Прибалтика в составе российской империи

   Прибалтикой, Прибалтийскими или Остзейскими губерниями до Октября 1917 г. назывались территории современной Латвии и Эстонии. Литва и Белоруссия именовались Северо-Западным краем (Западными губерниями).
   Прибалтика, состоящая из Эстляндии, Курляндии и Лифляндии, была, как известно, присоединена к России в ходе Северной войны (1700-1721), которую вела Россия со Швецией за выход к Балтийскому морю.
   В результате победы России, по Ништадтскому мирному договору 1721 г., в состав империи вошли Эстония и северная часть Латвии — Видземе с г. Ригой. Остальная территория Латвии была разделена между соседними государствами: Латгалия принадлежала Польскому государству, в Курземе существовало зависевшее от Польши Курляндское герцогство; Пилтенская область принадлежала Дании, Гробиньская область (ныне — Лиепая) была отдана герцогу Пруссии.
   В 1772 г.


первому разделу Польши к России отошла Латгалия, в 1795 г. по третьему разделу — присоединены Курляндское герцогство и Пилтенская область.
   В период шведского господства Прибалтика делилась на две губернии: Эстляндскую и Лифляндскую, которые управлялись губернаторами, подчиненными генерал-губернаторам. Генерал-губернатор как представитель центральной власти сосредоточивал в своих руках высшее управление губерниями. В административном отношении губерния делилась на уезды, иногда на приходы1.
   Целью российского правительства во вновь присоединенных регионах было постепенное слияние их в одно политическое и экономическое целое с остальной территорией империи. Для этого, кроме всего прочего, необходимо было подчинить эти территории общероссийскому законодательству и общей системе управления. Однако особенности местных условий не всегда способствовали практическому осуществлению этих подходов. Поэтому политика российского правительства в этой области была в целом гибкой и преимущественно осторожной. Как уже говорилось, в зависимости от исторических и других условий оно лавировало, делало тактические отступления, временно оставляя в неприкосновенности самоуправление тех или иных областей, сохраняя привилегии местного дворянства и тем самым стремясь приобрести доверие господствующей верхушки, укрепить свое положение в присоединенных землях.

   Одна из особенностей Прибалтийских губерний была в том, что все местное дворянство, духовенство и большинство городской буржуазии состояло из немцев, которые насчитывали только 1% от всего населения.


льшинство же коренных жителей составляли латыши — крестьяне Курляндской и южной части Лифляндской губернии и эстонцы — крестьяне Эстляндской губернии. Высший орган местного самоуправления и одновременно сословная организация дворянства в Прибалтике — ландтаг — имел очень узкий в социальном отношении состав: кроме немецких помещиков и представителей немецкой буржуазии туда вообще никто не допускался.

   Присоединение Прибалтики к России совпало по времени с Петровскими реформами в области государственного устройства, которые были направлены на совершенствование административного аппарата дворянской империи. Все учреждения Прибалтики подчинялись камер-конторе лифляндских, эстляндских (и финляндских) дел. Все судебные учреждения с 1718 г. передавались в ведение особой юстиц-коллегии лиф-ляндских, эстляндских (и финляндских) дел, а высшей апелляционной инстанцией над ними являлся Сенат. В 1739 г. камер-контору и юстиц-коллегию объединили в особую коллегию лифляндских и эстляндских дел с двумя департаментами; существовал особый департамент юстиции, но в конце 1740 г. юстиц-коллегия лифляндских, эстляндских (и финляндских) дел вновь стала самостоятельной и подчинялась только Сенату.
   Присоединение Прибалтики к России не изменило положения немецкого дворянства. Чтобы закрепить свои позиции в Балтии, Петр I старался привлечь местных феодалов на свою сторону.


я этого он утвердил в полном объеме так называемые «остзейские привилегии», возвратил помещикам все имения, отнятые у них в ходе редукции, когда Прибалтика находилась еще под властью Швеции. Петр I утвердил все прежние права и преимущества прибалтийских городов, сохранил почти нетронутыми организацию самоуправления, средневековый корпоративный строй, право юрисдикции и бургграфский суд (в Риге), привилегии купцов и ремесленников.
   Кроме всего прочего, Петр I гарантировал остзейским баронам свободу католического вероисповедания, сохранения немецкого языка в местных государственных учреждениях. Право на занятие всех должностей, кроме военных, стало также исключительной привилегией местного дворянства, что означало радикальное отступление от проводившейся до этого политики России относительно завоеванных земель. После присоединения к России в Прибалтике сохранилось прежнее административное деление, установившееся во времена шведского господства.
   В ходе административной реформы часть территории Прибалтики, а именно Дерптский (Юрьевский) уезд Лифляндской губернии вошел в Ингерманландскую губернию, переименованную в 1710 г. в Санктпетербургскую. Эстляндия оказалась в составе Рижской губернии.
   В первой половине XVIII в. законодательная деятельность царского правительства крайне редко касалась местных порядков в Прибалтике.

сле присоединения к России общий надзор за управлением Лифляндией и Эстляндией осуществляли назначаемые царем губернаторы, но фактическая власть находилась в руках прибалтийского дворянства.
   Екатерина II провела ряд административных реформ, направленных на децентрализацию, усовершенствование местного аппарата управления и укрепление основ самодержавного строя. В 1775—1785 гг. она издала законы об управлении губерниями, дворянских привилегиях, правах городов. Важную роль для местного управления имела грамота императрицы от 21 апреля 1764 г. «Наставление губернаторам», которая предоставляла губернаторам больше, чем прежде, самостоятельности, но устанавливала над ними непосредственную власть Сената. Значение губернаторов особенно возросло после указа 1775 г. о губерниях, предоставлявшего им широкие полномочия по надзору за исполнительными, судебными органами и по охране общественного порядка.
   Особенностью местного аппарата управления было образование при губернском правлении двух экспедиций, которые вели делопроизводство — одна на русском, а другая — на немецком языке. Высшими судебными органами в Прибалтике стали палаты гражданского и уголовного суда. Председатели этих палат утверждались на должность императрицей, а их члены — Сенатом. В 1786—1787 гг. в Прибалтике проводилась реформа городского самоуправления. Рат (магистрат) был распущен, а его функции разделены между новообразованными учреждениями. Органами самоуправления стали городская дума и городская управа. Участие в выборах получали все жители города, достигшие определенного возраста и отвечавшие требованиям имущественного ценза. Городской голова выбирался от всего городского общества. Полицейские обязанности возлагались на городничего, назначаемого Сенатом.


Вернуться к списку вопросов

Источник: frg.ulver.com

Прибалтика была присоединена к России в ходе Северной войны (1700–1721), которую вела Россия со Швецией за выход к Балтийскому морю. В результате победы России, по Ништадтскому мирному договору 1721 г., в состав империи вошли Лифляндия, Эстляндия, Игрия и часть Карелии (с Выборгом), а также острова Эзель и Даго. Таким образом, у России оказалась Эстония и северная часть Латвии — Видземе с городом Рига.

Остальная территория Латвии была разделена между соседними государствами: Латгалия принадлежала Польскому государству, в Курземе существовало зависевшее от Польши Курляндское герцогство, Пилтенская область принадлежала Дании, Гробиньская область (ныне — Лиепая) была отдана герцогу Пруссии. В 1772 г. по первому разделу Польши к России отошла Латгалия, в 1795 г. по третьему разделу — присоединены Курляндское герцогство и Пилтенская область.

Результаты Северной войны имели огромное значение для исторических судеб народов, вошедших в состав российской империи — латышей и эстонцев.

В период шведского господства в 1-й половине XVII в.


тляндия и Лифляндия находились под властью Швеции. Обе провинции, превращенные в колонии, управлялись генерал-губернаторами, назначаемыми шведским королем. Шведский гнет тяжело ложился на плечи местного трудящегося населения, особенно крестьянства. Повышенные по сравнению с собственно Швецией государственные налоги, постоянные реквизиции сельскохозяйственных продуктов и скота (особенно во время частых войн в районе самих балтийских провинций), разнообразные извозные повинности, а самое главное, увеличение барщины и ухудшение юридического положения крестьянства характеризуют наиболее ярко этот период шведского господства в Прибалтике. Положение крестьян в Прибалтике продолжало ухудшаться и далее, по мере того как государственные земли переходили к дворянам в собственность в виде всякого рода подарков и пожалований. Крестьянские земельные наделы в Прибалтике систематически сокращались вследствие увеличения барской запашки, вызванного ростом хлебного экспорта. В 80-х гг. шведское правительство широко проводило и в Прибалтике политику редукции, т. е. изъятия у дворянства ранее пожалованных земель, точнее, имения оставались во владении феодалов, только теперь они являлись не собственниками, а арендаторами и, соответственно, обязаны были платить налог государству.

Целью российского правительства во вновь присоединенных регионах было постепенное слияние их в одно политическое и экономическое целое с остальной территорией империи. Для этого, кроме всего прочего, необходимо было подчинить эти территории общероссийскому законодательству и общей системе управления.


Одна из особенностей Прибалтийских губерний была в том, что все местное дворянство, духовенство и большинство городской буржуазии состояло из немцев, которые насчитывали только 1 % от всего населения. Большинство же коренных жителей составляли крестьяне — латыши и эстонцы. Высший орган местного самоуправления и одновременно сословная организация дворянства в Прибалтике — ландтаг — имел очень узкий в социальном отношении состав: кроме немецких помещиков и представителей немецкой буржуазии, туда никто не допускался.

Чтобы закрепить свои позиции в Балтии после присоединения ее к России, Петр I старался привлечь местных феодалов на свою сторону. Для этого он утвердил в полном объеме так называемые «остзейские привилегии», возвратил помещикам все имения, отнятые у них в ходе редукции. Петр I утвердил все прежние права и преимущества прибалтийских городов, сохранил почти нетронутыми организацию самоуправления, средневековый корпоративный строй, право юрисдикции и бургграфский суд (в Риге), привилегии купцов и ремесленников. Кроме всего прочего, Петр I гарантировал остзейским баронам свободу вероисповедания, сохранения немецкого языка в местных государственных учреждениях. Право на занятие всех должностей, кроме военных, стало также исключительной привилегией местного дворянства.

В первой половине XVIII в. законодательная деятельность царского правительства крайне редко касалась местных порядков в Прибалтике. После присоединения к России общий надзор за управлением Лифляндией и Эстляндией осуществляли назначаемые царем губернаторы, но фактическая власть находилась в руках прибалтийского дворянства.


Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru

Балтское население Прибалтики и русские имели давние, многовековые, добрососедские контакты, начало которых относится к самому основанию Русского государства в IX в. Достаточно вспомнить основание в 1030 г. великим князем Ярославом Мудрым крепости Юрьев вблизи Чудского озера (ныне – город Тарту в Эстонии). Эти земли были вассалами Киевской Руси, затем – Новгородской республики. Русские княжества содействовали культурному развитию этого края, принесли в Прибалтику православное христианство. Однако в период феодальной раздробленности русских земель Прибалтика вышла из сферы нашего влияния.

В 1219 г. датчане предприняли крестовый поход и захватили север Эстонии, но уже в 1223 г. местное население подняло восстание против датчан и призвало на помощь русские княжества. Русские пришли на помощь, но последовавшее в 1223 г. поражение русских войск от монголов на Калке заставило нас перебросить силы из Прибалтики на защиту русских земель. В результате к 1227 г. войска Дании и Ордена меченосцев вновь захватили Эстонию. По договору 1238 г. Эстония была разделена между Данией и Орденом: датчанам достался север, а немцам – юг Эстонии. Крестоносцы занимались систематическим истреблением эстов, насильно обращая их в католичество и убивая несогласных. Это повлекло серию восстаний против немецко-датского господства, но без русской помощи эти восстания были обречены на неуспех, а Россия тогда сама находилась под монголо-татарским игом.
По договору 1346 г. датский король продал свои эстонские владения Ливонскому Ордену, который с тех пор владел всей Эстонией.


Приход немцев в Прибалтику начался с территории современной Латвии. В 1197 – 1199 гг. немецкие рыцари предприняли удачный поход, высадив свою армию с моря в устье Западной Двины, и завоевали часть Лифляндии. В 1201 г. ими была основана крепость Рига. В то время латы были вассалами русских княжеств и пользовались их защитой, а в верховьях Западной Двины располагались крепости Полоцкого княжества. В результате уже в 1207 г. разгорелся первый военный конфликт между Орденом меченосцев и Полоцким княжеством. 

В результате долгих войн и набегов немецкие рыцари утвердились на землях Латвии и Эстонии, объединившись в Ливонский Орден. Орден вёл очень жестокую, кровавую политику по отношению к местному населению. Так, балтский народ пруссов, родственный современным латышам и литовцам, был немецкими рыцарями истреблён полностью. Латы и эсты были насильно обращены в католичество.

Государство Ливонского Ордена на территории Латвии и Эстонии просуществовало до Ливонской войны, начатой окрепшим Русским государством при Иване Грозном для защиты русских земель от угрозы со стороны крестоносцев и для защиты местного населения от немецкого произвола. В 1561 г. после военных поражений от русских войск великий магистр Готхард Кетлер принял титул герцога Курляндского и признал себя вассалом Польши. По итогам Ливонской войны, завершившейся в 1583 г., Эстония и север Латвии (Лифляндия) отошли Швеции, а юг Латвии (Курляндия) стал вассальным владением Польши.


Великое княжество Литовское, Русское и Жамойское, как полностью называлось это государство, существовало с XIII века по 1795 г. Ныне на его территории находятся Литва, Белоруссия и Украина. По наиболее распространённой версии Литовское государство было основано князем Миндовгом около 1240 г., который объединил литовские племена и начал поступательно присоединять раздробленные русские княжества. Эту политику продолжили и потомки Миндовга, особенно – великие князья Гедимин (1316 – 1341), Ольгерд (1345 – 1377) и Витовт (1392 – 1430). При них Литва присоединила земли Белой, Чёрной и Красной Руси, а также отвоевала у татар матерь городов русских – Киев. Официальным языком Великого княжества был русский (именно так он назывался в документах, украинские и белорусские националисты именуют его, соответственно, «староукраинским» и «старобелорусским»). 

С 1385 г. между Литвой и Польшей было заключено несколько уний. Литовская шляхта стала перенимать польский язык, польскую культуру, переходить из православия в католичество. Местное население подвергалось притеснениям по религиозному признаку. На несколько веков раньше, чем в Московской Руси, в Литве (по примеру владений Ливонского Ордена) было введено крепостное право: православные русские крестьяне стали личной собственностью полонизированной шляхты, перешедшей в католичество. В Литве полыхали религиозные восстания, а оставшаяся православная шляхта взывала к России. В 1558 г. началась Ливонская война.

В ходе Ливонской войны, неся ощутимые поражения от русских войск, Великое княжество Литовское в 1569 г. пошло на подписание Люблинской унии: Украина полностью отходила от княжества Польше, а сохранившиеся в составе княжества земли Литвы и Белоруссии входили с Польшей в состав конфедеративной Речи Посполитой, подчиняясь внешней политике Польши.

Результаты Ливонской войны 1558 – 1583 гг. закрепили положение Прибалтики на полтора века до начала Северной войны 1700 – 1721 гг.

Присоединение Прибалтики к России в ходе Северной войны совпало с проведением Петровских реформ. Тогда Лифляндия и Эстляндия вошли в состав Российской Империи. Сам Пётр I пытался невоенным способом наладить отношения с местным немецким дворянством, потомками немецких рыцарей. Первыми были присоединены Эстония и Видземе (по итогам войны в 1721 г.). И лишь спустя 54 года по итогам третьего раздела Речи Посполитой Великое княжество Литовское и герцогство Курляндское и Семигальское вошли в состав Российской Империи после подписания Екатериной II манифестов от 15 апреля и 19 декабря 1795 г. 

На момент присоединения Лифляндии и Эстляндии на прибалтийской территории большую часть дворянства составляли именно немцы. Это объясняется тем, что орденское рыцарство до XVI в. регулярно пополнялось пришельцами из Германии. Вопреки опасениям, никакого ущемления в правах со стороны Петра I и последующих царей не наблюдалось, скорее наоборот, экономическую и судебную системы урегулировали постепенно. В Эстляндии и Лифляндии после включения в состав России был сохранён местный законодательный корпус, в губерниях, ранее входивших в состав Великого княжества Литовского (Виленская, Витебская, Гродненская, Минская, Могилёвская губернии) было сохранено действие литовского Статута 1588 г. Дворянство Прибалтики без каких-либо ограничений получило права и привилегии российского дворянства. Более того, остзейские немцы (преимущественно – потомки немецких рыцарей из Лифляндской и Курляндской губерний) были если не более влиятельной, то, во всяком случае, не менее влиятельной, чем русские, национальностью в Империи: многочисленные сановники Империи имели остзейское происхождение. Екатерина II провела ряд административных реформ касательно управления губерниями, прав городов, где самостоятельность губернаторов возросла, однако фактическая власть, в реалиях времени, находилась в руках местного, прибалтийского дворянства.

К 1917 г. прибалтийские земли делились на Эстляндскую (центр в Ревеле – ныне Таллинн), Лифляндскую (центр – Рига), Курляндскую (центр в Митаве – ныне Елгава) и Виленскую губернии (центр в Вильно – ныне Вильнюс). Губернии характеризовались большой смешанностью населения: к началу XX в. в губерниях проживало около 4 миллионов человек, примерно половина из них была лютеранами, около четверти – католиками, и около 16% — православными. Губернии населяли эстонцы, латыши, литовцы, немцы, русские, поляки, в Виленской губернии была относительно высокая доля еврейского населения.

Следует отметить, что в Империи население прибалтийских губерний никогда не подвергалось какой-либо дискриминации. Наоборот, в Эстляндской и Лифляндской губерниях крепостное право было отменено, например, гораздо раньше, чем в остальной России, – уже в 1819 г. При условии знания русского языка для местного населения не было никаких ограничений при приёме на государственную службу. Императорское правительство активно развивало местную промышленность. Рига делила с Киевом право быть третьим по значимости административным, культурным и промышленным центром Империи после Санкт-Петербурга и Москвы.

С большим уважением царское правительство относилось к местным обычаям и правовым порядкам. 

Как мы видим, ни в средневековой истории, ни в истории царского периода не существовало какой-либо напряжённости в отношениях между русским и прибалтийскими народами. Наоборот, именно в России эти народы находили источник защиты от иностранного угнетения, находили поддержку для развития своей культуры и сохранения своей самобытности под надёжной защитой Империи.

Но даже богатая традициями добрососедства русско-прибалтийская история оказалась бессильна перед современными проблемами в отношениях между странами, вызванными периодом коммунистического правления. 

В 1917 – 1920 гг. прибалтийские государства (Эстония, Латвия и Литва) получили независимость от России. Тогда же в Прибалтике нашли прибежище многие представители русского дворянства,  офицерства, купечества, интеллигенции, вынужденные бежать из России после победы красных в братоубийственной гражданской войне. Но, как известно, в 1940 г. после заключения пакта Молотова – Риббентропа последовало включение прибалтийских государств в состав СССР, что сопровождалось массовыми репрессиями и депортациями по социальному и политическому признаку в отношении местного населения со стороны советских карательных органов. Коммунистические репрессии как в 1940 – 1941 гг., как и фактическая гражданская война в Прибалтике в 1940-е – 1950-е гг. за возвращение стран на путь независимого цивилизованного развития против коммунистов, оставили глубокий болезненный рубец в исторической памяти у эстонцев, латышей, литовцев.

В 1990 г. прибалтийские государства провозгласили восстановление государственного суверенитета. Попытка коммунистов силой удержать власть, бросив танки и ОМОН против мирных демонстраций в Вильнюсе и Риге, не принесла успеха. Коммунизм в Прибалтике пал. К сожалению, многие отождествляют теперь русских и коммунистов. Со стороны прибалтов это влечёт распространение на весь русский народ вины коммунистического правительства, от которого русский народ также пострадал, что вызывает русофобию. Со стороны русских это, увы, вызывает попытки оправдывать преступления коммунистов, которые не имеют оправдания. Но даже при таких отношениях в последние десятилетия стоит отметить, что до сих пор население прибалтийских стран, помимо официального языка, говорит и по-русски. Между Россией и прибалтийскими государствами развиваются экономические, культурные, туристические отношения. Нас связывают родственные связи, многолетняя история и культура. Хочется верить, что в дальнейшем отношения прибалтийских стран и России станут вновь дружественными и добрососедскими, ведь история имеет свойство повторяться не только в чём-то отрицательном…

Версия для печати

Источник: legitimist.ru

15 апреля 1795 года Екатерина II подписала Манифест о присоединении к России Литвы и Курляндии

Великое княжество Литовское, Русское и Жамойское – так официально называлось государство, просуществовавшее с XIII века по 1795 год. Ныне на его территории находятся Литва, Белоруссия и Украина.

По наиболее распространённой версии Литовское государство было основано около 1240 года князем Миндовгом, который объединил литовские племена и начал поступательно присоединять раздробленные русские княжества. Эту политику продолжили и потомки Миндовга, особенно – великие князья Гедимин (1316 – 1341), Ольгерд (1345 – 1377) и Витовт (1392 – 1430). При них Литва присоединила земли Белой, Чёрной и Красной Руси, а также отвоевала у татар матерь городов русских – Киев.

Официальным языком Великого княжества был русский (именно так он назывался в документах, украинские и белорусские националисты именуют его, соответственно, «староукраинским» и «старобелорусским»). С 1385 года между Литвой и Польшей было заключено несколько уний. Литовская шляхта стала перенимать польский язык, польскую Герб Великого княжества Литовскогокультуру, переходить из православия в католичество. Местное население подвергалось притеснениям по религиозному признаку.

На несколько веков раньше, чем в Московской Руси, в Литве (по примеру владений Ливонского Ордена) было введено крепостное право: православные русские крестьяне стали личной собственностью полонизированной шляхты, перешедшей в католичество. В Литве полыхали религиозные восстания, а оставшаяся православная шляхта взывала к России. В 1558 году началась Ливонская война.

В ходе Ливонской войны, неся ощутимые поражения от русских войск, Великое княжество Литовское в 1569 году пошло на подписание Люблинской унии: Украина полностью отходила от княжества Польше, а сохранившиеся в составе княжества земли Литвы и Белоруссии входили с Польшей в состав конфедеративной Речи Посполитой, подчиняясь внешней политике Польши.

Результаты Ливонской войны 1558 – 1583 годов закрепили положение Прибалтики на полтора века до начала Северной войны 1700 – 1721 гг.

Присоединение Прибалтики к России в ходе Северной войны совпало с проведением Петровских реформ. Тогда Лифляндия и Эстляндия вошли в состав Российской Империи. Сам Пётр I пытался невоенным способом наладить отношения с местным немецким дворянством, потомками немецких рыцарей. Первыми были присоединены Эстония и Видзем – по итогам войны в 1721 года. И лишь спустя 54 года по итогам третьего раздела Речи Посполитой Великое княжество Литовское и герцогство Курляндское и Семигальское вошли в состав Российской Империи. Произошло это после подписания Екатериной II манифеста от 15 апреля 1795 года.

После присоединения к России дворянство Прибалтики без каких-либо ограничений получило права и привилегии российского дворянства. Более того, остзейские немцы (преимущественно – потомки немецких рыцарей из Лифляндской и Курляндской губерний) были если не более влиятельной, то, во всяком случае, не менее влиятельной, чем русские, национальностью в Империи: многочисленные Екатерина IIсановники Империи имели остзейское происхождение. Екатерина II провела ряд административных реформ касательно управления губерниями, прав городов, где самостоятельность губернаторов возросла, однако фактическая власть, в реалиях времени, находилась в руках местного, прибалтийского дворянства.

К 1917 году прибалтийские земли делились на Эстляндскую (центр в Ревеле – ныне Таллинн), Лифляндскую (центр – Рига), Курляндскую (центр в Митаве – ныне Елгава) и Виленскую губернии (центр в Вильно – ныне Вильнюс). Губернии характеризовались большой смешанностью населения: к началу XX века в губерниях проживало около четырех миллионов человек, примерно половина из них была лютеранами, около четверти – католиками, и около 16% – православными. Губернии населяли эстонцы, латыши, литовцы, немцы, русские, поляки, в Виленской губернии была относительно высокая доля еврейского населения. В Российской империи население прибалтийских губерний никогда не подвергалось какой-либо дискриминации. Наоборот, в Эстляндской и Лифляндской губерниях крепостное право было отменено, например, гораздо раньше, чем в остальной России, – уже в 1819 году. При условии знания русского языка для местного населения не было никаких ограничений при приёме на государственную службу. Императорское правительство активно развивало местную промышленность. 

Рига делила с Киевом право быть третьим по значимости административным, культурным и промышленным центром Империи после Санкт-Петербурга и Москвы. С большим уважением царское правительство относилось к местным обычаям и правовым порядкам. 

Но богатая традициями добрососедства русско-прибалтийская история оказалась бессильна перед современными проблемами в отношениях между странами.  В 1917 – 1920 годах прибалтийские государства (Эстония, Латвия и Литва) получили независимость от России.

Но уже в 1940 году после заключения пакта Молотова – Риббентропа последовало включение прибалтийских государств в состав СССР.

В 1990 году прибалтийские государства провозгласили восстановление государственного суверенитета, а после развала СССР Эстония, Латвия и Литва получили как фактическую, так и юридическую независимость.

Славная история, что Русь получила? Фашистские марши?

 

 

Источник: www.liveinternet.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.