Годы правления федора ивановича

Первой женой Ивана Грозного была Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева, происходившая из древнего боярского рода, выходцем из которого является и первый представитель Дома Романовых – царь Михаил Фёдорович. От неё появились на свет три сына. Старший из них, Дмитрий, умер во младенчестве, средний, Иван был убит в порыве гнева собственным отцом, а младшего – Фёдора — судьба уберегла, и по прошествии лет он унаследовал российский престол.

Третий сын грозного царя

Родился будущий царь Фёдор Иоаннович 31 мая 1557 года в урочище Собилка, находившемся в 6 км от Переславля-Залесского. Два памятника этому событию, возведённые по повелению самого Ивана Грозного, — крест-часовня на месте рождения сына и храм в честь святого великомученика Феодора Стратилата в Переславль-Залесском Феодоровском монастыре — сохранились до наших дней.

Мать царевич Фёдор знал только в раннем детстве. 7 августа 1560 года она скончалась при весьма странных обстоятельствах, наводящих на мысль об отравлении. Смерть любимой жены и связанные с этим переживания вызвали в царе глубокий психологический надлом в короткий срок, превратив его из доброго христианина в кровавого тирана, каким он и вошёл в отечественную историю.

Конец династии Рюриковичей


От рождения царевич Фёдор не являлся наследником престола, поскольку эта честь досталась его старшему брату Ивану, и лишь после его трагической смерти, последовавшей в 1581 году, он получил этот статус. Известно, что даже по своему складу он не подходил на роль самодержца. Тихий, глубоко набожный и, как свидетельствуют современники, слабоумный Фёдор, по словам отца, был создан для монашеской кельи, а не для трона. Об этом красноречиво свидетельствует прозвище Фёдора Иоанновича, под которым он вошёл в историю, – Феодор Блаженный.

В 1557 году Фёдор Иоаннович взял в жёны Ирину Фёдоровну Годунову, родную сестру ближайшего сподвижника и любимца Ивана Грозного – Бориса Годунова. Это брак устроил сам отец, желая породнить сына с наиболее верным ему боярским родом. До 35 лет у супругов не было детей, о которых они молили Бога, регулярно совершая паломничества в ближние и дальние монастыри. Лишь в 1592 году на свет появилась дочь, но прожить ей было суждено только 9 месяцев.

Так как их союз не принёс российскому престолу очередного наследника, то именно царь Фёдор Иоаннович стал последним представителем рода Рюриковичей. На нём оборвалась династия, правившая на Руси в течение 736 лет. Тем не менее брак с Ириной сыграл важную роль в дальнейшей истории страны – благодаря ему необыкновенно возвысился её брат Борис Годунов, восшедший впоследствии на российский престол.

Кем приходился царю Фёдору Иоанновичу Борис Годунов?


Поскольку при Иване Грозном наследником престола являлся его старший сын Иван, то младшего, Фёдора, никто не готовил к этой высокой миссии. С детства предоставленный самому себе, он проводил время в бесконечных молитвах и поездках по монастырям. Когда же Ивана не стало, то пришлось спешно навёрстывать упущенное.

Вот тут и оказался ко двору Борис Годунов, по родству приходившийся ему шурином, но, кроме этого, сумевший стать ближайшим доверенным лицом и наставником. Особенно же его роль возросла после кончины Ивана Грозного, открывшей сыну путь к власти.

С того момента, как в марте 1584 года внезапно скончался грозный царь, по Москве пошли слухи о его насильственной смерти. Начало им положил приказной дьяк – Иван Тимофеев, открыто обвинявший в убийстве двух бояр – Богдана Бельского и Бориса Годунова. Имел ли он на то реальные основания или нет, неизвестно, но тем не менее ряд исследователей полагает, что таким путём Годунов помог ускорить своему воспитаннику приход к власти.

Царские милости и пожертвования

Будучи человеком крайне религиозным, сразу после кончины отца Фёдор Иоаннович прежде всего позаботился об упокоении его души. С этой целью им было отправлено 1000 р. в Константинополь, а также щедрые дары в Александрию, Иерусалим и Антиохию, откуда вскоре прибыл в Москву патриарх Иоаким. Кстати, глава Русской церкви – митрополит Дионисий Московский (патриаршество в то время ещё не было учреждено в России) принял его весьма высокомерно, показывая, что своим богатством и положением при царе он превосходит его.


В день коронации, состоявшейся 10 июня 1584 года, новый государь всея Руси осыпал Годунова царскими милостями. Ему был пожалован чин конюшего, а также почётное звание ближайшего и великого боярина. В довершение всего государь назначил его наместником Астраханского и Казанского царств.

Борьба за место у трона

Ввиду того что с первых же дней царь Фёдор Иоаннович показал себя совершенно неспособным править страной, при его особе был создан регентский совет, состоявший из четырёх человек. В него вошли бояре Богдан Бельский (тот самый, возможный убийца Ивана Грозного), Никита Романович Юрьев, Иван Петрович Шуйский (будущий царь) и Иван Фёдорович Мстиславский.

У трона безвольного и слабоумного царя они составили весьма сильную группировку, и для получения в свои руки всей полноты власти Борису Годунову предстояла тяжёлая борьба, увенчавшаяся его победой. Умело манипулируя эгоистическими устремлениями каждого из членов регентского совета, он сумел добиться того, что в том же году Б. Бельского, обвинённого в измене, отправили в ссылку, Мстиславский был насильно пострижен в монахи, а Шуйский, наиболее сильный конкурент, попал в опалу. Полному же его триумфу способствовала внезапная смерть Никиты Юрьева.


После этого в течение всех 14 лет, в течение которых царь Фёдор I Иоаннович находился на троне, фактическое управление страной осуществлял Борис Годунов. Об этом, реальном положении вещей, прекрасно знали не только в России, но и за границей, поэтому иностранные дипломаты, вручив царю свои верительные грамоты, первым делом старались наладить отношения с его ближайшим боярином Годуновым.

Слава, пережившая царя

Справедливости ради следует отметить, что если царь Фёдор Иоаннович и оказался неспособен руководить страной, то у него вполне хватило ума не вмешиваться в правление более разумного и талантливого Бориса, прекрасно распоряжавшегося огромным государством. Благодаря этому в период Смутного времени все в один голос заявляли, что при нём (Фёдоре Иоанновиче – все лавры достались ему) государство процветало, а люди были счастливы и довольны своим правителем.

В результате этого после безвременной кончины царя Фёдора не только Москва, но и вся Россия желала видеть на троне продолжателя его дел. Сразу и без малейших колебаний власть была предложена Ирине – вдове почившего государя, а когда она отказалась, единственным кандидатом стал Борис Годунов. Именно купаясь в лучах славы своего предшественника он и сумел взойти на российский престол.

Когда же после его собственной кончины разгорелась борьба за власть, то каждый из претендентов пытался обосновать свои права на престол ссылками на прежнюю близость к Фёдору Иоанновичу. Кстати, и кандидатура первого царя из рода Романовых – Михаила Фёдоровича — была утверждена Земским собором именно из-за его родства с ним.

Мысль об учреждении патриаршества


Наиболее ярким историческим событием, ознаменовавшим годы правления Фёдора Иоанновича, стало установление на Руси патриаршества. Несмотря на то что после захвата Константинополя турецкой армией в 1453 году Русская церковь практически вышла из-под его контроля, она по своему статусу оставалась ниже остальных православных церквей, находившихся на территориях Османской империи. Это во многом снижало её международный авторитет.

В 1586 году на заседании Боярской думы царь Фёдор Иоаннович выступил с предложением обратиться к находившемуся тогда в России Антиохийскому патриарху Иоакиму с просьбой о содействии в деле учреждения на Руси собственной патриархии. Сложность заключалась в том, что для осуществления задуманного требовалось согласие предстоятелей остальных восточных православных церквей.

Первый патриарх на Руси

Благодаря его содействию собор Греческой церкви вынес по этому вопросу положительное решение, а затем, в 1588 году, в Москву для совершения священного обряда прибыл Константинопольский патриарх Иеремия. Поражённый блеском и роскошью царского дворца, он вначале вознамерился остаться в России навсегда и взять на себя управление сразу двумя патриархиями – Константинопольской и Московской, но поскольку россияне желали видеть во главе церкви своего соотечественника, ему пришлось отказаться от задуманного.


На Освящённом церковном соборе, состоявшемся 29 января 1589 года, из трёх претендентов на патриарший престол был избран митрополит Московский Иов, ставший первым Патриархом Московским и всея Руси. Его избранию всячески содействовал государь Фёдор I Иоаннович, питавший к нему глубочайшее почтение как к своему духовнику и советчику.

Ужесточение крепостного права

Внутренняя политика Фёдора Иоанновича отмечена дальнейшим закрепощением крестьян. Это выражалось в его указах, ограничивавших большинству из них переход от одного помещика к другому на основании закона о Юрьевом дне.

Дело в том, что, согласно ранее принятому уложению, 26 ноября каждого года (православный праздник Юрьев день) крестьяне, закончив полевые работы и расплатившись с барином, имели право уйти от него к другому хозяину. Однако в годы правления Фёдора Иоанновича были введены значительные ограничения категорий лиц, подпадавших под действие этого закона, а также установлен пятилетний срок розыска беглых крестьян.

Кроме того, проводимые им меры способствовали ещё большему закабалению крестьян, не сумевших в должный срок рассчитаться со своим барином. Согласно указу от 1586 года, все долговые (кабальные) записи стали оформляться официально и получили надлежащую юридическую силу.

Внешняя политика царя Фёдора


Во внешнеполитических вопросах деятельность царя Фёдора Иоанновича была направлена на установление прочных торговых и дипломатических отношений с целым рядом стран, среди которых особое место занимали Голландия и Франция. В результате весной 1585 года Москва и Париж обменялись послами.

Не менее успешно складывались отношения и с недавними врагами – Швецией и Речью Посполитой. Мирный договор, заключённый в 1587 году, позволил отвести войска от польско-литовской границы и с их помощью положить конец территориальным притязаниям шведского короля.

Возврат утерянных прежде земель и покорение Сибири

Значительным достижением дипломатов царя Фёдора Иоанновича стало заключение в мае 1595 года Тявзинского соглашения, в результате которого Россия вернула себе Ивангород, Корелы, Копорье и Ям. Как было сказано выше, несмотря на то, что вся инициатива находилась в руках Бориса Годунова, славу и благодарность потомков стяжал царь Фёдор Иоаннович.

Биография его будет неполной, если не упомянуть и ещё об одном важном событии – окончательном присоединении Сибири. Этот процесс, начавшийся ещё в прежние царствования, получил при нём своё завершение. На обширных территориях, раскинувшихся за Уральским хребтом, один за другим появлялись новые города – Тюмень, Нарым, Сургут, Берёзов и многие другие. В государеву казну ежегодно поступал обильный ясак – дань от коренных жителей этого богатого, но дикого края.

Смерть малолетнего царевича


История правления царя Фёдора Иоанновича была омрачена гибелью его младшего брата – наследника престола царевича Димитрия, отправленного вместе со своей матерью, шестой женой Ивана Грозного Марией Нагой в Углич. Обстоятельства смерти наводили на мысль о преднамеренном убийстве, в котором народная молва поспешила обвинить Бориса Годунова. Однако следственная комиссия, возглавляемая Василием Шуйским, не нашла тому никаких доказательств, в результате чего вопрос об истинной причине гибели наследника престола остаётся открытым и по сей день.

Конец жизни и царствования

Смерть Фёдора Иоанновича, последовавшая 17 января 1598 года, стала следствием тяжёлой болезни, из-за которой в последние месяцы жизни он не вставал с постели. Похоронили государя рядом с его отцом и старшим братом Иваном в правой части алтаря Архангельского собора Московского Кремля. Русской православной церковью он был канонизирован как святой благоверный Феодор I Иоаннович царь Московский, память которого отмечается дважды в год – 20 января и в первое воскресенье сентября, когда празднуется Собор московских святых.

И последнее. Многих интересует, какова была фамилия царя Фёдора Иоанновича. На этот вопрос ответа быть не может, поскольку фамилии как таковой ни у него, ни у его предков не было. Все представители прервавшегося на нём княжеско-царского рода могли бы ответить на этот вопрос словами из популярного фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Рюриковичи мы!»

Источник: www.syl.ru

Правление Федора I Иоанновича


19 ноября 1581 года умер старший сын Ивана Грозного Иван. По одной из версий –от раны, нанесенной ему отцом. После этого Федор стал наследником царского престола. Многие современники (в том числе и сам Иван Грозный) считали, что он не способен руководить государством, ибо не отличается хорошим здоровьем и умом. Однако со смертью Ивана IV 18 марта 1584 года Федор все же стал царем и великим князем всея Руси, а уже в мае 1584 года состоялось венчание на царство в Успенском соборе Московского кремля.

Все годы своего правления Федор не интересовался государственной жизнью, возложив попечение о благе государства на своих вельмож, особенно на Бориса Годунова, который фактически принял всю полноту власти и в дальнейшем стал преемником царя. Важным фактором возвышения Годунова стало и то, что женой царя была сестра Бориса Ирина Годунова. Единственным ребенком Федора Иоанновича была дочь Феодосия, которая умерла в младенчестве. Сам государь все свое время проводил за молитвой в монастырях.

Время правления Федора не отмечено активными делами. Тем не менее были построены башни и стены Белого города, а известный литейщик Андрей Чохов отлил Царь-пушку. Знаменательным событием стало учреждение патриаршества в России в 1589 году, первым патриархом стал Иов, с титулом «Святейший Патриарх царствующего града Москвы и всего Российского царствия».


Как бы сама собой, не касаясь царя Федора, прошла в 1590–1595 годах война со Швецией. В 1598 году Федор Иоаннович умер. С его смертью не осталось больше мужчин из рода Рюриковичей по московской линии. Царь Федор был погребен в Архангельском соборе Московского кремля.

Источник: histrf.ru

 

Энциклопедия Брокгауз-Ефрон – Федор Иоаннович, царь московский (1584—1598)
Константин Рыжов – Федор I Иванович (1584-1598)
В. О. Ключевский – Царь Федор Иоаннович

 

Энциклопедия Брокгауз-Ефрон — Федор Иванович, царь московский (1584—1598)

Царь Федор Иванович. Реконструкция по черепу Герасимова Фото Shakko

 

Федор Иванович родился 11 мая 1557 г. и был младшим сыном Ивана Грозного от Анастасии Романовны. Незадолго до смерти Грозного, 19 ноября 1582 г., старший брат Федора, Иоанн, был убит своим отцом, и с этого времени Федор стал считаться наследником царского престола. По смерти Грозного (18 марта 1581 г.) Федор Иоаннович сделался царем, после смуты, затеянной приверженцами самого младшего сына Грозного (от Марии Нагой), Димитрия. Смута эта была укрощена благодаря энергии Бориса Годунова, на сестре которого, Ирине Федоровне, в 1580 г. женился Федор, по воле отца. Федор Иоаннович был человек недеятельный и слабоумный, больше любил церковную службу и разные развлечения, чем занятия государственными делами. Все управление государством перешло в руки царского шурина Бориса Федоровича Годунова, который и был, в сущности, настоящим царем русским. Все события царствования Федора Иоанновича связаны непосредственно с именем Бориса Годунова. Умер Федор 7 января 1598 г., не оставив потомства. С его смертью прекратилась династия Рюриковичей на царском престоле в Москве.

 

Энциклопедия Брокгауз-Ефрон

 


 

Константин Рыжов — Федор I Иванович (1584-1598)

Из рода Московских вел. кн. Сын царя Ивана IV Васильевича Грозного и Анастасии Романовны Юрьевой-Захаровой. Род. 11 мая 1557 г. Царь всея Руси в 1584 — 1598 гг. Жена: с 1580 г. Ирина Федоровна Годунова (ум. 26 сент. 1603 г.). Умер 7 янв. 1598 г.

 

Из всех преступлений Грозного убийство сына Ивана и последующее пресечение рода великих князей Московских, пожалуй, тяжелее всего сказались на русской истории. Второй сын Федор от рождения отличался ярко выраженным слабоумием, но по несчастному стечению обстоятельств именно он должен был наследовать Грозному после его смерти. Младший брат Федора Дмитрий тоже имел сторонников среди московских бояр. Федор утвердился на престоле не без смут. Князь Богдан Бельский много интриговал в пользу Дмитрия, но враждебные ему бояре с народом осадили Бельского в Кремле, принудили к сдаче и сослали в Нижний Новгород.

Сохранилось также известие, что из всех городов в Москву пришли именитые люди и молили со слезами царевича Федора, чтобы он был на Московском государстве царем и венчался царским венцом. 31 мая Федор венчался на царство. Ни для кого не было секретом, что он не способен править. После смерти Грозного среди бояр шла упорная борьба за влияние на царя. В конце концов всех пересилил царский шурин боярин Борис Федорович Годунов, который и был истинным вершителем судеб государства во все время Федорова царствования.

 

 

Федор был небольшого роста, приземист, одутловат, походку имел нетвердую, по характеру был тяжел и недеятелен. С лица его никогда не сходила блаженная улыбка, и вообще, хотя он и отличался крайней простотой и слабоумием, но был очень ласков, тих, милостив и набожен. Большую часть дня он проводил в церкви, а в качестве развлечения любил смотреть, кулачные бои, забавы шутов и потехи с медведями. Если кто 6ил царю челом, он отсылал его к Годунову. Сын у Федора так и не родился, а дочь умерла в младенчестве. В конце 1597 года он сам занемог смертельной болезнью и 7 января 1598 в час утра скончался. С его смертью пресеклась княжеская династия Рюриковичей, непрерывно правившая Русью с 862 года.

 

Константин Рыжов. Все монархи мира. Россия

 


 

В. О. Ключевский — Царь Федор Иванович

Поучительное явление в истории старой московской династии представляет этот последний ее царь Федор. Калитино племя, построившее Московское государство, всегда отличалось удивительным умением обрабатывать свои житейские дела, страдало фамильным избытком заботливости о земном, и это самое племя, погасая, блеснуло полным отрешением от всего земного, вымерло царем Федором Ивановичем, который, по выражению современников, всю жизнь избывал мирской суеты и докуки, помышляя только о небесном. Польский посол Сапега так описывает Федора: царь мал ростом, довольно худощав, с тихим даже подобострастным голосом, с простодушным лицом, ум имеет скудный или, как я слышал от других и заметил сам, не имеет никакого, ибо, сидя на престоле во время посольского приема, он не переставал улыбаться, любуясь то на свой скипетр, то на державу.

Фёдор Иванович миниатюра из Царского титулярника 

 

Другой современник, швед Петрей, в своем описании Московского государства (1608 — 1611) также замечает, что царь Федор от природы был почти лишен рассудка, находил удовольствие только в духовных предметах, часто бегал по церквам трезвонить в колокола и слушать обедню. Отец горько упрекал его за это, говоря, что он больше похож на пономарского, чем на царского, сына. В этих отзывах, несомненно, есть некоторое преувеличение, чувствуется доля карикатуры. Набожная и почтительная к престолу мысль русских современников пыталась сделать из царя Федора знакомый ей и любимый ею образ подвижничества особого рода. Нам известно, какое значение имело и каким почетом пользовалось в древней Руси юродство Христа ради. Юродивый, блаженный, отрешался от всех благ житейских, не только от телесных, но и от духовных удобств и приманок, от почестей, славы, уважения и привязанности со стороны ближних. Мало того, он делал боевой вызов этим благам и приманкам: нищий и бесприютный, ходя по улицам босиком, в лохмотьях, поступая не по-людски, по-уродски, говоря неподобные речи, презирая общепринятые приличия, он старался стать посмешищем для неразумных и как бы издевался над благами, которые люди любят и ценят, и над самими людьми, которые их любят и ценят. В таком смирении до самоуничижения древняя Русь видела практическую разработку высокой заповеди о блаженстве нищих духом, которым принадлежит царствие Божие.

Эта духовная нищета в лице юродивого являлась ходячей мирской совестью, «лицевым» в живом образе обличением людских страстей и пороков, и пользовалась в обществе большими правами, полной свободой слова: сильные мира сего, вельможи и цари, сам Грозный, терпеливо выслушивали смелые, насмешливые или бранчивые речи блаженного уличного бродяги, не смея дотронуться до него пальцем. И царю Федору придан был русскими современниками этот привычный и любимый облик: это был в их глазах блаженный на престоле, один из тех нищих духом, которым подобает царство небесное, а не земное, которых церковь так любила заносить в свои святцы, в укор грязным помыслам и греховным поползновениям русского человека. «Благоюродив бысть от чрева матери своея и ни о чем попечения имея, токмо о душевном спасении» — так отзывается о Федоре близкий ко двору современник князь И. М. Катырев-Ростовский. По выражению другого современника, в царе Федоре мнишество было с царствием соплетено без раздвоения и одно служило украшением другому. Его называли «освятованным царем», свыше предназначенным к святости, к венцу небесному. Словом, в келье или пещере, пользуясь выражением Карамзина, царь Федор был бы больше на месте, чем на престоле.

И в наше время царь Федор становился предметом поэтической обработки: так, ему посвящена вторая трагедия драматической трилогии графа Ал. Толстого. И здесь изображение царя Федора очень близко к его древнерусскому образу; поэт, очевидно, рисовал портрет блаженного царя с древнерусской летописной его иконы. Тонкой чертой проведена по этому портрету и наклонность к благодушной шутке, какою древнерусский блаженный смягчал свои суровые обличения. Но сквозь внешнюю набожность, какой умилялись современники в царе Федоре, у Ал. Толстого ярко проступает нравственная чуткость: это вещий простачок, который бессознательным, таинственно озаренным чутьем умел понимать вещи, каких никогда не понять самым большим умникам. Ему грустно слышать о партийных раздорах, о вражде сторонников Бориса Годунова и князя Шуйского; ему хочется дожить до того, когда все будут сторонниками лишь одной Руси, хочется помирить всех врагов, и на сомнения Годунова в возможности такой общегосударственной мировой горячо возражает:

 

Ни, ни!
Ты этого, Борис, не разумеешь!
Ты ведай там, как знаешь, государство,
Ты в том горазд, а здесь я больше смыслю,
Здесь надо ведать сердце человека.

 

В другом месте он говорит тому же Годунову:

 

Какой я царь? Меня во всех делах
И с толку сбить, и обмануть не трудно,
В одном лишь только я не обманусь:
Когда меж тем, что бело иль черно,
Избрать я должен — я не обманусь.

 

Не следует выпускать из виду исторической подкладки назидательных или поэтических изображений исторического лица современниками или позднейшими писателями. Царевич Федор вырос в Александровской слободе, среди безобразия и ужасов опричнины. Рано по утрам отец, игумен шутовского слободского монастыря, посылал его на колокольню звонить к заутрене. Родившись слабосильным от начавшей прихварывать матери Анастасии Романовны, он рос безматерним сиротой в отвратительной опричной обстановке и вырос малорослым и бледнолицым недоростком, расположенным к водянке, с неровной, старчески медленной походкой от преждевременной слабости в ногах. Так описывает царя, когда ему шел 32-й год, видевший его в 1588 — 1589 гг. английский посол Флетчер. В лице царя Федора династия вымирала воочию. Он вечно улыбался, но безжизненной улыбкой. Этой грустной улыбкой, как бы молившей о жалости и пощаде, царевич оборонялся от капризного отцовского гнева. Рассчитанное жалостное выражение лица со временем, особенно после страшной смерти старшего брата, в силу привычки превратилось в невольную автоматическую гримасу, с которой Федор и вступил на престол. Под гнетом отца он потерял свою волю, но сохранил навсегда заученное выражение забитой покорности. На престоле он искал человека, который стал бы хозяином его воли: умный шурин Годунов осторожно встал на место бешеного отца.

 

В. О. Ключевский. Русская история. Полный курс лекций. Лекция 41 

 

Источник: rushist.com


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector