Национальный вопрос в российской империи

Работаю над одной темой, читаю и перечитываю.
Сегодня читал такую книгу:
Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (ХVII — начало ХХ в.). В 2 т. СПб., 1999.

Кое-что звучит сверхактуально. Думаю, мы наступаем на те же грабли.

Даже евреи, хотя и проживали в черте оседлости и подвергались другим дискриминационным мерам, не закрепощались, не рекрутировались в армию наравне с русскими, имели налоговые льготы и др. Процент евреев в гимназиях составлял в 1865 г. — 3,3%, в 1870 г. — 5,6%, в 1877 г. — 10%, в 1881 г. — 12,3%, но в последующие годы стал снижаться. То же наблюдалось и в высшей школе: в 1881 г. — 8,8%, в 1886 г. — 14,5%, в 1907 г. — 12,1%, в 1911 г. — 9,4%. В черте еврейской оседлости еще в 1880 гг. евреи преобладали на некоторых факультетах, например медицинском и юридическом: в 1886 г. на медицинском факультете Харьковского университета доля евреев составляла 41,5%, Одесского университета — 30,7%, а на юридическом — 41,2%. Крещеные евреи имели те же права, что и русские, и иногда делали исключительную карьеру на светской, военной или религиозной службе. Среди евреев известны генералы, адмиралы, министры и даже епископы. Например, внук крещеного еврея Александр Кржижановский (1796 — 1863) стал архиепископом.


Составной частью национальной политики являлось то, что правительство с помощью налоговой системы намеренно поддерживало такое положение в империи, чтобы материальный уровень жизни нерусских, проживающих в национальных окраинах, был выше, чем собственно русских, нерусские народы всегда платили меньшие налоги и пользовались льготами.

Среди наиболее активных революционеров, сосланных в Сибирь в 1907 — 1917 гг. на долю русских приходилось около 40%, а на долю нерусских — 609%. (…) Латыши были в 8 раз активнее русских, евреи — в 4, поляки — 3, армяне и грузины — в 2 раза. Остальные народы проявляли слабую революционность. Наименее активными были украинцы и белорусы. Первые были в 3 раза менее активными, чем русские, вторые — в 11 раз. В «антиэлите» — среди руководства революционных организаций — всюду преобладали лица нерусского происхождения .

По уровню грамотности русских опережали прибалтийские народы, поляки, евреи, финны и даже волжские и крымские татары, которые активно использовали письменность как средство сохранения своей национальной идентичности. Нерусские были значительно шире, чем русские, представлены среди людей квалифицированных профессий.


зненный уровень русских был одним из самых низких в империи. Наконец, начиная с 1830 г. нерусские народы постоянно создавали политическую напряженность, поддерживая революционное движение, с которым национальные движения по большей части совпадали. Постоянная необходимость обеспечения безопасности, поддержания власти и общественного порядка тяжелым бременем ложились на страну, прежде всего на русских, ограничивая возможности социального, экономического и политического развития Центра страны и тем самым способствовали сохранению отсталости России.

Источник: srybas.livejournal.com

Отмечая особенности национального вопроса в дореволюционной России, следует обратить внимание на одну из основных черт, присущих русскому государству, которая заслуживает специального упоминания — это полиэтничность Руси-России. В вульгарном представлении эта многонациональность явилась результатом «русской экспансии» с целью колониальной эксплуатации. В действительности же это далеко не так: полиэтничность (многонациональность), досталась Руси в наследство от сарматско-готско-хазарского прошлого.

Народы русской равнины в течение многих веков привыкли жить под одной властью, под общей государственной крышей. И позднее, в Древнерусском государстве с центром в Киеве славяне не были властвующей, господствующей народностью.


Согласно летописям, со славян брали такую же дань, как и с прочих племен и земель. Более того, вспомним, как с древлян однажды хотели взять двойную дань. Никаких специально славянских привилегий не существовало. Не было их ни в Киевской Руси, ни в Великом Княжестве Литовском, Русском и Жемойтском государстве, возникшем после падения Киевского. Ни одна из входивших в него народностей не была в нем ни господствующей, ни подчиненной.

Так, в великом княжестве Московском, никогда не бывшим моноэтническим, например, при Василии Темном (1425-1462) наблюдался такой наплыв татар на московскую службу, что русские чувствовали себя как бы «отодвинутыми на второй план».

Пойдем далее. Эпоха Ивана Грозного. 1565 г. Введена опричнина. Все земли Русского государства разделены на две части: опричнину и земщину. Во главе земщины Иваном Грозным посажен татарский князь Симеон Бекбулатович.

Все эти примеры подтверждают, что ни Киевская Русь, ни Русь Литовская, ни Русь Московская, ни последующие государственные образования никогда не были и никогда не рассматривались как моноэтнические, мононациональные государства. Они с самого начала возникли как полиэтнические, многонациональные без сколько-нибудь резко выраженного господства какой-либо одной народности.

* * *

Подчеркивая полиэтничность Русского государства и особенности национального вопроса в дореволюционной России, нельзя обойти вопрос о расширении территории Руси – Русского государства – Российской империи.


Общеизвестно, что любая государственная организация, имеющая возможности, стремится расширить свою территорию, укрепить свое положение. История человечества — не только история продуктивной деятельности, но и история бесконечных войн, дележа территорий, захватов и т.п. Россия вовсе не была исключением. В ее многовековой истории войны, военные походы занимали значительное место.

Охватывая в момент возникновения небольшой регион на Северо-Востоке русской равнины, российское государство постоянно расширялось, в конечном итоге включило в свои границы огромную территорию, расположенную на двух континентах — в Европе и Азии. Историки подсчитали, что с 1368 по 1893 гг., т. е. из 525 лет, Россия провела 305 лет в войнах. Либо на нее нападали, либо нападала она. В основном в ходе войн Российское государство приобретало новые территории, хотя были и добровольные решения о вхождении других народов в состав России.

* * *

Говоря о колониальной политике России, отметим, что она отнюдь не носила благотворительного и культуртрегерского характера по отношению к тем народам, которые силой, внешнеполитическими обстоятельствами или добровольно оказались в составе Российской империи. Но отношение имперской власти к национальным меньшинствам, в том числе и к так называемым инородцам, было дифференцированным.


Политика, проводимая самодержавием в отношении народов Поволжья, Кавказа, Средней Азии, Сибири и др. существенно различалась. Разумеется, нельзя говорить о каком-либо альтруизме, присущем самодержавию в отношениях с завоеванными или присоединенными народами, но нельзя не учитывать и того, что именно в царской России представители некоторых народов освобождались и от обязанности уплаты налогов и от рекрутской повинности, что, несомненно, способствовало их сохранению и выживанию.

Развивавшиеся в России отношения между центром и окраиной, в том числе и национальные, в ряде случаев были более прогрессивными по сравнению с теми формами патриархально-феодального быта, которые господствовали у народов Кавказа, Заволжья, Казахстана, Сибири и Дальнего Востока. Вовлечение названных районов во всероссийскую орбиту способствовало переходу обитавших там народов к более высоким формам хозяйственной и общественной жизни.

Именно это и имел в виду Ф. Энгельс, отнюдь не симпатизировавший ни России, ни тем более российскому самодержавию, когда в одном из писем к Марксу писал: “Господство России играет цивилизаторскую роль для Черного и Каспийского морей и Центральной Азии, для башкир и татар…”

Другой политический деятель, которого также трудно заподозрить в особых симпатиях к России – князь Отто фон Бисмарк, будущий канцлер Германии, писал: “Англичане ведут себя в Азии менее цивилизованно, чем русские; они слишком презрительно относятся к коренному населению и держатся на расстоянии от него… Русские же, напротив, привлекают к себе народы, которые они включают в свою империю, знакомятся с их жизнью…”


Любопытно, что позднее это подтвердил и виднейший английский политик лорд Джордж Керзон. “Россия, — писал он, — бесспорно обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчинила силой… Русский… совершенно свободен от того преднамеренного вида превосходства и мрачного высокомерия, который в большей степени воспламеняет злобу, чем сама жестокость…” Не буду комментировать и оценивать эти характеристики, но хочу подчеркнуть, что действительно в славянской, в русской ментальности просто нет того, утвердившегося на Западе, представления о “высших” и “низших” расах, о расовом и национальном превосходстве.

* * *

В XVIII в. во внешней политике России впервые наиболее ярко проявился “имперский”, т.е. силовой подход к решению территориальных и национальных проблем.

Но многонациональная Российская империя существенно отличалась от современных ей колониальных империй, созданных Англией, Голландией, Испанией, Португалией, Францией и другими европейскими государствами.

Говоря о национальном вопросе в Российской империи в это время, следует учесть, что народы, добровольно или по принуждению, вошедшие в состав России, не испытывали на себе какого-либо национального унижения со стороны титульной нации, т.к. русские, в сущности, не являлись в империи господствующим народом.


Создав многонациональное государство от Тихого океана и до Балтийского и Черного морей, русские как нация не приобрели для себя сколько-нибудь существенных привилегий и выгод.

Более того, достаточно спросить: какое дворянство в XVIII, XIX, начале XX в. стояло ближе к трону, русское или прибалтийское? Чего только стоит известная байка про Ермолова, который просил императора Павла I, чтобы его «произвели в немцы».

В целом, засилье иностранцев при русском дворе отнюдь не случайность, а характерное явление. Достаточно полистать лишь «Списки чинов» или «Адрес-календари» за те годы.

Более того, например, князь Адам Чарторыйский, ненавидевший Россию, по его собственным словам, настолько, что отворачивал лицо при встрече с русскими, сделан был не только попечителем Виленского учебного округа, но и являлся одним из ведущих руководителей внешней политики России.

Скажите, в какой другой стране было бы возможно такое?

* * *

Более того. Но в дореволюционной России русский национализм находился под одинаковым подозрением, что и национализмы других народов. Он никогда не совпадал с идеологией «официальной народности», с ее известной трехчленной формулой: «самодержавие, православие, народность». Кстати, нелишне будет отметить, что адептами этой идеологии, как правило, были лица преимущественно нерусского происхождения: Бенкендорф, Булгарин, Сенковский, Греч и др. Славянофилы же относились к ней столь же отрицательно, что и западники.


Следует подчеркнуть и то, что русская государственность никогда не связывала себя с национальными интересами какой-нибудь подвластной народности. Конечно, все три ветви русского народа – великороссы, белорусы, малороссы — вместе взятые, не могли не производить впечатления национальной опоры трона и предмета наибольших забот со стороны власти. Но это лишь внешнее впечатление, которое ошибочно.

Власть усматривала свой долг не в удовлетворении национальных претензий, а в попечении о «благоденствии» подданных. Когда в доказательство национального угнетения малых народов приводят случаи репрессий против выступлений националистических партий, то обычно поддаются соблазну модернизации. Действительную же природу этих репрессий, пожалуй, лучше других понял В.А. Маклаков, один из лидеров кадетской партии. Он, в частности, считал, что царизм «угнетал национальности не потому, что они были иноплеменные, а потому, что они были «общество», которое должно было иметь один только долг — повиноваться». Такого же долга требовал царизм и от русской народности. «Чистое самодержавие», по словам Маклакова, не понимало смысла национальной проблемы по причине равенства в его глазах всех национальностей. Этим, собственно, и объясняется широкое допущение их в состав русской знати и служилого люда, состоявших чуть не на три четверти из неславянских элементов.

Создав многонациональное государство от Тихого океана и до Балтийского и Черного морей, русские как нация не приобрели для себя сколько-нибудь существенных привилегий и выгод. Более того, положение основной массы русского народа — крепостных крестьян, было не намного легче, если не более тяжелым, чем положение населения так называемых “национальных окраин”. В Русском государстве, так называемая «титульная нация», т.е. русские, не пользовались какими-либо преимуществами по сравнению с «нетитульными».


Говоря о характере русского колониализма, об его отличиях от западного, разумеется, следует учитывать и особые условия Российской империи, отличавшие его от Британской, Голландской, Французской и других колониальных империй. Колониальные окраины России не были отделены от метрополии океанскими просторами. Они являлись продолжением того же континентального массива, внутренняя часть которого была освоена ранее. Самовольные крестьянские переселения, массовая миграция на новые земли коренного русского населения неизбежно вела к тесному общению как бытовому, так и производственному с местным населением вновь присоединенных территорий. Этого нельзя не учитывать, характеризуя российский колониализм и национальные отношения между народами.

Ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов и то обстоятельство, что Россия колонизировала, как правило, малозаселенные земли с довольно низкой плотностью коренного населения на один кв. км, и вопрос о каком-либо перенаселении, в отличие от территорий Западной и Центральной Европы, попросту не существовал.


Однако, как нам кажется, сущность все-таки не столько в особых географических условиях, сколько в ментальности русского народа, в особенностях Русского государства, независимо от того как оно называлось: великое княжество, царство или империя.

Принципиальные различия были и в самой тактике по отношению к колонизируемым народам. В частности, со стороны германцев колонизируемые народы подвергались завоеванию с последующим “обезглавливанием”, искоренением или полной денационализацией. Как отмечал И. Ильин, “тактика завоевателя была такова: после военной победы в стан германцев вызывался ведущий слой побежденного народа; эта аристократия вырезывалась на месте; затем обезглавленный народ подвергался принудительному крещению в католицизм, несогласные убивались тысячами; оставшиеся принудительно и бесповоротно германизировались”.

Русское же государство не уничтожало правящей иерархии малых народов, а как правило включало ее в состав правящего класса, предоставляя ей те же права и привилегии, что и титульной нации.

Если во всех существовавших ранее империях: Римской, Византийской, Британской, Германской – центр и имперский народ жил за счет грабежа и эксплуатации окраин и колоний, постоянно богатея за их счет, то в России многие окраины столетиями жили за счет центра и практически безвозмездно получали военную защиту от внешнего врага. Впрочем, сегодня мы в этом можем наглядно убедиться.

С середины XVI в. и до начала XX в. Россия складывалась как цивилизационно неоднородное общество. Страна становилась огромным конгломератом народов, относящихся ко всем типам цивилизаций. Как же функционировало это общество, на чем держалось его единство? Объединяющую роль играло мощное, централизованное государство, основанное на отношениях подданства.

В советской историографии было принято рассматривать Россию по аналогии с западными колониальными империями. Утверждалось, что европейская часть России, населенная великороссами, является метрополией, остальное — близко расположенные колонии. Это не соответствует действительности. Россия устроена иначе, чем западные империи. В этом причина того, что Российская империя (я беру сущность, а не официальное наименование государства) просуществовала почти до конца XX в. Дело в том, что Российская империя представляла собой унитарное государство. Так оно складывалось исторически, несмотря на свою многонациональность. Что в связи с этим следует отметить?

1. Территория России представляла единое экономическое пространство. Единый всероссийский рынок, единое экономическое пространство, скрепляло государственную целостность прочнее цемента.

2. На всей территории России действовали единые законы Российской империи. При Николае I был создан единый «Свод законов Российской империи» (Исключения лишь для Финляндии и Польши).

3. По всей России существовало единое административное деление, была единая общероссийская система администрации, единая система делопроизводства и суда. Деление государства на части осуществлялось не по национально-этническому, а исключительно по административному признаку.

 

Таким образом, Россия вела активную завоевательную политику, колоссально расширяя свои территории с середины XVI в. до начала XX в. Что при этом характерно для России по сравнению с Западным миром?

1. Эти завоевания значительно уступали по масштабам территории западным империям, Британской прежде всего.

2. Завоеванные территории включались как составные части в единое государство, которое по-прежнему оставалось Русским.

3. К началу XX в. в составе России оказалось 165народов, относящихся ко всем типам цивилизаций.

Расширение территории России привело к тому, что доля русских сокращалась и они стали составлять меньшинство населения.

Так на рубеже XIX—XX вв. (по Первой Всероссийской переписи 1897 г.) только 43% населения было русским. Причем даже эта цифра некоторыми специалистами того времени считалась преувеличенной.

Все это усиливало опасность распада России в условиях революций и их катаклизмов, которые ослабляли государство.

Впрочем, все это русские хлебнули полной мерой в начале 90-х гг. XX в., когда произвольно был ликвидирован СССР.

Для ответа же на вопрос: является ли титульная нация в Российской Федерации руководящей, привилегированной, то достаточно взглянуть на список тех, кто управлял Россией в последние годы.

Источник: lektsia.com

Основные определения

Прежде чем подробно рассматривать проблематику национального вопроса в истории и в современной России стоит определиться со значением основных терминов.

«Толерантность» и «политкорректность», пропагандируемые приверженцами буржуазного либерализма в качестве нормы жизни и основы «мультикультурализма» (культуры многонационального общества), по своей сути представляют собой запрет на выявление пороков и их искоренение. И прежде всего этого касается пороков, генерируемых национальными и конфессиональными культурами и субкультурами, если их рассматривать как информационно-алгоритмические системы, под властью которых происходит личностное становление новых поколений.

Национальное самоосознание это — осознание индивидом своеобразия (уникальности) своего народа (прежде всего, как носителя культуры) и отличий своей культуры от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории развития человечества.

Национализм это — осознание неповторимого своеобразия своего народа и его культуры в сочетании с отрицанием или игнорированием, большей частью бездумно-бессознательным, уникальности и значимости для человечества и его будущего иных культур и народов, несущих свои культуры в их историческом развитии в преемственности поколений.

Расизм это — убеждённость в том, что достоинство человека обусловлено прежде всего (а то и единственно) биологически фактом происхождения от родителей, принадлежащих к определённым рода́м (кланам), племени, народу, расе, а все прочие — происходящие из других родо́в, племён, народов, рас и смешанных браков с их представителями,— достоинством человека либо не обладают в принципе, либо не обладают его полнотой.

Культура в расистском понимании вторична по своей значимости по отношению к биологической основе, и соответственно с точки зрения расистов освоение культуры «би­оло­гически высших» «биологически низшими» не делает «биологически низших» частью сообщества «биологически высших».

По мнению расистов, освоение культуры «биологически высших» «биологически низшими» аналогично тому, что происходит, когда обезьяну в цирке учат проделывать те или иные трюки, что делает её поведение в ходе циркового представления в чём-то подобным поведению человека в тех или иных житейских ситуациях. Однако эта дрессура или подражание обезьяны человеку в стиле басни И.А.Крылова «Мартышка и очки» не могут сделать обезьяну человеком.

В каких-то слу­чаях освоение культуры «биологически высших» «биологически низшими» может запрещаться, чтобы «биологически низшие» были легко отличимы от «биологически высших» в повседневности жизни общества, по сути разделённого на «касты» по признаку биологического происхождения. В противном случае неизбежны ситуации, абсурдность которых (пусть и трагическая) обличает несостоятельность расизма.

Сделав это отступление о терминологии, перейдём к основной теме нашей статьи.

Россия способствует сохранению культуры народов

До начала перестройки для нашей страны был характерен высокий уровень дружбы между народами. По данным опроса, в начале 1989 года одинаково относились к людям любой национальности 77 процентов опрошенных, для 8,6 процента национальные вопросы вообще были безразличны.

Сравнительно высок был и уровень межнационального общения: 84 процента населения было удовлетворено межнациональными отношениями по месту работы, 44 процента положительно относились к межнациональным бракам, 55 процентов имели родственников другой национальности, а у 88 процентов были друзья среди лиц другой национальности. В то же время 2,7 процента отрицательно относились к лицам другой национальности, а 8,7 процента считали, что в их регионе должны жить только лица коренной национальности.

Народы России отличились друг от друга не только языком, но и религией (православные составляли 70,8% населения, католики — 8,9%, мусульмане — 8,7%), образом жизни, культурными традициями, уровнем общественно-экономического развития. Поэтому национальный вопрос и национальная политика имели важное значение для стабильного развития России. В Российской империи не было юридически господствующей нации, отсутствовало понятие «метрополия», угнетение «нерусских» в пользу самого многочисленного великороского народа.

Россия способствует сохранению культуры всех народов и это уникальная цивилизация в нынешней истории нашей планеты.

Русская цивилизация: вид из ближнего космоса
Источник

Запад (Европа вне границ России, Белоруссии, Украины; Северная Америка, Австралия) — это множество наций-государств, принадлежащих одной из региональных цивилизаций планеты. Россия — это ещё одна региональная цивилизация многих народов, живущих в общем им всем государстве. То, что Россия — именно цивилизация подробно освещено в статье «Цивилизационная суть Руси-России и русский вариант глобализации». По данным переписи 2002 года порядка 85% процентов россиян назвали себя русскими, и русский язык в этой цивилизации — один из её системообразующих факторов.

Последнее издревле нашло своё отражение в самом языке. Слово «русский» в древних текстах в большинстве случаев является определением земли (русская земля), а не людей, на этой земле проживающих. В качестве этнонима оно стало употребляться только в последние несколько веков. Причём ещё в начале ХХ века наряду с ним употреблялись этнонимы: великороссы, малороссы, белорусы, по отношению к которым слово «русский» выступало как обобщающее. Но в советские годы, слово «русский» было возведено в ранг национальности великороссов. И хотя этого многие не понимают по сию пору, такая подмена была направлена на уничтожение цивилизационной общности Руси.

И грамматически слово «русский» — прилагательное, что отличает его от прочих этнонимов, которые все без исключения — имена существительные. Т.е. слово «русский» характеризует не национальную общность людей, а цивилизационную общность разных народов. И потому оно органично применимо и к славянам, и к татарам, и к грузинам, и к калмыкам, и к представителям иных народов нашей региональной цивилизации, если им свойственен определённый смысл жизни, приверженность к общим идеалам.

Мы различаем наши национальности, пока остаёмся в пределах России, но как только мы выезжаем за границу, то для иностранцев мы все — русские; даже украинцы и белорусы, живущие после распада СССР в своих государствах, не перестали быть частью русской цивилизационной многонациональной общности.

Многие сегодня в связи с этим задаются вопросом: а есть ли такой народ — русские? — Есть! Хотя, если дать ему адекватное название, то это — русичи. И народ русичей является этнической основой Русской цивилизации. Соответственно термин «русский народ» подразумевает множество наций и диаспор, составляющих цивилизацию Руси-России, что отличает этот термин от термина «народ» без каких-либо уточняющих определений.

Киевский князь Игорь и его жена, княгиня Ольга
Источник

Сказанное означает, что по показателям развития наднациональных общественных институтов цивилизация-Запад отстаёт от цивилизации-России лет на 500, поскольку создание Евросоюза, положившее начало становлению общей наднациональной государственности с единой кредитно-финансовой системой, с общей системой образовательных стандартов и т.п., это — повторение того, чему в России было положено начало ещё во времена Ивана Грозного после взятия им Казани и вхождения Казанского и Астраханского ханств в состав России. И в силу этого объективно-исторического цивилизационного различия миропонимание, выросшее на идеалах и жизненном опыте западных наций-государств, неизбежно обречено на ошибки, когда порождённые им рецепты пытаются применить к выявлению и разрешению проблем на Руси. Примером тому попытка строительства социализма на идейной основе марксизма. И из различия смысла жизни региональных цивилизаций Запада и России, проистекают широко известные слова Ф.И.Тютчева — поэта-философа, дипломата, — получившего образование общеевропейского характера (т.е. западное), а чувствами и бессознательными уровнями психики выражавшего Русский дух, которому свойственны смыслы (идеи), не всегда выразимые в терминологии западной науки:

Умом Россию не понять...
Источник

По этой же причине подавляющее большинство оценок России и её перспектив Западом (как, впрочем, и Востоком) — вздорно, поскольку они исходят из иных цивилизационных идеалов, возведённых их представителями и доморощенными подражателями в ранг безальтернативного абсолюта.

Годы перестройки, не смотря на, появление движений националистического толка и борьбу за национальные суверенитеты, хорошо показали неприменимость западных рецептов для жизни нашей цивилизации и её частей. Хотя в ряде республик и были созданы вооруженные отряды экстремистских националистических боевиков, которые брали под жёсткий контроль поведение населения (Армения, Грузия, Литва, Чечня), чтобы в дальнейшем начать внедрение западных стандартов жизни, и это практически везде привело к серьёзным межнациональным столкновениям, к формированию своего рода этнократических государств, где лица нетитульной нации практически не могут получить гражданства и вынуждены эмигрировать (Эстония, Латвия, Литва, Казахстан), но цивилизация всё равно берёт своё.

Современное состояние национального вопроса в России во многом отличается от его постановки в Российской империи и СССР, что обусловлено как изменением уровня развития страны, её состояния, но его суть и рецепты формирования дружбы народов остаются всё теми же. Необходимо опираться на те столпы, что скрепляли нашу цивилизацию на протяжении столетий — а их всего три: Идея Справедливости, Русский язык и Творчество Пушкина, выразившее в себе русскую идентичность и ментальность, которую может брать на вооружение представитель любой национальности, органично сплетая их со своим национальным самосознанием.

П.А. Столыпин о национальном самосознании народа
Источник

Национальный вопрос в Российской империи

Проследим, как пытались «снять» остроту национального вопроса или преодолеть межнациональные (межэтнические) противоречия в прошлом?

Во времена Ивана Грозного в рамках Московского царства Русская цивилизация вышла на процесс более широкой интеграции с представителями совсем других национальностей, к тому же исповедующих отличные вероучения, что остро поставило вопрос об объединяеющей Идее, которая бы выражала Справедливость по отношению к каждому жителю. Иван Грозный, в тех исторических реалиях выразил её в теократической формуле «все равны как подданные царя, а он отвечает только перед Богом», об этом он написал так:

Отшельничество подобно агнцу, никому не противящемуся, или птице, которая не сеет, не жнёт и не собирает в житницу; монахи же хотя и отреклись от мира, но, однако, имеют уже обязанности, подчиняются уставам и заповедям, если они не будут всего этого соблюдать, то совместное житие их расстроится; священническая же власть требует строгих запретов словом за вину и зло, допускает славу, и почести, и украшения, и подчинение одного другому, чего инокам не подобает; царской же власти позволено действовать страхом и запрещением и обузданием и строжайше обуздать безумие злейших и коварных людей.

[…]

Даже у отрекшихся от мира встретишь многие тяжёлые наказания, хотя и не смертную казнь. Насколько суровее должна наказывать злодеев царская власть!

По сравнению с этим равенством все национальные, религиозные различия отступали на задний план, поскольку, если царь справедлив, то он обеспечивает единение народов в справедливой цивилизации, в которую стремятся влиться и другие народы.

Но теократия во многом снимает с подданых обязанность отвечать лично перед Богом, а всю тяжесть необходимости вести себя по-совести возлагает на одного человека — царя, который отвечает перед Всевышним за всех. Это наложилось на общую алгоритмику Смуты, которая раскрутилась на Руси после упадка жреческой власти и прихода христианства. Об этом мы писали в цикле статей «Последняя ли смута на Руси?»: часть 1, часть 2 и особенно в третьей части, где представили полный цикл развития смуты.

После правления Ивана Грозного не появилось совестливого царя и теократическая формула показала свою неработоспособность. Смута вышла на новый виток, после чего образовалась Российская империя и примерно до второй половины XIX века проблема межнационального общения решалась на базе имперского абсолютизма, который ввёл Пётр I, сместив полюс ко светской власти. Иван Грозный отодвинул христианскую церковь, пришедшую после крещения тем, что старался стать главным праведником в государстве, а Пётр I просто подчинил себе Синод, абсолютизировав свою собственную власть. И опять-таки, если политика императора или императрицы была справедлива — это способствовало укреплению цивилизации, её расширению. Но опять-таки вопросы личной ответственности каждого за свои действия перед Богом уходили на второй план. На этом фоне накапливались проблемы общецивилизационного характера: безграмотность большинства населения, ужесточение эксплуатации крестьян, попытки церкви «вернуться во власть», незащищённость от внешнего воздействия через сети масонских организаций, неработоспособность теократической формулы в целом.

Шествие представителей Белого движения в годы Гражданской войны в России (1917—1922) под лозунгом «Россия единая, великая и неделимая»
Источник

С другой стороны, в это же время начала формироваться национальная политика Российской империи на основе признания доминирующей роли великорусской нации, что лишь усиливало антирусский национализм среди других народов империи. По мере политического ослабления центральной власти националистические настроения и движения начинали оказывать всё более усиливающееся влияние на общественно-политическую жизнь не только в национальных регионах, но и в стране в целом.

После краха политического режима в феврале 1917 года они поставили Россию на грань развала. В данном случае важно отметить связь политического национализма не с имперским мышлением как таковым и не с теми или иными качествами народов, а с развитием буржуазных отношений, чему во многом способствовало само государство.

Особенности национальной политики в СССР

Большевизм и «мраксизм»

Союз Советских Социалистических Республик (СССР) от постсоветской России и прочих государств прошлого и настоящего в период руководства партией и страной В.И.Лениным и после него И.В.Сталиным отличался тем, что основой его внутренней и внешней политики была социолого-экономическая теория — марксизм-ленинизм. Наличие теории — даже при всех пороках «мраксизма» — обеспечивало достаточно единообразное понимание целей государственной политики, путей и средств их достижения как в обществе, так и на всех уровнях и во всех ветвях «вертикали власти».

Соответственно этому системообразующему принципу государственности СССР соотнесение реальной жизни общества с теорией было нормой политической жизни страны примерно в первые тридцать пять лет существования сначала Советской России, а потом СССР, т.е. в постреволюционную и в Сталинскую эпоху.

Этим в послесталинские времена ни в СССР, ни в постсоветской России не занимается никто: ни политики персонально, ни политические партии, ни научно-исследовательские институты РАН, ни политико-социологические факультеты и кафедры вузов, ни журналистский корпус. Причины просты — нравственная ориентация на своекорыстие, а не на служение развитию общества, и скудоумие, не позволяющее понять роль теории как одного из факторов, обеспечивающих как эффективность государственного управления, так и консолидацию (единение) общества.

Поэтому отказ политической «элиты» страны в послесталинские и в постсоветские времена от власти над этим этапом полной функции управления — ещё один её порок.

Поскольку в марксизме образца 1917 г. не было ответов на все вопросы, которые вставали ходе социалистического строительства, то соотнесение действительности с теорией было стимулом к тому, чтобы теория развивалась в соответствии с потребностями решения конкретных задач общественного развития.

При этом шла борьба за истолкование неоднозначно понимаемой терминологии марксизма и его умолчаний либо в духе большевизма, либо в духе изначального марксистского интернацизма (читайте статьи о марксизме и большевизме и об интернацизме). И в этом была главная проблема социалистического строительства, неразрешимая без выявления пороков «мраксизма» и замены его в политике иной — большевистской управленчески состоятельной теорией.

Задача анализа советского периода истории нашей страны включает в себя 4 аспекта:

  1. Идеалы, которые провозглашались целью политики.
  2. Идеология, которая претендовала на изъяснение этих идеалов и путей воплощения их в жизнь.
  3. Политическая практика РСДРП (б) — ВКП (б) — КПСС и Советского государства.
  4. Жизнь нравственно-психологически неоднородного общества под властью трёх выше названных факторов.

Идеал построения общества без эксплуатации «человека человеком» был провозглашён целью государственной политики и политика в сталинские времена в действительности была направлена на воплощение этого идеала в жизнь и на решение соответствующих задач развития культуры и личностного развития людей, насколько это позволял марксизм.

Этот идеал был поддержан подавляющим большинством населения страны его практической деятельностью, выражавшейся в успехах СССР в деле общекультурного и экономического развития.

И этот идеал ликвидации системы эксплуатации «человека человеком» находил своё достаточно адекватное выражение и в документах партии большевиков, и в документах государства, касающихся в том числе и политики в области национальных взаимоотношений.

В Советском Союзе с гордостью отмечалось, что в ходе социалистического строительства в нашей стране:

  • исчезли бывшие национальные окраины;
  • сформировались социалистические нации, образующие новую по своим социальным параметрам многонациональную общность — советский народ;
  • сложились черты общей культуры, присущей советским людям всех национальностей;
  • провозглашалась братская дружба народов.

Советская власть уделяла национальному вопросу и национальной политике большое внимание с первых лет существования.

Второй Всероссийский съезд Советов (25—27 октября 1917 года), провозгласивший Российскую республику Советской, в обращении к рабочим, солдатам и крестьянам отметил, что советская власть «обеспечивает всем нациям, населяющим Россию, подлинное право на самоопределение».

В Декларации прав народов России Советского правительства были сформулированы основные принципы национальной политики:

  • равенство и суверенность народов России;
  • право народов России на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства;
  • отмена всех и всяких национальных, национально-религиозных привилегий и ограничений, в первую очередь для иудеев, которым теперь не нужно было жить за чертой осёдлости, как то было в Российской Империи;
  • свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

Эти принципы были конкретизированы в ряде последующих документов и закреплены в основном законе — Первой Советской Конституции (10 июля 1918 года).

Реализация провозглашённых принципов оказалась сложной задачей. Юридическое равноправие граждан не означало фактического равенства народов. Народы бывших национальных окраин Российской империи значительно отставали в своём социально-экономическом развитии от центральных районов страны. Поэтому с переходом к мирному строительству, то есть с начала 1920-х годов, был взят курс на ликвидацию фактического неравенства народов в экономической, социальной, культурной и других сферах. Лишь к началу 1970-х годов было объявлено, что в основном преодолено экономическое неравенство, и вся страна дозрела до интенсивных методов ведения хозяйства.

Однако практика отличалась от деклараций, иначе в 90-ые годы не было бы возможностей разыгрывать национальную карту. К тому же следует учитывать одно обстоятельство, преследовавшее государственную систему до самого развала: было сильное несоответствие соотношений представленных групп в госструктурах реальному распределению в обществе. Особенно сильно это было видно в 1920-ых, когда в структурах правительства более было непропорционально много, в сравнении с общей статистикой населения, иудеев. Этот факт связан в первую очередь с тем, что среди иудеев была большая доля грамотных, тогда как остальное население бывшей империи было преимущественно безграмотным. Но такая обильная представленность иудеев в госструктурах связана конечно и с определённой и кадровой политикой, которая сохранилась и в позднем Советском Союзе и сохраняется и поныне.

XVI съезд ВКП (б), состоявшийся 26 июня — 16 июля 1930 г. в Москве, рассматривал среди всего прочего и проблематику национальных взаимоотношений в СССР с целю выработки «национальной политики» в ходе осуществлявшегося социалистического строительства.

XVI съезд ВКП (б) принял решение о реконструкции всех отраслей народного хозяйства на основе новейшей техники, т.е. провозгласил курс на модернизацию страны с целью построения материально-технической базы социализма и обеспечения полной экономической независимости СССР. Он подтвердил курс на коллективизацию сельского хозяйства, что было обусловлено: во-первых, низкой товарной отдачей единоличных хозяйств в их большинстве, во-вторых, потребностью промышленности в трудовых ресурсах, которые можно было получить только за счёт роста сельскохозяйственного производства на основе роста производительности труда на селе и перетока экономически избыточного сельского населения (прежде всего молодёжи) в города — в промышленность и науку.

Всесоюзная перепись населения в СССР в 1939 году
Источник

Культурная революция 30-ых годов

Развернувшаяся «культурная революция» сопровождалась ликвидацией всеобщей неграмотности народов, подготовкой высококвалифицированных кадров. Этот процесс конечно позволил представителям многих народов войти в управление. Формировалось новое мировоззрение граждан под лозунгом создания новой культуры — «социалистической по содержанию и национальной по форме». Уже в 1930-х годах была в основном ликвидирована неграмотность среди населения. Многие народы впервые в своей истории получили письменность на родном языке.

Суверенность и право на самоопределение привели к активному поиску форм государственного устройства многочисленных народов страны. Такая работа развернулась с первых дней установления советской власти и стала важнейшим стимулом её победы в бывших национальных окраинах Российской империи. В итоге в СССР сложилось 15 союзных и 20 автономных республик, 8 автономных областей и 10 национальных округов.

За годы советского строительства происходили и коренные социальные изменения, на основе которых был сделан вывод о формировании социалистических наций и создании на основе сближения социально классовых структур различных наций и народностей новой исторической общности людей — советского народа. Национальный вопрос теперь преподносился как решённый в принципе, поскольку произошло реальное сближение всех наций и народностей на почве социалистического образа жизни, что было далеко от истины.

Советский народ
Источник

Таковы основные вехи и озвученные в советское время достижения национальной политики. Однако в этой сфере имелись и серьёзные недостатки:

  • основная тяжесть ликвидации фактического неравенства народов СССР легла на РСФСР, что явилось одним из факторов необходимости доминирования административных методов управления народным хозяйством и привело к постепенному скатыванию экономики страны к «застою»;
  • вывод о том, что в условиях социализма и сформировавшейся новой исторической общности — советского народа — национальный вопрос решён «полностью и окончательно», предполагал принципиальную бесконфликтность в данной сфере. Поэтому разработки фундаментальных и прикладных проблем национальных отношений представлялись ненужными, второстепенными. В результате к обострению межнациональных отношений, к межэтническим конфликтам периода «перестройки» и суверенизации республик страна оказалась не готовой;
  • поиск новых форм государственного устройства народов СССР, их совершенствование в соответствии с уровнем развития народов страны в целом, с середины 1930-х годов и особенно после госпереворота 1953 года был прекращён. Накопившиеся в результате противоречия между формой национальной государственности и её содержанием привели в условиях «перестройки», гласности и демократизации общества буквально к «взрыву» — параду суверенитетов и распаду СССР.

Несмотря на указанные выше, а также многие другие недостатки, ошибки, трагические страницы, национальная политика того времени дала в целом огромные положительные результаты. Удалось сделать колоссальный шаг вперёд, в сторону сближения, сотрудничества и дружбы народов СССР. Совместные героические усилия народов СССР, окрепшие на принципах дружбы и братства, спасли человечество от фашизма.

Накануне вторжения фашистской Германии СССР завоевал экономическую независимость, позволявшую обеспечить производство и потребление в стране за счёт своих собственных ресурсов. В послевоенный период СССР являлся ведущей державой, без которой не мог решаться ни один важнейший вопрос мирового развития.

Обеспечив относительно высокий потребительский статус разнородной по характеру её деятельности интеллигенции, к этому стандарту потребления постепенно, по мере роста экономической мощи страны, Правительство подтягивало и остальное население, в частности посредством планомерной политики снижения цен на продукты массового потребления. Вследствие чего кратность отношения расходов на содержание 10% самых богатых семей к расходам на содержание 10% самых бедных семей снижалась. То есть степень эксплуатации большинства меньшинством неуклонно падала.

Именно в таких условиях в тридцатые годы работать приходилось действительно больше, а жить относительно бедно. Но не потому, что росла степень эксплуатации, а потому что производились новые средства производства и вооружение. Гитлер написал «Майн кампф» ещё в 1923 г. Эта политическая программа, в которой прямо шла речь о войне Германии против России с целью её полного и необратимого порабощения, пользовалась поддержкой международного меньшевизма интернацистов (об интернацизме читайте статью «Серьёзный разговор в «День памяти воинов-интернационалистов») и деятельно проводилась в жизнь. И было бы преступлением Советской власти против долговременных интересов народов России не подготовить страну к войне, которую международная закулиса запланировала едва ли не раньше, чем захлебнулись марксистские революции в странах Европы (в Германии, в Венгрии), из которых предполагалось раздуть мировую марксистскую революцию, к чему призывал меньшевик и сионо-интернацист Л.Д.Бронштейн (Троцкий), и что сорвал В.И.Ленин заключением Брестского мира.

Если же говорить о колхозном строе, то переход к нему от НЭПа действительно был жестоким и тяжёлым. Но разгром страны в будущей войне, запланированной международными силам, взращивавшими гитлеризм, был бы ещё более жестоким по сравнению с коллективизацией: если бы не коллективизация, давшая в короткие сроки рабочую силу промышленности, то за разгромом лета 1941 г. последовало бы германское нацистское иго. Вступил бы в действие план «Ост», согласно которому предполагалось построить на территории СССР лагеря смерти и в кратчайшее время уничтожить в них 110 миллионов «лишнего» населения, а остальных низвести до положения говорящего рабочего скота. И топором и крестьянскими вилами от вермахта было бы не отмахаться, как во многом в 1812 г. отмахались от Наполеона.

Но уже в 1938 г. колхозный строй начал давать отдачу: на трудодни во многих рядовых, а не образцово-показа­тель­ных колхозах, и на Украине, и в Поволжье, и в других регионах СССР выдавалось продукции, произведенной в коллективном хозяйстве, больше нежели могли вместить закрома крестьян, оставшиеся от времен единоличного ведения ими хозяйства. Это вспоминают в беседах сейчас многие простые люди, жившие в то время. Рождаемость в стране устойчиво превышала смертность. Достижения культуры прошлого и возможность получить образование становились доступными всё более широким слоям общества. Этот процесс культурного и экономического подъёма был прерван первоначально войной, и вторично приходом к партийной и государственной власти (после устранения И.В.Сталина) троцкистов: как уцелевших в репрессиях эпохи сталинизма, так и троцкистов второго поколения, которые после 1953 г. стали проводить антибольшевистскую политику.

Государственный переворот 1953 года в СССР
Государственный переворот 1953 года

Именно вследствие этого произведения большевика И.В.Сталина не только перестали издаваться (было прекращено даже издание Собрания его сочинений), но и то, что было издано ранее, было изъято из библиотек и попало в спецхраны. Это лишило возможности сравнивать бессмысленные речи последующих «вождей» с программными произведениями Сталина. И привело к безыдейности СССР в 1970 — 80‑е гг., что и открыло дорогу перестройке недостроенного социализма в марионеточный капитализм.

Источник: inance.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.