1480 год в истории россии

Убежище в Коломне

Будучи искусным дипломатом и переговорщиком, умело подбирая кадры, Иван III не отличался личным мужеством. Во время первого похода хана Ахмата на Русь в 1472 году великий князь отсиделся в Коломне с личной гвардией. Он не только не почтил своим присутствием войска, но и оставил Москву, поскольку полагал, что татары одержат победу, а затем разорят непокорную столицу. Свою безопасность князь ценил превыше всего.

Вот и в июне 1480 года, только услышав о походе, готовящемся в Большой Орде, Иван III – уже по привычке – решил пересидеть военные действия в Коломне. Жители Москвы надеялись на своего князя, который должен был возглавить борьбу против захватчиков. Но тот занял лишь выжидательную позицию. Войска навстречу татарам повел наследник правителя – Иван Молодой, которому помогал его дядя – удельный князь Андрей Меньшой.

В сентябре 1480 года войска хана Ахмата переправились через Оку в районе Калуги, захватчики решили пройти по землям, находившимся тогда во власти литовской короны.


тары беспрепятственно добрались до берегов Угры, за которой начинались владения московского князя. Узнав об этом, Иван III подумал, что в Коломне оставаться небезопасно, и 30 сентября вернулся в Москву под официальным предлогом срочного совещания с боярами. Вышеупомянутые сторонники Софьи Палеолог – Василий Тучко, Иван Ощера, Григорий Мамон и ряд других бояр – стали убеждать правителя в том, что победа над татарами невозможна. Они считали, что лучшим в данной ситуации будет бегство ради спасения собственной жизни. Иван III прислушался к советам бояр. Он обосновался в Красном сельце, расположенном к северу от Москвы, а свою супругу с детьми и казной отправил еще дальше – на Белоозеро, где правил удельный князь Михаил Верейский. Москвичей такое поведение их правителя огорчило.

Иван III побеспокоился и о своем старшем сыне, повелев ему покинуть район возможных боевых действий, чтобы избежать гибели. Но Иван Молодой ослушался отца. Он заявил, что должен быть со своим войском и дать отпор врагу.

Тем временем народ начал требовать от князя решительных шагов с целью защиты русских земель. Известно, что примерно 15-20 октября Иван III получил послание от ростовского архиепископа Вассиана с призывом проявить мужество и крепость духа. В итоге князь все же покинул свое убежище, но до района предполагаемой битвы так и не добрался, оставшись со своими охранниками в городке Кременец (село Кременское Калужской области).

Источник: russian7.ru


Начало военных действий

Используя сложившуюся обстановку, хан Ахмат в июне 1480 года организовал разведку правого берега реки Оки, а осенью выступил с основными силами.

«Того же лета, злоименитый царь Ахмат… поиде на православное христьяньство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батый беше.»

Боярская верхушка в Великом княжестве Московском раскололась на две группы: одна («сребролюбцев богатых и брюхатых») во главе с окольничими Иваном Ощерой и Григорием Мамоном советовала Ивану III спасаться бегством; другая же отстаивала необходимость борьбы с Ордой. Возможно, на Ивана III повлияла позиция москвичей, которые требовали от великого князя решительных действий.

Иван III начал стягивать войска к берегам Оки, отправив своего брата, вологодского князя Андрея Меньшого, в его вотчину, Тарусу, а сына Ивана Молодого в Серпухов. Сам великий князь прибыл 23 июня к Коломне, где и остановился в ожидании дальнейшего хода событий. В тот же день из Владимира в Москву была привезена чудотворная Владимирская икона Божией Матери, с заступничеством которой связывали спасение Руси от войск Тамерлана ещё в 1395 году.

Тем временем, войска хана Ахмата беспрепятственно двигались по территории Великого княжества Литовского и в сопровождении литовских проводников[5] через Мценск, Одоев и Любутск к Воротынску.


есь хан ожидал помощи от короля Казимира IV, но так её и не дождался. Крымские татары, союзники Ивана III, отвлекли литовские войска, напав на Подолию. Зная, что на Оке его ожидают русские полки, хан Ахмат решил, пройдя по литовским землям, вторгнуться на русскую территорию через реку Угру. Великий князь Иван III, получив сведения о таких намерениях, направил своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого к Калуге и к берегу Угры. Однако, по мнению Майкла Ходарковски, хан Ахмат не имел намерения использовать эффект внезапности и разорять Московское княжество, полагаясь вместо этого на традиционную тактику запугивания превосходящим числом войск и вынуждения к подчинению[6].

Стояние на Угре

30 сентября Иван III вернулся из Коломны в Москву «на совет и думу» с митрополитом и боярами. Великий князь получил единодушный ответ, «чтобы стоял крепко за православное христьяньство противу безсерменству». В те же дни к Ивану III пришли послы от Андрея Большого и Бориса Волоцкого, которые заявили о прекращении мятежа. Великий князь простил братьев и повелел им двигаться со своими полками к Оке. 3 октября Иван III оставил Москву и направился к городу Кременец (сейчас село Кременское Медынского района Калужской области), где остался с небольшим отрядом, а остальные войска отправил к берегу Угры. При этом русские войска растянулись вдоль реки тонкой линией на целых 60 вёрст[7]. Тем временем, не удалась попытка одного из отрядов хана Ахмата форсировать Угру в районе Опакова городища, где она была отбита.


8 октября сам хан Ахмат попытался форсировать Угру, но его атака была отбита силами Ивана Молодого.

«И приидоша татарове и начаша стреляти москвичь, а москвичи начаша на них стреляти и пищали пущати и многих побиша татар стрелами и пильщалми и отбиша их от брега…».

Это произошло в районе пятикилометрового участка Угры, вверх от её устья, до впадения в неё реки Росвянки. Впоследствии попытки ордынцев переправиться продолжались несколько дней, отбивались огнём русской артиллерии и не принесли войскам хана Ахмата желаемого успеха. Они отступили на две версты от Угры и встали в Лузе. Войска Ивана III заняли оборонительные позиции на противоположном берегу реки. Началось знаменитое «стояние на Угре». Периодически вспыхивали перестрелки, но на серьёзную атаку ни одна из сторон не решалась.

В таком положении начались переговоры. Ахмат потребовал, чтобы к нему с изъявлением покорности явился сам великий князь или его сын, или по крайней мере его брат, а также, чтобы русские выплатили дань, которую задолжали за семь лет. В качестве посольства Иван III отправил боярского сына Товаркова Ивана Фёдоровича «сотоварищи с подарками». Со стороны Ивана требования дани были отклонены, подарки Ахматом не были приняты — переговоры прервались. Вполне возможно, что Иван пошёл на них, стремясь выиграть время, поскольку ситуация медленно менялась в его пользу, так как


  • на подходе были силы Андрея Большого и Бориса Волоцкого,
  • крымский хан Менгли I Гирей, выполняя своё обещание, напал на Подолию, южные земли Великого княжества Литовского, и Ахмат уже не мог рассчитывать на помощь Казимира IV,
  • преимущественно конное ордынское войско в качестве провианта использовало в основном овец, стада которых следовали в обозе; большое количество лошадей и скота в течение длительного стояния на одном месте опустошили все запасы корма в окру́ге, и войско начало испытывать острый недостаток в фураже; русские воины (преимущественно, пехота) снабжались мукой и зерном из великокняжеских складов.
  • в ордынском войске началась и стала набирать силу эпидемия повальной болезни (по описанным в летописях признакам[8], предположительно дизентерии); русских эпидемия не затронула.
  • «ничейный» исход противостояния вполне устраивал Ивана, в то время как для Ахмата, инициатора военных действий, такой исход был равносилен поражению.

В эти же дни, 15—20 октября, Ивану III пришло пламенное послание архиепископа Ростовского Вассиана с призывом последовать примеру прежде бывших князей:

«…которые не только обороняли Русскую землю от поганых (то есть не христиан), но и иные страны подчиняли… Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов по великому слову Господа нашего в Евангелии: „Ты пастырь добрый. Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец“…»


Источник: http-wikipediya.ru

Время для наступления на Русь хан выбрал благоприятное: Иван III находился в Новгороде, где «перебирал людишек». Одновременно над Москвой нависла угроза нападения Ливонского ордена (к осени 1480 г. он даже осадил Псков), на Русь собирался двинуться Казимир IV. Тут еще родные братья Ивана III, князья Борис и Андрей Васильевичи, затеяли смуту внутри страны. Они засели в Великих Луках и вели переговоры с Казимиром, который тотчас дал знать о смуте на Руси хану Ахмату. Этот союз короля и хана особенно обеспокоил Ивана III – следовало опасаться одновременного наступления литовцев и татар на Русь. Конечно, опытный Иван III давно готовился к обороне. Так, в 1473 г. он завязал отношения с враждебным Ахмату Крымским ханством и весной 1480 г. с ханом Менгли-Гиреем заключил союзный договор против «вопчих недругов» – Ахмата и Казимира. Но все же, несмотря на этот союз, спасти Русь могла только своя сила…

Ордынцы появились на правом берегу Оки уже в июне 1480 г. В течение лета и в начале осени происходили стычки русских войск с монголо-татарами, которые пытались переправиться на левый, московский берег. Иван стоял в Коломне, но 30 сентября вернулся в Москву и застал столицу готовящейся к осаде. Появление великого князя в городе, вдали от войск, основные силы которых начали отходить к Боровску, горожане встретили с раздражением. Они кричали своему повелителю: «Когда ты, государь… над нами в кротости и в тихости княжишь, тогда разоряешь нас непомерно. А нынче сам, разгневив царя, выхода ему не платив, нас выдаешь царю и татарам!»


Великий князь, боясь мятежа в столице, уехал из Кремля и поселился за городом. А для гнева москвичей были основания: им стало известно, что Иван отправил свою семью и казну на Белоозеро. Подобная предусмотрительность, как знали москвичи из прошлого, обычно оборачивалась тем, что великий князь бросал столицу на произвол судьбы. Духовник Ивана III, ростовский епископ Вассиан, в своем послании к Ивану назвал его «бегуном», обвинил в трусости, призвал не слушать «партию мира», а смело идти путем Дмитрия Донского. Чтобы не произошло возмущения горожан, церковные иерархи уговорили остаться в столице мать великого князя, инокиню Марфу (Марию Ярославну).

После некоторых колебаний 3 октября Иван снова отправился к войскам на реку Угру. Епископ Вассиан писал Ивану, что освобождает его от ответственности за покушение на высшую, царскую власть: «Не как на царя пойдешь, но как на разбойника, хищника и богоборца».

Согласно легенде, конфликт с Ордой начался с того, что Иван грубо встретил послов Ахмата. Он растоптал басму (пластинку, служившую верительной грамотой) и приказал убить послов. Эта легенда недостоверна: Иван был опытным, осторожным правителем.


вестно, что он долго колебался – вступить ли в смертельную битву с татарами или все-таки подчиниться Ахмату. Да и на реке Угре Иван не был уверен, нужно ли биться с татарами до конца или, плюнув на свою гордость, встать перед Ахматом на колени. Уж слишком казался велик риск потерять все в битве с грозным врагом. И все-таки решимость к сопротивлению в нем утвердили москвичи и Вассиан. Так случилось, что к этому времени настроение в Москве окончательно склонилось в сторону борьбы за независимости. Крепнущая мощь Московского государства, хронические распри в Орде возбуждали в русских людях уверенность в своих силах. Сознание могущества Руси явно приходило в очевидное несоответствие с ее статусом. Важную роль в решимости Ивана сыграла и его жена Софья Палеолог. Посол Герберштейн находил тогдашнее положение Ивана странным: «Как он не был могуществен, а все же вынужден был повиноваться татарам. Когда прибывали татарские послы, он выходил к ним за город навстречу и, стоя, выслушивал их сидящих. Его гречанка-супруга так негодовала на это, что повторяла ежедневно, что вышла замуж за раба татар…» С этим надлежало покончить…

Тем временем Ахмат решил обойти линию русской обороны западнее реки Оки, стать поближе к дорогам, по которым обещали подойти литовцы. Так, в начале октября 1480 г. основные силы ордынцев и русских сошлись на реке Угре, притоке Оки. Все попытки монголо-татар форсировать Угру русские войска отбили. Противники, опасаясь друг друга, ограничивались перестрелкой, причем тогда впервые в истории в полевых условиях действовала русская артиллерия.


Некоторые современные историки называют стояние на Угре сражением. В принципе, это стояние сыграло роль победной битвы, но все-таки генеральной битвы так и не произошло. Через парламентеров Иван просил хана уйти, обещая признать Московское государство «царевым улусом». Но Ахмат требовал, чтобы Иван прибыл к нему лично и «был у царева стремени». Иван же к хану не только сам не поехал, но и не послал сына, как требовал обычай заложничества – гарантии принятых обязательств. В ответ Ахмат грозил Ивану: «Даст Бог зиму на вас, и реки все станут, ино много будет дорог на Русь». Но сам он зимы опасался гораздо больше, чем великий князь. Простояв так до 11 ноября и не дождавшись прихода союзных войск литовцев (на которых очень кстати тогда напал союзник Ивана III, крымский хан МенглиТирей), Ахмат ушел в степи. Так закончилось победное, принесшее Руси независимость «стояние на реке Угре».

Хан Ахмат вскоре погиб. Рано утром 6 января 1481 г. в становище под Азовом в его белый шатер ворвался пришедший из-за Волги сибирский хан Ивак и зарезал Ахмата. В Орде началась борьба сыновей Ахмата, и Русь могла некоторое время отдохнуть от набегов ордынцев.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.