В каком году было начало кавказской войны

21 мая 2007 года исполнилось 143 года со дня завершения Русско-Кавказской войны. Она была одной из самых кровопролитных войн и самой длительной в истории России. По утверждению одних исследователей, война велась с 1763 года — с момента закладки Россией города Моздока на кабардинских землях. По утверждению других авторов, она длилась с 1816 года — со времени назначения генерала Ермолова А.П. наместником Кавказа и командующим Кавказской армией.

Независимо от даты ее начала, в этой войне решался вопрос, кому должен принадлежать Кавказ. В геополитических устремлениях России, Турции, Персии, Англии и других это имело принципиальное значение. Кавказ, в условиях колониального разделения земного шара ведущими мировыми державами, не мог оставаться вне пределов их соперничества. В данном случае нас интересует не столько сам факт и причины возникновения Кавказской войны. Нас должны волновать деликатные, «неудобные» темы, о которых не хотят говорить политики, — о методах завершения войны на землях Западной Черкесии в 1860-1864 годах.


енно они привели к трагедии черкесского народа. Поэтому и мир на Кавказе, провозглашенный 143 года назад в районе Кваабы (Красная поляна) на берегу Черного моря наместником Кавказа, командующим Кавказской армией, великим князем Михаилом Николаевичем, братом царя Александра II, могли услышать только 3% черкесского этноса. Остальные 97% из четырехмиллионного черкесского населения, по данным Дубровина Н.Ф (Черкесы. — Нальчик, 1991), погибли в этой столетней войне или были изгнаны с родной земли на чужбину — в Турцию. Черкесы и их потомки увидели, что означает национальное неравенство и что такое невольничий рынок на востоке, где они вынуждены были продавать одних детей, чтобы прокормить других. Потомки изгнанников и сейчас борются за выживание в чуждой для них среде, за сохранение своего языка, культуры.

Хочу привести извлечения из книги «Кавказская война», изданной в 2003 году в Москве, в издательстве «Алгоритм». Автор книги, генерал-лейтенант Фадеев Ростислав Андреевич, — один из тех, кто лично участвовал в Кавказской войне, и знает, каким образом она завершилась на правом фланге, в Закубанье, на землях западных черкесов. Фадеев состоял для «особых поручений» при наместнике Кавказа, командующем Кавказской армией, великом князе Михаиле Николаевиче. Фадеев пишет:

«Цель и образ действий в задуманной войне (автор имеет в виду на ее завершающем этапе, на земле западных черкесов — У.Т.) были совсем иные, чем покорение восточного Кавказа и во всех предшествующих походах.


ключительное географическое положение черкесской стороны на берегу европейского моря, приводившего ее в соприкосновение с целым светом, не позволяло ограничиться покорением населявших ее народов в обыкновенном значении этого слова… Не было другого средства укрепить эту землю за Россией бесспорно, как сделать ее действительно русской землей. Меры, пригодные для восточного Кавказа, не годились для западного: нам нужно было обратить восточный берег Черного моря в русскую землю и для того очистить от горцев все прибрежье… Надобно было истребить значительную часть закубанского населения, чтобы заставить другую часть безусловно сложить оружие… Изгнание горцев и заселение западного Кавказа русскими – таков был план войны в последние четыре года».

По свидетельству этого же автора, «густые массы черкесского населения занимали равнины и предгорья: в самих горах жителей было мало… Главная задача черкесской войны состояла в том, чтобы сбить неприятельское население с лесной равнины и холмистых предгорий и загнать его в горы, где ему было невозможно долго прокормиться; а затем перенести к подошве гор самое основание наших операций». А смысл этих операций состоял в том, чтобы истребить население, освободить земли от черкесов, заселить их станицами вслед за войсками. В результате такой политики, как свидетельствует автор, «только с весны 1861 года до весны 1862 года в Закубанском крае воздвигнуто 35 станиц с населением 5482 семейства, образовавших 4 конных полка». Далее Фадеев Р. А. заключает:


«Горцы потерпели страшное бедствие: в этом нечего запираться (т.е. оправдываться — У.Т.), потому что иначе и быть не могло… Мы не могли отступить от начатого дела и бросить покорение Кавказа потому только, что горцы не хотели покориться. Надо было истребить горцев наполовину, чтоб заставить другую половину положить оружие. Но не более десятой части погибших пали от оружия; остальные свалились от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах. Особенно пострадала слабая часть населения – женщины, дети. Когда горцы скопились на берегу для выселения в Турцию, по первому взгляду была заметна неестественно малая пропорция женщин и детей против взрослых мужчин. При наших погромах множество людей разбегалось по лесу в одиночку; другие забивались в такие места, где нога человека прежде не бывала».

После поражения и пленения имама Шамиля в 1859 году значительная часть адыгов (черкесов) западной Черкесии, в первую очередь самое могущественное племя – абадзехи, выразила готовность подчиниться Российской империи. Однако такой поворот событий в конце войны не устраивал часть верхушки Кубанской и Кавказской линии. Она хотела получить имения на землях черкесов, которые, как они считали, должны были быть истреблены, а остатки переселены в засушливые восточные земли Ставрополья, а лучше всего — в Турцию. Автором такого варварского плана завершения войны на западе Черкесии был граф Евдокимов.


Против изгнания и геноцида черкесов выступили многие: генералы Филипсон, Рудановский, Раевский-младший, князь Орбелиани и другие. Но поддержка Александром II варварских методов покорения западной Черкесии Евдокимовым сделала свое дело. Более того, император торопил Евдокимова, чтобы европейские державы не успели помешать истреблению и депортации черкесов (адыгов). Генофонд черкесского народа на Северном Кавказе был, по существу, подорван. Оставшаяся небольшая часть народа была расселена по произволу царских властей на менее пригодных для жизни землях. Об итогах своего злодеяния Евдокимов писал Александру II следующее:

«В настоящем 1864 году совершился факт, почти не имевший примера в истории, огромное черкесское население, обладающее некогда большим богатством, вооруженное и способное к военному ремеслу, занимавшее обширный Закубанский край от верховьев Кубани до Анапы и южный склон Кавказского хребта от Суджукской бухты до р.Бзыба, владея самыми неприступными местностями в крае, вдруг исчезает с этой земли…».

Граф Евдокимов был награжден орденом Георгия 2 степени, получил звание генерала от инфантерии, а также стал хозяином двух имений: под Анапой в 7000 десятин, под Железноводском в 7800 десятин. Но петербургское общество, к его чести, не разделило восторга императора. Оно холодно встретило Евдокимова, обвинив его в варварском методе ведения войны, неразборчивости в средствах, в жестокости по отношению к черкесам, которые имели перед Россией немало заслуг в прошлой русско-адыгской истории, особенно при Иване Грозном и Петре I.


Предпринятые в СССР меры по возрождению адыгов (черкесов) на исторической родине после революции 1917 года вызывают признательность и благодарность адыгов (черкесов) на родине, а также черкесской диаспоры за рубежом. Однако созданные в 20-х годах прошлого века Адыгея, Черкесия, Кабарда и Шапсугия остались разрозненными. И каждая часть черкесского этноса, лишенная единой исторической памяти, единой территории, единой экономики и культуры, духовности в ее целостном виде развивается не по сходящемуся, а, наоборот, по расходящемуся вектору движения. Это наносит очередной непоправимый урон единству и возрождению черкесского народа.

А самое главное — геноцид и изгнание черкесского этноса с исторической родины до сих пор еще не получили оценки в официальных государственных актах России, Англии, Франции, Турции и других государств. Солидарность государств и народов позволила осудить геноцид армян в годы первой мировой войны и геноцид евреев в годы второй мировой войны. А факт геноцида черкесов не получил соответствующей оценки ни в ООН, ни в ОБСЕ. Только Организация народов, не представленных в ООН, несколько лет назад приняла по данному вопросу резолюцию и обращение к Президенту Российской Федерации (часть1, часть2).


На основе письменных исторических свидетельств, а также принятых после двух мировых войн международных документов о защите прав человека и гражданина и аналогичных законов новой демократической России итоги Кавказской войны на завершающем ее этапе в Западной Черкесии необходимо оценить объективно.

И в этом не следует видеть попытку обвинить русский этнос в совершенных злодеяниях. Народы никогда не бывают виновными в таких делах, потому что правители их никогда не спрашивают, как развязать войну, как ее вести и какие методы при этом применять. Но есть мудрость потомков. Они исправляют ошибки своих правителей в прошлом.

Знаковым событием в наше время, внесшим ясность в оценки итогов Кавказской войны и определению задач на будущее, стала телеграмма первого президента России Ельцина Б.Н. от 21 мая 1994 года. В ней впервые за 130 лет высшее должностное лицо российского государства признало неоднозначность итогов войны, необходимость решения оставшихся проблем и, прежде всего, вопроса о возвращении на историческую родину потомков изгнанников.

Для успокоения скептиков или противников такого шага важно отметить, что это не приведет к массовому возвращению адыгов (черкесов) на историческую родину. Абсолютное большинство потомков адыгов (черкесов), проживающих в более чем 50 странах планеты, адаптировались к странам проживания и не просят о возвращении. Адыги (черкесы) как в России, так и за ее пределами, просят уравнять их в правах с теми народами, которые подверглись репрессиям в прошлом. День памяти жертв Кавказской войны обязывает нас сосредоточиться на необходимости и обоснованности постановки перед федеральными органами власти Российской Федерации вопроса о правовой, политической и моральной реабилитации черкесского народа по итогам Кавказской войны.


В новейшее время принят федеральный закон «О реабилитации репрессированных народов и казачества». Этот закон воспринят общественностью России и мировым сообществом как справедливый юридический, политический и моральный акт официальных властей демократической России.

Репрессии сталинизма, как и репрессии царизма, одинаково жестоки и несправедливы. Поэтому нашему государству надо их преодолеть независимо от того, когда и кто их совершил – царь или генеральный секретарь. Двойные стандарты неприемлемы, если мы стоим нa позициях объективности и защиты прав человека и гражданина.

Согласно декларации Организации объединенных наций, ответственность за совершенный геноцид не имеет срока давности.

Совершенно логичным будет принять федеральный закон Российской Федерации, в котором необходимо признать факт геноцида и насильственной депортации с исторической родины адыгов (черкесов) в годы Кавказской войны. И затем вместе с иностранными государствами, несущими также ответственность за все происшедшее, о чем справедливо говорится в телеграмме Б.Н. Ельцина, надо определить, как преодолеть последствия трагедии.


В условиях демократизации общественной и государственной жизни в России, установления тесных связей наших соотечественников с черкесской диаспорой, при доступности почти всех материалов по истории Кавказской войны создается общий фон необходимости осознания прошлого и поиска возможных перспектив будущего.

адыгичеркесыгеноцид21 маярусско-кавказская война

Источник: aheku.net

КАВКА́ЗСКАЯ ВОЙНА́ 1817–64, при­ня­тое в сов. ис­то­рич. ли­те­ра­ту­ре обо­зна­че­ние во­ен. дей­ст­вий рос. войск на Сев. Кав­ка­зе в хо­де при­сое­ди­не­ния ре­гио­на к Рос. им­пе­рии.

Ак­ти­ви­за­ция рос. войск про­изош­ла по­сле при­ез­да на Кав­каз на­зна­чен­но­го в апр. 1816 ко­манд. Отд. Груз. (с 1820 – Кав­каз­ским) кор­пу­сом ген.-л. (с 1818 – ген. от инф.) А. П. Ер­мо­ло­ва, пе­ред ко­то­рым бы­ла по­став­ле­на за­да­ча ус­ми­ре­ния гор­ских на­ро­дов и ут­вер­жде­ния в ре­гио­не фак­тич. вла­сти рос. ад­ми­ни­ст­ра­ции. По­вы­шен­ное вни­ма­ние к Кав­ка­зу, кро­ме то­го, оп­ре­де­ля­лось его гео­по­ли­тич. и стра­те­гич. зна­че­ни­ем, не­об­хо­ди­мо­стью обес­пе­че­ния ус­той­чи­вой свя­зи с не­дав­но при­сое­ди­нён­ным За­кав­казь­ем и воз­мож­но­стью во­ен.-по­ли­тич.


в­ле­ния на Ос­ман­скую им­пе­рию и Пер­сию. Им­пе­ра­тор и выс­шее ко­ман­до­ва­ние в С.-Пе­тер­бур­ге по­ла­га­ли, что по­став­лен­ные за­да­чи мо­гут быть вы­пол­не­ны в сжа­тые сро­ки, с ми­ним. люд­ски­ми и фи­нан­со­вы­ми по­те­ря­ми. Од­на­ко по­сле не­по­средств. оз­на­ком­ле­ния с си­туа­ци­ей на Кав­ка­зе Ер­мо­лов при­шёл к вы­во­ду, что в этом ре­гио­не мож­но по­бе­дить толь­ко с по­мо­щью дли­тель­ных во­ен. дей­ст­вий осад­но­го ха­рак­те­ра, в ча­ст­но­сти со­ору­жая во­ен. ли­нии, со­сто­яв­шие из це­пи кре­по­стей и ук­ре­п­лён­ных пунк­тов.

Для за­щи­ты рус. на­се­ле­ния и дав­ле­ния на гор­цев А. П. Ер­мо­лов пе­ре­нёс ле­вый фланг Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии с Те­ре­ка на Сун­жу. В 1817–19 бы­ли по­строе­ны ук­ре­п­ле­ние Пре­град­ный Стан, кре­по­сти Гроз­ная и Вне­зап­ная (Сун­жен­ская ук­ре­п­лён­ная ли­ния), что по­зво­ли­ло взять под рос. кон­троль до­ли­ну р. Сун­жа. Для обо­ро­ны Во­ен­но-Гру­зин­ской до­ро­ги, свя­зы­вав­шей За­кав­ка­зье с Центр. Рос­си­ей, соз­дан др. кор­дон – от Моз­док­ской кре­по­сти до Дарь­яль­ско­го уще­лья. В 1821 по­строе­на кре­пость Бур­ная (ря­дом с совр. Ма­хач­ка­лой), при­кры­вав­шая юж. рай­оны и кас­пий­ское по­бе­ре­жье Да­ге­ста­на. Не­сколь­ко даг. и чеч. об­ществ во гла­ве с ме­ст­ны­ми фео­да­ла­ми пред­при­ня­ли на­па­де­ния на Сун­жен­скую ли­нию, но по­тер­пе­ли не­уда­чу.


от­вет на на­бе­ги гор­цев Ер­мо­лов про­вёл во­ен. экс­пе­ди­ции в Чеч­ню, Ка­бар­ду, За­ку­ба­нье. В 1825 в Чеч­не на­ча­лось вы­сту­п­ление гор­цев под пред­во­ди­тель­ст­вом Бей-Бу­ла­та, по­дав­лен­ное рос. вой­ска­ми. Ли­к­ви­да­ция не­ко­то­рых ханств и феод. об­ра­зо­ва­ний не при­ве­ла к уми­ро­тво­ре­нию ре­гио­на, став, на­обо­рот, од­ним из ка­та­ли­за­то­ров раз­ви­тия мю­ри­диз­ма – дви­же­ния с яв­ной ан­ти­рос­сий­ской на­прав­лен­но­стью. Его воз­гла­вил Га­зи-Маго­мед­, про­воз­гла­шён­ный в 1829/30 има­мом Чеч­ни и Да­ге­ста­на и вы­дви­нув­ший по­нят­ные и про­стые по­ли­тич. ло­зун­ги все­об­ще­го ра­вен­ст­ва, ис­треб­ле­ния ха­нов (уби­то св. 30 влия­тель­ных бе­ков) и вся­кой на­следств. вла­сти, объ­е­ди­не­ния пра­во­вер­ных для свя­щен­ной вой­ны про­тив не­вер­ных – га­за­ва­та. При нём на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся струк­ту­ра му­сульм. го­су­дар­ст­ва на Сев. Кав­ка­зе – Има­ма­та.

Со­брав гор­ское вой­ско (ок. 10 тыс. чел.), Га­зи-Ма­го­мед в 1830 на­чал «свя­щен­ную вой­ну» про­тив рус­ских и их сто­рон­ни­ков – ме­ст­ных фео­да­лов. В том же го­ду команд. Отд. Кавк. кор­пу­сом ген. от инф. И. Ф. Пас­ке­вич, сме­нив­ший в 1827 А. П. Ер­мо­ло­ва, об­ра­тил­ся с «Про­кла­ма­ци­ей к на­се­ле­нию Да­ге­ста­на и кав­каз­ских гор», в ко­то­рой об­ви­нил има­ма в «воз­му­ще­нии спо­кой­ст­вия», и в от­вет объ­я­вил ему вой­ну (этот мо­мент совр. ис­то­ри­ки счи­та­ют не­по­сред­ст­вен­ным на­ча­лом К. в.). Га­зи-Ма­го­мед пред­при­нял не­удач­ный по­ход на Хун­зах (1830), сто­ли­цу Авар. хан­ст­ва. В 1831 его вой­ска за­ня­ли се­ле­ния Па­ра­ул (ре­зи­ден­цию шам­ха­ла Тар­ков­ско­го) и Тар­ки, но по­тер­пе­ли не­уда­чу при штур­ме кре­по­сти Бур­ная (её гар­ни­зон по­нёс тя­жё­лые по­те­ри), со­вер­ши­ли на­бе­ги на го­ро­да Дер­бент и Киз­ляр (раз­граб­лен гор­ца­ми). В 1832 Га­зи-Ма­го­мед по­тер­пел по­ра­же­ние под Вла­ди­кав­ка­зом и На­зра­нью, в ре­зуль­та­те че­го по­пу­ляр­ность има­ма сре­ди гор­ских об­ществ упа­ла, что за­ста­ви­ло его отой­ти в на­гор­ную часть Да­ге­ста­на. В окт. 1832 он со свои­ми мю­ри­да­ми был бло­ки­ро­ван в ау­ле Гим­ры от­ря­дом рос. ар­мии, воз­глав­ляе­мым на­зна­чен­ным в 1831 вме­сто Пас­ке­ви­ча команд. Отд. Кавк. кор­пу­сом ген. от инф. Г. В. Ро­зе­ном, и в ре­зуль­та­те ожес­то­чён­но­го штур­ма убит (из его при­бли­жён­ных спас­ся толь­ко Ша­миль).

Пре­ем­ник Га­зи-Ма­го­ме­да – Гам­зат-бек (вто­рой имам) – про­дол­жил его по­ли­ти­ку по рас­про­стра­не­нию ша­риа­та, сле­дуя так­ти­ке стре­ми­тель­ных на­бе­гов на зем­ли сель­ских об­щин и ме­ст­ных фео­да­лов. В 1833–34 он си­лой под­чи­нил боль­шин­ст­во рай­онов Ава­рии; про­дол­жил ис­треб­ле­ние гор­ской зна­ти с од­но­вре­мен­ной кон­фи­ска­ци­ей их иму­ще­ст­ва. Ле­том 1834 ов­ла­дел Хун­за­хом, унич­то­жив всю хан­скую се­мью. На тер­ри­то­рии Сев.-Зап. Да­ге­ста­на и Юж. Чеч­ни Гам­зат-бек про­дол­жил соз­да­ние са­мо­сто­ят. го­су­дар­ст­ва – Има­ма­та, сто­ли­цей ко­то­ро­го был объ­яв­лен Хун­зах. При нём окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лась струк­ту­ра управ­ле­ния гор­ски­ми тер­ри­то­рия­ми, со­сто­яв­шая из раз­ветв­лён­ной се­ти его за­мес­ти­те­лей – наи­бов (на­ме­ст­ни­ков има­ма и его пол­но­моч­ных пред­ста­ви­те­лей в ка­ж­дом рай­оне). Жес­то­кость Гам­зат-бе­ка вы­зва­ла не­до­воль­ст­во сре­ди авар­цев, в пер­вую оче­редь сре­ди жи­те­лей Хун­за­ха, и он был убит в ре­зуль­та­те за­го­во­ра, во гла­ве ко­то­ро­го сто­ял Хад­жи-Му­рат.

Наи­бо­лее ин­тен­сив­ный пе­ри­од К. в. (1834–59) свя­зан с дея­тель­но­стью пре­ем­ни­ка Гам­зат-бе­ка – Ша­ми­ля, третье­го има­ма Чеч­ни и Да­ге­ста­на. В 1834 рос. вой­ска взя­ли штур­мом аул Го­цатль и вы­ну­ди­ли Ша­ми­ля по­ки­нуть Ава­рию. По­ла­гая, что ав­то­ри­те­ту но­во­го ли­де­ра гор­цев на­не­сён со­кру­шит. удар, Г. В. Ро­зен в те­че­ние 2 лет не вёл ак­тив­ных во­ен. дей­ст­вий про­тив Ша­ми­ля. Вни­ма­ние рос. ко­ман­до­ва­ния бы­ло об­ра­ще­но на Сев.-Зап. Кав­каз (т. к. имп. Ни­ко­лай I по­ла­гал, что во­ен. ут­верж­де­ние Рос­сии в Чер­ке­сии «не­срав­нен­но важ­нее», чем в др. ра­йо­нах), тер­ри­то­рия ко­то­ро­го ото­шла к Рос. им­пе­рии по Ад­риа­но­поль­ско­му ми­ру 1829. В от­вет на на­па­де­ния гор­цев, со­вер­шав­ших на­бе­ги на рус. посе­ле­ния, Ро­зен ор­га­ни­зо­вы­вал во­ен. экс­пе­ди­ции про­тив отд. пле­мён и ау­лов. В 1834–37 ко­манд. рос. вой­ска­ми на Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии ген.-л. А. А. Вель­я­ми­нов с це­лью уст­рой­ст­ва Чер­но­мор­ской бе­ре­го­вой ли­нии про­вёл 4 во­ен. экс­пе­ди­ции, в ре­зуль­та­те ко­то­рых бы­ли со­ору­же­ны Ге­ленд­жик­ская ук­ре­п­лён­ная ли­ния, Абин­ское и Ни­ко­ла­ев­ское ук­ре­п­ле­ния, про­ло­же­но неск. во­ен. до­рог. Пе­ре­дыш­ка по­зво­ли­ла Ша­ми­лю ук­ре­пить­ся на Сев.-Вост. Кав­ка­зе и зна­чи­тель­но уве­ли­чить свои воо­руж. си­лы. Ле­том 1837 по­сле тя­жё­лых бо­ёв рос. войск под ко­манд. ген.-м. К. К. Фе­зи с от­ря­да­ми Ша­ми­ля в аулах Ашиль­та, Ахуль­го и Ти­литль бы­ло за­клю­че­но пе­ре­ми­рие, фак­ти­че­ски оз­на­чав­шее мо­раль­ную и ди­пло­ма­тич. по­бе­ду има­ма, ав­то­ри­тет ко­то­ро­го сре­ди гор­цев вы­рос. Осе­нью 1837 в хо­де под­го­тов­ки по­езд­ки им­пе­ра­то­ра на Кав­каз рос. ко­ман­до­ва­ние с по­мо­щью ген.-л. Ф. К. Клю­ки фон Клю­ге­нау ве­ло пе­ре­го­во­ры с Ша­ми­лем (ему бы­ло пред­ло­же­но встре­тить­ся с Ни­ко­ла­ем I и при­нять рос. под­дан­ст­во), ко­то­рые за­кон­чи­лись без­ре­зуль­тат­но.

По­сле пре­бы­ва­ния осе­нью 1837 на Кав­ка­зе имп. Ни­ко­лай I, не­до­воль­ный дей­ст­вия­ми рос. во­ен. и гражд. вла­стей в ре­гио­не, сме­стил Г. В. Ро­зе­на и на­зна­чил на его ме­сто ген.-л. Е. А. Го­ло­ви­на, ко­то­рый про­дол­жил воз­ве­де­ние ук­ре­п­ле­ний от устья р. Ку­бань до Мег­ре­лии (к кон. 1839 бы­ли по­строе­ны ук­ре­п­ле­ния Св. Ду­ха, Но­во­тро­иц­кое, Ми­хай­лов­ское, На­ва­гин­ское, Вель­я­ми­нов­ское, Тен­гин­ское, Но­во­рос­сий­ское, Го­ло­вин­ское и Ла­за­рев­ское). В 1839 на­ча­лось на­сту­п­ле­ние на Сев.-Вост. Кав­ка­зе: Да­ге­стан­ский от­ряд под ко­манд. Го­ло­ви­на за­нял Ар­гун и раз­бил вой­ска Ша­ми­ля в бою на Ад­жиа­хур­ских вы­со­тах, а Че­чен­ский от­ряд под ко­манд. ген.-л. П. Х. Граб­бе про­вёл Ахуль­го штурм 1839, имам с гор­ст­кой сво­их сто­рон­ни­ков про­рвал­ся в Чеч­ню. По­бе­ды рос. войск в 1840 в бо­ях в Ге­хин­ском ле­су и на р. Ва­ле­рик име­ли ло­каль­ное зна­че­ние. В мае 1841 Го­ло­вин во гла­ве Че­чен­ско­го и Да­ге­стан­ско­го от­ря­дов вы­тес­нил Ша­ми­ля с Ху­бар­ских вы­сот и за­нял аул Чер­кей, что по­зво­ли­ло вос­ста­но­вить связь Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии с Да­ге­ста­ном. Наи­бо­лее круп­ная опе­ра­ция рос. войск в 1842 – Ич­ке­рий­ская экс­пе­ди­ция Граб­бе – за­кон­чи­лась не­уда­чей. Имам в те­че­ние 1840–43 взял под кон­троль весь Да­ге­стан и бóльшую часть Чеч­ни. Од­но­вре­мен­но уси­ли­лось дав­ле­ние на рос. гар­ни­зо­ны Чер­но­мор­ской бе­ре­го­вой ли­нии: чер­ке­сы за­хва­ти­ли и унич­то­жи­ли 4 ук­ре­п­ле­ния (Ла­за­рев­ское, Вель­я­ми­нов­ское, Ми­хай­лов­ское и Ни­ко­ла­ев­ское).

Не­уда­чи на Чер­но­мор­ском по­бе­ре­жье, в Чеч­не и Да­ге­ста­не при­ве­ли к от­зы­ву в 1842 Е. А. Го­ло­ви­на с Кав­ка­за; его ме­сто за­нял ген. от инф. А. И. Ней­дгардт. Чис­лен­ность рос. войск на Кав­ка­зе бы­ла уве­ли­че­на, од­на­ко это не ис­пра­ви­ло си­туа­цию. В 1843 Ша­миль оса­дил Те­мир-Хан-Шу­ру (ны­не Буй­накск), но взять не смог. Встре­во­жен­ный по­те­ря­ми рос. войск в ре­гио­не, имп. Ни­ко­лай I в 1844 на­зна­чил ко­манд. Отд. Кавк. кор­пу­сом ген.-л. М. С. Во­рон­цо­ва, на­де­лив его ши­ро­ки­ми пол­но­мо­чия­ми. По­сле Дар­гин­ской экс­пе­ди­ции 1845 Во­рон­цов, пре­кра­тив ма­ло­ус­пеш­ные во­ен. по­хо­ды в глубь тер­ри­то­рии Има­ма­та и вер­нув­шись к ер­мо­лов­ской так­ти­ке фрон­таль­но­го про­дви­же­ния и проч­но­го за­кре­п­ле­ния на по­ко­рён­ной тер­ри­то­рии (руб­ка ле­сов для сво­бод­но­го дос­ту­па к ау­лам вме­сте с по­строй­кой но­вых ук­ре­п­ле­ний и по­сте­пен­ным вы­дав­ли­ва­ни­ем про­тив­ни­ка), су­мел до­бить­ся пе­ре­ло­ма в хо­де К. в. В 1846 имам во гла­ве 10-ты­сяч­но­го от­ря­да про­бил­ся че­рез Сун­жен­скую ли­нию и вторг­ся в Ка­бар­ду, од­на­ко по­ход окон­чил­ся не­уда­чей, вы­лив­шись в раз­граб­ле­ние мир­ных на­се­лён­ных пунк­тов. Осе­нью 1846 при втор­же­нии в Аку­шу он по­тер­пел по­ра­же­ние от Да­ге­стан­ско­го от­ря­да ген.-л. В. О. Бе­бу­то­ва при се­ле­нии Ку­ти­ши. В 1847 Ша­миль по­сле кро­во­про­лит­но­го штур­ма по­те­рял аул Сал­ты, в 1848 – аул Гер­ге­биль, стра­те­гич. ук­ре­п­лён­ный пункт в Да­ге­ста­не. В 1849 рос. вой­ска от­ра­зи­ли на­па­де­ние от­ря­дов Ша­ми­ля в Ка­хе­ти и на­нес­ли по­ра­же­ние при штур­ме Те­мир-Хан-Шу­ры.

В те­че­ние 1849–52 рос. вой­ска одер­жа­ли ряд по­бед в Чеч­не. Был за­нят и пол­но­стью унич­то­жен воз­ве­дён­ный Ша­ми­лем Ша­лин­ский окоп, при­кры­вав­ший вход к од­но­му из круп­ней­ших чеч. ау­лов – Ша­ли. В нач. 1851 ко­манд. ле­вым флан­гом Кав­каз­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии ген.-л. А. И. Ба­ря­тин­ский раз­гро­мил гор­цев на р. Бас, а ле­том ген.-м. Н. П. Слеп­цов раз­бил ге­хин­цев в Ма­лой Чеч­не. Од­но­вре­мен­но круп­ное по­ра­же­ние бы­ло на­не­се­но ген.-л. Н. И. Ев­до­ки­мо­вым наи­бу Ша­ми­ля Му­хам­ме­ду-Эми­ну у р. Уруп на Сев.-Зап. Кав­ка­зе. В зи­му 1851/52 рос. вой­ска под ко­манд. Ба­ря­тин­ско­го на­нес­ли ряд стре­мит. уда­ров по тер­ри­то­рии Боль­шой Чеч­ни, в ре­зуль­та­те ко­то­рых бы­ли взя­ты ау­лы Ав­ту­ры, Гель­ды­ген, Сейд-Юрт, а так­же за­хва­че­ны мн. ан­дий­ские ху­то­ра с боль­ши­ми за­па­са­ми хле­ба и се­на. В ре­зуль­та­те этих экс­пе­ди­ций часть гор­цев Чеч­ни пе­ре­шла на рос. сто­ро­ну, вклю­чая чеч. наи­ба Ба­ту. В 1852 рос. вой­ска унич­то­жи­ли аулы Гер­мен­чук и Ав­ту­ры с ок­ре­ст­но­стя­ми – наи­бо­лее на­се­лён­ную и важ­ную для Ша­ми­ля часть Чеч­ни. В февр. 1853 вой­ска Ба­ря­тин­ско­го раз­би­ли гл. си­лы (ок. 20 тыс. чел.) Ша­ми­ля на р. Ми­чик. Крым­ская вой­на 1853–56 спас­ла Ша­ми­ля от раз­гро­ма, про­длив су­ще­ст­во­ва­ние Има­ма­та на неск. лет. В 1854 его 15-ты­сяч­ный от­ряд про­рвал Лез­гин­скую ук­ре­п­лён­ную ли­нию, од­на­ко раз­вить этот ус­пех не уда­лось. В 1854 ко­манд. Отд. Кавк. кор­пу­сом был на­зна­чен ген. от инф. Н. Н. Му­равь­ёв (см. Му­равь­ёв-Кар­ский), при ко­то­ром рос. вой­ска ак­тив­ных бое­вых дей­ст­вий про­тив гор­цев не ве­ли, т. к. осн. си­лы Отд. Кавк. кор­пу­са сра­жа­лись про­тив войск Ос­ман­ской им­пе­рии на За­кав­каз­ском ТВД.

В 1856 на­чал­ся по­след­ний этап К. в., ко­гда ко­манд. Отд. Кавк. кор­пу­сом (с 1857 – Кавк. ар­мия) был на­зна­чен А. И. Ба­ря­тин­ский. В те­че­ние 1857–58 рос. вой­ска взя­ли под кон­троль всю тер­ри­то­рию Чеч­ни, в февр. 1859 от­ряд Н. И. Ев­до­ки­мо­ва оса­дил сто­ли­цу Има­ма­та – Ве­де­но. Ша­миль с ос­тат­ка­ми сво­их сил вы­ну­ж­ден был отой­ти в на­гор­ный Да­ге­стан, в вы­со­ко­гор­ное се­ле­ние Гу­ниб, где в ав­гу­сте был бло­ки­ро­ван рос. вой­ска­ми. В хо­де Гу­ни­ба штур­ма 1859 имам сдал­ся в плен, Има­мат пре­кра­тил своё су­ще­ст­во­ва­ние. В но­яб. 1859, под воз­дей­ст­ви­ем из­вес­тия о сда­че Ша­ми­ля, сло­жи­ли ору­жие абад­зе­хи во гла­ве с наи­бом Му­хам­ме­дом-Эми­ном. В 1862–64 рос. вой­ска за­ня­ли всю тер­ри­то­рию по сев. скло­ну Кав­каз­ско­го хреб­та, а в мае 1864 взя­ли штур­мом уро­чи­ще Кбаа­да (ны­не Крас­ная По­ля­на) – по­след­ний очаг со­про­тив­ле­ния гор­цев. Во­ен. па­рад рос. войск, со­сто­яв­ший­ся там 21 мая (2 июня), при­ня­то счи­тать мо­мен­том окон­ча­ния Кав­каз­ской вой­ны.

За­вер­ше­ние К. в. оз­на­ча­ло фак­тич. вклю­че­ние тер­ри­то­рии Сев. Кав­ка­за в со­став Рос. им­пе­рии и на­ча­ло его ин­те­гра­ции в об­ще­рос­сий­скую адм. сис­те­му (см. Кав­каз­ское на­ме­ст­ни­че­ст­во).

Источник: bigenc.ru

21 мая 2007 года исполнилось 143 года со дня завершения Русско-Кавказской войны. Она была одной из самых кровопролитных войн и самой длительной в истории России. По утверждению одних исследователей, война велась с 1763 года — с момента закладки Россией города Моздока на кабардинских землях. По утверждению других авторов, она длилась с 1816 года — со времени назначения генерала Ермолова А.П. наместником Кавказа и командующим Кавказской армией.

Независимо от даты ее начала, в этой войне решался вопрос, кому должен принадлежать Кавказ. В геополитических устремлениях России, Турции, Персии, Англии и других это имело принципиальное значение. Кавказ, в условиях колониального разделения земного шара ведущими мировыми державами, не мог оставаться вне пределов их соперничества. В данном случае нас интересует не столько сам факт и причины возникновения Кавказской войны. Нас должны волновать деликатные, «неудобные» темы, о которых не хотят говорить политики, — о методах завершения войны на землях Западной Черкесии в 1860-1864 годах. Именно они привели к трагедии черкесского народа. Поэтому и мир на Кавказе, провозглашенный 143 года назад в районе Кваабы (Красная поляна) на берегу Черного моря наместником Кавказа, командующим Кавказской армией, великим князем Михаилом Николаевичем, братом царя Александра II, могли услышать только 3% черкесского этноса. Остальные 97% из четырехмиллионного черкесского населения, по данным Дубровина Н.Ф (Черкесы. — Нальчик, 1991), погибли в этой столетней войне или были изгнаны с родной земли на чужбину — в Турцию. Черкесы и их потомки увидели, что означает национальное неравенство и что такое невольничий рынок на востоке, где они вынуждены были продавать одних детей, чтобы прокормить других. Потомки изгнанников и сейчас борются за выживание в чуждой для них среде, за сохранение своего языка, культуры.

Хочу привести извлечения из книги «Кавказская война», изданной в 2003 году в Москве, в издательстве «Алгоритм». Автор книги, генерал-лейтенант Фадеев Ростислав Андреевич, — один из тех, кто лично участвовал в Кавказской войне, и знает, каким образом она завершилась на правом фланге, в Закубанье, на землях западных черкесов. Фадеев состоял для «особых поручений» при наместнике Кавказа, командующем Кавказской армией, великом князе Михаиле Николаевиче. Фадеев пишет:

«Цель и образ действий в задуманной войне (автор имеет в виду на ее завершающем этапе, на земле западных черкесов — У.Т.) были совсем иные, чем покорение восточного Кавказа и во всех предшествующих походах. Исключительное географическое положение черкесской стороны на берегу европейского моря, приводившего ее в соприкосновение с целым светом, не позволяло ограничиться покорением населявших ее народов в обыкновенном значении этого слова… Не было другого средства укрепить эту землю за Россией бесспорно, как сделать ее действительно русской землей. Меры, пригодные для восточного Кавказа, не годились для западного: нам нужно было обратить восточный берег Черного моря в русскую землю и для того очистить от горцев все прибрежье… Надобно было истребить значительную часть закубанского населения, чтобы заставить другую часть безусловно сложить оружие… Изгнание горцев и заселение западного Кавказа русскими – таков был план войны в последние четыре года».

По свидетельству этого же автора, «густые массы черкесского населения занимали равнины и предгорья: в самих горах жителей было мало… Главная задача черкесской войны состояла в том, чтобы сбить неприятельское население с лесной равнины и холмистых предгорий и загнать его в горы, где ему было невозможно долго прокормиться; а затем перенести к подошве гор самое основание наших операций». А смысл этих операций состоял в том, чтобы истребить население, освободить земли от черкесов, заселить их станицами вслед за войсками. В результате такой политики, как свидетельствует автор, «только с весны 1861 года до весны 1862 года в Закубанском крае воздвигнуто 35 станиц с населением 5482 семейства, образовавших 4 конных полка». Далее Фадеев Р. А. заключает:

«Горцы потерпели страшное бедствие: в этом нечего запираться (т.е. оправдываться — У.Т.), потому что иначе и быть не могло… Мы не могли отступить от начатого дела и бросить покорение Кавказа потому только, что горцы не хотели покориться. Надо было истребить горцев наполовину, чтоб заставить другую половину положить оружие. Но не более десятой части погибших пали от оружия; остальные свалились от лишений и суровых зим, проведенных под метелями в лесу и на голых скалах. Особенно пострадала слабая часть населения – женщины, дети. Когда горцы скопились на берегу для выселения в Турцию, по первому взгляду была заметна неестественно малая пропорция женщин и детей против взрослых мужчин. При наших погромах множество людей разбегалось по лесу в одиночку; другие забивались в такие места, где нога человека прежде не бывала».

После поражения и пленения имама Шамиля в 1859 году значительная часть адыгов (черкесов) западной Черкесии, в первую очередь самое могущественное племя – абадзехи, выразила готовность подчиниться Российской империи. Однако такой поворот событий в конце войны не устраивал часть верхушки Кубанской и Кавказской линии. Она хотела получить имения на землях черкесов, которые, как они считали, должны были быть истреблены, а остатки переселены в засушливые восточные земли Ставрополья, а лучше всего — в Турцию. Автором такого варварского плана завершения войны на западе Черкесии был граф Евдокимов.

Против изгнания и геноцида черкесов выступили многие: генералы Филипсон, Рудановский, Раевский-младший, князь Орбелиани и другие. Но поддержка Александром II варварских методов покорения западной Черкесии Евдокимовым сделала свое дело. Более того, император торопил Евдокимова, чтобы европейские державы не успели помешать истреблению и депортации черкесов (адыгов). Генофонд черкесского народа на Северном Кавказе был, по существу, подорван. Оставшаяся небольшая часть народа была расселена по произволу царских властей на менее пригодных для жизни землях. Об итогах своего злодеяния Евдокимов писал Александру II следующее:

«В настоящем 1864 году совершился факт, почти не имевший примера в истории, огромное черкесское население, обладающее некогда большим богатством, вооруженное и способное к военному ремеслу, занимавшее обширный Закубанский край от верховьев Кубани до Анапы и южный склон Кавказского хребта от Суджукской бухты до р.Бзыба, владея самыми неприступными местностями в крае, вдруг исчезает с этой земли…».

Граф Евдокимов был награжден орденом Георгия 2 степени, получил звание генерала от инфантерии, а также стал хозяином двух имений: под Анапой в 7000 десятин, под Железноводском в 7800 десятин. Но петербургское общество, к его чести, не разделило восторга императора. Оно холодно встретило Евдокимова, обвинив его в варварском методе ведения войны, неразборчивости в средствах, в жестокости по отношению к черкесам, которые имели перед Россией немало заслуг в прошлой русско-адыгской истории, особенно при Иване Грозном и Петре I.

Предпринятые в СССР меры по возрождению адыгов (черкесов) на исторической родине после революции 1917 года вызывают признательность и благодарность адыгов (черкесов) на родине, а также черкесской диаспоры за рубежом. Однако созданные в 20-х годах прошлого века Адыгея, Черкесия, Кабарда и Шапсугия остались разрозненными. И каждая часть черкесского этноса, лишенная единой исторической памяти, единой территории, единой экономики и культуры, духовности в ее целостном виде развивается не по сходящемуся, а, наоборот, по расходящемуся вектору движения. Это наносит очередной непоправимый урон единству и возрождению черкесского народа.

А самое главное — геноцид и изгнание черкесского этноса с исторической родины до сих пор еще не получили оценки в официальных государственных актах России, Англии, Франции, Турции и других государств. Солидарность государств и народов позволила осудить геноцид армян в годы первой мировой войны и геноцид евреев в годы второй мировой войны. А факт геноцида черкесов не получил соответствующей оценки ни в ООН, ни в ОБСЕ. Только Организация народов, не представленных в ООН, несколько лет назад приняла по данному вопросу резолюцию и обращение к Президенту Российской Федерации (часть1, часть2).

На основе письменных исторических свидетельств, а также принятых после двух мировых войн международных документов о защите прав человека и гражданина и аналогичных законов новой демократической России итоги Кавказской войны на завершающем ее этапе в Западной Черкесии необходимо оценить объективно.

И в этом не следует видеть попытку обвинить русский этнос в совершенных злодеяниях. Народы никогда не бывают виновными в таких делах, потому что правители их никогда не спрашивают, как развязать войну, как ее вести и какие методы при этом применять. Но есть мудрость потомков. Они исправляют ошибки своих правителей в прошлом.

Знаковым событием в наше время, внесшим ясность в оценки итогов Кавказской войны и определению задач на будущее, стала телеграмма первого президента России Ельцина Б.Н. от 21 мая 1994 года. В ней впервые за 130 лет высшее должностное лицо российского государства признало неоднозначность итогов войны, необходимость решения оставшихся проблем и, прежде всего, вопроса о возвращении на историческую родину потомков изгнанников.

Для успокоения скептиков или противников такого шага важно отметить, что это не приведет к массовому возвращению адыгов (черкесов) на историческую родину. Абсолютное большинство потомков адыгов (черкесов), проживающих в более чем 50 странах планеты, адаптировались к странам проживания и не просят о возвращении. Адыги (черкесы) как в России, так и за ее пределами, просят уравнять их в правах с теми народами, которые подверглись репрессиям в прошлом. День памяти жертв Кавказской войны обязывает нас сосредоточиться на необходимости и обоснованности постановки перед федеральными органами власти Российской Федерации вопроса о правовой, политической и моральной реабилитации черкесского народа по итогам Кавказской войны.

В новейшее время принят федеральный закон «О реабилитации репрессированных народов и казачества». Этот закон воспринят общественностью России и мировым сообществом как справедливый юридический, политический и моральный акт официальных властей демократической России.

Репрессии сталинизма, как и репрессии царизма, одинаково жестоки и несправедливы. Поэтому нашему государству надо их преодолеть независимо от того, когда и кто их совершил – царь или генеральный секретарь. Двойные стандарты неприемлемы, если мы стоим нa позициях объективности и защиты прав человека и гражданина.

Согласно декларации Организации объединенных наций, ответственность за совершенный геноцид не имеет срока давности.

Совершенно логичным будет принять федеральный закон Российской Федерации, в котором необходимо признать факт геноцида и насильственной депортации с исторической родины адыгов (черкесов) в годы Кавказской войны. И затем вместе с иностранными государствами, несущими также ответственность за все происшедшее, о чем справедливо говорится в телеграмме Б.Н. Ельцина, надо определить, как преодолеть последствия трагедии.

В условиях демократизации общественной и государственной жизни в России, установления тесных связей наших соотечественников с черкесской диаспорой, при доступности почти всех материалов по истории Кавказской войны создается общий фон необходимости осознания прошлого и поиска возможных перспектив будущего.

адыгичеркесыгеноцид21 маярусско-кавказская война

Источник: aheku.net

Основные причины кавказской войны

Многие современные историки основной предпосылкой начала войны называют желание российского императора Александра I любыми средствами присоединить Кавказ к территории страны. Однако, если смотреть на ситуацию глубже, это намерение было вызвано опасениями за будущее южных рубежей Российской империи.

Ведь на Кавказ в течение многих веков с завистью смотрели такие сильные соперники, как Персия и Турция. Позволить им распространить свое влияние на Закавказье и прибрать его к рукам означало постоянную угрозу собственной стране. Именно поэтому военное противостояние было единственным способом разрешить проблему.

Если бы все кавказские народы добровольно хотели принять российское подданство, возможно, этой войны удалось бы избежать,либо она не оказалась такой затяжной. Однако далеко не все местные беки стремились принять подданство России, чтобы та защищала их от турецких и персидских войн. Менталитет горских народов предполагал постоянные междоусобные набеги, которые позволяли бекам обогащаться за счет соседей. А российское подданство и централизованная власть лишали бы их этой возможности. Все это привело к сопротивлению целых кавказских областей царским войскам.

Кавказская война между Российской империей и горцами Северного Кавказа вызвана колониальной политикой царизма

Таким образом, причины кавказской войны 1817—1864 годов кроются в следующих факторах:

  • склонность части кавказских народов к набегам и работорговле;
  • желание русского императора обезопасить южные рубежи страны;
  • возможность сделать Кавказ территорией России;
  • стремление купировать исламистские настроения определенной части горцев, готовых в силу религиозных взглядов вести с «неверными» войну.

Кроме этих причин, существовали и иные предпосылки для начала военных действий. Сюда можно отнести агрессивную подстрекательскую политику Персии и Турции, которые всячески пытались внести разлад и в жизнь горских народов, и в их отношения с русскими. Прекращение таких выпадов было необходимо для спокойствия на Кавказе.

Есть и другая точка зрения: довольно много исследователей и историков в качестве главной причины начала войны называют колониальную политику Империи. Россия являлась тогда одним из мировых гегемонов, участвовала во многих конфликтах. И ей постоянно нужны были человеческие, природные и другие ресурсы для поддержания статуса великой державы.

Ход военных действий: этапы и события

Если о кавказской войне 1817—1864 говорить кратко, то все началось с восстания в Кахетии в 1812 году, которая на тот момент уже была под властью России. Восстание было подавлено. Горцы отрицательно отреагировали на действия генерала Алексея Ермолова, который в это же время начал возводить русские крепости — главной их задачей был контроль за деятельностью местного населения и предотвращения вооруженных выступлений. Кавказцы, недовольные этой инициативой, отозвались усиленным протестным движением.

В ответ на выступления горцев Петербург принял решение перебросить в регион Черноморский казачий корпус. В результате такое действие только обострило протестные настроения до предела. Дагестанские правители были вынуждены объединиться, чтобы начать открытые военные действия против русских. Ситуация осложнилась обстановкой в Абхазии, где выступления повстанцев были жестко подавлены войсками генерала-майора Горчакова.

Следующий ключевой этап русско-кавказской войны — чеченское восстание, когда сторонники Бейбулата Теймазова попытались в 1824 году захватить одну из крепостей, но потерпели поражение. После этого основные действия как повстанцев, так и императорских войск переместились из других областей на территорию Чечни и Дагестана. Начало формироваться определение газавата (религиозно-политического движения), предполагающего священную войну против неверных. Приверженцы нового исламского течения — мюридизма, обязались вести войну до последней крови.

Все это привело к созданию имамата — независимого государства мусульман, первым главой которого стал Гази-Мухамед (более известный как Кази-Мулла). Он был убит в 1832 году, а его место занял имам Шамиль. Схема-таблица кавказской войны демонстрирует последовательность всех происходящих событий.

Хронология событий войны на Кавказе 1817-1864

Во время правления Шамиля Россия практически полностью утратила контроль над дагестанской и чеченской областями Кавказа. Ей приходилось делить свои силы между войной с горцами и Крымской военной кампанией. Именно Крыму в этот период Россия уделяла основное внимание, поэтому на Кавказе, по сути, военные действия велись достаточно вяло. Со стороны могло показаться, что такая ситуация устраивает все стороны, а сам ход кавказской войны несколько застопорился.

Лишь после того как имам Шамиль попал в плен, ситуация начала меняться. Историки утверждают, что перелом произошел в 1859 году. Русской армией на тот момент руководил великий князь Михаил Николаевич. Без верховного имама весь имамат начал постепенно приходить в упадок, а сами горцы оказались деморализованы.

Царские войска успешно подавляли небольшие вспышки сопротивления, которые наблюдались в Закавказье. Те черкесы, которые не желали принимать российское подданство, получили право отойти к турецким территориям. Кроме черкесов (адыгов) такая же возможность была дана несогласным с новыми порядками абзхазам и абазинам. Официально кавказская война была завершена в 1864 году, когда 21 мая в русском лагере отслужили благодарственный молебен.

Роль имама Шамиля в деле сопротивления

Нельзя не отметить ведущую роль имама Шамиля, благодаря которому горцы так долго оказывали сопротивление царским войскам. Среди списка участников кавказской войны 1817—1864 годов он занимает особое место. Именно он сумел сплотить горские народы и направить их внутреннее ощущение свободы на ожесточенную борьбу против притязаний России.

Многие полагают, что имамат основал именно Шамиль. Однако он оказался только третьим по счету имамом, после Кази-Муллы и Гамзат-бека. Руководить сопротивлением Шамиль начал с 1834 года. Его организаторские способности во многом объяснялись тем, что он получил блестящее воспитание — сюда входили лекции по риторике, логике, грамматике.

Став учеником и духовным наследником Кази-Муллы, он смог сплотить вокруг себя не только дагестанских аварцев, но и другие народы Северного Кавказа. На целых 25 лет он стал руководителем сопротивления, которое было названо освободительной борьбой. То, как шла кавказская война 1817—1864, демонстрирует карта военных действий.

Карта противостояния имама Шамиля и русских войск

Имамат под верховенством Шамиля объединял практически весь Западный Дагестан и Чечню. К его заслугам можно отнести то, что он сумел собрать небольшие разрозненные селения и общины. Прежде совершавшие набеги на соседей и жившие в условиях междоусобицы, теперь они оказались объединены общей идеей газавата. Таким образом, он своими действиями сумел сплотить весь Северный Кавказ перед лицо общего врага.

При этом во всех своих начинаниях и взглядах имам исходил из канонов шариата. Он стремился подчинить жизнь всего Кавказа новому шариатскому укладу. Горцы начали называть период правления этого правителя «временем шариата».

Шамиль практически перекроил карту Северного Кавказа, создав административные округа. Им была выстроена судебно-правовая и военизированная структура власти. Имея в подчинении до 30 тысяч воинов, он организовал в своей армии полки, включающие по 1000 человек в каждой. У самого имама была личная охрана, куда входили даже поляки.

В целом, если два первых имама лишь создали имамат, то Шамиль смог не только удержать его, но и создать полноценное государство со своими органами власти, бюджетом, армией (имеющей даже свою артиллерию). Казна пополнялась деньгами из двух основных источников:

  1. Доходы от налогов, получаемых с подданных (харадж и закят);
  2. Средства, поступающие в результате набегов.

Он сумел добиться победы в нескольких сражениях с русской армией, но были и сражения где потерпел поражение. Одним из главных сражений, вошедших в историю Кавказской войны, была битва при Ахульго.

Ахульго в переводе с аварского языка означает «Набатная гора». На горе раполагались два аула — Старое и Новое Ахульго. Осада русскими войсками, во главе с генералом Граббе, продолжалась в течение долгих 80 дней (с 12 июня по 22 августа 1839 года). Целью данной военной операции была блокада и взятие ставки имама. Штурмовали аул 5 раз, после третьего штурма были предложены условия капитуляции, однако Шамиль не согласился на них. После пятого штурма аул пал, но люди не хотели сдаваться, сражались до последней капли крови.

Бой был страшный, женщины принимали в нем активное участие с оружием в руках, дети бросались камнями в штурмующих, у них не было мысли о пощаде, они предпочли смерть плену. Огромные потери были понесены двумя сторонами. Из аула удалось вырваться всего нескольким десяткам сподвижников во главе с имамом.

Шамиль был ранен, в этом бою он потерял одну из жен и их грудного сына, а старший сын был взят в заложники. Ахульго был полностью разрушен и по сегодняшний день аул не отстроен заново. После этого сражения горцы ненадолго стали сомневаться в победе имама Шамиля, так как аул считали непоколебимой крепостью, но несмотря на его падение, сопротивление продолжалось еще около 20 лет.

Со второй половины 1850-х годов Петербург усилил действия в стремлении сломить сопротивление, генералы Барятинский и Муравьев сумели взять Шамиля с его армией в кольцо. Наконец, в сентябре 1859 года имам сдался в плен. В Петербурге он встретился с императором Александром II, а затем был поселен в Калуге. В 1866 году Шамиль, будучи уже пожилым человеком, там же принял русское подданство и получил потомственное дворянство.

Легендарный Шамиль был взят в плен 1859 году

Результаты и итоги кампании 1817—1864 годов

Завоевание южных территорий Россией заняло около 50 лет. Это была одна из самых затяжных войн страны. История кавказской войны 1817—1864 годов была длительной, исследователи до сих пор изучают документы, собирают сведения и составляют хронику военных действий.

Несмотря на продолжительность, она окончилась для России победой. Кавказ принял русское подданство, а Турция и Персия отныне не имели возможности влиять на местных правителей и подстрекать их к смуте. Итоги кавказской войны 1817—1864 гг. хорошо известны. Это:

  • закрепление России на Кавказе;
  • усиление южных рубежей;
  • ликвидация горских набегов на славянские поселения;
  • возможность влиять на ближневосточную политику.

Еще одним важным результатом можно считать постепенное слияние кавказской и славянской культур. Несмотря на то, что каждая из них имеет свои особенности, на сегодняшний день кавказское духовное наследие прочно вошло в общую культурную среду России. И сегодня русские люди мирно живут бок о бок с коренным населением Кавказа.

Источник: tanci-kavkaza.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.