Армия екатерины 2

И.С. Шарапова

архив РАН

Об эполетах полков российской армии времени Екатерины II

В последнее время наблюдается всплеск интереса к истории эволюции военной формы одежды Российской армии. И этот интерес закономерен, т.к. в национальной культуре любого государства немаловажное место занимает военная культура, которая в полной мере раскрывается в военной форме. Военный мундир заключает в себе огромный духовный потенциал народа, представляя собой одну из интереснейших страниц воинской материальной культуры. Знания эволюции военного мундира расширяют представления о героическом прошлом государства, помогая восстановить не только забытые страницы истории, но также и установление личности того или иного исторического лица. Эти знания являются необходимыми для правильной атрибуции и реконструкции музейных предметов, а также достоверного воспроизведения исторического прошлого средствами изобразительного, театрального и киноискусства.


Мундир в России во все времена являлся предметом гордости военного человека. Своими внешними атрибутами он доносил до окружающих вид, род войск, время, национальную, полковую и ранговую принадлежность своего владельца. Недаром выдающийся русский военный историк Георгий Соломонович Габаев писал: “…Мундир для любящего и знающего устройство и историю родного войска, – много говорящая страница этой истории”.

Слово “мундир” в русский язык пришло в ХVII столетии. В академическом словаре современного русского языка указано, что слово мундир происходит от немецкого – “montur” и французского “monture” – снабжение. Что же касается самого содержания слова “мундир”, то оно в России, изменялось на всем протяжении военной истории. Начиная с Петровских времен, когда под словом “мундирные вещи”, обозначали не только костюм, но и снаряжение, в том числе оружие и знамена, которые в свою очередь именовались мундирными вещами и имели свой срок службы. Отсюда в понятие “построить мундир” в начале ХVIII века вкладывали приобретение не только всей форменной одежды, но также оружия и амуниции. Позднее, а именно к середине XVIII века слово “мундир” стали применять лишь к военному костюму, а с 1802 оно стало обозначать только верхнюю одежду военнослужащего.

С момента появления единообразной военной одежды в России, она претерпевала многочисленные изменения, которые осуществлялись лишь с санкции императоров и во многом зависели от их вкусов.


енный мундир ХVIII века до сих пор в подробностях не изучен. Исследователи, занимающиеся изучением истории военного мундира российской императорской армии, отметили одну особенность, характерную для екатерининской эпохи – это стремление, не меняя обмундирования в целом, подчеркивать различие между полками в деталях отделки самих мундиров. Ярким примером тому служат эполеты (погоны), введенные на мундир в 1763 году. Имеющиеся в различных источниках сведения, об истории введения в российскую военную форму эполетов и их бытовании носят эпизодический характер. В контексте, изучения обмундирования русских воинов второй половины ХVIII века, знания об эполетах полков российской императорской армии занимают немаловажное место, т.к. на тот период времени они были неотъемлемым элементом военного мундира, по которому производили идентификацию полков.

Как известно, погоны на русских военных мундирах существовали с начала ХVIII века. Выполненные, как правило, из сукна, (основного или приборного цвета), они предназначались для поддержания на плечах ремней амуниции (чтобы последние не соскальзывали с плеча). Информации о принадлежности к конкретному полку они не содержали (т.е. использование их было чисто функциональным). “Стат Воинский” 1731 года предписывал нашивать на плечи кафтанов разноцветные “накладки через перевязь” для отличия одного полка от другогоРГВИА.  <div id=


№23. Оп. №1. Д. №1247. Л. 154 об. “Стат Воинский”, 1731 – 1732. Л. 154 об." title="РГВИА. Ф. №23. Оп. №1. Д. №1247. Л. 154 об. “Стат Воинский”, 1731 – 1732. Л. 154 об." />. Подробности внешнего вида данных “накладок” в настоящее время неизвестны, да и сам факт исполнения этого пункта “Стата Воинского” не подтвержден пока ни документальными, ни изобразительными источниками. Эполеты, введенные на мундир в 1763 году, отличались от своих предшественников тем, что, кроме функционального назначения (поддержка ремней на плечах), они внешне идентифицировали воинскую часть, являлись присущим только ей элементом обмундирования. Слово “эполет” иностранного происхождения (франц., ед.ч. epaulette, от epaule – плечо) вошло в обиход только при Екатерине 11. Поэтому в различных архивных документах ХVIII века слово “эполет” встречается в разной орфографии: “аполет”, “полет”, “епалет”, “эппалет”РГВИА Фонд № 12. Комиссариатское повытье Военной коллегии. Опись №3. Связка № 230. Дело № 322..

Как показывает история, военная форма одежды не возникает сама по себе, она является отражением исторических и культурных традиций государства, на ее эволюцию оказывает влияние ряд различных факторов, как субъективного, так и объективного характера. Что же касается эполетов то можно предположить, что они были заимствованы с Французского военного мундира. Из литературы


J. Mollo, A comparative history of the uniforms of the grate armies from the 17 century to the First World War. London, 1972. Р. 49. известно, что в 1759 году французским офицерам было приказано носить на плечах эполеты. Эта инновация, введенная маршалом Шуазелем, была в начале весьма непопулярна, общее отношение к эполетам было как к тряпке (лоскуту) Шуазеля. Свое происхождение эполеты берут от связок лент на плечах мундиров в конце ХVII века. Они имели частью декоративное, частью практическое значение, т.к. использовались для предотвращения соскальзывания плечевых ремней и представляли собой ленты, завязывавшиеся в бант или узел, концы которых отделанные бахромой, свисали свободно.

И так полки российской армии в царствование императрицы Екатерины II различались погонами (эполетами), носившимися на левом плече мундира. Ношение эполетов предусматривалось уставом, но внешний их облик никогда не регламентировался и, на прямую, зависел от фантазии командира воинской части. “На кафтан нашивать на левое плечо золотые с шелком, по произволению полковников, для распознавания полков, плетеные с кисточкою погоны” – вот и все детали, которые сообщает мундирный регламент 1764 года


Описание мундирам строевого убранства, конфирмованное высочайшим Ея Императорского Величества подписанием. СПб. 1764.. Материалом для изготовления эполетов служили: у офицеров – золото, серебро и шелк, у нижних чинов – шерсть, гарус, нитки. В некоторых полках эполеты могли разделяться на вседневные и парадные. Свидетельством тому может служить “Полковое учреждение” А.В. Суворова (1765): “…Погон всегда выправлен и вычищен, носить оный в караулах, в большом полковом и церковном строях, и только в городахА.В. Суворов. Походы и сражения в письмах и записках. М., 1990. С. 82.. Вышедшему, в отставку разрешалось носить военный мундир, но без эполета. В Сенатском указе из Полного собрания законов Российской империи “О ношении отставным воинским чинам мундиров, точно таких, какие при отставке они имели” указано: “…которые действительно въ воинской в полках службе бывши, и с воинскими чинами в отставке в домах своих, или по отставке при разных гражданских должностях обретаются, оным, доколе они в тех воинских чинах будут, воинские мундиры носить токомо безъ погонов

ПСЗРИ. СПб. 1830. Т. 17 №12. 613. С. 651..

Эполеты (погоны) полагалось иметь практически во всех воинских частях. Исключение составляли только гусары и немногочисленные национальные формирования. Первые, по традиции, имели разноцветное платье, особенное для каждого полка. Униформа вторых, как правило, была единственной в своем роде. Внутри остальных видов войск покрой и расцветка обмундирования (за немногими исключениями) полагались одинаковые.

С восшествием Павла I на престол произошла очередная замена форменной одежды русских воинов, что же касается эполетов, то они были упразднены, но вновь появились в российской армии при императоре Александре I в 1807 году. Но теперь их назначение и внешний вид были совсем другими. И носились они ни на одном, а на обоих плечах. Отныне эполеты обозначали ранговую принадлежность владельца, а их внешний вид строго регламентировался.

О внешнем облике эполетов царствования Екатерины II можно судить по немногочисленным вещественным предметам, сохранившимся с того времени, архивным документам и портретной живописи (военный портрет). Однако следует отметить, что на сегодняшний день вещественных предметов того времени сохранилось очень мало и их не без основания, можно отнести к исчезающим памятникам “прикладной” военной истории. На сегодняшний день автору удалось выявить всего 10 эполетов: три хранятся в фондах Государственного исторического музея, два в Государственном мемориальном музее А.В.


ворова, четыре в собраниях Военно-исторического музея артиллерии инженерных войск и войск связи, один в Музее военной формы одежды, созданном на основе коллекции Императорского Интендантского музея. Однако почти с полной уверенностью можно утверждать, что сохранившиеся на сегодняшний день эполеты (погоны) лишь незначительная часть того, что имело место быть, если учесть, что в 1765 году, только полевая армия включала 4 гренадерских, 48 мушкетерских, 6 кирасирских, 20 карабинерных и 14 драгунских полков. Многочисленные гарнизонные батальоны и ландмилиция также носили эполеты. За три с половиной десятилетия Екатерининского царствования русская армия возросла многократно (так, к 1786 году гренадерских полков было уже десять, мушкетерских – 59, кавалерийских и драгунских – 51)В.В. Звегенцов. Хронология русской армии. 1700 – 1917, Париж, 1961. Ч.1.. Следует при этом отметить, что внешний облик эполетов мог изменяться в одном и том же полку неоднократно.

В Гвардейских полках при Екатерине II нижние чины носили шерстяной погон с кисточкою и императорским вензелем из шнураВИМАИВВС Ф. №34. Оп. №1 .Ед. хр. №8. Описание изменения организации и формы одежды русских войск с 1770 по 1798г., составленное полк.  <div id=


биковым IV. Ч.1. Л. 192." title="ВИМАИВВС Ф. №34. Оп. №1 .Ед. хр. №8. Описание изменения организации и формы одежды русских войск с 1770 по 1798г., составленное полк. Бибиковым IV. Ч.1. Л. 192." />. В Преображенском полку погон белый с красным вензелем; в Семеновском полку погон желтый с голубым вензелем; в Измайловском полку желтый с красным кантом и зеленым вензелем. К сожалению ни вещественных предметов, ни изобразительных источников вышеописанных эполетов на сегодняшний день не обнаружено.

В фондах Государственного военно-исторического архива под шифром: Фонд 12. Комиссариатское повытье Военной коллегии. Опись 3. Связка 230. Дело 322 хранится “Книга, учиненная по определению коллегии о штаб- и обер- офицерских эполетах”, в которой содержатся рисунки эполетов и рапорты командиров воинских частей о введении или изменении эполетов в подчиненных им полках.

По указу Государственной Военной коллегии от 15 декабря 1765 года, в целях упорядочения информации о полковых различиях, командирам дивизий и отдельных корпусов было велено: “…Понеже какие ныне в полевых полках у штаб- и обер-офицеров эполеты цветами из шелков состоят Военная коллегия обстоятельных о каждом полку рисунков не имеет, того ради по указу Ее Императорского Величества Государственная Военная коллегия приказали: ко всем дивизионным командирам послать указы и велеть оным, собрав от всех армейских полков, какие ныне в каждом те эполеты цветами из шелков состоят, прислать в Военную коллегию рисунки. И притом тех полков полковым командирам подтвердить, чтоб оные эполеты каждый в своем полку имел по одному рисунку, дабы чрез то можно было каждому узнавать по оным разницу полков. А ежели оные переменить пожелают, о том чрез команду в коллегию рапортовать и рисунки (новых эполетов) предоставить…”


И так, 10 февраля 1766 года, когда во исполнение указа рисунки эполетов были присланы, Военная коллегия распорядилась: “… оные присланные эполетам рисунки отдать в Комиссариатскую экспедицию, где, учиня для оных особливую книгу, в коей, как ныне присланные, так и впредь присылаемые от команд оным рисунки на белых листах и приклеивать”. Таким образом, в делопроизводстве Комиссариатской экспедиции Военной коллегии, ведавшей материальным обеспечением армии, появилась особая книга “Книга, учиненная по определению коллегии о штаб- и обер-офицерских эполетах”. Как показывает анализ опубликованных и неопубликованных материалов на сегодняшний день, вышеозначенный архивный документ является единственным научным источником, реально раскрывающим внешний облик эполетов полков российской армии второй половины ХVIII в. Имеющиеся в документе рисунки выполнены клеевыми красками на тряпичной бумаге, но есть и такие, которые нарисованы масляными красками на холсте. Как правило, на каждом рисунке имеются чернильные надписи с указанием названия воинской части и ранговой принадлежности (штаб- и обер-офицерские, нижних чинов) изображенных на нем эполетов.


некоторых рисунках имеется информация о соответствии цвета краски материалу, из которых данный эполет изготовлен. Но есть и такие рисунки, на которых полк не указан вовсе, а если и указан, то карандашом в виде позднейшей приписки. Рисунки сами по себе очень примечательны и в историко-художественном отношении. Их можно рассматривать как памятник изобразительного искусства екатерининской эпохи. Выше описанный документ был рабочим, справочным материалом: рисунки из него в зависимости от нужд Военной коллегии вырезали, заменяли другими, возвращали обратно, причем не всегда на прежнее место, поэтому значительная часть из них была повреждена и даже утрачена. Из доставлявшихся, в Военную коллегию сведений на сегодняшний день сохранилось около 49 листов с текстом и цветные рисунки 131 эполета: 3-х Гренадерских полков; 25-ти Пехотных полков; 4-х Кирасирских полков; 13-ти Карабинерных полков; 7-ми Драгунских полков, 15-ти Украинских и Закамских Ландмилицких полков;4-х гарнизонных батальонов и 5-ти не установленных воинских частей.

В научный оборот этот документ вводился лишь однажды, а именно при составлении “Исторического описания одежды и вооружения Российских войск, с рисунками, составленного по Высочайшему повелению” под редакцией А.В.Висковатова. Это издание, с середины позапрошлого столетия и по сей день, остается, чуть ли не единственным справочным пособием, для художников-баталистов, кинорежиссеров и людей, интересующихся военной историей. И как не печально, но следует заметить, что копии с большинства рисунков эполетов были сняты небрежно, со значительными искажениями, как в пропорциях, так и в цвете.

На основании изучения различного рода источников, в том числе и сохранившихся с того времени подлинных эполетов автором статьи была предпринята попытка изготовления трех видов воспроизведений: в одном случае “новодела” эполета рядового легкоконных полков, во втором – “научная реконструкция” двух эполетов нижних чинов Украинского Ландмилицкого Севского пехотного полка и офицерского Нашебургского пехотного полка на основании рисунков из книги “Книги, учиненной по определению коллегии о штаб- и обер-офицерских эполетах”.

Автор выражает благодарность за консультацию при подготовке данного сообщения сотруднику РГВИА Егорову Вадиму Игоревичу.

Источник: wars175x.narod.ru

1795 г.

Сентябрь

10—12. Ага-Магомет Хан вторгся в Грузию и разорил Тифлис.

В конце Ноября отряд Полковника Сырохнева выступил в Грузию.
2 батальона Кавказского Гренадерского полка и Кавказского Егерского корпуса;
30 казаков.

Декабрь

  1. Собранный в Кизляре отряд ген.-м. Савельева двинулся в Дагестан через г. Тарки в Бойнаки, а затем ему велено следовать к Дербенту.
    3-ий и 4-ый батальоны Кавказского Егерского корпуса;
    2 баталиона Московского и Кавказского мушкетерских полков:
    казаков— 100 Моздокских, 100 Гребенских, 200 Терских;
    160 чел. Легионной команды; 250 калмыков.

1796 г.

Указом 19 Февраля Граф В. А. Зубов назначен начальником самостоятельного отряда для экспедиции в Персию, с подчинением ему Каспийской флотилии и отрядов Савельева и Сырохнева.

Март

  1. Зубов прибыл в Астрахань;
    смотр Каспийской эскадре Контр-Адмирала Федорова.
    В состав эскадры вошли суда, стоявшие:
    В Астрахани—Бомбардирский корабль Моздок, фрегат Царицын, бригантина Слава, транспорты Урал и Волга.
    У Персидских берегов—бомбардирский корабль Кизляр: фрегаты Кавказ и Астрахань; бригантина Победа; палубный бот Орел; пакетботы Сокол и Летучий.
  1. Зубов прибыл в Кизляр.

Апрель

  1. Зубов, не дождавшись сбора всех, назначенных в экспедицию войск, выступил из Кизляра и дошел до Лашуринского форпоста на р. Каргине.
    • 2 бат. Тифлисского мушк. п.;
    • 1 бат. Воронежского пех. п;
    • 2 бат. Кавказского Гренадерского полка;
    • Сводный Гренадерский батальон из рот Владимирского и Кабардинского мушк. полков;
    • 2 бат. Кубанского Егерского Корпуса.
    • Драгун—Нижегородского полка 7 эск.;
    • Астраханского 7 эск.;
    • Владимирского 7 эск. и Таганрогского 7 эск.
    • Полевой артиллерии 21 орудие.
    • Казаков — Гребенского войска 300, Терского и Семейного 75, Хоперского 370, Волжского 320, Моздокского полка 300, Легионной команды 120, Донского полка Машлыкина 346.

    Для десанта отправлены на эскадру Федорова в Астрахань:
    батальон Владимирского мушк. п., батальон Кабардинского п. п., 166 казаков Черноморского войска и рота полевой артиллерии.

  1. Зубов выступил из Лашуринского форпоста к Дербенту.
  1. По прибытии к р. Урусай-Булак выделен отряд ген. — м. Булгакова для следования к Дербенту с южной стороны.
    2 батальона Кубанского Егерского корпуса, 2 батальона Кавказского Гренадерскаго полка, 2 роты Владимирскаго п. п., Астраханский и Таганрогский драгунские полки, Хоперские и Семейные казаки, 6 орудий.

Май

  1. Булгаков стал подниматься близ селеиия Дарбах на главный Табасаранский хребет.
  2. Зубов, соединившись на р. Дарбахе с отрядом Савельева, подошел к Дербенту.
    Булгаков, оставив обозы под прикрытием двух рот, спустился с гор в долину Девечумагатан;
    его драгуны и казаки имели стычку с 500 Дербентцев, которые и отступили к крепости, где рассеяны огнем артиллерии.
  3. Батальону и двум гренадерским ротам Воронежского п. п. велено овладеть башней; штурм не удался, и Воронежцам, потерявшим убитыми 97 человек, приказано отступить. Заложена батарея против башень, расположенных по северную сторону замка Нарын-Кале.
    В 1 час ночи к Дербенту подошел Булгаков.
  1. Две гренадерские роты Воронежского пех. п. и 3-ий батальон Кавказского Егерского корпуса штурмом взяли башню.
  2. Окончена постройка траншей и двух бреш-батарей; бомбардирование города.
  1. Усиленной бомбардировкой пробита брешь, через которую вышли жители и поднесли городские ключи;
    Шейх-Али хан Дербентский взят как пленный.
    Наши потери — 3 офицера и 47 нижних чинов,
    трофеи — 5 знамен и 29 орудий.
  1. В Дербенте оставлен отряд г. — м. Савельева.
    Гренадерский батальон из рот Московского и Казанского п. п., мушкетерский батальон Московского полка, 3-ий батальон Кавказского Егерского корпуса, 200 казаков и 4 орудия.
    С остальными войсками, присоединив еще прибывшие 1-ый Чугуевский полк и Донской полк Орлова, Зубов выступил к Баку.

Июнь

  1. Бакинский хан, прибыв в русский лагерь на р. Атачае, поднес ключи города.
    Булгаков с отрядом послан к г. Кубе.
    • 2 батальона Кавказскаго Гренадерскаго полка, 3-ий батальон Кубанскаго Егерского корпуса, 2 эскадрона Нижегородскаго драг, полка, Хоперские и Семейные казаки, 4 орудия.

    Ген. — м. Рахманов с отрядом вступил в Баку.

  1. Зубов выступил по Шемахинской дороге и к вечеру стал лагерем на реке Ате;
    по дороге бежал Шейх-али-хан.
  1. Лагерь перенесен к урочищу Курт-Булацкий-ейлаг.
  1. Контр-адмирал Федоров прибыл с эскадрой на Бакинский рейд;
    Рахманову велено присоединиться к главным силам и расположиться вблизи их на р. Персагате.

Август

Лагерь перенесен на р. Персагат, близ Старой Шемахи.

Сентябрь

  1. Булгаков послал капитана Семенова со 100 Егерями к с. Алпаны для разведки о намерениях горских племен.

Октябрь

  1. В подкрепление Семенову послан подполковник Бакунин с 300 пехоты, 100 Егерями и 2 орудиями;
    соединившись с Семеновым, Бакунин подошел к с. Алпаны, где подвергся нападению 15.000 горцев;
    наш отряд уничтожен;
    прибывший в помощь Галицкий пех. п. с 4 орудиями зашел в тыл горцам, которые и рассеялись в разныя стороны.
  1. Присоединились к главному отряду войска, отправленные с линии на усиление Гр. Зубова и в составе Кавказского корпуса, предназначенные для действий со стороны Грузии.
    Зубов перешел лагерем к р. Куре.

Ноябрь

  1. Лагерь перенесен на левый берег Куры, ниже Джавата.

Декабрь

  1. Зубов получил повеление Императора Павла о приостановлении военных действий.

В Феврале 1797 г. войска наши были выведены из Персии и Грузии.

Источник: www.historyru.com

8 ноября 1796 года. Всего два дня, как скончалась императрица Екатерина. На престоле – Павел I.. С чего же начал он свое царствование? Давайте почитаем свидетельства непосредственных участников событий.

Вспоминает Н. А. Саблуков, в то время офицер Конногвардейского полка:
«Едва мы дошли до Дворцовой площади, так уже нам сообщено было множество новых распоряжений. Начать с того, что отныне ни один офицер, ни под каким предлогом, не имел права являться куда бы то ни было иначе, как в мундире; а надо заметить, что наша форма была очень нарядна, дорога и неудобна для постояннаго ношения. Далее нам сообщили, что офицерам вообще воспрещено ездить в закрытых экипажах, а дозволяется только ездить верхом или в санях, или в дрожках. Кроме того, был издан ряд полицейских распоряжений, предписывавших всем обывателям носить пудру, косичку или гарбейтель и запрещавших ношение круглых шляп, сапог с отворотами, длинных панталон, а также завязок на башмаках и чулках вместо которых предписывалось носить пряжки. Волосы должны были зачесываться назад, а отнюдь не на лоб; экипажам и пешеходам велено было останавливаться при встрече с высочайшими особами, и те, кто сидели в экипажах, должны были выходить из оных, дабы отдать поклон августейшим лицам. Утром 8 (20) ноября 1796 года, значительно ранее 9-ти часов утра, усердная столичная полиция успела уже обнародовать все эти правила.
…Появились новыя лица, новые сановники. Но как они были одеты! Не взирая на всю нашу печаль по императрице, мы едва могли удержаться от смеха, настолько все нами виденное напоминало нам шутовской маскарад. Великие князья Александр и Константин Павловичи появились в своих гатчинских мундирах, напоминая собою старинные портреты прусских офицеров, выскочившие из своих рамок.»

Солдатский «потемкинский» мундир времен Екатерины II. Исторический музей, Москва.
Армия екатерины 2

Еще один «потемкинский» мундир. Музей Суворова, Санкт-Петербург.
Армия екатерины 2

Офицерский мундир конца XVIII века времен Екатерины II.
Армия екатерины 2

Надо сказать, что гвардейский офицерский мундир екатерининского времени действительно стоил очень дорого: 122 рубля. Это примерно треть годового жалования штаб-офицера. Именно поэтому в гвардию шли только обеспеченные люди. Неимущие дворяне здесь просто не выживали, потому и предпочитали они армейские части. Павловский мундир обходился на 100 рублей дешевле, но по всеобщему мнению это был ужас-ужас-ужас.

Теперь рассказывает Я.И.де Санглен: «Быстрыя перемены во всех частях управления, особенно перемена мундиров, жестоко поразила нас, молодых офицеров, отчасти и старых. Вместо прекрасных, еще Петровых, мундиров, дали флоту темно-зеленые с белым стоячим воротником, и по ненавистному со времен Петра ІІІ-го прусско-гольстинскому покрою. Тупей был отменен. Велено волосы стричь под гребенку, носить узенький волосяной или суконный галстук, длинную косу, и две насаленыя пукли торчали над ушами; шпагу приказано было носить не на боку, а сзади. Наградили длинными лосинными перчатками, в роде древних рыцарских, и велели носить ботфорты. Трех-угольная низенькая шляпа довершала этот щегольской наряд. Фраки были запрещены военным под строжайшим штрафом, а круглая шляпа всем. В этих костюмах мы едва друг друга узнавали; все походило на дневной маскарад, и никто не мог встретить другаго без смеха, а дамы хохотали, называя нас чучелами, monstres. Но привычка все уладила, и мы начали, не взирая на наряд, по прежнему танцевать и нравиться прекрасному полу.»

Офицерский семеновский мундир с парчовой кирасой ордена св. Иоанна Иерусалимского. Принадлежал цесаревичу Александру Павловичу. 1797-1801. Эрмитаж.
Армия екатерины 2

Офицерский мундир, камзол, шляпа и перчатки Павла I. 1797-1799. Павловск.
Армия екатерины 2

Офицерский мундир с камзолом времен Павла I. Мундир носил сам император, чей камзол – неизвестно. Гатчина.
Армия екатерины 2

Кстати, не только дамы, но и вообще большинство людей, увидев нововведения императора впервые реагировали однозначно: диким хохотом. Наверное, все читатели уже знакомы с Федором Петровичем Толстым… «Ага, — скажете вы, конечно, — знакомы. Которую неделю читаем.». Но уж больно хорошо он пишет, грех не процитировать.

« …На другой день я увидел брата (Подпоручика Семеновского полка, того самого, который императора заставил служить камердинером http://catherine-catty.livejournal.com/31188.html), который много возмужал и вырос против того, как я его оставил, уехав в Польшу, в красивом, богатом легком мундире светло-зеленого цвета, обшитом золотым галуном и сшитом по талье, в красиво сложенной шляпе, тоже обложенной золотым галуном.

[А теперь он был] в широком неуклюжем темно-зеленого цвета кафтане, вплоть до пояса застегнутом, с широкими фалдами, спереди весьма немного скошенными в стороны, со стоячим голубым узеньким воротником, с широкими рукавами одного цвета с воротником и также, как и на воротнике, с двумя вышитыми золотом петлицами в виде цифры осьми с несколькими маленькими листочками на одном конце, в белых суконных штанах и в черных суконных щиблетах выше колен, застегнутых с боков часто маленькими медными пуговицами, в весьма некрасивой уродливой треугольной шляпе с огромною золотою петлицею, с большою остроконечною восьмиугольною звездою к концу, где пуговка, а вверху петлицы, где в прежней гвардейской шляпе был красивый бант из белой атласной ленты о четырех петлях с двумя концами, [и] на концах (мелкими зубцами обстриженных) была сделана круглая розаса из черной тесьмы с оранжевыми узкими полосками в три четверти вершка ширины; а вместо белого султана торчала неуклюжая небольшая серебряная кисть, воткнутая вверх концами с двумя короткими пуклями, одна за другою на обоих висках; а сзади от самого затылка шла длинная коса, свитая черною лентою. Шпага на нем была надета не сбоку, как всегда я видел, а совсем сзади, и эфес, которой с серебряным темляком [выглядывал] из левой задней фалды.

Я не мог [не] расхохотаться над этим смешным костюмом. Сначала мне пришло в голову, что брат для смеху так нарядился, но это был форменный мундир гвардейского полка. Еще больше я удивился и насмешило меня, когда брат сверх этого широкого мундира стал надевать точно такой мундир. Я не мог понять, зачем это; мне растолковали, что первое его одеяние был мундир, а второе, называемое юберрок, был сюртук, надеваемый, когда была холодная погода. Брат шел в этот день куда-то в караул; на руках у него были белые перчатки с большими раструбами, как у нонешних конных. В правой руке у него было оружие в роде старинного бердыша и называемое ешпантом. Долго я не мог привыкнуть к этому одеянию и не смеяться при встрече с братом в мундире.»

Как выглядел офицерский семеновский мундир можно понять, взглянув на тот, что принадлежал наследнику (см. фотографию выше) или посмотрев на акварель неизвестного художника конца XVIII века.
Армия екатерины 2

А вот такую форму носили при Павле солдаты Семеновского полка. Музей Суворова, Санкт-Петербург.
Армия екатерины 2

Итак, наш прославленный скульптор в детстве немало повеселился, глядя на брата. Но, как говорил Шекспир, «над шрамом шутит тот, кто не был ранен». Через пару дней Феденьке смеяться расхотелось.

«Весна была ранняя и очень теплая, и скоро сделалось сухо, и меня отправили пешком к батюшке со старым слугою нашим Осипом. Я был одет, как ходил в Польше — в курточке и шароварах, без галстука, с распущенными волосами в локонах и круглой шляпе. Войдя в Гороховую улицу, я был остановлен полицейским офицером, который, спросив мою фамилию, сказал: «Пойдите домой и переоденьтесь». Я отвечал, что я не хочу идти домой, а хочу идти к батюшке. И что он ни говорил, я настаивал на своем и не воротился домой. Тогда он, видя, что со мной не сговориться, обратился к Осипу и объяснил ему, что государь, несмотря на лета, запретил носить куртки и шаровары, ходить без галстука и носить круглые шляпы. Тогда Осип повел меня домой. На другой день надели па меня сделанные из шароваров короткие штаны, вместо куртки — что-то вроде французского кафтанчика со стоячим воротником, надели высокие сапоги с обрубленными носками, повязали галстук; у круглой моей шляпы поля с трех сторон пришили к тулье, которая более полувершка выходила выше полей, чтобы сделать ее похожею на треугольную. Я не мог удержаться от смеха, смотря на брата в гатчинском мундире, а увидев себя в уродском костюме, не мог удержаться, чтобы не заплакать.»

Ну, ладно еще над взрослыми измываться, но зачем детей так мучить?
Отметим, что современники несколько раз употребили по отношению к мундиру эпитет «широкий». Между тем мне встречалась информация и о чрезмерной узости мундира при Павле. Именно этим объясняется тот факт, что офицеры носили деньги за пазухой, в карман они положить ничего не могли.

«Стремительный характер Павла и его чрезмерная придирчивость и строгость к военным делали эту службу весьма неприятною. Нередко за ничтожные недосмотры и ошибки в команде офицеры прямо с парада отсылались в другие полки и на весьма большия разстояния. Это случалось настолько часто, что у нас вошло в обычай, будучи в карауле, класть за пазуху несколько сот рублей ассигнациями, дабы не остаться без денег в случае внезапной ссылки. Мне лично пришлось три раза давать взаймы деньги своим товарищам, которые забыли принять эту предосторожность.» (Н.А.Саблуков)

Генералы Харьковского и Малороссийского полка в виц-мундирах. 1797-1801.
Армия екатерины 2

Мушкетеры Петербургского и Московского гарнизонов. 1797-1801.
Армия екатерины 2

Мундир — это была еще не вся беда. Ко всему прочему офицерам и солдатам нужно было делать особые прически, довольно сложные и крайне негигиеничные. Их создание отнимало много времени, обычно парикмахерским делом занимались ранним утром перед парадом. Солдаты не высыпались зверски.

«В описываемое время все солдаты также носили букли и толстыя косички со множеством пудры и помады, вследствие чего прическа нижних чинов занимала очень долгое время; в то время у нас полагалось всего два парикмахера на эскадрон, так что солдаты, когда они готовились к параду, принуждены были не спать всю ночь из-за своей завивки.»
(Н.А. Саблуков)

А вот как происходила сия процедура. Вспоминает А.М.Тургенев: «…в 5 часов утра я был уже на ротном дворе; двое гатчинских костюмеров, знатоков в высшей степени искуства обделывать на голове волоса по утвержденной форме и пригонять амуницию по уставу, были уже готовы; они мгновенно завладели моею головою, чтобы оболванить ее по утвержденной форме, и началась потеха. Меня посадили на скамью посредине комнаты, обстригли спереди волосы под гребенку, потом один из костюмеров, немного чем менее сажени ростом, начал мне переднюю часть головы натирать мелко истолченным мелом; если Бог благословит мне и еще 73 года жить на сем свете, я этой проделки не забуду!

Минут 5 и много 6 усерднаго трения головы моей костюмером привело меня в такое состояние, что я испугался, полагал, что мне приключилась какая либо немощь: глаза мои видели комнату, всех и все в ней находившееся вертящимися. Миллионы искр летали во всем пространстве, слезы текли из глаз ручьем. Я попросил дежурнаго вахмистра остановить на, несколько минут действие г. костюмера, дать отдых несчастной голове моей. Просьба моя была уважена и г. профессор оболванения голов по форме благоволил объявить вахтмейстеру, что сухой проделки на голове довольно, теперь только надобно смочить да засушить; я вздрогнул, услышав приговор костюмера о голове моей.

Начинается мокрая операция. Чтобы не вымочить на мне белья, меня, вместо пудроманта, окутали рогожным кулем; костюмер стал против меня ровно в разрезе на две половины лица и, набрав в рот артельнаго квасу, начал из уст своих, как из пожарной трубы, опрыскивать черепоздание мое; едва он увлажил по шву головы, другой костюмер начал обильно сыпать пуховкою на голову муку во всех направлениях; по окончании сей операции, прочесали мне волосы гребнем и приказали сидеть смирно, не ворочать головы, дать время образоваться на голове клестер-коре; сзади в волоса привязали мне железный, длиною 8 вершков, прут для образования косы по форме, букли приделали мне войлочныя, огромной натуры, посредством согнутой дугою проволоки, которая огибала череп головы и, опираясь на нем, держала войлочные фалконеты с обеих сторон, на высоте половины уха. К 9 часам утра составившаяся из муки кора затвердела на черепе головы моей, как изверженная лава волкана, и я под сим покровом мог безъущербно выстоять под дождем, снегом несколько часов, как мраморная статуя, поставленная в саду. Принялись за облачение тела моего и украсили меня не яко невесту, но яко чучело, поставляемое в огородах для пугания ворон. Увидав себя в зеркале, я не мог понять, для чего преобразовали меня из вида человеческаго в уродливый вид огороднаго чучелы.»

Надо отметить, что мундиры в обязательном порядке должны были носить не только военные, но и чиновники. Представляете, что было бы если бы сейчас всех функционеров обязали носить фуражку, китель, шинель, сапоги и табельное оружие?

«В Павле эта страсть доходила до крайних пределов смешного. Малейшая ошибка против формы, слишком короткая коса, кривая пукля и т.п. возбуждали его гнев и подвергали виновного строжайшему взысканию. Но у нас где строгое, там и смешное. Павел приказал всем статским чиновникам ходить в мундирах, в ботфортах со шпорами. Однажды встречается он с каким-то регистратором, который ботфорты надел, а о шпорах не позаботился. Павел подозвал его и спросил:
— Что, сударь, нужно при ботфортах?
— Вакса, — отвечал регистратор.
— Дурак, сударь, нужны шпоры. Пошел!
На этот раз выговор этим и ограничился, но могло бы быть гораздо хуже.»
(Н.И.Греч)

Чиновник Военной коллегии и департаментов Комиссариатского и провиантского. 1800-1801.
Армия екатерины 2

Унтер-офицер и офицер Ахтырского Гусарского полка. 1797-1801.
Армия екатерины 2

Итак, некрасивый внешний вид, неудобный покрой, чудовищная негигиеничность и пренебрежение славными традициями российской армии. Но это были еще не все. Новые мундиры надо было сшить чрезвычайно быстро. Император ждать не любил. К слову, такая развлекалочка повторялась не один раз. За 4 года правления Павла Петровича покрой мундира в Конногвардейском полку менялся 9 (прописью: ДЕВЯТЬ) раз. Напоминаю, что мундиры офицеры обязаны были пошить себе сами, на свои кровные. На солдат деньги давала казна, но отнюдь не безумные суммы. Нередко служивым приходилось использовать свои сбережения, да и совестливые командиры добавляли свои средства. Так что, может лучше екатерининский мундир, но один, чем павловский, но девять? Дешевле выйдет. Кроме того, возникли чисто технические проблемы. В начале царствования Павла Петровича в стране просто не было столько темно-зеленого сукна, а при перекрашивании ткани невозможно было добиться совершенно одинакового цвета. Этим вопросом в то время занимался отец Саблукова, вице-президент мануфактур-коллегии. Послушаем снова его сына.

«Надо сказать, что в это время в Петербурге свирепствовал род гриппа, который зачастую принимал опасную форму, и отец мой как раз захворал этой болезнью, и притом в такой степени, что у него появился сильный жар и расположение к бреду. Естественно, что ему был предписан безусловный покой.
Между тем генерал Ламб отправился с обычным рапортом в Гатчину, где в то время жил государь, и, по приезде своем, застал его величество верхом на коне, едущим на смотр. На вопрос императора, нет ли чего-нибудь новаго или важнаго, Ламб отвечал: «Ничего особеннаго, государь, кроме письма вице-президента мануфактур-коллегии Саблукова с ответом от фабрикантов которые сообщают единогласно, что окрашивать сукно, в кусках, в совершенно однородный цвет решительно невозможно».
— Как невозможно? — вскричал император. Затем, произнеся скороговоркою: — Очень хорошо! — не сказал больше ни слова, сошел с лошади, пошел во дворец и тотчас же отправил нарочнаго фельдъегеря к военному губернатору Петербурга, графу Палену, с следующим приказанием: «Выслать из города тайнаго советника Саблукова, уволеннаго от службы, и немедленно отправить назад посланнаго с донесением об исполнении этого приказания».

Тяжелобольного немолодого человека запихнули в карету и вывезли из города. К счастью, он выжил, но так никогда и не оправился от последствий болезни, его разбил паралич в легкой форме. Несмотря на все трудности, император довел дело до конца: переобмундирование армии свершилось. Представим, что нашему министру обороны пришла в голову идея одеть российские вооруженные сила в гимнастерки времен Великой Отечественной. Как бы это восприняли? Правильно, покрутили бы пальцем у виска. Современники оценивали действия Павла I примерно так же. И ради чего была вся эта катавасия? Только потому, что наш император ненавидел Потемкина, стремился сделать все наперекор матушке и был, как бы сейчас сказали, фанатом Фридриха Великого? Ведь прусская форма в конце XVIII века безнадежно устарела.

Пишет Ф.Ф.Вигель: «Не самая важная, но для наружности самая примечательная перемена произошла в воинском наряде. Щеголеватость одежды екатерининских воинов найдена женоподобной. В самое короткое время сначала гвардия, а потом вся армия обмундированы по новой форме; и что за форма! Миллионы истрачены, чтобы русских сделать уродами. Описание сего безобразного костюма довольно, кажется, любопытно: он состоял из длинного и широкого мундира довольно толстого сукна, не с отложным, а лежащим воротником и с фалдами, которые спереди совсем почти сходились; из шпаги между сими фалдами, воткнутой сзади; из ботфортов с штибель-манжетами или штиблет черного сукна; из низкой, сплюснутой треугольной шляпы; узкого черного галстука, коим офицеры казались почти удавленными; перчаток с огромными раструбами; простого дерева форменной палки с костяным набалдашником и, наконец, из двух насаленных над ушами буколь с длинной, туго проволокой и лентой перевитой косой. Все это в подражание подражателю Фредерика Второго, отцу своему, тогда как в самой Пруссии сей странный наряд давно уже был брошен.»

Флейтщик и барабанщик Фонагорийского Гренадерского полка. 1797-1801.
Армия екатерины 2

Обер-офицер и унтер-офицер Французского Гренадерского герцога Бурбона полка. 1797-1801.
Армия екатерины 2

Павел, конечно, император, но неужели ни у кого не хватило смелости сказать, насколько абсурдны были прусские мундиры? Хватило. Вспомним Суворова и его знаменитое «Пудра не порох, букли не пушки, коса не тесак, а я не немец, а природный русак!» Да и кое-кто из императорской семьи пытался убедить императора в том, что форма неудобна, но его не так поняли.

Записки Е.Ф.Комаровского: «Один раз государь спросил у великого князя (Константина Павловича), покойна ли теперешняя одежда для солдата во время походов. Император знал, что во всю кампанию солдаты штиблет не надевали, а унтер-офицерские галебарды, которые были в 4 аршина, все изрублены были на дрова, когда проходили снежные Альпийские горы.
— Я готов сделать всякую перемену в одеянии, — продолжал государь, — ибо удобность познается опытом.
Тогда его высочество отвечал, что башмаки, штиблеты и особливо унтер-офицерские галебарды вовсе не удобны в походе. На сие император ему сказал:
— Прикажи одеть рядового и унтер-офицера во всей амуниции и вооружении и представь мне для образца.
Великий князь через несколько дней представил императору образцовых; так как форма немного походила на бывшую при императрице, государь с гневом сказал его высочеству:
— Я вижу, ты хочешь ввести потемкинскую одежду в мою армию; чтоб они шли с глаз моих долой, — и сам вышел из комнаты, где находились образцовые.
Великий князь увидел, но поздно, что государь хотел только выведать его мысли насчет формы, им введенной, а не переменить оную. С тех пор началась холодность к великому князю и ко всем бывшим при нем, а потом гонения на участвовавших в итальянской кампании.»

Впрочем, эта история еще более-менее хорошо кончилась. Бывало и хуже.
«Когда Павел, при вступлении на престол, ввел безобразную форму мундиров и т.п., один бывший адъютант князя Зубова, Копьев, послан был с какими-то приказаниями в Москву. Раздраженный переменой судьбы, он вздумал посмеяться над новой формой: сшил себе, перед отъездом, мундир с длинными, широкими полами, привязал шпагу к поясу сзади, подвязал косу до колен, взбил себе преогромные пукли, надел уродливую треугольную шляпу с широким золотым галуном и перчатки с крагами, доходившими до локтя. В этом костюме явился он в Москве и уверял всех, что такова действительно новая форма. Император, узнав о том, приказал привезти его в Петербург и представить к нему в кабинет.
— Хорош! Мил! — сказал он, увидев этот шутовской наряд. — В солдаты его!
Приказание было исполнено, Копьеву в тот же день забрили лоб и зачислили его в один из армейских полков, стоявших в Петербурге.» (Н.И.Греч)

Вероятно, люди чувствовали, что правление Павла I не может продлиться долго. Как только было объявлено о его смерти, гражданские оделись по современной французской моде, а военные достали из сундуков старые екатерининские мундиры. Оказалось, что многие бережно хранили их

P.S. Картинки и фотографии кликабельны. Часть фотографий взята с сайта музея Суворова http://www.suvorovmuseum.ru/rus-collect.htm. Что касается рисунков, то все они (кроме одного) датируются второй четвертью XIX века. Это знаменитая серия литографий, изданная А.В. Висковатым.
P.P.S. Полагаю, александровские мундиры были чуть более удобны, чем павловские. И, похоже, надо делать об этом отдельный пост.
P.P.P.S. Положа руку на сердце, скажу, что одну полезную вещь Павел, безусловно, ввел. Шинель. Вот уже более 200 лет служит она, родимая, русским солдатам, до этого им, бедолагам, приходилось довольствоваться епанчой, плащом.

Шинель нижних чинов образца 1799 года. Музей Суворова, Санкт-Петербург.
Армия екатерины 2

Армия екатерины 2

P.S.Картинки кликабельны.
P.P.S.Признаю, что я ошиблась, когда писала о мужских чулках в комментариях. Я ориентировалась на дам, а у мужчин действительно эти предметы одежды крепились по другому. В остальном все верно: современники не одобрили нововведения Павла.

Источник: catherine-catty.livejournal.com

Царствование императрицы Екатерины II было одной из самых блестящих эпох в истории российского флота. Первые годы се правления были временем возрождения русского флота. Любимое детище Петра Великого — флот при его преемниках постепенно приходит в упадок, количество плаваний сокращается, новые суда строятся все реже, а старые ветшают и приходят в негодность. Постоянные задержки в финансировании флота нашли отражение в высочайшем повелении Адмиралтейств-коллегий 1728 г.: «Военных кораблей никуда не посылать без особого разрешения».

Несмотря на это русский флот участвовал в осаде Данцига в 1734 г., в войне со Швецией 1741 — 1743 гг. и Семилетней войне 1756 — 1763 гг.

К началу царствования Екатерины военный флот состоял из 31 линейного корабля, 11 других судов и 99 галер. Однако состояние флота было не блестящее — корабли по большей части старые, мало плавали.

Одаренная великим умом и сильным характером Екатерина приложила много усилий к возрождению русской армии и флота.

После смотра флота в 1765 г. у Красной горки Екатерина пишет: «… у нас в излишестве кораблей и людей, но у нас нет ни флота, ни моряков, все выставленное на смотр было из рук вон плохо. Надобно сознаться, что корабли походили на флот, выходящий каждый год из Голландии для ловли сельдей, а не на военный».

Однако благодаря энергичным мерам, после начала войны с Турцией (1768 — 1774) Россия смогла отправить в небывалый до того поход свой флот, который сыграл важнейшую роль в войне. Эскадры Балтийского флота, обогнув Европу, вошли в Средиземное море и в сражениях в Хиосском проливе, а затем в Чесменской бухте уничтожили турецкий флот. Затем последовали победы в Патрасском сражении, взятие крепостей Бейрут, Будрум и др., блокада Дарданелл. На острове Парос в порту Ауза была создана база русского флота. В течение пяти лет русский флот был хозяином Архипелага.

Во время этой же войны, в 1768 г. началось возрождение русского флота на Азовском море. Молодой флот одержал ряд побед над сильнейшим противником. 10 июля 1774 г. был подписан Кучюк-Кайнарджийский мирный договор между Россией и Турцией. Россия получила выход к Азовскому и Черному морям. Она приобретала побережье между Бугом и Днепром Крым становился независимым от Турции.

В последующее десятилетие основывается новый порт Херсон — первая кораблестроительная база на Черном море. Азовская флотилия переименовывается в Черноморский флот, в Крыму на берегах Ахтиарской бухты строится город и порт Севастополь, закладывается город и верфь Николаев.

В начале 1789 г. Россия стала инициатором создания союза государств, известный как «Вооруженный нейтралитет». Для обеспечения безопасности морской торговли русские эскадры крейсировали в Северном море, Атлантическом океане и Средиземном море.

В многочисленных войнах России периода правления Екатерины II значительное развитие получило русское военное и военно-морское искусство, доказавшее свое превосходство над военным искусством стран Западной Европы и Турции. В русском флоте в этот период появляются новые классы судов: в корабельном флоте — бриги, шхуны, катера, люгера, в гребном флоте — гребные фрегаты, плавучие батареи, шебеки, дубель-шлюпки, канонерские лодки. Начинается серийное строительство 74-пушечных кораблей. В первой половине 1780-х гг. на Балтике строится серия из девяти 100-пушечных кораблей.

Развитие флота позволило в войнах с Турцией (1787 — 1791) и Швецией (1788 — 1790) добиться внушительных побед. Победы русского оружия в ходе этих войн утвердили положение России как великой державы, подняли авторитет и престиж страны.

При Екатерине выросла целая плеяда выдающихся русских флотоводцев — Г.А. Спиридов, Ф.Ф. Ушаков, В.Л. Чичагов, Д.Н. Сенявин, Ф.А. Клокачев, А.В. Елманов и т.д.

Из иностранцев в русский флот принимались в основном выходцы с «Туманного Альбиона». Некоторые из них добились больших успехов в нашем флоте, заняв высокие посты. Достаточно упомянуть героя Архипелагской экспедиции С.К. Грейга, адмиралов Е.Е. Тета, Р.В. Кроуна.

Русский флот был тесно связан с Англией. Из Англии русские корабелы получали чертежи, по которым, после соответствующей доработки, строились суда на отечественных верфях. Молодые русские офицеры направлялись в Англию для прохождения стажировки на британских кораблях.

В конце 1780-х гг. Екатерина принимает на русскую службу французских офицеров, в том числе и бегущих от революции: контр-адмирала Ж.Б. де Траверсе — будущего Морского министра, контр-адмирала О.М. де Рибаса, вице-адмирала К. Нассау-Зигена.

В 1790 г. русский Балтийский флот насчитывал 34 линейных корабля, 15 фрегатов, более 270 гребных судов, Черноморский флот — 22 линейных корабля, 12 фрегатов, около 80 гребных судов.

Однако Балтийский и Черноморский флоты были изолированы каждый на своем театре и почти всегда действовали независимо друг от друга. Между ними был весь Европейский континент. К тому же проливы, соединяющие Балтийское море с Атлантикой, а Черное море со Средиземным, контролировались Данией и Турцией соответственно. Отсутствие в то время внутренних водных путей не позволяло перебрасывать даже небольшие суда с одного театра на другой.

Именно флот первым из российских вооруженных сил вступил в борьбу с победоносно шагавшими по Европе французскими войсками. Поскольку совсем отказаться от участия в боевых действиях против Франции Россия не могла, Екатерина отправила флот.

Боевые действия на морях начались в 1793 г. Французский флот уже был совершенно дезорганизован революцией и в продолжение нескольких первых лет войны не мог предпринять никаких серьезных операций, но и потом действия его были крайне неудачны вследствие плохого состава офицеров, некомплекта и недисциплинированности команд и плохого снабжения.

Англия тоже не была готова к войне, так как в 1792 г. в плаваниях находились лишь 12 линейных кораблей. Необходимость набрать огромный личный состав затянула мобилизацию, и только во второй половине года были подготовлены 85 линейных кораблей. С 1793 г. английские корабли и фрегаты блокировали побережье Франции. Англичане направили свои эскадры в Средиземное море и в Вест-Индию. Английские крейсеры в этом году взяли и истребили 140 французских вооруженных судов, в том числе 52 входивших в республиканский флот и 88 частных. 36 из них вошли в состав английского флота.

У берегов Америки в это время действовали легкие эскадры, отдельные фрегаты и другие суда англичан и французов.

Следующая глава >

Источник: military.wikireading.ru

Допетровская эпоха

В России до конца XVII в. постоянных войск почти не было, поэтому не было и военной униформы. Дружины князей были одеты в ту же одежду, что и мирные жители, прибавлялись только доспехи.

Правда, некоторые князья для своей дружины приобретали иногда единообразную одежду, но это были единичные случаи.

Правительство царя Михаила в 1631 г., ожидая войны с Польшей, отправило в Швецию полковника Александра Лесли для найма 5000 солдат-пехотинцев.

В XVII в., в царствование Алексея Михайловича, были образованы «Полки иноземного строя» – воинские части, сформированные из «охочих» вольных людей, казаков, иностранцев и других, позже и из даточных людей по образцу западноевропейских армий.

Первой унифицированной военной формой на Руси можно считать одежду стрелецких полков. Они появились в XVII в.

Стрельцы

Стреле́ц – служилый человек; всадник или пехотинец, вооружённый «огненным боем». Стрельцы в России составили первое регулярное войско.

Стрелецкие полки имели единообразную и обязательную для всех парадную форму («цветное платье»). Она состояла из верхнего кафтана, шапки с меховым околышем, штанов и сапог, цвет которых (кроме штанов) регламентировался в соответствии с принадлежностью к определённому полку.

Кафта́н – верхняя мужская одежда.

Общее в оружии и одежде всех стрельцов:

Парадная форма одевалась только в особые дни: во время главных церковных праздников и при проведении торжественных мероприятий.

Повседневно и в военных походах использовалось «носильное платье», имевшее тот же покрой, что и парадная форма, но сделанная из более дешевого сукна серого, чёрного или коричневого цвета.

Стрелецкие полки в период борьбы за власть выступили против Петра I и были им репрессированы. Форму европейского образца в России ввел Петр I, в основном позаимствовав её у шведов.

Эпоха Петра I

Пётр I создал регулярную армию на основе «Полков иноземного строя», существовавших ещё в период царствования его отца, и стрелецких частей. Армия комплектовалась на основе рекрутской повинности (также до середины XVIII в. сохранялась обязательная служба дворян). Пётр от своих предшественников унаследовал армию, уже приспособленную для дальнейшего переустройства. В Москве находились два «выборных» полка (Бутырский и Лефортовский), которыми командовали «иноземцы» П. Гордон и Ф. Лефорт.

В своих «потешных» сёлах Пётр устроил два новых полка: Преображенский и Семёновский, полностью по иноземному образцу. К 1692 г. эти полки были окончательно обучены и составили 3-й Московский выборный полк во главе с генералом А. М. Головиным.

Поначалу офицерская форма петровской армии ничем не отличалась от солдатской. Потом ввели «командирский знак отличия» – офицерский шарф. Эта деталь была позаимствована у шведов, за исключением расцветки, которая воспроизводила цвета российского флага. По правилам шарф одевался через правое плечо и завязывался у левого бедра, но наши офицеры приспособились носить его вокруг пояса – в бою так было удобнее. Петровский шарф с изменениями дожил до современности – в виде парадного офицерского пояса.

Вооружение каждого солдата состояло  из шпаги с портупеей и фузеи. Фузея – ружьё, замок фузеи был кремневый; на фузею насаживался в нужных случаях багинет – пяти- или восьмивершковый трёхгранный штык. Патроны помещались в кожаных сумках, прикреплённых к перевязи.

Каптенармусы и сержанты вместо фузеи были вооружены алебардами – топорами на трёхаршинном древке.

Одна из рот в каждом полку называлась гренадерской, и особенностью её вооружения были фитильные бомбочки, хранившиеся у гренадера в особой сумке. Гренаде́ры – отборные части пехоты и/или кавалерии, предназначенные для штурма вражеских укреплений, преимущественно в осадных операциях.

Драгу́ны – название конницы (кавалерии), способной также действовать и в пешем строю. Драгуны в России были конной и пешей службы.

С 1700 г. обмундирование солдата состояло из небольшой приплюснутой поярковой треуголки, кафтана, епанчи, камзола и штанов.

Епанча – широкий безрукавный круглый плащ с капюшоном у мужчин, а у женщин – короткая, безрукавная шубейка (обепанечка). Завезена с арабского Востока.

Камзол – мужская одежда, сшитая в талию, длиной до колен, иногда без рукавов надевавшаяся под кафтан.

Шляпа была чёрного цвета, края полей были обшиты тесьмой, и с левой стороны прикреплялась медная пуговица. При выслушивании приказаний от старших младшие снимали шляпу и держали её слева подмышкой. Волосы солдаты и офицеры носили длинные до плеча, а в парадных случаях пудрили их мукой.

Кафтаны у пехотинцев были из зелёного сукна, у драгун – из синего, однобортные, без воротника, с красными обшлагами (отворот на рукаве мужской одежды).

Кафтан был до колен и снабжался медными пуговицами; епанча для кавалерии и пехоты делалась из красного сукна и имела два воротника: это была узкая накидка, доходившая до колен и плохо защищавшая от дождя и снега; сапоги – длинные, с лёгкими раструбами (воронкообразное расширение) носили только в караулах и при походе, а обыкновенной обувью являлись чулки и тупоносые смазные башками с медной пряжкой; чулки у армейских солдат были зелёного цвета, а у преображенцев и семёновцев после нарвского поражения – красные, по преданию, в память того дня, когда бывшие «потешные» полки не дрогнули, при всеобщей «конфузии» под натиском Карла XII.

Гренадеры гвардии отличались от фузилёров (солдат, вооружённых кремнёвыми ружьями) только головным убором: вместо треугольной шляпы они носили кожаные каски со страусовым пером.

Покрой офицерского мундира был тот же, что и у солдат, только обшитый по краям и по борту золотым галуном, пуговицы были тоже золоченые, галстук, вместо чёрного суконного, как у солдат, был белый полотняный. К шляпе прикреплялся плюмаж из белых и красных перьев.

При парадной форме офицеры должны были иметь на головах пудреные парики. От рядового отличал офицера ещё бело-сине-красный шарф с серебряными, а у штаб-офицера с золотыми кистями, который носили высоко на груди, у воротника.

При Петре I в России на военной одежде появился и погон. Использовать погон как средство отличия военнослужащих одного полка от военнослужащих другого полка стали с 1762 г., когда каждому полку были установлены погоны различного плетения из гарусного шнура. Одновременно была предпринята попытка сделать погон средством различения солдат и офицеров, для чего в одном и том же полку у офицеров и солдат плетение погона было различным.

В дальнейшем форма обмундирования изменялась, хотя в общем сохранялись образцы Петра Великого, которые всё более усложнялись. После Семилетней войны сложился культ Фридриха Великого. Об удобстве в форме обмундирования было забыто; из солдата старались сделать молодца с виду и дать ему такое обмундирование, на содержание которого в порядке уходило бы все свободное от службы время. Особенно много времени у солдат требовалось на содержание в порядке своих волос: их причесывали в две букли и косу, в пешем строю пудрили, а в конном разрешалось волос не пудрить и в букли не завивать, забирая в одну плотную косу, но зато требовалось отращивать и высоко подчесывать усы или, у кого их нет, иметь накладные.

Одежда солдата была узка, что вызывалось требованием тогдашней стойки и особенно маршировки не сгибая колен. Многие части войск имели лосиные брюки, которые перед надеванием смачивались и сохли уже на людях. Обмундирование это было настолько неудобно, что в наставлении для обучения рекрут было предписано одевать его не ранее как через три месяца, чтобы научить солдат пользоваться такой одеждой.

Эпоха Екатерины II

В царствование Екатерины II форма обмундирования соблюдалась не очень тщательно. Гвардейские офицеры тяготились ею и вне строя совсем её не носили. Она была изменена в конце царствования Екатерины по настоянию князя Потемкина. Он говорил, что «завиваться, пудриться, плесть косы – солдатское ли это дело? Всяк должен согласиться, что полезнее голову мыть и чесать, нежели отягощать пудрою, салом, мукою, шпильками, косами. Туалет солдатский должен быть таков, что встал, то и готов». Обмундирование армии было упрощено и состояло из широких мундира и штанов, засунутых в высокие сапоги, треуголка была заменена для солдат каской с продольным гребнем, хорошо защищавшей голову от сабельного удара, но не спасавшей от холода.

Но в кавалерии и особенно в гвардии форма обмундирования осталась по-прежнему блестящая и неудобная, хотя сложные прически и лосины исчезли из обыкновенной формы обмундирования войск.

Эпоха Павла I

Павел I провёл собственную реформу армии, т.к. страдала дисциплина в полках, звания раздавались незаслуженно (дворянские дети уже с рождения были приписаны в какой-то чин, к тому или иному полку. Многие же, имея чин и получая жалование, не служили вообще). Павел I решил последовать Петру Великому и взять за основу модель современной европейской армии (прусской), видя в ней образец дисциплинированности и совершенства. Военная реформа не была остановлена и после смерти Павла.

Форма обмундирования состояла из широкого и длинного мундира с фалдами и отложным воротником, узких и коротких штанов, лакированных башмаков, чулок с подвязками и сапоговидных штиблет и небольшой треугольной шляпы. Полки отличались цветом воротников и обшлагов, но без всякой системы, трудно запоминались и плохо различались.

Прически снова получают важное значение – солдаты пудрят волосы и заплетают их в косы уставной длины с бантом на конце; прическа была так сложна, что в войсках заведены были парикмахеры.

Соблюдение формы обмундирования было обязательно, даже под страхом ссылки в Сибирь. Это вызвало резкую критику со стороны Суворова, который говорил: «Нет вшивее пруссаков; в шильотгаузе и возле будки не пройдешь без заразы, а головной их убор вонью подарит вам обморок. Мы от гадости (паразитов) были чисты, а ныне они первою докукою стали солдат. Стиблеты гной ногам». Он сам сочинил и четверостишие:

Пудра – не порох,

Букли – не пушки,

Коса – не тесак,

Я не пруссак, а природный русак!

Гренадеры носили высокие конусообразные шапки (гренадерки) с большим металлическим щитом спереди; шапки эти, как парадный головной убор, сохранились в лейб-гвардии Павловском полку.

По свидетельству очевидцев, солдаты в походе мучились больше всего от лакированных башмаков и узких штанов, натиравших ноги.

Эпоха Александра I

Император Александр I был сторонником пышной военной формы, которая стала ещё более неудобной. Павловская форма в 1802 г. была заменена новой. Были уничтожены парики, сапоговидные штиблеты и туфли были заменены штиблетами на брючных застёжках; мундиры значительно укорочены, сужены и получили вид в роде фраков (фалды на мундирах были оставлены, но у солдат они были короткие); введены стоячие твердые воротники и плечевые погоны и эполеты; воротники офицеров украшались шитьем или петлицами и вообще были цветные; по их цветам различались полки. На смену лёгким и удобным треуголкам пришли новые головные уборы, высокие, тяжелые и весьма неудобные; они носили общее название киверов, при этом ремешки на киверах и воротник тёрли шею.

Ки́вер – военный головной убор цилиндрической формы, с плоским верхом, с козырьком, часто с украшением в виде султана. Был распространён во многих европейских армиях начала XIX века.

Высшему командному составу было приписано носить популярные тогда двууголки огромных размеров с перьями и окантовкой. Зимой в двууголке было тепло, но летом очень жарко, поэтому также стала популярна в тёплое время года фуражка-бескозырка.

Погоны были введены сначала только в пехоте (красного цвета), затем число цветов было доведено до пяти (красный, синий, белый, тёмно-зелёный и жёлтый, по порядку полков дивизии); офицерские погоны обшивались галуном, а в 1807 г. были заменены эполетами.

Эполе́ты – наплечные знаки различия воинского звания на военной форме. Были распространены в армиях европейских стран в XVIII-XIX вв., особенно в период наполеоновских войн. К середине XX века практически вышли из обращения.

Впоследствии эполеты были даны и нижним чинам некоторых кавалерийских частей.

Павловские плащи были заменены узкими шинелями со стоячими, не закрывающими ушей воротниками. В состав снаряжения входила масса ремней, которую было затруднительно содержать в исправности. Форма обмундирования была сложна и тяжела в носке.

Со дня вступления на престол Александра I и по 1815 г. офицерам было разрешено вне службы носить партикулярное платье; но по окончании заграничного похода вследствие брожения в армии это право было отменено.

Эпоха Николая I

При Николае I мундиры и шинели сначала были по-прежнему очень узкие, особенно в кавалерии – офицерам приходилось даже носить корсеты; под шинели нельзя было ничего поддеть. Воротники мундира застёгивались наглухо и сильно подпирали голову. Кивера были слишком высокими, во время парадов они украшались султанами, так что весь головной убор был высотой около 73,3 см.

Шаровары (зимой суконные, а летом полотняные) носились поверх сапог; под ними надевались штиблеты на пяти, шести пуговицах, так как сапоги были совсем короткими. Амуниция из белых и чёрных лакированных ремней требовала постоянной чистки. Громадным облегчением было разрешение носить вначале вне строя, а затем и в походе фуражки, схожие с нынешними. Разнообразие форм было велико.

Только с 1832 г. начинаются упрощения в форме обмундирования: в 1844 г. тяжёлые и неудобные кивера заменили высокими касками с острым навершием, офицеры и генералы стали носить фуражки с козырьками; войска были снабжены рукавицами и наушниками. С 1832 г. офицерам всех родов оружия разрешено носить усы, а офицерским лошадям не подстригать хвостов и не подрезать репицы.

В последние годы правления Николая форма приобрела вместо французского прусский покрой: для офицеров и генералов были введены парадные каски с конскими хвостами, мундиры для гвардии шились из тёмно-синего или чёрного сукна, фалды на армейских мундирах стали короткими, а на белые брюки при парадных и торжественных случаях стали нашивать красные лампасы, как в прусской армии.

В 1843 г. на солдатских погонах были введены поперечные нашивки – лычки, по которым различались звания.

В 1854 г. погоны были введены также и для офицеров. С этого времени началось постепенное вытеснение эполет погонами.

Эпоха Александра II

Удобную форму обмундирования войска получили только в царствование императора Александра II. Она имела красивый и эффектный вид и была в то же время просторна и допускала в холодное время поддевание утепления. В феврале 1856 г. фракоподобные мундиры были заменены мундирами с полной юбкой. Кавалерия сохранила блестящие мундиры и их цвета, но покрой был сделан более удобным. Все получили просторные шинели с отложным, закрывавшим уши воротником с матерчатыми петлицами; воротники мундиров были понижены и уширены.

Армейский мундир был сначала двубортным, затем однобортным.  Шаровары носились в сапоги лишь в походе, потом у нижних чинов всегда; летом шаровары были полотняные.

Красивые, но неудобные каски остались только у кирасир и в гвардии, имевшей, кроме того, фуражки без козырьков. Парадный и обыкновенный убор составляло кепи. Уланы продолжали носить кивера с ромбовидным верхом.

Был введён удобный и практичный башлык, помогавший солдату в зимнее время. Ранцы и сумки были облегчены, число и ширина ремней для их носки уменьшены, солдатская ноша облегчена.

Эпоха Александра III

К началу 70-х годов XIX в. стрижка волос требовалась короткая. Форма обмундирования этой эпохи была достаточно удобной. Император стремился к национализации военной формы. Только гвардейская кавалерия сохранила свою прежнюю богатую одежду. В основу нового обмундирования были положены единообразие и удобство носки и пригонки. Головной убор как в гвардии, так и в армии состоял из невысокой, круглой барашковой шапки с суконным дном; шапка украшена в гвардии Андреевской звездой, в армии – гербом.

Мундир со стоячим воротником в армии с прямой спиной и бортом без всяких кантов застегивался на крючки, которые можно свободно перешивать, уширяя или суживая мундир. Гвардейский мундир имел косой борт с кантом, цветной высокий воротник и такие же обшлага; мундир кавалерии с преобразованием её исключительно в драгунские полки (кроме гвардии) стал похож на мундир пехоты, только несколько короче.

Барашковая парадная шапка напоминала древнюю боярку. Широкие, заправленные в высокие сапоги шаровары. В армии шинели застёгивались на крючки, чтобы в солнечную погоду блестящий предмет не обратил внимание неприятеля и не вызвал огонь. По этой же причине были отменены султаны и каски с блестящими гербами. В гвардии шинели застёгивались на пуговицы. В пехоте и других родах оружия введены кепи с околышами, отличие одного полка от другого было основано на комбинации цветов погон и околышей. Дивизия от дивизии отличалась номерами на погонах.

Александр II ввёл для носки в жаркую погоду кители и полотняные рубахи,  а Александр III позаботился о том, чтоб форма солдата напоминала крестьянскую одежду. В 1879 г. для солдат была введена гимнастёрка со стоячим воротником, как у рубашки-косоворотки.

Эпоха Николая II

Император Николай II почти не изменил формы обмундирования. Были только постепенно восстановлены форма гвардейских кавалерийских полков эпохи Александра II. Офицерам всей армии была дана галунная (вместо простой кожаной, введенной Александром III) плечевая портупея.

Для войск южных округов парадный головной убор был признан слишком тяжелым и заменен обыкновенной фуражкой, к которой прикрепляется маленький металлический герб.

Наиболее существенные изменения последовали только в армейской кавалерии. Скромный мундир без пуговиц в начале царствования Николая II был заменен более красивым двубортным, шитым в талию и с цветным кантом по борту мундиром. Для гвардейских полков был введён кивер.

В каждой кавалерийской дивизии полкам даны одинаковые цвета: первому красный, второму синий, третьему белый. Прежние цвета остались только в тех полках, для которых с цветом их было связано какое-либо историческое воспоминание.

Были изменены и фуражки: цветными стали делать не околыши, а тульи, чтобы цвет полка был виден на большом расстоянии, и всем нижним чинам даны козырьки.

В 1907 г. по итогам Русско-японской войны в русской армии введен в качестве летней формы однобортный китель защитного цвета с воротником-стойкой на крючках, с застежкой на пять пуговиц, с карманами на груди и на боках (так называемый «американский» покрой). Белый китель прежнего образца вышел из употребления.

В авиации накануне войны был принят в качестве рабочей одежды синий китель.

Источник: www.rosimperija.info


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector