволжье было присоединено к России. Кроме татар в составе России оказались, часто добровольно, многие другие народы, до этого входившие в состав Казанского ханства (чуваши, удмурты, марийцы, башкиры).

В Поволжье был окончательно ликвидирован османский фактор, русским открылись ворота к дальнейшей территориальной экспансии, например к покорению Сибири иАстрахани (осколков Золотой Орды).

Несмотря на захват Казани, город продолжал оставаться экономическим центром всего Среднего Поволжья. Более того, увеличился её торговый оборот, а экономика приобрела более организованный, планомерный характер.

К негативным последствиям столкновений в первые годы после взятия города был тот факт, что татарам-мусульманам в пределах городских стен селиться не разрешалось, что было стандартной практикой в подобных случаях по всей Европе и Азии (по отношению к латышам в Прибалтике, грекам и славянам в Османской империи, франко-канадцам в Канаде и т. д.) с целью избежать саботажа, восстаний и т. д. Тем не менее, острой дискриминации или сегрегации национальных групп в Поволжье удалось избежать, так как уже концу XVIII в. слободы казанских татар слились с городом, а их жители стали консолидирующим ядром татарской народности и нации, не дистанцируясь при этом от русских жителей Поволжья и представителей других национальностей.

За добровольное и героическое участие в штурме Казани царем была дарована жалованная грамота донским казакам на «реку Дон со всеми притоками» в вечное пользование, подтверждающая независимый статус донского казачества. В результате, сношение Царства Руccкого с донскими казаками, вплоть до начала XVIII века, шло через «посольский приказ» (то есть, фактически, через «министерство иностранных дел»).

1990-е и 2000-е годы

На Красной площади стоит храм-памятник взятию Казани.

Татарский сепаратизм и национализм 90-х и 2000-х годов основывался, в том числе, на обвинении, в первую очередь, русских в осаде Казани и подкреплялся лозунгами «Я помню 1552 год» и «Холокост татарского народа — 1552!», татарские националисты отмечают неофициальный «День памяти защитников Казани» ежегодно, считаяКазанское ханство мирным, а Московское княжество агрессивным образованиями, татарской интеллигенцией периодически поднимался вопрос о возведении памятника павшим защитникам Казани от войск Ивана Грозного в 1552 году. 1990-е и 2000-е годы ознаменовались противоречивыми оценками взятия Казани, так критик и литературовед Вадим Кожинов, по этому поводу, отмечал следующее:

«Между прочим, сейчас некоторые казанские татары выступают с гневными обвинениями, что их, мол, Иван Грозный завоевал. Это неправда историческая, потому что у них на троне сидел чужак — потомок Чингисхана со своими монгольскими же сподвижниками. Иван Грозный брал в свои руки власть у одряхлевших остатков монгольской империи, а не боролся с теми, кого называют теперь татарами».

— Вадим Кожинов, «Великая война России».

Иную точку зрения высказывал доктор исторических наук Равиль Габдрахманович Фахрутдинов в учебнике истории он расценивал политику, которое вело Московское княжество оккупационной, а Казанское ханство описывал, преимущественно, жертвой имперских амбиций Ивана Грозного, который отличался своей безнравственной жизнью и человеконенавистническими действиями, а в отношении же покоренных им народов он проводил политику истребления, так же Равиль Фахрутдинов обращал внимание на жестокость русских войск по отношению к татарскому населению и мародерство во время и после взятия Казани. По мнению другого татарского историка Искандера Гилязова, высказанного на встрече президента России Дмитрия Медведева с историками, возникшая, после захвата Иваном Грозным Казани, ассимиляция татар привела к тому, что численность татарского населения возросла незначительно, а численность этнических русских возросла в десятки и сотни раз при том, что, на момент завоевания, численность населения Казанского ханства была почти равной населению Московского государства.

Казанское взятие в искусстве

  • В память о покорении Казани при Иоанне IV возведены храм Василия Блаженного в Москве, храмы в самой Казани.
  • Казанскому взятию посвящена первая в России эпическая поэма — «Россиада» Хераскова.
  • На братской могиле павших воинов в начале XIX века поставлен Храм-памятник в честь Нерукотворенного Образа Спасителя.
  • Покорению Казани были посвящены полотна известных художников.

Источник: www.encyclopaedia-russia.ru

Татарский вопрос был в то время самым актуальным для страны. Он обходился русским в тысячи жизней ежегодно – людей убивали во время набегов и угоняли в рабство, не зря именно Грозный вынужден был ввести в стране невиданный ранее налог – «полоняничные деньги», предназначенные для выкупа пленных. Восточный вектор станет одним из важнейших направлений внешней политики Ивана Грозного. В 1550–1560-х гг. велась огромная работа по укреплению южной границы – активно восстанавливались старые и возводились новые города-крепости, для того чтобы не допустить татар в центр Московского государства. Так в конце 70-х гг. XVI в. была создана знаменитая «засечная черта» – почти непрерывная укрепленная линия, протянувшаяся на несколько сотен километров.

Главная трудность состояла в том, что среди наследников Улуса Джучи (Золотой Орды) появился явный лидер – Крымская Орда, которая всерьез намеревалась повторить то, что уже проделала Москва, – собрать под одно крыло «свои» осколки империи. При этом крымчаки могли надеяться на помощь сильного сюзерена – Османской империи. Они же спровоцировали и обострение «казанской проблемы».

В среде казанской аристократии в конце XV – начале XVI в. боролись две группировки – одна делала ставку на союз с Москвой, другая ориентировалась на Крымское ханство и Османскую империю. В сентябре 1535 г. в Казани произошел переворот и ханом стал крымский царевич Сафа-Гирей. С этого момента начинаются набеги казанцев на восточные районы Русского государства. Со временем нападения казанских татар приобретали все больший размах. Под их удар попадали обжитые, многолюдные места – на западе з?мли до Владимира, а на северо-западе – до реки Сухоны.

За год до коронации Ивана Грозного – в 1546-м – в результате вспыхнувшего в Казани восстания к власти пришла промосковски настроенная аристократия. И хотя царевич Шах-Али (в русских источниках Шигалей) не смог удержать престол, вернув его Сафа-Гирею, стало очевидно, что среди казанской элиты нет единства.

Первый поход на Казань зимой 1547/48 г., возглавляемый царем, окончился неудачей: без артиллерии штурмовать город оказалось невозможно. Подготовка к новому походу началась незамедлительно – осенью 1549 г., а уже в феврале 1550-го русские осадили Казань. Сопротивление жителей города было ожесточенным, и царю пришлось снять осаду. Второй поход также не привел к победе. Тогда русские изменили тактику. В 1551 г. в 20 верстах от Казани при впадении в Волгу реки Свияги возвели крепость – Свияжск. После этого «горная черемиса» (марийцы, жившие на высоком берегу Волги), получившая от московского царя подтверждение ее права владения землями и угодьями, принесла присягу верности русскому царю и признала его власть. Так значительная часть территории Казанского ханства вошла в состав Русского государства.

Летом 1551 г. внутриполитическая ситуация в Казанском ханстве развивалась благоприятно для Ивана Грозного: казанцы приняли предложенные им условия заключения «вечного мира». Согласно этим условиям ханом становился Шах-Али. Номинальный хан, малолетний сын Сафа-Гирея Утемиш-Гирей и правившая за него мать, Сююн-бике, передавались русским воеводам; все русские, находившиеся в плену, должны быть освобождены, Горная сторона признается частью Русского государства. Позже договор был дополнен: вместе с Горной стороной к России отходила половина рыбных угодий на Волге.

Первоначально план исполнялся точно: 11 августа Сююн-бике с сыном были привезены в Свияжск, 15 августа казанцы принесли присягу соблюдать условия мирного договора, на следующий день Шах-Али въехал в Казань, а 17-го были отпущены 2700 русских пленных. Однако вскоре стало ясно, что Шах-Али не сможет удержать престол. Действительно, в результате переворота к власти пришел астраханский царевич Ядигер, которого и провозгласили ханом, последним в истории Казани.

Иван Грозный решил взять Казань штурмом. 23 августа 1552 г. началась долгая и трудная осада. Как отмечает историк Р. Г. Скрынников, «крепость служила резиденцией для хана и его знати. Она не могла вместить большой гарнизон. Ко времени осады орда с кибитками и табунами продолжала кочевать в окрестных степях» [20]. Опасаясь удара в спину, фактический командующий русской армией князь Александр Горбатый-Шуйский со штурмом не спешил, намереваясь сначала разделаться с ордой. И это ему удалось – силы татар, находившиеся вне крепости, были разбиты в сражении на Арском поле.

После этого в дело вступили инженеры. Дьяк Выродков возвел напротив Царевых ворот трехъярусную башню, и установленные на ней пушки обстреливали осажденных поверх крепостных стен. Оставшийся в истории безымянным немецкий инженер подвел четыре подкопа под стены крепости. После взрыва у Арских ворот начался штурм, где особенно отличился воевода Алексей Басманов, занявший со своими отрядами Арскую башню и удерживающий ее два дня, пока наконец русские отряды не ворвались в Казань с разных сторон и 2 октября город был взят.

Взятие Казани Иоанном Грозным. Художник Петр Коровин

Именно со взятия Казани началась громкая слава многих упомянутых в этом рассказе. Вокруг совершившего великий подвиг молодого царя сформировался своеобразный пантеон героев, совсем как в греческих мифах. По всей Руси гремела слава Владимира Старицкого, Алексея Адашева, Александра Горбатого-Шуйского, Андрея Курбского, Алексея Басманова, Михаила Воротынского…

Значение этой победы было огромным. Историк Б. Н. Флоря отмечал: «Казанская победа означала перелом в истории отношений России с ее южными и восточными соседями. Теперь Россия уже не только защищалась от нападений с их стороны, но и сама перешла в наступление, а одно из недавно угрожавших ей “царств” – наследников Золотой Орды вошло в состав Русского государства» [27].

Итак, к началу 50-х гг. все на первый взгляд складывалось наилучшим образом. Страна выбралась из ямы, где пребывала весь период боярского правления – более того, начался подъем, который удивлял своей стремительностью. В государстве проведены необходимые реформы, на Стоглавом соборе решены важнейшие для Средневековья вопросы вероисповедания. Сокрушен самый близкий и один из самых опасных врагов – Казанское ханство, Московское государство обезопасило свои восточные границы.

Накануне войны произошла консолидация всего русского общества – большая война и большая победа по-настоящему сплотили народ. Во главе государства встал умный, деятельный и безмерно популярный в народе правитель, которому к тому же было всего 23 года.

Как писал Карамзин, «…казалось, что Бог хотел в Иоанне удивить Россию и человечество примером какого-то совершенства, великости и счастия на троне… Но здесь восходит первое облако над лучезарною главою юного Венценосца» [3].

Что же произошло? 1 марта 1553 г. молодой царь тяжело заболел – как свидетельствует летопись, «мало и людей знаяше» [28], то есть постоянно находился в беспамятстве и никого не узнавал. Чуда ждать не приходилось, казалось, едва поднявшаяся с колен страна вот-вот рухнет в пропасть очередной катастрофы. Перед российской элитой встал вопрос: как если не предотвратить, то хотя бы ослабить тяжелые последствия, неизбежные в случае смерти царя? И главным конечно же был вопрос наследования.

Сыну Ивана, царевичу Дмитрию, было всего несколько месяцев – он родился во время возвращения Грозного из казанского похода. История повторяется? Опять малолетний государь, опять регентское правление, опять подтачивающая страну борьба боярских группировок за власть… Неудивительно, что часть боярства задумалась об альтернативном варианте. А такой вариант был.

Новая система наследования – от отца к сыну – еще не успела закрепиться, и в памяти народа был свеж старый закон, когда правителю наследовал не сын, а младший брат. Единственный уцелевший во времена братоубийственной резни близкий родственник Ивана – его двоюродный брат Владимир Андреевич Старицкий – обещал стать неплохим царем.

Несмотря на то что отца Старицкого уморили в тюрьме во времена боярского правления, а сам Владимир еще ребенком вместе с матерью почти 4 года провел в заключении, выросшие кузены если и не дружили, то были в весьма неплохих отношениях. Владимир принимал активное участие в государственных делах и военных походах, часто заменяя брата на престоле во время его отсутствия – например в 1549 г., когда Иван IV возглавлял поход на Казань. Во время штурма Казани князь Владимир командовал царской дружиной, он со своим отрядом одним из первых ворвался в город и первым поздравил брата с победой.

Когда умирающий Иван пришел в себя и потребовал привести всех к присяге своему сыну, без разговоров присягу принес только «ближний круг». Другие же боярские роды, чувствующие себя обойденными, присягать «царю в пеленках» отказались, требуя сначала утвердить регентский совет с равномерным представительством сильнейших фамилий. В этом не было ничего удивительного. Все понимали, что после смерти Грозного Избранная рада не проживет и дня – без своего высокого покровителя ее худородные вожди не представляли собой ничего. Все их государственные таланты не имели никакого значения: за Адашевым и Сильвестром не было ни мощных боярских кланов, ни воинских дружин, ни земель, где можно собрать ополчение, ни даже больших денег.

Значит, все, как и несколько десятилетий назад, будет решать схватка боярских родов между собой. И здесь все козыри были у Захарьиных-Юрьевых: и без того один из самых сильных русских кланов многократно усилился после того, как его представительница стала царицей. Именно против будущей гегемонии Захарьиных и восстала Боярская дума. С полного ее одобрения Федор Адашев, отец царского любимца, и заявил тогда: «…сын твой, государь наш, еще в пеленицах, а владеть нами Захарьиным, Данилу з братьею, а мы уж от бояр до твоего возрасту беды видели многия» [24].

Некоторые тайно начали переговоры со Старицкими. Сам же удельный князь занял осторожную позицию – в итоге все-таки присягнул, но не сразу. Открыто взбунтовалась его мать, похоже, так и не простившая «москвичам» смерти мужа. Она трижды отказывалась приложить к «целовальной грамоте» своего сына его печать, глумилась, «что то, де, за целование, коли невольное» и вообще «много речей бранных говорила» [24].

До открытого бунта дело, впрочем, не дошло – Иван неожиданно пошел на поправку и вскоре встал на ноги. Однако случившееся оказало огромное влияние на характер Ивана и его мировоззрение. Он понял, сколь тонка грань между порядком и анархией и как быстро рушится то, что ты возводил годами. Боярские «брань велия и крик и шум велик, и слова многие бранныя» [27] у его постели, судя по всему, вновь вернули его в мрачную атмосферу детства. Он был добр и милостив, он во всем следовал советам убеждавших его жить праведно Алексея и Сильвестра – и что получил взамен?

Выздоровев, Иван вопреки советам Избранной рады уехал на длительное богомолье в Кириллов монастырь. Ему надо было о многом подумать. С одной стороны – давние друзья, которые настоятельно советуют приструнить родственников жены и успокоить народ. С другой – любимая жена, восставшая против друзей, которая чуть не каждый день намекает – пора бы, мол, уже своим умом жить, а не кого-то слушать. Возможно, на богомолье царь отправился именно затем, чтобы спокойно все обдумать и принять чью-то сторону.

Но по возвращении из монастыря случилась огромная беда: на реке Шексне при посадке на корабль царевича Дмитрия уронили в воду и младенец утонул. Смотреть за наследником было поручено Захарьиным, к тому же именно Данила Романович и Василий Михайлович Юрьевы вели по сходням уронившую ребенка кормилицу. Скорее всего, именно эта трагедия привела к тому, что многие родственники царицы на следующий год лишились своих постов. С засильем Захарьиных было покончено, но отношения между Анастасией и Избранной радой испортились окончательно. Реформаторы получили в лице царицы серьезного врага, который к тому же имел огромное влияние на Ивана IV – свою первую жену царь любил без памяти.

Как отмечает большинство исследователей, именно тогда и появляются первые признаки охлаждения Грозного к Сильвестру и Адашеву. Выбор был уже сделан, да и внутриполитические проблемы вскоре отступили перед внешнеполитическими.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru

Покорение казани иваном грозным В середине 1540-х годов в восточной политике Русского государства наметился перелом. Эпоха боярского правления в Москве, которая переключала основное внимание и силы на борьбу за власть, завершилась. Это положило конец сомнениям московского правительства в отношении Казанского ханства. Казанское правительство Сафа-Гирея (казанский хан в 1524—1531, 1536—1546, июль 1546 — март 1549 гг.) фактически само подталкивало Московское государство к решительным действиям. Сафа-Гирей упорно цеплялся за союз с Крымским ханством и постоянно нарушал мирные соглашения с Москвой. Казанские князья регулярно совершали грабительские набеги на приграничные русские земли, получая значительные доходы за счёт продажи людей в рабство. На границе между Московским царством и Казанским ханством продолжалась бесконечная война. Игнорировать враждебность поволжского государства, влиянием на него Крыма (а через него и Османской империи) и мириться с набегами татар усилившаяся Москва уже не могла.

Казанское ханство необходимо было «принудить к миру». Вставал вопрос – как это сделать? Прежняя политика с поддержкой прорусской партии в Казани и сажания на престол ставленников Москвы фактически провалилась. Обычно, как только Москва сажала на престол Казани «своего хана», тот быстро осваивался и начинал проводить политику враждебную России, ориентируясь на Крым или Ногайскую Орду. В это время большое влияние на политику Русского государства оказывал митрополит Макарий, который стал инициатором многих предприятий Ивана IV. Постепенно в его окружении митрополита стала зарождаться идея силового решения вопроса, как единственного средства прекращения татарских вторжений в восточные области государства. При этом первоначально полного завоевания и подчинения Казани не предусматривалось. Казань должна была сохранить автономию во внутренних делах. Уже в процессе боевых действий 1547-1552 гг. эти планы были скорректированы.

Казанские походы Ивана IV (1545—1552 гг.)

Известно несколько казанских походов государя Ивана Васильевича, в большинстве которых он принял личное участие. Этим обстоятельством подчёркивалось значение, которое придавалось данным походам государем и его ближайшим окружением. Почти все операции проводились зимой, когда Крымское ханство обычно не проводило походов на Русь, и можно было основные силы с южных рубежей перебрасывать на Волгу. В 1545 году состоялся первый поход московских войск на Казань. Операция имела характер военной демонстрации с целью усиления московской партии, которая в конце 1545 года сумела выгнать из Казани хана Сафа-Гирея. Весной 1546 года на казанский престол был посажен московский ставленник — касимовский царевич Шах-Али. Однако вскоре Сафа-Гирей при поддержке ногайцев сумел вернуть себе власть, Шах-Али бежал в Москву.

В феврале 1547 года «в казанские места» отправили войска под началом воевод Александра Горбатого и Семена Микулинского. Полки под их командованием были отправлены из Нижнего Новгорода в ответ на обращение о помощи черемисского (марийского) сотника Атачика (Тугая) «с товарищи», которые заявили о желании служить великому князю московскому. Сам царь в походе не участвовал, так как был занят свадебными делами – он женился на Анастасии Романовне Захарьиной-Юрьевой. Русское войско дошло до устья Свияги и повоевало многие казанские места, но затем вернулась в Нижний Новгород.

Следующую операцию возглавил сам царь. В ноябре 1547 года из Москвы во Владимир перебросили войска во главе с Дмитрием Бельским, а 11 декабря из столицы отбыл и сам государь. Во Владимире были сосредоточены пехотные полки и артиллерия («наряд»). Войска должны были из Владимира идти к Нижнему Новгороду, а затем на Казань. На Мещере готовили к походу второе войско под командованием воеводы Федора Прозоровского и Шах-Али. В его состав входили конные полки. Из-за необычайно теплой зимы выход основных сил затягивался. Артиллерию привезли во Владимир, с большими усилиями из-за дождей и бездорожья, только 6 декабря. А Нижнего Новгорода главные силы достигли только в конце января, и только 2 февраля армия пошла вниз по Волге, к казанской границе. Через два дня из-за нового потепления армия понесла большие потери – большая часть осадной артиллерии провалилась в реку, потонули и многие люди, войскам пришлось остановиться на острове Работка. Потеря артиллерии, утонувшей в Волге в самом начале похода, не сулила успеха задуманному предприятию. Это обстоятельство заставило царя вернуться в Нижний Новгород, а затем в Москву. Однако часть армии, соединившись 18 февраля на реке Цивиле конными полками Шах-Али, двинулась дальше. В сражении на Арском поле воины Передового полка князя Микулинского разбили войско Сафа-Гирея и татары бежали за стены города. Однако идти на штурм без осадной артиллерии русские военачальники не решились и простояв неделю у стен Казани, отступили в свои пределы.

Татары организовали ответное нападение. Большой отряд под началом Арака напал на галицкие земли. Костромской наместник Захарий Яковлев организовал преследование, настиг и разгромил отягощённого полоном и добычей врага на Гусевом поле, на реке Езовке.

В марте в Москве получили известие о смерти непримиримого врага Русского государства хана Сафа-Гирея. По официальной версии правитель «пьяный убился во дворце». Казанское посольство не смогло получить нового «царя» из Крыма. В результате ханом провозгласили двухлетнего сына умершего хана — Утямыша-Гирея (Утемыша-Гирея), от имени которого стала править его мать царица Сююмбике. Эту новость сообщили в Москву казаки, которые перехватили в «Поле» казанских послов. Русское правительство решило воспользоваться наступившим в Казанском ханстве династическим кризисом и провести новую военную операцию. Ещё летом были высланы передовые силы под началом Бориса Ивановича и Льва Андреевича Салтыковых. Основные силы по поздней осени 1549 года были заняты – охраняли южную границу.

Зимний поход 1549-1550 гг. был подготовлен весьма основательно. Полки собирались во Владимире, Шуе, Муроме, Суздале, Костроме, Ярославле, Ростове и Юрьеве. 20 декабря из Владимира в Нижний Новгород была выслана артиллерия под началом воевод Василия Юрьева и Федора Нагого. Царь, получив благословение митрополита Макария, выступил с полками в Нижний Новгород. 23 января 1550 года русская армия вниз по Волге направилась в Казанскую землю. Под Казанью русские полки были 12 февраля, татары не решились дать бой под стенами города. Началась подготовка к штурму хорошо укрепленного города. Однако погодные условия вновь оказали решающее влияние на срыв операции. По свидетельству летописей зима стояла очень теплая, слякоть, сильные дожди не позволили вести правильную осаду, организовать сильную бомбардировку крепости и обеспечить тылы. В результате пришлось отвести войска.

Подготовка к новому походу. Политическая ситуация в Казанском ханстве и переговоры с Москвой

Русское командование пришло к выводу, что основная причина неудачных походов 1547-1550 гг. скрывается в невозможности наладить хорошее снабжение войск, отсутствие сильной тыловой опорной базы. Русские войска были вынуждены действовать на вражеской территории, вдали от своих городов. Было решено возвести крепость при впадении в Волгу реки Свияги, недалеко от Казани. Превратив эту крепость в крупную базу, русская армия могла контролировать все правобережье Волги («Горную сторону») и ближние подступы к Казани. Основной материал для стен и башен, а также жилых помещений и двух храмов будущей русской твердыни заготовили уже зимой 1550-1551 года на Верхней Волге в Углицком уезде в отчине князей Ушатых. Наблюдал за выполнение работ дьяк Иван Выродков, которые отвечал не только за изготовлением крепости, но и за её доставку к устью Свияги.

Одновременно с этой сложной инженерной операцией был проведён целый ряд мероприятий военного характера, которые были должны прикрыть фортификационные работы на Круглой горе. Князь Пётр Серебряный получил весной 1551 года приказ возглавить полки и идти «изгоном на казанский посад». Одновременно вятская рать Бахтеара Зюзина и волжские казаки должны были занять основные перевозы по главным транспортным артериям Казанского ханства: Волге, Каме и Вятке. На помощь воеводе Зюзину был выслан из Мещеры 2,5 тыс. отряд пеших казаков во главе с атаманами Севергой и Елкой. Они должны были «Диким полем» пройти к Волге, сделать суда и повоевать казанские места вверх по реке. Действия казачьего отряда были успешными. Другие отряды служилых казаков действовали на Нижней Волге. На их действия жаловался московскому государю нурадин Ногайской Орды Измаил, сообщивший, что казаки «У Волги оба берега отняли и волю у нас отняли и наши улусы воюют».

Рать князя Серебряного выступила в поход 16 мая 1551 года и уже 18-го была у стен Казани. Нападение русских воинов было неожиданным для казанских татар. Воины воеводы Серебряного ворвались в посад и пользуясь внезапностью удара, нанесли врагу большой ущерб. Затем казанцы смогли перехватить инициативу и оттеснить русских воинов к их судам. Рать Серебряного отступила и встала лагерем на реке Свияге, ожидая прибытия армии под началом Шах-Али и доставки основных конструкций крепости. Огромный речной караван, которые был организован для доставки материалов крепости, отбыл в апреле и прибыл к месту в конце мая.

В апреле из Рязани в «Поле» было направлено войско под командованием воевод Михаила Вороного и Григория Филиппова-Наумова. Рать должна была прервать коммуникации между Казанью и Крымским ханством. Активность русских войск ошеломила казанское правительство и отвлекла внимание от начатого 24 мая строительства Свияжской крепости. Твердыню возвели за четыре недели, несмотря на ошибку проектировщиков, которые ошиблись в длине стен почти в половину. Русские воины исправили этот недостаток. Крепость называли Ивангородом Свияжским.

Возведение сильной крепости в центре владений Казанского ханства продемонстрировало силу Москвы и способствовало переходу на сторону русских ряда поволжских народностей – чувашей и горных марийцев. Полная блокада водных путей русскими отрядами осложняла внутриполитическую ситуацию в Казанском ханстве. В Казани назревало недовольство правительством, составленного из крымских князей во главе с уланом Кощаком, главным советником царевны Сююмбике. Крымцы увидев, что дело запахло жаренным, решили сбежать. Они собрали своё имущество, пограбили, что возможно и бежали из города. Однако крымскому отряду, который насчитывал около 300 человек, сбежать не удалось. На всех перевозах стояли крепкие русские заставы. В поисках безопасного пути крымцы значительно отклонились от первоначального пути и вышли к реке Вятке. Здесь в засаде стоял вятский отряд Бахтеара Зюзина и казаки атаманов Павлова и Северги. Во время переправы татарский отряд был атакован и уничтожен. Кощака и сорок пленных отвезли в Москву, где «государь за их жестокосердие казнить велел смертию».

Новое казанское правительство возглавил оглан Худай-Кул и князь Нур-Али Ширин. Они были вынуждены пойти на переговоры с Москвой и согласиться принять ханом угодного Москве Шах-Али («царя Шигалея»). В августе 1551 года казанские послы согласились выдать Москве хана Утямыш-Гирея и его мать царицу Сююмбике. Утямыша крестили в Чудовом монастыре, он получил имя Александр и был оставлен на воспитание при Московском дворе (умер в двадцатилетнем возрасте). Сююмбике через некоторое время была отдана замуж за касимовского правителя Шах-Али. Кроме того, казанское посольство признало присоединение к Русскому государству «Горной» (западной) стороны Волги и согласилось запретить рабство христиан. 14 августа 1551 года на поле в устье реки Казанки состоялся курултай, где татарская знать и мусульманское духовенство одобрили заключённое с Москвой соглашение. 16 августа новый хан торжественно въехал в Казань. Вместе с ним приехали и представители Москвы: боярин Иван Хабаров и дьяк Иван Выродков. На следующий день казанские власти передали им 2700 русских пленных.

Однако правление нового татарского царя было недолгим. Обезопасить себя и немногих своих сторонников новый хан мог только введя в город значительный русский гарнизон. Однако, не смотря на своё шаткое положение, Шах-Али согласился ввести в Казань лишь 300 касимовских татар и 200 стрельцов. Правительство Шах-Али было крайне непопулярным. Выдача русских пленников, отказ Москвы выполнить просьбу хана вернуть под власть Казани жителей Горной стороны вызвали ещё большое раздражение татарской знати. Хан попытался силой подавить оппозицию, но репрессии только усугубили ситуацию (за ханом не было силы, чтобы его бояться).

В связи с ситуацией в Казанском ханстве в Москве, где внимательно следили за развитием событий, стали склоняться к радикальному решению: удалению Шах-Али из Казани и замене его русским наместником. Эту идею продвигала часть казанской знати. Неожиданные действия хана, который узнал о решении московского правительства, изменили ситуацию к худшему. Он решил покинуть престол, не ожидая официального решения, и покинул Казань. 6 марта 1552 года казанский хан под предлогом поездки на рыбалку уехал из города и отправился в Свияжскую крепость. С собой в качестве заложников он взял несколько десятков князей и мурз. Вскоре поле этого в Казань были направлены русские воеводы, но вступить в город им не удалось. 9 марта под началом князей Ислама, Кебека и мурзы Аликея Нарыкова в городе началось восстание. Власть в Казани захватили сторонники продолжения войны с Русским государством во главе с князем Чапкуном Отучевым. Многие русские, которые находились в городе, были застигнуты врасплох и попали в плен. Подошедший русский отряд уже не мог изменить ситуацию, русские воеводы вступили в переговоры и затем были вынуждены отступить. При этом боевых действий не велось, посад не сожгли, русские воеводы ещё надеялись решить дело миром.

Новое казанское правительство пригласило на трон астраханского царевича Ядыгар-Мухаммеда (Едигера), которого сопровождал отряд ногайцев. Казанские татары возобновили боевые действия, стараясь вернуть под свою власть Горную сторону. Москва приняла решение начать подготовку нового похода и возобновила блокаду речных путей Казани.

Казанский поход июня—октября 1552 года. Взятие Казани

Подготовка похода началась ещё ранней весной. В конце марта – начале апреля в Свияжскую крепость из Нижнего Новгорода переправили осадную артиллерию, боеприпасы и провиант. В апреле – мае 1552 года в Москве и других русских городах была сформирована армия численностью до 150 тыс. человек при 150 орудиях. К маю полки были сосредоточены в Муроме – Ертоульный полк (полк конной разведки), в Коломне – Большой полк, полк Левой руки и Передовой полк, Кашире — Правой руки полк. Часть собранных в Кашире, Коломне и других городах войск выдвинулось к Туле, и отразила нападение крымских войск Девлет-Гирея, который попытался сорвать замыслы Москвы. Крымским татарам только на четыре дня удалось отсрочить выступление русской армии.

3 июля 1552 года поход начался. Войска шли двумя колоннами. Через Владимир, Муром на реку Суру, к устью реки Алатырь шли Сторожевой полк, Левой руки полк и Государев полк во главе с царем Иваном Васильевичем. Через Рязань и Мещеру к Алатырю двигались Большой полк, Правой руки полк и Передовой полк под началом Михаила Воротынского. У Борончеева Городища за р. Сурой колонны объединились. 13 августа армия достигла Свияжска, 16-го начала переправу через Волгу, которая продолжалась три дня. 23 августа огромная армия подошла к стенам Казани.

Неприятель успел хорошо подготовиться к новой войне и укрепил город. Казанский кремль имел двойную дубовую стену, заполненную щебнем и глинистым илом и 14 каменных башен-«стрельниц». Подступы к крепости прикрывали русла р. Казанка – с севера и р. Булака – с запада. С других сторон, особенно от Арского поля, удобного для проведения осадных работ, располагался ров, который достигал 6-7 метров в ширину и до 15 метров в глубину. Наиболее уязвимыми местами были ворота – их было 11, хотя они и защищались башнями. На городских стенах воинов защищал парапет и деревянная кровля. В самом городе была цитадель, которая располагалась в северо-западной части города, на возвышенности. «Палаты царские» от остального города были защищены глубокими оврагами и каменной стеной. Город защищал 40-тыс. гарнизон, в состав которого вошли не только все имеющиеся воины, но и всё мужское население Казани, включая 5-тыс. контингент мобилизованных восточных купцов. Кроме того, татарское командование подготовило оперативную базу для ведения боевых действий за стенами города, в тылу осаждающей вражеской армии. В 15 верстах от р. Казанки, был построен острог, подступы к которому надежно прикрывали засеки и болота. Он должен был стать опорой для 20-тыс. конной армии царевича Япанчи, Шунак-мурзы и арского (удмуртского) князя Евуша. Это войско должно было совершать внезапные нападения на фланги и тылы русской армии.

Однако эти меры не спасли Казань. Русская армия имела большое превосходство в силах и применила новейшие методы ведения боевых действий, не знакомые татарам (сооружение подземных минных галерей).

Сражение за город началось, как только русские войска приблизились к Казани. Татарские воины атаковали Ертоульный полк. Момент для удара был выбран очень удачно. Русские только переправились через реку Булак и поднимались по крутому склону Арского поля. Другие русские войска находились на другом берегу реки и не могли сразу принять участие в сражение. Вышедшие из крепости татары от Ногайских и Царевых ворот ударили по русскому полку. Казанское войско насчитывало 10 тыс. пеших и 5 тыс. конных воинов. Положение спасли усилившие Ертоульский полк казаки и стрельцы. Они находились на левом фланге и открыли сильный огонь по противнику, казанская конница смешалась. В это время подошли подкрепления и усилили огневую мощь Ертоульского полка. Татарская конница окончательно расстроилась и обратилась в бегство, смяв свои пехотные порядки. Первое столкновение завершилось победой русского оружия.

Осада. Город был окружён длинными траншеями, окопами и турами, в ряде мест построили частокол. 27 августа начался артиллерийский обстрел Казани. Огонь артиллерии поддерживали стрельцы, отбивая вылазки врага и не давая врагам находится на стенах. Среди «наряда» были «великие» пушки имевшие имена: «Кольцо», «Соловей», «Змей летучий», Ушатая» и др.

Первоначально осаду осложняли действия войск Япанчи, который совершал свои нападения по знаку с крепости – поднимали большое знамя на одной из башен. Первый налёт был произведён 28 августа, на следующий день атака повторилась и сопровождалась вылазкой казанского гарнизона. Действия отрядов Япанчи были слишком серьёзной угрозой, чтобы не обращать на него внимание. Был собран военный совет и на нём приняли решение направить против войска Япанчи 45 тыс. войско под началом воевод Александра Горбатого и Петра Серебряного. 30 августа русские воеводы притворным отступлением выманили татарскую конницу на Арское поле и окружили неприятеля. Большая часть вражеского войска была уничтожена, поле было просто усеяно вражескими трупами. Только часть вражеского войска смогла пробиться из окружения и укрыться в своём остроге. Врагов преследовали до реки Киндери. В плен взяли от 140 до 1 тыс. воинов Япанчи, они были казнены перед стенами города.

6 сентября рать Горбатого и Серебряного выступила в поход к Каме, получив задачу жечь и разорять казанские земли. Русская рать взяла штурмом острог на Высокой горе, большая часть защитников была перебита. Согласно летописи, в этом сражении все русские военачальники сошли с коней и приняли участие в схватке. В результате главная база противника, который совершал нападения на русские тыла, была уничтожена. Затем русские войска прошли более 150 верст, уничтожая местные селения и дойдя до реки Камы, они повернули и с победой вернулись к Казани. Казанское ханство постигла судьба русских земель, когда их разоряли татарские отряды. Противнику был нанесён сильный удар, обезопасивший русскую армию от возможного удара с тыла. За десять дней похода русские воины разрушили 30 острогов, захватили 2-5 тыс. пленных и множество голов скота.

После разгрома войска Япанчи осадным работам помешать уже никто не мог. Русские батареи всё ближе приближались к стенам города, их огонь становился всё губительнее. Напротив Царевых ворот была подготовлена большая 13-метровая осадная башня, которая была выше вражеских стен. На ней установили 10 больших и 50 малых пушек (пищалей), которые с высоты этого сооружения могли обстреливать улицы Казани, нанося большой урон защитникам. Кроме того, 31 августа находившийся на государевой службе «немчин» Розмысел и его русские ученики, обученные осадному делу, начали вести подкопы под стены, чтобы установить мины. Первый заряд заложили под казанский тайный водный источник в Дауровой башне крепости. 4 сентября в подземную галерею заложили 11 бочек с порохом. Взрыв не только уничтожил тайный ход к воде, но и сильно повредил городские укрепления. Затем подземным взрывом были разрушены ворота Нур-Али («Муравлевы ворота»). Татарский гарнизон с трудом смог отбить начавшуюся русскую атаку и выстроить новую линию обороны.

Эффективность подземной войны была очевидна. Русское командование решило продолжить разрушать вражеские укрепления и обстрел города, воздержавшись от преждевременного штурма, который мог привести к большим потерям. В конце сентября были подготовлены новые подкопы, взрывы в которых должны были стать сигналом к общему штурму Казани. Туры были придвинуты практически ко всем воротам крепости, между крепостной стеной и ними оставался лишь ров. На тех участках, где собирались вести штурмовые действия рвы были засыпаны землёй и лесом. Также через ров возвели множество мостков.

Штурм. Накануне решающего штурма русское командование послало в город мурзу Камая (в русской армии был значительный татарский контингент) с предложением капитуляции. Оно было решительно отвергнуто: «Не бьем челом! На стенах и на башнях Русь, мы иную стену поставим, да все помрём или отсидимся». Ранним утром 2 октября началась подготовка к атаке. Около 6 часов утра полки были расставлены на заранее определённых местах. Тылы были защищены крупными конными силами: касимовских татар направили на Арское поле, другие полки встали на Галицкой и Ногайской дорогах, против черемисов (марийцев) и ногайцев, небольшие силы которые действовали в окрестностях Казани. В 7 часов прогремели взрывы в двух подкопах, в них заложили 48 бочек пороха. Взорванными были участки стены между Аталыковыми воротами и Безымянной башней, и между Царевыми и Арскими воротами.

Крепостные стены со стороны Арского поля оказались почти полностью уничтоженными, в проломы ворвались русские воины. В первой линии атакующих шло 45 тыс. стрельцов, казаков и «боярских детей». Штурмующие довольно легко проникли в город, но на узких улочках Казани развернулись ожесточённые схватки. Ненависть копилась десятилетиями, и горожане знали, что их щадить не будут, поэтому дрались до последнего. Наиболее прочными очагами сопротивления оказались главная мечеть города на Тезицком овраге и «царски палаты». Поначалу все попытки прорваться во внутреннюю цитадель, отделенную от города оврагом, провалились. Русскому командованию пришлось ввести в бой свежие резервы, которые окончательно сломили сопротивление неприятеля. Русские воины пробились через мечеть, всё её защитники во главе с верховным сеидом Кол-Шарифом (Кул-Шарифом) пали в бою. Последнее сражение произошло на площади перед ханским дворцом, где оборону держало 6 тыс. татарских воинов. Хан Ядыгар-Мухаммед был взят в плен (был крещен с именем Симеон и получил в удел Звенигород). Все остальные татарские воины пали в бою, пленных не брали. Мужчин спаслось немного, те кто смог сбежать со стен, под обстрелом перешли Казанку и пробились в леса. Кроме того, была отправлена сильная погоня, которая отловила и уничтожила значительную часть последних защитников города.

После подавления сопротивления в город вступил царь Иван Грозный. Он осмотрел Казань, приказал потушить пожары. Себе он «взял» пленного казанского «царя», знамена, пушки и имеющиеся в городе запасы пороха, остальное имущество было отдано простым ратникам. На Царских воротах по соизволению царя Михаил Воротынский водрузил православных крест. Оставшаяся часть населения города была переселена за его стены, на берега озера Кабан.

12 октября царь покину Казань, её наместником был назначен князь Горбатый, под его началом остались воеводы Василий Серебряный, Алексей Плещеев, Фома Головин, Иван Чеботов и дьяк Иван Бессонов.

Последствия

— В состав Русского государства были включены огромные территории Среднего Поволжья и ряд народов (татары, марийцы, чуваши, удмурты, башкиры). Россия получила важный экономический центр – Казань, контроль над торговой артерией – Волгой (его установление завершено после падения Астрахани).

— В Среднем Поволжье был окончательно уничтожен враждебный османско-крымский фактор. С восточных границ снята угроза постоянного вторжения и увода населения в рабство.

— Русским открылся путь к дальнейшему продвижению на юг и восток: к низовьям Волги (Астрахани), за Урал.

Источник: topwar.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.