Глава временного правительства в марте 1917 года


Временное правительство России

Заседание первого состава Временного правительства

Дата создания:

2 (15) марта

Предшествующее ведомство:

Совет министров Российской империи

Дата упразднения:

25 октября (7 ноября) 1917 года

Заменено на:

СНК, ВЦИК и Всероссийский съезд Советов

Председатель:

Г. Е. Львов (первый) А. Ф. Керенский (последний)


Временное правительство (2 (15) марта 1917 — 26 октября (8 ноября) 1917) — высший законодательный и исполнительный орган государственной власти в России в период между Февральской и Октябрьской революциями.

Создание

25 февраля (ст. ст.) 1917 года Высочайшим указом деятельность IV Государственной думы была приостановлена. Вечером 27 февраля (12 марта) был создан Временный комитет Государственной думы, председателем которого стал М. В. Родзянко (октябрист, председатель IV Думы); Комитет взял на себя функции и полномочия верховной власти. Комитет не обладал, однако, полнотой фактической власти, так как мятежные солдаты Петроградского гарнизона (170 тыс.) и рабочие склонялись к поддержке Петроградского совета, первое заседание которого состоялось также вечером 27 февраля. В стихийно появлявшихся на местах советах преобладающее влияние имели эсеры и меньшевики.

2 марта (ст. ст.) 1917 года император Николай II отрёкся от престола; 3 марта отрёкся и великий князь Михаил Александрович; в условиях подъёма революционно-демократических настроений российская монархия пала.

2 марта 1917 года Временный комитет Государственной Думы образовал Временное правительство. Временное правительство объявило о выборах в Учредительное собрание; был принят демократичный закон о выборах в Учредительное собрание: всеобщие, равные, прямые при тайном голосовании. Старые государственные органы были упразднены.

Параллельно продолжали функционировать Советы, задачей которых стал контроль над деятельностью Временного правительства. 1 марта вышел Приказ №1, фактически, переводивший армию под контроль солдатских Советов. В результате, в России установилось двоевластие.

Первый состав


Первый глава Временного правительства, князь Г. Е. Львов

Неоднократно раздавались предложения, а потом требования к Николаю сформировать правительство доверия или ответственного министерства. По рукам ходили лишь различные списки состава правительства. Однако император отклонил все предложения. Историк С. П. Мельгунов пишет:

«Никакого временного правительства ни в 16 г, ни в 17 г перед революцией не было выбрано. Предусмотрительные общественные деятели оказались совершенно неподготовленными к событиям, которые наступили в марте… Когда при общей растерянности в кабинете Временного исполнительного комитета 1 марта стали намечаться будущие министры, естественно было взяться за списки, ходившие уже по рукам…»

К вечеру 2 марта Временный Комитет Государственной Думы назначил министров первого общественного кабинета министров. Всего в нём было 11 министров:


  • Председатель Совета министров и министр внутренних дел — князь Г. Е. Львов,
  • министр иностранных дел — кадет П. Н. Милюков,
  • военный и морской министр — октябрист А. И. Гучков,
  • министр финансов — крупный предприниматель М. И. Терещенко,
  • министр юстиции — эсер А. Ф. Керенский,
  • министр путей сообщения — кадет Н. В. Некрасов,
  • министр торговли и промышленности — инженер-технолог Н.П. Ланговой,
  • министр просвещения — кадет А. А. Мануйлов,
  • министр земледелия — кадет А. И. Шингарёв,
  • министры совета губернских дел — Совет губернских дел,
  • обер-прокурор Святейшего Синода — центрист В. Н. Львов,
  • государственный контролёр — октябрист И. В. Годнев.

Генерал А. И. Деникин писал:

«В начале революции Временное правительство, несомненно, пользовалось широким признанием всех здравомыслящих слоёв населения. Весь старший командный состав, всё офицерство многие войсковые части, буржуазия и демократические элементы, не сбитые с толку воинствующим социализмом, были на стороне правительства…»

Свою первую программу правительство изложило в декларации, обнародованной 3 (16) марта 1917 года.

Деятельность

Проект состава Временного правительства, представленного представителями партий «кадетами», «октябристами» и группой членов Государственного Совета. Правка императора Николая II.


Немедленно после Февральской революции Временное правительство упразднило пост генерал-губернатора в Закавказье и Туркестане и передало власть комитетам, созданным из депутатов Думы, являвшихся местными уроженцами.

Три главные политические партии Кавказа — азербайджанская Мусульманская демократическая партия (Мусават), армянская Дашнакцутюн и Грузинская социал-демократическая сразу же после Февральской революции в ответ на признание Временного правительства получили гарантии автономии в рамках будущей федеративной России.

Реформа органов правопорядка и амнистия

В первые недели февральской революции были ликвидированы комитеты по делам печати, полицейские и жандармские управления. Упразднённые должности и учреждения были заменены комиссарами Временного правительства.

  • 2 марта новый министр юстиции А. Ф. Керенский сделал распоряжение, предписывающее прокурорам страны немедленно освободить всех политических заключённых (и передать им поздравления от имени нового правительства), а также сосланных в Сибирь членов Государственной думы и об обеспечении им почётного возвращения в Петроград.

  • 3 марта министр юстиции А. Ф. Керенский встретился с членами Петроградского совета присяжных поверенных, которых он ознакомил с программой деятельности министерства на ближайшее время: пересмотр уголовных, гражданских, судопроизводственных и судоустройственных законов. В частности, «еврейское равноправие по всей полноте», предоставление женщинам политических прав.

В тот же день им же предложено мировым судьям Петрограда принять участие в образовании временных судов для разрешения недоразумений, возникающих в Петрограде между солдатами, населением и рабочими.

  • 4 марта Председатель Совета Министров и одновременно министр внутренних дел князь Г. Е. Львов отдал распоряжение о временном отстранении местных губернаторов и вице-губернаторов от исполнения своих обязанностей, которые были возложены на местных председателей губернских земских управ в качестве «губернских комиссаров Временного правительства», а на председателей уездных земских управ были возложены обязанности уездных исправников, одновременно оставляя за означенными лицами и общее руководство заведуемыми ими управами. Полиция подлежала переформированию в милицию.
  • 5 марта учреждена чрезвычайная следственная Комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих должностных лиц (Положение об этой Комиссии утверждено 11 марта). По результатам работы комиссии, в частности, был осуждён Сенатом и приговорён к пожизненной каторге генерал В. А. Сухомлинов, бывший военный министр, признанный виновным в неподготовленности русской армии к войне. Большинство фигурантов расследования были освобождены за отсутствием в их деятельности состава преступления.

Листовка Исполнительного Комитета Совета Солдатских и Рабочих Депутатов города Казани «Свобода, Победа и Полное Народовластие!» 1917 г.

  • 6 марта упразднены охранные отделения.

В России объявлена общая политическая амнистия, а равно сокращены наполовину сроки заключения лицам, содержавшимся под стражей по приговорам судебных мест за общие уголовные преступления. На свободе оказались около 90 тысяч заключённых, среди которых были тысячи воров и налётчиков, прозванных в народе «птенцами Керенского».

  • 7 марта была взята под стражу в Царском Селе бывшая императрица Александра Фёдоровна. 9 марта туда же из города Могилёва был доставлен и отрекшийся император Николай II, также лишённый свободы 7 марта.
  • 10 марта упразднён Департамент полиции и учреждено «Временное Управление по делам общественной полиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан».

В этот же день Совет Министров постановил временно, впредь до установления постоянного Правительства, именовать себя «Временным правительством».

  • 12 марта вышло постановление об отмене смертной казни. Приказом по армии и флоту отменено учреждение военно-полевых судов.
  • 15 марта Временное правительство предоставило губернским комиссарам решать вопрос о приёме в милицию «достойных из числа бывших чинов полиции и жандармов». Временное правительство предложило передать сыскные отделения Министерству юстиции, возложив на губернских комиссаров обязанность «озаботиться, чтобы учреждения эти возобновили свою деятельность как можно скорее». При Министерстве юстиции создали Бюро уголовного розыска, политическую разведку при Министерстве внутренних дел, контрразведку при Генштабе и осведомительный отдел при Петроградском градоначальстве.

Плакат (1917) с портретами членов временного правительства

  • 13 апреля был расформирован Отдельный корпус жандармов и жандармские полицейские управления железных дорог. Имущество корпуса передали военному ведомству, архивы — главному штабу, а дела губернских жандармских управлений — комиссиям из представителей суда и местных комиссаров Временного правительства.

  • 17 апреля Временное правительство утвердило «Временное положение о милиции», закрепив правовые основы её деятельности. Комиссарам поручили руководить деятельностью милиции в губерниях и уездах. Принципом управления в милиции стало единоначалие. Начальник милиции (их избирали и увольняли земские управы из достигших 21 года русских поданных) решал вопросы комплектования кадров, их перемещения, определял размеры окладов, мог накладывать взыскания, формировать временные кадры. Ему поручили формировать разведочное бюро (для борьбы с уголовной преступностью), которое затем утверждал местный Комитет народной власти. Финансирование милиции предполагали за счёт средств бывшей полиции. Это не удалось, так как Министерство внутренних дел запретило расходовать более 50 % от сумм на содержание полиции. Работал и циркуляр об обязательной выплате в полном объёме денежного содержания чинам бывшей полиции.

Города делились на районы, районы на уезды, уезды на участки. Местные органы самоуправления выбирали начальников городской, уездной, районной, участковой милиции и их помощников. Контроль за деятельностью милиции возложили на комиссаров милиции и его помощников, работавших в каждом участке милиции (их назначало и увольняло Министерство внутренних дел). Комиссар милиции подчинялся комиссарам Временного правительства и отвечал за создание и деятельность судебно-следственной комиссии для рассмотрения дел всех задержанных не долее суток и проверки правомерности арестов. До полного формирования и перехода под городское самоуправление, милиция подчинялась председателю Исполнительного комитета народной власти. Общее руководство милицией страны возложили на Министерство внутренних дел.


По другому постановлению от 17 апреля на местах было решено распустить рабочую милицию, созданную местными Советами рабочих и солдатских депутатов для поддержания порядка при массовых мероприятиях и организации охраны фабрик и заводов.

  • 24 апреля вышло постановление об упразднении полиции городов бывшего Дворцового ведомства и о порядке послеслужебного обеспечения служивших в названной полиции.
  • 3 июня вышло постановление Временного правительства об утверждении Инструкции об употреблении оружия служащими в милиции при исполнении служебных обязанностей.
  • 19 июня Временное Управление по делам общественной милиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан переименовывается в «Главное Управление по делам милиции и по обеспечению личной и имущественной безопасности граждан».

Апрельский кризис

18 апреля (1 мая) 1917 разразился первый правительственный кризис, завершившийся образованием 5 (18) мая 1917 первого коалиционного правительства с участием социалистов. Он был вызван общей социальной напряженностью в стране.


тализатором стала нота П. Н. Милюкова от 18 апреля правительствам Англии и Франции (в ней Милюков заявил, что Временное правительство будет продолжать войну до победного конца и выполнит все договоры царского правительства). Это привело к народному возмущению, которое перелилось в массовые митинги и демонстрации с требованием немедленного прекращения войны, отставки П. Н. Милюкова и А. И. Гучкова и передачи власти Советам. После П. Н. Милюков и А. И. Гучков вышли из правительства . 5 мая между Временным правительством и Исполкомом Петроградского Совета было достигнуто соглашение о создании коалиции. В его состав вошли:

Второе коалиционное Временное правительство России (1917). Слева направо (сидят): И. Н. Ефремов, С. В. Пешехонов, В. М. Чернов, Н. В. Некрасов, А. Ф. Керенский, Н. В. Авксеньев, А .М. Никитин, С .Ф. Ольденбург, Ф .Ф. Кокошкин. Слева направо (стоят): А .С. Зарудный, М. И. Скобелев, С. Н. Прокопович, Б. В. Савинков, А В. Карташов, П .П. Юренев

  • Председатель Совета министров — Г. Е. Львов,
  • министр внутренних дел — Г. Е. Львов,
  • министр иностранных дел — М. И. Терещенко,
  • военный министр — А. Ф. Керенский,
  • морской министр — А. Ф. Керенский,
  • министр финансов — А. И. Шингарёв,
  • министр юстиции — П. Н. Переверзев,
  • министр путей сообщения — Н. В. Некрасов,
  • министр торговли и промышленности — А. И. Коновалов,
  • министр просвещения — А. А. Мануйлов,
  • министр земледелия — В. М. Чернов,
  • министр труда — М. И. Скобелев,
  • министр продовольствия — А. В. Пешехонов,
  • министр государственного призрения — Д. И. Шаховской,
  • министр почт и телеграфов — И. Г. Церетели,
  • обер-прокурор Святейшего Синода — В. Н. Львов,
  • государственный контролёр — И. В. Годнев.

В правительстве 10 мест было у буржуазных партий, 6- у социалистов.

Партии эсеров и меньшевиков, превратившись в правительственные партии, получили возможность реализовать свои программные цели. По их инициативе 6 (19) мая 1917 была обнародована декларация, в которой Временное правительство обещало подготовить радикальную аграрную реформу. Однако эти намерения ограничились обещаниями.

Июньский кризис

Переприсяга Временному правительству военнослужащих инженерного корпуса Императорской армии. 1917

Первый Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов 3—24 июня (16 июня — 7 июля), на котором преобладали эсеры и меньшевики, поддержал буржуазное Временное правительство и отклонил требование большевиков о прекращении войны и передаче власти Советам. Это усилило возмущение масс. Антидемократические действия Временного правительства [в частности, распоряжение от 7 (20) июня о конфискации дачи бывшего царского министра П. Н. Дурново, где помещались рабочий клуб и учреждения профсоюзов Выборгского района] привели к тому, что 8 (21) июня забастовали рабочие 29 заводов Петрограда. ЦК и ПК РСДРП (б), чтобы придать выступлению организованный характер, в тот же день назначили на 10 (23) июня мирную демонстрацию рабочих и солдат. По настоянию соглашателей съезд Советов 9 (22) июня запретил демонстрацию. Соглашатели обвинили большевиков в «военном заговоре». ЦК РСДРП (б), не желая противопоставлять себя съезду, в ночь с 9 на 10 (с 22 на 23) июня постановил отменить демонстрацию. Большевики с трудом удерживали революционный энтузиазм рабочих и солдат. Кадеты, эсеры, меньшевики обрушились с нападками на большевиков, рабочих и революционных солдат.

Боясь потерять доверие народа, эсеро-меньшевистские лидеры вынуждены были принять на съезде решение о проведении 18 июня (1 июля) общеполитической демонстрации под знаком доверия Временного правительству. Вопреки ожиданиям соглашателей, подготовлявшаяся большевиками демонстрация, в которой участвовало около 500 тыс. чел., прошла под лозунгами «Вся власть Советам!», «Долой 10 министров-капиталистов!», «Хлеба, мира, свободы!». Под этими же лозунгами прошли демонстрации в Москве, Минске, Иваново-Вознесенске, Твери, Н. Новгороде, Харькове и др. городах. Июньская демонстрация показала, что «кризис неслыханных размеров надвинулся на Россию…» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 32, с. 362). Июньский кризис не вылился в кризис буржуазной власти, но он выявил крепнущее единство требований и действий рабочих и солдат, возросшее влияние партии большевиков в массах. Причины его возникновения не были устранены. Следствием этого явились Июльские дни 1917.

Июльский кризис. Уход большевиков в подполье. Второе коалиционное правительство

3 июля делегация Временного правительства, возглавляемая министрами Терещенко и Церетели, признала автономию Украинской Центральной Рады. При этом делегация без согласования с Правительством очертила географические рамки полномочий УЦР, включив в них несколько юго-западных губерний России. В знак протеста против этих действий 2 (15) июля 1917 министры-кадеты ушли в отставку. Л. Д. Троцкий позднее так описал эти события:

Когда Терещенко и Церетели сделали уступки, кадеты встали на дыбы и заявляли о своем выходе из кабинета

4 (17) июля 1917. Временное правительство ввело в Петрограде военное положение, начало преследование большевиков, расформировало части, принимавшие участие в демонстрации 3 (16) июля 1917, ввело смертную казнь на фронте.

В разгар июльского кризиса финский сейм провозгласил независимость Финляндии от России во внутренних делах и ограничил компетенцию Временного правительства вопросами военной и внешней политики. 12 (25) июля Сейм направил в адрес Временного правительства требование признать «неотъемлемые права Финляндии».

24 июля (6 августа) 1917 было сформировано второе коалиционное правительство, в которое вошли 7 эсеров и меньшевиков, 4 кадета, 2 радикальных демократа и 2 беспартийных. Председателем правительства стал Керенский. Он проводит политику лавирования между основными политическими силами страны («бонапартизма»), которая, однако, вызывает недовольство в обоих лагерях.

В состав второго коалиционного правительства вошли:

Александр Керенский

  • Председатель Совета министров — А. Ф. Керенский,
  • Заместитель председателя Совета министров — Н. В. Некрасов,
  • министр внутренних дел — эсер Н. Д. Авксентьев,
  • министр иностранных дел — М. И. Терещенко,
  • военный министр — А. Ф. Керенский,
  • морской министр — А. Ф. Керенский,
  • министр финансов — Н. В. Некрасов,
  • министр юстиции — А. С. Зарудный;
  • министр путей сообщения — П. П. Юренев,
  • министр торговли и промышленности — С. Н. Прокопович,
  • министр просвещения — С. Ф. Ольденбург,
  • министр земледелия — В. М. Чернов,
  • министр труда — М. И. Скобелев,
  • министр продовольствия — А. В. Пешехонов,
  • министр государственного призрения — И. Н. Ефремов,
  • министр почт и телеграфов — А. М. Никитин,
  • обер-прокурор Святейшего Синода — А. В. Карташёв,
  • государственный контролёр — Ф. Ф. Кокошкин.

Государственное совещание в Москве

Президиум всероссийского демократического совещания (Петроград, Александровский театр, 14-22 апреля 1917 года по старому стилю)

12-15 (25-28) августа состоялось созванное Временным правительством Государственное совещание в Москве.

Выступление Л. Г. Корнилова

Верховный главнокомандующий генерал-от-инфантерии Л. Г. Корнилов, на основании предварительной договоренности с А. Ф. Керенским, двинул на Петроград войска под командованием генерала Крымова. Керенский в последний момент изменил свою позицию, назвав действия Верховного главнокомандующего «контрреволюционным мятежом». Большевики поддержали Временное правительство. После самоубийства генерала Крымова казаки, стоявшие у Пулковских высот, разошлись.

Третье коалиционное правительство. Созыв Предпарламента

С целью противодействия Петросовету Керенский образовал 1 (14) сентября 1917 новый орган власти — Директорию («Совет пяти»), которая провозгласила Россию республикой и распустила IV Государственную думу.

14 (27) сентября 1917 было открыто Всероссийское демократическое совещание с участием всех политических партий. Демократическое совещание должно было решить вопрос о власти. Большевики его демонстративно покинули.

25 сентября (8 октября) 1917 Керенский создаёт третье коалиционное правительство, в которое вошли:

  • Председатель Совета министров — А. Ф. Керенский,
  • Заместитель председателя Совета министров — кадет А. И. Коновалов,
  • министр внутренних дел — меньшевик А. М. Никитин,
  • министр иностранных дел — М. И. Терещенко,
  • военный министр — А. И. Верховский,
  • морской министр — Д. Н. Вердеревский,
  • министр финансов — М. В. Бернацкий,
  • министр юстиции — меньшевик П. Н. Малянтович,
  • министр путей сообщения — А. В. Ливеровский,
  • министр торговли и промышленности — кадет А. И. Коновалов,
  • министр просвещения — С. С. Салазкин,
  • министр земледелия — эсер С. Л. Маслов,
  • министр труда — меньшевик К. А. Гвоздев,
  • министр продовольствия — С. Н. Прокопович,
  • министр государственного призрения — кадет Н. М. Кишкин,
  • министр почт и телеграфов — А. М. Никитин,
  • обер-прокурор Святейшего Синода — А. В. Карташёв,
  • государственный контролёр — кадет С. А. Смирнов.
  • председатель экономического совета — С. Н. Третьяков

Теперь в составе Временного правительства вошли 6 кадетов, 1 эсер, 3 меньшевика, 2 трудовика, 1 «независимый» и 2 военных специалиста.

Свержение Временного правительства

26 октября (8 ноября) 1917 в 2 часа 10 минут Временное правительство было арестовано.

17 (30) ноября) 1917 Временное правительство обратилось к народу через кадетскую газету «Наша речь» с последними словами:

«Октябрьский мятеж… работу Временного правительства оборвал за несколько дней до всенародных и свободных выборов в Учредительное собрание… Измученные трёхлетней войной, солдатская и рабочая массы, соблазнённые заманчивыми лозунгами „немедленного мира, хлеба и земли“, справедливыми по существу, но неосуществимыми немедленно, взяли в руки оружие, арестовали Временное правительство, стали захватывать важнейшие государственные учреждения, уничтожать гражданские свободы и угрожать жизни и безопасности граждан, беззащитных перед лицом начавшейся анархии… Опасаясь, что насилие не остановится и перед тем, чтобы поднять руку даже и на Учредительное Собрание, если оно не будет творить их волю, Временное правительство призывает всех граждан армии и тыла к единодушной защите Учредительного собрания для обеспечения ему возможности властно и твёрдо выразить народную волю…»

Признания П.Н.Милюкова. Май-декабрь 1917 года

Состав третьего коалиционного правительства

В 1983 году, за рубежом, было опубликовано признание главного либерального идеолога Февральской революции, министра первого состава Временного правительства П.Н.Милюкова, которое он сделал в узком кругу единомышленников после своей отставки, в мае 1917 г., и затем изложил в одном из писем вскоре после Октябрьского переворота:

«В ответ на поставленные вами вопросы, как я смотрю на совершенный нами переворот (Февральскую революцию), я хочу сказать… того, что случилось, мы, конечно, не хотели… Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета, что громадную разруху в армии остановим быстро, если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, поплатимся за свержение царя лишь некоторой отсрочкой этой победы. Надо сознаться, что некоторые, даже из нашей партии, указывали нам на возможность того, что произошло потом… Конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность лежит на нас.

Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войной для производства переворота было принято нами вскоре после начала войны, вы знаете также, что наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования. Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать свое согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть мое внутреннее состояние в настоящее время. История проклянет вождей, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю.

Что же делать теперь, спросите вы. Не знаю, то есть внутри мы все знаем, что спасение России – в возвращении к монархии, знаем, что все события последних двух месяцев явно доказывают, что народ не способен был принять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие, голосующие за республику, делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы не можем. Признание есть крах всего дела, всей нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями».

Подпольная деятельность после Октябрьского переворота

Члены Временного правительства сорганизовались в подполье и предприняли попытку сохранить организованные формы правительства. Большинство из членов Временного правительства считали своей задачей сохранение правительственного аппарата в предвидении скоро краха большевизма и большевистской авантюры с вооруженным захватом власти в стране. Временное правительство в подполье ограничивало свою деятельность поддержкой подрывной работы политического саботажа.

Обращение ВРК к трудящимся

После падения Гатчины, 1 ноября духонинская Ставка и Общеармейский комитет автоматически становились самоорганизующимся центром противобольшевицкой акции. Временному правительству предлагалось (например, Черемисов советовал Керенскому) собраться в Могилеве, в Ставке, оказав ей поддержку и сделав ее положение более определенным в вопросе оснований для противостояния с большевистским Петроградом. Позиции генерала Духонина значительно усилились бы, если бы в Могилеве наряду с властью военной появилась, с прибытием остатков «законного Временного правительства» и власть политическая.

Министр внутренних дел Никитин — посчитавший совершенно неправильной позицию Временного правительства по вопросу о своей дальнейшей деятельности, по отношению к попытке воссоздать в России верховную власть и в связи с фактическим отказом хотя бы морально поддержать генерала Духонина в момент, когда большевики начали от него требовать решения вопроса о перемирии — был вынужден отказаться от участия в работе правительства.

Деятельность Временного «подпольного» правительства следует рассматривать в контексте призыва «не расточать сил перед Учредительным Собранием» и надежд революционной демократии на фактор Учредительного Собрания, по результатам которого большевики гарантированно должны были распрощаться с захваченной властью, с одновременным отказом против вооруженной борьбы с большевиками до созыва Собрания из-за уверенности в торжестве контрреволюции в случае, если большевизм будет раздавлен при помощи силы.

Выдержка из речи Д. С. Мережковского на митинге писателей, по словам историка революции С. П. Мельгунова, выражала мнение довольно широких общественных кругов:

«Солнце русской земли» потушить нельзя. Когда оно взойдет, исчезнут все призраки. Или, может быть, упырь захочет потушить солнце? Ну что же, пусть попробует. Не надо быть пророком, чтобы предсказать, что на Учредительном Собрании Ленин сломает себе голову

Однако надежды на Учредительное Собрание привели к еще большему снижению общественной сопротивляемости большевизму и означали фактическое признание октябрьской победы большевиков. Самогипнозом лозунга «до Учредительного Собрания» была парализована воля к сопротивлению даже у активных людей, приспособленных к активной борьбе. Атмосфера уверенности в том, что новая власть не может не созвать Учредительное Собрание на деле означала временную капитуляцию перед новой эфемерной властью. По словам Ленина все, что происходило кругом, определялось словами «болтовня и каша». С. П. Мельгунов констатирует, что в действительности наблюдавшееся многими разложение большевизма значительно отставало от темпов разложения направляемой революционной демократией антибольшевистской акции.

Временное правительство пребывало в полной уверенности, что жизнь вскоре вернется в старое нормальное русло. Правительство в подполье продолжало ассигновки 10 млн руб. Особому Совещанию по топливу на цели погашения срочных платежей «по продовольствию, обмундированию и на инструменты», 7½ млн. руб. ссуды на заготовку дров городскому самоуправлению, отпустило 431 тыс. руб. на переоборудование технических железнодорожных училищ и т. д. Правительство обсуждало и вопрос об ассигновании 4 млн. 800 тыс. «для разработки сланцев под Петербургом». Только с исчерпанием наличных в Государственном Банке после его захвата 14 ноября большевиками прекратилась финансово-административная деятельность подпольного Временного правительства.

Судьба членов Временного правительства

Из семнадцати членов последнего Временного правительства, восемь эмигрировали в 1918—1920 годах. Все они умерли своей смертью, за исключением С. Н. Третьякова (завербован ОГПУ в 1929, в 1942 арестован гестапо как советский агент и в 1944 расстрелян в немецком концлагере).

С. Н. Прокопович был выслан в 1922. Он также умер своей смертью.

Из оставшихся в СССР четверо были расстреляны во время Большого террора 1938—1940 годах: А. М. Никитин, А. И. Верховский, П. Н. Малянтович, С. Л. Маслов. Ещё четверо умерли своей смертью: А. В. Ливеровский (1867—1951; дважды арестовывался в 1933—1934 гг., но затем освобождался), С. С. Салазкин (1862—1932), К. А. Гвоздев (1882—1956; в 1931—1949 почти непрерывно в тюрьме, затем до 30 апреля 1956 в ссылке, освобождён за два месяца до смерти) и Н. М. Кишкин (1864—1930; неоднократно арестовывался).

Источник: www.encyclopaedia-russia.ru

Временное правительство — название правительственного органа, сформированного 2 марта 1917 г. Временным комитетом Государственной думы по соглашению с Исполнительным комитетом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. С августа 1915 г. лидеры буржуазной оппозиции царизму составляли списки нового правительства, ответственного перед Государственной думой или прямо назначенного царем «правительства спасения страны», где большинство постов принадлежало бы популярным буржуазным политикам. Однако Николай II упорно отказывался от политического компромисса с Думой и буржуазными общественными организациями. Только поздно вечером 1 марта 1917 г., когда в столице уже победила Февральская революция, он подписал манифест о передаче власти ответственному перед Государственной думой правительству и поручил сформировать его председателю Думы М. В. Родзянко. При этом министров двора, иностранных дел, внутренних дел и военного он собирался по-прежнему назначить сам. Эта уступка запоздала лет на десять. Революция поставила ребром вопрос о судьбе монархии и самого царя.

Поскольку руководимый меньшевиками Петроградский Совет не хотел брать власть, так как считал, что происходившая революция является буржуазной и власть должна формировать поэтому русская буржуазия, то персональный состав правительства был предложен Временным комитетом Думы. В правительстве большинство принадлежало кадетской партии и октябристам (см. Политические партии). Однако с самого начала там образовалось радикальное крыло, тайно руководимое Верховным Советом «Великого Востока народов России» (см. Масонство в России). Его Генеральный секретарь (и в то же время заместитель председателя Совета) эсер А. Ф. Керенский самовольно вошел во Временное правительство в качестве министра юстиции, хотя Исполком совета был против вхождения его членов в министерство. Керенского поддерживали министр финансов М. И. Терещенко, министр путей сообщения Н. В. Некрасов и министр торговли и промышленности А. И. Коновалов. На Керенского равнялся министр-председатель и министр внутренних дел князь Г. Е. Львов. Консервативное крыло в правительстве возглавлял министр иностранных дел, лидер кадетской партии П. Н. Милюков, активно поддерживаемый военным министром лидером партии октябристов А. И. Гучковым. Это правительство первого состава было однородно-буржуазным, и только Керенский представлял, как тогда говорили, «революционную демократию», т. е. Советы и социалистические партии.

На волне первых успехов революции Временное правительство пользовалось всенародной поддержкой и доверием. Его политика основывалась на добровольном подчинении граждан, поскольку ни репрессивного аппарата, ни верных ему вооруженных сил правительство не имело. Советы страны, по примеру Петроградского, заявили о поддержке правительства постольку, поскольку оно шло по пути обещанных им демократических реформ. Временное правительство ввело равенство всех граждан перед законом, упразднило посты губернаторов, ликвидировало старую полицию, жандармерию и охранку, реформировало тюремное ведомство, суд и прокуратуру, приняло законы о производстве всеобщих выборов в органы местного самоуправления (городские думы и земства), признало фактически завоеванные народом демократические права и свободы. Особое значение имело распространение прав и свобод на солдат десятимиллионной армии, начало ее демократизации путем признания выборных солдатских комитетов.

Однако Временное правительство первого состава не торопилось объявить о сроке созыва и выборов в Учредительное собрание, провести земельную и другие социальные реформы, начать переговоры о прекращении войны (см. Первая мировая война). Если солдаты и рабочие Петроградского Совета заявили о необходимости прекращения войны на основе мира без аннексий и контрибуции и самоопределения народов, то министр иностранных дел Милюков от имени Временного правительства заявлял о решимости довести войну до победного конца в тесном единении с союзными Англией, Францией, Японией и США. Это противоречие, обозначившееся после публикации 20 апреля ноты Милюкова союзным державам, привело к демонстрациям и уличным столкновениям в Петрограде 20—21 апреля. В ходе апрельского кризиса Временного правительства большевики впервые выдвинули лозунг передачи всей власти Советам.

Но меньшевики и эсеры, которым в Советах тогда принадлежало большинство, выступили против этого и пошли на создание 5 мая 1917 г. первого «коалиционного Временного правительства». Было образовано несколько новых министерских постов. На 9 лиц, принадлежавших к буржуазным партиям, в этом правительстве приходилось пять представителей социалистических партий. В министерство вошли популярнейшие лидеры меньшевиков (И. Г. Церетели), эсеров (В. М. Чернов), народных социалистов (А. В. Пешехонов). Керенский стал военным министром вместо Гучкова, а Терещенко — министром иностранных дел вместо Милюкова. Коалиция на время расширила социальную базу Временного правительства и вернула ему народную поддержку. Только большевистская партия осталась во внепарламентской оппозиции. Но выполнение обещаний, данных социалистическими лидерами, натолкнулось на сопротивление буржуазных министров. Керенский подготовил, выполняя обещания перед союзниками, наступление на фронте, чем вызвал недовольство солдатских масс, особенно в тыловых гарнизонах. Это привело к июньскому политическому кризису, показавшему рост симпатий в столицах и промышленных центрах к большевикам и их программе. 2—6 июля разразился еще более острый и кровавый июльский кризис. Коалиционное правительство распалось. Военные власти в Петрограде попытались применить силу к участникам демонстрации 4 июля 1917 г.

7 июля правительство сместило своим решением князя Львова и назначило новым министром-председателем А. Ф. Керенского. Он начал более широко пользоваться диктаторскими правами, так как Временное правительство после Февральской революции получило не только исполнительную, но и законодательную власть вплоть до созыва Учредительного собрания. Керенский начал судебное дело против лидеров большевистской партии, обвинив их в подготовке заговора с целью захвата власти и сотрудничестве с Германией. 22 июля 1917 г. Керенский объявил о создании второго коалиционного правительства. В нем социалисты имели уже половину мест.

Вторая коалиция распалась в конце августа после военного выступления генерала Л. Г. Корнилова, направленного против Керенского и революции. Поражение Корнилова породило надежды на формирование подлинно революционно-демократического правительства, без участия буржуазных партий. Но после неудачной попытки сплотить силы на «Демократическом совещании» в середине сентября лидеры ведущих социалистических партий социал-демократов — меньшевиков и эсеров вынуждены были одобрить созданное Керенским 24 сентября 1917 г. третье коалиционное Временное правительство, где представителям этих партий принадлежало уже 10 мест из 16. В. И. Ленин в письмах в ЦК большевистской партии, а Л. Д. Троцкий открыто — в речи и резолюции Петроградского Совета, новым председателем которого он был избран, объявили о недоверии этому правительству и подготовке его насильственного свержения. Оно было осуществлено в ходе вооруженного восстания в Петрограде 24 — 25 октября 1917 г. (см. Октябрьская революция 1917 г.).

Неудача Временного правительства в попытке мирным путем реформировать Россию объясняется многими причинами. Все министры являлись общественными деятелями, интеллигентами, они не имели никакого опыта управленческой деятельности. Они по моральным соображениям избегали использовать насилие в борьбе против анархии. Торможение в деле проведения земельной реформы и других социальных мероприятий, затягивание созыва Учредительного собрания, начала переговоров о мире вызывали недовольство широких масс солдат, крестьян и рабочих. Это недовольство умело использовалось большевиками, строившими свою пропаганду на обещании немедленного мира, передачи земли крестьянам, власти народу в лице Советов.

Источник: yunc.org

ДВОЕВЛАСТИЕ

В результате победы Февральской революции 1917 года сложилось своеобраз­ное положение, получившее название двоевластия: Совет рабочих и солдат­ских депутатов, имея главные атрибуты власти — массовую опору и воору­женную силу, власть брать не хотел, а Временное правительство, не имея ни того, ни другого, олицетворяло формальную власть, признавалось в этом качестве офицерами и чиновниками, но держалось лишь поддержкой Совета. «Власть без силы и сила без власти» — так определил двоевластие первый глава Временного правительства Львов.

ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО — высший орган государственной власти 2 марта-24 октября 1917 г. Первый состав (2 марта-2-3 мая): беспартийные Г.Е. Львов и М.И. Терещенко, кадеты П.Н. Милюков, Н.В. Некрасов, А.А. Мануйлов, А.И. Шингарев, Д.И. Шаховской, октябристы А.И. Гучков и И.В. Годнев, прогрессист А.И. Коновалов, центрист В.Н. Львов, трудовик А.Ф. Керенский; 1-е коалиционное (2-3 мая—2 июля): Г.Е. Львов, кадеты Мануйлов, Некрасов, Шингарев и Шаховской, октябрист Годнев, прогрессист Коновалов, центрист В.Н. Львов, эсэр Керенский, трудовик П.Н. Переверзев, меньшевики М.С. Скобелев и И.Г. Церетели, народный социалист А.В. Пешехонов, беспартийный Терещенко; 2-е коалиционное (24 июля-1 сентября): эсэры Керенский, Н.Д. Авксентьев и В.М. Чернов, народные социалисты А.С. Зарудный и Пешехонов, меньшевики А.М. Никитин и М.С. Скобелев, «внефракционный социал-демократ» С.Н. Прокопович, кадеты А.В. Карташов, Ф.Ф. Кокошкин, Некрасов, С.Ф. Ольденбург и П.П. Юренев, радикал-демократ И.Н. Ефремов, беспартийный Терещенко; Директория (1—25 сентября): эсэр Керенский, меньшевик Никитин, беспартийные Терещенко, генерал А.И. Верховский и адмирал Д.Н. Вердеревский; 3-е коалиционное: эсэры Керенский и С.Д. Маслов, меньшевики К.А. Гвоздев, П.Н. Малянтович, Никитин и Прокопович, кадеты А.В. Карташов, Н.М. Кишкин и С.А. Смирнов, прогрессисты М.В. Бернацкий и А.И. Коновалов, беспартийные Вердеревский, А.В. Ливеровский, С. Салазкин, Терещенко и С.Н. Третьяков. Интересно, что из всего состава первого правительства неизменно входили во все 5 только А.Ф. Керенский и М.И. Терещенко, которого некоторые считали попавшим туда случайно, до начала июля во всех комбинациях участвовал кадет Н.В. Некрасов. Остальные министры постоянно менялись, далеко оставив позади «министерскую чехарду» 1914-1916 гг.

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: АПРЕЛЬСКИЙ КРИЗИС

Неустойчивость двоевластия неминуемо порождала кризисы власти. Первый из них разразился спустя полтора месяца после образования Временного правительства. 27 марта правительство опубликовало декларацию с отказом от полити­ки аннексий и контрибуций. Это вызвало недоуменные запросы союзных держав. 18 апреля (1 мая н.ст.) в России впервые свободно праздновался первомайский праздник. Дата по новому стилю была выбрана, чтобы под­черкнуть солидарность с пролетариатом Западной Европы. В столице и по всей стране прошли массовые демонстрации и митинги, среди требова­ний которых видное место занимало прекращение войны. В этот же день министр иностранных дел П.Н. Милюков обратился к союзным прави­тельствам с заверением, что Временное правительство полно стремления «довести мировую войну до решительной победы». Публикация телеграм­мы, получившей название «Ноты Милюкова», разоблачала «революцион­ное оборончество» и вызвала демонстрации под лозунгом: «Долой Милю­кова и Гучкова!». Офицерство, чиновники, интеллигенция провели контр­демонстрацию с лозунгом: «Доверие Временному правительству!». Командующий войсками Петроградского округа генерал Л.Г. Корнилов при­казал разогнать демонстрантов и вывести на Дворцовую площадь артилле­рию, но солдаты отказались выполнить приказ и доложили о нем Совету.

Часть большевиков пошла еще дальше, выдвинув лозунг: «Долой Времен­ное правительство!». Ленин считал это преждевременным, потому что Временное правитель­ство держалось не силой, а поддержкой Советов, Т.е. выступление против правительства било по Советам. Он указывал, что буржуазия может по­жертвовать парой министров, чтобы спасти власть. Действительно, Ми­люков и Гучков подали в отставку, Корнилов был удален из Петрограда, а Совет заявил, что этим инцидент исчерпан. Но правительство потребова­ло, чтобы лидеры Совета вошли в его состав. После долгих уговоров обра­зовалось 1-е коалиционное правительство (коалиция буржуазных партий с социалистическими: 10 капиталистов и 6 социалистов), куда теперь во­шли 2 меньшевика, 2 трудовика, 1 эсер и 1 «народный социалист». Пере­шедший к эсерам Керенский стал военным и морским министром.

 

ИЗ ОБРАЩЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

Распространено не позднее 14 марта 1917 г.

Граждане помещики, землевладельцы, крестьяне, казаки, арендаторы и все, кто трудится над землей. Нельзя позволить немцам побить нас, надо довести войну до конца. Для войны нужны люди, снаряды и хлеб… Без хлеба ничего не будет. Сейте все, сейте каждый на своем поле, сейте как можно больше…Весь хлеб и все зерно будут куплены новым Правительством по справедливой, необидной цене…

Председатель Государственной Думы М. Родзянко

 

«НОТА МИЛЮКОВА»

НОТА ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВАМ СОЮЗНЫХ ДЕРЖАВ

18 апреля 1917 г.

27 марта с. г. Временное правительство опубликовало обращение к гражданам, в котором содержится изложение взгляда правительства свободной России на задачи настоящей войны. Министр иностранных дел поручает мне сообщить вам означенный документ и высказать при этом следующие замечания. Враги наши в последнее время старались внести раздор в междусоюзные отношения, распространяя вздорные сообщения, будто Россия готова заключить сепаратный мир с срединными монархиями. Текст прилагаемого документа лучше всего опровергает подобные измышления. Вы усмотрите из него, что высказанные Временным правительством общие положения вполне соответствуют тем высоким идеям, которые постоянно высказывались вплоть до самого последнего времени многими выдающимися государственными деятелями союзных стран и которые нашли себе особенно яркое выражение со стороны нашего нового союзника, великой заатлантической республики, в выступлениях ее президента. Правительство старого режима, конечно, не было в состоянии усвоить и разделить эти мысли об освободительном характере войны, о создании прочных основ для мирного сожительства народов, о самоопределении угнетенных национальностей и т. п. Но Россия освобожденная может в настоящее время заговорить языком, понятным для передовых демократий современного человечества, и она спешит присоединить свой голос к голосам своих союзников. Проникнутые этим новым духом освобожденной демократии заявления Временного правительства, разумеется, не могут подать ни малейшего повода думать, что совершившийся переворот повлек за собой ослабление роли России в общей союзной борьбе. Совершенно напротив, всенародное стремление довести мировую войну до решительной победы лишь усилилось, благодаря сознанию общей ответственности всех и каждого. Это стремление стало более действительным, будучи сосредоточено на близкой для всех и очередной задаче отразить врага, вторгнувшегося в самые пределы нашей родины. Само собой разумеется, как это и сказано в сообщаемом документе, Временное правительство, ограждая права нашей родины, будет вполне соблюдать обязательства, принятые в отношении наших союзников. Продолжая питать полную уверенность в победоносном окончании настоящей войны, в полном согласии с союзниками, оно совершенно уверено и в том, что поднятые этой войной вопросы будут разрешены в духе создания прочной основы для длительного мира и что проникнутые одинаковыми стремлениями передовые демократии найдут способ добиться тех гарантий и санкций, которые необходимы для предупреждения новых кровавых столкновений в будущем.

100 ключевых документов по российской и советской истории 

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮНЬСКИЙ КРИЗИС

Советы в короткий срок охватили всю страну, но по­ка от их имени говорил Петроградский Совет рабочих  и солдатских депутатов. Он взял на себя дело созыва 1-го Всероссийского съезда Советов. Большевики решили ознаменовать его открытие массовой демонстрацией, но меньшевистско-эсеровское большинство прези­диума съезда запретило демонстрации во время его заседаний. Большевики подчинились и удержали рабочих и солдат от выступления, показав рост своего влияния.

18 июня состоялась многотысячная демонстрация, разрешенная пре­зидиумом съезда. Подавляющее большинство выступило под лозунгами большевиков: «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Долой 10 минист­ров-капиталистов!» и «Да здравствует рабочий контроль!». Лишь 3 группы вышли под лозунгом «Доверие Временному правительству!».

Еще до свержения царя союзники согласовали план общего весеннего наступления, наметив его начало на апрель-май. Однако под влиянием событий в России операцию перенесли на июнь: союзники не собирались проливать кровь в одиночку. Наступление началось на Юго-Западном фронте против Австро-Венгрии как раз в день демонстрации 18 июня. «Сегодня великое торжество революции, — говорилось в телеграмме Керенского Временному правительству. Русская революционная армия перешла в наступление». За две недели была занята часть Галиции, в т.ч. города Галич и Калуш. Предполагалось, что полкам, наиболее отличившимся в сражениях, будут торжественно вручены красные знамена. Но это вручение сорвалось. Снова, как и во время Брусиловского прорыва 1916 г., остальные фронты не поддер­жали удара. Перегруппировав свои силы, австро-германские войска в начале июля нанесли контрудар в стык двух армий под Тарнополем. Фронт дрогнул и побежал. Были потеряны Западная Украина, еще одна часть Белоруссии и юг Лат­вии. В центр России хлынули сотни тысяч беженцев.

 

ИЗ ПРИКАЗА КЕРЕНСКОГО ПО АРМИИ И ФЛОТУ

30 мая 1917 г.

22 мая наши радиотелеграфные станции приняли германскую радиотелеграмму, в которой главнокомандующий германским Восточным фронтом принц Леопольд Баварский заявляет, что воюющие с нами державы готовы заключить мир и предлагают России помимо союзников прислать уполномоченных и представителей для переговорах об условиях мира… В ответ на это Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов издал следующее воззвание: «Он (Германский император) говорит будто предлагает нашим войскам то, чего они жаждут – путь к честному миру. Так, говорит он, ибо знает, что иного мира, кроме честного Российская демократия не примет. Но «честный мир» для нас лишь мир без аннексий и контрибуций… Нам предлагают сепаратное перемирие, тайные переговоры… Россия взяла на себя задачу объединить демократию всех воюющих стран в борьбе против всемирного империализма. Эта задача не будет выполнена, если германские империалисты сумеют использовать ее стремления к миру с целью отторжения ее от союзников и нанесут поражение ее армии… Пусть армия своей стойкостью придаст мощь голосу Российской демократии. Теснее сплотимся вокруг знамени революции… Удвоим работу вокруг воссоздания боевой мощи России».

Военный и морской министр КЕРЕНСКИЙ

 

ТРИ КРИЗИСА ВЛАСТИ: ИЮЛЬСКИЕ СОБЫТИЯ

2 июля кадеты вышли из правительства под предлогом несогла­сия с решением большинства признать украинскую Центральную Раду. В столицу были подтянуты верные правительству добровольческие формирования ­ударные батальоны. Одновременно 6 полков, в том числе запасные пулеметные полки, получи­ли приказ выступить на фронт. Это было нарушением мартовского согла­шения Совета с правительством о не выводе Петроградского гарнизона из столицы. Пулеметчики разослали агитаторов по полкам и заводам с при­зывом к выступлению. Это застало руководство большевиков врасплох. Ленин в это время уе­хал в Финляндию в отпуск, но узнав о событиях в Петрограде, срочно вер­нулся. На заседании ЦК партии он, преодолев сопротивление руководителей Во­енной организации, добился решения о мирной демонстрации. Однако события вышли из-под контроля. 4 июля тысячи вооруженных солдат, матросов, прибывших из Кронштадта, и рабочих заполнили центр города. Основным лозунгом вооруженной демонстрации было оказание давления на ВЦИК Советов с целью создания советского правительства. Однако ВЦИК отклонил это требование. Командование заранее разместило на чердаках пулеметы. Анархически настроенные демонстранты начали стрелять по чердакам, откуда также ответили огнем. По данным врачей, было 16 убитых, 40 умерло от ран и около 650 было ранено.

Временное правительство и ВЦИК Советов обвинили большевиков в заговоре с целью взятия власти. Начались аресты их руководителей, была рзгромлена редакция их газеты «Правда». С фронта были вызваны вер­ные  правительству войска. В газеты было передано обвинение Ленина в шпионаже пользу Германии.

7 июля был отдан приказ об аресте Ленина. Сам он сначала склонялся к тому, чтобы явиться самому, но ЦК посчитал, что нет никакой гарантии его безопасности: его просто убьют по дороге. Поэтому Ленин с Зиновье­вым скрывались сначала в Петрограде, потом возле Сестрорецка, в шала­ше за озером Разлив, а осенью перебрались в Финляндию. Обвинение против них так никогда и не рассматривалось.

Мятежные полки были разоружены и расформированы. Правительство восстановило смертную казнь за неповиновение приказу на фронте (12 июля). Премьер Львов ушел в отставку. Его место занял Керенский, со­хранивший пост военного и морского министра. Формирование 2-го коа­лиционного правительства заняло почти месяц. В конце июля его состави­ли 8 представителей буржуазии, 7 социалистов и 2 беспартийных.

Решение Временного правительства о переходе в наступление на фронте, а также его компромиссное соглашение с Центральной Радой, требовавшей широкой автономии для Украины спровоцировали новый политический кризис, последствия которого оказались весьма далеко идущими. Июльские события коренным образом изменили ситуацию. Подтянув к столице верные ему части, Временное правительство получило, наконец, вооруженную опору. Советы, согласившись на разоружение и вывод из Петрограда революционных полков, эту опору отвергли. Двоевластие, а с ним и мирный период революции кончились.

 

ТЕЛЕГРАММА КОМИССАРОВ

ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ИЗ 11-Й АРМИИ О ПОЛОЖЕНИИ НА ФРОНТЕ В НАЧАЛЕ ИЮЛЯ

«Наступательный порыв быстро исчерпался. Некоторые части самовольно уходят с позиций, даже не дожидаясь подхода противника. На протяжении сотни верст в тыл тянутся вереницы беглецов с ружьями и без них – здоровых, бодрых, чувствующих себя совершенно безнаказанными. Иногда так отходят целые части… Сегодня главнокомандующий с согласия комиссаров и комитетов отдал приказ о стрельбе по бегущим».

 

ГОСУДАРСТВЕННОЕ СОВЕЩАНИЕ

Правительство так и оставалось временным, ни перед кем не ответственным. Для закрепления его победы над Советами Керенский наметил «ввиду исключительности переживае­мых событий и в целях единения государственной власти со всеми орга­низованными силами страны» созвать якобы представительный, а на де­ле – подобранный правительством орган вместо Учредительного собра­ния, с подготовкой которого не торопились. Из 2 500 участников Государственного совещания делегаты центральных исполнительных комитетов Советов составляли 229 чел., остальные – де­путаты Государственных дум всех 4 созывов, представители торговли, про­мышленности и банков, земств, армии и флота, профсоюзов, кооперации союзов интеллигенции, национальных организаций и духовенства. В большинстве оказались кадеты и монархисты. Местные Советы представлены не были, большевиков-членов ВЦИК Советов из его делегации ис­ключили (некоторые все же прошли от профсоюзов, но им не дали слова). Для большего спокойствия Государственное совещание собрали не в Петрограде, а в казавшейся консервативной Москве. Большевики объявили это совещание заговором контрреволюции. В день его открытия 12 авгус­та они организовали в Москве Всеобщую политическую забастовку, в ко­торой участвовали 400 тыс. чел. Встали заводы и фабрики, электростан­ции, трамваи. Большинство делегатов добирались пешком, огромный зал Большого театра, где они собрались, освещался свечами.

Официальные ораторы соревновались в жесткости угроз. Керенский обещал «железом и кровью» раздавить попытки сопротивления прави­тельству. Но истинным героем дня стал генерал Корнилов, незадолго до этого назначенный верховным главнокомандующим. Его на руках вынес­ли с вокзала офицеры, ему устроили овацию делегаты. Он огласил про­грамму наведения порядка: должны быть три армии – армия на фронте, армия в тылу и транспорте. Он потребовал восстановления смертной каз­ни и в тылу, железной дисциплины на фабриках и заводах. В результате Государственного совещания обозначились два центра власти: Временное правительство и Ставка верховного главнокомандующего.

 

КОРНИЛОВЩИНА

27 августа 1917 г. Корнилов выступил против Временного правительства, двинув на Петроград 3-й конный корпус под командованием генерал-лейтенанта Крымова для подавления революционных выступлений и наведения порядка в столице. . В этот же день Керенский разослал повсюду радиограммы с объявлени­ем Корнилова мятежником и требованием ему сдать должность верховного главнокомандующего и ввел в Петрограде военное положение. В ответ Корнилов объявил слова Керенского сплошной ложью и обвинил Вре­менное правительство, что оно «под давлением большевистского боль­шинства Советов (которого пока еще не было) действует в полном согласии с планами германского Генерального штаба…» Двое командующих фронта­ми из пяти (А.И. Деникин и В.Н. Клембовский) поддержали Корнилова. После того, как генералы, которым был предложен пост верховного глав­нокомандующего, один за другим от этой чести уклонились, Керенский сам объявил себя верховным главнокомандующим.

27 августа большевики призвали рабочих и солдат к отпору мятежникам. Началось легальное вооружение ранее воз­никших и создание новых отрядов Красной гвардии. Корниловские эше­лоны задерживались в пути железнодорожниками. На пути движения 3-го конного корпуса строились заграждения, разбирались рельсы. На вооружение петроградских рабочих из арсенала было передано более 20 тыс. винтовок, что позднее сыграло одну из решающих ролей в Октябрьском восстании. В авангарде 3-го корпуса поставили Туземную (или Ди­кую) дивизию из чеченцев, ингушей, осетин и др. горцев Северного Кав­каза: не знавшие русского языка, они казались надежной силой в борьбе против Советов. Однако по совету С.М. Кирова навстречу горцам напра­вили находившуюся в Петрограде делегацию старейшин кавказских наро­дов. Они на родном языке объяснили, куда и зачем их везут, и те отказа­лись двигаться дальше.

Отдав приказ выгружаться из вагонов и двигаться конным порядком, генерал Крымов на автомобиле прибыл один в Петроград и явился к Керенскому. Содержание их громкого разговора до сих пор остается загадкой, потому что после него Крымов по официальной версии застрелился. 29 августа-2 сентября Корнилов и гене­ралы — его сторонники — были арестованы и в уездном городке Быхове взяты под стражу в помещении женской гимназии. Их охраняли верные Корнилову добровольцы-туркмены конного Текинского полка.

Попытка переворота, предпринятая Корниловым, оказалась неудачной. Керенский, приняв на себя пост главнокомандующего, одновременно возглавил Совет пяти (Директорию), в составе:  министр-председатель Керенский, иностранных дел — Терещенко, военный министр – ­полковник А.И. Верховский, морской — адмирал Д.Н. Вердеревский, почт и телеграфов — меньшевик А.М. Никитин. которому Временное правительство передало власть. 1 сентября Россия была объявлена Республикой, но это уже не могло остановить нарастание в массах радикальных революционных настроений. Переговоры о создании нового правительства затянулись до 25 сентября, когда наконец удалось составить третье и последнее коалиционное правительство: 4 меньшевика, 3 кадета, 2 эсера, 2 прогрессиста и 6 беспартийных. Для поддержки Директории, по предложению Керенского, эсеро-мень­шевистский ВЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и эсеровский ЦИК Советов крестьянских депутатов созвали 14 сентября так называе­мое «Демократическое совещание» из более чем 1,5 тыс. делегатов от Сове­тов, профсоюзов, армейских и флотских комитетов, кооперации, нацио­нальных советов и др. общественных организаций. От Государственного совещания его отличал более левый состав и отсутствие представительства буржуазно-помещичьих партий и союзов. Большевики – представители ряда Советов, профсоюзов, фабзавкомов – составляли меньшинство, но их поддерживала значительная часть беспартийных делегатов. 19 сентября Демократическое совещание приняло резолюцию против создания правительства в коалиции с кадетами, причем против коалиции голосовала большая часть эсеров и меньшевиков. 20 сентября президиум Совещания решил выделить из его состава Всероссийский демократический совет, он же — Временный совет Российской республики (Предпарламент), пропорционально численности его групп и фракций. Он призван был стать впредь до Учредительного собрания представительным органом, перед которым должно было быть ответст­венным Временное правительство. Первое заседание Предпарламента состоялось 23 сентября. От него Керенский добился одобрения коалиции с кадетами. Однако эти меры не могли ввыести страну из системного кризиса. Выступление Корнилова обнаружило раскол в пра­вящих кругах. От этого выиграли большевики, завоевывавшие большинство в Советах.

 

КОРНИЛОВ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ СОВЕЩАНИИ

Август 1917 г.

«С глубокой скорбью я должен открыто заявить — у меня нет уверенности, что русская армия исполнит без колебаний свой долг перед родиной… Враг уже стучится в ворота Риги, и если только неустойчивость нашей армии не даст нам возможности удержаться на побережье Рижского залива, дорога в Петроград будет открыта… Невозможно допустить, чтобы решимость… каждый раз появлялась под давлением поражений и уступок отечественной территории. Если решительные меры для повышения дисциплины на фронте последовали как результат Тарнопольского разгрома и утраты Галиции и Буковины, то нельзя допустить, чтобы порядок в тылу был последствием потери нами Риги».

Цит. по: Лехович Д.В. Белые против красных. М., 1992

 

КТО И КАК ПОДДЕРЖИВАЛ КОРНИЛОВА В АВГУСТЕ 1917 Г.

…Нужно заметить, что общественное мнение союзных стран и их правительств, вначале чрезвычайно благожелательно настроенных к Керенскому, после июльского разгрома армии резко изменилось… Еще более определенные и вполне доброжелательные отношения сохранили к Верховному [Корнилову] иностранные военные представители. Многие из них представлялись в эти дни Корнилову, принося ему уверения в своем почитании и искренние пожелания успеха; в особенности в трогательной форме это делал британский представитель. Слова и чувства. Реально они проявились только в декларации, врученной 28 августа Терещенко Бьюкененом, в качестве старейшины дипломатического корпуса. В ней в изысканной дипломатической форме послы единодушно заявляли, что «в интересах гуманности и в желании устранить непоправимые действия они предлагают свои добрые услуги (посредников) в единственном стремлении служить интересам России и делу союзников». Впрочем, Корнилов тогда не ждал и не искал более реальных форм интервенции.

Поддержка русской общественности? Произошло нечто чудесное: русская общественность внезапно и бесследно сгинула. Милюков, быть может еще два, три видных деятеля упорно и настойчиво поддерживали в Петрограде необходимость примирения с Корниловым и коренной реорганизации Временного правительства… Либеральная печать, в том числе «Речь» и «Русское слово», в первые дни в спокойных лояльных статьях так определяли элементы выступления: «преступность» способов борьбы, правильность целей ее («подчинение всей жизни страны интересам обороны») и почвенность движения, обусловленная положением страны и ошибками власти. Довольно робко говорили о примирении… Вот и все… Офицерство? Не было никакого сомнения, что масса офицерства всецело на стороне Корнилова и с замиранием сердца следит за перипетиями борьбы, им кровно близкой; но, не привлеченное к ней заблаговременно в широком масштабе и в солидной организации, в той обстановке, в какой оно жило — офицерство могло дать лишь нравственную поддержку.

Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 1991

 

ОБ АРЕСТЕ ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

ИЗ ДОНЕСЕНИЯ В ВОЕННО-РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КОМИТЕТ

25 октября 1917 года

…25 октября в 2 ч[аса] 10 мин[ут] ночи арестованы… по постановлению [Военно-революционного] комитета: контрадмирал Вердеревский, министр государственного призрения Кишкин, министр торговли и промышленности Коновалов, министр земледелия Маслов, министр путей сообщения Ливеровский, управляющий военным министерством ген[ерал] Маниковский, министр труда Гвоздев,  министр юстиции Малянтович, председатель экономического комитета Третьяков, генерал для поручений Борисов, государственный контролер Смирнов, министр просвещения Салазкин, министр финансов Бернацкий, министр иностранных дел Терещенко, помощники особоуполномоченного Временным правительством Рутенберг и Пальчинский, министр почт и телеграфов и внутренних дел Никитин и министр исповеданий Карташев.

Офицеры и юнкера обезоружены и отпущены, взяты три папки и портфель министра народного просвещения. Комендантом Зимнего дворца назначен делегат на второй Всероссийский съезд советов солдат Преображенского полка тов. Чудновский. Все министры отправлены в Петропавловскую крепость. Сопровождавший министра Терещенко подпор[учик,] Чистяков скрылся…

Опубликовано: «Рабочая газета» № 197, 27 октября 1917 г.

 

«ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ ВОЙНОЮ ДЛЯ ПРОИЗВОДСТВА ПЕРЕВОРОТА»

ИЗ ПИСЬМА ЛИДЕРА КАДЕТСКОЙ ПАРТИИ, БЫВШЕГО МИНИСТРА ПЕРВОГО ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА П.Н. МИЛЮКОВА БЫВШЕМУ ЧЛЕНУ СОВЕТА МОНАРХИЧЕСКИХ СЪЕЗДОВ И.В. РЕВЕНКО

Конец декабря 1917 — начало января 1918 года

В ответ на поставленный Вами вопрос, как я смотрю теперь на совершенный нами переворот, чего я жду от будущего и как оцениваю роль и влияние существующих партий и организаций, пишу Вам это письмо, признаюсь, с тяжелым сердцем. Того, что случилось, мы не хотели. Вы знаете, что цель наша ограничивалась достижением республики или же монархии с императором, имеющим лишь номинальную власть; преобладающего в стране влияния интеллигенции и равные права евреев.

Полной разрухи мы не хотели, хотя и знали, что на войне переворот во всяком случае отразится неблагоприятно. Мы полагали, что власть сосредоточится и останется в руках первого кабинета министров, что временную разруху в армии и стране мы остановим быстро и если не своими руками, то руками союзников добьемся победы над Германией, заплатив за свержение царя некоторой отсрочкой этой победы.

Надо признаться, что некоторые даже из нашей партии указывали нам на возможность того, что и произошло потом. Да мы и сами не без некоторой тревоги следили за ходом организации рабочих масс и пропаганды в армии.

Что же делать: ошиблись в 1905 году в одну сторону – теперь ошиблись опять, но в другую. Тогда недооценили сил крайне правых, теперь не предусмотрели ловкости и бессовестности социалистов. Результаты Вы видите сами.

Само собою разумеется, что вожаки Совета рабочих депутатов ведут нас к поражению и финансовому экономическому краху вполне сознательно. Возмутительная постановка вопроса о мире без аннексий и контрибуций помимо полной своей бессмысленности уже теперь в корне испортила отношения наши с союзниками и подорвала наш кредит. Конечно, это не было сюрпризом для изобретателей.

Не буду излагать Вам, зачем все это было им нужно, кратко скажу, что здесь играла роль частью сознательная измена, частью желание половить рыбу в мутной воде, частью страсть к популярности. Но, конечно, мы должны признать, что нравственная ответственность за совершившееся лежит на нас, то есть на блоке партий Государственной Думы.

Вы знаете, что твердое решение воспользоваться войною для производства переворота было принято нами вскоре после начала этой войны. Заметьте также, что ждать больше мы не могли, ибо знали, что в конце апреля или начале мая наша армия должна была перейти в наступление, результаты коего сразу в корне прекратили бы всякие намеки на недовольство и вызвали бы в стране взрыв патриотизма и ликования.

Вы понимаете теперь, почему я в последнюю минуту колебался дать согласие на производство переворота, понимаете также, каково должно быть в настоящее время мое внутреннее состояние. История проклянет вождей наших, так называемых пролетариев, но проклянет и нас, вызвавших бурю. Что же делать теперь, спрашиваете Вы… Не знаю. То есть внутри мы оба знаем, что спасение России в возвращении к монархии, знаем что все события последних двух месяцев ясно доказали, что народ не способен был воспринять свободу, что масса населения, не участвующая в митингах и съездах, настроена монархически, что многие и многие агитирующие за республику делают это из страха. Все это ясно, но признать этого мы просто не можем. Признание есть крах всего дела нашей жизни, крах всего мировоззрения, которого мы являемся представителями. Признать не можем, противодействовать не можем, не можем и соединиться с теми правыми, подчиниться тем правым, с которыми так долго и с таким успехом боролись. Вот все, что могу сейчас казать.

Конечно, письмо это строго конфиденциально. Можете показать его лишь членам известного Вам кружка.

Архив ФСК. Санкт-Петербург

Источник: histrf.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.