Годы жизни михаила федоровича романова

Михаил Федорович Романов родился 12 (22) июля 1596 года в Москве в семье боярина Федора Никитича Романова (около 1554 — 1633), позднее ставшего патриархом Московским под именем Филарета. Он был двоюродным племянником Федора I Ивановича (1557-1598), последнего русского царя из династии Рюриковичей.

11 (21) февраля 1613 года по инициативе боярства Михаил Федорович был избран на царский престол Земским собором, собравшимся после изгнания из Москвы польских интервентов. Его кандидатура была поддержана выборными от дворян, купцов и казаков. Романовы были в родстве почти со всеми влиятельными боярами, и в то же время имели большое число сторонников среди дворянства и среди стоявшего под Москвой казачества.

Болезненный, слабый и безвольный царь Михаил Федорович не играл активной роли в управлении государством. В 1613-1619 годах он находился под влиянием матери и ее родных — Салтыковых, затем — отца, фактически управлявшего Россией в 1619-1633 годах и даже носившего титул «великого государя», позднее — отдельных бояр.


Во внутренней политике царь Михаил Федорович и патриарх Филарет стремились к консолидации расколотых Смутой боярства и дворянства. Поэтому они, в частности, не посягали на владения тех, кто в годы интервенции ориентировался на поляков или перебегал из одного лагеря в другой. Кроме того, Михаил Федорович увеличил срок так называемых урочных лет — времени сыска беглых крестьян — с 5 до 10 лет. При Михаиле Федоровиче велось интенсивное строительство засечных черт против крымских татар, происходила дальнейшая колонизация Сибири.

В ходе Русско-шведской войны 1613-1617 годов полководцам Михаила Федоровича удалось отвоевать Новгород и Гдов. Конец войне положил Столбовский мир (1617), по которому Россия потеряла выход к Балтийскому морю и крепости Ивангород, Ям, Копорье, Орешек.

Долгая череда военных столкновений с Речью Посполитой, длившаяся с 1609 года, при Михаиле Федоровиче была прекращена подписанием Деулинского перемирия (1618). По нему, в частности, был произведен обмен пленными и в Россию вернулся отец царя — патриарх Филарет. По окончании действия договора в 1632 году боевые действия возобновились. Попытки царских полководцев отвоевать Смоленск и Чернигов закончились безрезультатно. В целом неудачная для России Смоленская война 1632-1634 годов имела только один положительный итог — польский король Владислав IV Ваза отказался от притязаний на русский престол.


В 1624 году Михаил Федорович женился на Евдокии Лукьяновне Стрешневой, дочери незнатного дворянина. От этого брака родилось шестеро детей: три дочери — Ирина, Анна, Татьяна и три сына — Иван, Василий и Алексей. В 1639 году в течение трех месяцев царевичи Иван и Василий умерли. Царь очень тяжело перенес эту утрату.

12 (22) июля 1645 года во время церковной службы Михаилу Федоровичу стало плохо, его на руках отнесли во дворец. 13 (23) июля царь скончался, успев благословить своего сына Алексея Михайловича на царский престол. Михаил Федорович похоронен в усыпальнице Архангельского собора Московского Кремля.

Источник: www.BankGorodov.ru

Требуется монарх

В январе 1613 года в Москве приступил к работе Земский собор. Главной его задачей были выборы нового русского царя, которые должны были поставить точку в затянувшейся Смуте.

Взятие Москвы народным ополчением Минина и Пожарского резко сместило акценты в вопросе подбора кандидатов. Вопреки прежним идеям знати, простолюдины высказались вполне определённо — никаких иностранных королевичей нам не нужно, царь должен быть свой.

Не считаться с мнением вооружённого народа было опасно, поэтому основными кандидатами были представители знатных русских родов.

Если бы вопрос мог решаться всенародным волеизъявлением, то победителем стал бы князь Дмитрий Пожарский, военачальник, освободивший Москву, человек, чья биография осталась незапятнанной в период Смутного времени.


Однако именно это и не устраивало большинство представителей русской знати. Те, кто успел послужить и Лжедмитрию I, и Тушинскому вору, и полякам, стремились перевернуть эту неприглядную страницу своей жизни. А чтобы о старых грехах никто не напоминал, необходимо было привести к власти человека из рода, чьи представители также были замешаны в неприглядных делах.

Влиятельный род Романовых отлично подходил под эти требования. Попав в опалу при Борисе Годунове, они вышли на ведущие роли при Лжедмитрии I, служили Лжедмитрию II, участвовали в Семибоярщине и поддерживали приглашение на царство польского королевича Владислава.

Отрок Михаил, сын монаха

Изначально было понятно, что новый монарх будет компромиссной кандидатурой, которая вряд ли понравится всем, но с которой большинство готово будет примириться.

Таким кандидатом оказался 16-летний сын боярина Фёдора Никитича Романова Михаил.

На момент избрания Михаила на царство сложилась удивительная ситуация — родители его были живы, но являлись монахами.

Ни Фёдор Никитич, ни жена его Ксения Ивановна служению Богу жизнь посвящать не собирались. Однако в 1600 году, когда Романовы при Борисе Годунове оказались в опале, их насильно пострили в монахи под именами Филарета и Марфы. А обратного хода в мир без потери чести у них не было.


На момент избрания на царство Михаил с матерью укрывались в Костроме, а Филарет Романов, в 1611 году поссорившийся с поляками, пребывал в плену.

Предание гласит, что инокиня Марфа, к которой прибыли послы, дабы сообщить об избрании сына царём, долго плакала, умоляя избавить его от этой участи. Сам Михаил якобы тоже колебался.

Откровенно говоря, всё это вызывает сомнения. Вопрос решали серьёзные люди, в том числе из клана Романовых, и когда вопрос был решён, мнение подростка и его матушки мало кого интересовало. На кону была судьба государства, кого в такой момент интересуют женские слёзы?

Всё было настолько серьёзно, что конкурента Михаила Фёдоровича, 3-летнего сына Марины Мнишек и Лжедмитрия II, уже после воцарения первого из Романовых публично повесили «за свои злые дела».

Папа может, папа может всё что угодно…

Присланный из Москвы отряд сопровождал Михаила Романова в столицу через крупные города, дабы показать — у Российского государства снова есть монарх.


21 июля 1613 года, за один день до своего 17-летия, в Успенском соборе Московского кремля Михаил Фёдорович Романов был венчан на царство.

Венчание на царство царя Михаила Фёдоровича в Успенском соборе. Источник: Public Domain

Ни о каком самостоятельном государственном управлении речь не шла — власть снова оказалась в руках представителей знатных родов, и в первую очередь, Романовых. В первые годы правления большое влияние на сына оказывала мать, инокиня Марфа.

В 1619 году из плена возвратился отец царя, Филарет Романов, который был возведён в чин Патриарха Московского и Всея Руси. С этого момента именно Филарет становится реальным главой России. Государственные грамоты подписывались одновременно и от имени царя, и от имени владыки церкви.

Было бы неправдой сказать, что управление политическими делами, которое осуществлял Филарет Романов, было неудачным. России удалось отстоять свою независимость в борьбе с Польшей, была восстановлена централизованная власть на всей территории страны, началось постепенное возрождение разрушенной смутой экономики.


Филарет Романов являлся важнейшей фигурой в русской политике вплоть до самой своей смерти в 1633 году.

Патриарх Филарет. Портретная фантазия XIX века. Источник: Public Domain

Отвергнутая невеста

Ну а что же сам царь Михаил? Главное, что от него требовалось, — это укрепить новую династию, избавив страну от кошмара, который начался после пресечения рода Рюриковичей.

Проще говоря, Михаил Фёдорович должен был оставить потомство, желательно — здоровое и многочисленное. В 1616 году, когда царю исполнилось 20 лет, был объявлен смотр невест.

Мать Михаила, инокиня Марфа, выбрала для сына невесту, но тут царь вдруг спутал её планы, указав на дочь коломенского дворянина Ивана Хлопова Марию.

Царское слово — закон, и Марию стали готовить к свадьбе. Но внезапно девушка заболела, у неё открылась рвота.


Инокиня Марфа заявила, что Мария Хлопова серьёзно больна и на роль царицы не подходит. Есть основания думать, что болезнь у Марии произошла не без участия матери царя.

Врачи настаивали — ничего серьёзного не случилось, и девушка сможет родить здоровых детей. Инокиня Марфа утверждала обратное.

Дело дошло до Земского собора, на котором было решено невесту со всей роднёй отправить в ссылку в Тобольск.

Михаил тосковал по Марии, но перечить матери на сей раз не решился.

В 1619 году из плена вернулся отец царя, Филарет Романов, и устроил сыну разнос, обвинив его в малодушии, нежелании бороться за своё счастье. Хлоповым смягчили условия ссылки, но о браке речь уже не шла. Филарет попытался поискать сыну невесту среди иностранных принцесс, но везде натыкался на отказ.

Мария Хлопова на рисунке Николая Неврева. Источник: Public Domain

Царь выбирает служанку


История с женитьбой растянулась на семь лет. В 1623 году Михаил сорвался и потребовал обвенчать их с Марией. Но инокиня Марфа не отступала, пригрозив — если сын женится на Хлоповой, то она вовсе уедет из страны.

Михаил Фёдорович сдался и в 1624 году женился на той, на кого указала мать, — на княжне Марии Долгорукой. Но всего через несколько дней молодая жена заболела и, несмотря на усилия лекарей, через пять месяцев умерла.

Это была настоящая катастрофа. Царю было почти 30 лет, детей у него не было, да и собственное здоровье начало ухудшаться. Страна содрогнулась при мысли о новой Смуте.

Устроили новый смотр невест, и царь опять удивил — отвернувшись от знатных девушек, он выбрал дочь мелкопоместного дворянина Лукьяна Стрешнева Евдокию. Девушке было 18 лет, и она не была кандидаткой, а оказалась на смотре в качестве прислужницы одной из претенденток.

Родители Михаила Фёдоровича восторга от такого выбора не испытали, но более искушать судьбу не стали — пусть уже женится на ком хочет, лишь бы дети родились. Свадьба состоялась в феврале 1626 года.

В 1627 году у царской четы родился первый ребёнок. К огромному разочарованию приближённых, на свет появилась девочка. Её назвали Ириной.

Вторая беременность царицы Евдокии также закончилась рождением девочки, которую назвали Пелагеей.

Единственный наследник


И лишь в марте 1629 года, к огромному облегчению всего государства российского, у царя родился сын, которого назвали Алексеем.

Алексей I Михайлович Романов. Источник: Public Domain

На самом деле стабильности династии это не принесло. По сути, Алексей оставался единственным наследником трона. Из 10 детей, которых Михаилу Фёдоровичу родила Евдокия, лишь трое были мальчиками, и до совершеннолетия из них дожил лишь Алексей. Да и вообще, из детей царя, кроме Алексея, дожить до взрослых лет удалось только дочери Анне.

К 30 годам царя стала мучить прогрессирующая болезнь ног, из-за которой он стал терять способность к самостоятельному передвижению. При обострении Михаила Фёдоровича носили на руках слуги.

23 июля 1645 года, на следующий день после своего 49-летия, первый царь из династии Романовых скончался от водянки. Царица Евдокия пережила мужа всего на пять недель.

Царём стал 16-летний Алексей Михайлович Романов. Теперь уже ему предстояло решать задачу укрепления правящей династии.

Источник: aif.ru

Михаил Фёдорович Романов


Михаил Фёдорович Романов

Михаил Фёдорович Романов. Родился 12 (22) июля 1596 года в Москве — умер 13 (23) июля 1645 года в Москве. Первый русский царь из династии Романовых. Правил с 27 марта (6 апреля) 1613 года. Отец русского царя Алексея Михайловича.

Михаил Романов родился 12 (22) июля 1596 года в Москве.

Отец — Патриарх Филарет, в миру Фёдор Никитич Романов (Романов-Юрьев) (1553-1633), церковный и политический деятель, Патриарх Московский и всея Руси (1619-1633). Двоюродный брат царя Фёдора Иоанновича.

Мать — Инокиня Марфа, она же великая старица Марфа, в миру Ксения Иоанновна Романова (в девичестве Шестова; умерла 26 января (5 февраля) 1631).

Михаил Фёдорович приходился двоюродным племянником Фёдору Иоанновичу, последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей.

Род Романовых принадлежит к числу древних семей московского боярства. Первый известный по летописям представитель этой фамилии — Андрей Иванович, имевший прозвище Кобыла, в 1347 году находился на службе у Великого Владимирского и Московского князя Симеона Ивановича Гордого. При Борисе Годунове Романовы подверглись опале. В 1600 году начался розыск по доносу дворянина Бертенева, служившего казначеем у Александра Романова — дяди будущего царя. Бертенев донес, что Романовы хранят у себя в казне волшебные коренья, намереваясь «испортить» (умертвить колдовством) царскую семью. Из дневника польского посольства следует, что отряд царских стрельцов совершил вооруженное нападение на подворье Романовых. 26 октября (5 ноября) 1600 года братья Романовы были арестованы. Сыновья Никиты Романовича — Фёдор, Александр, Михаил, Иван и Василий — были пострижены в монахи и сосланы в Сибирь в 1601 году, где большинство из них погибли.

Михаил родился в день святого Михаила Малеина, в честь которого он был крещён. Также по традиции он был назван в честь дяди — Михаила Никитича Романова.

Родители Михаила Романова

Родители Михаила Романова

В 1605 году Лжедмитрий I, желая на деле доказать родство с домом Романовых, вернул из ссылки оставшихся в живых членов фамилии. Были возвращены Фёдор Никитич (в монашестве Филарет) с женой Ксенией Ивановной (в монашестве Марфа) и детьми, и Иван Никитич.

С осени 1602 года Михаил несколько лет жил в Клинах (ныне Владимирская область, Кольчугинский район), в имении своего дяди Ивана Никитича, а после свержения Шуйского и прихода к власти Семибоярщины оказался в Москве, где и находился всё то время, пока город осаждали русские ополченцы.

Зимой 1612 года Марфа Ивановна с сыном Михаилом жили в своей костромской вотчине Романовых, селе Домнине, а затем укрывались от преследования польско-литовских отрядов в Ипатьевском монастыре в Костроме.

Избрание Михаила Фёдоровича Романова на царство

26 октября (5 ноября) 1612 года в Москве, лишённый поддержки со стороны основных сил Гетмана Ходкевича, капитулировал гарнизон войск Речи Посполитой. После освобождения столицы возникла необходимость в выборе нового государя. Из Москвы во многие города Руси были разосланы грамоты от имени освободителей Москвы — Пожарского и Трубецкого. Дошли сведения о документах, отправленных в Соль Вычегодскую, Псков, Новгород, Углич. Эти грамоты, датированные серединой ноября 1612 года предписывали прибыть в Москву представителям каждого города до 6 декабря. Однако выборные долго съезжались из далёких концов ещё бурлящей России. Некоторые земли (например, Тверская) были разорены и сожжены полностью. Кто-то присылал 10-15 человек, кто-то всего одного представителя. Срок открытия заседаний Земского Собора был перенесён с 6 декабря на 6 января. В полуразрушенной Москве осталось единственное здание, способное вместить всех выборных — Успенский собор Московского Кремля. Численность собравшихся колеблется по разным оценкам от 700 до 1500 человек.

Собор открылся 16 января. Открытию предшествовал трехдневный пост, целью которого было очищение от грехов смуты.

В 1613 году на российский престол, помимо Михаила Романова, претендовали как представители местной знати, так и представители правящих династий соседних стран. Среди последних кандидатами на престол были: Польский королевич Владислав, сын Сигизмунда III; Шведский королевич Карл Филипп, сын Карла IX; Король Англии и Шотландии Яков I — его выдвинули бояре и дворяне, представившие как короля якобы одной с русскими веры, рассчитывавшие с помощью английских судов продавать излишки хлеба за границу.

Среди представителей местной знати выделялись следующие фамилии: Голицыны; Мстиславские и Куракины; Воротынские; Годуновы и Шуйские; Дмитрий Мамстрюкович Черкасский; Дмитрий Пожарский и Дмитрий Трубецкой.

Кроме того, рассматривалась кандидатура Марины Мнишек и её сына от брака с Лжедмитрием II, прозванного «Ворёнком».

Согласно официальной версии, избрание Романовых стало возможным благодаря тому, что кандидатура Михаила Романова оказалась компромиссной во многих отношениях. Получив на московском троне молодого, неопытного монарха, бояре могли надеяться оказывать давление на царя при решении ключевых вопросов. Отец Михаила, патриарх Филарет некоторое время состоял в лагере Лжедмитрия II. Это давало надежду перебежчикам из Тушинского лагеря, что Михаил не станет сводить с ними счёты. Патриарх Филарет, кроме того, пользовался несомненным авторитетом в рядах духовенства. Род Романовых в меньшей степени запятнал себя сотрудничеством с «непатриотичным» польским правительством в 1610-1612 годах. Хотя Иван Никитич Романов и входил в состав Семибоярщины, он находился в оппозиции к остальным своим родственникам (в частности, патриарху Филарету и Михаилу Фёдоровичу) и не поддерживал их на соборе. С Анастасией Захарьиной-Юрьевой, первой женой царя Иоанна Грозного, был связан наиболее либеральный период его правления.

Решающее голосование было назначено на 21 февраля (3 марта) 1613 года. Собор, однако, принял другое, неугодное Шереметеву решение: потребовал от Михаила Романова, как и от всех остальных кандидатов, незамедлительно явиться на собор. Шереметев всячески препятствовал исполнению этого решения, мотивируя свою позицию соображениями безопасности.

Собор переменил решение, позволив Михаилу Романову остаться в Костроме. 21 февраля (3 марта) 1613 года Земский собор избрал Романова на царство.

Согласно официально признанной в эпоху правления Романовых точке зрения, собор добровольно, выражая мнение большинства жителей России, принял решение об избрании Романова, согласуясь с мнением большинства.

13 (23) марта 1613 года послы от Земского собора, избравшего 16-летнего Михаила царём, во главе с архиепископом Рязанским Феодоритом, келарем Троице-Сергиева монастыря Авраамием Палицыным и боярином Фёдором Ивановичем Шереметевым прибыли в Кострому. 14 (24) марта они были приняты в Ипатьевском монастыре. Здесь они огласили решение Земского собора об избрании Михаила Фёдоровича на московский престол.

Его мать, инокиня Марфа, была в отчаянии, она слёзно умоляла сына не принимать столь тяжкое бремя. Михаил и сам долго колебался. После обращения к матери и Михаилу рязанского архиепископа Феодорита Марфа дала своё согласие на возведение её сына на престол. Через несколько дней Михаил выехал в Москву. Мать благословила его на царство Феодоровской иконой Божией Матери, и с этого момента икона стала одной из святынь дома Романовых. В предании об иконе есть такие слова, приписываемые Марфе: «Се, Тебе, о Богомати Пречистая Богородица, в Твои Пречистеи руце, Владычице, чадо своё предаю, и якоже хощеши, устроиши ему полезная и всему православному христианству».

По дороге он останавливался во всех крупных городах: Костроме, Нижнем Новгороде, Владимире, Ярославле, Троицком монастыре, Ростове, Суздале. Прибыв в Москву, он отправился через Красную площадь в Кремль. У Спасских ворот его встречали крестным ходом с главными государственными и церковными реликвиями. Затем он молился у гробниц русских царей в Архангельском соборе и у святынь первопрестольного Успенского собора.

В мае 1613 года думный дьяк Иван Чичерин подписал грамоту об избрании на царство Михаила Романова. 11 (21) июля 1613 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось венчание Михаила на царство, ознаменовавшее основание новой правящей династии Романовых.

Михаил Фёдорович Романов в молодости

Личная жизнь Михаила Фёдоровича Романова:

В 1616 году, когда царю Михаилу исполнилось двадцать лет, царица-инокиня Марфа, в согласии с боярами, решилась устроить смотрины невест — царю подобало жениться и явить миру законного наследника, чтобы не было смут. Девушки съезжались в Москву на смотрины, но мать заранее выбрала сыну девушку из знатной боярской семьи, близкой к семье её родственников Салтыковых. Михаил, однако, спутал её планы: обходя ряды красавиц, молодой царь остановился перед боярышней Марией Хлоповой.

Царскую невесту поселили во дворце и даже нарекли новым именем Анастасия (в память о первой жене Ивана Грозного). Вместе с девушкой ко двору прибыла и её многочисленная родня. Но внезапно девушка заболела, в течение нескольких дней у неё была частая рвота. Осмотревшие её придворные доктора (Валентин Бильс и лекарь Балсырь) выдали заключение: «Плоду и чадородию от того порухи не бывает». Но Михаил Салтыков донёс царю Михаилу, что лекарь Балсырь признал болезнь невесты неизлечимой. Инокиня Марфа потребовала, чтобы Марию удалили. Был созван Земский собор. Гаврило Хлопов бил челом: «Болезнь произошла от сладких ядей. Болезнь проходит, невеста уже здорова. Не след отсылать её с верху!» Но бояре знали, что мать царя не хочет Хлопову, поэтому признали: «Мария Хлопова к царской радости непрочна!». Марию вместе с бабкой, тёткой и двумя дядями Желябужскими, разлучив с родителями, отправили в ссылку в Тобольск. Но Михаил Фёдорович продолжал получать известия о здоровье бывшей невесты.

В 1619 году вернулся из плена отец царя, митрополит Филарет, и был посвящён в патриархи. С его появлением влияние матери на Михаила заметно уменьшилось. Филарет не согласился с женой и осудил сына за малодушное поведение. Невесту и её родственников перевели в Верхотурье, а через год — в Нижний Новгород. Но Филарет не настаивал на браке с бывшей невестой.

Принимая во внимание печальное состояние государства, патриарх решил сосватать Михаилу литовскую принцессу, но тот отказался. Тогда отец предложил посвататься к Доротее-Августе, племяннице датского короля Христиана. Летопись сообщает об отказе короля, мотивированном тем, что его брат, принц Иоанн, приезжал сватать царевну Ксению и, по слухам, был уморен отравою. В начале 1623 года было отправлено посольство к шведскому королю сватать его родственницу, княжну Екатерину. Но она не захотела исполнить непременного русского условия — креститься в православную веру.

После неудач при иностранных дворах Михаил Фёдорович вновь вспомнил о Марии. Он заявил родителям: «Сочетался я по закону Божию, обручена мне царица, кроме нея не хочу взять иную». Инокиня Марфа вновь обвинила девушку в болезни. По приказу патриарха Филарета было проведено дознание: допрошены родители Марии, врачи, лечившие её. Врачи Бильс и Балсырь были отправлены в Нижний Новгород, чтобы вновь осмотреть невесту. Они освидетельствовали Марию-Анастасию, допросили родных, духовника и пришли к единому мнению: «Марья Хлопова во всём здорова». Сама невеста говорила: «Как была я у отца и у матери, и у бабки, так болезни никакие не бывали, да и на государеве дворе будучи, была здорова шесть недель, а после того появилась болезнь, рвало и ломало нутрь и опухоль была, а чаю, то учинилось от супостата, и была та болезнь дважды по две недели. Давали мне пить воду святую с мощей, и оттого исцелена, и полегчало вскоре, и ныне здорова».

После дознания заговор Салтыковых был раскрыт. Михаила и Бориса отправили в свои вотчины, старицу Евникию (наперсницу Марфы) сослали в Суздальский монастырь. Царь вновь собирался жениться на выбранной девушке. Но инокиня Марфа пригрозила сыну: «Если Хлопова будет царицей, не останусь я в царстве твоём». Через неделю после опалы Салтыковых Иван Хлопов получил царскую грамоту: «Мы дочь твою Марью взять за себя не изволим».

Инокиня Марфа нашла Михаилу Фёдоровичу новую невесту — родовитую княжну Марию Владимировну Долгорукую из древнего рода потомков черниговских князей — Рюриковичей. Свадьба состоялась 18 сентября 1624 года в Москве. Но через несколько дней молодая царица заболела и через пять месяцев умерла. Летопись называет смерть Марии Божьей Карой за оскорбление ни в чём не повинной Хлоповой.

Мария Владимировна Долгорукая — первая жена Михаила Романова

Мария Владимировна Долгорукая первая жена Михаила Романова

В 1626 году царю Михаилу Романову шёл тридцатый год и был он бездетный вдовец. Для новых смотрин привезли 60 красавиц из знатных семей. Но приглянулась ему одна из прислужниц — дочь мещовского дворянина Евдокия Стрешнева, дальняя родственница боярышни, приехавшей на смотрины.

Скромная свадьба состоялась 5 (15) февраля 1626 года в Москве. Молодых обвенчал сам патриарх Филарет, отец жениха. Причём царь ввел Евдокию в кремлёвские палаты всего за три дня до объявления венчания, боясь, как бы враги не испортили девушку. До того отец и братья сами стерегли её дома. Евдокия отказалась менять имя на Анастасию, объяснив, что ни Анастасии Романовне, ни Марии Хлоповой «имя это счастья не прибавило». Она далека была от борьбы политических «партий» при дворе и интриг.

Михаил Фёдорович Романов и Евдокия Стрешнева

Михаил Фёдорович Романов и Евдокия Стрешнева

Семейная же жизнь Михаила Фёдоровича оказалась счастливой. В браке Михаила Фёдоровича и Евдокии Лукьяновны родилось 10 детей.

Дети Михаила Фёдоровича Романова:

— Ирина Михайловна (22 апреля (2 мая) 1627 — 8 (18) апреля 1679);
— Пелагея Михайловна (1628-1629) — умерла в младенчестве;
— Алексей Михайлович (19 (29) марта 1629 — 29 января (8 февраля) 1676) — русский царь;
— Анна Михайловна (14 (24) июля 1630 — 27 октября (6 ноября) 1692);
— Марфа Михайловна (1631-1632) — умерла в младенчестве;
— Иоанн Михайлович (2 (12) июня 1633 — 10 (20) января 1639) — умер в 5 лет;
— Софья Михайловна (1634-1636) — умерла в младенчестве;
— Татьяна Михайловна (5 (15) января 1636, Москва — 24 августа (4 сентября) 1706, Москва);
— Евдокия Михайловна (1637) — умерла в младенчестве;
— Василий Михайлович (14 (24) марта 1639 — 25 марта (4 апреля) 1639) — погребён в Архангельском соборе Москвы.

Михаил Фёдорович Романов 2

Царствование Михаила Фёдоровича Романова

Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правили инокиня Марфа и её родня.

После освобождения в 1619 году из польского плена патриарха Филарета фактическая власть перешла в руки последнего, также именовавшегося Великим государем. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

В его царствование были прекращены войны со Швецией, в 1617 году подписан Столбовский мир, по которому России были возвращены Новгородские земли. Границы, установленные Столбовским миром, сохранялись до начала Северной войны 1700-1721 гг. Несмотря на потерю выхода к Балтийскому морю, возвращены большие территории, ранее завоёванные Швецией. Также Россия должна была выплатить большую по тем временам контрибуцию 20000 рублей.

Деулинское перемирие 1618 года, а затем «вечный мир» с Речью Посполитой (Поляновский мир 1634 года) привели к тому, что Польша и Литва сохранили за собой Смоленск и Северскую землю, но польский король и великий князь литовский Владислав IV отказался от притязаний на русский престол.

В 1621 году специально для царя дьяки Посольского приказа стали готовить первую русскую газету — «Вестовые письма».

В 1627 году Михаил Федорович ограничил местничество.

В 1631-1634 годы осуществлена организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского). На эти же года приходится Русско-польская война (1632-1634), закончившаяся невыгодным для России Поляновским миром.

В 1632 году Андрей Виниус с разрешения Михаила Фёдоровича основал первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

В 1637 году срок поимки беглых крестьян был увеличен до 9 лет, а в 1642 году — ещё на год. Вывезенных же другими владельцами разрешалось искать до 15 лет.

При Михаиле Романове была установлена прочная централизованная власть на всей территории страны посредством назначения воевод и старост на местах.

Для определения размера налогов по всей стране была произведена точная опись всех поместных земель. Был учрежден особый «приказ» (канцелярия) для приёма и разбора жалоб от населения «на обиды сильных людей».

Произошло присоединение к России земель по Яику, Прибайкалья, Якутии, состоялся выход к Тихому океану.

Во времена Михаила Романова была основана Немецкая слобода в Москве — поселение иностранных инженеров и военных специалистов. Менее чем через 100 лет многие жители «Кукуя» сыграют важную роль в реформах Петра I Великого.

Началась светская живопись в России: по государеву указу 26 июля (5 августа) 1643 года на службу в Оружейную палату был принят житель Ругодива живописного дела мастер Иоанн Детерс, который обучал живописи русских учеников.

Михаил Фёдорович Романов 3

Смерть Михаила Фёдоровича Романова:

Царь Михаил от рождения не отличался крепким здоровьем. Уже в 1627 году, в возрасте 30 лет, Михаил Федорович так «скорбел ножками», что иногда, по его собственным словам, его «до возка и из возка в креслах носят».

Скончался 13 (23) июля 1645 года от водяной болезни неизвестного происхождения в возрасте 49 лет. По мнению лекарей, лечивших Московского государя, болезнь его произошла от «многого сиденья», от холодного питья и меланхолии, «сиречь кручины». Похоронен Михаил Фёдорович в Архангельском соборе Московского Кремля.

В 1851 году в Костроме был установлен памятник царю Михаилу Фёдоровичу и крестьянину Ивану Сусанину. Проект подготовил В. И. Демут-Малиновский. В советское время памятник был разрушен, сохранился лишь гранитный постамент, который установлен на центральной площади города в положении «лёжа». В канун 400-летия династии Романовых в 2013 году бывший мэр Костромы установил во дворе своего дома осовремененную версию памятника Михаилу Фёдоровичу.

Михаил Фёдорович Романов

Образ Михаила Фёдоровича в кино:

1913 — Воцарение дома Романовых — в роли Михаила Фёдоровича актриса Софья Гославская;
1913 — Трёхсотлетие царствования дома Романовых — в роли Михаила Фёдоровича актер Михаил Чехов;
2013 — Романовы — в роли Михаила Фёдоровича актер Андрей Шибаршин

Источник: stuki-druki.com

Об этом царе Россия вспоминает нечасто. По существу – раз в сто лет, когда отмечаются юбилеи династии Романовых.

Годы жизни михаила федоровича романоваИтак, 21 февраля (как считается по новому стилю – 3 марта)  Земский собор избирает нового царя – Михаила Фёдоровича Романова. Избраннику было шестнадцать лет.  Царствовать ему довелось долго, как в сказке – тридцать лет и три года. То были трудные годы повторного укрепления Московского государства. Та Святая Русь, которую мы знаем по фольклору – с теремами, храмами, с торжественным царским и боярским облачением – это как раз эпоха первых Романовых, Михаила и Алексея. Московская эстетика стала для нашей страны классической, заветной.

Пышное облачение Иоанна Грозного и Феодора Иоанновича надели на безусого молодого человека, несколько растерянного…

Робость, нерешительность, столь естественная для юноши, оказалась своевременной для политической реальности. В годы преодоления смуты излишние амбиции государя непременно  пошли бы во вред. Иногда нужно уметь, стиснув зубы, сдавать позиции, сдерживая гордость и честолюбие. Русь получила такого царя, который не мог навредить государству, приходящему в себя после смуты.

Считается, что в первые годы царствования Михаил Фёдорович пребывал под влиянием матери – властной инокини Марфы.

Царь действительно на удивление редко демонстрировал своенравие, а компромиссы давались ему, на первый взгляд, легко. Историк Николай Костомаров сетовал, что вокруг молодого царя не было ярких личностей – сплошь ограниченные неучи. «Сам Михаил был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, не одарен блестящими способностями, но не лишен ума; зато не получил никакого воспитания и, как говорят, вступивши на престол, едва умел читать». Ну, у  Костомарова  оптика извечно уничижительная по отношению к Руси. Из его сочинений невозможно понять – как такое варварское государство выстояло и усилилось?

А ведь царь Михаил начал править в отчаянном положении: казна расхищена, города разорены. С чего взимать подати? Чем кормить войско? Собор признал необходимость экстренного (помимо податей) сбора пятой деньги и даже не с доходов, а с каждого имущества по городам, с уездов же – по 120 рублей с сохи. Этот обременительный для народа маневр за годы правления Михаила пришлось повторять ещё дважды. И, хотя народ потихоньку обогащался, всякий раз денег в казну приходило меньше. По-видимому, состоятельные люди наловчились прятаться от этого убийственного налога.

 

В 1620 году правительство разослало грамоты, в которых под страхом жесткого наказания запрещало воеводам и приказным людям брать взятки, а городским и уездным жителям давать их. Своевременная мера!

Всячески пытался царь поддерживать русских деловых людей, смело вводил протекционные меры. Но русское купечество за годы войн обнищало: для больших проектов пришлось приглашать иностранцев. Голландский купец Виниус устроил подле Тулы заводы для литья пушек, ядер и выделывания разных других вещей из железа. Правительство строго следило, чтобы иностранцы не скрывали от русских секретов мастерства. Нравы при этом сохранялись строгие: скажем, за употребление табаку резали носы – совсем, как в наше время. При царе Михаиле вызывали из-за границы не одних ратных людей, не одних мастеров и заводчиков: понадобились люди ученые, и в 1639 году вызван был в Москву известный ученый голштинец Адам Олеарий – астроном, географ и геометр.

В личной жизни молодой царь считал за благо подчиняться матери – и напрасно… Это трагически проявилось в истории его несостоявшейся женитьбы с Марией Хлоповой, которую Михаил любил, но дважды расстроил свадьбу, поддавшись интригам родственников. Марфа нашла сыну более подходящую, как ей казалось, невесту – Марию Долгорукую. Но та смертельно заболела через неделю после свадьбы – и в этом увидели Божью кару за жестокую обиды, нанесённую безвинной Хлоповой…

В 1619-м году на Русь из польского плена вернулся Филарет (Фёдор) Романов – патриарх и «великий государь». Он стал соправителем сына – и возрождение Руси после смуты было в значительной степени заслугой патриарха Филарета.

Как ни был миролюбив юный Михаил, но войны Русь вела беспрестанно. Нужно было и шведов утихомирить, и разбушевавшееся казачество успокоить, и Смоленск вернуть у поляков.

Сперва против поляков были посланы войска под руководством Д. М. Черкасского, против шведов под Новгород направился Д. Т. Трубецкой, а на юг под Астрахань, против Заруцкого — И. Н. Одоевский. Главную задачу решить не удалось: Смоленск так и остался во власти поляков.

У самого Михаила душа не лежала к ратным подвигам.  Зато, подобно царю Феодору Иоанновичу, он ежедневно посещал богослужения, несколько рад в год ездил на богомолье, объезжал монастыри, участвовал в публичных церковных церемониях.

Английский король взял на себя роль посредника в переговорах России со Швецией, и в феврале 1617 г. был подписан Столбовский мирный договор. По нему Россия теряла все балтийское побережье, за которое шла борьба на протяжении всего XVI века, но получала назад исконно русские земли, в том числе и Новгород – жизненно важный для царства.

При этом, когда англичане обратились к Михаилу с просьбой разрешить ездить через территорию России в Персию для торговли, он, посовещавшись с торговыми людьми, ответил отказом…  Выплачивать пошлину англичане не хотели: и у царя хватило выдержки, чтобы проявить непреклонность. Торговля с Персией интересовала и французов, и голландцев. Французские послы обратились к Михаилу Фёдоровичу с таким предложением:

“Царское величество начальник над восточною страною и над греческою верою, а Людовик, король французский, начальник в южной стране, и когда царь будет с королем в дружбе и союзе, то у царских недругов много силы убудет; император немецкий с польским королем заодно – так царю надобно быть заодно с королем французским. Король французский и царское величество везде славны, других таких великих и сильных государей нет, подданные их во всем им послушны, не так как англичане и брабантцы; что хотят, “то и делают, что есть дешевых товаров скупят в испанской земле да и продают русским дорогой ценой, а французы будут продавать все дешево”.

Несмотря на эти хорошо сформулированные посулы, бояре отказали послу в персидской торговле, заметив, что французы могут покупать персидские товары у русских купцов.

Такой же отказ получили голландские и датские послы. Такова была политика царя Михаила.

Продолжалось освоение Сибири. В 1618-м году русские люди дошли до Енисея и основали будущий  Красноярск. В богатевшем Тобольске в 1622 году была учреждена архиепископия.

В 1637-м году казаки под руководством атамана Михаила Татаринова захватили Азов – стратегически важную турецкую крепость в устье Дона. Казаков было изначально всего три тысячи человек при четырех фальконетах (разновидность малокалиберной пушки), в то время, как гарнизон Азова насчитывал четыре тысячи янычар, имел мощную артиллерию, большие запасы продовольствия, пороха и прочего, необходимого для длительной обороны. После двухмесячной осады казаки, числом немногим более трех тысяч, пошли на приступ и штурмом овладели крепостью, полностью уничтожив турецкий гарнизон.

Казаки быстро обосновались в Азове, восстановили постройки, организовали оборону крепости, а в Москву направили послов бить челом Государю всея Руси и просить Его принять Азов-град под свою высокую руку.

Но Москва не спешила радоваться: взятие Азова неизбежно вело к войне с Турцией, которая в то время была самым мощным государством в мире. „Вы это, атаманы и казаки, учинили не делом, что турецкаго посла со всеми людьми побили самовольством. Нигде не ведется, чтобы послов побивать; хотя где и война между государями бывает, то и тут послы свое дело делают, и никто их не побивает. Азов взяли вы без нашего царского повеленья, и атаманов и казаков добрых к нам не прислали, кого подлинно спросить, как тому делу вперед быть”, – таков был царский ответ.

Несомненно, для Москвы было выгодно завладеть Азовом: отсюда можно было держать в страхе крымских татар, но войны с султаном царь не хотел и поспешил отправить ему грамоту. В ней, между прочим, говорилось: „Вам бы, брату нашему, на нас досады и нелюбья не держать за то, что казаки посланника вашего убили и Азов взяли: это они сделали без нашего повеленья, самовольством, и мы за таких воров никак не стоим, и ссоры за них никакой не хотим, хотя их воров всех в один час велите побить; мы с вашим султанским величеством в крепкой братской дружбе и любви быть хотим”.

На требование турецких послов вернуть Азов Михаил Федорович ответил, что казаки, это хоть и русские люди, но вольные, ему не подчиняются, и власти над ними у него нет, и, если султан захочет, то пусть сам их накажет, как сможет. С 24 июня 1641 года по 26 сентября 1642 года, то есть, больше года осаждали турки Азов. Десятки тысяч турок нашли под Азовом свой конец. Обессилев от отчаянных попыток одолеть казаков, они сняли осаду и убрались восвояси.

На Земском соборе выборные люди выразили намерение принять Азов. Но решающее слово осталось за политической элитой и, конечно, за самодержцем.

И всё-таки царь Михаил Федорович, желая избежать войны с Турцией, вынужден был отдать славную крепость. Царь послал 30 апреля 1642 года казакам приказ покинуть Азов. Они разрушили его до основания, не оставили камня на камне и с высоко поднятыми головами отступили. Когда громадное турецкое войско пришло отнимать Азов у казаков, то увидело лишь груды развалин. Русским послам, отправленным в Константинополь, наказано было сказать султану: “Вам самим подлинно известно, что донские казаки издавна воры, беглые холопи, живут на Дону, убежав от смертной казни, царского повеленья ни в чем не слушаются, и Азов взяли без царского повеленья, помощи им царское величество не посылал, вперед за них стоять и помогать им государь не будет, — ссоры из-за них никакой не хочет».

На что только ни шёл самодержец, чтобы удержать равновесие в стране, чтобы не ввергнуть царство в кровопролитную войну. Жаль, что страна не могла поддержать подвиг казаков, но, в стратегическом смысле царь не ошибся. А в народной памяти взятие Азова и героическое «сидение» под осадой осталось как самое яркое событие времён царя Михаила. Подвиг!

Новая война с поляками за Смоленск началась в 1632-м году с успехов: двадцать городов сдались войску, которое возглавил Михаил Шеин. В этой армии насчитывалось немало иностранных наемников. Но поляки вскоре пришли в себя и, с помощью крымских орд, деморализовали русское войско. Длительную осаду войско не выдержало: начались болезни, дезертирства, кровавые склоки между офицерами – в том числе иностранными. Полякам удалось ударить в тыл, уничтожить обозы в Дорогобуже…

В конце концов Шеину и второму воеводе Измайлову отрубили головы: незадачливых полководцев обвинили в предательстве. На новых переговорах поляки вспомнили о давней присяге русских бояр королю Владиславу… По новому договору поляки отказались от претензий на московский трон. Война ни к чему не привела: Русь отвоевала лишь один город – Серпейск. Правда, в боевых действиях неплохо показали себя полки нового строя – и их формирование было продолжено.

Годы жизни михаила федоровича романоваПро царя Михаила Фёдоровича говорили: «Без боярского совету не может делать ничего». События смутного времени привели Русь к осознанию простой истины: невозможно управлять царством в одиночку. Вот первый Романов и пробовал насаждать коллективное управление. В первую очередь – с помощью бояр. Но и о дворянах, и о торговых людях он не забывал.  И Земской собор собирал неоднократно… Словом, пытался опираться на подданных, а не держать их в зажатом кулаке.

В третьем браке царь обрёл личное счастье и стал многодетным отцом. Главным событием в его семейной жизни стало рождение наследника – старшего сына Алексея. Жизнь царя проходила в обстановке старорусского двора – своеобразно утончённого.

Во дворце стоял орган с соловьем и кукушкой, певшими своими голосами. Органисту Ансу Луну повелено было научить русских людей делать такие “стременты». Развлекали царя гусляры, скрипачи, сказочники. Любил он посещать зверинец и псаренный двор, заботился о садах.

В апреле 1645 года Михаил Федорович тяжко занемог. Его лечили иностранные лекари. В июне больному стало легче. Наступало 12-е июня, день памяти святого Михаила Малеина и царских именин. Набожный государь хотел отстоять заутреню в Благовещенском соборе, но во время службы с ним сделался обморок, и его на руках отнесли в опочивальню. На следующую ночь, “уразумев свое к Богу отшествие”, царь позвал царицу, сына Алексея, патриарха и ближних бояр. Простившись с царицей, он благословил царевича Алексея на царство и, причастившись святых тайн, тихо скончался. Похоронен, как и почти все московские государи, в кремлёвском Архангельском соборе.

Источник: www.pravmir.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.