Какая война была в 1939 году


НУРАНИ

Можно ли засекретить войну? И не где-нибудь в далеких и малоизвестных уголках третьего мира, которые и на карте найдет не всякий, а в собственной стране, войну, перемоловшую десятки тысяч жизней солдат и бушевавшую вблизи “второй столицы” страны?

Советско-финская война 1939 года не была засекреченной в прямом смысле слова, так же, как, к примеру, участие советских специалистов в боевых действиях во Вьетнаме. И одного только упоминания о ней было явно недостаточно для того, чтобы отправиться в места не столь отдаленные. Эту войну просто “задвинули на второй план”, о ней, если и упоминали, то вскользь, “скороговоркой через губу”, не акцентируя внимание.

И этого оказалось достаточным для того, чтобы дата 30 ноября 1939 года – начало продлившейся 104 дня советско-финской войны – не “срабатывала” в сознании так же, как 22 июня 1941 года. Она до сих пор остается неизвестной войной. Слишком уж неудобной, слишком “колючей” была правда о той компании, относительно которой до сих пор трудно четко и однозначно ответить на вопрос, кто же одержал в ней победу.


Неудобные соседи

В состав России соседние с ней царства, княжества, ханства и эмираты переходили далеко не всегда добровольно. На ранних стадиях колонизации Россия не спешила превращать новообретенные земли в генерал-губернаторства и губернии, сохраняя некоторую видимость их формального суверенитета.

Финляндии, перешедшей под контроль Москвы после очередной войны со Швецией, повезло больше: свой автономный статус “Великого княжества” она сохранила до 1917 года, когда Российскую империю, как перегретый котел с проржавевшими стенками, разорвало изнутри.

Финляндия восприняла падение российской монархии как долгожданный шанс на достижеие независимости. 6 декабря 1917 года финский сенат объявил Финляндию независимым государством. Ленинское “самоопределение вплоть до отделения” надо было доказывать не на словах, а на деле, и 18 (31) декабря 1917 года Совет народных комиссаров России обратился во ВЦИК с предложением признать независимость Финляндской Республики. Соответствующее решение ВЦИК принял 22 декабря 1917 года (4 января 1918 г.). Только вот “отпускать” Финляндию на деле правительство Советской России явно не собиралось.

В январе 1918 года в Финляндии началась гражданская война, в которой “красным” (финским социалистам), пользовавшимся не только моральной поддержкой со стороны Москвы, противостояли “белые”, поддерживаемые, как уверяла советская пропаганда, Германией и Швецией. Но, в отличие от самой России, в Финляднии гражданская война закончилась победой “белофиннов”, то есть сторонников независимости страны. Для Москвы это был тяжелый удар.


“Мировой революции” явно не получалось, более того, во вполне советской Восточной Карелии крепло движение сторонников присоединения этих земель к Финляндии. В результате гражданская война переросла в первую советско-финскую войну, завершившуюся в 1920 году. Столкновения, впрочем, продолжались до 1922 года.

Однако все войны, как известно, когда-то заканчиваются. И формально все выглядело вполне пристойно и мирно. Между Советской Россией и Финляндией был заключён Тартуский (Юрьевский) мирный договор. И сказать, что договор этот в Финляндии восприняли неоднозначно, ничего не сказать. Ряд видных политиков, включая барона Маннергейма, считали этот договор национальным позором и предательством соотечественников, оставшихся в Восточной Карелии, а представитель Ребол Х. Н. (Боби) Сивен в знак протеста застрелился.

Но и у СССР не было особого повода праздновать победу. К явному неудовольствию Москвы, к Финляндии на Севере, в Заполярье, отошла Печенгская область (Петсамо), а также западная часть полуострова Рыбачий и большая часть полуострова Среднего. И, самое главное, в Хельсинки отчетливо понимали: с независимостью Финляндии Советская Россия в лучшем случае мирится “сквозь зубы”, выжидая удобный повод “исправить” границу.


Время больших надежд

А в мире, еще не забывшем первую мировую, тем временем набирали мощь – идея всеобщего разоружения и безопасности. Недавно завершившаяся первая мировая война совершила переворот в сознании многих. Первые газовые атаки, новое, на тот момент суперсовременное оружие, огромное количество жертв и невиданная доселе жестокость вызывали вполне предсказуемую реакцию: это не должно повториться.

Уже была создана Лига наций, а в странах Европы, прежде всего в Скандинавии, с упоением разоружались и сокращали расходы на оборону. Дания разоружилась полностью, Швеция и Норвегия существенно сократили свои вооружения, и на этом фоне в Финляндии правительство и большинство депутатов парламента последовательно срезали расходы на оборону и вооружения. Начиная с 1927 года, по причине экономии вообще не проводились войсковые учения. Выделяемых денег едва хватало на содержание армии. Вопрос о расходах на обеспечение вооружениями в парламенте не рассматривался. Танки и военная авиация отсутствовали полностью. Но это благодушие разделяли не все.

И одним из тех, кто считал, что армия стране еще понадобится, был и Карл Густав Эмиль Маннергейм. 10 июля 1931 года он возглавил вновь созданный Совет обороны. Маннергейм не сомневался: пока у власти в России находятся большевики с их идеями “Всемирной республики Советов” и “мировой революции”, Финляндия в любой момент могла подвергнуться атаке с востока, и к этой атаке надо было готовиться.


Шанс готовиться к войне по-настоящему выпал ему только в 1937 году. Когда и началось на Карельском перешейке строительство знаменитой “линии Маннергейма” – системы долговременных фортификационных сооружений.

Уже потом Виктор Суворов так оценит финскую оборонную систему: “Двадцать лет практически весь военный бюджет Финляндии уходил на создание укреплений на Карельском перешейке. Была построена оборонительная линия протяженностью 135 километров и глубиной до 90 километров. Фланги упирались в Финский залив и Ладожское озеро. За бескрайними минными полями, за противотанковыми рвами и гранитными надолбами, за железобетонными тетраэдрами и проволочными заграждениями в десять, двадцать, тридцать рядов (на высоте 65,5 – сорок семь рядов густой минированной колючей проволоки на металлических кольях, центральные ряды – вбитые в землю рельсы вместо кольев), так вот, за этими заграждениями – железобетонные казематы: три, четыре, пять этажей под землю, перекрытия – полтора-два метра фортификационного железобетона, напольные стенки прикрыты броневыми плитами, все это завалено многотонными гранитными валунами и засыпано грунтом. Все замаскировано. Над этими казематами уже поднялись густые еловые леса. А леса снегом засыпаны. Пулеметчики, стрелки, артиллеристы сидят за броней и бетоном, глубокие амбразуры гасят вспышки выстрелов, искажают и глушат звук стрельбы – стреляют в упор, а нам все кажется – стрельба из-за дальнего леса…”


Предвоенные переговоры

В том, что приготовления эти были далеко не лишними, Финляндии пришлось убедиться очень скоро – в 1938 году. Когда между Москвой и Хельсинки начались секретные переговоры. 14 апреля 1938 года в Хельсинки, в посольство СССР в Финляндии прибывает второй секретарь Борис Ярцев. На встрече с министром иностранных дел Рудольфом Холсти он со всей пролетарской прямотой объяснил позицию своей страны: правительство СССР уверено, что Германия планирует нападение на СССР, в эти планы входит боковой удар через Финляндию, а посему Москве нужны гарантии. Красная армия, вкрадчиво “предупреждал” он, не будет ждать на границе, если Финляндия позволит высадку. Но если Финляндия окажет немцам сопротивление, СССР окажет ей военную и хозяйственную помощь – сами вы с немцами не справитесь.

В Хельсинки заверяли, что Финляндия не позволит нарушить свою территориальную неприкосновенность и вторгнуться в Советскую Россию через её территорию, но Москве этого было мало: СССР требовал подписания секретного соглашения, военных баз на островах, принадлежащих Финляндии. В Хельсинки идею отвергли. В марте 1939 года СССР ужесточил требования: теперь Москва требовала предоставить ей в аренду на 30 лет острова Гогланд, Лаавансаари (ныне Мощный),Тютярсаари, Сейскари. Договориться вновь не удалось.


Но, как известно, для того, чтобы переговоры завершились успехом, необходимо, чтобы этого хотели все их участники. Но если хотя бы одна из сторон использует их в качестве “дипломатической ширмы”, а вопрос уже втихомолку решен в пользу войны, вот тогда переговоры точно провалятся.

Раздел сфер влияния

А тем временем тучи над Европой сгущались. 23 августа 1939 года СССР и Германия заключили Договор о ненападении – тот самый пакт Молотова-Риббентропа, с секретными протоколами и приложениями о разделе “сфер влияния”. Согласно секретному дополнительному протоколу, к Договору Финляндия была отнесена к сфере интересов СССР. И понятно, что за эвфемизмами типа “гарантии невмешательства на случай войны” скрывалась “отмашка” на восстановление границ бывшей Российской империи.

К выполнению секретных дополнительных протоколов СССР и Германия приступили в сентябре 1939 года. 1 сентября Германия напала на Польшу, инсценировав перед этим провокацию в Глейвице – ныне Гливице. А войска СССР вступили на территорию Польши 17 сентября. Европейские страны, уверенные, что “немцам нужен не Запад, а Восток”, на помощь Польше не пришли точно так же, как совсем недавно отдали Гитлеру на заклание Австрию и Чехословакию.

А Москва тем временем активно расширяет свою территорию.


28 сентября по 10 октября СССР заключил договоры о взаимопомощи с Эстонией, Латвией и Литвой, согласно которым, эти страны предоставили СССР свою территорию для размещения советских военных баз. 5 октября такое же “предложение, от которого невозможно отказаться”, сделали Финляндии. Но в Хельсинки в ответ заявили, что заключение такого пакта противоречило бы занятой им позиции абсолютного нейтралитета. К тому же, неожиданный договор СССР о ненападении с Германией уже устранил основную причину требований Советского Союза к Финляндии – опасность нападения Германии через территорию Финляндии.

Тем не менее 5 октября 1939 года советско-финские переговоры стартуют уже в Москве. И тут советские представители впервые заговаривают о том, что, дескать, граница с Финляндией проходит слишком близко к Ленинграду. Иосиф Сталин заметил: “Мы ничего не можем поделать с географией, так же, как и вы… Поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придётся отодвинуть от него подальше границу”.

Советские предложения напоминали ультиматум: передать СССР часть Карельского перешейка, сдать в аренду СССР сроком на 30 лет полуостров Ханко для постройки военно-морской базы и размещения там четырёхтысячного воинского контингента для её обороны, предоставить советскому ВМФ порты на полуострове Ханко в самом Ханко и в Лаппохья, передать СССР острова Гогланд, Лаавансаари (Мощный), Тютярсаари, Сейскари…

Советский ультиматум в Хельсинки отвергли. И 10 октября из резерва были призваны солдаты на внеплановые учения, что означало полную мобилизацию.


Многие историки уверены: в Финляндии рассчитывали продержаться недели две, а там на помощь стране должны были прийти союзники. Но горький опыт Чехословакии и Польши, увы, не оставлял сомнений: старая Европа свои обязательства трактует весьма свободно. Но “прогибаться” перед Москвой в Финляндии тоже не считали для себя возможным. Переговоры продолжались, Карл Маннергейм пытался убедить парламентариев в необходимости компромисса, а в СССР тем временем разворачивалась собственная подготовка к войне. Если на финских учениях отрабатывали отражение агрессии, то на советских – захват финской территории. В боевую готовность были приведены войска Ленинградского военного округа. Но, самое главное, в стране разворачивалась весьма впечатляющая пропаганда.

3 ноября 1939 года “Правда” писала: “Мы отбросим к черту всякую игру политических картежников и пойдем своей дорогой, несмотря ни на что, мы обеспечим безопасность СССР, не глядя ни на что, ломая все и всяческие препятствия на пути к цели”.

В этот же день войска Ленинградского военного округа и Краснознамённого Балтийского флота получили директивы о подготовке боевых действий против Финляндии. 26 ноября в “Правде” появилась следующая статья: “Шут гороховый на посту премьера”, которая стала сигналом к началу антифинской пропагандистской кампании. В тот же день произошёл артиллерийский обстрел территории СССР у населённого пункта Майнила. В том, что это была советская провокация, сомнений, увы, нет: Маннергейм загодя отвел свои войска от границы на расстояние, исключающее возникновение недоразумений. Тем не меее СССР обвинил во всем Финляндию.


28 ноября было объявлено о денонсации Договора о ненападении с Финляндией, а 30 ноября советским войскам был дан приказ о нападении.

Утверждают, что проводимые нами меры направлены против независимости Финляндии или на вмешательство в её внутренние и внешние дела. Это – такая же злостная клевета. Мы считаем Финляндию, какой бы там режим ни существовал, независимым и суверенным государством во всей её внешней и внутренней политике. Мы стоим твёрдо за то, чтобы свои внутренние и внешние дела решал сам финляндский народ, как это он сам считает нужным” – уверял в своей речи Молотов 29 ноября. Потом точно так же утром 20 января 1990 года по бакинскому радио представители военной комендатуры будут уверять, что защищают здесь “свободу и демократию”.

На второй день войны на территории СССР было создано марионеточное Терийокское правительство, возглавляемое финским коммунистом Отто Куусиненом. 2 декабря советское правительство подписало с правительством Куусинена договор о взаимопомощи и отказалось от каких-либо контактов с законным правительством Финляндии во главе с Ристо Рюти. Позже М. И. Семиряга в своей книге “Тайны сталинской дипломатии. 1941-1945” писал: “С большой долей уверенности можно предположить: если бы дела на фронте шли в соответствии с оперативным планом, то это “правительство” прибыло бы в Хельсинки с определённой политической целью – развязать в стране гражданскую войну.” А затем, по примеру западной Беларуси, западной Украины и стран Балтии, Финляндию СССР просто бы аннексировал.


Но дела на фронте, увы, шли не так, как хотелось. Никита Хрущёв в своих воспоминаниях приводил показательный факт. По его словам, на совещании в Кремле Сталин сказал: “Давайте начнем сегодня… Мы лишь чуть повысим голос, и финнам останется только подчиниться. Если они станут упорствовать, мы произведем только один выстрел, и финны сразу поднимут руки и сдадутся”. Война представлялась этакой увеселительной прогулкой. Да что церемониться с этой Финляндией! Нашлись тоже “географические новости”! Но военная реальность оказалась другой.

Невидимый фронт

План войны с Финляндией предусматривал развёртывание боевых действий на двух основных направлениях – на Карельском перешейке, где предполагалось вести прямой прорыв “линии Маннергейма в направлении на Выборг, и севернее Ладожского озера с целью недопущения контрударов и возможной высадки десантов западных союзников Финляндии со стороны Баренцева моря.

После успешного прорыва (либо обхода линии с севера) Красная армия получала возможность ведения войны на равнинной территории, не имеющей серьёзных долговременных укреплений. В таких условиях, рассчитывали советские стратеги, значительное преимущество в живой силе и подавляющее – в технике могло проявиться максимально полным образом. Предполагалось после прорыва укреплений провести наступление на Хельсинки и добиться полного прекращения сопротивления. Параллельно планировались действия Балтийского флота и выход к границе Норвегии в Заполярье.

Но в СССР не учли, что воевать придется не на хрестоматийном “ящике с песком”, а в условиях реальной войны. “В лесах танкам делать нечего, в лесах огонь артиллерии корректировать невозможно. Лес. Непроходимый лес. Тайга. Линии горизонта нет. Артиллерийский наблюдатель не видит, куда падают снаряды: над головой свистит, воет, а куда падает – не понять. А с батареи орут в трубку: недолет? перелет? А черт его знает! Видеть разрывы можно только с той самой полянки, на которую эти самые снаряды падают. А финская артиллерия в этих местах была всегда. Каждая батарея за много лет мирного времени пристреляла рубежи; наводчики, корректировщики, командиры знают данные для стрельбы наизусть”, – указывает Виктор Суворов.

Армия попала в так называемую “полосу обеспечения”, сквозь которую еще надо было пробиться к основным укреплениям “линии Маннергейма”. “Вот совершенно стандартная ситуация. Советская колонна танков, мотопехоты, артиллерии идет по лесной дороге, – продолжает Виктор Суворов. – Вправо и влево сойти нельзя – мины. Впереди – мост. Саперы проверили – мин нет. Первые танки вступают на мост и вместе с мостом взлетают в воздух: заряды взрывчатки были вложены в опоры моста еще во время строительства; обнаружить их не так просто, а если заряды и будут обнаружены, то любая попытка их снять приведет к взрыву. Итак, советская колонна во много километров длиной, как огромная змея, остановлена на дороге. Теперь наступает очередь финских снайперов.”

В такой ситуации советская 44-я стрелковая дивизия, запертая на трех параллельных дорогах у трех взорванных мостов, за день боя потеряла весь командный состав. Финские лыжники действовали мелкими неуловимыми группами, с заранее подготовленных баз, и с ними советская армия ничего не могла поделать. Именно в Финляндии впервые стали применяться бутылки с зажигательной смесью, и именно здесь их прозвали “коктейлем Молотова”.

Уже через месяц после начала войны о бодрых песнях “Принимай нас, Суоми-красавица” пришлось забыть. На Карельском перешейке к 21 декабря 1939 года советское наступление полностью остановилось. 26 декабря советские войска перешли к обороне. Военный совет наступавшей на Карельском перешейке 7-й армии во главе с Мерецковым направил в Ставку Главного командования донесение, где сообщал, что без разрушения основных дотов противника и мер по инженерному разграждению подступов к финским позициям успешное наступление невозможно.

Вспомогательный удар, наносившийся в труднопроходимых районах севернее Ладожского озера, закончился полным крахом: две советские дивизии попали в окружение и были почти полностью уничтожены. Всего в том районе до конца войны было окружено и почти полностью уничтожено пять советских дивизий. Только подтянув подкрепления, Красная армия возобновила наступление на Карельском перешейке 1 февраля 1940 года. Теперь здесь действовал Северо-Западный фронт под командованием С. К. Тимошенко, включавший две армии – 7-я и 13-я. Утром 11 февраля началось генеральное наступление, в ходе которого Красной армии удалось прорвать “линию Маннергейма”.

Здесь, пожалуй, следует несколько отвлечься от темы. Прорыв эшелонированной обороны – это событие с точки зрения военной тактики и стратегии априори чрезвычайное. За всю первую мировую прорвать фронт удалось лишь однажды – в ходе знаменитого “Брусиловского прорыва”. И хотя теперь эксперты считают, что “линия Маннергейма” уступала “линии Мажино” (которую немцы просто обошли, захватив сначала Бельгию и с ее территории ударив по Франции), по мнению большинства экспертов, в феврале 1940 года Красная армия в Финляндии выполнила, по сути дела, невыполнимую задачу.

Но тут вновь вмешались “неучтенные факторы”. Наступление Красной армии к 21 февраля вновь остановилось из-за больших потерь и истощения боеприпасов. Потом его удалось возобновить, к концу февраля советские войска вышли к финским тыловым оборонительным позициям в районе Выборга, но “легкой прогулки” все равно не получалось. К тому же упорное сопротивление Финляндии приносило свои плоды. Сначала на помощь этой стране прибывали добровольцы.

А 5 февраля, в Лондоне и Париже решили направить экспедиционный корпус в Скандинавию для помощи Финляндии. Шведское правительство тоже всерьез рассматривало возможность посылки на помощь финнам батальонов добровольцев (два из них в конце февраля прибыли на северный участок фронта и сменили там финскую бригаду, перебрасываемую на Карельский перешеек).. Две английские дивизии, предназначавшиеся для отправки во Францию, были оставлены в метрополии и начали подготовку к высадке в Норвегии совместно с 1-2 французскими дивизиями. А пойти на войну с Великобританией и Францией Сталин уже не мог. 12-го февраля первые корабли уже вышли в море, но были возвращены после получения известия о заключении Финляндией мира.

Подписанный в Москве мир был для Финляндии тяжелым. К Советскому Союзу отошла территория Карельского перешейка с Выборгом, острова в Финском заливе, западное и северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольмом, Сортавала, Суоярви, территорию далее к северу от Ладоги с городом Куолаярви и часть полуостровов Рыбачий и Средний на Крайнем Севере. Петсамо, захваченный Красной армией в первые дни войны, был возвращен финнам. Полуостров Ханко поступал на 30 лет в аренду Советскому Союзу для создания там военно- морской базы. 31 марта 1940 года уступленные Финляндией территории, за исключением Карельского перешейка, были объединены с Советской Карелией в Карело-Финскую ССР, партийную организацию которой возглавил все тот же Куусинен. О “Финляндской Демократической Республике” больше не вспоминали.

Только вот и в СССР не чувствовали себя победителями. СССР, как агрессор, был исключен из Лиги Наций и подвергся ощутимым санкциям. Но самое главное, с Финляндией пришлось ДОГОВАРИВАТЬСЯ, сохраняя при этом ее суверенитет. И даже после победы над Германией в 1945 году, когда отношения с Финляндией вновь начали строить “с чистого листа”, эта страна избежала судьбы государств Восточной Европы.



Источник: azerhistory.com

«ЗИМНЯЯ ВОЙНА»

Подписав договоры о взаимопомощи с государствами Прибалтики, СССР обратился к Финляндии с предложением заключить аналогичное соглашение. Финляндия ответила отказом. Министр иностранных дел этой страны Э. Эркко заявил, что «Финляндия никогда не примет решения, подобного тем, которые приняли Прибалтийские государства. Если это и произойдет, то только в самом худшем случае». Истоки советско-финляндской конфронтации во многом объясняются крайне враждебной, агрессивной позицией правящих кругов Финляндии в отношении СССР. Бывший президент Финляндии П. Свинхувуд, при котором Советская Россия добровольно признала независимость своего северного соседа, говорил, что «любой враг России должен всегда быть другом Финляндии». В середине 30-х гг. М. М. Литвинов в беседе с финляндским посланником заявил, что «ни в одной соседней стране не ведется такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии».

После Мюнхенского сговора западных стран советское руководство начало проявлять особую настойчивость по отношению к Финляндии. В течение 1938-1939 гг. велись переговоры, в ходе которых Москва стремилась обеспечить безопасность Ленинграда, передвинув границу на Карельском перешейке. Взамен Финляндии предлагались территории Карелии, причем гораздо большие по размерам, чем земли, которые предполагалось передать СССР. Помимо этого советское правительство обещало выделить определенную сумму для переселения жителей. Однако финская сторона заявила, что уступаемая СССР территория – это недостаточная компенсация. На Карельском перешейке имелась неплохо развитая инфраструктура: сеть железных и шоссейных дорог, здания, склады и другие сооружения. Территория же, передаваемая Советским Союзом Финляндии, представляла собой местность, покрытую лесами и болотами. Для того чтобы превратить эту территорию в пригодный для жизни и хозяйственных нужд район, необходимо было вложить немалые средства.

Какая война была в 1939 году

Москва не оставляла надежды на мирное разрешение конфликта и предлагала различные варианты заключения договора. Одновременно с этим Сталин твердо заявил: «Поскольку мы не можем передвинуть Ленинград, мы передвинем границу, чтобы его обезопасить». При этом он сослался на Риббентропа, который объяснил нападение Германии на Польшу необходимостью обезопасить Берлин. С обеих сторон границы развернулось крупное военное строительство. Советский Союз готовился к наступательным операциям, а Финляндия — к оборонительным. Глава МИД Финляндии Эркко, выражая настроение правительства, подтвердил: «Всему есть свои границы. Финляндия не может пойти на предложение Советского Союза и будет защищать любыми средствами свою территорию, свою неприкосновенность и независимость».

Советский Союз и Финляндия не пошли по пути поиска приемлемого для них компромисса. Имперские амбиции Сталина дали себя знать и на этот раз. Во второй половине ноября 1939 г. методы дипломатии уступили место угрозам и бряцанию оружием. Красная Армия спешно готовилась к боевым действиям. 27 ноября 1939 г. В. М. Молотов выступил с заявлением, в котором сообщил, что «вчера, 26 ноября, финская белогвардейщина предприняла новую гнусную провокацию, обстреляв артиллерийским огнем воинскую часть Красной Армии, расположенную в деревне Майнила на Карельском перешейке». Споры по вопросу о том, с чьей стороны были произведены эти выстрелы, ведутся до сих пор. Финны уже в 1939 г. пытались доказать, что обстрел не мог быть произведен с их территории, а вся история с «майнильским инцидентом» есть не что иное, как провокация Москвы.

29 ноября, воспользовавшись обстрелом своих пограничных позиций, СССР расторг договор о ненападении с Финляндией. 30 ноября начались военные действия. 1 декабря на финской территории, в городе Териоки (Зеленогорск), куда вступили советские войска, по инициативе Москвы было образовано новое, «народное правительство» Финляндии во главе с финским коммунистом О. Куусиненом. На следующий день между СССР и правительством Куусинена, именующимся правительством Финляндской Демократической Республики, был заключен договор о взаимопомощи и дружбе.

События, однако, развивались не так благополучно, как надеялись в Кремле. Первый этап войны (30 ноября 1939 г. – 10 февраля 1940 г.) был особенно неудачным для Красной Армии. В значительной степени это было обусловлено недооценкой боеспособности финских войск. Прорвать с ходу линию Маннергейма – комплекс оборонительных укреплений, сооруженных в 1927-1939 гг. и растянувшихся по фронту на 135 км, а в глубину до 95 км, – не удалось. В ходе боев Красная Армия понесла огромные потери.

В декабре 1939 г. командование прекратило неудачные попытки наступления в глубь финской территории. Началась тщательная подготовка прорыва. Был образован Северо-Западный фронт во главе с С. К. Тимошенко и членом Военного Совета А. А. Ждановым. В состав фронта вошли две армии, которые возглавили К. А. Мерецков и В. Д. Грендаль (заменен в начале марта 1940 г. Ф. А. Парусиновым). Общая численность советских войск была увеличена в 1,4 раза и доведена до 760 тыс. человек.

Какая война была в 1939 году

Укрепляла свою армию и Финляндия, получая из-за рубежа боевую технику и снаряжение. Из Скандинавии, США и других стран прибыло 11,5 тыс. добровольцев для борьбы с Советами. Разрабатывали свои планы военных действий Англия и Франция, намереваясь вступить в войну на стороне Финляндии. В Лондоне и Париже не скрывали своих враждебных планов по отношению к СССР.

11 февраля 1940 г. начался заключительный этап войны. Советские войска перешли в наступление и прорвали линию Маннергейма. Основные силы Карельской армии Финляндии были разгромлены. 12 марта в Кремле после непродолжительных переговоров был заключен мирный договор. Военные действия по всему фронту прекращались с 12 часов 13 марта. В соответствии с подписанным договором в состав СССР включался Карельский перешеек, западное и северное побережье Ладожского озера, ряд островов в Финском заливе. Советский Союз получил в аренду на 30 лет полуостров Ханко для созда-ния на нем военно-морской базы, «способной оборонять от агрессии вход в Финский залив».

Цена победы в «зимней войне» оказалась исключительно высока. Помимо того, что Советский Союз как «государство-агрессор» был исключен из Лиги Наций, в ходе 105 дней войны РККА потеряла не менее 127 тыс. человек убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. Около 250 тыс. военнослужащих было ранено, обморожено, контужено.

«Зимняя война» продемонстрировала крупные просчеты в организации и подготовке войск Красной Армии. Гитлер, внимательно следивший за ходом событий в Финляндии, сформулировал вывод, что РККА – это «колосс на глиняных ногах», с которым вермахт легко справится. Определенные выводы из военной кампании 1939-1940 гг. сделали и в Кремле. Так, К. Е. Ворошилова на посту наркома обороны заменил С. М. Тимошенко. Началась реализация комплекса мер, направленных на укрепление обороноспособности СССР.

Однако в ходе «зимней войны» и после ее окончания не было достигнуто существенного укрепления безопасности на северо-западе. Хотя граница и была отодвинута от Ленинграда и Мурманской железной дороги, это не помешало тому, что в ходе Великой Отечественной войны Ленинград попал в кольцо блокады. Кроме того, Финляндия не стала дружественной или хотя бы нейтральной СССР страной — в ее руководстве возобладали реваншистские элементы, которые сделали ставку на поддержку гитлеровской Германии.

И.С. Ратьковский, М.В. Ходяков. История Советской России

http://www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/58.htm

Какая война была в 1939 году

ВЗГЛЯД ПОЭТА

Из записной потертой книжки

Две строчки о бойце-парнишке,

Что был в сороковом году

Убит в Финляндии на льду.

Лежало как-то неумело

По-детски маленькое тело.

Шинель ко льду мороз прижал,

Далеко шапка отлетела.

Казалось, мальчик не лежал,

А все еще бегом бежал

Да лед за полу придержал…

Среди большой войны жестокой,

С чего — ума не приложу,

Мне жалко той судьбы далекой,

Как будто мертвый, одинокий,

Как будто это я лежу,

Примерзший, маленький, убитый

На той войне незнаменитой,

Забытый, маленький, лежу.

А.Т. Твардовский. Две строчки.

http://www.goldpoetry.ru/tvardovskiy/index.php?p=32

НЕТ, МОЛОТОВ!

С веселой песней уходит на войну Иван,

но, упершись в линию Маннергейма,

он начинает петь грустную песню,

как мы это сейчас услышим:

Финляндия, Финляндия,

туда опять держит путь Иван.

Раз Молотов обещал, что все будет хорошо

и уже завтра в Хельсинки они будут есть мороженое.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Финляндия, Финляндия,

линия Маннергейма серьезное препятствие,

и когда из Карелии начался страшный артиллерийский огонь

он заставил замолчать многих иванов.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Финляндии, Финляндии,

страшится непобедимая Красная Армия.

Молотов уже говорил, чтобы присмотрели себе дачу,

а то чухонцы угрожают нас захватить.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Иди за Урал, иди за Урал,

там много места для молотовской дачи.

Туда отправим и Сталиных и их приспешников,

политруков, комиссаров и петрозаводских мошенников.

Нет, Молотов! Нет, Молотов!

Ты врешь даже больше, чем Бобриков!

Финская военная песня

http://heninen.net/njet/

Какая война была в 1939 году

ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА: МИФ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

Хорошим тоном для сторонников теории о сильной РККА, взломавшей неприступную линию обороны, всегда было цитирование генерала Баду, строившего «линию Маннергейма». Он писал: «Нигде в мире природные условия не были так благоприятны для постройки укрепленных линий, как в Карелии. На этом узком месте между двумя водными пространствами — Ладожским озером и Финским заливом — имеются непроходимые леса и громадные скалы. Из дерева и гранита, а где нужно — и из бетона построена знаменитая «линия Маннергейма». Величайшую крепость «линии Маннергейма» придают сделанные в граните противотанковые препятствия. Даже двадцатипятитонные танки не могут их преодолеть. В граните финны при помощи взрывов оборудовали пулеметные и орудийные гнезда, которым не страшны самые сильные бомбы. Там, где не хватало гранита, финны не пожалели бетона».

Вообще, читая эти строки, человек, представляющий себе реальную «линию Маннергейма», страшно удивится. В описании Баду перед глазами встают какие-то мрачные гранитные утесы с вырубленными в них на головокружительной высоте огневыми точками, над которыми кружат стервятники в ожидании гор трупов штурмующих. Описание Баду подходит на самом деле скорее к чешским укреплениям на границе с Германией. Карельский перешеек — местность сравнительно ровная, и вырубать в скалах нет никакой необходимости просто вследствие отсутствия самих скал. Но так или иначе образ неприступного замка был создан в массовом сознании и закрепился в нем довольно прочно.

В действительности «линия Маннергейма» была далека от лучших образцов европейской фортификации. Подавляющее большинство долговременных сооружений финнов были одноэтажными, частично заглубленными в землю железобетонными постройками в виде бункера, разделенного на несколько помещений внутренними перегородками с бронированными дверями. Три ДОТа «миллионного» типа имели два уровня, еще три ДОТа — три уровня. Подчеркну, именно уровня. То есть их боевые казематы и укрытия размещались на разных уровнях относительно поверхности, слегка заглубленные в землю казематы с амбразурами и полностью заглубленные соединяющие их галереи с казармами. Сооружений с тем, что можно назвать этажами, было ничтожно мало. Друг под другом — такое размещение — небольшие казематы непосредственно над помещениями нижнего яруса были только в двух ДОТах (Sk-10 и Sj-5) и орудийном каземате в Патониеми. Это, мягко говоря, не впечатляет. Даже если не брать в расчет внушительные сооружения «линии Мажино», можно найти немало примеров куда более совершенных ДОТов…

Живучесть надолб была рассчитана на танки типа «рено», стоявшие на вооружении Финляндии, и не отвечала современным требованиям. Вопреки утверждениям Баду, финские противотанковые надолбы показали в ходе войны свою низкую стойкость к ударам средних танков «Т-28». Но дело было даже не в качестве сооружений «линии Маннергейма». Любая оборонительная линия характеризуется количеством долговременных огневых сооружений (ДОС) на километр. Всего на «линии Маннергейма» было 214 долговременных сооружений на 140 км, из которых 134 — пулеметных или артиллерийских ДОС. Непосредственно на линии фронта в зоне боевого контакта в период с середины декабря 1939 г. по середину февраля 1940 г. находилось 55 ДОТов, 14 укрытий и 3 пехотные позиции, из них около половины были устаревшими сооружениями первого периода постройки. Для сравнения, «линия Мажино» имела около 5800 ДОС в 300 узлах обороны и протяженность 400 км (плотность 14 ДОС/км), «линия Зигфрида» — 16 000 фортификационных сооружений (послабее французских) на фронте 500 км (плотность — 32 сооружения на км) … А «линия Маннергейма» — это 214 ДОС (из них — только 8 артиллерийских) на фронте 140 км (средняя плотность 1,5 ДОС/км, на отдельных участках — до 3–6 ДОС/км).

Источник: histrf.ru

Повод и причины войны

Советско-финская война была спровоцирована целым комплексом причин, связанных, в первую очередь, с защитой границы между двумя странами, а также геополитическими разногласиями.

  • В течение 1918-1922 гг. финны два раза нападали на РСФСР. Для предотвращения дальнейших конфликтов в 1922 году был подписан договор о неприкосновенности советско-финской границы, по этому же документу Финляндия получила Петсамо или Печенегскую область, полуостров Рыбачий и часть полуострова Средний. В 1930-е годы Финляндия и СССР подписали Пакт о ненападении. При этом отношения между государствами оставались напряжёнными, руководства обеих стран опасались взаимных территориальных претензий.
  • Сталин регулярно получал сведения о том, что Финляндия подписала секретные договора о поддержке и помощи со странами Балтии и Польшей, если Советский Союз нападет на одну из них.
  • В конце 1930-х годов Сталина и его приближённых также беспокоило усиление Адольфа Гитлера. Несмотря на подписание Пакта о ненападении и секретного протокола о разделении сфер влияния в Европе многие в СССР опасались военного столкновения и считали необходимым начинать подготовку к войне. Одним из наиболее стратегически важных городов СССР был Ленинград, но город находился слишком близко к советско-финской границе. В том случае, если Финляндия решила бы поддержать Германию (а именно так и произошло), Ленинград оказался бы в очень уязвимом положении. Незадолго до начала войны СССР неоднократно обращался к руководству Финляндии с просьбой поменять часть Карельского перешейка на другие территории. Однако финны отвечали отказом. Во-первых, предложенные в обмен земли были неплодородными, а во-вторых, на участке, заинтересовавшем СССР, находились важные военные укрепления — линия Маннергейма.
  • Также финская сторона не дала своего согласия на аренду Советским союзом нескольких финских островов и части полуострова Ханко. На этих территориях руководство СССР планировало разместить свои военные базы.
  • Вскоре в Финляндии была запрещена деятельность коммунистической партии;
  • Германия и СССР подписали тайный договор о ненападении и секретные протоколы к нему, согласно которым финская территория должна была попасть в зону влияния Советского Союза. В какой-то степени этот договор развязывал советскому руководству руки в отношении регулирования ситуации с Финляндией

Поводом к началу Зимней войны стал майнильский инцидент. 26 ноября 1939 г. со стороны Финляндии был произведён обстрел деревни Майнила, располагавшейся на Карельском перешейке. Больше всего от обстрела пострадали советские пограничники, находившиеся на тот момент в деревне. Финляндия отрицала свою причастность к этому акту и не желала дальнейшего развития конфликта. Однако советское руководство воспользовалось сложившейся ситуацией и объявило о начале войны.

До сих пор нет доказательств, подтверждающих виновность финнов в обстреле Майнилы. Хотя, впрочем, не существует и документов, свидетельствующих о причастности советских военных к ноябрьской провокации. Предоставляемые обеими сторонами бумаги нельзя рассматривать как однозначные доказательства чьей-либо вины. Ещё в конце ноября Финляндия выступала за создание общей комиссии для расследования инцидента, но Советский Союз отклонил это предложение.

28 ноября руководство СССР денонсировало советско-финляндский пакт о ненападении (1932 г.). Еще через два дня начались активные военные действия, которые вошли в историю как советско-финская война.

В Финляндии была проведена мобилизация военнообязанных, в Советском Союзе в полную боевую готовность были приведены войска Ленинградского военного округа и Краснознаменного Балтийского флота. Против финнов в советских СМИ была развернута широкая пропагандистская кампания. В ответ Финляндия стала проводить антисоветскую компанию в прессе.

С середины ноября 1939 года СССР развернул против Финляндии выставил четыре армии, в состав которых входило: 24 дивизии (общая численность военных достигала 425 тыс.), 2,3 тыс. танков и 2,5 тыс. самолетов.

У финнов было только 14 дивизий, в которых служило 270 тысяч человек, в наличии было 30 танков и 270 самолетов.

Ход событий

Зимнюю войну можно разделить на два этапа:

  • Ноябрь 1939 – январь 1940 гг.: наступление СССР сразу на нескольких направлениях, боевые действия имели довольно ожесточенный характер;
  • Февраль – март 1940 г.: массированный артобстрел территории Финляндии, наступление на линию Маннергейма, капитуляция Финляндии и мирные переговоры.

30 ноября 1939 года Сталин отдал приказ наступать на Карельском перешейке, и уже 1 декабря советские войска захватили город Терийоки (ныне — Зеленогорск).

На захваченной территории советская армия установила контакты с Отто Куусиненом, который являлся главой коммунистической партии Финляндии и активным участником Коминтерна. При поддержке Сталина он провозгласил создание Финляндской Демократической Республики. Куусинен стал ее президентом и начал от имени финского народа вести переговоры с Советским Союзом. Между ФДР и СССР были установлены официальные дипломатические отношения.

7-ая советская армия очень быстро продвигалась к линии Маннергейма. Первая цепь укреплений была прорвана в первой декаде 1939 года. Дальше советские солдаты продвинуться не смогли. Все попытки прорвать следующие линии защиты заканчивались потерями и поражениями. Неудачи на линии Маннергейма привели к приостановке дальнейшего продвижения вглубь страны.

Еще одна армия – 8-я – наступала на севере Ладожского озера. Всего за несколько дней войска преодолели 80 километров, но были остановлены молниеносной атакой финнов, в результате половина армии была уничтожена. Успех Финляндии был связан, в первую очередь, с тем, что советские войска были привязаны к дорогам. Двигавшиеся же небольшими мобильными отрядами финны легко отрезали технику и людей от необходимых коммуникаций. 8-я армия отступила, потеряв людей, но до самого конца войны не оставляла этот регион.

Самым неудачным походом Красной Армии в ходе Зимней войны считается наступление на Центральную Карелию. Сюда Сталин отправил 9-ую армию, которая успешно наступала с первых дней войны. Перед войсками стояла задача захватить город Оулу. Это должно было разрезать Финляндию на две части, деморализовать и дезорганизовать армию в северных регионах страны. Уже 7 декабря 1939 г. солдатам удалось захватить поселок Суомуссалми, но финны смогли окружить дивизию. Красная Армия перешла к круговой обороне, отбивая нападения финских лыжников. Финские отряды проводили свои акции внезапно, причём, основной ударной силой финнов были практически неуловимые снайперы. Неповоротливые и недостаточно мобильные советские войска стали нести огромные человеческие потери, выходила из строя и техника. На помощь окруженной дивизии была отправлена 44 –я стрелковая дивизия, которая тоже попала в финское окружение. Из-за того, что две дивизии находились под постоянным обстрелом, 163-я стрелковая дивизия стала постепенно пробиваться назад. Почти 30% личного состава погибло, больше 90% техники было оставлено финнам. Последние практически полностью уничтожили 44-ю дивизию и вернули под свой контроль государственную границу в Центральной Карелии. В этом направлении действия Красной Армии были парализованы, а финская армия получила огромные трофеи. Победа над противником подняла моральный дух солдат, а вот руководство 163-ей и 44-ой стрелковый дивизий Красной Армии Сталин репрессировал.

В районе полуострова Рыбачий довольно успешно наступала 14-ая армия. В течение короткого срока солдаты захватили город Петсамо с его никелевыми шахтами и вышли прямо на границу с Норвегией. Таким образом, Финляндия оказалась отрезанной от выхода к Баренцеву морю.

В январе 1940 года финны взяли в окружение 54-ю стрелковую дивизию (в районе Суомуссалми, на юге), но не имели сил и ресурсов для её уничтожения. Советские солдаты находились в окружении до марта 1940 года. Такая же участь ожидала и 168-ю стрелковую дивизию, которая пыталась продвигаться в районе Сортавалы. Также в финское окружение около Леметти-Южного попала советская танковая дивизия. Ей удалось выйти из окружения, потеряв всю технику и больше половины солдат.

Карельский перешеек стал зоной самых активных военных действий. Но к концу декабря 1939 года сражения тут прекратились. Вызвано это было тем, что руководство Красной Армии стало понимать тщетность ударов по линии Маннергейма. Финны попытались использовать затишье в войне с максимальной выгодой и перейти в атаку. Но все операции закончились неудачно с огромными человеческими жертвами.

К концу первого этапа войны, на январь 1940-го года, Красная Армия находилась в сложной ситуации. Она воевала на незнакомой, практически не изученной территории, продвигаться вперед было опасно из-за многочисленных засад. Кроме того, погода усложняла планирование операций. Незавидным было положение и финнов. У них были проблемы с количеством солдат и не хватало техники, но население страны имело колоссальный опыт в партизанской войне. Подобная тактика позволяла нападать малыми силами, нанося существенные потери крупным советским отрядам.

Второй период Зимней войны

Уже 1-го февраля 1940 г. на Карельском перешейке Красная армия начала массированный артобстрел, длившийся 10 дней. Целью этой акции было нанесение урона укреплениям на линии Маннергейма и войскам Финляндии, вымотать солдат, морально сломить их дух. Предпринятые действия достигли поставленных целей, и 11 февраля 1940 года Красная Армия начала наступление вглубь страны.

На Карельском перешейке начались очень жестокие бои. Основной удар Красная армия сначала планировала нанести по населённому пункту Сумма, который находился на выборгском направлении. Но армия СССР стала вязнуть на чужой территории, неся потери. В результате направление главного удара было изменено на Ляхде. В районе этого населенного пункта оборона финнов была прорвана, что позволило Красной Армии пройти и первую полосу линии Маннергейма. Финны стали отводить войска.

К концу февраля 1940 года советская армия перешла и за вторую линию обороны Маннергейма, прорвав ее в нескольких местах. К началу марта финны стали отступать, поскольку находились в сложном положении. Резервы истощились, моральный дух солдат был сломлен. Другая ситуация наблюдалась в Красной Армии, главным преимуществом которой были огромные запасы техники, материальной части, пополняемый личный состав. В марте 1940 г. 7-я армия подошла к Выборгу, где финны оказали жесткое сопротивление.

13 марта боевые действия были прекращены, что было инициировано финской стороной. Причины такого решения заключались в следующем:

  • Выборг был одним из крупных городов страны, его потеря могла негативно сказаться на моральном духе граждан и экономике;
  • После взятия Выборга Красная Армия легко могла дойти до Хельсинки, что угрожало Финляндии полной потерей самостоятельности и независимости.

Мирные переговоры начались 7 марта 1940 года и проходили в Москве. По результатам обсуждения, стороны решили прекратить боевые дйствия. Советский Союз получил все территории на Карельском перешейке и города: Салла, Сортавала и Выборг, располагавшиеся в Лапландии. Добился Сталин и того, чтобы ему отдали полуостров Ханко в длительную аренду.

Итоги советско-финской войны 1940 г.

  • Красная Армия потеряла около 88 тыс. человек погибшими, умершими от ран и обморожений. Еще почти 40 тыс. человек пропали без вести, 160 тыс. получили ранения. Финляндия потеряла 26 тыс. человек погибшими, 40 тыс. финнов получили ранения;
  • Советский Союз добился одной из своих ключевых внешнеполитических задач – обеспечил безопасность Ленинграда;
  • СССР укрепил позиции на Балтийском побережье, что было достигнуто путем приобретения Выборга и полуострова Ханко, куда были перемещены советские военные базы;
  • Красная Армия получила огромный опыт ведения военных действий в сложных погодных и тактических условиях, научившись прорывать укрепленные линии;
  • В 1941 году Финляндия поддержала нацистскую Германию в войне против СССР и пропустила через свою территорию немецкие войска, которым удалось установить блокаду Ленинграда;
  • Разрушение линии Маннергейма стало фатальным для СССР, поскольку Германия смогла быстро захватить Финляндию и пройти на территорию Советского Союза;
  • Война показала Германии, что Красная Армия в сложных погодных условиях является небоеспособной. Такое же мнение сформировалось и у лидеров других стран;
  • Финляндия по условиям мирного соглашения должна была построить железнодорожное полотно, с помощью которого планировалось соединить Кольский полуостров и Ботнический залив. Дорога должна была пройти через населенный пункт Алакуртии и соединиться с Торнио. Но эта часть соглашения выполнена так и не была;
  • 11 октября 1940 года между СССР и Финляндией был подписан очередной договор, который касался Аландских островов. Советский Союз получил право разместить тут консульство, а архипелаг был объявлен демилитаризованной зоной;
  • Международная организация Лига Наций, созданная по итогам Первой мировой войны, исключила Советский Союз из своего состава. Связано это было с тем, что международное сообщество негативно отреагировало на интервенцию СССР на территорию Финляндии. Причинами для исключения были и постоянные авиабомбардировки финских гражданских объектов. Часто во время налетов применялись зажигательные бомбы;

Таким образом, Зимняя война стала поводом для того, чтобы Германия и Финляндия стали постепенно сближаться и взаимодействовать. Советский Союз пытался противостоять такому сотрудничеству, сдерживая нарастающее влияние Германии и стараясь установить в Финляндии лояльный режим. Всё это привело к тому, что с началом Второй мировой войны финны примкнули к странам Оси, чтобы освободиться от СССР и вернуть потерянные территории.

Источник: TurvFinland.ru

Советско-финская война 1939–40 годов (другое название – Зимняя война) проходила в период с 30 ноября 1939 по 12 марта 1940 года.

Формальной причиной военных действий послужил так называемый майнильский инцидент – артобстрел с финской территории советских пограничников в деревушке Майнила на Карельском перешейке, произошедший, по заявлению советской стороны, 26 ноября 1939 года. Финская сторона свою причастность к обстрелу категорически отрицала. Через два дня, 28 ноября, СССР денонсировал советско-финляндский пакт о ненападении, заключенный в 1932 году, и 30 ноября начал боевые действия.

Глубинные же причины конфликта основывались на целом ряде факторов, не последним из которых был тот, что в 1918-22 годах Финляндия дважды нападала на территорию РСФСР. По результатам Тартуского мирного договора 1920 года и Московского соглашения о принятии мер по обеспечению неприкосновенности советско-финской границы 1922 года между правительствами РСФСР и Финляндии к Финляндии отошли исконно российские Печенегская область (Петсамо) и часть полуостровов Средний и Рыбачий.

Несмотря на то, что в 1932 году между Финляндией и СССР был подписан Пакт о ненападении, отношения между двумя странами были довольно напряжёнными. В Финляндии опасались, что рано или поздно многократно усилившийся с 1922 года Советский Союз захочет вернуть свои территории, а в СССР боялись, что Финляндия, как и в 1919 году (когда английские торпедные катера атаковали Кронштадт из финских портов), может предоставить свою территорию другой недружественной стране для нападения. Ситуация усугублялась тем, что второй по значимости город СССР – Ленинград – находился всего лишь в 32 километрах от советско-финской границы.

В этот период в Финляндии была запрещена деятельность компартии и были проведены секретные консультации с правительствами Польши и прибалтийских стран о совместных действиях в случае войны с СССР. В 1939 году СССР подписывает с Германией Договор о ненападении, известный также как Пакт Молотова-Риббентропа. В соответствии с секретными протоколами к нему, Финляндия отходит в зону интересов Советского Союза.

В 1938-39 годах в ходе длительных переговоров с Финляндией СССР пытался добиться обмена части Карельского перешейка на вдвое большую по площади, но менее пригодную для сельскохозяйственного использования территорию в Карелии, а также передачи СССР в аренду под военные базы нескольких островов и части полуострова Ханко. Финляндия же, во-первых, не соглашалась с размером отдаваемых ей территорий (не в последнюю очередь из-за нежелания расстаться с построенной в 30-ых годах линией оборонительных укреплений, известной также как Линия Маннергейма (см. Линия Маннергейма и Маннергейм), а во-вторых, пыталась добиться заключения советско-финского торгового соглашения и права на вооружение демилитаризованных Аландских островов.

Переговоры шли очень тяжело и сопровождались взаимными упреками и обвинениями (см.: Армас Ескола – человек, приблизивший войну). Последней попыткой было предложение СССР 5 октября 1939 года заключить с Финляндией Пакт о взаимопомощи.

Переговоры затянулись и зашли в тупик. Стороны начали готовиться к войне.

13-14 октября 1939 года в Финляндии была объявлена всеобщая мобилизация. А через две недели, 3 ноября, войска Ленинградского военного округа и Краснознамённого Балтийского флота получили директивы о начале подготовки к боевым действиям. Статья в газете «Правда» за тот же день сообщала, что Советский Союз намерен обеспечить свою безопасность любой ценой. В советской прессе началась массированная антифинская кампания, на которую немедленно откликнулась противоположная сторона.

До Майнильского инцидента, послужившего формальным поводом к войне, оставалось меньше месяца.

Большинство западных и ряд российских исследователей полагают, что обстрел был фикцией – либо его не было вообще, а имели место лишь голословные утверждения наркомата иностранных дел, либо артобстрел был провокацией. Документов, подтверждающих ту или иную версию, не сохранилось. Финляндия предложила совместное расследование инцидента, но советская сторона жёстко отвергла предложение.

Сразу же после начала войны официальные отношения с правительством Рюти были прекращены, а 2 декабря 1939 года СССР подписал договор о взаимопомощи и дружбе с так называемым& «Народным правительством Финляндии», сформированным из коммунистов и возглавляемым Отто Куусиненом. В то же время в СССР на базе 106-й горнострелковой дивизии начала формироваться «Финская народная армия» из финнов и карелов. Впрочем, в боевых действиях участия она не принимала и со временем была расформирована, как и правительство Куусинена.

Советский Союз планировал развернуть боевые действия на двух основных направлениях – Карельском перешейке и севернее Ладожского озера. После успешного прорыва (либо обхода линии укреплений с севера) Красная Армия получала возможность максимально использовать преимущество в живой силе и подавляющее – в технике. По временным срокам операция должна была уложиться в период от двух недель до месяца. Финское командование, в свою очередь, рассчитывало на стабилизацию фронта на Карельском перешейке и активное сдерживание на северном участке, считая, что армия сумеет самостоятельно удерживать противника до полугода и в дальнейшем дождется помощи от западных стран. Оба плана оказались иллюзией: Советский Союз недооценил силы Финляндии, Финляндия же сделала слишком большую ставку на помощь иностранных держав и на надежность своих укреплений.

Как уже упоминалось, к началу боевых действий в Финляндии прошла всеобщая мобилизация. СССР же решил ограничиться частями ЛенВО, считая, что дополнительного привлечения сил не потребуется. На момент начала войны СССР сосредоточил для операции 425 640 человек личного состава, 2 876 орудий и минометов, 2 289 танков, 2 446 самолетов. Противостояло им 265 000 человек, 834 орудия, 64 танка и 270 самолётов.

В составе Красной Армии на Финляндию наступали части 7-й, 8-й, 9-й и 14-й армий. 7-я армия наступала на Карельском перешейке, 8-я – севернее Ладожского озера, 9-я – в Карелии, 14-я – в Заполярье.

Наиболее благоприятная для СССР ситуация сложилась на фронте 14-й армии, которая, взаимодействуя с Северным флотом, заняла полуострова Рыбачий и Средний, город Петсамо (Печенга) и закрыла Финляндии выход к Баренцеву морю. 9-я армия вклинилась в финскую оборону на глубину 35-45 км и была остановлена (см. “Коктейль Молотова”). 8-я армия первоначально начала успешно продвигаться вперед, но также была остановлена, причём часть ее сил попала в окружение и была вынуждена отойти. Самые же тяжёлые и кровопролитные бои развернулись на участке 7-й армии, наступавшей на Карельский перешеек. Армии предстояло штурмовать Линию Маннергейма.

Как оказалось впоследствии, советская сторона имела обрывочные и крайне скудные данные и о противостоящем ей на Карельском перешейке противнике, и, самое главное, о линии укреплений. Недооценка противника немедленно сказалась на ходе боевых действий. Силы, выделенные для прорыва обороны финнов на этом участке, оказались недостаточными. К 12 декабря части РККА с потерями смогли преодолеть лишь полосу обеспечения Линии Маннергейма и остановились. До конца декабря было сделано несколько отчаянных попыток прорыва, но и они не увенчались успехом. К концу декабря стало очевидно, что попытки наступления в подобном стиле бессмысленны. На фронте наступило относительное затишье.

Поняв и изучив причины неуспеха в первый период войны, советское командование взялось за серьезную реорганизацию сил и средств. В течение всего января и начала февраля шло значительное усиление войск, насыщение их крупнокалиберной артиллерией, способной бороться с укреплениями, пополнение материальных запасов, переформирование частей и соединений. Были разработаны методы борьбы с оборонительными сооружениями, проведены массовые учения и тренировки личного состава, сформированы штурмовые группы и отряды, проведена работа по улучшению взаимодействия родов войск, по поднятию боевого духа (см. “Василий Тёркин”).

СССР учился быстро. Для прорыва укреплённого района был создан Северо-Западный фронт под командованием командарма 1 ранга Тимошенко и члена военного совета ЛенВО Жданова. В состав фронта были включены 7-я и 13-я армии.

Финляндия в этот момент также проводила мероприятия по повышению боеспособности собственных войск. На вооружение поступили как захваченные в боях, так и поставленные из-за рубежа новые техника и вооружение, части получили необходимое пополнение.

Обе стороны были готовы ко второму раунду схватки.

В то же самое время не прекращались бои в Карелии.

Наибольшую известность в историографии советско-финской войны за тот период получило окружение 163-й и 44-й стрелковых дивизий 9-й армии под Суомуссалми. 44-я дивизия с середины декабря наступала на помощь к окруженной 163-й дивизии. В период с 3 по 7 января 1940 года её части неоднократно попадали в окружение, но, несмотря на сложное положение, продолжали сражаться, имея перед финнами превосходство в техническом оснащении. В условиях постоянных боев, при быстро меняющейся обстановке командование дивизии неправильно оценило сложившееся положение и отдало приказ выходить из окружения группами, оставив тяжелую технику. Это лишь усугубило ситуацию. Части дивизии все же смогли пробиться из окружения, но с большими потерями… Впоследствии командир дивизии Виноградов, полковой комиссар Пахоменко и начальник штаба Волков, оставившие дивизию в самый сложный момент, были приговорены военным трибуналом к высшей мере наказания и расстреляны перед строем.

Стоит также отметить, что с конца декабря на Карельском перешейке финны пытались контратаковать с целью сорвать подготовку нового советского наступления. Контратаки не принесли успеха и были отбиты.

11 февраля 1940 года после массированной многодневной артиллерийской подготовки РККА совместно с частями Краснознамённого Балтийского флота и Ладожской военной флотилии начала новое наступление. Основной удар пришелся на Карельский перешеек. В течение трех дней войска 7-й армии прорвали первую полосу обороны финнов и ввели в прорыв танковые соединения. 17 февраля финские войска приказом командования отошли на вторую полосу из-за угрозы окружения.

21 февраля 7-я армия вышла ко второй полосе обороны, а 13-я армия – к основной полосе севернее Муолаа. 28 февраля обе армии Северо-Западного фронта начали наступление на всем протяжении Карельского перешейка. Финские войска отступили, оказывая ожесточенное сопротивление. В попытке приостановить наступающие части РККА финны открыли шлюзы Сайменского канала, но и это не помогло: 13 марта советские войска вошли в Выборг.

Параллельно боевым действиям велись бои и на дипломатическом фронте. После прорыва Линии Маннергейма и выхода советских войск на оперативный простор правительство Финляндии понимало, что шансов на продолжение борьбы не осталось. Поэтому оно обратилось к СССР с предложением начать мирные переговоры. 7 марта в Москву прибыла финская делегация, и уже 12 марта был заключён мирный договор.

По итогам войны к СССР отошёл Карельский перешеек и крупные города Выборг и Сортавала, ряд островов в Финском заливе, часть финской территории с городом Куолаярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний. Ладожское озеро стало внутренним озером СССР. Финляндии была возвращена захваченная во время боев область Петсамо (Печенга). СССР получил в аренду часть полуострова Ханко (Гангут) сроком на 30 лет для оборудования там военно-морской базы.

В то же время репутация советского государства на международной арене пострадала: СССР был объявлен агрессором и исключен из Лиги Наций. Взаимное недоверие западных стран и СССР достигло критической точки.

Рекомендуемая литература:
1. Иринчеев Баир. Забытый фронт Сталина. М.: Яуза, Эксмо, 2008. (Серия: Неизвестные войны XX века.)
2. Советско-финляндская война 1939-1940 / Сост. П. Петров, В. Степаков. СПб.: Полигон, 2003. В 2-х т.
3. Таннер Вяйнё. Зимняя война. Дипломатическое противостояние Советского Союза и Финляндии, 1939–1940. М.: Центрполиграф, 2003.
4. “Зимняя война”: работа над ошибками (апрель-май 1940 г.). Материалы комиссий Главного военного совета Красной Армии по обобщению опыта финской кампании / Отв. сост. Н. С. Тархова. СПб., Летний сад, 2003.

Татьяна Воронцова

Источник: urokiistorii.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.