1670 1671 год в истории россии

ВАСИЛИЙ УС

Войны, рост налогов, денежные авантюры властей в царствование Алексея Михайловича расшатывали хозяйство страны. Тяглецы «худели», разорялись и бежали. Размах бегства крестьян, особенно помещичьих, был таков, что власти организовали массовый сыск беглых. В 1663-1667 гг. в одном Рязанском уезде сумели найти и вернуть 8 тыс. крестьян и холопов. А скольких не нашли? Сколько беглых укрылось на Украине, на Волге, в Приуралье, в Сибири? Скольких принял Дон? С Дона по-прежнему не было выдачи. Там весьма обустроено жили «старые» «домовитые» казаки. Вели хозяйство, торговлю, получали от царя жалованье, свинец и порох за службу по охране пограничья. Но, кроме того, здесь обитало множество «молодых» «голутвенных» казаков — «голытьбы». Голутвенные казаки прирабатывали у домовитых, но в основном жили грабежом. Они постоянно были готовы отправиться ловить удачу в крымских, турецких, персидских, польских пределах, не брезговали и грабежом православных купцов.


Один атаман (из домовитых казаков) Василий Ус храбро воевал с ляхами на Украине и Белоруссии и по возвращении на Дон приобрел популярность среди голутвенного казачества. В 1666 г. на Дону был голод. Страдали прежде всего «молодые» казаки, не имевшие своего хозяйства. Василий Ус собрал ватагу голутвенных казаков и двинулся на Слободскую Украину, потом в южные уезды России, а потом и к Москве. В его отряд входили главным образом «молодые казаки». Казаки говорили, что идут к царю с просьбой зачислить их на царскую службу и дать жалованье, прежде всего хлеб. Однако действовали донцы не как просители. По пути они громили поместья и богатые дома. Крестьяне толпами присоединялись к Усу. На р. Упе, в 8 км от Тулы, восставшие построили острог. Царь Алексей направил против мятежников полки, и тогда, не дожидаясь сражения, казаки и многие  прибившиеся к ним местные крестьяне и холопы ушли на Дон.

 

«Я ПРИШЕЛ БИТЬ ТОЛЬКО БОЯР ДА БОГАТЫХ ГОСПОД»

Вскоре большинство молодцов Уса оказались в ватаге Стеньки Разина, атамана, к 1667 г. уже знаменитого лихими набегами. Весной 1667 г. Стенька Разин двинулся с Дона на Волгу искать добычи. Тем временем караван судов с хлебом и другим товаром, принадлежавшим московскому купцу В. Шорину и патриарху, спускался к Астрахани. Разинцы напали на корабли, перебили часть охраны, освободили колодников, которых обнаружили в трюме. Добычу Степан Разин поделил по-братски. Иностранец Я. Стрейс — свидетель событий — позже рассказывал, как Стенька Разин обратился к оставшимся в живых стрельцам и солдатам стражи: «Силою не стану принуждать, а кто захочет быть со мною — будет вольный казак! Я пришел бить только бояр да богатых господ, а с бедными и простыми готов, как брат, всем поделиться!»


Часть стрельцов отправилась с атаманом. На 35 больших стругах казаки миновали Астрахань, прошли Каспийским морем и объявились в устье Яика (р. Урал). Казаки овладели укрепленным Яицким городком, где провели зиму, торгуя захваченным добром с местным населением и готовясь к новым набегам.

В столицу же поступала ложная информация; будто «воровские казаки» сидят в Яицком городке, осажденные степняками. Поэтому против Разина послали небольшой отряд стрельцов в 3 тыс. человек. К Разину же тем временем стекались казаки и беглые люди со всех сторон, куда дошла слава о его удаче и подвигах. Царский отряд был разгромлен, часть его влилась в ряды восставших.

 

«И ЗА БОРТ ЕЕ БОРСАЕТ…»

Россия в те времена имела неплохие отношения с Персией, но в конце XVII в. положение изменилось, чему в немалой степени способствовал набег Разина на азербайджанские княжества и Персию. Весной 1668 г. Степан Разин с несколькими сотнями казаков погрузили на струги порох, свинец, ядра и легкие пушки.


желые орудия Яицкого городка были затоплены. Казачьи лодки вышли в Каспийское море. У устья Терека к Разину пристал отряд голутвенных казаков во главе с Сергеем Хромым (Кривым). После этого под рукой Степана оказалось 2 тыс. (по некоторым источникам — 6 тыс.) человек. Как дальше разворачивался поход? В Москве со слов астраханца, приехавшего из Шемахи, знали: «Воровские казаки Стеньки Разина были в шаховой области, в Низовой, и в Баку, и в Гиляне. Ясыря (пленных) и живота (добычи) поймали много. А живут де казаки на Куре-реке и по морю разъезжают врозь для добычи, а сказывают, что, де, их, казаков, многие струги». Вскоре атаман Разин объявился у южного побережья Каспия. Персидский шах выслал против разбойников флот в 70 кораблей, но казаки разбили его. Шах жаловался на казачьи грабежи в Москву, но там отвечали, что казаки Разина — «воровские», и царь Московский на Персию их не посылал. Поход Разина запечатлели не только персидские хроники, но и иранский фольклор. Атаман в иранских сказках выглядит не лучше «поганого змея Тугариновича» в наших.

Осенью 1669 г. Разин вновь появился под Астраханью. Зная о «великой силе» атамана, астраханский воевода не решился дать бой. Договорились, что казаки сдадут оружие, а воевода пропустит их через Астрахань. Разинцы вошли в город, отдали несколько пушек, но с мушкетами, карабинами, пищалями, саблями и пиками, конечно, не расстались. Иностранный наблюдатель писал потом, с каким восторгом простой люд встречал героя, побившего персов. Атамана называли «отцом». Разин же «сулил вскоре освободить всех от ярма и рабства боярского». «Чернь охотно то слушала», обещала прийти на помощь, «только бы он начал». С добычей вернулся Стенька на Дон, где большинство домовитых и голутвенных казаков готовы были признать его верховным атаманом. Молва о лихом атамане распространилась далеко за пределы вольного Дона.


 

НАПОЛНЯТЬ ЖЕЛУДОК ПЕСКОМ

Человек этот жесток и груб, в особенности в пьяном виде: тогда величайшее удовольствие  находит он в мучении своих подчиненных, которым приказывает связывать руки над головою, наполнять желудок песком и затем бросает их в реку.

Письмо неизвестного с корабля «Орел» стоящем на якоре под Астраханью  24 Сентября (старого стиля) 1669 года

 

НОВЫЙ ПОХОД РАЗИНА НА ВОЛГУ 1670 Г.

Весной 1670 г. Степан Разин появился на Волге. Со всех сторон к атаману побежал народ: крестьяне, казаки, «работные люди» с волжских рыбных промыслов, разного рода гулящие люди. На сей раз атаман действовал именем «Великого Государя царевича» Алексея Алексеевича. Старший сын царя Алексей Михайловича — царевич Алексей неожиданно умер. В народе о нем ходили разные слухи. Степан Разин заявил, что царевич не умер, а бежал от «боярских неправд» и передает ему, донскому атаману, приказ своего отца царя: вести войну с «изменниками боярами» и дать всем простым людям волю. По стране летали прелесные письма Стеньки, которые звали («прельщали») чернь к восстанию. В России началась крестьянская война. Клич атамана: «Я пришел дать вам волю!», находил отклик в сердцах закрепощенных людей. Разин заявлял, что жизнь страны будет устроена по примеру казачьего Дона с его казачьим кругом и выбором атамана.


Царицын сдался Разину без боя. Восставшие двинулись к Астрахани. Жерла 400 орудий смотрели на повстанцев с каменных стен города. Воевода и дворяне готовились биться, а черные люди кричали казакам: «Взбирайтесь, братцы. Давно вас ждем».

Штурм начался в ночь, и к утру Астрахань пала. Воевода был сброшен с колокольни, ненавистные бояре, купцы, приказные перебиты. Управлять городом Разин оставил Василия Уса и Федора Шелудяка, а сам отправился вверх по Волге.

Без боя атаману предались хорошо укрепленные Саратов и Самара. Везде ликовали простолюдины. «Многие лета нашему батьке! Пусть он победит всех бояр, князей!» — кричал народ. «За дело, братцы, — отвечал атаман, — ныне отомстим тиранам, которые до сих пор держали вас в неволе хуже, чем турки или язычники. Я пришел дать вам всем волю и избавление, вы будете моими братьями и детьми, и вам будет так хорошо, как и мне. Будьте только мужественны и оставайтесь верны!»

4 сентября 1670 г. Стенька Разин осадил Симбирск.


 

КРЮК

3-го июля первые мои мучители вытащили меня из дома Фабера и привели меня на берег реки, угрожая бросить в нее, если я не заплачу им 500 франков выкупа… Три дня спустя повели меня к предводителю, который пил с своими друзьями в погребе воеводы. Здесь я увидел трех казаков, нарядившихся в лучшие мои одежды. Там я оставался с четверть часа, в течение которой предводитель несколько раз пил за мое здоровье…

9-го воткнули крюк в бок секретарю Алексею Алексеевичу и повесили его вместе с сыном Гилянского хана на столбе, на котором они через несколько дней умерли.

После того на стене кремля повесили за ноги двух сыновей воеводы, из которых одному было всего 8 лет, а другому 16. Так как оба они были еще живы, то на следующий день младшего отвязали, а старшего сбросили с башни, с которой за несколько дней до этого сброшен был отец…

21-го предводитель в сопровождении 1200 человек вышел из Астрахани… В его отсутствие, как и при нем, резня продолжалась, и не проходило дня, в который бы не было умерщвлено более 150 человек.

Письмо Давида Бутлера, писанного в Испагани, 6 марта 1671, с описанием взятия Астрахани 

 

ПОРАЖЕНИЕ РАЗИНА ПОД СИМБИРСКОМ

Алексей Михайлович, напуганный размахом мятежа, призвал всех столичных и провинциальных дворян и детей боярских «служить за великого государя и за свои домы».


тыс. конников выстроились на смотру под Москвой. К ним прибавили стрельцов и полки нового строя. Воевода Юрий Долгорукий «со товарищи» К. Щербатовым, Ю. Барятинским и другими поджидал эти войска под Арзамасом, чтобы обрушиться на «мятежников и воров». Юрий Барятинский с авангардом царских войск двинулся к Казани, потом к Свияжску. Попытки разинцев остановить его здесь не увенчались успехом. Первого октября 1670 г. под симбирскими стенами закипел решающий бой. Барятинский снял осаду с симбирского кремля и выпустил оттуда ратников воеводы Милославского.

Стенька Разин сражался в самых жарких местах. Голова атамана была рассечена, нога прострелена, но «батька» все бился, пока не побежало его воинство. Атаман с казаками заперся в одной из башен старого острога. Очнувшись от ран, он бросился с казаками в новую атаку, но стал жертвой хитрости воеводы Юрия. Барятинский переправил на Свиягу один отряд и велел громко кричать. Заслышав «окрики», Стенька подумал, что идет новое царское войско. Атаман погрузил на струги донских казаков и отплыл с ними к Царицыну, а потом ушел на Дон собирать новое войско.

 

РАСПРАВА

Без пощады громили царские воеводы «осиротевших» повстанцев Поволжья, Тамбовщины, Слободской Украины. «Страшно смотреть на Арзамас, — писал современник, — его предместья казались совершенным адом: всюду стояли виселицы и на каждой висело по 40 и по 50 трупов; там валялись разбросанные головы и дымились свежей кровью; здесь торчали колья, на которых мучились преступники и часто были живы по три дня, испытывая неописуемые страдания. В продолжение трех месяцев казнили 11 тысяч человек». Мучили и убивали не в одном Арзамасе. В Козьмодемьянске Барятинский казнил 60 человек, сотне велел отсечь руки, 400 человек бил кнутом.


Собор русского духовенства проклял Степана Разина и его приверженцев.

А Стенька пытался поднять Дон. Но домовитые казаки во главе с крестным отцом Стеньки Разина войсковым атаманом Корнилой Яковлевым, который долгое время поддерживал лихого крестника, но не желал появления на Дону карательной экспедиции царских войск, враждебно встретили казаков Разина. 14 апреля 1671 г. они напали на Кагальник, где стоял атаман. Городок запылал с четырех сторон, его защитники были изрублены. Отчаянно дравшийся Разин попал в плен. Вскоре поймали и брата Стеньки — Фрола. Через Курск и Серпухов 200 казаков повезли в Москву Степана и Фрола Разиных. «Из-за тебя вся беда!» — рыдал Фрол. «Никакой беды нет, — отвечал его брат, — нас примут почестно; самые большие господа выйдут навстречу посмотреть на нас». За поимку Разиных домовитые казаки Дона получили особое «государево жалованье»: 3 тыс. серебряных рублей денег, 4 тыс. четвертей хлеба, 200 ведер вина, 150 пудов пороха и свинца.

А знаменитый атаман Степан Разин после пыток был четвертован 6 июня 1671 г. на Красной площади в Москве. Ко времени казни Степана Разина его атаманы еще продолжали борьбу. В их руках находилось все Нижнее Поволжье. Но царские войска наступали. Отказ домовитых казаков поддерживать повстанцев лишал их возможности черпать силы на Дону. Восставшие крестьяне и казаки вели разрозненные действия.


В июле 1671 г. атаман Василий Ус попытался подняться вверх по Волге и даже дошел до Симбирска. Здесь он был разбит и вернулся в Астрахань. Началась осада Астрахани, и в конце ноября город был взят. Опять последовали казни и расправы. Спасаясь, повстанцы бежали в Сибирь, на Урал, некоторые пробрались на север к староверческому Соловецкому монастырю.

 

РАЗИНЦЫ НА СОЛОВКАХ

Настоятель обители раскольник Никанор принимал всех: беглых стрельцов, казаков, гулящих людей, холопов, покинувших своих господ. Под знаменем старой веры стали сражаться и последние разинцы. Пали Соловки 22 января 1676 г. от предательства. Чернец Феоктист перебежал ночью на сторону врага и указал тайный вход в обитель. Когда темнота опустилась на Соловецкий остров, стрельцы проникли в монастырь и после ожесточенного боя заняли его. Староверов перебили, а 60 человек «пущих к воровству зачинщиков» подвергли жестоким казням. Одних вешали вниз головой, других, раздетых догола на лютом морозе, подцепляли крюком под ребра. Несчастные умирали в страшных мучениях.

 

РАЗИН В ЕВРОПЕЙСКИХ ПЕРИОДИЧЕСКИХ ИЗДАНИЯХ И ХРОНИКАХ

Среди иностранных источников о восстании С. Разина особое место занимают известия, появлявшиеся на страницах тогдашних газет и других продолжающихся изданий. Эти сообщения служили в свое время основным видом информации западноевропейской читающей публики о событиях в России и уже в силу этого представляют несомненный интерес для историков.


«Европейская субботняя газета», 1670, № 38 Москва, 14 августа. Пришло достоверное известие о том, что известный мятежник Степан Тимофеевич Разин не только с каждым днем присоединяет к себе все больше народа и войска, но и добился больших успехов под Астраханью. После того как он обратил в бегство посланных против него стрельцов и уничтожил несколько тысяч из них, он стал штурмовать Астрахань, и так как тамошний гарнизон, вопреки воле коменданта, отворил ему ворота, он взял город, а коменданта и тех князей и бояр, которые остались верны царю, велел повесить. Разграбление церквей было предотвращено тамошним митрополитом.

Указанный мятежник послал письмо архимандриту в Казань с требованием, чтобы тот при его прибытии вышел ему навстречу с надлежащими почестями. Опасаются, что он постарается овладеть крепостью Тарки, находящейся на самом рубеже царских владений у Каспийского моря. А поскольку это место находится далеко от Москвы и при теперешних обстоятельствах, как это уже видно, будет трудно послать туда помощь, то возможно, что Тарки тоже окажутся под властью мятежников и торговля с Пруссией и Россией может быть прервана. Москва вследствие этого также окажется в большом затруднении, так как до сих пор из этих мест [с Каспийского моря] сюда доставляли всю соленую рыбу, в которой этот народ, соблюдающий множество постов, очень нуждается. Оттуда доставляли также соль и пригоняли царю из этих владений каждый год по 40 000 лошадей.

Посланный против мятежников московский генерал Долгоруков требует стотысячную армию, а иначе не решается показаться на глаза врагу. Но двор не в силах собрать такую армию, так как тяглый люд не хочет вносить на это пятину, ссылаясь на свою несостоятельность

Достоверное известие о мятеже в Московии. Некий человек пишет 3 октября из Копенгагена: по милости божьей, он за пять недель совершил путешествие из Москвы и слышал там много удивительного о мятеже Степана Разина. Это большой тиран, и при взятии города Астрахани он велел сбросить с башни воеводу этой крепости, сам надругался над его женой и дочерью, а затем велел привязать их совсем нагими к лошадям, задом наперед, и отдать на поругание калмыкам — самым ужасным из всех татар. Он велел отрубить руки и ноги, многим немецким офицерам, а затем завязать их в мешки и бросить в Волгу. Над их женами он сам надругался, а затем отдал: их калмыкам

Рассказ о том, как главарь мятежников Степан Разин вместе с его братом были арестованы, доставлены в Москву и здесь преданы мучительной смерти.  О всемирно известном, главном и первейшем мятежнике против Москвы по имени Степан Разин сообщается в донесении от 1 июля из Риги в Лифляндию. Здесь уже почти не сомневаются в том, что он арестован, так как все письма это подтверждают, и в последней почте говорится: Способ, с помощью которого указанного мятежника захватили в плен, был таков: поскольку он всячески стремился по мере своих успехов привлечь на свою сторону донских казаков и действовать силой против царя, упомянутые донские казаки сделали вид, что они одобряют его желание и хотят исполнить его, имея намерение посредством подобной хитрости поймать лису в ловушку. Когда казаки узнали, что Разин со своим братом остановился в убежище, где он ничего не опасался, они напали на него и захватили его с братом в плен. Наконец, их обоих привезли под конвоем тысячи мушкетеров в столицу Москву. По сообщению из Москвы от 16 июня, в этот день был исполнен приговор над главарем мятежников — Разиным. Для того, чтобы его увидело как можно больше народа (ибо собралось более ста тысяч человек) и чтобы подвергнуть злодея наибольшему позору, его поставили на широкую повозку вышиной в семь футов. На повозке соорудили виселицу, под которой стоял Разин, крепко-прикованный к ней цепями: одной — за шею, другой — вокруг пояса и третьей — за ноги. Обе руки были прибиты гвоздями к краям повозки, и из них текло много крови. В середине виселицы была прибита доска, которая поддерживала его глову. Брат его тоже был скован цепями по рукам и по ногам и прикован к повозке, за которой он должен был идти, и он чувствовал себя очень плохо, оттого что подвергся позору на глазах у стольких тысяч людей. [Степан] все время смотрел на брата, и так как тот все больше и больше робел, [Степан], ожесточась от гнева сказал ему: «Брат, чего ты так страшишься? Нам надо было думать об этом раньше, прежде чем начать эту игру, а теперь уже слишком поздно. Поэтому отбрось свой страх! Раз уж мы храбро взялись за дело, то должны такими и оставаться. Ты боишься, смерти? Но придется ведь нам когда-нибудь умереть. Или тебя заботит, что остальным нашим сообщникам тоже придется плохо? Они окажутся более предусмотрительными, и небеса помогут им в их делах, так что они не должны будут опасаться такого наказания». От этих жестоких и подстрекательских речей брат еще больше бледнел, а Разин высказал еще много других угроз московитам, пока, наконец, в назначенном месте он не был предан смерти. По желанию некоторых знатных немцев, посланников разных земель, и персидского посла им была оказана честь и их провели под сильной охраной солдат через собравшуюся толпу к повозке, и это было им дозволено, чтобы они смогли все хороша увидеть и услышать и подробно рассказать о произошедшей казни. Они находились так близко, что некоторые из них вернулись [домой] обрызганные кровью казненного.  Казнь эта происходила следующим образом: сначала ему отрубили обе руки, затем обе ноги и, наконец, голову. Эти пять частей тела насадили на пять кольев — всем напоказ, как устрашающий пример для проезжих, а изуродованное туловище было вечером выброшено на съедение голодным псам. Таков был конец этой казни.

Маньков А. Иностранные известия о восстании Степана Разина

Источник: histrf.ru

РА́ЗИНА ВОССТА́НИЕ 1670–71 (Кре­сть­ян­ская вой­на, Ра­зин­щи­на), вы­сту­п­ле­ние дон­ских ка­за­ков в Рус. го­су­дар­ст­ве во гла­ве с С. Т. Ра­зи­ным, под­дер­жан­ное кре­сть­я­на­ми, по­сад­ски­ми людь­ми, слу­жи­лы­ми людь­ми «по при­бо­ру», а так­же по­волж­ски­ми на­ро­да­ми (чу­ва­ша­ми, та­та­ра­ми и др.). Ох­ва­ти­ло гл. обр. уез­ды По­вол­жья и Сло­бод­скую Ук­раи­ну. Чис­ло уча­ст­ни­ков до 200 тыс. чел. Вы­зва­но рас­про­стра­не­ни­ем кре­по­ст­но­го пра­ва на юж­ный и юго-вос­точ­ный ре­гио­ны стра­ны, а так­же ухуд­ше­ни­ем по­ло­же­ния дон­ских ка­за­ков. Вос­ста­нию пред­ше­ст­во­ва­ли по­ход ка­зачь­их от­ря­дов (ок. 700 чел.) во гла­ве с ата­ма­ном Ва­си­ли­ем Усом и есау­лом Ива­ном Хо­ро­шим в кон­це вес­ны – ле­том 1666 с До­на к Мо­ск­ве (за­тро­нул Де­ди­лов­ский, Ско­пин­ский, Туль­ский и др. уез­ды), а так­же по­хо­ды 1667–69 «за зи­пу­на­ми» (до­бы­чей) ка­за­ков во гла­ве с Ра­зи­ным на Вол­гу, Яик и в Кас­пийское мо­ре. Пра­ви­тель­ст­во ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, обес­по­ко­ен­ное дви­же­ни­ем ка­за­ков, со­вер­шав­ших на­си­лие, убий­ст­ва и гра­бе­жи, в мар­те 1670 на­прави­ло на Дон жиль­ца Г. А. Ев­до­ки­мо­ва для вы­яс­не­ния об­ста­нов­ки. Од­на­ко 12(22).4.1670 в г. Чер­касск (ны­не ста­ни­ца Ста­ро­чер­кас­ская Ак­сай­ско­го р-на Рос­тов­ской обл.) по ини­циа­ти­ве Ра­зи­на Ев­до­ки­мов был каз­нён яко­бы как ла­зут­чик. То­гда же Ра­зин уг­ро­жал смер­тью ата­ма­ну Дон­ско­го вой­ска – сво­ему крё­ст­но­му от­цу К. Яков­ле­ву. Вско­ре Ра­зин с со­рат­ни­ка­ми (ок. 4 тыс. чел.) дви­нул­ся в вер­хо­вья До­на и на Вол­гу. Ка­за­ки ов­ла­де­ли 15(25) мая то­го же го­да Ца­ри­цы­ном (ны­не г. Вол­го­град), 22 ию­ня (2 ию­ля) – Ас­т­ра­ха­нью. Вос­став­шие каз­ни­ли вое­вод – ца­ри­цын­ско­го Т. В. Тур­ге­не­ва и ас­т­ра­хан­ско­го кн. И. С. Про­зо­ров­ско­го. Ос­та­вив в Ас­т­ра­ха­ни от­ряд ка­за­ков во гла­ве с В. Усом и Фё­до­ром Ше­лу­дя­ком, Ра­зин с 8 тыс. чел. вер­нул­ся в Ца­ри­цын, где со­сто­ял­ся ка­за­чий круг, на ко­то­ром бы­ло ре­ше­но ид­ти с осн. си­ла­ми на Мо­ск­ву, дви­га­ясь по Вол­ге, а с вер­ховь­ев До­на на­нести вспо­мо­гат. удар. Из Ца­ри­цы­на Ра­зин на­чал рас­сы­лать про­кла­ма­ции – «пре­ле­ст­ные пись­ма», в ко­то­рых при­зы­вал слу­жить се­бе и ка­за­кам («ве­ли­ко­му вой­ску») на­рав­не с Бо­гом и го­су­да­рем, при­сое­ди­нять­ся к по­хо­ду на Мо­ск­ву «бо­яр по­би­вать», сто­ять вме­сте про­тив «из­мен­щи­ков» и «мир­ских кро­во­пив­цев». Од­ним из гл. тре­бо­ва­ний Ра­зи­на яв­ля­лось «чор­ным лю­дем дать сво­бо­ду», т. е. ос­во­бо­дить по­дат­ное на­се­ле­ние от не­се­ния ими тяг­ла – уп­ла­ты на­ло­гов и ис­пол­не­ния по­вин­но­стей в поль­зу го­су­дар­ст­ва. Уча­ст­ни­ки Р. в. каз­ни­ли и под­вер­га­ли те­лес­ным на­ка­за­ни­ям как вое­вод и по­дья­чих, так и зем­ле­вла­дель­цев и их при­каз­чи­ков, а от­ня­тое иму­ще­ст­во де­ли­ли ме­ж­ду со­бой. По­все­ме­ст­но пов­стан­цы соз­да­ва­ли ор­га­ны вла­сти в фор­ме ка­зачь­е­го са­мо­управ­ле­ния, вы­би­рая го­ро­до­вых и кре­сть­ян­ских стар­шин, ата­ма­нов, есау­лов, сот­ни­ков. Для вос­став­ших бы­ли ха­рак­тер­ны на­ив­но-мо­нар­хич. пред­став­ле­ния; в ча­ст­но­сти, они ут­вер­жда­ли, что в их вой­ске яко­бы на­хо­дит­ся ца­ре­вич Алек­сей Алек­сее­вич (сын ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча, умер­ший в янв. 1670) и он идёт на Мо­ск­ву по ука­зу сво­его от­ца.

Вос­став­шие (ок. 10 тыс. чел.) без боя во­шли в Са­ра­тов [15(25) авг.], Са­ма­ру [26 авг. (5 сент.)], за­ня­ли часть Сим­бир­ска (ны­не г. Уль­я­новск) [6(16) сент.]. В сен­тяб­ре – ок­тяб­ре, во вре­мя оса­ды Сим­бир­ско­го крем­ля, гар­ни­зон кре­по­сти под ко­манд. И. Б. Ми­ло­слав­ско­го (при под­держ­ке на­прав­лен­но­го из Мо­ск­вы кн. Ю. Н. Ба­ря­тин­ско­го) от­бил 4 по­пыт­ки штур­ма. Что­бы по­ме­шать цар­ским вой­скам прий­ти на по­мощь оса­ж­дён­но­му Сим­бир­ску, С. Т. Ра­зин ра­зо­слал не­боль­шие от­ря­ды под­ни­мать на борь­бу кре­сть­ян и по­сад­ских лю­дей пра­во­бе­ре­жья Вол­ги: они оса­ди­ли Ци­вильск [9(19) сент.], за­хва­ти­ли Ала­тырь [16(26) сент.], Са­ранск [19(29) сент.], без боя за­ня­ли Пен­зу [25 сент. (5 окт.)] и Козь­мо­демь­янск (в на­ча­ле ок­тяб­ря), два­ж­ды оса­ж­да­ли [в кон­це ок­тяб­ря/на­ча­ле но­яб­ря и вновь с 11(21) но­яб. по 3(13) дек.] и не­од­но­крат­но штур­мо­ва­ли Там­бов. Осе­нью по­встанч. от­ря­ды поя­ви­лись в Туль­ском, Еф­ре­мов­ском, Но­во­силь­ском, Га­лиц­ком, Там­бов­ском и др. уез­дах, то­гда же кре­сть­ян­ские вол­не­ния на­ча­лись в уез­дах, в ко­то­рые ра­зин­цы не су­ме­ли про­ник­нуть (Ко­ло­мен­ском, Юрь­ев-Поль­ском, Яро­слав­ском, Ка­шир­ском, Бо­ров­ском). Про­тив вос­став­ших 21 сент. (1 окт.) из Му­ро­ма вы­дви­ну­лось вой­ско под ко­манд. кн. Ю. А. Дол­го­ру­ко­ва, ко­то­рое 22 окт. (1 но­яб.) на­нес­ло по­ра­же­ние ра­зин­цам в сра­же­нии близ с. Му­раш­ки­но, се­вер­нее Ар­за­ма­са (ны­не пос. Боль­шое Му­раш­ки­но Ни­же­го­род­ской обл.), ос­во­бо­ди­ло Са­ранск [16(26) дек.] и Пен­зу [20(30) дек.]. Вой­ско под ко­манд. кн. Д. А. Ба­ря­тин­ско­го, вы­сту­пив из Ка­за­ни, сня­ло оса­ду с Ци­виль­ска [23 окт. (2 но­яб.)] и ос­во­бо­ди­ло Козь­мо­демь­янск [3(13) но­яб.]. Кн. Ю. Н. Ба­ря­тинский раз­бил ра­зин­цев на р. Урень [13(23) но­яб.] и всту­пил в Ала­тырь [23 но­яб. (3 дек.)]. Вое­во­да Там­бо­ва Я. Т. Хит­ро­во на­нёс по­ра­же­ние вос­став­шим близ сёл Ко­но­бее­во Шац­ко­го у. [14(24) окт.] и Ал­га­со­во Там­бов­ско­го у. [23 окт. (2 но­яб.)], от­бил ра­зин­цев от Шац­ка [17(27) окт.].

Од­но­вре­мен­но от­ря­ды вос­став­ших (ок. 3 тыс. чел.) во гла­ве с Ф. Т. Ра­зи­ным (брат С. Т. Ра­зи­на), Я. Гав­ри­ло­вым и др. ка­за­ка­ми про­ник­ли на тер­ри­то­рию Сло­бод­ской Ук­раи­ны: 9(19)–12(22) сент. они удер­жи­ва­ли кре­пость Ост­ро­гожск, в окт. – но­яб. – Ма­яц­кий го­ро­док (Мо­яцк) на р. Се­вер­ский До­нец, Ца­рёв-Бо­ри­сов (оба ны­не не су­ще­ст­ву­ют) и Чу­гу­ев. Кн. Г. Г. Ро­мо­да­нов­ский раз­бил ра­зин­цев 27 сент. (7 окт.) под г. Ко­ро­то­як (ны­не се­ло Во­ро­неж­ской обл.) и 6(16) но­яб. близ Мо­яц­ка.

По­сле ус­пе­хов цар­ских войск ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась старши́на дон­ско­го ка­за­че­ст­ва. В апр. 1671 до­мо­ви­тые (за­жи­точ­ные) ка­за­ки во гла­ве с К. Яков­ле­вым унич­то­жи­ли став­ку С. Т. Ра­зи­на – Ка­галь­ниц­кий го­ро­док на р. Дон (ны­не не су­ще­ст­ву­ет), взя­ли в плен брать­ев С. Т. и Ф. Т. Ра­зи­ных и пе­ре­да­ли их вла­стям. Не­смот­ря на пле­не­ние Ра­зи­ных, вос­ста­ние про­дол­жи­лось, вес­ной – ле­том то­го же го­да Ф. Ше­лу­дяк при под­держ­ке от­ря­да И. Кон­стан­ти­но­ва пред­при­нял по­ход из Ас­т­ра­ха­ни на Сим­бирск. Вско­ре по­сле не­уда­чи ра­зин­цев под Сим­бир­ском жи­те­ли Са­ма­ры, Са­ра­то­ва и Ца­ри­цы­на при­нес­ли по­вин­ную ца­рю Алек­сею Ми­хай­ло­ви­чу. По­след­ний оп­лот ра­зин­цев – Ас­т­ра­хань – ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла 27  но­яб. (7 дек.). Св. 11 тыс. уча­ст­ни­ков Р. в. бы­ли каз­не­ны.

Источник: bigenc.ru

Бунт донских казаков и крестьян под предводительством Степана Разина был яростным выражением оппозиции московским способам управления и тяготам общественного строя Московии, многие годы копившейся в различных слоях населения Руси.1276 Разинское восстание являлось частью серьезного кризиса, или точнее, комплекса кризисов, которые терзали Московское царство на всем протяжении второй половины XVII столетия и был преодолен лишь крайним напряжением его сил и при поддержке политической и социальной основы нации – дворянства, консервативных элементов посадских и старшины донских казаков. Большая часть высшего казачества Слободской и Левобережной Украины тоже поддерживали царское правительство.

В начале правления царя Алексея города бурлили недовольством, проявившимся в серии восстаний (Москва, 1648 г.; Новгород и Псков 1650 г. и т.д.). Однако интересы посадских в определенной степени защитил Земский Собор 1649 г. и одобренный им свод законов (Уложение). Даже после этого они все еще облагались тяжелыми налогами и несли различные повинности в пользу правительства. Только высший класс купцов (гости) были освобождены от тягот этих повинностей. Чтобы удовлетворить интересы купцов, в особенности группы оптовых торговцев, царское правительство в 1667 г. издало Новоторговый Устав. Бояр и дворянство удовлетворили предоставленные им Уложением гарантии их прав на крестьян, по которым владельцы вотчин и поместий могли требовать возвращения беглых крепостных без ограничения срока.

Изнуряющие годы войны с Польшей, ее союзниками (крымскими татарами) и Швецией (1654-1667 гг.), а также непрекращающиеся проблемы на Украине подвергали всю структуру Московского царства постоянному напряжению. Инфляция, последовавшая за провалом эксперимента с медными деньгами, привела к крупным волнениям в 1662 г. Финансовые реформы следующего года, упразднившие медные рубли, лишь частично оздоровили сложную ситуацию.

Войны требовали постоянной мобилизации боярской и дворянской кавалерии, в связи с чем практически ежегодно владельцы и держатели земли со своими свитами не присутствовали в собственных владениях значительную часть года. Это не могло не привести к ослаблению контроля боярских и дворянских управляющих имениями за крестьянами, которые, воспользовавшись ситуацией, толпами бежали из имений, к которым были прикреплены, а по пути часто разоряли господские дома. Взятые в целом, подобные случаи означали начало массового крестьянского движения, особенно в областях Рязани, Тамбова и Воронежа.1277 Многие беглые находили себе пристанище на средней и нижней Волге (где всегда была нужда в матросах и грузчиках), а также на Украине и на территории донских казаков.

Правительство предпринимало все меры, на которые оно было способно, чтобы арестовывать и возвращать беглых, однако реализовывать соответствующие указы было трудно. Основным принципом как у донских, так и у запорожских казаков являлся отказ в выдаче любого, ищущего убежища. На Украине каждый последующий гетман клялся Москве возвращать беглых, не имея большого желания наделе производить выдачу.

Духовно Москва тоже была ослаблена, ослаблена расколом. Предание староверов анафеме на Великом церковном Соборе 1666-1667 гг. сделало раскол непоправимым. Староверы открыто проявляли непокорность. Монахи Соловецкого монастыря на Белом море отказались принять никонианских священников и книги, а когда Москва направила для исполнения приказа воинское подразделение, монахи восстали против правительства (1668 г.). В господствующей православной церкви многих потрясло жестокое обращение с патриархам Никоном. Целые группы верующих сожалели о его положении, навещали его, заключенного в Ферапонтовом монастыре на севере и продолжали обращаться к нему как к патриарху Всея Руси. Возмущение низложением Никона открыто высказывалось на Украине и среди донских казаков тоже.1278

В 1650-х и 1660-х гг. недовольство донских казаков усилилось в связи с изменениями в международных отношениях. Альянс украинского гетмана Выговского с крымскими татарами привел к возобновлению татарских нападений не только на пограничные области Московии, но также и на земли донских казаков. Московское же правительство было слишком глубоко вовлечено в дела Польши и Украины, чтобы оказывать существенную помощь донским казакам, которым турки и крымские татары преграждали выход к Азовском Черному морям.

Как и запорожцы, группы предприимчивых казаков имели обыкновение совершать набеги на турецкие и татарские территории побережья Азовского и Черного морей. Эти набеги наносили туркам и татарам существенный ущерб, а в случае успеха доставляли казакам не только удовлетворение от освобождения соотечественников, томящихся в турецком и татарском рабстве, но и богатую добычу.

Крупная кампания против Азова, подобная предпринятой в 1637 г. требовала серьезной попытки прорвать турецкую преграду, однако правительство Дона считало нужным избегать такой кампании, так как ее провал мог подвергнуть территорию Дона турецкому и татарскому нашествию, против которого была бы необходима поддержка Москвы, которая в то время была не состоянии ее оказать.

Между тем наплыв беглецов на Дон угрожал нарушить баланс между состоятельными казаками (так называемыми «домовитыми) и бедными (голытьбой). Лишь немногим из вновь прибывших удавалось найти работу. Поскольку большая часть из них являлись крестьянами, было бы естественным, если бы им выделили землю обработки. Однако это противоречило основному древнему закону донских казаков, который запрещал на их территории заниматься сельским хозяйством. Этот закон был нацелен на предотвращение образования больших земельных владений из опасений развития крепостного права. Трудности добывания средств к существованию на Дону вынуждали многих новичков присоединяться к голытьбе в предприятиях, обещающих легкую добычу.

Поскольку путь на Черное море преграждал приказ Донского правительства, внимание предприимчивых элементов из казацкой голытьбы обратилось к Волге и Каспийскому морю. Суда московитов, доставляющие товары из Нижнего Новгорода в Астрахань, и торговые караваны, курсирующие по Волге, оказались доступной целью для отрядов искателей приключений. В 1659 году московское правительство выразило недовольство случаями грабежей руководству Донской армии, после чего сами власти Дона, раздраженные действиями воровских казаков, взяли штурмом их лагерь и казнили несколько предводителей.

Эти репрессивные меры не могли остановить брожение среди бедных казаков, особенно вследствие того, что Донская армия имела тесные контакты с Запорожьем. Запорожье в то время находилось под влиянием правобережного украинского гетмана Дорошенко, стоящего в оппозиции к левобережному гетману Брюховецкому и, соответственно, к Москве.

Украинские казаки, ранее переехавшие в Московию, тоже находились в мятежном расположении духа из-за вмешательства московских воевод в их свободы. К 1666 г. чернь Левобережной Украины взбунтовалась. В тот год, после подавления мятежа в Переяславе, значительное количество разбитых мятежников бежало на Дон. Там некоторые из них вступили в казачий отряд атамана Василия Уса.1279

Летом 1666 г. эти казаки появились у Воронежа и попросили у городского воеводы разрешения пройти в Москву якобы для поступления на службу к царю. Воевода, догадываясь об их намерениях, не желал давать подобного разрешения. Казаки все равно продолжили свой марш на север, в направление Тулы. Их ряды быстро увеличивались за счет крестьян и боярских холопов из имений, встречавшихся на пути и в течение всего похода разорявших дома своих господ. Казакам удалюсь приблизиться к Туле, однако их силы оказались недостаточными, чтобы взять эту мощную крепость, и вскоре они отступили.1280

Когда атаман Ус с товарищами возвратился на Дон, власти Донской армии арестовали его вместе с несколькими сподвижниками и подвергли всех порке.

Походы Василия Уса в пограничные области Московии произвели сильное впечатление на тамошних крестьян. Толпы желающих избежать крепостного права потянулись в северные пределы территории Донской армии. Эти беглецы увеличили на Дону недовольных. Удавшийся лихой налет показал казакам, что крестьяне, изнывающие под гнетом крепостного права, находятся в мятежном состоянии духа и можно рассчитывать на их присоединение и поддержку, если начнется широкомасштабное восстание.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector