В каком году написано бородино

Истоки стихотворения Михаил Юрьевич Лермонтов принадлежал к поколению, детство и отрочество которого было овеяно героикой Отечественной войны 1812 года. Люди этого поколения привыкли с ранних лет встречаться с участниками войны, восторженно слушать их рассказы о борьбе за Москву, о Бородинском сражении, о взятии Парижа. Истоки стихотворения Михаил Юрьевич Лермонтов принадлежал к поколению, детство и отрочество которого было овеяно героикой Отечественной войны 1812 года. Люди этого поколения привыкли с ранних лет встречаться с участниками войны, восторженно слушать их рассказы о борьбе за Москву, о Бородинском сражении, о взятии Парижа. Истоки стихотворения Афанасий Столыпин – брат бабушки поэта, участник войны 1812 года, артиллерист-бородинец. Он когда-то живо и образно поведал маленькому Лермонтову о ходе великой битвы. Ещё в юношеском стихотворении «Поле Бородина» поэт выразил восхищение подвигом русских воинов. Многие мотивы этого произведения были позднее переосмыслены и вошли в окончательный вариант «Бородино».


сились знамена, как тени, Я спорил о могильной сени, В дыму огонь блестел, На пушки конница летала, Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел. «Поле Бородина» Истоки стихотворения Афанасий Столыпин – брат бабушки поэта, участник войны 1812 года, артиллерист-бородинец. Он когда-то живо и образно поведал маленькому Лермонтову о ходе великой битвы. Ещё в юношеском стихотворении «Поле Бородина» поэт выразил восхищение подвигом русских воинов. Многие мотивы этого произведения были позднее переосмыслены и вошли в окончательный вариант «Бородино». Носились знамена, как тени, Я спорил о могильной сени, В дыму огонь блестел, На пушки конница летала, Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел. «Поле Бородина» Заглянем в прошлое Отечественная война 1812 года – одна из кровопролитнейших в истории России. Она была развязана в 1804 году французским императором Наполеоном Бонапартом, уроженцем Корсики. Это был решительный, строгий военачальник, вёл победоносные захватнические войны. В результате активной военной деятельности сумел значительно расширить территорию Франции, поставил в свою зависимость большинство государств Западной и Центральной Европы. Заглянем в прошлое Отечественная война 1812 года – одна из кровопролитнейших в истории России. Она была развязана в 1804 году французским императором Наполеоном Бонапартом, уроженцем Корсики. Это был решительный, строгий военачальник, вёл победоносные захватнические войны.

результате активной военной деятельности сумел значительно расширить территорию Франции, поставил в свою зависимость большинство государств Западной и Центральной Европы. Заглянем в прошлое В ночь на 12 июня 1812 года армия Наполеона в количестве 630 тыс. человек по трём наведённым через реку Неман мостам перешла границу и вторглась в пределы России. Российская армия в начале войны насчитывала 240 тысяч человек. Заглянем в прошлое В ночь на 12 июня 1812 года армия Наполеона в количестве 630 тыс. человек по трём наведённым через реку Неман мостам перешла границу и вторглась в пределы России. Российская армия в начале войны насчитывала 240 тысяч человек. Великое Бородинское сражение 26 августа (7 сентября) 1812 года в 5 часов утра войска обеих сторон уже построились к бою на большом поле под Москвой у деревни Бородино Великое Бородинское сражение 26 августа (7 сентября) 1812 года в 5 часов утра войска обеих сторон уже построились к бою на большом поле под Москвой у деревни Бородино Великое Бородинское сражение Великое Бородинское сражение Истоки стихотворения Стихотворение М. Ю. Лермонтова посвящено Бородинскому сражению и написано в 1837 году, в год 25-й годовщины битвы. По жанру произведение

Источник: culture.ques.ru

Анализ стихотворения Бородино Михаила Лермонтова

Стихотворение «Бородино» было написано Лермонтовым в честь 25-летнего юбилея Бородинской битвы (1837). Многие русские поэты и писатели, независимо от политических и идеологических взглядов, с чувством глубокого уважения относились к победе русских войск. Бородинское сражение показало силу народного духа и значительно повысило патриотические настроения.


«Бородино» Лермонтова занимает особое положение. В то время было принято писать о войне либо с позиции стороннего наблюдателя, либо от лица полководца. «Бородино» создано в оригинальном стиле – в форме рассказа бывалого солдата, лично участвовавшего в героической битве. Поэтому в нем нет фальшивых выражений и псевдопатриотических заявлений. Стихотворение воспринимается как непосредственная передача фактов простым человеческим языком. Этим Лермонтов значительно повышает эмоциональное воздействие произведения. Неторопливый рассказ солдата о страшных картинах сражения затрагивает душу читателя. Невольно чувствуется гордость за тех, кто не жалел своей жизни ради спасения Родины.

Солдат не приукрашивает своих заслуг, что делает рассказ максимально правдивым и искренним. Он отдает дань уважения всем погибшим и уверенно утверждает, что сдача Москвы – «божья воля». Люди были готовы погибнуть под ее стенами, но не допустить врага до сердца России. Героический призыв полковника «…не Москва ль за нами?» не вносит в произведение излишнего пафоса. Он органически вписывается в текст и является кульминационной точкой.

Большое значение имеет структура стихотворения, его стилистические особенности. Оно написано разностопным ямбом со сплетенной рифмой. Это придает произведению музыкальный характер. Оно напоминает семидольный размер народных песен-сказаний. Лермонтов подчеркивает связь с национальными корнями путем употребления просторечных выражений: «ушки на макушке», «брат мусью», «отступили бусурманы». Вместе с тем он применяет особые выразительные средства для усиления значимости сражения: метафоры («ломить стеною», «отец солдатам»), сравнения («перестрелка» — «безделка», «двинулись, как тучи»).


Стихотворение приобрело широкую народную популярность. Его слова были положены на музыку. Многие фразы и выражения стали крылатыми, утратив связь с источником. Патриотическая идея отдать жизнь за Москву вновь прозвучала в годы Великой отечественной войны. На этот раз советские войска смогли выполнить завет великого поэта и «клятву верности сдержали».

Источник: rustih.ru

Во-первых, даже самые консервативные бородинисты не оспаривают того, что автором стихотворения является Лермонтов — который, как мы знаем, заведомо не мог принимать в бородинской битве никакого участия и все, на что он мог опираться — рассказы других людей. Во-вторых, мы не можем оспаривать того, что автором (или авторами) двигали отнюдь не исторические, а идеологические мотивы — как впрочем, и абсолютным большинством защитников традиционной точки зрения, которые усматривают в любой попытке научного подхода «покушение на историю» и «оскорбление патриотических чувств». Будучи горячим русским патриотом, автор (как и патриоты всех стран) вовсе не стремится дать нам адекватную историческую картину происшедшего.


о цель — поддержать такие темы как «героическое противостояние захватчикам», «преемственность поколений», «мощь отечественного оружия» — темы, которые мы всегда находим в подобного рода литературе. Исторический материал для автора в этом случае служит лишь сырьем; причем, как мы знаем на примерах из американской и британской, а даже отчасти поздней украинской и русской литературы, авторы могут проповедовать идеи патриотизма и на полностью вымышленном материале, воспевая борьбу сограждан с марсианами, восставшими мертвецами, масонами, путинзрашей, агрессивными ходячими кустами и драконами. В отношении историчности так называемой «бородинской битвы» существуют разные мнения, которые можно, с некоторой долей условности, разбить на три группы:

1. Сторонники историчности битвы полагают, что бородинская битва действительно имела место так или почти так, как это описано в стихотворении. В наше время это теория сталкивается с такими трудностями, что ее выживание можно считать обусловленным чисто идеологическими мотивами.

2. Сторонники полной мифологичности битвы обращают внимание на ряд указаний в самом тексте, которые не дают считать ее историческим событием. Подробное изложение этой точки зрения см. Болотов, Гусанский «Миф о Бородино: корни и плоды»(2), здесь мы ограничимся указанием на наиболее бросающиеся в глаза маркеры — такие, например, как упоминание фантастических существ «драконов» (драгунов).


опытки бородинистов-фундаменталистов доказать, что французы действительно использовали боевых драконов, мы здесь, в серьезной научной статье, рассматривать не будем) Бросается в глаза, что автор называет противника «бусурманами», что представляет собой искаженное «мусульмане». Однако предполагаемая дата бородинской битвы на столетия предшествует установлению франкского эмирата, и если на поле бородинской битвы и могли оказаться какие-либо мусульмане, то только с русской, а никак не с французской стороны. Упоминание «Уланов с пестрыми значками», вводит третью группу предполагаемых противников — тюрков (Улан — по тюркски значит «юноша»), что, по мнению многих, выводит вопрос об историчности «Бородина» за пределы серьезного обсуждения.

Утверждения автора, что «ядрам пролетать мешала гора кровавых тел» указывают на его полное незнакомство с артиллерией того времени, а «ворчание стариков» желающих «чужие изорвать мундиры о русские штыки» едва ли может исходить от человека, когда-либо видевшего штык той эпохи, который был чисто колющим оружием, при помощи которого неприятельский мундир можно «проколоть», «продырявить» но никак не «изорвать».

Сильным аргументом в пользу этой теории может то обстоятельство, что в ряде источников мы находим указание на взятие русскими войсками Парижа; несомненно, этот позорный акт агрессии нуждался в оправдании, которое и было сочиненно, вероятно, столетия спустя — французы «первыми начали», явившись в наши снега со своими ужасными драконами, а боевые действия «разворачиваются» в глубине России.


образцов героико-патриотического эпоса, как русских, так и зарубежных. Как показывает в своей работе Кольцов(3), все сюжеты, встречающиеся в «Бородино» мы можем обнаружить уже в «Песни о нибелунгах». То, что «Бородино» является сокращенным пересказом «Песни» (а не «Песнь» является расширением «Бородина») можно считать установленным — во первых, «песнь» по любым правдоподобным оценкам, значительно старше, во-вторых, наличие в русском значительного числа заимствований из немецкого (и крайне небольшого числа русских заимствовании в немецком) указывает на то, что проникновение первоначально немецкоязычных сюжетов в Россию более вероятно, чем «онемечивание» русского.Другое свидетельство мифологичности «бородинской битвы» — ее явная литературная зависимость от других.

3.Сторонники «исторической основы» предполагают, что в основании стихотворения лежат определенные исторические события, которые затем были восприняты через призму текущих политических и


идеологических требований. Среди них можно выделить так называемую «шведскую» школу, связанную с трудами акад. А.Питерского, который полагал, что «Бородино» описывает известную нам из других источников Полтавскую Битву. В пользу этой точки зрения можно привести ряд общих образов (кони, ядра, широкое применение холодного оружия) иногда оставляющих впечатление прямого заимствования — ср, например «рука бойцов колоть устала» и «швед, русский, колит, рубит, режет». По мнению А. Питерского, после нормализации отношений с Швецией «шведов» в качестве противника понадобилось заменить кем-то другим — отсюда и путаница между «французами», «бусурманами», и тюрками-уланами, явно указывающая на то, финальная версия «Бородина» была образована из трех текстов, составленных тремя редакторами — «французистом»(F) , «бусурманистом»(B) и «уланистом» (U) Несмотря на то, что теория «трех редакторов» получила всеобщее признание, теория «исторической основы» не принимается большинством экспертов поскольку для ее обоснования нам пришлось бы сначала обосновать историчность Полтавской Битвы, что для всех, (кроме кучки патриотов-фундаменталистов) представляется непосильной задачей.

Сергей Худиев http://apologetik.ru/borodino-analiz-odnogo-literaturnogo-istochnika/


.

   Художественный анализ поэмы «Бородино».

Гениальное стихотворение М.Ю. Лермонтова, написанное в 1837 году, — это поэма о бессмертном народном  подвиге. И вместе с тем это слово грусти и тоски о  прошедших невозвратимых героических днях.  Историческое значение «Бородино» состоит в том, что  в этом произведении со всей настойчивостью, со всей  поэтической

Источник: www.sites.google.com

К ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКАХ И ПРИЧИНАХ НАПИСАНИЯ СТИХОТВОРЕНИЯ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА «БОРОДИНО»

Стихотворение «Бородино», опубликованное в 1837 г. в журнале «Современник», является одним из самых известных поэтических произведений, посвященных 1812 году. Однако по вопросу о том, что вдохновило поэта на создание стихотворения и из каких источников он черпал сведения о знаменитом сражении, единого мнения не существует до сих пор. Исследователи выдвигают несколько версий. Самые известные из них следующие: первая — рассказы о войне родственников (двоюродных дедов, отца, более дальней родни)[1]; вторая — общение с тарханскими крестьянами, среди которых были и отставные солдаты, служившие в русской армии в 1812 г.[2]; третья — встречи с ветеранами Отечественной войны во время прохождения военной службы (в первую очередь на Кавказе)[3]; и четвертая, совсем уж экзотическая, объявляет стихотворение плодом литературной полемики с [4].


Говоря об источниках «Бородина», следует учесть, что гениальное стихотворение не было создано сразу в том виде, который стал хрестоматийным. До нас дошла ранняя редакция — стихотворение «Поле Бородина», датируемое 1830-1831 гг.[5], т. е. временем учебы в Москве. Следовательно, более корректно говорить, во-первых, об источниках, вызвавших к жизни первоначальный вариант стихотворения, и, во-вторых, о том, что подтолкнуло поэта к переработке текста.

Первым, исходным источником, очевидно, были детские и отроческие впечатления, прежде всего, тарханского периода жизни поэта. Сюда можно отнести рассказы родственников — участников войны, гувернера — бывшего офицера наполеоновской гвардии и тарханских отставных солдат и бывших ополченцев. Включить в этот круг отца поэта, , как это делают некоторые исследователи[6], не представляется возможным. Дело в том, что летом 1812 г. (в то время уже вышедший в отставку с военной службы) действительно вступил в ополчение, но вскоре заболел и оказался в витебском госпитале[7], где находился на излечении вплоть до 1813 г.[8], т. е. почти не участвовал в боевых действиях, и уж точно не мог быть очевидцем Бородинской битвы.

Однако в знаменитом сражении принимали участие родственники поэта по материнской линии, с одним из которых, родным братом бабушки поэта , отставным офицером артиллерии Афанасием Алексеевичем Столыпиным, был особенно близок. Видимо, поэтому ИЛ. Андроников, изучая стихотворение «Бородино», утверждал, что «рассказы Афанасия Столыпина о действиях гвардейской артиллерии при Бородине — вот один из источников, откуда Лермонтов почерпнул сведения о ходе исторического сражения»[9], ибо сведения эти отличаются документальной точностью. Правда, ИЛ. Андроников анализировал содержание окончательной редакции «Бородина», но то же самое справедливо и для стихотворения 1830 г.

По нашему мнению, рассказы двоюродного деда — это не просто один из источников, а первооснова обоих «бородинских» стихотворений. Афанасий Алексеевич Столыпин был участником Бородинского сражения и служил в то время поручиком в лейб-гвардии Артиллерийской бригаде[10]. Когда во время боя был ранен командир одной из батарей этой бригады, то командование ею перешло к A. A. Столыпину[11]. Он сыграл важную роль в отражении решающей атаки французской кавалерии на Семеновские (Батратионовы) флеши. По свидетельству прапорщика лейб-гвардии артиллерийской бригады A. C. Норова, «батарейный командир Столыпин, видев движение кирасиров, взял на передки, рысью выехал немного вперед и, переменив фронт, ожидал приближения неприятеля без выстрела. Орудия были заряжены картечью; цель Столыпина состояла в том, чтобы подпустить неприятеля на близкое расстояние, сильным огнем расстроить противника и тем самым подготовить верный успех нашим кирасирам». Залп батареи A. A. Столыпина подавил огонь французской конной батареи и нанес большой урон неприятельской кавалерии, которая затем была отброшена атакой русских кирасиров[12]. За отличие в Бородинской битве A. A. Столыпин был награжден орденом Св. Анны 2-й степени с алмазами[13], а также золотой шпагой с надписью «За храбрость»[14]. В наградной реляции сказано, что он «действовал отлично своими орудиями по неприятельской кавалерии и батареям, коих пальбу заставил прерывать»[15]. Получить такую награду офицер в чине поручика мог лишь за особо выдающиеся заслуги, т. е. A. A. Столыпин, несомненно, был не просто участником, а героем Бородина. Конечно, его рассказы произвели на юного огромное впечатление и могли подвигнуть на написание «Поля Бородина». Такую же роль могло сыграть и общение с другими участниками Отечественной войны, с которыми будущий поэт встречался в детстве. Так, в 1820 и 1825 гг., во время поездок на Кавказ, он вместе с бабушкой бывал в доме своей двоюродной тетки A. A. Петровой (урожденной Хастатовой)[16]. Ее муж, , в 1812 г. служил в действующей армии[17] и вполне мог рассказывать любознательному племяннику о событиях наполеоновской кампании.

Еще одним участником Отечественной войны 1812 года был Ж. Капе, гувернер , пленный офицер наполеоновской гвардии (а значит, очевидец и участник Бородинской битвы). , первый биограф , писал: «Лермонтов очень любил Капе… любил он его больше всех других своих воспитателей». По мнению исследователя, «военные рассказы Капе немало способствовали развитию в мальчике любви к боевой жизни и военным подвигам», хотя влияние пленного наполеоновского гвардейца на творческое становление его воспитанника, как считал , ограничивалось лишь воспитанием у будущего поэта уважения к «гению Наполеона»[18]. Капе рассказывал своему питомцу о тех битвах, в которых участвовал, в том числе и о Бородинском сражении[19]. С первым биографом поэта согласен и . Исследователь называет Ж. Капе сержантом наполеоновской гвардии, который «вместе с французской армией пришел в Москву, был ранен и остался в России»[20], т. е. его тоже следует включить в число лиц, от которых юный мог слышать о Бородинской битве.

Несомненно, рассказы офицеров — ветеранов войны 1812 года послужили важным источником для создания «Поля Бородина». Но все же повествование в стихотворении ведется от лица простого солдата. И это, по нашему мнению, может считаться косвенным указанием на еще один источник — рассказы отставных тарханских солдат, служивших в 1812 г. в действующей армии. Их воспоминания о войне с Наполеоном очень занимали будущего поэта и, видимо, подвигли его сделать рассказчиком именно солдата. Этот факт стал основанием для бытовавшей в советском лермонтоведении гипотезы о том, что рассказы отставных тарханских военных были единственным источником для обоих «бородинских» стихотворений . Так, в своей книге «Лермонтовские Тарханы» писал: «Под впечатлением всего услышанного Лермонтов в 1830 или 1831 году создает стихотворение "Поле Бородина". Повествование в нем ведется от первого лица — непосредственного участника знаменитого сражения. Причем делится своими воспоминаниями не офицер и не какой-то "начальствующий чин", а рядовой солдат-артиллерист. С ним Лермонтов мог близко познакомиться только в Тарханах, ибо в Москве, судя по дошедшим до нашего времени источникам, подобных знакомств и встреч не было»[21]. Но этой гипотезе противоречит то, что в «Поле Бородина» совершенно отсутствует тот неповторимый народный дух, которым характеризуется позднейшее «Бородино», поэтому безапелляционно утверждать, что это сильно романтизированное стихотворение было создано исключительно под впечатлением рассказов человека «из народа», на наш взгляд, затруднительно.

Не следует забывать и еще об одном возможном источнике. Как пишет ИЛ. Андроников, «Лермонтов рассказал о Бородинском бое устами артиллериста потому, что был справедливо уверен в той роли, которую сыграла русская артиллерия в исходе Бородинского сражения»[22]. Однако вряд ли эта уверенность могла сложиться лишь под влиянием слышанных в детстве воспоминаний современников войны, или потому, что один из двоюродных дедов поэта служил в артиллерии. Можно предположить, что к пониманию решающей роли артиллерии при Бородине вполне могло подвести знакомство с трудами другого его родственника — участника русско-французских войн 1805-1807 гг., героя Аустерлица и видного военного теоретика ДА. Столыпина. Андроников цитирует военного историка XIX в. , который считал, что статья ДА. Столыпина «В чем состоит употребление и польза конной артиллерии» оказала большое влияние на действия русской конной артиллерии в Бородинском сражении[23]. не встречался со своим родственником лично (тот умер в 1826 г.), однако в московский период своей жизни подолгу гостил в подмосковном имении Столыпиных Середникове, где и мог читать статью своего двоюродного деда. Возможно, именно эта работа ДА. Столыпина и навела поэта на мысль сделать рассказчиком, а значит, главным героем стихотворения, именно артиллериста.

Что же касается собственно стихотворения «Бородино», то вопрос о том, почему поэт несколько лет спустя вновь вернулся к теме Отечественной войны 1812 года, пока остается открытым. Согласно одной из версий, наиболее популярной в советском лермонтоведении, подтолкнуло на это общение с тарханскими отставными солдатами зимой 1835-1836 гг., когда поэт, получив отпуск из полка, два месяца провел в имении бабушки[24]. В качестве наиболее вероятного прототипа артиллериста-рассказчика многие исследователи (в том числе CA. Андреев-Кривич[25] и [26]) называют , дальнего родственника кормилицы . пишет о нем следующее: «Через семь лет после смерти Ивана Васильевича (мужа . АО.) семья Кормилицыных пополнилась еще одним человеком. Вернулся домой его двоюродный брат отставной солдат Дмитрий Федорович Шубенин. Взятый по рекрутскому набору в 1810 году, он отдал солдатчине двадцать пять лет, и "по чистой" был отпущен на волю…

В том же году, как поселился у Кормилицыных, прибыл на побывку к бабушке . Он прожил в Тарханах с 31 декабря 1835 года до второй половины февраля 1836 года. За это время поэт неоднократно навещал семью своей молочной матери, не раз, видимо, вел разговоры с участником знаменитой Бородинской битвы . Все услышанное заставило Михаила Юрьевича переосмыслить давно минувшие события, по-новому взглянуть на роль рядового солдата — истинного защитника Отечества — в разгроме наполеоновских полчищ»[27]. Таким образом, по мнению , именно общение с побудило поэта вновь обратиться к бородинской теме и переработать «Поле Бородина», «доведя первый вариант до величайшего художественного совершенства»[28]. Подобная версия создания гениального стихотворения имеет право на существование, но вряд ли был единственным солдатом Отечественной войны 1812 года, с которым поэт встречался и беседовал в 1831-1837 гг.

Другая гипотеза высказана в труде «Михаил Юрьевич Лермонтов. Жизнь и творчество». Биограф поэта предположил, что «Бородино» было создано во время первой кавказской ссылки : «Военная боевая жизнь, вдохновив поэта, кажется, побудила его вновь переделать стихотворение "Бородино", которое и было послано в Петербург и напечатано в 1837 г., в VI томе "Современника". Весьма может статься, что поэт в кавказских, "суворовским" духом проникнутых войсках и подслушал разговор старого солдата, очевидца Бородинской битвы, с рекрутом и, по обычаю своему, все, что писал, брать из жизни, облек свое стихотворение в форму диалога между стариком-солдатом и рекрутом»[29]. Но эту версию опровергают показания друга , данные им в ходе следствия по делу о распространении стихотворения «Смерть Поэта». По его словам выходит, что «Бородино» было написано не позднее 18 февраля 1837 г., т. е. до ареста и ссылки на Кавказ[30]. Против и тот факт, что Лермонтов выехал из Москвы на Кавказ 10 апреля 1837 г., а VI том «Современника» был разрешен цензорами для выхода в свет 2 мая этого же года. Согласно летописи жизни и творчества поэта, в первых числах мая он только еще приехал в Ставрополь и сразу же отправился на лечение[31], т. е. стихотворение было передано им в редакцию журнала еще до отъезда из Петербурга. Косвенно это подтверждают и слова , который в статье «Стихотворения Е. Баратынского» назвал «поэтом нового поколения, которого талант застал и оценил Пушкин еще при жизни (курсив наш. А. О.) своей»[32].

Речь здесь может идти только о стихотворении «Бородино», которое было первым произведением поэта, опубликованным под его именем в журнале, издателем которого был A. C. Пушкин. Как известно из прошения , издатель планировал выпускать «4 тома статей» в год[33]. В 1836 г. увидели свет первые четыре тома, a V-VTII тома были изданы уже после смерти A. C. Пушкина, но раз он «при жизни» оценил талант , можно предположить, что «Бородино» уже было в редакционном «портфеле» не позднее 27 января 1837 г., а более вероятно — еще в 1836 г.

Таким образом, версия явно ошибочна. Но в то же время первый биограф поэта, безусловно, прав, говоря о том, что «разговор старого солдата, очевидца бородинской битвы, с рекрутом» мог быть услышан в жизни, а не придуман «для красного словца». Но где же поэт мог слышать такой разговор? Ответ на этот вопрос можно найти, обратившись к фактам военной службы .

Военная карьера поэта началась в ноябре 1832 г., когда Лермонтов был зачислен в Школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров. В программу этого учебного заведения наряду с общеобразовательными и военными дисциплинами входили выезды на лагерные учения и на маневры. Естественно, что в этих мероприятиях участвовали не только воспитанники Школы юнкеров, и даже не только кавалеристы, но и подразделения других родов войск (в том числе и артиллерии). Вплоть до 1837 г. в русской армии было много ветеранов Отечественной войны (служба по рекрутскому набору в то время длилась 25 лет, а «нижние чины», произведенные в офицеры, могли служить и дольше). Интерес к героическим событиям недавнего прошлого в российском обществе был все еще достаточно велик, и рассказам солдат, разгромивших армию «двунадесяти языков», молодежь, в том числе и Мишель Лермонтов, внимала с огромным любопытством. Возможно, беседу одного из ветеранов Бородинской битвы с молодым солдатом поэт и услышал как-то раз на маневрах (кстати, нельзя исключать возможность, что прообразом собеседника старого солдата мог быть и сам ).

Вновь обратиться к своему юношескому стихотворению мог побудить возродившийся общественный интерес к событиям «давно минувших дней». В 1837 г. исполнялось 25 лет победы русского оружия в Отечественной войне. По мере приближения этой даты внимание к ней в обществе возрастало, что нашло отражение и в литературном творчестве: A. C. Пушкин в 1835 г. написал свое знаменитое стихотворение «Полководец», посвященное де Толли; будучи издателем литературного журнала «Современник», он опубликовал в IV томе (конец 1836 г.) отрывки из дневника партизана . В этом же томе он поместил «Объяснение» по поводу своего стихотворения «Полководец», в котором воздал должное и заслугам Барклая, и гению . В 1836 г. вышла в свет книга H. A. Дуровой «Кавалерист-девица. Происшествие в России», позднее получившая название «Записки кавалерист-девицы». На фоне этого патриотического всплеска появление стихотворения «Бородино» кажется вполне закономерным — Лермонтов просто не мог не присоединиться к своим собратьям по перу, воспевавшим доблесть русской армии в войне с Наполеоном. Он переделал свое юношеское стихотворение и отказался от романтизации решающего сражения Отечественной войны. Для того чтобы реалистически изобразить Бородинскую битву, он использовал не книжный, а народный язык, поэтому в стихотворении звучит живая речь старого солдата, рассказывающего о подвиге русских «богатырей». Сделать главным героем литературного произведения человека «из народа», а не полководца, было по тем временам новым и достаточно смелым литературными приемом, и именно этим «Бородино» принципиально отличается от вышеназванных произведений. Вряд ли выбор в качестве рассказчика рядового солдата был случаен. Рассказы участников войны, среди которых были русские офицеры, француз-военнопленный, тарханские крестьяне, убедили в том, что подлинным победителем наполеоновских армий был весь народ, подвигу которого поэт и воздал должное в своем замечательном произведении. Возможно, были какие-то другие, неизвестные нам источники. Но в любом случае несомненно, что «Бородино» написано со слов непосредственных участников сражения, которых в русской провинции в 1830-х годах было еще немало.

Таким образом, нельзя говорить о каком-то одном или главном источнике обоих «бородинских» стихотворений. Таковых было несколько: во-первых, воспоминания родственников — офицеров русской армии, во-вторых, общение с гувернером — офицером наполеоновских войск, в-третьих, рассказы отставных солдат и ветеранов, и, в-четвертых, труды . Оценить степень важности каждого из них невозможно, потому что все они повлияли на процесс создания поэтического шедевра, воспевшего подвиг русского народа в войне 1812 года.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Лермонтов: Исследования и находки. М.: Худож. лит., 1964. С. 82, 86.

[2] Лермонтовские Тарханы. Саратов: Приволж. кн. изд-во (Пенз. отд-ние), 1987. С. 33, 94.

[3] Михаил Юрьевич Лермонтов. Жизнь и творчество / Вступ. ст. . Коммент. . М.: Современник, 1987. С. 237.

[4] О литературно-полемическом аспекте стихотворения Лермонтова «Бородино» // : Исследования и материалы / Отв. ред. М.: Наука, 1979. С. 392-403.

[5] Лермонтовская энциклопедия / Гл. ред. . М.: Сов. энциклопедия, 1981. С. 424.

[6] См., напр.: Указ. соч. С. 86.

[7] , Мгновения и вечность: К истокам творчества . Саратов: Приволж. кн. изд-во (Пензен. отд-ние), 1982. С. 48.

[8] Лермонтовская энциклопедия. С. 242.

[9] Указ. соч. С. 82.

[10] Белоусов C. B. «Недаром помнит вся Россия…»: Пензенцы — участники Отечественной войны 1812 года и заграничных походов русской армии. Пенза: ПГПУ 2004. С. 257.

[11] Норов A. C. Воспоминания // России двинулись сыны: Записки об Отечеств, войне 1812 года ее участников и очевидцев / Сост. , СБ. Михайлова; худож. В. Комаров. М.: Современник, 1988. С. 357.

[12] Норов A. C. Указ. соч. С. 359-360.

[13] Белоусов C. B. Указ. соч. С. 257.

[14] Лермонтовская энциклопедия. С. 552.

[15] Цит. по: Белоусов C. B. Указ. соч. С. 81.

[16] Лермонтовская энциклопедия. С. 414.

[17] , Тропа к Лермонтову: документ.-худож. книга-справочник жизни и творчества . М.: Дет. лит., 1982. С. 145.

[18] Указ. соч. С. 50.

[19] Там же. С. 54.

[20] : Биография: пособие для учащихся. М.; Л.: Просвещение, 1964. С. 17.

[21] Фролов H. A. Указ. соч. С. 32.

[22] Указ. соч. С. 82.

[23] Там же. С. 85.

[24] Лермонтовская энциклопедия. С. 646.

[25] Андреев- Тарханская пора. М.: Гос. изд-во дет. лит. Мин-ва просвещения РСФСР, 1963.

[26] Фролов H. A. Указ. соч.

[27] Там же. С. 94-95.

[28] Там же. С. 95.

[29] Висковатов H. A. Указ. соч. С. 237.

[30] Собр. соч.: В 4 т. М.: Худож. лит., 1983. С. 326.

[31] Лермонтовская энциклопедия. С. 647.

[32] . Стихотворения Е. Баратынского // Поли. собр. соч. М.: Изд-во АН СССР, 1955. Т. 4. С. 464.

[33] Цит. по: Современник: лит. журн. A. C. Пушкина, 1836-1837: Избр. страницы / Сост., вступ. ст. и примеч. . М.: Сов. Россия, 1988. С. 6

Источник: pandia.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.