Сражение на куликовом поле произошло в году

Схема Куликовской битвы
Схема Куликовской битвы

Куликовская битва, сражение войск русских княжеств с монголо-татарами 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира) на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча на территории, в настоящее время относящейся к Кимовскому и Куркинскому районам Тульской области, на площади около 10 кв. км.

Предистория битвы

В 1380 г. ордынский эмир и темник Мамай, претендовавший на власть хана, решил произвести опустошительный, набег на Русь, чтобы упрочить свое положение в Орде. Мамай не являлся чингизидом (потомком Чингисхана) и поэтому не имел прав на престол, однако могущество его достигло такой степени, что он мог сажать ханов на престол по своему выбору и править от их имени.


пешный поход вознес бы его на небывалую высоту и позволил покончить с соперниками. Мамай договорился о союзе с великим князем литовским Ягайло и великим князем рязанским Олегом. Узнав о походе Мамая, Дмитрий Иванович объявил мобилизацию сил со всех подчиненных ему и союзных княжеств. Тем самым русское войско впервые приобретало общенациональный характер, надоело русским людям жить в постоянном страхе и платить дань басурманам, более 250 лет татарское Иго держалось на Руси, хватит — решил русский люд и начались сборы со всех близ лежащих русских земель, а как уже говорилось выше возглавил все это Дмитрий Иванович, будующий «Донской». Однако, еще в 1375 г. Дмитрий Иванович повелел учредить так называемые “разрядные книги”[1], куда вносились сведения о прохождении воеводами военной и иной службы, о количестве и местах формирования полков.

Русская рать (100—120 тыс. чел.) собиралась в Коломне. Оттуда войско направилось к Дону. Дмитрий спешил: разведка донесла, что войско Мамая (150—200 тыс. чел.) ждет у Воронежа литовские дружины Ягайло. Узнав о подходе русских, Мамай двинулся навстречу. Когда русские подошли по рязанской земле к Дону, воеводы заспорили: переправляться или нет, так как дальше начиналась территория Золотой Орды. В этот момент прискакал гонец от прп. Сергия Радонежского с грамотой, призывавшей Дмитрия к твердости и мужеству. Дмитрий приказал перейти Дон.

Подготовка к битве


В ночь на 8 сентября 1380 г. русские форсировали Дон и построились на Куликовом поле (совр. Тульская обл.) в устье реки Непрядвы, притоке Дона. Два полка (“правой” и “левой руки”) стали на флангах, один в центре (“большой полк”), один — впереди (“передовой полк”) и один — в засаде (“засадный полк”) на восточной окраине поля, за “зеленой дубравой” и рекой Смолкой. Засадным полком командовал двоюродный брат Дмитрия — храбрый и честный воин серпуховской князь Владимир Андреевич. При нем находился опытный воевода Дмитрий Михайлович Боброк-Волынец, шурин князя Дмитрия Ивановича. Отступать русским было некуда: за ними находился обрыв высотой 20 м и река Непрядва. Мосты через Дон Дмитрий разрушил. Предстояло победить или умереть.

Левый фланг русского войска, на который должен был пасть основной удар татар, переходил в топкие берега Смолки. Правый фланг был так же защищен болотистыми берегами р.Непрядвы, а также тяжеловооруженной псковской и полоцкой конными дружинами. В центре большой рати были сведены все городские полки. Передовой полк составлял все же часть большого полка, задача же сторожевого полка заключалась в завязывании боя и возвращении в строй. Оба полка должны были ослабить силу вражеского удара по главным силам. За большим полком был расположен частный резерв (конница). Кроме того, из отборной конницы был создан сильный засадный полк под командованием опытных военачальников — воеводы Дмитрия Боброка-Волынского и серпуховского князя Владимира Андреевича. Этот полк выполнял задачу общего резерва и был скрытно расположен в лесу за левым флангом главных сил.


Мамай в центре своего войска поставил наемную генуэзскую тяжеловооруженную пехоту, набранную им в итальянских колониях в Крыму. Она имела тяжелые копья и наступала сомкнутым строем греческой фаланги, ее задачей было прорвать русский центр, это была сильная и хорошо обученная армия, но она сражалась не за свою землю, а за деньги, в отличии от русских витязей. На флангах Мамай сосредоточил конницу, которой ордынцы обычно сразу “охватывали” врага.

Битва

Поединок Пересвета и Челубея.
Поединок Пересвета и Челубея.

По легенде, утром 8 сентября над Куликовым полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу. Битва началась с поединком богатырей. С русской стороны на поединок был выставлен Александр Пересвет – монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения – брянский (по др. версии, любечский) боярин. Его противником оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья: это предвещало большое кровопролитие и долгую битву. Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой…

Историки считают, что битва началась внезапно, на рассвете.


дынская конница обрушилась на “передовой полк” и уничтожила его, потом врубилась в “большой полк” и пробилась к черному княжескому знамени. Бренко погиб, был ранен и сам Дмитрий Иванович, сражавшийся в доспехах рядового воина, однако “большой полк” устоял. Дальнейший натиск монголо-татар в центре был задержан вводом в действие русского резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал там теснить русские полки. Они дрогнул и попятился к Непрядве. Положение спас, вышедший из «зеленой дубравы», Засадный полк Дмитрия Баброка-Волынского и серпуховского князя Владимира Андеевича, ударил в тыл и фланг ордынской коннице и решил исход битвы. У ордынцев возникло замешательство [2], которым воспользовался “большой полк” — он перешел в контрнаступление. Ордынская конница обратилась в бегство и смяла копытами свою же пехоту. Мамай бросил шатер и едва спасся. Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа (если сражение продолжалась с одиннадцати до двух часов дня). Русские воины преследовали ее остатки до реки Красивая Меча (50 км выше Куликова поля); там же была захвачена Ставка ордынцев. Мамай успел бежать; Ягайло, узнав о его поражении, также спешно повернул обратно. Мамай вскоре был убит своим соперником ханом Тохтамышем.

После битвы

Потери обеих сторон в Куликовской битве были огромными, однако потери противника превысили русские. Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней.


преданию большинство павших русских воинов были захоронены на высоком берегу при слиянии Дона с Непрядвой. В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60% командного состава русского войска). Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве на передовой в составе Большого полка был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской.» В битве отличились русские богатыри — брянский боярин Александр Пересвет, ставший иноком у преподобного Сергия Радонежского и Андрей Ослябя (ослябя по-калужски — “жердь”). Народ окружил их почетом, а когда они умерли, то были похоронены в храме Старо-Симонова монастыря. Вернувшись с войском 1 октября 1380 г. в Москву, Дмитрий сразу заложил церковь Всех Святых на Кулишках и вскоре начал строительство мужского Высокопетровского монастыря в память о битве.

Куликовская битва стала крупнейшим сражением средневековья. На поле Куликовом сошлось более 100 тысяч воинов. Было нанесено сокрушительное поражение Золотой Орде. Куликовская битва вселила уверенность в возможности победы над ордынцами. Поражение на Куликовом поле ускорило процесс политического дробления Золотой Орды на улусы. Два года после победы на Куликовом поле Русь не платила ордынцам дани, что положило начало освобождению русского народа от ордынского ига, росту его самосознания и самосознания других народов, находившихся под игом ордынцев, укрепило роль Москвы как центра объединения русских земель в единое государство.


Куликовское сражение всегда являлось объектом пристального внимания и изучения в различных сферах политической, дипломатической и научной жизни русского общества XV-XX вв. Память о Куликовской битве сохранилась в исторических песнях, былинах, повестях (Задонщина, Сказание о Мамаевом побоище и др.). Согласно одному из преданий, император Петр I Алексеевич, посещая строительство шлюзов на Иван-Озере, осмотрел место Куликовской битвы и приказал заклеймить оставшиеся дубы Зеленой Дубравы, чтобы их не рубили.

В русской церковной истории победа на Куликовом поле стала со временем чествоваться одновременно с праздником Рождества Пресвятой Богородицы, отмечаемом ежегодно 8 сентября по старому стилю.

Памятник героям Куликовской битвы.
Памятник героям Куликовской битвы.

Куликовское поле сегодня

Куликово поле является уникальным мемориальным объектом, ценнейшим природно-историческим комплексом, включающим многочисленные археологические памятники, памятники архитектуры и монументального искусства, памятники природы. В районе Куликова поля обнаружено более 380 памятников археологии разных эпох. В целом, территория Куликова поля является одним из ключевых участков изучения сельского расселения в древнерусский период (подобно окрестностям Чернигова, Суздальскому ополью) и представляет уникальный археологический комплекс.


есь выявлено 12 памятников архитектуры, в том числе 10 церквей (в основном XIX-XX вв.), среди которых выдающийся памятник архитектуры — церковь Сергия Радонежского, Монастырщинский Богородице-Рождественский храм близ места погребения большинства русских воинов, и другие. Как показали комплексные археолого-географические исследования, на Куликовом поле недалеко от места сражения существуют реликтовые участки степной растительности, сохранившие ковыль, и близкие к первозданным лесные массивы.

Литература

  • Греков И.Б., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. М. – Л., 1950
  • Пушкарев Л.Н. 600 лет Куликовской битве (1380–1980). М., 1980
  • Куликовская битва в литературе и искусстве. М., 1980
  • Сказания и повести о Куликовской битве. Л., 1982
  • Щербаков А., Дзысь И. Куликовская Битва. 1380. М., 2001
  • «Сто великих битв», М. «Вече», 2002

Использованные материалы

  • http://www.hrono.ru/sobyt/kulik.html

Источник: drevo-info.ru

8 сентября 1380 г. на Куликовом поле, в верхнем течении р. Дон, произошло сражение русских войск под предводительством владимирского и московского великого князя Дмитрия Донского с татарским войском во главе с темником Мамаем. Битва завершилась разгромом татарского войска и положила начало освобождению русского народа от золотоордынского ига.


Во второй половине XIV в. Московское княжество занимало доминирующее положение на Руси. К тому времени внук великого князя Ивана Калиты, московский князь Дмитрий Иванович стал настолько силён, что перестал платить дань Золотой Орде. В 1378 г. на р. Воже войско Дмитрия Ивановича разбило татарский отряд под командой Бегича. Захвативший власть в Орде татарский темник Мамай решил сломить возраставшую мощь Москвы. Он заключил союз с польско-литовским королём Ягайло и собрал огромное многонациональное войско.

В конце июля 1380 г. московский князь Дмитрий Иванович, узнав о движении татарских орд, обратился к русским князьям с призывом собрать все силы для отпора врагу. Пунктами сбора русских дружин стали Москва и Коломна, где собрались русские воины, признавшие власть московского князя.

Войска Ягайло и Мамая должны были соединиться на р. Оке для общего похода на Москву. Но Дмитрий решил упредить соединение противников и разбить главные силы татар. 26 августа русская армия выступила из Коломны, и через два дня русские войска переправились через Оку.

Переправу русских через Дон татары упустили, поэтому уже вечером 7 сентября вся армия Дмитрия была выстроена на правом берегу Дона.


11 ч. дня 8 сентября русские войска были готовы к бою. К полудню к расположению русских подошли татары. В их первой линии находилась конница, во второй — пехота. В ближнем бою Мамай нанёс фронтальный удар всеми своими силами, пытаясь опрокинуть боевые порядки русских. Татарам удалось отрезать русское войско от мостов через Дон. Однако, охватив левый фланг русских, татары подставили свой фланг и тыл под удар засадного полка, чья неожиданная атака решила исход сражения. Татары, не выдержав удара, отступили.

Обе стороны понесли огромные потери в бою, а великий князь Дмитрий был тяжело ранен. Узнав о поражении татар на Куликовом поле, король Ягайло ушёл за пределы русских княжеств.

В течение недели после битвы проходили похороны убитых русских солдат. Русская православная церковь узаконила в эти дни обычай поминать убитых, так называемую «Дмитриевскую родительскую субботу».

Куликовская битва имела большое историческое значение в борьбе русского народа против золотоордынского ига. Она нанесла сильный удар по могуществу Орды, ускорив процесс её распада. Важным следствием этого сражения стало усиление авторитета Москвы и её роли в образовании единого Русского государства.

Лит.: Гумилёв Л. Н. Эхо Куликовской битвы // Огонёк. 1980. № 36. С. 16-17; Государственный музей-заповедник Куликово поле. Б. д. URL: https://www.kulpole.ru/; Летописная повесть о Куликовской битве // Библиотека литературы Древней Руси. СПб., 1999. Т. 6: XIV — середина XV века. С. 583; То же [Электронный ресурс].URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4981.


См. также в Президентской библиотеке:

Куликовская битва: коллекция;

Исторические монографии и исследования Николая Костомарова. СПб., 1867. Т. 3;

Полевой Н. А. История русского народа. М., 1833. Т. 6.

Источник: www.prlib.ru

Археологи и геофизики исходили Куликово поле вдоль и поперек, но почти ничего не нашли. Генетики монгольского следа у русских в хромосомах не видят. Главного героя Куликовской битвы Дмитрия Донского Русская православная церковь канонизировала лишь в 1988 году. Других русских князей времен татаро-монгольского ига причисляли к лику святых в течение лет ста после смерти, причем даже тех, кто убивал преимущественно православных и во множестве. Даже историки признают, что наши представления о Куликовской битве сложились исключительно благодаря литературе. Было ли вообще это сражение?

Даже историки признают, что наши представления о Куликовской битве сложились исключительно благодаря литературе. Было ли вообще это сражение?

Кто придумал Куликово поле. Начнем с объективных свидетельств, вернее, с их отсутствия: места битвы так и не нашли – ни массовых захоронений, ни заметных остатков оружия. А памятники так называемого Куликовского цикла («Сказание о Мамаевом побоище», «Задонщина», жития Дмитрия Донского и Сергия Радонежского, летописные повести), по которым принято судить о Куликовской битве, демонстрируют парадоксальную закономерность. По мере удаления от времени сражения повествование все более обрастает мелкими деталями, которые могли быть известны только участникам боя; появляются новые персонажи, причем некоторые из них – это установлено – жили позже описываемых событий; постоянно растет число убитых воинов – в «Синопсисе» 1674 года это уже 253 тысячи человек. Словосочетание «Куликовское поле» впервые упоминается в списке «Задонщины» середины XV века, великий князь Дмитрий Иванович становится Донским лишь при царе Иоанне Грозном, очень уважавшем своего предка, а название «Куликовская битва» закрепляется в истории Николаем Карамзиным в начале XIX столетия. «Мифы эти получили официальное признание во время масштабных празднеств, посвященных юбилеям Дмитрия Донского, Сергия Радонежского и самой битвы, – рассказывает историк Андрей Петров, заместитель академика-секретаря Отделения историко-филологических наук Российской академии наук. – О тактике войск, ходе сражения не сообщает ни один древний источник. Нередко эпизоды “Сказания о Мамаевом побоище” напрямую заимствованы из “Повести о походе Ивана III на Новгород в 1471 году” и русской редакции сербской “Александрии”». Последняя является переложением истории Александра Македонского и известна по спискам конца XV–XVII веков, но именно из нее взяты такие знаменитые, вошедшие в учебники фрагменты «Сказания», как построение полков, включая засадный, поединок богатырей, даже молитва Мамая во время его бегства. А разработанная военными историками схема расположения войск Дмитрия Донского перед битвой представляет собой усредненное походное построение единой русской армии, согласно разрядным книгам конца XV–XVII веков. В 1827 году историк Николай Арцыбашев недоумевал: «Обстоятельства сей войны так искажены витийством и разноречием летописцев, что во множестве переиначек и прибавок весьма трудно усмотреть настоящее».

На полях сражений должно оставаться множество наконечников стрел. Почему же их следов не могут найти даже энтузиасты с современными металлодетекторами?

Все эти нестыковки не помешали императору Николаю I превратить день Куликовской битвы в общенародный праздник. Свои проекты монумента, призванного достойно увековечить событие, предложили ведущие скульпторы и архитекторы Иван Мартос, Авраам Мельников и Александр Брюллов, брат известного художника. Александру Брюллову и поручили возвести подобающий обелиск на месте, которое с подачи помещика Степана Нечаева было признано Куликовым полем. Оказалось оно как раз в пределах нечаевского имения – Тульская губерния, Епифанский уезд, к югу от впадения в Дон реки Непрядвы. И в 1850 году над Красным Холмом вознесся чугунный столп, увенчанный позолоченной луковкой и крестом. Через полстолетия в ансамбль к монументу добавился белоснежный храм-музей, возведенный по проекту признанного мастера русского модерна Алексея Щусева. Реставрация и реконструкция. В конце 1990-х годов, когда на северо-востоке Евразии сложилось пятое по счету русское государство (Киевская Русь, Московская Русь, Российская империя, СССР и вот теперь Российская Федерация), к месту слияния Непрядвы и Дона началось настоящее паломничество. Сюда возят экскурсантов, приезжают на выходные туристы, а накануне дня битвы здесь происходит фантастическое действо. Со всей России и ближнего зарубежья собираются сотни молодых людей в боевом снаряжении, изготовленном по образцам XIII–XIV веков. Одни из них изображают русских воинов, другие – орду. Правда, на традиционное монгольское приветствие – «Сайн байна уу» – «ордынцы» не реагируют, иные аспекты исторической реконструкции, помимо оружейных, их не беспокоят. И в споры по поводу события, случившегося (или не случившегося) в этих местах 630 лет назад, не вступают. У них другая цель – свое искусство показать: изделия мастеров (кузнецов, оружейников, кольчужников) и навыки воинов. «Доспехи и оружие делаем сами по рисункам и фотографиям из малотиражных научных монографий, стараемся применять исторические материалы и техники», – рассказывает руководитель фестиваля клубов военно-исторической реконструкции, один из лучших специалистов по изготовлению доспехов Владимир Терехов из тульского клуба «Сварга». (Сам он только что выиграл турнир лучников.) В этом весьма нелегком и, по современным меркам, совершенно неудобном снаряжении люди выходят на бугурт – так на старонемецком языке когда-то назывался групповой турнир рыцарей – биться в полную силу. Оговаривается лишь количество ударов, после которого «воин» считается «убитым». Ну, еще некоторые тонкости. «А щитом в рыло бить можно?» – слышу я вопрос новобранца. «Можно, если там забрало», – отвечает ветеран. «Русь!» – подбадривает себя одна шеренга. «Орда!» – голосит вторая. И начинается сеча. То главное, ради чего все здесь на три дня и собрались. В поддавки никто не играет. На следующий день – 8 сентября – официальный праздник: речи, художественная самодеятельность, фигуры высшего пилотажа над полем, вялая имитация (по сравнению с сегодняшним действом) сражения, вопросы телерепортеров к «мертвым телам»: «А вы заранее оговариваете, кто будет убит?» Исчезнувшее войско. Сработанные своими руками доспехи ценятся на вес золота или, скорее, серебра, как и шесть с лишним столетий назад. Вот, кстати, один из возможных ответов на вопрос, почему на предполагаемом месте битвы древнего оружия практически не нашли: кто же целое состояние на поле бросит? Недаром тяжба между Московским и Рязанским княжествами из-за трофеев, отбитых рязанцами у москвичей, тянулась после сражения 1380 года почти десятилетие. Эта задокументированная тяжба тоже является своеобразным историческим свидетельством случившегося. Многим, наверное, и эта история покажется не вполне убедительной: ведь помимо тяжелого вооружения на полях сражений должно оставаться множество наконечников стрел, их выкопать и увезти просто невозможно. Почему же их следов не могут найти даже энтузиасты с современными металлодетекторами? Разгадку опять подсказывают современные реконструкторы, точнее наблюдение за ними: после турнира лучников все бросаются собирать свои стрелы, ищут иногда подолгу, пока не найдут все до единой. Стрелы у всех – меченые (метили их и древние воины). А поиск осложняет то обстоятельство, что стрелы, даже с острыми наконечниками, в землю вонзаются редко – падают чаще плашмя. Важнее другой вопрос: куда тела павших делись? Можно предположить, что их вывезли с поля боя и предали земле: во многих городах, посылавших своих воинов на подмогу великому князю Дмитрию Ивановичу, были храмы и часовни, которые, если верить преданиям, поставлены над захоронениями воинов, убитых на Дону. Но доказательств этой версии пока тоже найти не удалось. Да и сколько на самом деле людей участвовало в той битве? Ведь не 253 тысячи? Два столетия спустя, когда появилась поголовная роспись, вся Московская Русь выставляла не более 60–80 тысяч воинов. При князе Дмитрии Ивановиче подвластные и союзные ему территории Московского и Великого Владимирского княжеств были в три раза меньше, к тому же именно его поколение выкосил голод и чумной мор. Та же напасть постигла и Золотую Орду, а потому обе враждующие стороны вряд ли смогли бы призвать под свои хоругви и бунчуки больше 30 тысяч воинов в общей сложности. Похожая цифра получается из расчета плотности населения русских городов. Значит, и полегло от силы 5–10 тысяч человек. Да и поминальный синодик, ближайший по времени написания к битве, поименно называет лишь двух князей и восемь московских бояр и воевод. Если с каждым из первых людей княжества погибло даже по тысяче незнатных воинов, более 10 тысяч никак не получится. Сравним эти цифры с данными по Бородинской битве, когда на поле сошлись примерно 260 тысяч воинов, а убитыми и ранеными русские потеряли около 40 тысяч, французы – 30 тысяч (хотя и эти цифры оспариваются): сколько нашли захоронений? Меньше сотни, и те – в последние лет сорок, по большей части случайно, когда проводились широкомасштабные археологические раскопки под строительство. И это притом, что сражение происходило не в диком поле, каким был Верхний Дон больше шести столетий назад, а в населенном районе, на глазах у историков. И с бородинскими трофеями дела обстоят не намного лучше, чем с куликовскими. «У трупов забирали не только оружие, но даже практически все металлические пуговицы срезали – из нескольких десятков, полагавшихся на мундир, забывали разве что одну на несколько покойников», – говорит Борис Янишевский из Института археологии Российской академии наук, руководитель раскопок при Бородине. Не там искали. Но вернемся с Багратионовых флешей на Куликово поле. Нынешний мемориальный участок действительно идеально подходил для расстановки русской рати: узенькая площадка, стесненная дубравами, позади – глубокая Непрядва. Негде было разгуляться татарской коннице. Конечно, сейчас это место выглядит далеко не так, даже ковыль совсем недавно высажен, но анализ древних почв и пыльцы позволяет восстановить прежнюю растительность и рельеф во всех деталях. Куликовым полем называется весьма обширная территория: согласно «Книге Большого чертежа» – словесному описанию не дошедшей до нас карты Московской Руси 1627 года, – раскинулось Куликово поле на 100 километров с запада на восток и на 40 километров с севера на юг. Могли ведь быть на этом обширном пространстве и другие подходящие для сражения участки?

О сражении на Куликовом поле пока остается судить только по памятникам древнерусской литературы – Куликовскому циклу.

При всей скудости исходных предпосылок для поисков на Куликовом поле все же найдено несколько десятков металлических деталей вооружения той поры и энколпионов (без такого крестика-складня или иконки в поход не отправлялся ни один православный воин). В основном они сосредоточены в полосе, протянувшейся от устья Непрядвы к Красивой Мече. Именно в этом направлении, согласно летописям, русские преследовали разбитых татар. «И гнаша ихъ до рекы до Мечи», – пишет летописец. Получается, что «большое Куликово поле» определили более или менее правильно, осталось найти «малое» – то, на котором и происходило сражение. Если оно вообще происходило. Нумерология. За пределами подвластных Москве земель летописцы восприняли битву, исходя из местных интересов. Новгородцы написали о московских «небывальцах» (видимо, ополченцах), бежавших с поля боя при виде рати. Псковитяне назвали побоище в одном ряду с крушением четырех лодий на Чудском озере. За пределами ближнего зарубежья, то есть Новгорода Великого и Пскова, разгром татар не заметили вообще. О сражении на Куликовом поле пока остается судить только по памятникам древнерусской литературы – Куликовскому циклу, первые произведения которого, видимо, появились по горячим следам. Хотя большинство из них известно по спискам более поздних веков – копии с древних оригиналов от последующих дополнений распознаются по точности привязок церковных праздников и астрономических явлений к дням недели. Ведь в древнерусских летописях могло использоваться до двух десятков разных типов летосчисления, помноженных на два варианта годовых циклов (Римский – с 1 марта либо Византийский – с 1 сентября). Не каждый современный специалист способен правильно рассчитать даты, а уж писцу XVI столетия преднамеренно фальсифицировать прежнюю летопись, в отсутствие мощной компьютерной базы, было просто не под силу. Так или иначе, нам остается поверить в магию цифр. 1380 год, а для людей той эпохи – год 6888 от Сотворения мира (по римскому стилю) был значим сам по себе: Пасха и Благовещение пришлись на один и тот же день, битва выпала на праздник Рождества Богородицы, а седьморичность цифры (кратность 7) предвещала победу греческого царя над покорившими мир измаилтянами. Под «греческим царем» все понимали православного князя, под «измаилтянами» – татар. Так что свершившееся те из летописцев, кто знал о Куликовской битве, восприняли как Божественное провидение.

Отсутствие в нас монгольской крови вовсе не исключает страшной сечи: монголы в плен не брали, и археологи до сих пор находят новые массовые захоронения той поры.

Наше кровное. А как же данные генетического анализа, указывающие на мизерные проценты «измаилтянской» крови в русских генах? «Единичные проценты – это естественный вклад всего азиатского населения, включая доордынские времена, в генетику русских, – говорит специалист по молекулярной биологии Андрей Пшеничнов из Медико-генетического научного центра Российской академии медицинских наук. – Это если рассматривать вклад по отцовской линии (Y-хромосома). А чтобы приобрести монгольскую наследственность по другим молекулярным признакам (митохондриальная ДНК, аутосомы), русские из поколения в поколение должны были бы брать в жены ордынок». Иными словами, отсутствие в нас монгольской крови вовсе не исключает страшной сечи: монголы в плен не брали, и археологи до сих пор находят все новые и новые массовые захоронения той поры. Захват пленных на Руси практиковали более поздние Крымское и другие ханства. Великий, но не святой. Остается последняя неувязка: почему до конца XX века не считался святым князь Дмитрий Донской? Православная церковь во все времена отличалась коллаборационизмом. В XIV–XV веках для церковных иерархов подачки ордынцев значили очень много, если не все: ханы освободили церковь от выплаты подати, но не мешали взимать церковную десятину. Преподобный Сергий Радонежский советовал «с правдою и покорением, якож пошлина твоа држит покорятися ордынскому царю должно». Вмешательство великого князя Дмитрия Ивановича в назначение митрополитов (то есть глав всей русской православной епархии) и поход на законного, в понимании Церкви, царя (формально орду тогда возглавлял хан Тюляк из рода чингизидов, сраженный во время битвы) и создали парадоксальную ситуацию: один из самых уважаемых в народе защитников государства очень долгое время не был канонизирован. Может, загадочная Куликовская битва и была куда скромнее, чем ее представили более поздние летописцы, может, ее и даже не заметили – или не захотели заметить соседи. Но не пойди великий князь за Дон, вряд ли бы Русь стала Московской. И вся наша история была бы совсем другой.

Источник: nat-geo.ru

Дмитрий Донской

Дмитрий был родным внуком Ивана Калиты – князя, известного как «собиратель земли русской». При Калите княжества начали подтягиваться к Москве, вступая в союз с нею и признавая её главенствующую роль. Иван Калита где силой, где мирным путём (Ярославское княжество, к примеру, было Москвой попросту куплено) присоединял к Москве все новые и новые земли. Ко вступлению Дмитрия на престол было понятно, что Москва будет играть ведущую роль в дальнейшей судьбе Руси. Правда, у неё были и соперники, в числе которых – Суздальско-Нижегородское княжество.

Опекал малолетнего Дмитрия митрополит Алексий – человек мудрый, сильный политик. Он сумел внушить своему воспитаннику мысль о необходимости создать союз русских княжеств, потому что только так можно было противостоять общему врагу – Золотой Орде.

Предыстория Куликовский битвы

Дмитрий Иванович имел мощного соперника в деле объединения княжеств в лице главы Суздальско-Нижегородского князя Дмитрия Константиновича, который предпринял поездку в Орду, чтобы добиться для себя ярлыка на великое княжение. Ярлык ордынцы ему дали, однако Дмитрий тоже отправился в Орду и смог настроить правителей на противоположный ход: ярлык в итоге был пожалован ему, и он стал законным представителем верховной власти на русских землях.

Соперничество между двумя князьями прекратилось, Дмитрий Константинович признал первенство Дмитрия Ивановича.

Москва продолжала укреплять своё положение города – центра Руси. В ней активными темпами шло каменное строительство, за 2 года был построен Кремль. Сюда переходили на постоянное жительство воины-дружинники, ремесленники. У глав княжество росло понимание: за сильной Москвой быть проще и легче, чем отстаивать свою самостоятельность.

Между тем Золотая Орда тоже менялась. Если когда-то, сто лет назад, это было кочевое государство со строгой иерархией и незыблемой властью хана, то теперь Орду то и дело потрясали междоусобные войны. Распри между ханами за первенство ослабляли Орду, и ей всё труднее становилось удерживать за собой положение лидера, которому безоговорочно подчинялись завоёванные государства.

Таким образом, к 60-м годам XIV политическая раскладка изменилась, Русь почувствовала, что сопротивление Орде не только возможно – оно неизбежно.

Причины Куликовской битвы

Дмитрий Иванович позволил себе прекратить выплаты дани Золотой Орде. В это время во главе степняков встал хан Мамай. Он пожелал не только вернуть дань, но и добиться выплаты её в объёме, когда Орда переживала период своего расцвета.

В конце лета русские войска дали бой эмиру Бегичу на реке Вожа, в котором одержали решительную победу. Мамай не собирался мириться с таким положением вещей, ему хотелось вернуть Орде прежнее влияние и заставить русские княжества опять собирать «ордынский выход». Поэтому он запланировал крупный поход на Русь, который начался летом 1380 г.

Подготовка к сражению

Мамай основательно подготовился к выступлению. Он рассчитывал не только на свои силы, но и на помощь союзников. В качестве последних, он привлёк литовского князя Ягайло, в распоряжении которого находилось 6-тысячное войско.

В конце лета 1380 г. Мамай вышел из Орды и двинулся к верховьям реки Дон. Он надеялся по дороге встретиться с союзниками и идти дальше, однако те запаздывали. Мамай предполагал также что ему поможет рязанский князь, принявший его сторону.

Куликовская битва1

Московский князь Дмитрий Иванович принял меры по недопущению встречи Мамая и его пособника из рязанского княжества, в итоге нападающая сторона осталась лишённой подкрепления.

Зная о приближении Мамая, Дмитрий Иванович максимально подготовился к предстоящему бою. Он:

  • разослал грамоты по всем княжествам, призывая присоединиться к московскому войску;
  • назначил место встречи объединённых сил русских – крепость Коломну у Москвы-реки;
  • снарядил дружину всем имевшимся вооружением;
  • назначил опытных военачальников.

Больше 20 тысяч пеших и конных ратников было в русском войске.

Войско Мамая

Силы Мамая были несколько больше — около 30 тысяч воинов. Другие источники называют цифру 40 тысяч. Данные источников разнятся, поэтому со стопроцентной уверенностью указать численность войска нельзя.

Кто был в составе? Это:

  • золотоордынцы;
  • крымские армяне;
  • камские булгары;
  • ясы;
  • черкесы.

Мамай собрал все силы, которые мог. Поэма «Задонщина» рассказывает, что в войско Мамая включало 9 орд и 70 князей. Даже итальянцы, владевшие торговым факториями в Крыму, поставили несколько сот воинов.

Основу войска составляла конница.

Ход сражения

Куликовская битва3Битва началась ранним утром 8 сентября 1380 г., когда русские дружинники форсировали Дон и заняли удобную позицию на Куликовом поле.

У русских было 3 полка:

  • левой руки;
  • правой руки;
  • великий полк.

В полку, выступавшем первым, то есть великом, сражался князь Дмитрий Иванович, личным примером вдохновляя воинов.

Тыл русского войска был отлично защищён реками – Непрядвой и Доном. Для Мамая русские оставили узкий коридор, где он сразу попадал в ловушку, потому что тяжёлой коннице было не развернуться там для мощного манёвра.

Сражение проходило в 2 этапа.

1 этап

2 этап

Перед началом боя состоялась битва двух самых сильных представителей вражеских сил. Это был поединок богатырей Александра Пересвета (или, по другим данным, его брата Андрея Осляби) и Челубея.

Русский богатырь Пересвет не стал надевать тяжёлую кольчугу, чтобы иметь возможность для совершения мощного удара. Меч ордынца вонзился ему в незащищённую грудь, но в это время он успел поразить противника и даже нашёл в себе силы доехать до своих, после чего рухнул замертво. Исход поединка был ясен: победил Пересвет.

После поединка Мамаю пришлось выступить, хотя он не собирался этого делать до прихода союзников. Мамай бросил основные силы в бой, и за 2-3 часа они оказались разгромлены русскими.

Когда момент стал критическим для ордынцев, русские неожиданно ударили им в тыл – это вышел засадный полк. У русских было явное преимущество: свежие силы, а Мамаю пришлось обороняться остатками уставшего войска.

Куликовская битва2

Войско Мамая бежало с поля боя, преследуемое русскими дружинами.

Результаты

Куликовская битва закончилась безоговорочной победой русичей. Преследование неприятеля продолжалось 50 вёрст (53 км) после Куликова поля.

Итоги и значение Куликовской битвы

Победа русских в битве с ордынцами наглядно продемонстрировала: более не существует непобедимой золотоордынской армии. Держась вместе, объединёнными усилиями русские сумели одолеть противника, ранее внушавшего ужас.

Потери русских в битве были огромны, причём многие погибли не столько от мечей и стрел противника, сколько от «тесноты великой». Русские потеряли белозерских князей Фёдора и его сына Ивана Романовых, воеводу Вельяминова и ещё многих представителей знатных семей.

Сражение состоялось 8 сентября, но только к 14-му наши войска сумели собрать всех раненых, похоронить убитых и двинуться к Коломне.

Победа русского войска укрепила влияние и авторитет московских князей.

Последствия

Русские князья осознали, насколько важно объединиться, ведь только так можно было справиться с сильным противником. Значение Куликовской битвы было огромно. Правда, состоявшийся в 1382 г. набег на Русь хана Тохтамыша привёл к возобновлению выплаты дани. Но для всех, и для победителей в Куликовской битве, и для побеждённых, стало ясно: отныне Русь уже не разгромить так легко, как прежде. Это был отличный удачный опыт совместной борьбы русских князей против иноземных захватчиков.

Полководческий талант Дмитрия Донского

После сражения на Куликовом поле Дмитрия Ивановича стали называть Дмитрием Донским. Победа стала возможной во многом благодаря его способностям организовать ход сражения наиболее выгодным для русских способом. Дмитрий Иванович сумел:

  • создать единое русское войско;
  • расположить воинов так, чтобы в его распоряжении всегда был свежий резерв;
  • устроить ловушку для противника, зажав его на тесной и неудобной для манёвра территории;
  • вынудить противника сразу исчерпать основные силы.

Важную роль сыграла личная храбрость князя Дмитрия, бросившегося в бой с передовым полком и вдохновлявшего дружинников своим примером. В битве он был ранен, но это не помешало ему продолжать командовать сражением.

Куликовская битва стала первым шагом на пути освобождения русских земель от тягот золотоордынского ига.

Источник: histerl.ru

КУЛИКОВСКАЯ БИТВА – битва русских полков во главе с великим князем московским и владимирским Дмитрием Ивановичем и ордынским войском под началом хана Мамая 8 сентября 1380 на Куликовом поле (на правом берегу Дона, в районе впадения в него реки Непрядва), поворотный пункт в борьбе русского народа с игом Золотой Орды.

После поражения золотоордынских войск на реке Воже в 1378, ордынский тёмник (военачальник, командовавший «тьмою», то есть 10 000 войска), выбранный ханом, по имени Мамай решил сломить русских князей и усилить их зависимость от Орды. Летом 1380 он собрал войско, насчитывавшее ок. 100–150 тыс. воинов. Помимо татар и монголов, в нем имелись отряды осетин, армян, живших в Крыму генуэзцев, черкесов, и ряда других народов. Союзником Мамая согласился быть великий князь литовский Ягайло, войско которого должно было поддержать ордынцев, двигаясь по Оке. Другим союзником Мамая – по сообщению ряда летописей – был рязанский князь Олег Иванович. По данным других летописей, Олег Иванович лишь на словах выразил готовность союзничать, обещав Мамаю воевать на стороне татар, сам же немедленно предупредил русское воинство о грозящем соединении Мамая и Ягайло.

В конце июля 1380, узнав о намерениях ордынцев и литовцев воевать с Русью, московский князь Дмитрий Иванович обратился с призывом о сборе русских военных сил в столице и Коломне, и вскоре собрал рать, немногим меньшую войска Мамая. В основном в ней были москвичи и воины из земель, признавших власть московского князя, хотя ряд лояльных Москве земель – Новогорода, Смоленска, Нижнего Новгорода – не выразили готовности поддержать Дмитрия. Не дал своих «воев» и главный соперник князя московского – князь тверской. Проведенная Дмитрием военная реформа, укрепив ядро русского войска за счет княжеских конниц, дала доступ в число ратников многочисленным ремесленникам и горожанам, составившим «тяжелую пехоту». Пешие ратники, по распоряжению полководца, были вооружены копьями с узколистными наконечниками треугольной формы, плотно насаженными на длинные крепкие древки, либо метальными копьями с кинжаловидными наконечниками. Против пеших ордынцев (коих было немного) русские воины имели сабли, а для дальнего боя – обеспечены луками, шлемами-шишаками, металлическими наушиями и кольчужными бармицами (воротниками-оплечьями), грудь воина была прикрыта чешуйчатой, пластинчатой или наборной броней, комбинированной с кольчугой. Старые миндалевидные щиты были заменены круглыми, треугольными, прямоугольными и сердцевидными.

План похода Дмитрия состоял в том, чтобы, не дать хану Мамаю соединиться с союзником или союзниками, вынудить его переправиться через Оку или сделать это самим, неожиданно выйдя навстречу противнику. Благословение на исполнение замысла Дмитрий получил у игумена Сергия из Радонежского монастыря. Сергий предрек князю победу и, согласно легенде, послал с ним «на брань» двух иноков своей обители – Пересвета и Ослябю.

Из Коломны, где собралась многотысячная рать Дмитрия, он в конце августа дал приказ двигаться на юг. Стремительный марш русских войск (около 200 км. за 11 дней) не позволил силам противника соединиться.

В ночь с 7 на 8 августа, перейдя реку Дон с левого на правый берег по наплывным мостам из бревен и уничтожив переправу, русские вышли к Куликову полю. Тыл русских был прикрыт рекой – тактический маневр, открывший новую страницу в русской военной тактике. Князь Дмитрий довольно рискованно отрезал себе пути возможного отступления, но одновременно прикрыл с флангов свое войско реками и глубокими оврагами, затруднив осуществление обходных маневров конницы ордынцев. Диктуя Мамаю свои условия боя, князь расположил русские войска эшелонировано: впереди стоял Передовой полк (под командование князей всеволжских Дмитрия и Владимира), за ним – Большой из пеших ратей (командир – Тимофей Вельяминов), правый и левый фланги прикрывали конные полки «правой руки» (командир – коломенский тысяцкий Микула Вельяминова, брат Тимофея) и «левой руки» (командир – литовский князь Андрей Ольгердович). За этим основным войском встал резерв – легкая конница (командир – брат Андрея, Дмитрий Ольгердович). Она должна была встретить ордынцев стрелами. В густой дубраве Дмитрий приказал расположиться резервному Засадному полу под командованием двоюродного брата Дмитрия, серпуховского князя Владимира Андреевича, после битвы получившего прозвище Храбрый, а также опытного воинского воеводы боярина Дмитрия Михайловича Боброка-Волынского. Московский князь старался вынудить ордынцев, в первой линии которых всегда стояла конница, а в второй – пехота, к фронтальной атаке.

Битва началась утром 8 сентября поединком богатырей. С русской стороны на поединок был выставлен Александр Пересвет – монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения – брянский (по др. версии, любечский) боярин. Его противником оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья: это предвещало большое кровопролитие и долгую битву. Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой и быстро смяла Передовой полк. Дальнейший натиск монголо-татар в центре был задержан вводом в действие русского резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал там теснить русские полки. Положение спас, вышедший из дубравы, Засадный полк серпуховского князя Владимира Андеевича, ударил в тыл и фланг ордынской коннице и решил исход битвы.

Предполагают, что мамаева рать была разгромлена за четыре часа (если сражение продолжалась с одиннадцати до двух часов дня). Русские воины преследовали ее остатки до реки Красивая Меча (50 км выше Куликова поля); там же была захвачена Ставка ордынцев. Мамай успел бежать; Ягайло, узнав о его поражении, также спешно повернул обратно.

Потери обеих сторон в Куликовской битве были огромными. Убитых (и русских, и ордынцев) хоронили 8 дней. В сражении пали 12 русских князей, 483 боярина (60% командного состава русского войска.). Князь Дмитрий Иванович, который участвовал в битве на передовой в составе Большого полка был ранен в ходе сражения, но выжил и получил в дальнейшем прозвище «Донской».

Куликовская битва вселила уверенность в возможности победы над ордынцами. Поражение на Куликовом поле ускорило процесс политического дробления Золотой Орды на улусы. Два года после победы на Куликовом поле Русь не платила ордынцам дани, что положило начало освобождению русского народа от ордынского ига, росту его самосознания и самосознания других народов, находившихся под игом ордынцев, укрепило роль Москвы как центра объединения русских земель в единое государство.

Память о Куликовской битве сохранилась в исторических песнях, былинах, повестях Задонщина, Сказание о Мамаевом побоище и др.). Созданное в 90-е 14 – первой половине 15 в. вслед за летописными повестями Сказание о Мамаевом побоище являет собой самое полное освещение событий сентября 1380. Известно более 100 списков Сказания, начиная с 16 и по 19 в., которые дошли в 4-х основных редакциях (Основная, Распространенная, Летописная и Киприановская). Распространенная содержит подробное изложение событий Куликовской битвы, каких нет в других памятниках, начиная с предыстории (посольство Захария Тютчева в Орду с дарами с целью предотвратить кровавые события) и о самой битве (участие в ней Новгородских полков и др.). Только в Сказании сохранились сведения о численности войск Мамая, описания приготовления к походу («упряжения») русских полков, подробности их маршрута на Куликово поле, особенности дислокации русских войск, перечисление князей и воевод, принимавших участие в сражении.

Киприановскя редакция выдвигает на первый план роль митрополита Киприана, в ней союзником Мамая назван (как это и было на самом деле) литовской князь Ягайло. В Сказании много из дидактической церковной литературы: и в рассказе о поездке Дмитрия и его брата Владимира к преподобному Сергею Родонежскому за благословением, и о молитвах жены Дмитрия Евдокии, которыми «были спасены» сам князь и их дети, и то, что в уста воеводы Дмитрия Боброка – Волынца вложены слова, что «крест есть главное оружие», и то, что московский князь «выполняет благое дело», которыми руководит Бог, а Мамай – тьму и зло, за которыми стоит дьявол. Этот мотив проходит через все списки Сказания, в котором князь Дмитрий наделен множеством положительных характеристик (мудрость, смелость, мужество, полководческий талант, отвага и т.д.).

Фольклорная основа Сказания усиливает впечатление от описания битвы, представляя эпизод единоборства перед началом битвы Пересвета с Челубеем, картину переодевания Дмитрия в одежду простого воина с передачей своих доспехов воеводе Михаилу Бренку, а также подвиги воевод, бояр, простых воинов (Юрка-сапожник и др.). В Сказании присутствует и поэтика: сравнение русских воинов с соколами и кречетами, описание картин природы, эпизоды прощания уходивших из Москвы к месту битвы воинов с женами.

В 1807 Сказание использовал русский драматург В.А.Озеров при написании трагедии Дмитрий Донской.

Первым памятником героям Куликовской биты стала церковь на Куликовом поле, собранная вскоре после битвы из дубов Зеленой дубравы, где был спрятан а засаде полк князя Владимира Андреевича. В Москве в честь событий 1380 были возведены церковь Всех Святых на Куличиках (ныне находится рядом с современной станцией метро «Китай-город»), а также Богородице-Рождественский монастырь, в те времена давший приют вдовам и сиротам ратников, полегших в Куликовской битве. На Красном холме Куликова поля в 1848 была сооружена 28-метровая чугунная колонна – памятник в честь победы Дмитрия Донского над Золотой Ордой (архитектор А.П.Брюллов, брат живописца). В 1913–1918 на Куликовом поле был выстроен храм во имя преп. Сергея Радонежского.

Куликовская битва нашла отражение и в картинах О.Кипренского – Князь Донской после Куликовской битвы, Утро на Куликовом поле, М.Авилова – Поединок Пересвета и Челубея и др. Тема славы русского оружия в 14 в. представлена кантатой Ю.Шапорина Нa поле Куликовом. Широко отмечалось 600-летие Куликовской битвы. В 2002 учрежден Орден «За Служение Отечеству» в память св. в. кн. Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского. Попытки препятствовать объявлению дня Куликовской битвы днем славы русского оружия, исходившие в 1990-е от группы татарских историков, мотивировавших свои действия желанием предотвратить формирование тем самым «образа врага», были категорически отвергнуты президентом Татарстана М.Шаймиевым, подчеркнувшим, что русские и татары давно «собраны в едином Отечестве и они должны взаимно уважительно относится к страницам истории боевой славы народов».

В русской церковной истории победа на Куликовом поле стала со временем чествоваться одновременно с праздником Рождества Пресвятой Богородицы, отмечаемом ежегодно 21 сентября (8 сентября по старому стилю).

Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева

Источник: www.krugosvet.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.