В каком году германия объявила войну россии

Поразительно живучим остаётся миф о том, что «царизм», вступая в войну, стремился во что бы то ни стало захватить Черноморские проливы, жизненно необходимые для «русской буржуазии». Разумеется, схоластическое мышление советской историографии не хотело, да и не могло подняться до истинного осмысления роли Черноморских проливов и Константинополя для России, понять, что обладание Царьградом, столицы Второго Рима, имело для русских огромный духовный смысл. 

Но в августе 1914 года Россия не могла планировать захват проливов, так как Османская империя вступила в войну на стороне германского блока лишь в конце октября того же года. Россия прилагала немало усилий для того, чтобы не допустить вступление Стамбула в войну. Взамен этого Петербург гарантировал полную территориальную неприкосновенность Османской империи, а, значит, вопрос о проливах и Константинополе автоматически снимался с повестки дня.        


Ещё одним мифом является обвинение Императора Николая II в том, он «ввязался» в «ненужную» для России войну. Нелепость этого доказывается хотя бы тем, что не Россия объявила войну Германии и Австро-Венгрии, а, наоборот, Германия и Австро-Венгрия объявили в 1914 году войну России. Обвинять Николая II в войне с Германией также нелепо, как Александра I в войне с Наполеоном, а Сталина в войне с Гитлером.

Ещё один весьма распространённый миф заключается в том, что Николай II вступил в войну из-за «благородного рыцарства» в отношении Сербии. Конечно, Николай II как православный монарх, защитник и покровитель славян, не мог оставить в беде братский народ, которому грозили неминуемое порабощение и гибель. Но помимо этого Николай II летом 1914 года исходил из совершенно конкретных (прагматических, если угодно) интересов России. Государь вовсе не стремился воевать за Сербию по любому поводу. Во время Боснийского кризиса, когда всё российское общество яростно требовало от него поддержать Сербию в её готовности начать войну с Австрией за Боснию и Герцеговину, Государь проявил твёрдую выдержку и вынуждено пошёл на компромисс с германским блоком. 

В 1912 году, когда Сербия приняла активное участие в Балканских войнах, Государь отказался от любых военных приготовлений в ее пользу. Но в июле 1914 года Николаю II было очевидно, что Германский блок решил воевать во что бы то ни стало. Отступи Царь летом 1914-го и он бы оказался в тяжелейшем положении. Моральному имиджу России был бы нанесён непоправимый урон, и её влияние на Балканах было бы полностью утеряно. 


При этом Германия все равно бы войну начала, с той лишь разницей, что ей бы не пришлось воевать на два фронта. Она легко и быстро разбила бы Францию, принудив её к капитуляции. Англия при таких обстоятельствах в войну против Германии точно не вступила бы, а, скорее всего, попыталась бы договориться с ней за счёт России. В таких условиях Германия и Австро-Венгрия начали бы в 1915-м Русскую кампанию, наверняка имея в союзниках Италию, Болгарию, Румынию и Османскую империю. Россия оказалась бы перед лицом европейского нашествия одна, изолированная и без союзников. Обороняться русской армии пришлось бы не в Царстве Польском и Литве, как это было в действительности, а под Петроградом и Москвой, как это будет в 1941 году. Государь уберёг нас именно от такого развития событий.

объявление войныЛейтенант  Генрих фон Вибан во время официального чтения «Угрозы войны».  31 июля 1914 года. Через день началась всеобщая мобилизация.  Фото: www.globallookpress.com

Утверждение о равной вине России и Германии за развязывание Первой мировой войны столь же цинично и безнравственно, как попытка переложить ответственность за Великую Отечественную войну с Третьего рейха на Советский Союз. Несмотря на различие в методах, цели, которые ставили перед собой Вильгельм II в 1914-м и Гитлер в 1941 годах, были одинаковыми.


Кайзер, также как фюрер, планировал уничтожить Россию как суверенное государство, покорить её народ. Поэтому для России война 1914 года по своему характеру ничем не отличалась от наполеоновского и гитлеровского нашествий.

В далёком июле (августе) 1914 года у подавляющей части русского народа не было сомнений, что на Россию напал жестокий и опасный враг, что речь идёт о судьбе её как независимой державы.

Источник: tsargrad.tv

Посол плакал

Профессор Маргарет Макмиллан из Оксфордского университета в своей книге «Война, покончившая с миром» приводит воспоминания о том, как немецкий посол в Петербурге граф Фридрих Пурталес, передав ноту об объявлении войны российскому министру иностранных дел Сергею Сазонову, «отошел к окну и заплакал».

По воспоминаниям очевидцев, узнав об объявлении войны, расплакалась и императрица Александра Федоровна, кстати, приходившаяся внучкой английской королеве Виктории.

Британский король Георг V и Николай II были двоюродными братьями кайзеру Вильгельму II, которого оба недолюбливали за его напористость.

Тем не менее, как рассказал Русской службе Би-би-си американский историк Дэвид Макдональд, «в 1890-е годы Николай Второй и Кайзер вели переписку по-английски и особенно активно переписывались в первый год правления Николая, когда Вильгельм любил представлять себя в роли защитника русского кузена».

Избежать войны?


«Моя совесть чиста. Я сделал все, чтобы избежать войны», — цитирует Маргарет Макмиллан царя Николая II. Однако споры о неизбежности Первой мировой войны продолжаются.

Профессор Борис Колоницкий из Европейского университета в Петербурге считает, что эта война была неизбежной.

«До этого было несколько кризисов, во время которых с трудом удалось удержать мир от войны», — сказал историк в интервью Русской службе Би-би-си.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Николай Второй полагал, что сделал все возможное, чтобы избежать войны

Маргарет Макмиллан с этим не согласна, и в качестве аргумента также вспоминает предыдущие кризисы, которые не привели к мировой войне.

«Важно помнить, что до этого момента мировой войны не было. До этого были кризисы, и эти страны пережили их. Я полагаю, что если бы Австро-Венгрия, Германия и Россия приняли другие решение после убийства эрцгерцога Фердинанда, войну можно было бы предотвратить», — рассказывает историк.

Виновата Россия?

Ученые продолжают спорить и о том, насколько действия России привели к Первой мировой войне.

С одной стороны, американский историк Шон Макмикин в своей книге «Русские истоки Первой мировой войны» объясняет эту войну соперничеством и территориальными претензиями России и Германии.


«Похоже, что с точки зрения англосаксонского мира, Россия виновата во всем, — говорит историк МГУ Олег Айрапетов, — если говорить серьезно, ответственность за войну, безусловно, лежит на Германии, объявившей войну России».

Но все чаще и на Западе, и в России высказывают мнение о том, что в этой войне «виноваты все».

Хезер Джоунз из Лондонской школы экономики описывает некоторый клубок взаимосвязанных событий, приведших к войне, в котором определенную роль играет и Россия.

«Война началась потому, что Германия оказывала давление на своего союзника, Австро-Венгрию, с тем, чтобы она напала на Сербию. Это вызвало обеспокоенность в России, союзнице Сербии, и заставило Россию объявить мобилизацию, не дождавшись, пока были исчерпаны все дипломатические возможности. Затем Германия объявила войну Франции и захватила Бельгию. Все это заставило вступить в войну Британию, которая считала себя гарантом нейтралитета Бельгии и союзником Франции», — рассказала Хезер Джоунз в интервью Би-би-си.

Зачем Россия воевала?

«Когда Австро-Венгрия объявила войну Сербии, подавляющее большинство населения понятия не имело, где находится Сербия и, может быть, никогда не слышало об Австрии», – говорит профессор истории Высшей школы экономики Олег Будницкий.

«А воевать приходилось мужикам, у которых очень мало понятия о европейских делах», — добавляет историк.


У России были свои территориальные интересы в Первой мировой войне. Для российской экономики был жизненно важен Босфор, по которому вывозились товары на экспорт, в частности, зерно.

Целью России также было объединение польских территорий. Россия стремилась присоединить польские территории, находящиеся в составе Австро-Венгрии и Германии.

«Этим территориям обещали автономию. Однако вопрос в том, насколько Россия была готова предоставить автономию польским территориям», — говорит Борис Колоницкий.

Кроме того, Россия претендовала на часть Турции — ту, что называют восточной Анатолией, добавляет историк.

Самая большая армия в мире

Российская армия к началу войны была самой большой в мире, и состояла она, в основном, из крестьян-призывников. Как рассказывает профессор Олег Будницкий из Высшей школы экономики, «из 15 с лишним млн мобилизованных за все время войны 13,5 млн были крестьянами».

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Москвичи читают приказ о мобилизации в 1914 году

После боснийского конфликта 1908-1909 гг. военным министром России был Владимир Сухомлинов, который помог провести значительные реформы в российской армии.


Как рассказывает историк МГУ Олег Айрапетов, к началу 1914 года Россия уже была готова к военным действиям на протяжении четырех-шести месяцев. В это время большинство военных теоретиков считало, что военные действия не продлятся больше.

К 1914 году в российской армии «резко увеличилось количество тяжелой артиллерии, армия получила достаточное количество телефонов и авиацию». Как говорит Айрапетов, по этим показателям российская армия была сравнима с армией Австро-Венгрии или Франции, но уступала армии Германии.

«В общем, состояние армии было неплохим. Но главное не то, что ты имеешь, а как ты можешь этим распорядиться», – говорит историк.

«При этом уровень управления армией был крайне низким. Это было продемонстрировано во время Русско-Японской войны 1904-1905 годов. Армия потихонечку преодолевала эту проблему, но не успела ее полностью преодолеть к 1914 году», — сказал Айапертов в интервью Русской службе Би-би-си.

Патриотический подъем

По словам Дэвида Макдональда, историков, с начала 90-х годов вплотную занявшихся изучением роли России в Первой мировой войне, удивил патриотический подъем в России в начале военных действий.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Российская армия состояла, в основном, из крестьян-призывников

Россиянам хотелось поддержать сербов, которым грозила агрессия Австро-Венгрии. «В том, что началась война, не стоит недооценивать силы общественного мнения. Было сильное «давление улицы». На улицах Петрограда проходили массовые манифестации в поддержку сербов», — рассказывает Борис Колоницкий.


Однако он предупреждает о том, что неверно видеть конфликт того времени как конфликт между православными и Западом.

«Православными были и болгары, которые вступили в войну на стороне Германии в 1915 году, а также некоторые жители Австро-Венгрии – были и сербы, которые сражались в рядах Австро-венгерской империи», — говорит он.

Даже Георгий Плеханов, отец русского марксизма, выступал тогда в поддержку военных усилий. Как рассказывает Борис Колоницкий, Плеханов считал, что война может привести к демократизации Европы и России.

Среди наиболее активно патриотически настроенной интеллигенции в начале войны были представители религиозной философской интеллигенции, особенно князь Евгений Трубецкой, Владимир Эрн, Сергей Булгаков и Николай Бердяев.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption Армия была готова к военным действиям на протяжении четырех-шести месяцев

Как рассказывает американский историк Кристофер Струп, российские религиозные философы полагали, что «у России есть определенная религиозная миссия не просто победить Германию, но и восстановить христианские корни европейской цивилизации, поскольку опасались секуляризма и возможных последствий нигилизма». По их мнению, нигилизм привел к милитаризму и войне.


В патриотическом подъеме в начале Первой мировой войны в России были особенно заметны женщины. В начале войны женщины служили сестрами милосердия, а уже потом были сформированы женские батальоны. По словам Бориса Колоницкого, немаловажную роль в этом сыграл пример женщин во время войны с Наполеоном.

Первую мировую войну тогда называли «отечественной», и в начале Первой мировой войны был возрожден миф о наполеоновской войне. Частью этого мифа была первая русская женщина-офицер Надежда Дурова, которая служила вдохновением для женщин, ушедших добровольцами на Первую мировую войну.

Среди наиболее ярких фигур женского добровольческого движения была Мария Бочкарева, которая уже позже, в 1917 году, воевала в женском батальоне.

Возрождение памяти о войне

Указом 2012 года Владимир Путин утвердил 1 августа в качестве дня памяти погибших в Первой мировой войне. У станции метро Сокол в Москве теперь есть памятник жертвам этой войны. Памятник ее героям был недавно установлен в Калининграде. В Русском музее в Петербурге сейчас проходит выставка, посвященная столетию войны, а в Царском селе собираются открывать музей истории войны.

Профессор Манчестерского университета Вера Тольц связывает возрождение памяти о Первой мировой войне с переоценкой и критикой коммунистического периода.


Действительно, в июне 2012 года Путин, говоря об итогах Первой мировой войны в Совете Федерации, обвинил в поражении России большевиков, которые, по мнению президента, «совершили акт национального предательства».

Российские и западные историки, занимающиеся Первой мировой войной, отмечают, как память об этой войне сейчас используют для воспитания патриотизма.

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti
Image caption В Калининграде установили памятник российским героям Первой мировой войны

Преподаватель МГУ Олег Айрапетов указывает, что память о Первой мировой войне используется для пропаганды определенных политических взглядов не только в России, но и за рубежом.

«В Великобритании развязана демагогическая пропаганда, которая не имеет отношения к истории, а имеет отношение к современной ситуации. Англичане не любят вспоминать о том, что 100 лет назад на улицах английских городов до демонстраций против немцев были демонстрации в защиту немцев», — говорит историк.

Кроме очевидной цели воспитания патриотизма, по мнению Веры Тольц, память о Первой мировой войне в России совершенно намеренно используют для установления связей с соотечественниками за рубежом.

Историк рассказала в интервью Русской службе Би-би-си о том, что в этом процессе особую роль сыграла созданная в 2007 году организация «Русский мир», в задачи которой входило устанавливать связи с русскоязычными соотечественниками за рубежом.

«Русский мир» выдвинул такую идею, что память о Перовой мировой войне поможет соединить исторические нарративы внутри России с историческими нарративами России зарубежья», — говорит Вера Тольц.

Среди русских эмигрантов за рубежом память о Первой мировой войне сохранилась из-за того, что многие офицеры русской армии, воевавшие в этой войне, впоследствии эмигрировали.

По мнению Тольц, через нарратив о Первой мировой войне российские власти налаживают связи с эмиграцией, например, во Франции. Кроме того, российское государство выделило деньги на реставрацию кладбища в Белграде, где похоронены погибшие во время Первой мировой войны, а также эмигрировавшие после 1917 года офицеры, принимавшие участие в этой войне.

В Прибалтике, однако, память о Первой мировой войне так же слаба, как и в России.

«Мероприятия в Прибалтике, связанные с Первой мировой войной, свидетельствуют о том, что цель культивирования этой памяти не столько связана с историей, сколько связана с современностью. Русскоязычное население в этом важном, с точки зрения Кремля, регионе важно для того, чтобы продвигать свои интересы», — рассказывает Вера Тольц.

Проводятся спонсированные российскими властями конференции, круглые столы, идут передачи по русскоязычным каналам, ставятся памятники героям Первой мировой войны.

Для России Первая мировая война закончилась поражением, «позорным миром» в Брест-Литовске. Как можно такую войну представить, как нечто позитивное?

«Российские власти указывают на то, что невыгодное окончание войны для России — это ошибка большевиков и символ того, что их политика была антироссийской и антинародной», — рассказывает Вера Тольц. «Второй вариант – жертвенное поведение России с целью помочь и защитить западную цивилизацию, западный мир, такие страны, как Францию. То, что вклад России в Первую мировую войну недостаточно признан, является показателем того, что Запад специально всегда пытается принизить роль России в европейской политике. Вот такой антизападный нарратив», — добавляет историк.

Источник: www.bbc.com

Сегодня исполняется 102-я годовщина с начала Первой мировой войны (1914-1918). Это название утвердилось в историографии только после начала Второй мировой в 1939 году. До этого употреблялось название «Великая война», в Российской империи ее называли «Второй Отечественной», а также неформально (и до революции, и после) – «германской»; затем в СССР – «империалистической войной».

Германия объявляет войну России

После объявления Австро-Венгрией войны Сербии в России начинается частичная мобилизация (Киевского, Одесского, Казанского и Московского округов). Но в ответ на военные приготовления Германии 31 июля 1914 года царь объявляет полную мобилизацию. Это было вызвано тем, что России для мобилизации требовалось на 10-20 дней больше, чем немцам.

Германия лучше всех подготовилась к войне, поэтому кайзер расценил это наиболее подходящим моментом для объявления войны России, одновременно Вильгельм II направил ультиматум французскому правительству о соблюдении нейтралитета.

Германия объявила войну России 1 августа 1914 года, а 2 августа начала мобилизацию. Германская армия по технической оснащенности была лучшей армией в Европе. Солдат у немцев служил два года на действительной службе и четыре с половиной года числился в резерве, потом переходил в ландвер. Германия сразу могла мобилизовать 2,5 млн. штыков и сабель. Немецкая пехота сводилась в 123 дивизии. Немецкая пехотная дивизия на 27% уступала русской пехотной дивизии по численности, потому что русский полк имел четыре батальона, а немецкий — три батальона, но зато на 50% превосходил русскую дивизию по огневой мощи (в немецкой дивизии имелось 24 пулемета и 72 орудия, из них 12 тяжелых).

Население России к началу Первой мировой войны составляло 165 млн. человек. Она имела самый большой людской ресурс, хотя армия комплектовалась только из православного населения. Солдат служил три года на действительной службе, семь лет числился в запасе I разряда и восемь лет — в запасе II разряда. Армия мирного времени достигала 1 млн. 423 тыс. человек. С объявлением мобилизации она вырастала до 3 млн. 268 тыс., что составляло 114 пехотных дивизий (21 тысяча в дивизии). По уровню подготовки русская армия значительно превосходила другие державы, а по технической оснащенности уступала лишь германской и австрийской армии.

У России не было к Германии территориальных претензий, но она имела свои интересы на Балканах и в черноморских проливах Босфор и Дарданеллы. Противники России, боясь ее громадности, мечтали о ее расчленении. Кроме того, Германия не прочь была усилиться за счет польских губерний, Прибалтики и Украины, а Австро-Венгрия – отнять у России Подолию и Волынь.

Разрастание войны в мировую

Третьего августа 1914 года Германия объявляет войну Франции, обвинив ее в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии». В тот же день Германия потребовала от Бельгии пропустить через ее территорию немецкие войска, и в ответ на ее отказ объявила ей войну. Четвертого августа, наконец, определилась Англия. В ответ на нарушение бельгийского нейтралитета Британская империя объявила войну Германии. Пятого августа Черногория объявляет войну Австро-Венгрии, а Османская империя закрывает для свободного прохода Дарданелльский пролив. Шестого августа Австро-Венгрия объявляет войну России, а Сербия и Черногория — Германии. Италия, вопреки обязательствам по Тройственному союзу, в начавшейся мировой войне объявляет нейтралитет, но зато Турция подписывает с Германией договор о дружбе и союзе. Так в августе 1914 года в Европе началась мировая война.

Самой отсталой из великих держав была армия Франции. Во французской армии царил дух реванша за поражение во франко-прусской войне, дух шапкозакидательства и отрицания оборонительной войны. Но на самом деле при равной численности дивизий во французской и немецкой армиях французская дивизия в два раза уступала немецкой по огневой мощи (в немецкой было 72 орудия, а во французской – 36). Кроме того, во французской армии пренебрегали тяжелой артиллерией, как не соответствующей наступательной тактике, в результате немцы имели 3500 тяжелых орудий, а французы всего 350.

Немцы, русские и англичане уже давно переодели войска в защитную форму, но французы начинали войну в красных штанах, красных кепи (у офицеров с белыми плюмажами), в синих мундирах и шинелях. Кавалерия красовалась в сверкающих кирасах, в касках с хвостами из конского волоса, султанами из перьев. Когда военный министр Мессими предложил ввести защитное обмундирование, сочли, что это подорвет воинский дух.

У англичан тоже хватало анахронизмов. Некоторые высшие офицеры пренебрегали даже пулеметами, считая их «пустой игрушкой». Четких планов у англичан не было. Одни политики и военачальники полагали, что армия должна быть придатком флота и использоваться для десантов. Другие думали воевать на континенте вместе с французами.

Первый акт одноименной пьесы

Первая мировая война, длившаяся с 1914 по 1918 год, в которую было вовлечено 38 из существовавших тогда 59 независимых государств, началась с одного выстрела, а закончилась массовым кровопролитием, перекройкой европейских границ и исчезновением четырех империй. Она же явилась катализатором индустриального развития. За годы войны было произведено 28 млн. винтовок, около 1 млн. пулеметов, 150 тысяч орудий, 900 танков, тысячи самолетов, создан подводный флот (только в Германии за эти годы было построено более 450 подводных лодок). Военная направленность индустриального прогресса стала очевидной, следующим шагом явилось создание техники и технологий для массового уничтожения людей.

Но 1918-м годом ничего не закончилось, 1914 год породил 1939 год. Противоречия между Германией и Антантой остались, Германия была унижена Версальским миром, ее спеленали по рукам и ногам. Но Германия не была повержена полностью, она жаждала реванша, и скоро страна стала пьедесталом для Гитлера и благодатной почвой для национал-социализма.

На вопрос, кто проиграл Первую мировую войну, можно с уверенностью сказать: немцы и русские. Еще в 1918 году Ленин заявил, что «Россия завоевана большевиками». Грехи цареубийства, братоубийства, богоборчества Россия могла искупить только новой большой войной, которая стала бы для нее «очистительной грозой». Поэтому 1917 год породил 1941 год. Но и Великой Отечественной войной не все еще закончилось, мы до сих пор идем по минному полю, куда нас загнали в 1917 году.

Анализируя мировую историю, можно сказать, что Первая мировая война была первым актом одноименной пьесы, вторым актом которой стала Вторая мировая война.

Цитируется по изданию: «Календарь «Великая и забытая». – М., «Николин день», 2013.

Источник: politikus.ru

1 августа 1914 года началась Первая мировая война. С той поры уже минуло 102 года, однако полной ясности того, как она случилась, до сих пор нет. В своей книге «1917. Разгадка «русской революции» я постарался ответить на этот вопрос.
Первая мировая была организована Великобританией с целью стравить между собой своих конкурентов: Российскую и Германскую империи. В сегодняшней геополитике таким же подарком для англосаксов стал бы конфликт между Россией и Китаем. Парадокс в том, что Германия и Россия в 1914 году не имели между собой противоречий и территориальных претензий.  Поэтому механизм, тонкий механизм стравливания между собой народов, который использовали (и используют) наши британские «партнеры» нужно внимательно изучать.
Предлагаю вашему вниманию хронологию разжигания Первой мировой войны, опубликованную в моей книге (даты даются по новому стилю).

28 июня 1914 года — в Сараево был застрелен эрцгерцог Фердинанд, славянофил и противник войны с Россией.

06 июля — глава английского МИДа сэр Грей дал понять немецкому послу Лихновскому, что Британия не давала России никаких гарантий безопасности на случай войны последней с Германией и что Англия не будет вмешиваться, если развитие событий не будет грозить «уничтожением Франции».

8 июля — сэр Грей сказал посланнику России Бекендорфу, что не сомневается в нападении Австро-Венгрии на Сербию и что Россия должна помочь своему союзнику Сербии.

9 июля — сэр Грей подтвердил германскому послу, что «меж­ду Великобританией, с одной стороны, и Францией и Россией — с другой, не заключено никаких секретных соглашений, которые связывали бы Великобританию в случае европейской войны» и «что Англия хочет сохранить для себя полную свободу рук».

10 июля — под видом проведения учений отдан приказ о на­чале мобилизации британского флота.

10 июля — германское руководство на фоне дружественных жестов англичан верит, что Великобритания сохранит нейтрали­тет в возможном конфликте.

20 июля — в Россию приехал президент Франции Пуанкape, произошло согласование русских и французских военных пла­нов.

22 июля — Грей отклонил инициативу русского царя совместно с Россией и Францией коллективно воздействовать на Австро-Венгрию и принудить её к политическому разрешению своих претензий к Сербии.

23 июля — президент Франции Пуанкape отбыл на родину.

23 июля — Австрия предъявляет Сербии ультиматум, срок которого истекал через 48 часов.

23 июля — (после вручения ультиматума) сэр Грей сказал по­слу Австро-Венгрии Менсдорфу, что война между ЧЕТЫРЬМЯ великими державами может нанести ущерб мировой торгов­ле…

23 июля — руководство Автро-Венгрии после миролюбивых заявлений главы английского МИДа убеждается, что Великобри­тания сохранит нейтралитет. Принятие окончательного решения об объявлении войны Сербии.

24 июля — сэр Грей, якобы впервые увидев текст австрийско­го ультиматума, заявил обескураженному послу Менсдорфу, что это «самый страшный документ из всех когда-либо порожденных дипломатией».

24 июля — сэр Грей подчеркивает германскому послу Лихнов-скому, что «в случае вступления Австрии на сербскую террито­рию» весьма вероятна война четырех европейских держав.

25 июля — сербы дали ответ на ультиматум, отвергнув только одно из многочисленных требований Австро-Венгрии.

25 июля — Австро-Венгрия не удовлетворена ответом Сербии и разрывает с ней отношения.

25 июля — сэр Грей оставил без ответа просьбу министра ино­странных дел России Сазонова «ясно и твердо» осудить политику Австро-Венгрии, стягивающей войска к границе с Сербией.

25 июля — русский посол в Англии докладывает, что, несмо­тря на отсутствие официальных гарантий, он не сомневается, что Великобритания не останется нейтральной.

26 июля — британский монарх Георг V говорит в частной беседе с германским принцем, что Англия в войну не вступит.

26 июля — сэр Грей предложил, чтобы Англия и Германия при участии Франции и Италии выступили в качестве посредников, чтобы примирить Сербию и Австрию. Германия этот вариант отклонит, получив многочисленные сообщения о вероятности британского нейтралитета. Но ещё до отклонения немцами сэр Грей отзывает свое предложение о посредничестве. (Готовится будущее алиби Великобритании, готовятся одежды миротвор­цев.)

26 июля — британский флот «без всякой связи» с нарас­тающим кризисом проводит пробную мобилизацию и маневры. Англичане не распускают резервистов, призванных для учений, и флот остается отмобилизованным.

28 июля — Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Общая мобилизация австро-венгерской армии.

28 июля — Петербург настойчиво требует от Англии, чтобы она, наконец, определила свою позицию.

28 июля — германский император Вильгельм вернулся из своего обычного морского путешествия в норвежских фьордах в Берлин.

28 июля — Совет министров под председательством Нико­лая II ввиду австрийской мобилизации постановил приступить к немедленной мобилизации четырех военных округов — в общей сложности 13 армейских корпусов, предназначенных действовать против Австро-Венгрии. Это частичная мобилизация.

28 июля (вечер) — Россия сообщает Германии о проведении мобилизационных мер, из которых «ни одна не была направлена против Германии».

29 июля (утро) — обнародован указ о частичной мобилизации в России.

29 июля (утро) — сведений о переходе австрийцами серб­ской границы в Петербурге ещё нет, зато поступают сведения о мобилизационных мероприятиях на русско-австрийской гра­нице.

29 июля (утро) — сэр Грей встречается с германским послом Лихновским и ничего существенного ему не говорит.

29 июля — Германия требует от России прекратить военные приготовления, иначе Германии тоже придется объявить моби­лизацию, а это может легко привести к войне.

29 июля (между 6 и 7 часами вечера) — Николай II дает со­гласие на объявление общей мобилизации.

29 июля — после получения известия о начале всеобщей мобилизации в России сэр Грей заявил немецкому послу, что британское правительство «останется в стороне, если конфликт ограничится Австрией и Россией». Если же немцы втянут в кон­фликт и Францию, то Англия вступит в войну.

29 июля (вечер) — в Берлине шок. Для Германии маячит пер­спектива страшной войны. Или — войны только с одной Россией.

Фактически Великобритания предъявляет Германии ульти­матум: если хотите избежать войны с Англией (то есть со всем миром), воюйте только с Россией.

29 июля (вечер) — Германия, пытаясь выйти из неожиданно возникшего тупика, уговаривает австрийцев удовольствоваться занятием Белграда как залогом и оставить дело на рассмотрение международных посредников.

29 июля (9 часов 40 минут) — Николай II получает теле­грамму от кайзера Вильгельма с просьбой прекратить частичную мобилизацию русской армии и дать таким образом Германии вы­ ступить посредником. В результате царь меняет свое решение: за несколько минут до отправки телеграммы поступает приказ от­ менить объявление всеобщей мобилизации в России. Частичная мобилизация, объявленная ранее, продолжается.

Ночь с 29 на 30 июля — Николай II вызывает по телефону военного министра Сухомлинова и спрашивает: «Нельзя ли приостановить?» (имея в виду частичную мобилизацию).

30 июля (около 12:00) — в Берлине неизвестно откуда по­является ФАЛЬШИВЫЙ отдельный выпуск германского офи­циоза — газеты «Lokal Anzeiger», в котором сообщается о мо­билизации германских армий и флота!!! Германское руководство опровергает эту информацию, информируя русского посла.

30 июля (13.10) — посол России в германии Свербеев от­правляет две телеграммы с разницей в пять минут. В первой он сообщает о германской мобилизации, во второй опровергает эту информацию.

30 июля (15.10) — в Петербурге получают телеграмму посла Свербеева о том, что в Германии якобы объявлена мобилизация. Вторая телеграмма, отправленная всего через пять минут(!), с опро­вержением этой информации, странным образом запаздывает.

30 июля (15:10–16:00) — доклад министра иностранных дел Сазонова царю. Главный вопрос — необходимость всеобщей мобилизации из-за якобы происходящей мобилизации в Герма­нии.

30 июля (после доклада Сазонова) — Николай II подписы­вает указ о всеобщей мобилизации в качестве ответной меры на фальшивую немецкую мобилизацию.

31 июля (около 14:00) — узнав о русской мобилизации, Гер­мания вводит положение «кригсгефар» (военной опасности).

31 июля — Германия направляет запрос Франции, останется ли Франция нейтральной в случае русско-германской войны.

31 июля — ответ на немецкий запрос не дается, но француз­ские войска отводятся на 10 километров от границы с Германией.

31 июля (полночь) — немецким послом вручается ультима­тум, в котором Германия требует от России в 12-часовой срок демобилизоваться, в противном случае угрожая начать свою мобилизацию.

31 июля — 1 августа — кайзер Вильгельм и Николай обмени­ваются телеграммами. Глава Германии указывает «единственный путь, которым можно избежать войны (отмена мобилизации!)». Царь вместо этого дает гарантии, что мобилизация не означает войны.

31 июля (вечер) — французские военные безуспешно пыта­ются добиться решения объявить во Франции мобилизацию.

1 августа (8:00) — глава французской армии маршал Жоффр на заседании правительства в ультимативной форме требует мобилизации, угрожая своей отставкой.

1 августа (утро) — Николай принял германского посла и убеждал его, что русская мобилизация не означает угрозы для Германии.

1 августа — Великобритания дает гарантии безопасности Бельгии.

1 августа (11:00) — Париж отвечает на немецкий вопрос о своем нейтралитете: Франция «будет действовать исходя из своих интересов».

1 августа (около 12:00) — сразу после уклончивого ответа немцам принимается решение объявить во Франции мобилизацию со 2 августа. Но публикация документа намеренно задерживается на несколько часов.

1 августа — германский посол Лихновский сообщает из Лон­дона в Берлин: «В том случае, если мы не нападаем на Францию, Англия останется нейтральной и гарантирует нейтралитет Фран­ции».

1 августа (17:00) — Германия объявляет войну России. С од­новременным объявлением мобилизации.

1 августа (вечер) — военное совещание у кайзера, невероят­ное удивление в стане руководителей германской армии причина­ми скоропалительного объявления войны России, совмещенного с мобилизацией. Попытки Вильгельма убедить военных вопреки всем планам перебросить армию на восток, а не на запад. Кате­горический отказ генерала Мольтке. Остановка 16 дивизии по телефону на границе с Люксембургом.

1 августа (вечер) — телеграмма кайзера английскому королю о том, что немецкая армия не атакует Францию, а будет приме­нена в другом месте.

1 августа (вечер) — ответ британского монарха кайзеру о том, что он знать ничего не знает ни о каких английских гарантиях французского нейтралитета.

1 августа (2 часа ночи 2 августа) — телеграмма кайзера рус­скому царю с призывом начать мирные переговоры.

2 августа — обязанная объявить Германии войну по франко-русскому договору, Франция этого не делает под разными благо­видными предлогами.

2 августа (вероятнее всего) — к германскому канцлеру Бет-ману явился некий человек и предложил провести германо-французскую конференцию по статусу Эльзаса, что предотврати­ло бы вступление Франции в войну. Отказ немцев дать согласие на эту авантюру.

2 августа — решение кайзера действовать в соответствии с «Планом Шлиффена» и наносить удар по Франции через Бель­гию и Люксембург. Крушение английского плана разжигания только германо-русской войны, а следовательно, обретение вой­ной мирового масштаба.

2 августа — Германия оккупирует Люксембург.

2 августа — Германия предъявляет ультиматум Бельгии с требованием пропустить войска к французской границе.

3 августа — Бельгия отвергает немецкий ультиматум.

3 августа — Великобритания требует от Германии соблюдать нейтралитет Бельгии.

3 августа — Германия объявляет войну Франции и Бельгии.

4 августа (утро) — немецкие войска вступают на территорию Бельгии.

4 августа — Англия под предлогом защиты Бельгии объявляет войну Германии.

6 августа — Австро-Венгрия объявляет войну России.

12 августа — начало боевых действия на русско-австрийском фронте.

13 августа 1914 года — начало боевых действий на русско-германском фронте. В наступление идет не объявившая войну Германия, а Россия. (Это как если бы 22 июня 1941 года Гитлер войну нам объявил, а напасть не напал, и вперед через две недели пошла бы Красная армия).

Кровавая карусель завертелась…

Источник: nstarikov.ru

  • Главная
  • Разделы журнала
  • Исторические факты
  • 1 августа 1914 года. Германия объявляет войну России

— 1.08.2018

— 1.08.2018

1 августа

1914 Германия объявляет войну России

 

Название «Первая мировая война» утвердилось после начала Второй мировой в 1939 году. До этого употреблялось название «Великая война», в Российской империи её называли «Второй Отечественной», а также неформально (и до революции, и после) – «германской»; затем в СССР – «империалистической войной», ещё её называют «забытой».

Россия вступила в Первую мировую войну 1 августа 1914 года. В этот день Германия объявила войну России. Поводом стал отказ России выполнить условия германского ультиматума об отмене всеобщей военной мобилизации. Всеобщая мобилизация была введена в России в ответ на то, что 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну союзнице России — Сербии.

Население России к началу Первой мировой войны составляло 165 млн. человек. Она имела самый большой людской ресурс, хотя армия комплектовалась только из православного населения. Армия мирного времени достигала 1 млн. 423 тыс. человек. С объявлением мобилизации она выросла до 3 млн. 268 тыс., что составляло 114 пехотных дивизий (21 тысяча в дивизии). По уровню подготовки русская армия значительно превосходила другие державы, а по технической оснащённости уступала лишь германской и австрийской армиям.

У России не было к Германии территориальных претензий, но она имела свои интересы на Балканах и в черноморских проливах Босфор и Дарданеллы. Противники России, принимая во внимание неоднородность населения и страшась потенциала империи, мечтали о её расчленении. Германия не прочь была усилиться за счёт польских губерний, Прибалтики и Украины, а Австро-Венгрия – отнять у России Подолию и Волынь.

3 августа 1914 года Германия объявляет войну Франции, обвинив её в «организованных нападениях и воздушных бомбардировках Германии». В тот же день Германия потребовала от Бельгии пропустить через её территорию немецкие войска и в ответ на её отказ объявила ей войну. 4 августа, в ответ на нарушение бельгийского нейтралитета, Британская империя объявила войну Германии. 5 августа Черногория объявляет войну Австро-Венгрии, а Османская империя закрывает для свободного прохода Дарданелльский пролив. 6 августа Австро-Венгрия объявляет войну России, а Сербия и Черногория — Германии. Италия, вопреки обязательствам по Тройственному союзу, в начавшейся мировой войне объявляет нейтралитет, но зато Турция подписывает с Германией договор о дружбе и союзе. Так в августе 1914 года в Европе началась мировая война.

Война, длившаяся с 1914 по 1918 год, в которую было вовлечено 38 из существовавших тогда 59 независимых государств, началась с одного выстрела, а закончилась массовым кровопролитием, перекройкой европейских границ и исчезновением четырёх империй.

Источник: russlovo.today


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector