Освоение сибири при иване грозном

Похожие главы из других работ:

II. Колонизация или освоение…

3.3. Освоение Сибири.

За уральскими горами на берегах Иртыша и Тобола находилось большое Сибирское ханство. Сибирский хан Едигер еще в 1556 году признал вассальную зависимость от Москвы…

П.3.2 Завоевание и освоение новых земель

В 1552 г. штурмом была взята Казань, пало Казанское ханство. В 1556 г. царские войска вступили в Астрахань. Вся Волга вошла в Российское государство, получен выход в Каспийское море. К России присоединены многие народы Поволжья. Таким образом…

2.3. Освоение космоса

Освоение космоса было одним из направлений соперничества между СССР и США в холодной войне т.к. открывает перед наукой безграничные возможности изучения Вселенной…

Освоение русских земель старообрядцами

В освоении русскими юго-западной части Тагильского Зауралья в конце 17-начале 18 веков заметную роль играли старообрядцы, скрывавшиеся в уральских лесах от религиозных преследований…


1.5. Казачество и освоение Сибири.

1.5.1. Атласов Владимир Васильевич Владимир Васильевич Атласов (по некоторым документам Отласов; около 1661/1664— 1711гг.) — русский землепроходец, сибирский казак. Атласов был устюжским крестьянином, который, стремясь выбраться из бедности…

3. Коллективизация и освоение земель в Казахстане

До самого начала Великой Отечественной Войны в Советском Союзе, а в частности и в Казахстане под флагманом коммунистического развития союзных республик и окраин страны быстрыми темпами шла коллективизация…

2. Освоение целинных земель

Глава 2. Освоение целинных и залежных земель

2.1 Освоение целины

Для освоения целинных и залежных земель требовались огромные средства: для приобретения сельскохозяйственной техники, строительства производственных сооружений, жилья, дорог и т.д. Прежде всего, возник вопрос о сельскохозяйственной технике…

§ 1. Освоение края

В конце XVII и первой половине XVIII в. в стране осуществлялись государственные экономические, финансовые, военные и культурные преобразования. Решались жизненно важные для России задачи внутренней и внешней политики…

Глава 1. Освоение Сибири в XVI веке

1. Освоение края

В конце XVII и первой половине XVIII в. в стране осуществлялись государственные экономические, финансовые, военные и культурные преобразования. Решались жизненно важные для России задачи внутренней и внешней политики…


1. Русское освоение Сибири при Алексее Михайловиче

Русское покорение Восточной Сибири уже при Михаиле Федоровиче было доведено до Охотского моря. При Алексее Михайловичеоно было окончательно утверждено и распространено до Тихого океана…

3. Заселение и освоение Сибири русскими

Освоение Сибири и Дальнего Востока продолжалось многие годы. Царское правительство разделило огромный край на 20 уездов. Во главе каждого был поставлен присланный из Москвы воевода. Он чувствовал себя полным владыкой своего уезда…

Источник: hist.bobrodobro.ru

«Улус Джучиев» распался еще в XIII в. на три орды: Золотую, Белую и Синюю. Золотая Орда, находившаяся в Поволжье, рухнула. Остатки других орд боролись за главенство на обширных территориях. В этой борьбе местные князьки надеялись на поддержку русского царя. Но царь, увязнув в Ливонской войне, не мог уделить восточным делам достаточно внимания. В 1563 г. к власти в Сибири пришел хан Кучум, который сначала был согласен платить дань Москве, но затем убил московского посла. 
С этого времени набеги татар на пограничные русские земли в районе Перми стали постоянным явлением. Владельцы этих земель, Строгановы, имевшие от царя грамоту на заселение пустующих территорий, обратились к казакам, отряды которых умножились на границах русского царства. Казаки явились к Строгановым в составе 540 человек. 
1 сентября 1581 г .


рогановы направили Ермака с казаками завоевывать Сибирь. Ему придали 300 своих воинов: «…ратных людей Литвы, Немец и Татар, и русских людей, буйственных и храбрых предобрых воинов триста человек».[5] Всего в выступившем отряде было 840 человек. 
Строгановы дали им жалованье, снабдили припасами, одеждою, оружием, дали проводников и толмачей 
В это же время пелымский князь с вогуличами напал на пермские земли. Царь послал Строгановым грамоту, чтобы направили казаков на защиту Перми и Камского Усолья.Но грамота опоздала. Отряд Ермака уже был в пути. 
Четыре дня Ермак с товарищами шел вверх по реке Чусовой до устья реки Серебряной, по Серебряной плыли два дня до Сибирской дороги, здесь казаки высадились, поставили земляной городок, Ермаков Кокуй-город; от этого места казаки шли до реки Жаровли и тащили свои струги волоком; по Жаровле выплыли в Туру, здесь начиналось Сибирское царство.

одвигаясь вниз по Туре, казаки «повоевали» много татарских городков и улусов. Одного из пленников, известных лично Кучуму, Ерма отпустил  Кучум выслал навстречу русским своего родственника Маметкула с воинами, а сам укрепился подле реки Иртыш, под горою Чувашьею. 
Маметкул встретил Ермака на берегу Тобола при урочище Бабасан. Татары стали обстреливать казаков с высокого берега из луков. Ермак высадил часть казаков на берег. Татары бросились в атаку с копьями, но казаки встретили их плотным огнем.  Татары отхлынули и побежали 
Вторую попытку остановить казаков Маметкул сделал у Карсульского Яра, где река Тобол довольно узка. Река была перегорожена связанными деревьями с необрубленными сучьями и с обоих берегов простреливалась. После первого столкновения у этой засеки Ермак отошел и три дня готовил операцию. Ночью большая часть отряда высадилась на берег, на лодках оставили 200 человек, рядом с ними посадили чучела. Затем был нанесен комбинированный удар: лодки с казаками двинулись к засеке и при появлении татар открыли огонь из пушечек и пищалей, в это же время высадившийся отряд зашел в тыл главным татарским силам, открыл огонь и атаковал.

тары разбежались Теперь между отрядом Ермака и столицей Сибирского царства стоял сам хан Кучум со своим войском. 
К ночи казаки взяли городок Атик-мурзы и засели в нем. На другой день им предстояло сразиться с главными татарскими силами. Некоторые заколебались. Силы действительно были неравные  Источники оценивают силы Кучума в 10 тыс. конницы под командованием Маметкула и с трудом поддающиеся исчислению сводные отряды подвластных татарам сибирских народов. Л. Н Гумилев считает, что еще в конце XV в. Лучшие силы татар во главе с ханом Шейбани ушли в Среднюю Азию и захватили там огромные территории, в Сибири же остались наименее активные, наименее «пассионарные». Едигер, просившийся в московское царство, оценил подвластное ему население в 30700 «черных людей» имея в виду, видимо, мужчин, способных носить оружие. 
Тактика казаков строилась на максимальном использовании огнестрельного оружия, на применении массированного огневого удара. 
Укрепления столицы Кучума обветшали. Земляной вал осыпался, деревянные стены осели и местами пришли в негодность.

этому татары решили встретить казаков на берегу и у подножья горы оделяли засеку. Лучшие силы войска Кучума укрылись за поваленными толстыми стволами. Вверху, на горе татары установили несколько своих пушек, но они так ни разу и не выстрелили. 
Судя по всему, татары ждали казачьей атаки, чтобы, укрывшись за засекой, уберечься от пуль, а затем, подпустив казаков поближе, решить дело рукопашной схваткой. 
Казаки, как и предполагали татары, приблизились на стругах к берегу, дали несколько залпов и стали высаживаться. Татары пустили тучи стрел и заставили высадившихся жаться к стругам. Появились первые потери ранеными. 
Казачьи пушки со стругов тоже вели беспрестанный огонь, но большого вреда укрывшимся за засекой причинить не могли. 
Бесполезная для обеих сторон перестрелка продолжалась недолго. Видя нерешительность казаков, Маметкул, командовавший татарами, приказал сделать в засеке три прохода и, выйдя по ним из-за засеки, атаковать прижатых к берегу казаков 
Встречая атакующих, казаки выстроились в каре, поставив посредине пищальников.

сланные первыми ханты и манси (остяки и вогулы) после первых же залпов в упор бросились бежать. 
Татары вели себя храбрее, они достигли казачьих рядов, пытались прорвать каре. Дело дошло до рукопашной схватки. «И бысть сеча зла, за руки емлюще сечахуся» Но казачьи пищальники оставались внутри каре в неприкосновенности, перезаряжали оружие и залповым огнем клали татар толпами. 
Маметкул пытался собрать вокруг себя конницу, чтобы решить дело конной атакой. Шальная пуля свалила его с седла. Какой-то казак чуть не захватил его в плен.  

Источник: www.sites.google.com

Политический курс первых лет царствования Федора Ивановича (1584-1598 гг.) отличался мудростью и взвешенностью. Россия не могла продолжать упрямое наступление против коалиции сильных соседей, столь дорого стоившее ей при государе Иване Васильевиче. Полки и финансы страны были растрачены без пользы. Ливонская война кончилась поражением и потерей собственно-русских областей на Новгородчине. Ныне следовало защитить то, что еще оставалось под рукой, накопить силы для возобновления масштабной борьбы в будущем. И правительство возобновило старинную стратегию, несколько ослабевшую в государственном обиходе на закате царствования Ивана IV, — стратегию закрепления русских позиций строительством крепостей.


Новые укрепления возводились повсюду и везде. И там, где ждали наступления врага, и там, где политические интересы России требовали ее собственного наступления. В первом случае спешно возведенные «городки» выполняли функцию опорных пунктов оборонительной линии. Во втором — баз для стремления вперед. В обеих ситуациях новые крепости играли роль «русских островов» посреди «неприязненного» окружения. Борис Федорович Годунов — вельможа, первенствующий при дворе Федора Ивановича, хорошенько усвоит этот курс и продолжит его, когда сам станет государем.

Стратегией «наступления городами» русское правительство пользовалось и в Сибири. В исторической литературе — главным образом популярного и публицистического характера — бытует миф, согласно которому русские прорвались в Сибирь при Иване Грозном. Более сдержанный вариант того же: «начали завоевание Сибири» или, чуть осторожнее: «освоение», «присоединение» Сибири. Но в действительности ничего подобного не произошло.


Ермак, нанятый купцами и промышленниками Строгановыми, одержал ряд блистательных побед над сибирскими татарами, занял столицу ханства и тогда уже получил поддержку из Москвы. Однако вся его экспедиция закончилась разгромом отряда и гибелью самого вождя. В нашей историографии, особенно советского периода, Ермака превозносили как «народного героя». Да, он стоит в одном ряду с величайшими колониальными воителями, с тем же Кортесом, например. Карамзин сказал о нем: «Российский Пизарро, не менее испанского грозный для диких народов, менее ужасный для человечества». От подавляющего большинства русских полководцев XVI века Ермак отличается происхождением: московские воеводы вышли из аристократической среды, в худшем случае, из видных дворян, а «сибирский конкистадор» — из казаков. Для советского же времени, когда оценивалась та или иная историческая личность, «демократическое» происхождение играло роль положительного фактора…

Однако нельзя обходить молчанием один простой факт: военное предприятие Ермака в конечном итоге сорвалось. И завоевание Сибири как успех, как одно из главных достижений русского народа за всю его историю, начато было не им. И до Ермака — в XIV, XV и XVI столетиях русские воинские люди бывали в Сибири, брали там ясак, проповедовали Христову веру. На какое-то время сибирские татары оказывались даже в вассальной зависимости от Москвы, притом задолго до Ермака. Но все эти временные достижения не принесли России никакой пользы, помимо репутации сильного и упорного противника. Совершенно так же и Ермак, попытавшись закрепиться, привести бескрайнюю землицу сибирскую под руку московских государей, нисколько не преуспел. На протяжении нескольких лет казачий богатырь играл роль потрясателя Сибири. Он вышел в поход при Иване IV, пережил грозного царя и погиб уже при Федоре Ивановиче. Саваном для его тела стали воды реки Иртыш.


Русское дело в Сибири пало. Хан сибирских татар Кучум и иные местные правители воспрянули духом. Незначительные силы, оставшиеся в Сибири, отходили, оставив неприятелю города и земли.

И вот тогда люди с негромкими именами, люди, не называемые на страницах учебников, повели новое планомерное наступление на Сибирь. Это наступление русских отразилось в некоторых летописных памятниках как начало государственного присоединения сибирских земель. Так, например, в «Новом летописце» сказано, что в царствование Федора Ивановича «…посылаху многия воеводы в Сибирскую землю… к Сибирскому царствию розныя языки (народы — Д. В.) подведоша и многие грады поставиша в Сибири: град Тару, Березов, Сургут, иные многие грады». Английский представитель по торговым и дипломатическим делам Джером Горсей подробно рассказывает о венчании Федора Ивановича на царство 31 мая 1584 года. Затем, по его описанию, царь с царицей и большой свитой совершают богомолье в Троице — Сергиев монастырь и возвращаются в Москву. «Вскоре после этого, — пишет Горсей, — царь, направляемый князем Борисом Федоровичем (Годуновым — Д. В.), послал войско в Сибирь, откуда шли все богатые меха и соболи. В течение полутора лет войско завоевало 1000 миль».

Успех огромный, фантастический! Слова Горсея об исключительно быстром продвижении московских отрядов в Западной Сибири на протяжении 1580-х — 1590-х годов, подтверждаются фактами.

Но кто были те «незаметные», — во всяком случае, для историографии советского периода — полководцы, которые совершили колоссальный военно-политический труд? Под их командой небольшие отряды двигались на восток, по незнаемым рекам, по землям, еще несколько лет назад являвшимся одной огромной terra incognita. Под их командой велись боевые действия. Под их командой строились остроги, из которых впоследствии выросли мегаполисы. Что же это за люди?

Все это были дворяне из семейств более или менее известных при Государевом дворе, но не знаменитых и не относящихся к служилой аристократии. На протяжении всего XVI столетия в Сибирь ни разу не отправили по-настоящему знатного человека. Нет, русская аристократия того времени отнюдь не состояла из трусов или просто нерешительных людей. Князья и бояре выходили в поле или становились на крепостные стены, когда требовалось встретить грудью крымцев, ногайцев, шведов. Но… колоссальная Сибирь при Федоре Ивановиче, да и позднее, при Борисе Годунове, а также в эпоху Смуты, еще только начинала открывать России свой потенциал. О ней в Москве имели весьма смутное представление. А удаление в эдакую даль означало обрыв связей с Государевым двором, утрату влияния на великие державные дела. Поэтому аристократ не торопился стать русским конкистадором. Для него служба «за Камнем» была непрестижной, да и просто неудобной в карьерном отношении.

В Сибирь отправляли на командные должности дворян или, как тогда говорили, «служилых людей по отечеству». Чаще всего кадры сибирских воевод рекрутировались либо из числа служильцев невысокой знатности, либо из тех, кто попал в опалу, крепко провинившись перед властью. Первого действительного успеха в Сибири после страшного разгрома Ермака добился Иван Алексеевич Мансуров — провинциальный «выборный сын боярский». Встав во главе маленького отряда, он срубил «Обский городок» (на Оби против устья Иртыша). Здесь Мансуров отбился от наседавшего неприятеля — воинственных остяков и уничтожил языческого идола удачным выстрелом из пушки. Именно этот человек с куда более скромной биографией, нежели Ермак Тимофеевич, сделал дело как надо — дал русским силам новую веру в успех на просторах Сибири.

Большего Мансуров совершить не мог из-за крайнего малолюдства отряда, находившегося у него в подчинении. В распоряжении Ивана Алексеевича находилось всего «сто человек ратных» и небольшое число казаков во главе с атаманом Матвеем Мещеряком. Что представлял собой «выборный сын боярский» по тем временам? Он отнюдь не являлся сыном боярина. Так называли относительно невысокий чин на служебной лестнице Московского государства. «Выборные дети боярские» стояли чуть выше огромной массы рядового провинциального дворянства — «городовых детей боярских». Главное отличие состояло в том, что служильцам «по выбору» время от времени приходилось проходить службу не в провинции, а в столице. Они проводили в Москве четырехмесячное «дежурство» и сменялись другими «выборными». Для высшей знати московской — князей Шуйских, Мстиславских, Воротынских, Трубецких — человек с таким чином был просто незаметен. Он никто, его не стоит принимать в расчет. А вот Годуновы, не столь знатные, но вставшие на важные правительственные посты благодаря тому, что им посчастливилось выдать Ирину Федоровну Годунову замуж за государя Федора Ивановича, таких людей замечали… И давали «худородным» служильцам «именные службы». Иначе говоря, ставили задачи, в результате решения которых имя исполнителя оставалось в «разрядных» книгах, что повышало статус его рода.

Вослед Мансурову пошли воеводы Василий Борисович Сукин (явно старший среди начальствующих лиц), Иван Никитич Мясной, а с ними «письменный голова» Даниил Даниилович Чулков.

Тульский помещик, «выборный сын боярский» И. Н. Мясной должен был считаться опытным военачальником: он хаживал в походы, возвысившись до чина воинского головы, он даже сидел в Орле вторым воеводой. А Орел тогда был форпостом России на степном юге. Город играл роль опорного пункта в постоянной вооруженной борьбе с набегами крымских ханов. Иными словами, Иван Никитич получил практический навык командирской работы на высоких постах, притом на переднем краю обороны. Этот — уже чуть выше Мансурова. На Москве таких как он — сотни. Но все же не тысячи: с громадной массой провинциального дворянства ни Мансуров, ни Мясной не сливаются. Д. Д. Чулков — другой туляк, также служивший «по выбору».

Сукины имели более высокий статус. При Иване Грозном это семейство поднялось высоко. «Родословной» фамилией Сукины не были, но «думные» чины получали неоднократно. Один из них, дядя Василия Борисовича, Федор Иванович, даже удостоился боярского чина. А отец В. Б. Сукина, Борис Иванович, имел должность печатника (хранителя печати). И прославились Сукины не на военном поприще, а на «дворовой» (придворной) и дипломатической службе. Б. И. Сукину удалось выдать дочь за князя Д. Б. Приимкова-Ростовского. Он также приходился шурином влиятельным дьякам братьям Щелкаловым. А Федор Иванович породнился с могучим боярским родом Захарьиных — Юрьевых. Иначе говоря, для Москвы конца XVI века В. Б. Сукин был фигурой на порядок более заметной, нежели казачий атаман Ермак.

Василий Борисович, кстати, еще при Иване IV получил «дворовый» чин стряпчего. Во второй половине 1580-х годов, после своей сибирской «одиссеи», он дослужился до чина «московского дворянина», а затем, не позднее 1604 года, стал думным дворянином, т. е. достиг высокого служебного статуса — заметно выше, чем у того же И. А. Мансурова.
Удивительно другое: отправка в Сибирь — явный признак опалы для представителя такого семейства. У власти постепенно укреплялся клан Годуновых, а с ними Сукины союзничали еще при Иване Грозном. В чем же дело? Очевидно, все они — и Сукин, и Мясной с Чулковым — оказались в дальних краях, во главе русских войск, шедших против сибирских татар, из-за опалы. Под опалу они могли попасть, ввязавшись в острую политическую борьбу при дворе. Известно, что перед отправкой на восток Сукин и Мясной оказались под арестом, а Чулков даже отведал тюремного заключения.

Возможно, все трое оказались под ударом, когда из Москвы выводили «худородных выдвиженцев» прежнего монарха. В первые два года правления Федора Ивановича служилая знать «выдавила» с высоких постов почти всех неродовитых дворян, в нарушение традиций поднятых Иваном Грозным к верхнему ярусу власти. Убирали как дельных людей, так и пустых карьеристов, казнокрадов, мздоимцев. Им крепко напомнили: продвижение по службе зависит в первую очередь от «отечества», т. е. принадлежности к определенному семейству; и если семейство это недостаточно родовито, его представитель может лишиться любого карьерного достижения в любой момент. Даже союзничества с Годуновыми В. Б. Сукину не хватило, чтобы избежать отстранения от «дворовой» службы. Или, быть может, он попытался играть какую-то самостоятельную роль, не войдя, хотя бы на первых порах, в «команду» Годунова… Совершенно ясно, что геройство на сибирских просторах оказалось для них своего рода искуплением, платой за право вернуться назад и продолжить службу в столичных условиях. Как минимум, В. Б. Сукину это удалось.

Сукин и Мясной, имея лишь три сотни бойцов, воздвигли острог, из которого поднялась Тюмень. В 1586 году на реке Тюменке, притоке Туры, была построена эта деревянная крепостица и в ней храм — первая из русских православных церквей Сибири. От острожка и храма сейчас ничего не осталось, впрочем, как и ото всех наших рубленых крепостей XVI столетия. Но именно из этого истока вытекает полноводная река исторических судеб полумиллионной Тюмени. Московское государство вновь получило в Сибири надежный форпост. Зацепившись за него, легче было продвигаться дальше. Фактически, стремительное, неостановимое движение русских отрядов по сибирским равнинам началось именно с Тюмени. Она сыграла роль ворот на «сибирское эльдорадо», через которые с запада, с земель коренной Руси, хлынули стрельцы, казаки, дворяне, священники, «торговые люди» и, позже всех, крестьяне.

Д. Д. Чулков, получив под команду 500 ратников (по масштабам слабозаселенной Сибири — солидная сила!), основал крепость Тобольск (1587), поставил там Спасскую и Троицкую церкви, разбил и пленил татарского правителя Сеид-хана (Сейдяка). Потом, через много лет, Тобольск станет столицей Сибири, обзаведется мощным каменным кремлем… А изначально это было такое же маленькое, на скорую руку рубленое укрепление, как и многие другие опорные пункты России тех времен, поставленные на опаснейших направлениях.

Что ж, трое опальных дворян, выполняя правительственную волю, заложили основу для необратимого движения русских отрядов к Тихому океану, для завоевания Сибири, расселения там русских людей и распространения христианства. Честь им и слава!

Российское государство тогда строило очень много, невероятно много. Новые крепости поднимались в Поволжье, в степях южнее Оки, укреплялся Смоленск, возникали острожки по берегам Белого моря, началось возведение грандиозной цитадели на Соловках. Москва дважды «подпоясалась» — Белым городом и Земляным. Иной раз приходилось возводить стены весьма быстро и вскоре драться с жестоким неприятелем за новое укрепление.

В Сибири шел тот же самый процесс, что и по всей стране, только меньшей кровью и с меньшими расходами. Область, подчиненная московскому государю, расширялась стремительно, росла год от года. Столь внушительного результата достигли, упорно следуя стратегии «наступления городами». В 1590-х строится Лозьва, Пелым (на месте более древнего селения), Тара, Обдорск, Нарым, Верхотурье, Сургут… Враждебные России правители пелымские и кондинские были разбиты, земли эти оказались под монаршей рукой Федора Ивановича.

Хотелось бы подчеркнуть: те двадцать с небольшим лет, когда царствовали Федор Иванович и Борис Федорович, стали временем огромных успехов России в Сибири. Если взглянуть на карту Западной Сибири, дух захватывает, сколь велика пространственная дистанция от Тюмени до Сургута! Между тем, дистанция хронологическая ничтожна — менее десятилетия… Движение «встречь солнцу» шло в ту пору стремительными темпами. И произошло это при тихом, богомольном царе Федоре Ивановиче. Без «широковещательных» и «много шумящих» манифестаций, коими столь богато предыдущее царствование.

Дмитрий Володихин

Источник: vrns.ru

Подготовка похода Ермака

Ермак Тимофеевич - присоединение Западной Сибири

В 1579 году на территории Орел-городка (современный Пермский край) был сформирован отряд казаков, состоящий из 700-800 воинов. Их возглавлял Ермак Тимофеевич, ранее бывший атаманам волжских казаков.  Орел-городок находился в собственности купеческого рода Строгановых. Именно они и выделили деньги на создание войска. Главная цель – защита населения от набегов кочевников с территории Сибирского ханства. Однако в 1581 году было принято решение организовать ответный поход с целью ослабить агрессивного соседа. Первые несколько месяцев похода – это была борьба с природой. Очень часто участникам похода приходилось орудовать топором, чтобы прорубать ход через непроходимые леса. В итоге, казаки приостановили поход на период зимы 1581-1582 года, создав укрепленный лагерь Кокуй-городок.

Ход войны с Сибирским ханством

Первые битвы между ханством и казаками состоялись весной 1582 года: в марте состоялось сражение на территории современной Свердловской области. Возле города Туринск казаки полностью разбили местные войска хана Кучума, а в мае уже заняли крупный город Чинги-туру. В конце сентября началось сражение за столицу Сибирского ханства Кашлык. Через месяц победу вновь одержали казаки. Однако после изнурительного похода Ермак решил сделать паузу и отправил посольство к Ивану Грозному, тем самым взяв паузу в присоединении Западной Сибири к русскому царству.

Когда Иван Грозный узнал о первых стычках между казаками и Сибирским ханством, царь приказал отозвать «воров», имея в виду казацкие отряды, которые «самовольно напали на соседей». Однако в конце 1582 года к царю прибыл посланник Ермака — Иван Кольцо, который сообщил Грозному об успехах, а также попросил подкрепления для полного разгрома Сибирского ханства. После этого царь одобрил поход Ермака и послал в Сибирь оружие, жалование и подкрепление.

Историческая справка

Карта похода Ермака в Сибирь 1582-1585 годов

Присоединение Западной Сибири - карта

В 1583 году войска Ермака нанесли поражение хану Кучуму на реке Вагае, а его племянника Маметкула и вовсе взяли в плен. Сам хан сбежал на территорию Ишимской степи, откуда периодически продолжал совершать нападения на земли России. В период с 1583 по 1585 Ермак уже не совершал масштабных походов, но включал в состав России новые земли Западной Сибири: атаман обещал покоренным народам защиту и покровительство, а они должны были платить специальный налог – ясак.

В 1585 году во время одной из стычек с местными племенами (по другой версии, нападение войска хана Кучума) небольшой отряд Ермака терпит поражение, а сам атаман погибает. Но главная цель и задача в жизни этого человека была решена – Западная Сибирь присоединилась к России.

Результаты похода Ермака

Историки выделяют следующие ключевые результаты похода Ермака в Сибирь:

  1. Расширение территории России за счет присоединения земель Сибирского ханства.
  2. Появление во внешней политике России нового направления для завоевательных походов, вектора, который будет приносить стране большие успехи.
  3. Колонизация Сибири. В результате этих процессов возникает большое количество городов. Через год после смерти Ермака, в 1586 был основан первый город России в Сибири – Тюмень. Произошло это на месте ставки хана, городе Кашлык, бывшей столице Сибирского ханства. 

Присоединение Западной Сибири, которое случилось благодаря походам во главе с Ермаком Тимофеевичем имеет большое значение в истории России. Именно в результате этих походов Россия впервые начала распространять свое влияние на Сибири, и, тем самым, развиваться, становясь самым большим государством в мире.

Популярные статьи:


Список правителей России

Полтавская битва

Император Павел 1

Присоединение Украины

 

Последние добавления:

Источник: istoriarusi.ru

В последние годы царствования Ивана Грозного произошло событие, имевшее огромную важность для исторических судеб России. Речь идет о «покорении Сибири» – освоении русскими огромных пространств за Уралом.

Еще в конце XIX века выдающийся русский историк В.О. Ключевский ввел понятие «колонизация». По словам исследователя, колонизация – «процесс хозяйственного освоения и заселения новых территорий». Историк при этом указывал на ведущую роль в колонизационных процессах экономических и политических составляющих, в то время как другие стороны жизни общества являлись производными от них. Им при этом признавалось как стихийно-народное, так и организованное правительством освоение новых земель.

Форпостом продвижения русских в Западную Сибирь служило среднее Приуралье, фактическими повелителями которого являлись сольвычегодские купцы Строгановы. Им принадлежали территории по рекам Каме и Чусовой. Там Строгановы имели 39 деревень с 203 дворами, город Сольвычегодск, монастырь и несколько острогов по границе с Сибирским ханством. Строгановы содержали войско из казаков, у которых имелись, кроме сабель и пик, пушки с пищалями.

Царь всячески поддерживал Строгановых. Еще в 1558 году он дал им грамоту, позволявшую прибирать охочих людей и селить их у себя. А в 1574 году была пожалована новая грамота на сибирские земли по Type и Тоболу. Правда, эти владения сибирских ханов надо было еще завоевать.

Выходцы из различных русских краев обживали строгановские владения, производили железо, валили лес, плотничали, добывали соль, вели пушную торговлю. Из России подвозили хлеб, порох, оружие.       

В Сибирском ханстве правил тогда слепец хан Кучум. Он взошел на престол, свергнув хана Едигера, данника России. До 1573 года и Кучум регулярно платил России дань мехами, но потом решил вернуть своему государству независимость и даже убил русского посла, что положило начало войне.

Для войны с Кучумом Строгановы наняли казачий отряд в 750 человек под предводительством атамана Василия Тимофеевича Аленина, прозванного Ермаком. Ермак был родом донской казак, в молодости работал у Строгановых, потом ушел на Волгу.

В сентябре 1581 года (по другим источникам – 1582 года) отряд Ермака двинулся за Урал. Успешно прошли первые столкновения с татарскими отрядами. Сибирские татары почти не знали огнестрельного оружия и боялись его. Кучум выслал навстречу непрошеным гостям своего храброго племянника Маметкула с войском. У реки Тобол казаков атаковало до 10 тысяч татар, но казаки опять вышли победителями. Решающая битва произошла недалеко от ханской столицы Кашлыка. В сече полегло 107 казаков и много больше татарских воинов. Маметкула пленили, Кучум с остатком верных ему людей бежал. Сибирское ханство по существу перестало существовать. В это ханство входило, помимо татар, много народов и племен. Притесняемые татарами и заинтересованные в торговле с Россией, они обязались платить ясак (дань) пушниной Ермаку, а не Кучуму.

Правда, вскоре Ермак погиб. Сбежавший из его лагеря пленник привел ночью неприятеля. Казаки спали, не выставив часовых. Татары многих перебили. Ермак прыгнул в Иртыш и пытался доплыть до лодки, но тяжелый панцирь, по преданию, подарок Ивана Грозного, утянул его на дно. Оставшиеся в живых люди Ермака хотели было возвращаться в Россию, но тут подошло с Урала подкрепление.

Начало присоединению Сибири к России было положено. Осваивать таежные просторы двинулись охочие люди – крестьяне, посадские, казаки. Все русские в Сибири были вольными, они платили лишь налог государству. Помещичье землевладение в Сибири не привилось. Местные коренные народы облагались меховым ясаком. Сибирские меха (соболиные, бобровые, куньи и иные) ценились тогда высоко, особенно в Европе. Поступление сибирской пушнины в казну стало существенным добавлением к государственным доходам Московского царства. В конце XVI века этот курс был продолжен Борисом Годуновым.

Помогала освоению Сибири система острогов. Так называли в то время укрепления в виде городов, служившие базой для постепенного покорения русскими сибирских просторов. В 1604 году был заложен город Томск. В 1618 году построен Кузнецкий острог, в 1619 году – Енисейский острог. В городах и острогах располагались гарнизоны и резиденции местной администрации, они служили центрами обороны и ясачного сбора. Весь ясак шел в российскую казну, хотя бывали случаи, когда русские воинские отряды пытались собирать ясак в свою пользу.

Массовая колонизация Сибири с новой интенсивностью продолжилась после окончания Смутного времени. Русские переселенцы, охочие люди, промышленники, казаки осваивали уже Восточную Сибирь. К концу XVII столетия Россия вышла на крайние восточные рубежи к Тихому океану. В 1615 году в России был создан Сибирский приказ, предусматривавший новые порядки управления землями и выдвижение в них командирами воевод. Основной целью заселения Сибири было получение ценного меха пушных зверей, особенно – соболей. Местные племена платили дань мехом и считали это государственной службой, получая за это жалованье в виде топоров, пил, других инструментов, а также тканей. Воеводы должны были защищать коренных жителей (однако зачастую самовольно назначали себя полноправными правителями, требуя ясак и себе, и вызывая своим самоуправством бунты).

Русские продвигались на восток двумя путями: вдоль северных морей и вдоль южных сибирских границ. В конце XVI – начале XVII веков русские землепроходцы утвердились на берегах Оби и Иртыша, а в 20-е годы XVII века – в области Енисея. Именно в это время в Западной Сибири возникает целый ряд городов: Тюмень, Тобольск, Красноярск, основанный в 1628 году и ставший главным оплотом России на верхнем Енисее в последующее время. Дальнейшая колонизация шла по направлению к реке Лена, где в 1632 году стрелецкий сотник Бекетов основал Якутский острог, ставший опорным пунктом для дальнейшего продвижения на север и восток. В 1639 году отряд Ивана Москвитина вышел на побережье Тихого океана. Спустя год-два русские попадают на Сахалин и Курилы. Однако самыми известными экспедициями на этих путях явились походы казака Семена Дежнева, служилого человека Василия Пояркова и устюжского торгового человека Ерофея Хабарова.

Дежнев в 1648 году на нескольких судах вышел в открытое море на севере и обогнул первым из мореплавателей восточное побережье Северной Азии, доказав наличие здесь пролива, который отделяет Сибирь от Северной Америки (позже этот пролив получит имя другого исследователя – Беринга).

Поярков с отрядом в 132 человека двигался посуху вдоль южной сибирской границы. В 1645 году он по реке Амуру вышел в Охотское море.

Хабаров пытался закрепиться на амурских берегах – в Даурии, где построил и некоторое время удерживал город Албазин. В 1658 году на реке Шилке был построен город Нерчинск. Так Россия вошла в соприкосновение с Китайской империей, которая тоже претендовала на Приамурье.

Таким образом, Россия достигла своих естественных границ.


 Литература

Сибирь в составе Российской империи. М., 2007.

Градостроительство Сибири / В. Т. Горбачёв, д-р архит., Н. Н. Крадин, д. ист. н., Н. П. Крадин, д-р архит.; под общ. ред. В. И. Царёва. СПб., 2011.

Присоединение и освоение Сибири в исторической литературе XVII века / Мирзоев Владимир Григорьевич. М., 1960.

«Новые земли» и освоение Сибири в XVII-XIX вв.: очерки истории и историографии / Ананьев Денис Анатольевич; Комлева Евгения Владиславовна, Раев Дмитрий Владимирович, Отв. ред. Резун Дмитрий Яковлевич, Кол. авт. Институт истории СО РАН. Новосибирск, 2006.

Покорение Сибири: историческое исследование / Небольсин Павел Иванович; Кол.авт. Российская академия наук. Библиотека (Санкт-Петербург). СПб., 2008.

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.