Население советского союза в 1941 году

Отдельной строкой стоит упомянуть народы Севера и такой малочисленный народ как Тувинцы, которые своим мужеством, героизмом вселяли страх в немецко-фашистские орды Европы!

— Звания Героя Советского Союза были удостоены сыны и дочери всех народов СССР, в том числе:

8182 русских,
2072 украинца,
311 белоруссов,
161 татарин,
108 евреев,
96 казахов,
91 грузин,
90 армян,
69 узбеков,
61 мордвин,
44 чуваша,
43 азербайджанца,
39 башкир,
32 осетина,
18 марийцев,

18 туркмен,
15 литовцев,
14 таджиков,
13 латышей,
12 киргизов,
10 коми,
10 удмуртов,
9 эстонцев,
9 карелов,
8 калмыков,
7 кабардинцев,
6 адыгейцев,
5 абхазцев,
3 якута
и представители многих других национальностей.

— Осенью 1941 г. было принято решение о создании фронтовой печати для воинов нерусской национальности — фронтовых, армейских и дивизионных газет. Они издавались практически на всех языках союзных и некоторых автономных республик. К концу войны на фронтах, флотах, в военных округах и резервных частях их выходило 110


Средние по всем народам СССР безвозвратные потери 5,08% от всего населения (на 1939 г).
Средние по всем народам СССР безвозвратные потери за вычетом потерь русских составляют 4,1%.

Выводы каждый пусть делает свои, мои лично такие:

1. Действительно, русский народ понес боевые потери в ВОВ больше чем любой другой народ СССР (на 40% выше от среднего значения для всех остальных народов).

2. Вклад других народов также очень значителен, каждый третий погибший советский солдат — не являлся по национальности русским.

3. Неожиданно низкий «вклад» в потери узбеков и туркмен, мне кажется, объясняется тем, что именно Узбекистан и Туркмения — места произрастания хлопка, т.е. основного компонента для производства порохов. Не призывали. Кроме того, среднеазиатов массово призывали на «трудовой фронт», где работа была: «…на бои похожая»…

О НАЦИОНАЛЬНЫХ ЧАСТЯХ в Красной армии

Маршалу Советского Союза Ивану Христофоровичу Баграмяну (армянин) приписывают следующую фразу: «Когда в дивизии оставалось меньше 50% русских, я знал, что дивизию нужно расформировывать».

И все же:


….Да и большинство образцовых национальных формирований, гордо пронесших собственное имя через всю войну, можно «привязать к местности» лишь с натяжкой. Например, в самом первом сформированном национальном соединении, 201-й Латышской стрелковой дивизии, латыши составляли 51%, русские – 26%, евреи – 17%, поляки – 3%, прочие национальности – 6% (при этом дивизия на 95% состояла из граждан Латвии). К 1944 году доля латышей в дивизии уменьшилась до 39%.

Фактически единственным национальным соединением, не претерпевшим за годы войны никаких трансформаций (в численности, национальном составе, самоназвании) оказалась 88-я отдельная Китайская стрелковая бригада, созданная на Дальневосточном фронте в августе 1942 года директивой заместителя наркома обороны СССР. Однако повоевать ей пришлось только спустя три года после момента формирования – против Японии, с 9 августа по 2 сентября 1945 года.

Национальные формирования республик Средней Азии и Казахстана в среднем состояли на 35-50% из коммунистов и комсомольцев, а в отдельных соединениях их было еще больше: в 108-й кавдивизии — 50,2%, 101-й кавдивизии — 53,2%, 106-й кавдивизии — 59,2%, а в 91-й отдельной стрелковой бригаде — 66,6% .

Весной 1942 г. часть национальных кавалерийских дивизий прибыла в действующую армию. Это были: 110-я Калмыцкая, 112-я Башкирская и 115-я Кабардино-Балкарская кавалерийские дивизии и 255-й Чечено-Ингушский кавалерийский полк, сформированный на базе 114-й кавдивизии. В конце февраля 1943 г. начала свой боевой путь 97-я Туркменская кавалерийская дивизия.


Осенью 1942 г. в один из самых тяжелых периодов войны, в действующую армию прибыли 87-я Туркменская, 90-я и 94-я Узбекские, 100-я и 101-я Казахские отдельные стрелковые бригады. В каждую из них входили четыре отдельных стрелковых батальона, отдельный батальон связи, батальон 82-мм и дивизион 120-мм минометов, дивизион противотанковых пушек, рота разведки, саперная рота, рота автоматчиков, санитарная рота, рота автоподвоза.

15 национальных кавалерийских дивизий и 10 национальных стрелковых бригад в течение 1942 г. были расформированы, а их личный состав, материальная часть и вооружение были переданы поступившим в действующую армию национальным кавдивизиям и бригадам, а также артиллерийским, механизированным и стрелковым частям, нуждающимся в пополнениях.

Малые Народы Сибири:

Из-за их малочисленности из них нельзя было сформировать ни дивизии, ни даже полка. Якутов, ненцев или эвенков часто определяли в общевойсковые соединения, но и там они фактически находились на особом счету как отдельные боевые единицы, пусть и по пять человек на дивизию. Особым указом ГКО малочисленные народы Севера не призывались в действующую армию, однако уже в первые дни войны появились сотни добровольцев из их числа.

Так, в течение 1942 года на фронт ушли более 200 нанайцев, 30 орочей, около 80 эвенков. В общей сложности более 3 тыс. аборигенов Сибири и Севера воевали в действующей армии. При этом советское командование разрешило формировать отделения по клановому принципу только этим народам. Отделение или даже взвод могли состоять из одних Кимов, Онеко или Дигоров.


В 1941 году население Тувы составляло около 80 тыс. человек, страна (не входила в состав СССР) вела полуфеодальный образ жизни. Но, несмотря на нищету и малонаселенность, республика уже через несколько дней после начала войны приняла решение о братской помощи СССР.

В течение 1941-42 годов на фронт из Тувы было отправлено более 40 тыс. лошадей, а также около 1 млн. голов скота. А в сентябре 1943 года в республике сформирован кавалерийский эскадрон из 206 человек.

31 января 1944 года в первом же бою под Дуражно кавалеристы выскочили на маленьких лохматых конях и с саблями на передовые немецкие части. Чуть позже пленный немецкий офицер вспоминал, что зрелище деморализующе подействовало на его солдат, на подсознательном уровне воспринявших «этих варваров» как полчища Аттилы.

Немцы после этого боя дали им название der Schwarze Tod – Чёрная Смерть. Ужас немцев был связан еще и с тем, что тувинцы, приверженные собственным представлениям о воинских правилах, принципиально не брали противника в плен.

В зависимости от масштабов боевых потерь и численности полученного пополнения национальный состав каждой воинской части неизменно менялся. Независимо от этого воины русской национальности, за редким исключением, составляли их основное ядро, плечом к плечу с ними сражались представители всех других народов СССР. А.П.Артемьев, исследовавший эту проблему, пришел к выводу, что удельный вес воинов каждой национальности соответствовал ее удельному весу в общем составе населения СССР по переписи 1939 г.


По мере освобождения советской территории от оккупантов в составе Красной Армии стал расти удельный вес воинов из западных республик СССР.

ПОДЛЫЙ ВОПРОС, «под дых» как говорится: были ли в народах СССР те, кто, попав под влияние пропаганды или под влиянием в том числе религиозной лидеров, переходили на сторону врага?

ОТВЕТ: Да, были. Для некоторых народов и даже слоев и соц.групп общества в стране, Великая Отечественная война была некой имитацией реванша итогов гражданской войны. Немцы были далеко не дуракими и сыграли на глупости и непросвещенности некоторых…

Но история и ПОБЕДА расставила все точки над «I»

ДОБРОВОЛЬЦЫ И ОПОЛЧЕНЦЫ

Это очень важные цифры. От этих цифр у либироидно-дерьмократических масс конфузится лицо…

Определимся в терминах и сокращениях: стрелковая дивизия — сд, кавдивизия – кд, стрелковая дивизия народного ополчения – сдно, Московская … — мсдно, Ленинградская … — лсдно, остальным добавляем названия городов, где они формировались.

Историки пришли к выводу, что из добровольцев состояли:

— 78 истребительных батальонов Белоруссии, свыше 200 формирований народного ополчения (около 33 тыс. чел.). Свыше 10 тыс. чел. сражалось в осажденном Могилёве.


— 657 — Украины, (Как явствует из трудов украинских историков, в народное ополчение республики записалось, по далеко неполным данным, 1,3 миллиона человек, без учета Винницкой, Житомирской, Каменец-Подольской и западных областей, где работа по созданию ополчении не была завершена или даже не начиналась в связи со скоротечным приближением линии фронта)

— свыше 1000 — Российской Федерации,

— 63 — Молдавии и Кишиневский коммунистический полк,

— около 40 отрядов партийно-советского актива Литвы и т.д.

— В Карелии имелось три полка народного ополчения и ряд батальонов, общей численностью более 328 тысяч человек, из которых более 250 тысяч в 1941 г. влилось в действующую армию.

Было сформировано около 60 дивизий народного ополчений, 200 отдельных ополченских полков, большое число отдельных батальонов и рот общей численностью около 2 млн. человек.

Свыше 40 дивизий народного ополчения (главным образом Москвы и Ленинграда) летом и осенью 1941 г. вступили в борьбу с врагом в качестве самостоятельных соединений.

А вот еще труды в подсчетах блогеров:

За годы Великой Отечественной войны по данным Кривошеева было сформировано 37 дивизий народного ополчения [начали формироваться 40, но 3 дивизии получили кадровый номер ( Ивановские 332-я и 49-я, Ярославская — 234-я).

1. Московское ополчение — 16 дивизий (12+4).


Июль 1941 — 2-я (быв. 2-я ДНО), 8-я (8-я ДНО), 17-я (17-я ДНО), 18-я (18-я ДНО), 29-я (7-я ДНО), 60-я (1-я ДНО), 110-я (4-я ДНО), 113-я (5-я ДНО), 139-я (9-я ДНО), 140-я (13-я ДНО), 160-я (6-я ДНО) и 173-я (21-я ДНО).

Октябрь-ноябрь 1941 — 129-я (2-я Московская), 130-я(3-я Моск.), 155-я (4-я Моск.) и 158-я(5-я Моск.).

2. Ленинградское ополчение — 10 дивизий

Июнь — сентябрь 1941 — 10 дивизий,
в сентябре 3 — расформированы, 7 преобразованы в кадровые стрелковые дивизии (13-ю, 44-ю, 56-ю, 80-ю, 85-ю, 86-ю и 189-ю).

3. Краснодарский край — 3 кав. дивизии

(10-я, 12-я и 13-я Кубанские казачьи кав. дивизии — 17-й Кубанский каз. кав. корпус).

4. Сталинградская обл. — 2 дивизии

(одна стрелковая без номера и 15-я кав. дивизия — ополченческий корпус)

5. Ростовская область — Донская кав. дивизия — 116-я.

6. Мурманск — 186-я сд

7. Кременчугская (Украина) дивизия.

У меня получилось 34, трех не хватает.

Хотя еще формировалась ополченческая дивизия в Витебске, свыше 10 тыс. ополченцев сражались в Могилеве.
Здесь учтены только те ополченческие формирования, которые участвовали в боях как самостоятельное соединение (в смысле не отдельными частями). Поэтому не учитываются такие формирования как ополченческие корпуса в Харькове и Днепропетровской обл. и 7 дивизий НО (Ворошиловградская, Сталинская, Сумская обл., Кировоград).


Евгений Дриг » 27 дек 2003, 19:00

В Севастополе была ДНО (полковник Шаповалов) в составе пяти стрелковых полков.
В Москве первоначально формировалось 25 ДНО, на каждый район по одной. В итоге оставили только 12. А 2-ю Московскую таки в ополчение записали? 🙂

Лебедь Л.В. » 29 дек 2003, 05:33

Одесская ДНО — с 05.09.41 г. 421СД;
Чкаловская ДНО — использовалась как запасная в/ч;
Астраханская ДНО — 00.09.42 г. 248СД(3ф);
1,2,3,4 Крымские ДНО — 320,321,184(2ф)СД,172МСД;
Курская ДНО — влвита в войска 13А в окт. 1941 г.;
Воронежская ДНО — 00.07.41 г. переформ. в Воронежский добр.сп

К Астраханскому сп НО в июле 1942 г. присоединили 2 курсантских сп и получили ДНО, которую в августе переименовали в 248 СД(2ф);

кроме того в июле 1941 г. формировапась Кировоградская ДНО

Игорь Иванович Ивлев — СЧИТАЕМ:

1. Москва – 16 мсдно.
2. Ленинград – 16 лсдно.
3. Иваново – 2 сдно.
4. Сталинградская обл. – 1 сдно (?), 1 кд НО.
5. Астрахань – 0.
6. Краснодар – 3 кд НО.
7. Ростов-на-Дону – 1 кд НО.
8. Новосибирск – 1 сдно.
9. Мурманск – 1 сдно (?).
10. Ярославль – 1 сдно.
11. Курск, Воронеж – данных нет.
12. Чкалов — 1 сдно.
12. Украина – 10.
13. Белоруссия – 0 Но в окружении в Могилеве числится около 10 000 ополченцев.


ИТОГ:
а) явных сформированных сдно и кд НО – 53, под вопросом – 2;
б) стали общевойсковыми сд и кд на базе НО – 41 (о них есть сведения), под вопросом — 2 (Сталинградская и Чкаловская).

— Либерасты, как были либерастами тупыми, так и остались ими…

— Победу одержал Советский народ и Советский солдат.

— Но основой был русский народ и русский солдат, ибо все мы перед лицом врага РУССКИЕ.

А ЗНАЧИТ: МЫ ВСЕ ЕСТЬ НАРОДЫ ПОБЕДИТЕЛИ !

СИМ И ГОРДИМСЯ И С ЭТИМ ПОБЕДИМ ВНОВЬ!

АМИНЬ И АЛЛАХ АХБАР!)))

Автор: Олег Калугин.

Источник: sovsojuz.mirtesen.ru


Для характеристики обороноспособности государства весьма важное значение имеют территория и особенно людские ресурсы, их количество и качество.

В предвоенные годы произошли существенные изменения в размерах территории СССР и численности населения.

В границах к началу 1939 г. территория Советского Союза составляла 21 млн. кв. км. К началу 1941 г. она увеличилась до 22,1 млн. кв. км, простираясь с запада на восток почти на 10 тыс. км и с севера на юг — почти на 5 тыс. км. Примерно четвертая часть площади СССР расположена в Европе, три четверти — в Азии. Почти 75% общей территории Советского Союза занимает Российская Федерация.


 

Население Советского Союза в 1940 г. достигло 191,7 млн. человек. По переписи на 17 января 1939 г. оно составляло 170,6 млн. человек. Это значительное увеличение населения страны произошло как вследствие естественного прироста, так и главным образом в результате вхождения в СССР новых областей и республик.

 

Благодаря высокой рождаемости и снижению смертности средний темп естественного прироста населения в Советском Союзе был примерно в 1,5 раза выше, чем в развитых капиталистических странах. По данным переписи 1939 г., удельный вес детей и молодежи до 29 лет в общей численности населения достигал 63%.

 

Больше половины населения Союза ССР проживало на территории РСФСР: к началу 1939 г. здесь проживало около 109 млн. человек. Наибольшая плотность населения наблюдалась в промышленных районах Российской Федерации и Украины. Наименьшая плотность сохранялась на Дальнем Востоке и в районах Севера.

В результате победы социализма коренным образом изменилась социальная структура советского общества. По переписи 1939 г. она выглядела следующим образом (в %):

Вхождение в состав СССР новых областей и республик повысило удельный вес крестьян-едштоличников и кустарей, но существенных изменений в соотношении численности социальных групп не произошло.

 

В 1940 г. во всех отраслях материального производства было занято 87,9% взрослого населения страны, в том числе рабочих 19,4%, т. е. почти пятая часть всего взрослого населения.

 

В связи с бурным развитием промьннлеиностн интенсивно росло городское население. По переписи 1939 г. оно составляло 56,1% (в 1926 г. в городах жило только 26,3% населения страны). Число городов в 1940 г. составляло 1241 и поселков городского типа — 1711 (в 1933 г.— соответственно 730 и 413).

 

В результате социалистической индустриализации возникло много новых городов: Березники, Ишимбай, Караганда, Мончегорск, Электросталь и др. К 1941 г. в 2—3 раза увеличилось население Комсомольска, Краматорска, Краснохолмска, Красно-Уральс-ка, Кировска, Прокопьевска и других городов, построенных в годы первой пятилетки. Значительно увеличилось число городов с численностью населения, превышающей 100 тыс. человек. В 1932 г. таких городов было 53, а в 1939 г. — 89.

 

СССР — многонациональное государство. Национальный состав населения выражался в 1939 г. в следующих процентах: русские — 58,4, украинцы — 16,56, белорусы —3 ,11, узбеки — 2,86, татары — 2,54, казахи — 1,83, евреи — 1,78, азербайджанцы — 1,34, грузины — 1,33, армяне — 1,27, мордва — 0,86, чуваши — 0,81, таджики—0,72, киргизы — 0,52, туркмены—0,48, эстонцы — 0,08, латыши — 0,07, литовцы — 0,02. Около 6% составляли другие национальности и народности СССР.

 

С вхождением в СССР Западной Белоруссии, Западной Украины, Прибалтийских республик и Бессарабии произошли изменения в национальном составе населения. Значительно увеличилась численность украинцев, белорусов, молдаван, латышей, литовцев и эстонцев.

 

К началу 1941 г. на территории СССР было 55 национальногосударственных образований: 16 союзных республик, 20 автономных республик, 9 автономных областей и 10 национальных  округов, а также 100 национальных районов и несколько тысяч национальных Советов.

 

К концу 30-х годов была в основном завершена начатая еще в 1930 г. административно-территориальная реформа. Основными

 

территориальными единицами Советского Союза стали края, области и районы.

 

К 1941 г. в составе СССР было 107 краев и областей, 4007 районов и 70034 сельских Совета. Кроме них, существовало еще 8 округов, которые было решено временно не преобразовывать ввиду их особого географического положения, например Сахалинский округ. После вхождения в состав СССР республик Прибалтики, Бессарабии, Западной Украины и Западной Белоруссии среди административно-территориальных единиц появились уезды и волости.

 

Победу культурной революции в СССР отразил рост грамотности населения. По данным переписи 1939 г., общая грамотность населения составила 81,2%, грамотность мужчин — 90,8%- Значительно сократился разрыв между уровнем грамотности мужчин и женщин. Грамотность женщин возросла до 72,6%. Повысилась и грамотность сельского населения: в 1926 г. среди сельских жителей грамотных было 45,2%, в 1939 г. — 76,8%, а среди городских — 89,5%. Основную массу неграмотных составляли люди старших возрастов. Темпы роста грамотности были особенно бурными в ранее отсталых национальных областях. В Таджикской ССР в 1926 г. было 3,7% грамотных, к 1939 г.— 71,7%, в Узбекской — соответственно 10,6 и 67,8, в Туркменской — 12,5 и 67,2, в Казахской — 22,8 и 76,3, в Киргизской — 15,1 и 70%.

 

Итоги переписи с яркой убедительностью подтверждали, что в СССР в основном ликвидирована безграмотность населения. В 1939 г. среднее и высшее образование имели 14,3 млн. человек, в том числе свыше 13 млн.— среднее и более 1 млн.— высшее. Таким образом, на тысячу человек населения приходилось 147 человек с высшим и средним образованием. Число учащихся средней и неполной средней школы в 1940—1941 гг. достигло 35,5 млн. В высших учебных заведениях обучалось в это время 812 тыс. студентов. За три предвоенных года вузы выпустили более 300 тыс. высококвалифицированных специалистов для всех отраслей народного хозяйства. Более 13 млн. человек проходили различные виды обучения без отрыва от производства. Всего в СССР в 1940— 1941 гг. обучалось около 50 млн. человек.

 

В целях обеспечения социалистической промышленности квалифицированной рабочей силой Президиум Верховного Совета СССР 2 октября 1940 г. издал Указ «О государственных трудовых резервах СССР», который устанавливал новую систему организованной подготовки рабочих из городской и сельской молодежи. Ежегодно должно было подготавливаться для промышленности от 800 тыс. до 1 млн. юношей и девушек, обученных производстпенным профессиям в ремесленных п железнодорожных училищах, а также в школах фабрично-заводского обучения. Система государственных трудовых резервов обеспечила в значительной степени промышленность, транспорт, строительство постоянным квалифицированным пополнением.

 

Высокая грамотность населения, большое число людей с высшим и средним образованием, подготовка и наличие высококвалифицированной рабочей силы — все это имело громадное значение для усиления обороноспособности страны и организации отпора врагу.

 

Коммунистическая партия и Советское правительство имели возможность не только обеспечить дальнейшее развитие всех отраслей народного хозяйства, но и развернуть массовую армию, укомплектованную грамотными, беспредельно преданными социалистической Родине людьми, а также накапливать и иметь подготовленные резервы для пополнения Вооруженных Сил.

Категория: История | Добавил: fantast (06.12.2018)
Просмотров: 317 | Рейтинг: 0.0/0

Источник: www.winstein.org

Сварганил типа обзора, добавил свои блестящие комментарии и пояснения. Правда как то сложно все получилось…

Источники

Опубликованные оценки численности населения СССР условно разбиваются на четыре основные части. Довоенные, до 1958 года, после 1959 года, и обожаемые мной АДХ.

Довоенные (СССР в довоенных границах)

В свою очередь делятся на официально оглашенные и в документах ЦУНХУ.

Документы

Численность населения на начало 1939 г. —  170 557,2 тыс. чел. по переписи 1939 г.

Численность СССР на 1 января 1940 г. 195 954,3 тыс. чел.  Состоит соответственно 173 461, 3 тыс. чел (170 557,2+ 2 904,1 (прирост за 1939 г.)) и 22 493 тыс. чел. (присоединенные территории).

Предполагаемая численность населения СССР на 1.01.1941 года – 198 554,3 тыс. чел. (без учета прироста на присоединенных территориях) и 198 712,7 тыс. чел. — предварительное исчисление, датированное 14 июня 1941 г. (В.С Кожурин «О численности населения накануне Великой Отечественной войны», ВИЖ, 1991, №2, стр. 26. Ссылку на архив автор забыл указать)

Источники и примечания:

1. Источник численности населения Литвы не указан. Последняя перепись 1923 г.

2. Исчисления УНХУ Латвийской ССР. Совпадает с опубликованными данными ежегодников Лиги наций. Последняя перепись 1935 г.

3. На 1.01.1940 исчисления УНХУ Эстонской ССР, 1937-1939 годы статистические ежегодники Лиги наций. Последняя перепись 1934 г.

4. По западным областям УССР и БССР численность населения взята по докладу Молотова на V сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г.

«Перешедшая к СССР территория по своим размерам равна территории большого европейского государства. Так, территория Западной Белоруссии достигает 108 тысяч квадратных километров, с населением в 4 миллиона 800 тысяч человек. Территория Западной Украины составляет 88 тысяч квадратных километров, с населением в 8 миллионов человек. Таким образом, перешедшая к нам территория Западной Украины вместе с территорией Западной Белоруссии составляет 196 тысяч квадратных километров, а ее население—около 13 миллионов человек, из которых украинцев— более 7 миллионов, белорусов—более 3 миллионов, поляков— свыше 1 миллиона, евреев—свыше 1 миллиона». (Внеочередная пятая сессия Верховного Совета СССР 31 октября — 2 ноября 1939 г. Стенографический отчет. Издание Верховного Совета СССР 1939 г. сс. 7 – 24)

Последняя перепись населения в Польше 9 декабря 1931 г., превышение результатов переписи над расчетной численностью населения в 1,7% ( А.И. Гозулов Переписи населения СССР и капиталистических стран. Редакционно-издательское управление ЦУНХУ Госплана СССР и в/о Союзоргучет М. 1936 стр. 92)

5. По Бессарабии и Сев. Буковине данные взяты из Румынского демографического журнала. Последняя перепись Румынии 29.12.1930 г. Результат не сильно отличался от нашей переписи 1937 года. Превышение расчетных данных с данными переписи составил 2,3%. (А.И. Гозулов Переписи населения СССР и капиталистических стран. Редакционно-издательское управление ЦУНХУ Госплана СССР и в/о Союзоргучет М. 1936 Стр. 92)

Официально объявленные цифры о численности населения

Из доклада Молотова о внешней политике 1 августа 1940 г. на седьмой Сессии Верховного Совета СССР.

«Таким образом, территория Советского Союза увеличилась присоединением Бессарабии, площадью в 44,5 тысячи квадратных километров, с населением 3 миллиона 200 тысяч человек, и присоединением Северной Буковины, площадью в 6 тысяч квадратных километров, с населением свыше 500 тысяч человек.

Вхождение прибалтийских стран в СССР означает, что Советский Союз увеличивается на 2 миллиона 880 тысяч населения Литвы, на 1 миллион 950 тысяч населения Латвии и на 1 миллион 120 тысяч населения Эстонии». (Седьмая сессия Верховного Совета СССР 1 августа- 7 августа 1940 г. Стенографический отчет. Издание Верховного Совета СССР 1940 г. Стр. 25)

«Таким образом, вместе с населением Бессарабии и Северной Буковины, население Советского Союза увеличится, примерно, на 10 миллионов человек. (Аплодисменты). Если к этому добавить свыше 13 миллионов населения Западной Украины и Западной Белоруссии, то, выходит, что Советский Союз увеличился за последний год более, чем на 23 миллиона населения. (Аплодисменты).

Следует отметить, что 19/20 всего этого населения входило раньше в состав СССР, но было силой отторгнуто от СССР в момент его военной слабости империалистическими державами Запада. Теперь это население воссоединено с Советским Союзом.

Как показывают подсчеты населения, Союз Советских Социалистических Республик сможет теперь говорить мощным голосом от имени 193 миллионов населения, не считая прироста населения СССР за 1939 и 1940 годы. (Продолжительные аплодисменты)». (Седьмая сессия Верховного Совета СССР 1 августа- 7 августа 1940 г. Стенографический отчет. Издание Верховного Совета СССР 1940 г. Стр. 27-28)

Обзор и комментарии

На наше счастье, составители предвоенной справки о численности довоенного населения СССР указали источники цифр присоединенных территорий. Если по этим источникам оценить степень их достоверности, то меньше всего вопросов вызывают прибалтийские страны, определенную долю скептицизма Бессарабия и Сев. Буковина, а доклад Молотова на 5 сессии Верховного Совета, как источник  численности населения западных Украины и Белоруссии, мягко говоря, вызывает удивление. Особенно если учесть, что после окончания польской компании прошло меньше месяца. И обычно, в такого рода докладах, цифры руководству страны предоставляются статистическими органами, а тут мы наблюдаем удивительно противоположную картину. Статистические органы, прикрываются данными, оглашенными с высокой трибуны. Поэтому численность населения зап. Украины и Белоруссии, выглядят самыми спорными.

До 1959 года (в довоенных границах)

1951 г. —  На 1940 год – 193,1 млн.

«Не считая прироста населения СССР за 1939 и 1940 гг» (с)

1956 г.  На 1940 год 191,7 млн. (оценка без районов, отошедших по договору к Польше за линией Керзона)

«Включая западные области УССР и БССР (без районов, отошедших по договору 1945 г. к Польше с населением  1,4  млн. человек),   Молдавскую ССР,  Литовскую ССР,  Латвийскую ССР  и  Эстонскую ССР».

Тут и тут

Обзор и комментарии

В сов. секретных «Статистических динамических рядах за 1913-1951 годы» появляется цифра за 1940 год в 193, 1 млн. человек, со странным комментарием «Не считая прироста населения СССР за 1939 и 1940 гг». Ведь если без прироста населения СССР за 1939 год, тогда это численность населения на 1939 год, а не 1940-ой. А в изданных после войны справочниках «Народное хозяйство СССР в 1956 году» и «Достижения Советской власти за 40 лет в цифрах», за 1940 год уже фигурирует численность населения в 191,7 млн, без учета территорий отошедших к Польше после 1945 года с населением в 1,4 млн. И сие также выглядит очень странно. Если бы этим шагом составители статистических сборников привели в соответствие довоенную и послевоенную территорию СССР, то это было бы понятно. Но поскольку указана площадь СССР в довоенных границах, то этот половинчатый шаг вызывает недоумение.  Также в 1956 году тихо исчезает словосочетание   «Не считая прироста населения СССР за 1939 и 1940 гг», дабы не вносить сумятицу между перечисленными годами. Эти цифры и комментарий насчет прироста, очень напоминают выступление Молотова на седьмой сессии Верховного Совета СССР. И действительно, если прочитать доклад ЦСУ о предварительных итогах переписи населения 1959 года, то на стр. 3 там так прямо и сказано, что  «Ранее публиковавшаяся оценка довоенной численности населения— 193,1 миллиона человек по всей территории и 191,7 миллиона без районов западнее линии Керзо­на, отошедших к Польше, относилась к 1940 году и, как это было офи­циально заявлено на седьмой сессии Верховного Совета СС СР в ав­густе 1940 года, в эту цифру не был включен прирост населения за 1939 и 1940 годы».

Т.е. опубликованные до 1959 года цифры довоенной численности населения, есть не что иное, как названные 193 млн Молотовым в августе 1940 года и это численность населения не столько на начало 1940 года, сколько на 1939-ый. Второй раз ЦСУ ненавязчиво прикрыло свою …. , смахнуло пылинку с смундира словами Молотова. Притом, что Молотов вполне ясно говорит что «Как показывают подсчеты населения..». Остается только гадать, чьи это были подсчеты и у кого стало память подводить.

Если мы покрутим довоенные расчеты населения, то с высокой долей вероятности предположим, что 193,1 млн это сумма численности населения по переписи 1939 года и расчетной (хотя правильней сказать, предполагаемой) численности населения присоединенных областей на 1 января 1940 года. Так что не верьте тому, кто говорит, что нельзя быть немножко беременным. Можно.

После 1959 г. (в довоенных границах)

1959 г. На 1939 год – 190,7 млн

1963 г. На 1940 год – 194,1 млн

Обзор и комментарии

В 1959 году, ЦСУ наконец то решает положить конец этим половинчатым во всех отношениях данным. И, используя результаты переписи населения СССР 1959 года, принимает волевое и окончательное решение. «ЦСУ  считает необходимым  в сообщении о предварительных итогах переписи, наряду с численностью населения по территории, охва­ченной переписью 1939 года— 170,6 миллиона человек, привести оцен­ку численности населения СССР на начало 1939 года по всей территории, т. е. включая население западных областей Украины и Белоруссии, Молдавию, Литву, Латвию и Эстонию, которая составляет 190,7 милли­она человек, и с этой численностью населения, распределенной по рес­публикам, производить все основные сравнения». Молодцы, что уж там. На сей раз даже не стали ссылаться на Молотова. И после этого во всех официальных справочниках до развала СССР стало фигурировать уже две цифры. На начало 1939 года 190,7 млн, и на начало 1940 – 194,1 млн. Разница — это прирост населения за 1939 год, очень похожий на этот. Но есть одно небольшое НО, в виде этой справки. Здесь, ЦУНХУ пишет, что таки да, перепись 1939 года показала, что определенный процент недоучета детской смертности у нас пока имеет место быть. «Учитывая все это ЦУНХУ, приняло естественный прирост населения за 1939 год не 3.303,4 тыс. человек, а в 3.156.0 тыс. чел., т.е. на 146 тыс.чел меньше». А поскольку перепись была не 1 января, а 17 января то «с момента переписи населения 17 января 1939 г. по 1 января 1940 года. прирост населения составил 2.904,1 тыс. чел».

Обращаем внимание на то, что в довоенных расчетах порядок исчисления следующий. Сначала численность населения по переписи 1939 года (величина точная), прирост населения за 1939 год в границах переписи 1939 года (тоже величина достаточно точная) и только потом прибавляется предполагаемая или расчетная величина населения, проживающего на присоединенных территориях. Тоже самое по приросту. В 1939 году прирост считается по территории в границах переписи 1939 года, с 1940 года уже с учетом присоединенных территорий. Это выглядит вполне здраво, поскольку присоединение западных Украины и Белоруссии произошло в конце 3-го и начале  4 квартала 1939 года, вхождение Бессарабии, Сев. Буковины и прибалтийских государств это середина 1940 года. А с 1959 года, ЦСУ пытается привязать численность присоединенных территорий к началу 1939 года. Смысл этого шага, лично для меня остается непонятным, поскольку внятности больше не становится. Точной оценки численности населения присоединенных территорий как не было, так и нет, население СССР в границах до и после войны в соответствие не приведены, а самое главное, прирост населения в 1939 году, считался в границах переписи 1939 года, и как там обстояли дела у будущих сограждан, можно только гадать. Обратим внимание, что в 1959 году ЦСУ резко снизило оценку численности населения на присоединенных территориях на начало 1939 года с 22,3 млн до 20,1 млн.

АДХ (Послевоенные границы)

« К концу 1940 г. границы (СССР) включали территорию площадью 22,1 млн кв. км, что на 0,4 млн кв. км больше, чем территория, в границах которой происходила перепись 1939 г. К 1946 г. она увеличилась еще на 0,3 млн кв. км. Не считая мелких уточнений, основные изменения границ после переписи 1939 г. были следующие: в сентябре 1939 — августе 1940 г. в состав СССР вошли Литва, Латвия, Эстония, западные области Украины и Белоруссии, Бессарабия и Северная Буковина, в 1944 г. — Тувинская автономная область, в 1945 г.— Калининградская область, Южный Сахалин и Курильские острова, а также Закарпатская область. До установления границ 1946 г., кроме территорий, вошедших в состав СССР в 1939-1945 гг., ряд районов Белоруссии и Украины, так называемые районы западнее линии Керзона, по договору 1945 г. отошли к Польше». (стр. 50-51)

На начало 1939 г. – 188 793, 6 тыс. чел (стр. 53)

Начало 1941 г. – 195,4 млн. (стр. 56)

На начало ВОВ – 196, 7 млн. (стр. 55)

Источник. Е.М. Андреев, Л.E. Дарский, Т.Л. Харькова. Население Советского Союза 1922-1991 гг. Москва. Наука. 1993

Обзор и комментарии

Надо отдать должное АДХ, но они стали считать довоенную численность населения применительно к границам после ВОВ, чего ЦСУ по неизвестной причине хронически забывало сделать. В своей работе «Население Советского Союза 1922-1991 гг», АДХ приоткрывают методику расчета ЦСУ в 1959 году. По их утверждениям: «Расчеты ЦСУ СССР, выполненные в 1959 г., также имели несколько условный характер. Они основывались на данных о числе избирателей участвовавших в выборах, ближайших к дате присоединении. Так, по Западной Украине и по Западной Белоруссии число избирателей определялось по выборам в Народное собрание. Западной Украины и Народное собрание Западной Белоруссии, проходившим 22 октября 1939 г.; по Литве и Латвии — в Народные сеймы 14-15 июля 1940 г.; по Эстонии — в Государственную думу 15 июля 1940 г. При этих выборах возрастной ценз был следующий: в Западной Украине и Западной Белоруссии – с 18 лет; в Литве и Латвии — с 21 года; в Эстонии — с 22 лет. На основании последних имеющихся сведений о возрастной структуре населения страны или части страны определялась доля лиц имеющих избирательное право, в общей численности населения. Путем деления числа избирателей на эту долю получалась оценка общей численности населения. Последним элементом расчета была передвижка данных на начало 1939 г. с помощью оценок естественного прироста по каждой территории». (С.51-52) Посему АДХ не стали особо ничего корректировать, и точно так же как ЦСУ в 1959 году, стали привязываться к началу 1939 года. Численность населения западных областей зап. Украины и Белоруссии они не тронули, Молдавия оказалась вообще недостойной упоминания, лишь слегка была подвергнута легкой критике работа ЦСУ в отношении прибалтийских стран. Посему решили остановиться на этом: «Источники, которыми пользовались статистики, рассчитывая возрастно-половую структуру населения присоединенных территорий, скупы, и у нас не было оснований вносить в нее какие-либо поправки. Поэтому мы выровняли эту структуру, устранив следы возрастной аккумуляции. Прибавив эту оценку к выравненному населению по переписи и передвинув на начало года, мы получили оценку численности и состава населения на начало 1939 г. в новых границах». (С.53) Не обошлось, конечно, без забавных коллизий. Как мы уже выяснили, источником оценки численности населения Западных Украины и Белоруссии, причем кстати единственным, являются слова Молотова на 7 сессии ВС СССР. Вот оценка АДХ населения западных  Украины и Белоруссии. «Расхождений в публикациях о численности населения западных областей Украины и Белоруссии практически нет, она оценивается приблизительно в 13 млн. человек» (С.52). Далее идет ссылка на книгу С.И. Сулькевича «Население  СССР». М.: ОГИЗ; изд-вo полит, литературы, 1939. С. 6. И там мы снова лицезреем те же самые слова из выступления Молотова. Поэтому получается забавный вывод. Если слова Молотова, сказанные на седьмой сессии ВС СССР, не имеют расхождений со словами Молотова сказанные на седьмой сессии ВС СССР, то и численность присоединенных областей западных Украины и Белоруссии стоит принять как вполне достоверные. В итоге, на начало 1939 года население СССР в границах после ВОВ АДХ принимают как 188 793,6 тыс. чел. Состоит из собственной оценки АДХ переписи 1939 г. в 168 524,4 млн, и присоединенных территории соответственно в 20,3 млн. человек. Цифра в 20,3 млн. близка к 20,1 млн ЦСУ образца 1959 года, но подчеркиваю, это уже в границах СССР после ВОВ. Т.е. если у ЦСУ обр. 1959 года на начало 1939 года были данные переписи и оценка присоединенного населения, то у АДХ их оценка данных переписи 1939 года и их оценка населения присоединенных территорий. Осталось только добавить для полноты картины их оценку прироста населения, что АДХ благополучно и делают. Дальше начинается самое смешное, в виде предположений АДХ о недоучете и недоохвате, с соответствующей корректировкой данных ЦУНХУ. Что бы оценить все величие полета мысли сделаем сравнительную таблицу (в тыс. чел). Источники: Здесь, тут, и  Е.М. Андреев, Л.E. Дарский, Т.Л. Харькова. Население Советского Союза 1922-1991 гг. Москва. Наука. 1993 С.55

Население советского союза в 1941 году
* В границах до 17 сентября 1939 г.

** С учетом неполноты регистрации смертности и датой переписи.

*** В границах после ВОВ

И тут как в зеркале. АДХ, да да да, те самые АДХ, которые  постоянно талдычили о недоучете смертности и завышенном приросте населения в период между переписями 1926-1939 гг., не моргнув глазом, внезапно увеличивают прирост населения по отношению к данным ЦУНХУ, всего лишь за два года, на 0,7-1,1 млн. Буквально из воздуха, словно фокусники. Это притом, что как раз ЦУНХУ, учитывая неполноту регистрации смертности, этот прирост как раз то снизил! И это еще не все. АДХ непостижимым образом умудрились при этом написать следующее «Так, на начало 1941 г. мы приняли численность 195,4 млн. человек (другой вариант — 194,8 млн человек), а предвоенные расчеты ЦСУ СССР дают 198,7 млн человек. Можно полагать, что она завышена по сравнению с фактической в результате некритического восприятия переписи 1939 г. и полноты учета в 1939-1940 гг., т.е. в результате повторения ошибки 1927—1936 гг. Принятие этой преувеличенной оценки численности населения на середину 1941 г. вело бы к более высокой оценке потерь во время войны и более низкой оценке в предвоенные годы». (С.56) И это при том, что на стр. 52 они же сами пишут о разности оценок численности населения на присоединенных территорий от 19,8 до 21,8 млн. чел., а следовательно проблема заключается не в критическом восприятии переписи 1939 г, не в повторении ошибки полноты учета (которую то как раз на 1939-1940 демонстрируют сами АДХ), а прежде всего в численности населения присоединенных областей.

Итоговая таблица.

Население советского союза в 1941 году

Предварительные итоги

1. Существует две неразрешимых проблемы. Первая, это численность населения присоединенных территорий. Вторая, это изменение численности населения после изменения границ после ВОВ. Как не крути, а любая оценка численности населения перед войной будет сугубо ориентировочной и гадательной.

2. На что можно опереться? Это перепись 1939 года и данные естественного прироста населения. Все остальное оценки, оценки, оценки….

3. Есть две крайних категории «верующих» граждан. Первые веруют, что была, дескать, правильная Сталинская статистика, которую потом в корыстных целях попортил Хрущев, Брежнев и далее по списку, дабы приумножить размеры потерь и свалить на вождя. Увы, как видно по численности населения до ВОВ, самая низкая оценка была в 1959 году. Такая вот  неприятность.

Вторая, «поклонники АДХ», с тезисом, что если бы, дескать, АДХ не занизили результаты переписи 1939 года, то численность потерь ВОВ можно смело увеличить на пару миллионов. Увы, и здесь не сложилось. Как видим АДХ после снижения результатов переписи 1939 года, делают все возможное и невозможное, что бы наверстать упущенное. Не хватило самой малости. И начнись война позже на год, так бы оно и было.

И теперь попробуем сами прикинуть (в млн). Если кто с чем не согласен, пишем в комментах.

170,6 — перепись 1939 года

+ 20,1 — присоединенные территории (итого 190,7 млн на начало 1939 г.)

+ 3,1 — прирост за 1939 год (2,9 млн. в границах переписи плюс 0,2 прирост на присоединенных обл. Увы, приходится прилеплять прирост присоединных обл. к 1939, поскольку численность их населения ЦСУ посчитало только на эту дату)

+ 2,6 — прирост за 1940 год (Итого 196,4 млн на 1 января 1941 года в границах до ВОВ)

+ 1,1 – население Закарпатской области и Тувинской АССР (920 и 172 тыс) по переписи 1959 года. Ну, очень условно. На 1946 год было безусловно меньше, но с другой стороны кто-то же все таки жил на Курильских островах, Сахалине и т.д)

— 1,4 – население, отошедшее с территориями к Польше после 1945 года (Итого 196,1 млн. на начало 1941 г)

+ 1,2 – предполагаемый прирост за 1941 год до 22 июня (так и не определился, есть ли в нем смысл, поскольку обычно все-таки на 1 января все сравнивается)

Итого: 197,3 на 22 июня 1941 г., плюс — минус.

Продолжение

Источник: lost-kritik.livejournal.com

—————-

Оценка людских потерь населения СССР в период Великой отечественной войны

Размеры людских потерь СССР в результате Великой Отечественной войны до сих пор вызывают споры среди специалистов. Их правильная оценка затруднена как недостатком информации, так и рядом методичес­ких проблем. Помимо многочисленных публикаций о военных потерях среди отдельных контингентов имеется целая серия научных работ[i], со­держащих обшие оценки людских потерь СССР в результате войны 1941-1945 гг. Эти работы основывались на опубликованных результатах пере­писей населения 1939 и 1959 гг., оценках численности и движения населения в предвоенные и послевоенные годы. Однако большая часть этих опубли­кованных статистических данных содержит невольные искажения и потому требует критического отношения. В настоящее время для исследователей открыты некоторые архивные материалы, позволяющие сделать обоснован­ные коррекции опубликованных величин. Поэтому мы сочли возможным предложить свою версию оценки потерь.

Мы исходили из того, что прямой подсчет по категориям не может учесть все людские потери, которые понесло население СССР в результате войны. Помимо некоторых конкретных категорий, относительно которых отсутствуют необходимые статистические данные, к людским потерям в результате войны следует отнести также ту часть смертей, которая про­изошла в период войны в результате общего ухудшения условий жизни и медицинской помощи, физического и нервного перенапряжения людей, их истощения и других связанных с войной факторов. Вызванные этими обстоятельствами случаи смерти не могли и не могут быть выделены в учете из общего числа смертей, происшедших в годы войны (и вообще не могут быть выделены на индивидуальном уровне).

Полная оценка всех людских потерь может быть получена только ме­тодом демографического баланса, путем сопоставления численности и структуры населения страны на начало и конец войны.

Таким образом, людские потери, оцениваемые методом демографичес­кого баланса, включают:
(1) всех погибших в результате военных и иных действий противника,
(2) умерших в результате повышения уровня смерт­ности в период войны как в тылу, так и в прифронтовой зоне и на окку­пированных территориях, а также
(3) тех людей из населения СССР на 22 июня 1941 г., которые покинули территорию СССР в период войны и не вернулись до ее конца (не включая, конечно, военнослужащих, дисло­цированных за пределами территории СССР, и других граждан, работав­ших за границей, и членов их семей).
В людские потери не включаются дети, не родившиеся в период войны вследствие снижения уровня рож­даемости, умершие вследствие повышения уровня смертности в после­военные годы, и другие более или менее отдаленные демографические последствия войны. Важно подчеркнуть, что в отличие от часто употреб­ляемых оценок людские потери в принятом нами понимании гораздо шире прямых военных потерь в войне и гораздо уже вызванных войной демографических потерь, в которые включается и "недород" в воен­ные и послевоенные годы, вызванный снижением уровня рождаемости, а часто и "демографическое эхо" войны, т.е. последующее снижение чисел родившихся в те годы, когда производят потомство малочисленные по­коления мужчин и женщин военных лет рождения.

Баланс населения СССР 1941-1945 гг.

Для оценки людских потерь методом демографического баланса не­обходимо:

— определить численность и возрастно-половой состав населения на начало войны;

— рассчитать численность населения и его состав на момент окончания войны;

— выделить из обшей убыли населения за период войны компонент, сос­тавляющий людские потери.

Оценку потерь целесообразно проводить за период с конца июня 1941 г. по конец 1945 г. Верхнюю границу периода следует сдвинуть от момента окончания войны на конец года, для того чтобы учесть в расчете число смертей раненых в госпиталях, репатриацию в СССР военнопленных и перемешенных лиц из числа гражданского населения и репатриацию из СССР граждан других стран.

Демографический баланс предполагает сопоставление населения в одних и тех же территориальных границах. Ввиду того что довоенные и после­военные границы СССР несколько различны, мы сочли возможным оцени­вать потери населения СССР в границах 1946-1991 гг. Конечно, правильнее было бы вести расчеты в границах СССР на 22 июня 1941 г. Но в этом случае потребовалось бы оценить в тех же границах население страны на начало 1946 г., что весьма непросто. Оценку численности населения СССР в послевоенных границах можно выполнить много тшательнее, чем в предвоенных границах. При этом несколько упрощается проблема оценки внешней миграции в связи с тем, что все прибывшие в страну и затем выбывшие из страны между сентябрем 1939 г. и началом 1946 г. не участвуют в расчетах.

При определении численности и возрастного состава населения на сере­дину 1941 г. мы допустили, что возрастные показатели рождаемости и смертности в первой половине 1941 г. оставались такими же, как в 1940 г. (тем, что война началась не точно в середине года — 1 июля, а на неделю раньше, мы пренебрегли). Полученная таким образом оценка численности населения СССР на середину 1941 г. составила 196 716 тыс. человек (94 338 тыс. мужчин и 102 378 тыс. женщин).
Численность населения на начало 1946 г. рассчитана выше (главы четвертая — шестая) и составляет 170548 тыс. человек (74364 тыс. мужчин и 96184 тыс. женшин). Из них 159456 тыс. человек (68 783 тыс. мужчин, 90 673 тыс. женщин) родившиеся до середины 1941 г.
Общее число умерших или оказавшихся за пределами страны за рас­сматриваемый период из числа родившихся до 22 июня 1941 г. составля­ет, таким образом, 37,2 млн человек. Однако вся эта численность не может быть, конечно, отнесена к людским потерям, так как и в мирное время за 4,5 года умерла бы некоторая часть живущих. Если бы возрастные коэф­фициенты смертности населения СССР в 1941 — 1945 гг. оставались такими же, как в предвоенном 1940 г., то число умерших за четыре с половиной года составило бы 11,9 млн человек. Таким образом, людские потери этих поколений составляют в общей сложности 25,3 млн человек (37,2 млн — 11,9 млн) .

Естественно возникает вопрос, включаются ли в людские потери, свя­занные с войной, гибель людей в результате сталинских репрессий в годы войны и смерть заключенных, находившихся на начало войны в лаге­рях? Включение их в число жертв войны ни с какой точки зрения не оправ­дано. Следует иметь в виду, что уровень смертности 1940 г., принятый нами за "норму", уже включает смертность репрессированных (хотя, воз­можно, и не полностью). Как следует из мемуарной литературы, смерт­ность заключенных в лагерях, которая и в мирное время была очень высо­кой, в годы войны выросла еще больше. Это превышение смертности над довоенным уровнем можно считать следствием войны, и его допустимо включить в общее число людских потерь, что и предусматривает наш расчет.

Людские потери в результате повышенной смертности детей, родившихся в годы войны

К 25,3 млн людских потерь среди родившихся до начала войны следует добавить потери вследствие более высокой, чем перед войной, смертности детей, родившихся в годы войны.

Были использованы два метода оценки числа родившихся за годы вой­ны: на основе анализа соотношений смертности в разных возрастных груп­пах за 1941—1945 гг. в сопоставлении с числами доживших до начала 1946 г. и на основе анамнестического обследования женщин о числе рожден­ных детей, проведенного в 1960 г.

В основе первого метода расчета лежало применение типовых таблиц смертности и сопоставление восстановленных ранее численностей поко­лений на начало 1941 г. и на начало 1946 г. Анализ динамики численности поколений детей 1936-1940 гг. рождения в годы войны показывает, что смертность в возрастах 5—9 лет в этот период была среди мальчиков на 60%, а среди девочек на 48% выше, чем в предвоенном 1940 г. Используя эту информацию и систему типовых таблиц смертности ООН[ii], мы попы­тались оценить рост смертности в детских возрастах 0—4 года. Оценки роста интенсивности смертности по полу приняты следующими (в %):

Возраст, лет                 Мальчики                    Девочки

0                           37,9                               39,7

1-4                        51,2                               38,5

Население советского союза в 1941 году

При подборе типовых таблиц кроме уровня смертности в возрастах 5—9 лет учитывалось и соотношение численностей полов при рождении.

В этом случае число родившихся в годы войны составляет 16,49 млн человек. Если бы младенческая и детская смертность в годы войны ос­тавалась на уровне 1940 г., то численность соответствующих поколений на начало 1946 г. оказалась бы на 1,31 млн человек больше, чем при возвра­щении в расчетах от переписи 1959 г.

Второй метод расчета, более строгий, был основан на данных анамнести­ческого обследования 1960 г. С этой целью возрастные численности поколе­ний женщин были интерполированы на середину каждого из военных лет и на начало 1941 и конец 1946 г., а затем на основе коэффициентов, полу­ченных для этих поколений при обследовании, были рассчитаны числа ро­дившихся.
В табл. 34 приведены возрастные коэффициенты рождаемости, полу­ченные по результатам обследования. Если считать, что данные табл. 34 не требуют никаких коррекций (аналогичных тем, которые были проведены с данными за 1920-1940 и 1946-1958 гг), то число родившихся за 4,5 года составит 17,0 млн. Однако очевидно, что в обследовании учтены лишь жен­щины, дожившие до 1960 г., с относительно благополучной в годы войны судьбой. Чтобы как-то учесть это обстоятельство, мы рассчитали за период с 1937 по 1940 г. и с 1946 по 1949 г. (т.е. исключая военные годы) сред­нее соотношение суммарных коэффициентов рождаемости по данным анамнестического обследования и по нашим ретроспективным расчетам: оно составило 0,974. Если распространить это соотношение на годы войны, то число родившихся в годы войны составит 16,53 млн. Это очень близко к первой оценке и близко к оценке, сделанной Ж. Н.Бирабеном[iii], который, исходя из других предпосылок, оценил число родившихся за 1941-1945 гг. в 16,25 млн. Превышение числа умерших детей по сравнению с довоенным уровнем младенческой смертности в этом случае составит 1,28 млн человек, т.е. примерно те же 1,3 млн, что были получены при расчете первым методом. Эти 1,3 млн следует прибавить к людским потерям.

Структура людских потерь в Великой Отечественной войне

Общие людские потери населения СССР в результате Великой Отечест­венной войны, оцененные методом демографического баланса, составляют примерно 26,6 млн человек. Как видно из метода расчета, эта оценка имеет приближенный характер и может быть уточнена в ходе дальнейших исследо­ваний. Однако она очень близка к величинам, полученным другими авто­рами, исходившими из иных посылок, и вряд ли ее уточнения могут быть значительными. Так, оценивая данные переписи 1939 г., мы, кроме основ­ного варианта, рассмотрели альтернативный, согласно которому числен­ность населения СССР в границах до 17 сентября 1939 г. составляла бы не 168 525 тыс., а несколько меньше — 167937 тыс. человек. В этом случае численность населения на начало 1941 г. оказалась бы равной не 195392 тыс., а 194821 тыс. человек. Это означает, что людские потери среди родившихся до начала войны составили 24,74 млн человек, а общие потери — 26,0 млн человек.

В общем объеме людских потерь более 76%, или 20,0 млн, приходится на мужчин (см. табл. 35). Наиболее пострадали поколения мужчин, родив­шихся в 1901 — 1931 гг.: из общей величины потерь на их долю приходится более 55%, или 10 млн, преждевременно прерванных жизней.

В табл. 36 представлены вероятности дожить от начала 1941 г. до конца 1946 г. Пользуясь модельными таблицами смертности, можно попытаться оценить долю людских потерь вследствие общего повышения уровня смертности в результате ухудшения условий жизни. С учетом данных табл. 35 на долю этого фактора можно отнести 9—10 млн умерших в годы войны. Повышение уровня смертности во время войны произошло пов­семестно; так, по имеющимся оценкам, отрицательный естественный прирост в годы войны был не только на Украине и в Белоруссии, которые были оккупированы, но и в далекой от военных действий Сибири[iv]. На рис. 17 представлены возрастные пирамиды населения СССР на начало 1946 г.: фактическая и при элиминировании людских потерь СССР в годы войны.

Наша оценка не противоречит имеющимся публикациям о размерах людских потерь, полученных прямым счетом для отдельных категорий. Так, по расчетам Генерального штаба МО СССР, "общие безвозвратные потери (убито, пропало без вести, попало в плен и не вернулось из него, умерло от ран, болезней и в результате несчастных случаев) только Советских Вооруженных сил вместе с пограничными и внутренними войска­ми составили 8 млн 668 тыс. 400 военнослужащих[v].

Остальные людские потери приходятся на гражданское население ок­купированных и прифронтовых территорий и включают погибших от геноцида, военных действий и других причин, а также не вернувшихся в страну перемещенных лиц. Из категорий, необходимых для составления демографического баланса, мы не смогли оценить численность приехав­ших в страну (добровольно или принудительно) между серединой 1941 и началом 1946 г. (остатки первой волны эмиграции из Маньчжурии, Югос­лавии и других стран, некоторые другие категории). Остается надеяться, что эти категории были не столь значительны, чтобы нарушить общий де­мографический баланс.

Население советского союза в 1941 году

Население советского союза в 1941 году

Рис. 17. Людские потери СССР в Великой Отечественной войне: заштрихованная об­ласть — фактический возрастной состав населения, незаштрихованная область — расчет при элиминировании людских потерь


Источник: faf2000.livejournal.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.