Первая жена ивана грозного анастасия романовна

Когда В.В. Путин сообщил подданным о своём разводе, я подумал о том, что это очень мужественный шаг. Несомненно, ради интересов государства ему следовало бы заключить династический брак. С интересом начал присматриваться к возможным кандидатам: Роза Отунбаева, Даля Грибаускайте, Аннели Яаттеенмяки, Ангела Меркель… Нет, всё таки это ОЧЕНЬ мужественный поступок.

И тут же вспомнилась история 500-летней давности, когда Царь Иоанн IV предлагал руку и сердце королеве Англии Елизавете, а чуть погодя, её племяннице Марии Гастингс. Самое интересное, что он делал это будучи счастливо женатым)

92821815_3646910_jeni_ivana_groznogo

Конечно, было бы здорово, если бы королева Елизавета стала бы женою Иоанна, ездили бы мы сейчас все на Ягуарах и Роверах. Впрочем, тут возможен и пессимистичный сценарий — возможно, островитяне пересели бы на Жигули…Но, не сложилось. Ответила хитрая Елизавета нашему соколику, что уже повенчана… с Англией, и будет хранить ей верность, оставаясь девственницей. А иначе, мол, её подданные не поймут.


483px-Elizabeth_I_of_England_Marcus_Gheeraerts_the_Elder

Этот отказ очень оскорбил мужское самолюбие Иоанна, да и женское легкомыслие, не понимающее всех выгод династического брака его сильно раздражало… Сохранилось письмо, переданноерусским царём Елизавете:

Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица.

6n07-003

Обиженный Иоанн в ярости принялся за соотечественниц, но на восьмой жене он опять вспомнил о туманном Альбионе. Прослышал Иоанн, что есть у Елизаветы племянница красоты необыкновенной, Мария Гастингс, Маша значит по нашему) Но, слухи слухами, а брать кота в мешке всё ж таки не хотелось.


послал Иоанн спецпосланника с особым заданием, Фёдора Писемского. Он должен был привезти портрет невесты и подробно сообщить, в меру ли она дородна, бела ли… Послу были даны инструкции: если скажут, что Государь уже женат, отвечать, что взял он в жены дворянскую дочь, не по царскому своему положению. И если племянница королевы достаточно дородна и "великого дела достойна", то объявить, что Государь жену свою оставит и возьмет в жены Марию Гастингс.

Елизавета, наслышанная о любовных подвигах Ивана, решила спасти племянницу. Она сказала послу: "Я слышала, что Государь любит красивых, моя же племянница некрасива… Кроме того, девица лежала в оспе, и нельзя с нее писать портрет, ибо больна она сейчас…"

Писемский согласился ждать, пока Мария выздоровеет. Мурыжили его очень долго, но Фёдор был не из тех, кто отступает. И тогда Елизавета пошла на хитрость. Переодела она в дорогие наряды толстую рябую служанку, да и показала Писемскому, выдав за красавицу Марию… Вот только не учла коварная Елизавета то, что на Руси именно такие толстухи и были в цене! Писемский был в восторге) Вот как описывает эту сцену очевидец Джером Горсей: "Увидев ее, он стал пятиться назад, говоря, что может только один раз взглянуть на ангела, которому суждено стать женой его государя."

Но, нашлись сочувствующие доброжелатели, и нашептали Фёдору Писемскому, что его обманули. И что могут втайне показать настоящую Марию, которая по словам этих доброжелателей была писанной красавицей.


пис. гастингс

Русский посланник был в шоке. Перед его очами явилось нечто высокое, худое и бледное…
С трудом скрывая разочарование, он пишет Иоанну:

"Княжна Гунтинск, Мария Гантис, роста высокого, тонка, бела лицом. Глаза у нее серые, волосы русые, нос прямой, пальцы на руках тонкие и длинные"

Собственно, подобное описание в тогдашней Московии можно было уместить в одно слово — уродина…

Вот такая забавная история взаимоотношение Англии и России 500-летней давности.

Ну, а что же русские жёны? Их было восемь, но первая навсегда осталась для Иоанна самой любимой. Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева была выбрана 17-летним царем на смотре невест из 1500 девиц. По свидетельствам историков и летописцев, Анастасия — единственная из жен, которую Иван Грозный действительно любил и с которой был счастлив. Прожили вместе они 13 счастливых лет. Она родила ему шестерых детей, большинство из которых умерло в младенчестве. Сама царица скончалась в 1560 году: по одной версии – от болезней и частых родов, по другой – ее отравили.

128анас


Личную жизнь царя после смерти Анастасии отражают его собственные слова из послания в Кирилло-Белозерский монастырь: "Горе мне, окаянному!.. Горе мне, грешному! В пьянстве, блуде и прелюбодействе живу…"

В преданиях Александровой слободы остались и необычные воспоминания о голых девах, в которых опричная "братия" стреляла из луков, и рассказы о более привычном применении голых дев. Позже Иоанн рассказывал англичанину Горсею, что он "растлил тысячу дев".

Вскорости Иоанн Грозный снарядил послов искать ему новую невесту у черкесских князей. В итоге была выбрана Мария Темрюковна (до крещения княжна Кученей) – дочь кабардинского князя Темрюка, шестнадцатилетняя красавица. Иван Грозный всегда выбирал красивых женщин, но историки отмечают, что Мария Черкасская обладала удивительной, особенной красотой. Поначалу она не знала ни слова по-русски, правда через какое-то время выучила язык. Она могла настраивать Ивана Грозного против неугодных ей людей. Также она любила наблюдать за казнями, это доставляло ей странное удовольствие.

222темр

В 1569 году умерла опостылевшая Мария Темрюковна, с которой царь перед ее смертью сильно ссорился. Не болела — и вдруг умерла. Царь, естественно, обвинил бояр в отравлении жены.

Спустя некоторое время Иоанн Грозный устроил смотрины невест: в Александровскую слободу привезли две тысячи самых красивых девушек. Сначала царь отобрал 24 красавицы, потом — 12. “Конкурс” был серьезным: сначала девушек осматривали бабки, потом — доктора. В последний день их заставили раздеться догола, после чего царь с сыном Иваном их осмотрели и сделали окончательный выбор. Самой здоровой, желанной и красивой оказалась Марфа Собакина.


322собак

Брак состоялся 28 октября 1571 года, но уже через 15 дней царица Марфа скончалась и, как утверждал царь, скончалась девственницей. Как и в случае с первыми двумя женами Ивана Грозного, ранняя кончина царицы породила подозрения в отравлении и вызвала монарший гнев. Под подозрение попали родственники покойных цариц Анастасии и Марии. Брата последней, Михаила Темрюковича, посадили на кол, а в общей сложности по результатам расследования этого дела было казнено около 20 человек.

После смерти Марфы Иоанн Грозный стал еще более подозрительным и считал, что его хотят свергнуть. Поэтому следующая жена у него появилась не сразу. Ей стала девушка восемнадцати лет, Анна Колтовская. Церковь с трудом разрешила Ивану Грозному третий брак, но на четвертый она не могла согласиться. Анна была не против любимых занятий царя (в основном оргий и шумных гуляний): в ее дворцовой половине всегда было много женщин, которые были готовы всячески угождать Ивану IV.


224Анна Колтовская

По одной из версий, она боролась с опричниной: борьба была успешной, многие опричники были казнены. Ее любил царь и народ, но не любили бояре, известные своей способностью “нашептывать” царю. Именно они надоумили царя заключить Анну в монастырь. Так она стала схимонахиней Дарьей, что означало одиночество до конца жизни. Царица была заточена в подземную келью. После смерти Иоана Анну хотели выпустить, но она осталась в монастыре и умерла в августе 1626 года.

Мария Долгорукая — пятая жена Ивана Грозного. Свадебный пир по поводу этого брака состоялся в ноябре 1573 г. и был очень пышным и веселым. Приехало много именитых гостей, а на улицы Москвы были выставлены столы, заполненные хлебом, мясом и рыбой, а также десятки бочек пива и браги. Однако после брачной ночи Иван вышел из опочивальни печальным и даже удрученным. Затем он приказал закладывать санный поезд и ехать в Александровскую слободу. На следующий день обитатели Александровской слободы увидели, как из ворот царской усадьбы выехали сани, а в них, опутанная веревками, лежала молодая жена Ивана Грозного.

96780816_large_1359383152_2Nagornov_bnuvobl


Лошадь подтащила сани к полынье, пробитой в центре замерзшего пруда, и остановилась. Из ворот следом выехал царь, а с ним рядом шел какой-то начальный человек и, обращаясь к слободчанам, столпившимся на берегу, громко произнес: «Православные! Ныне узрите, как карает великий государь измену. Князья Долгорукие обманным воровским обычаем повенчали государя с девкой, коя до венца слюбилась с неким злодеем и пришла во храм в скверне блудодеяния, о чем государь не ведал. И за то злое, изменное дело повелел великий государь девку Марийку в пруду утопить!»

Анна Васильчикова — шестая супруга царя Ивана Грозного. Царь взял ее к себе в жены около 1575 г. Свадьбу играли в узком кругу, никаких обрядов не справляли.

422Анна Васильчикова

К этому времени Малюту Скуратова-Бельского сменил новый временщик — Василий Умной-Колычев, и царь женился, по предположению некоторых историков, на его родственнице Анне Васильчиковой. Уже через несколько месяцев Умной попал в опалу, а с ним и Васильчиковы. На третий день после казни Умного царь насильно отослал жену в Суздальско-Покровский монастырь.

Седьмая жена Василиса Мелентьева – была женой приближенного Ивана Грозного Никиты Мелентьева. Однажды царь, желая оказать подчиненному особое внимание, приехал к нему в гости. Там он увидел красавицу Василису Мелентьеву, которая приглянулась стареющему Ивану IV. После этого ее муж заболел и умер, а через несколько дней Василиса появилась во дворце.


618Василиса Мелентьева

Удивительно, но Иван Грозный был готов исполнять все ее прихоти . Из дворца были удалены все женщины, которые могли стать соперницами Василисы. Оргии, гуляния, казни практически прекратились – царь присмирел. Василиса хотела стать царицей и достигла своей цели: царь обвенчался с ней. Они прожили вместе два года. Но однажды царь зашел в спальню и увидел жену с любовником. Грозный хоть и любил жену, но приказал вырыть яму на окраине Александровской слободы. Состоялись похороны двух людей, причем священник даже не знал, кого хоронит. В одном гробу был Иван Колычев, а в другом – Василиса Мелентьева, по легенде, живая, связанная, с заткнутым ртом.

Мария Федоровна Нагая — последняя, восьмая жена Ивана Грозного, дочь окольничего Ф.Ф. Нагого. Замуж вышла в 1580 г. с венчанием и богатой свадьбой. В 1582 г. родила Ивану Грозному сына Дмитрия, но вскоре стала царю неугодной и была отправлена в Углич

93672517_3646910_8nag_s_sinom

Из истории Смутного времени мы знаем и о смерти Димитрия, и о той роли, которую пришлось сыграть Марии Нагой, опознав в Лжедмитрии своего погибшего в Угличе сына…


Mariia_nagaia

Что же касается самого любвеобильного царя Иоанна Грозного, так его сватовство к английской княжне происходило как раз в то время, когда Мария Нагая была беременна сыном Димитрием.

Кстати, будучи разочарованным внешностью Марии Гастингс, мысли об Английской невесте так и не оставили Иоанна. Взор свой он обратил в сторону некой Анны Гамильтон.
Но, увы… Английскому проекту не суждено было сбыться. 18 марта 1584 года он внезапно умер за игрой в шахматы.

93672520_3646910_8smert_groznogo_posle_igri_v_shahmati

Источник: foto-history.livejournal.com

Первая русская Царица Анастасия Романовна

Первая жена ивана грозного анастасия романовнаПосле официального венчания на царство (16.1.1547), в феврале 1547 года молодой Царь Иван IV Васильевич решил жениться и устроил смотрины лучших невест из боярских и дворянских семей. Выбор Царя остановился на дочери окольничего Романа Юрьевича Захарьева из рода, известного с середины XIV века, хотя и к высшей знати не принадлежащего.


«Но не знатность, а личные достоинства невесты оправдывали сей выбор, и современники, изображая свойства ее, приписывают ей все женские добродетели, для коих только находили они имя в языке русском: целомудрие, смирение, набожность, чуствительность, благость, соединенные с умом основательным; не говорят о красоте: ибо она считалась уже необходимою принадлежностию счастливой Царской невесты», – писал Н.М. Карамзин в «Истории государства Российского».

Источники сохранили мало сведений о характере и жизни первой русской Царицы и первой, любимой жены Грозного Царя. Анастасия, «ростом маленькая, а коса до полу, богатая», получившая воспитание в затворе боярского терема, не обладала властным характером и не стремилась оказывать влияние на государственные дела мужа. Однако взятие Казани Царь посвятил ей, своей Царице.

Летопись гласит, что «предобрая Анастасия наставляла и приводила Иоанна на всякие добродетели», усмиряя его несдержанный нрав. Русскому летописцу вторит современник Грозного, некий англичанин Дорсет, бывший в Москве по торговым делам: «Эта Царица была такой мудрой, добродетельной, благочестивой и влиятельной, что ее почитали и любили все подчиненные. Великий князь был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом».

Анастасия была талантлива: прекрасно вышивала, рукодельничала. Ей принадлежит заслуга открытия в России первой златошвейной мастерской, где за одним столом работали жены и бояр, и стрельцов, и купцов, замеченные в искусстве «пяличного дела». Пелены, покровцы, плащаницы, воздухи передавались в дар Церкви. Аналогов этим произведениям нет и поныне, а те, что сохранились, составляют безценные собрания музеев.

Анастасия родила царю трех сыновей и трех дочерей. Дочери умерли маленькими, один сын утонул, второго – по одной из версий (возможно, преувеличенной) – «убил отец». И лишь третий, Феодор, станет наследником престола и в 1584 г. Царем. Царицы Анастасии к тому времени уже давно не будет в живых. В 1560 г. она умирает в селе Коломенском, пережив долгую болезнь.

Историки по-разному толковали причины столь ранней смерти. Большинство склонялось к тому, что молодая царица не перенесла частых родов. В одном же из документов, составленных самим Иваном Грозным, высказывается предположение о причине смерти «и отравами царицу Анастасию изведоша». Это добавило Грозному ненависти к прочим боярским интригам. Исследования, начатые в 2000 г., подтвердили факт отравления. Вместе со специалистами из Бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета здравоохранения Москвы геохимики провели спектральный анализ прекрасно сохранившейся темно-русой косы царицы. И установили: содержание солей ртути в волосах превышает норму в несколько раз. Ртуть в те времена была самым распространенным смертельным ядом.

Специалисты также установили возраст Царицы – ей было не более 25–26 лет. Вероятно, в ее смерти были заинтересованы представители высшей знати, стремившиеся устранить «захудалых», «некняжеских» родственников Анастасии из окружения Царя, где они заняли важные государственные посты.

«Вся Москва хоронила свою первую любезную царицу. Когда несли тело в Девичий Вознесенский монастырь, народ не давал пути, теснясь на улицах к гробу. Нищие отказывались брать милостыню, чтобы в этот горестный день не ощутить отрады насыщения», – сказано у Карамзина. Летописи сохранили яркий рассказ о переживаниях Грозного Царя: за гробом он шел, поддерживаемый под руки, так как «от великого стенания и от жалости сердца» еле держался на ногах. «Здесь конец счастливых дней Ивана и России, ибо он лишился не только супруги, но и добродетели…».

После отравления любимой жены жизнь и характер Царя Иоанна IV резко изменились – он стал тем самым Грозным, которому приписано немало жестокостей и преступлений. Даже если многие из них были преувеличены историками-недоброжелателями, все же и малой их части хватает для того, чтобы счесть его безсудные расправы над целыми семьями и родами недопустимыми для христианского правителя, что и ставил ему в вину убитый за это и прославленный Церковью святитель Филипп.

Тем не менее Царица Анастасия и после своей смерти сыграла в русской истории, пожалуй, самую важную роль – она стала связующим звеном между пресекшейся царствовавшей ветвью династии Рюриковичей и новой династией Романовых: призванный Земским Собором Царь Михаил Феодорович был всем дорог как свойственник угасшего царского рода, «по свойству свойственному царскому семени Богом избранный цвет», как внучатый племянник незабвенной царицы Анастасии Романовны.

Использованы материалы:
http://www.rosculture.ru/mkafisha/arc/show/?id=23107&date=07-08-2007&print=Y

Источник: rusidea.org

В истории есть персонажи, которые не относятся к числу активных, но самим своим существованием рождают важные, иногда даже судьбоносные, события, касающиеся будущего всей страны. Такова фигура Анастасии Романовой – первой жены Ивана Грозного. Ее смерть стала одним из поводов к развязыванию опричнины, а пришедшие в начале XVII века на смену Рюриковичам, Годуновым и Шуйским цари из незнатного боярского рода Кошкиных-Захарьиных-Юрьевых апеллировали в своем праве на верховную власть к родству с этой царицей.

Происхождение и фамилия

Анастасия происходила из незнатного боярского рода. В XIV веке на русскую службу двинулось множество иноземцев. Это не было исторической случайностью. Московское государство набирало силу и великие князья нуждались в верных слугах. Именно так, в качестве служилых людей, прибыли на Русь Романовы. Откуда? Вопрос остается открытым. Чаще всего называется два источника их происхождения: Пруссия и Новгород. Сами Романовы впоследствии ссылались на свое западное происхождение, что зафиксировано в Бархатной книге конца XVII века, т.е. тогда, когда эта династия уже укоренилась у власти.

Первым достоверно установленным Романовым был боярин Андрей с неблагозвучным прозвищем Кобыла. Он жил в эпоху Симеона Гордого и ничем особенным современникам не запомнился. От Андрея Кобылы пошли не только Романовы, но и Шереметевы, Колычевы, Неплюевы, Боборыкины, Яковлевы и некоторые другие боярские роды. Сын Андрея Кобылы Федор Кошка – самый заметный представитель этого рода до его возвышения – стал воеводой и дипломатом. Именно его Дмитрий Иванович Московский оставил во главе обороны столицы, когда отправился на Куликово поле для битвы с Мамаем в сентябре 1380 года. У него был сын Иван, который и стал непосредственным предком будущей царицы Анастасии. Он приходился ей прапрадедом. Ни он, ни прадед Захарий Иванович Кошкин, ни дед Юрий Захарьевич, ни отец Роман Юрьевич, как и многие другие Романовы, ничем особенным среди других аналогичных родов не выделялись. Они исправно служили Рюриковичам-Калитичам, ходили в составе московского войска в военные походы, занимали более-менее высокие должности при дворе или в провинции, выполняли различные поручения, участвовали в приемах послов, но таких как они было много.

У будущих Романовых было несколько фамилий и прозвищ, что являлось широко распространенной практикой того времени. Часть из них была образована от прозвищ – Кошкины, часть – от имен предков: Захарьины, Юрьевы. Фамилия «Романовы» более-менее устойчиво закрепилась за представителями этого рода благодаря царице Анастасии, имевшей отчество Романовна.

Она родилась в семье Романа Юрьевича Кошкина-Захарьина-Юрьева, служившего окольничим у Василия III. Дата ее рождения приблизительна – либо 1530, либо 1532 год.

О детстве будущей царицы ничего не известно. Она рано лишилась отца. Роман Юрьевич умер в 1543 году и Анастасия осталась с матерью Ульяной Федоровной. О матери будущей царицы известно мало. Неясно, какого она происхождения и какую фамилию носила до замужества. После смерти мужа, скорее всего, вела жизнь традиционную, замкнутую, а в конце приняла постриг. Ульяна пережила мужа и всех детей, кроме Никиты. Похоронена в Вознесенском соборе Кремля у его северной непочетной стороны.

Вдовство матери вряд ли принципиально повлияло на воспитание будущей царицы. Детьми, а тем более девочками, тогда мало интересовались. Согласно «Домострою», памятнику немного более позднего времени, но отражающему уже сложившуюся традицию, молодая боярышня должна была воспитываться в тереме под строгим надзором женской части семьи. Ее готовили к роли хозяйки, жены и матери. С точки зрения средневекового сознания ни для чего другого женщина не была нужна. Выходить из этой колеи разрешалось только иностранкам: Софья Витовтовна, Софья Палеолог и непосредственная предшественница Анастасии Романовой Елена Глинская пытались сломать эту традицию. Если первые две активно вмешивались в государственные дела, которыми правили их мужья и сыновья, то жена Василия III стала полноправной государыней, опекавшей малолетнего сына Ивана IV. Это был второй, после княгини Ольги в Х веке, случай, когда женщина возглавила Русское государство.

Анастасия не была знакома со своей свекровью. Та умерла еще до ее замужества. Однако печальная судьба их оказалась одинаковой – обе были отравлены.

Царская невеста

Сохранилось предание о том, что Ульяна после смерти мужа пошла с дочерьми за благословением к старцу Геннадию Любимскому и Костромскому. Пожаловалась ему на свою горькую вдовью долю, а тот посоветовал ей не печалиться, поскольку ее дочь станет царицей.

Согласно обычаю, описанному И. Е. Забелиным, в России существовала идущая из Византии, преемницей которой наша страна себя считала, традиция смотра невест. В случае намерения царя жениться объявлялся сбор всех княжон, боярышень и дворянок как столичных, так и провинциальных. Никто желания девушек не спрашивал и их предпочтения не учитывал. Женитьба рассматривалась семьями претенденток исключительно с политической точки зрения: семья царицы становилась приближенной к первому лицу государства, а это сулило высокие должности и хорошие доходы. Дядя Анастасии Михаил Юрьевич был близок ко двору, предположительно, входил в опекунский совет при малолетнем сироте Иване IV и, возможно, имел свои планы относительно брака племянницы. Тем более что частично реконструированная по черепу внешность Анастасии позволяет предположить, что она была красавицей с правильными мягкими чертами лица, темными глазами и роскошными темно-русыми волосами. Было отчего потерять голову неизбалованному женским вниманием юноше – царю.

Девушек свозили в Москву и проводили длительный «кастинг», включавший в себя различные, в том числе, медицинские процедуры. Царь подключался к выбору на последнем этапе, когда оставалось лишь несколько «финалисток». Как выбирал будущую жену Иван Грозный, почему ему приглянулась именно Анастасия, вероятно, впервые тогда его увидевшая, нам неизвестно. Но как бы то ни было, 3 февраля 1547 года состоялась свадьба. Жениху было 17 лет, невеста, возможно, была его ровесницей или на 2 года младше. Обряд совершал митрополит Макарий – инициатор венчания на царство Ивана IV, которое состоялось за две недели до свадьбы – 16 января.

Этот брак был неоднозначно встречен при дворе. Аристократы увидели в Анастасии худородную выскочку, в подчинение которой теперь попали представители самых знатных российских родов. Им это было не по нраву. Князь Лобанов-Ростовский четко выразил позицию знати: «их всех государь не жалует, великих родов бесчестит, а приближает к себе молодых людей, а нас ими теснит; да и тем нас истеснился, что женился, у боярина у своего дочерь взял… рабу свою. И нам как служити своей сестре?». Таким образом, несмотря на воспеваемую современниками добродетельность Анастасии, недоброжелателей у новоявленной царицы хватало.

Царица

Анастасия – традиционная средневековая русская царица. Она не стала соратницей мужа в том понимании этого слова, которое вкладывается в него в новейшее время. Политика не входила в сферу ее интересов. Уделом царицы Анастасии стали дети и домашний быт. Вероятно, она смогла дать своему мужу – человеку с очень непростым характером – то человеческое тепло и заботу, которого он был лишен с момента смерти матери Елены Глинской в 1538 году.

Н. М. Карамзин писал о царице Анастасии Романовой как о женщине набожной, умной и добродетельной. Скорее всего, это так. Но, думается, ее главная заслуга была не в этом. Она, как никто другой, умела смирять кипящие страсти своего неистового мужа. Ее влияние было терапевтическим, ненавязчивым и по-женски очень мудрым. Эта оценка была дана современниками первой жене Грозного. Джером Горсей, приехавший в Россию во второй половине XVI века и не заставший Анастасию писал о ней так: «Эта царица была такой мудрой, добродетельной, благочестивой и влиятельной, что ее почитали, любили и боялись все подчиненные… Великий князь был молод и вспыльчив, но она управляла им с удивительной кротостью и умом… Когда добрая царица Анастасия умерла, она была причислена к лику святых и до сего дня почитается в их церквах».

Семейная жизнь Анастасии Романовой началась с большого потрясения. Летом 1547 года в Москве вспыхнуло восстание, спровоцированное большим пожаром. Выгорела значительная часть города и погибло почти 2 тысячи жителей. Царь с семьей бежал в село Воробьево. Но восставшие явились туда, требуя выдачи Глинских – ближайших царских родственников, которых они считали виновниками этого несчастья. Фактически взбунтовавшийся плебс поднял руку на членов царской фамилии. Это послужило хорошим уроком юному самодержцу.

Анастасия вела жизнь размеренную и степенную, как и положено, занималась хозяйством и рукоделием в царицыной мастерской. В музейных собраниях до сих пор сохранились вышитые жемчугом, золотой и серебряной нитью пелены и плащаницы. Царь был постоянно занят. С 1549 года он вместе с Избранной Радой начал проводить масштабные реформы, много воевал с Казанью, Астраханью, Крымом и Швецией, был озабочен расширением государственной территории, обеспечением ее безопасности и получением выходов к морям.

В 1553 году Иван Грозный тяжело заболел так называемым «огненным недугом». Сложность положения заключалась в том, что его сыну Дмитрию в тот момент не было еще и года. Помня ситуацию собственного детства, Иван заставил бояр присягнуть сыну на верность. Однако всем было понятно, что если царь не выживет, то фактической правительницей страны может стать Анастасия Романова. Этого не хотели Адашев и Сильвестр, сделавшие ставку на Владимира Андреевича Старицкого – двоюродного брата царя Ивана. Царь выздоровел, но не простил. Как пишет о нем В. О. Ключевский, Иван всегда помнил причиненное зло, но мог долго терпеть до момента отмщения. И без того непростые отношения Анастасии с Адашевым и Сильвествром окончательно испортились.

Первый царский брак длился 13 лет. Нельзя сказать, что он был очень счастливым. У Ивана Грозного был тяжелый характер, его мнительность, подозрительность, жестокость не могли не отражаться на отношениях с близкими. К концу брака, как постфактум напишет летописец, «умершей убо царице Анастасии нача царь яр быти и прелюбодействен зело».

В браке родилось шестеро детей: три девочки и три мальчика. Смерти четверых из них, один из которых – Дмитрий – погиб вследствие нелепой случайности (был уронен нянькой в воду и утонул), вряд ли добавляли счастья этой семье. Из шестерых детей выжили двое – Иван и Федор. Их судьба сложилась печально. Наследник царевич Иван Иванович умер в 1581 году при неясных обстоятельствах, а Федор – слабоумный и болезненный – стал последним представителем Рюриковичей на российском престоле, на нем эта династия, правившая Россией чуть более 700 лет, пресеклась.

Обстоятельства смерти

В 1559 году Анастасия заболела. Летом этого года в Москве бушевал пожар. Больную государыню перевезли в загородную царскую резиденцию село Коломенское, где она умерла на рассвете 7 августа. По обычаю царицу похоронили в Вознесенском, или как его уже тогда называли Стародевичьем, соборе Московского Кремля. Смерть Анастасии стала для царя большим потрясением и искренним горем. В источниках сохранилось описание того, что, идя за гробом, он рыдал и «от великого стенания и от жалости сердца» едва держался на ногах. Царя приходилось физически поддерживать ближайшим родственникам: брату Юрию, Владимиру Андреевичу Старицкому и казанскому царю Александру. Смерть ни одной из последующих многочисленных жен не вызывала у Ивана Грозного такого шока.

По Москве шептались, что царица была отравлена. Да и сам царь впоследствии утверждал: «… ядами царицу Анастасию изведоша». Однако отсутствие доказательств делало эту гипотезу не более чем догадкой. Большинство историков сходилось во мнении, что причиной ранней смерти Анастасии послужили частые роды. Понятно, что это утверждение было спорным. Вряд ли какая-то другая замужняя женщина соответствующего возраста рожала меньше – таково было ее предназначение. Однако вскрытие гробниц некрополя Вознесенского монастыря, предпринятое в конце прошлого века, и изучение останков цариц показало, что, скорее всего, народная молва в отношении Анастасии не ошиблась. Был изучен микроэлементный состав ее волос (хорошо сохранилась коса), фрагменты ткани и тлена. Результат: в них содержится значительное количество солей ртути – популярного в средние века «венецианского яда», который не мог быть накоплен в организме молодой женщины из косметики и лекарств того времени, содержащих большое количество вредных веществ. Анастасия Романова умерла от хронического отравления. Надо сказать, что такой исход с царицей Анастасией разделили многие другие: первая жена Ивана III великая княгиня Мария Борисовна, Елена Глинская, царица Ирина Годунова.

Кто же отравил Анастасию Романову? Ответа на этот вопрос мы, вероятнее всего, уже не получим. У царицы было много недоброжелателей. Романовы, близко стоявшие к трону, раздражали титулованную знать. На заседании Боярской Думы и Освященного Собора в «очаровании» царицы Анастасии были обвинены два самых влиятельных деятеля периода Избранной Рады Алексей Адашев и Сильвестр. В 1560 году последовало их закономерное устранение из ближнего царского круга и верховная власть начала делать разворот в сторону террористического курса, известного под названием опричнины. Иван Грозный произвел серию опал и казней, но был ли наказан истинный виновник смерти его жены?

События 1553 года и смерть царицы Анастасии произвели очень тяжелое впечатление на Ивана Грозного. Возможно, что с уходом жены из жизни царя исчезли те внешние сдерживающие факторы, которые она олицетворяла. Больше не было человека, столь же близкого по духу, который мог остановить его неистовую натуру. Зло вышло наружу.

Совершенно неслучайно еще князь Андрей Курбский высказал мысль о двух временах Ивана Грозного: до и после смерти Анастасии. Эту мысль затем повторили «Хронограф» 1617 года, историки М. М. Щербатов и Н. М. Карамзин. Понятно, что в данном утверждении содержится определенный процент политической конъюнктуры, поскольку для новой династии была выгодна апелляция к благотворному влиянию царицы Анастасии на Ивана IV, однако и абсолютно игнорировать его нельзя. К опричнине привел комплекс причин, но то, что обида на раннюю смерть царицы воспринималась Иваном как явная несправедливость, ставшая одним из мотивов, подтолкнувших его к расправе над неугодными, очевидно. Впоследствии Грозный писал своему политическому оппоненту князю Андрею Курбскому в Литву «…а и с женою меня вы про что разлучили? Только бы у меня не отняли юницы моея, ино бы Кроновы жертвы не было».

М. П. Дудкина, канд. ист. наук
специально для портала BankGorodov.RU

Литература:

  • Забелин И. Е. Домашний быт русских цариц в XVI–XVII вв. – М., 2014.
  • Панова Т. Д. Некрополи Московского Кремля. – М., 2003.

Источник: www.BankGorodov.ru

Источник: zen.yandex.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.