Нюрнбергский договор

Нюрнбергский процесс — международный суд над руководителями фашистской Германии, лидерами Национал-социалистической немецкой рабочей партии, по вине которых была начата Вторая мировая война, повлёкшая гибель миллионов людей, разрушением целых государств, сопровождавшаяся страшными жестокостями, преступлениями против человечности, геноцидом

Подсудимые

  • Г. Геринг — министр авиации в фашистской Германии. На суде: «Победитель — всегда судья, а побеждённый — обвиняемый!»
  • Р. Гесс — Обергруппенфюрер СС, заместитель Гитлера по партии, третье лицо в иерархии Третьего рейха: «Я ни о чём не сожалею»
  • И. фон Риббентроп — министр иностранных дел Германии: «Обвинение предъявлено не тем людям»
  • В. Кейтель — начальник штаба Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии: «Приказ для солдата — есть всегда приказ!»
  • Э. Кальтенбруннер — обергруппенфюрер СС, начальник Главного управления имперской безопасности (РСХА): «Я не несу ответственности за военные преступления, я лишь выполнял свой долг как руководитель разведывательных органов, и отказываюсь служить неким эрзацем Гиммлера»

  • А. Розенберг — главный идеолог третьего Рейха, начальник управления внешней политики НСДАП, уполномоченный фюрера по вопросам морально-философского образования НСДАП: «Я отвергаю обвинение в „заговоре“. Антисемитизм являлся лишь необходимой оборонительной мерой»
  • Г. Франк — генерал-губернатор оккупированной Польши, рейхсминистр юстиции Третьего Рейха: «Я рассматриваю данный процесс как угодный Богу высший суд, призванный разобраться в ужасном периоде правления Гитлера и завершить его»
  • В. Фрик — рейхсминистр внутренних дел Германии, рейхспротектор Богемии и Моравии: «Всё обвинение основано на предположении об участии в заговоре»
  • Ю. Штрейхер — гауляйтер Франконии, идеолог расизма: «Данный процесс — триумф мирового еврейства»
  • В. Функ — министр экономики Германии, президент Рейхсбанка: «Никогда в жизни я ни сознательно, ни по неведению не предпринимал ничего, что давало бы основания для подобных обвинений. Если я по неведению или вследствие заблуждений и совершил деяния, перечисленные в обвинительном заключении, то следует рассматривать мою вину в ракурсе моей личной трагедии, но не как преступление»

  • К. Дёниц — гросс-адмирал, командующий подводным флотом, главнокомандующий военно-морским флотом нацистской Германии: «Ни один из пунктов обвинения не имеет ко мне ни малейшего отношения. Выдумки американцев!»
  • Э. Редер — гросс-адмирал, главнокомандующий ВМФ
  • Б. фон Ширах — партийный и молодёжный деятель, Рейхсюгендфюрер, гауляйтер Вены, обергруппенфюрер СА: «Все беды — от расовой политики»
  • Ф. Заукель — один из главных ответственных за организацию использования принудительного труда в нацистской Германии, гауляйтер Тюрингии, обергруппенфюрер СА, обергруппенфюрер СС: «Пропасть между идеалом социалистического общества, вынашиваемым и защищаемым мною, в прошлом моряком и рабочим, и этими ужасными событиями — концентрационными лагерями — глубоко потрясла меня»
  • А. Йодль — начальник Штаба оперативного руководства Верховного командования Вермахта, генерал-полковник: «Вызывает сожаление смесь справедливых обвинений и политической пропаганды»
  • А. Зейс-Инкварт — обергруппенфюрер СС, министр без портфеля в правительстве Гитлера, рейхскомиссар Нидерландов: «Хочется надеяться, что это — последний акт трагедии Второй мировой войны»
  • А. Шпеер — личный архитектор Гитлера, рейхсминистр вооружений и боеприпасов: «Процесс необходим. Даже авторитарное государство не снимает ответственности с каждого в отдельности за содеянные ужасные преступления»

  • К. фон Нейрат — министр иностранных дел Германии и рейхспротектор Богемии и Моравии (1939-1943), обергруппенфюрер СС: «Я всегда был против обвинений без возможной защиты»
  • Г. Фриче — руководитель отдела печати и радиовещания в министерстве пропаганды: «Это ужасное обвинение всех времён. Ужаснее может быть лишь одно: грядущее обвинение, которое предъявит нам немецкий народ за злоупотребление его идеализмом»
  • Я. Шахт — рейхсминистр экономики (1936—1937), рейхсминистр без портфеля (1937—1942), один из главных организаторов военной экономики нацистской Германии: «Я вообще не понимаю, почему мне предъявлено обвинение»
  • Р. Лей (повесился до начала процесса) — рейхсляйтер, обергруппенфюрер СА, заведующий организационным отделом НСДАП, руководитель Германского трудового фронта
  • Г. Крупп (был признан неизлечимо больным, и его дело было приостановлено) — промышленник и финансовый магнат, оказавший значительную материальную поддержку нацистскому движению
  • М. Борман (судился заочно, т.к. скрылся и не был разыскан) — обергруппенфюрер СС, штандартенфюрер СА, личный секретарь и ближайший соратник Гитлера
  • Ф. фон Папен — канцлер Германии до Гитлера, затем посол в Австрии и Турции: «Обвинение ужаснуло меня, во-первых, осознанием безответственности, в результате которой Германия оказалась ввергнута в эту войну, обернувшейся мировой катастрофой, а во-вторых, теми преступлениями, которые были совершены некоторыми из моих соотечественников. Последние необъяснимы с психологической точки зрения. Мне кажется, во всём виноваты годы безбожия и тоталитаризма. Именно они и превратили Гитлера в патологического лжеца»

Судьи

  • лорд юстиции Джеффри Лоренс (Великобритания) — главный судья
  • Иона Никитченко — заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции
  • Фрэнсис Биддл — бывший генеральный прокурор США
  • Анри Доннедье де Вабр — профессор уголовного права Франции

Главные обвинители

  • Роман Руденко — генеральный прокурор УССР
  • Роберт Джексон — член федерального верховного суда США
  • Хартли Шоукросс — генеральный прокурор Великобритании
  • Шарль Дюбост, Франсуа де Ментон, Шампентье де Риб (попеременно) — представители Франции

Адвокаты

На процессе каждый подсудимый был представлен адвокатом по собственному выбору

  • доктор Экснер — профессор уголовного права, защитник А. Йодля
  • Г. Яррайс — специалист в области международного и конституционного права. защитник правительства
  • доктор Р. Дикс — глава ассоциацию германских адвокатов, защитник Я. Шахта
  • доктор Кранцбюллер — судья в германском военно-морском флоте, защитник К. Дёница
  • О. Штаммер — адвокат, защитник Геринга
  • И другие

Обвинения

  • преступления против мира: развязывание войны ради установления мирового господства Германии
  • военные преступления: убийства и истязания военнопленных, угон гражданского населения в Германию, убийства заложников, разграбление и разрушение городов и сёл оккупированных стран
  • преступления против человечности: истребление, порабощение гражданского населения по политическим, расовым, религиозным мотивам

Приговор

  • Геринг, Риббентроп, Кейтель, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Заукель, Зейсс-Инкварт, Борман (заочно), Йодль — смертная казнь повешаньем
  • Гесс, Функ, Редер — пожизненное заключение
  • Ширах, Шпеер — 20 лет тюрьмы
  • Нейрат — 15 лет тюрьмы
  • Дёниц — 10 лет тюрьмы
  • Фриче, Папен, Шахт — оправданы

Государственные организации Германии СС, СД, гестапо и руководящий состав нацистской партии так же признаны судом преступными

Хроника Нюрнбергского процесса, Кратко

  • 1942, 14 октября — заявление Советского правительства: «… считает необходимым безотлагательное предание суду специального международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии…»
  • 1943, 1 ноября — подписан протокол Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, 18-м пунктом которого была «Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства»

  • 1943, 2 ноября — «Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства» опубликована В «Правде»
  • 1945, 31 мая-4 июня — конференция экспертов в Лондоне по вопросу о наказании военных преступников стран оси, в которой приняли участие представители 16 стран, участвовавших в работе Комиссии Объединенных Наций по военным преступлениям
  • 1945, 8 августа — в Лондоне подписание соглашения между правительствами СССР, США, Великобритании и Франции о судебном преследовании и наказании главных военных преступников, в соответствии с которым учреждался Международный военный трибунал.
  • 1945, 29 августа — опубликован список главных военных преступников, состоящий из 24 фамилий
  • 1945, 18 октября — обвинительное заключение вручено Международному военному трибуналу и через его секретариат передано каждому из обвиняемых
  • 1945, 20 ноября — начало процесса
  • 1945, 25 ноября — в камере покончил жизнь самоубийством глава Трудового фронта Роберт Лей
  • 1945, 29 ноября — демонстрация во время заседания трибунала документального фильма «Концентрационные лагеря», в котором были в том числе кадры немецкой кинохроники, отснятые в лагере Освенцим, Бухенвальде, Дахау
  • 1945, 17 декабря — на закрытом заседании судьи высказали недоумение адвокату Штрейхера доктору Маркса по поводу того, что он отказался удовлетворить просьбу подзащитного в вызове на процесс некоторых свидетелей, в частности жену подсудимого

  • 1946, 5 января — адвокат гестапо доктор Меркель ходатайствует об… отсрочке процесса, но не получает поддержки
  • 1946, 16 марта — допрос Геринга, он признавался в малых преступлениях, но отрицал свою причастность к основным обвинениям
  • 1946, 15 августа — американское управление информации опубликовало обзор проведенных опросов, согласно которым около 80 процентов немцев считало Нюрнбергский процесс справедливым, а виновность подсудимых неоспоримой
  • 1946, 1 октября — приговор обвиняемым
  • 1946, 11 апреля — Кальтенбрунер на допросе отрицает свое знание творимого в лагерях смерти: «ничего общего с этим не имею. Ни приказов я не давал, ни чужих приказов по этому поводу не исполнял»
  • 1946, 15 октября — начальник тюрьмы полковник Эндрюс объявил осужденным результаты рассмотрения их ходатайств, в 22 часа 45 минут приговоренный к смерти Геринг отравился
  • 1946, 16 октября — казнь приговоренных к смерти преступников

Малые Нюрнбергские процессы

Цикл из 12 судебных процессов (1946—1949) над нацистскими деятелями меньшего масштаба. В отличие от главного процесса, эти дела слушал не Международный военный трибунал, представлявший всех 4 союзников, а «Нюрнбергский военный трибунал», созданный лишь военным командованием США согласно праву, данному всем союзникам, самостоятельно судить нацистов в пределах своей оккупационной зоны (Нюрнберг входил в американскую зону)


  • Процесс над нацистскими врачами
  • Процесс Эрхарда Мильха
  • Процесс над нацистскими судьями
  • Процесс по делу экономического управления СС
  • Процесс Фридриха Флика
  • Процесс IG Farben
  • Процесс по делу о заложниках
  • Процесс по делу о расовых преступлениях
  • Процесс по делу об айнзатцгруппах
  • Процесс по делу Альфреда Круппа
  • Процесс по делу МИД Германии
  • Процесс по делу военного командования Германии

Перед этими процессами предстало 185 обвиняемых, из которых 142 признаны виновными. 24 приговорено к смертной казни (помилованы 11, казнены 13), 20 — к пожизненному заключению, 98 — к различным срокам, 35 — оправданы

Источник: ChtoOznachaet.ru

Нюрнбергским договором было постановлено, что до окончательного решения обе стороны должны соблюдать мир. Аугсбургское исповедание было дозволено, хотя на другие новые учения дозволение это не распространялось. Протестанты считали такое положение за прочный мир, но для императора это было только перемирие. Для него программа оставалась прежней: протестанты должны подчиниться Риму, Рим же должен подтвердить необходимость реформ, исходящих из центра.

Вступать в борьбу с Шмалькальденским союзом император считал опасным предприятием, так как нуждался в поддержке немецких князей. Таким образом, благодаря участию императора Карла V в великой европейской политике, развитие протестантизма было на многие годы ограждено от всяких посягательств.


Однако во всем, что не касалось веры, протестантские князья были целиком преданы императору. Благодаря перемирию, протестантизм получил доступ в такие города, как Вюртемберг, Померания, Ангальт, Франкфурт-на-Майне и др., а также в Данию.

Император видел, какие могучие успехи делал протестантизм, но видел и то, что сам он не в состоянии с ним бороться. Он стоял между двух огней: с одной стороны, он охотно подавил бы протестантизм, что доказывали бесчисленные процессы имперского суда против протестантов, с другой,— он также охотно рассчитался бы и с Римом, но ни на то, ни на другое у него не было средств.

Протестанты держались так, как будто с Нюрнбергским религиозным миром все было окончено, а папа Павел III скорее готов был перенести раскол, чем допустить реформу Церкви.

В 1540–1541 годах в Гагенау, Вормсе, Регенсбурге происходят религиозные переговоры, цель которых — перейти к мирному соглашению по всем пунктам, которые с 1517 года были наиболее спорными. В самом Риме поднимается вопрос, не следует ли восстановить единство Церкви честным признанием справедливости требуемых протестантами реформ.

Кардиналы римской курии были решительно расположены в пользу реформ и необходимых церковных преобразований, правда, с точки зрения протестантов недостаточных.


Князья в подавляющем своем большинстве также выступают за реформу. Еще в 1539 году протестантизм восторжествовал в Альбертинской Саксонии и Браденбургском курфюршестве. В последнем в 1540 г. даже был установлен лютеранский характер церковного строя, который был утвержден самим Карлом V, благодаря тому, что курфюрст Бранденбурга держался в стороне от антикарловского Шмалькальденского союза, поддерживавшего Гогенцоллеров против Габсбургов. Князья из дома Гогенцоллеров все, за исключением кардинала Альбрехта, стояли на стороне евангелического учения. Поэтому почти вся Северная Германия, кроме Прирейнских областей и части Вестфалии, вскоре следовала лютеранскому вероисповеданию.

Религиозные переговоры 1540–1541 годов между католиками и протестантами, хотя и имели примирительный характер, хотя и отражали несомненное сближение в богословских вопросах, в вопросах церковного устройства и папского авторитета, не привели к договоренности. Эти переговоры показали, что Нюрнбергский мир 1532 года продолжает существовать и начинает распространяться даже на новых приверженцах Аугсбургского исповедания.

Результатами переговоров были Регенсбургский интерим и декрет сейма от 29 июля 1541 года, в которых император доходит до последних пределов уступчивости протестантам своим обращением к папе с увещанием "установить христианский порядок и реформацию", а протестантам дает подтверждение действительности Нюрнбергского мирного договора. Но давая эти обещания, император не имел намерения их исполнить, потому что в то же время возобновил союз против протестантов.

Несмотря на это, Римско-Католическая Церковь в Германии неудержимо шла к упадку. Все новые и новые правители, светские и духовные, вступали на путь реформы. Протестантизм все более и более упрочивал свои позиции. С одной стороны, права, данные Нюрнбергским миром, продолжали действовать, с другой,— Шмалькальденский союз превратился в могущественную протестантскую организацию. В первой половине сороковых годов протестанты постоянно шли от победы к победе. Они даже нашли возможным в 1542 году выгнать из страны старого противника протестантизма Генриха Брауншвейгского и распространить свое влияние на города Гослар и Брауншвейг.

Индуизм.
В индуизме на первый план выдвигается бог — творец, устанавливается строгая иерархия богов. Появляется Тримурти (триединство) богов Брахмы, Шивы и Вишну. Брахма — это управитель и создатель мира, ему принадлежало установление на земле соц …

Курдская проблема в Иракской республике в 90-гг. ХХ века
Ирак – многонациональное государство. Причем три его нацио-нальные и конфессиональные группы являются крупными (млн. чел.): арабы-сунниты – 7, арабы-шииты – 7–8, курды – 3,5. В этой связи вопрос внутригосударственной стабилизации выступае …

Подвиг кинематографистов
С началом Великой Отечественной войны на фронт отбыли операторы кинохроники — передовой отряд нашей кинематографии. Они проделали весь длинный путь советских войск от западных границ СССР до бере­гов Волги и от Волги до Берлина и Эльбы. М …

Источник: www.agehistory.ru

Нюрнбергский договор

8 августа 1945 г., через три месяца после Победы над фашистской Германией, правительства СССР, США, Великобритании и Франции заключили соглашение об организации суда над главными военными преступниками. Это решение вызвало одобрительный отклик во всем мире: надо было дать суровый урок авторам и исполнителям людоедских планов мирового господства, массового террора и убийств, зловещих идей расового превосходства, геноцида, чудовищных разрушений, ограбления огромных территорий. В дальнейшем к соглашению официально присоединились еще 19 государств, и Трибунал стал с полным правом называться Судом народов.

Процесс начался 20 ноября 1945 г. и продолжался почти 11 месяцев. Перед Трибуналом предстали 24 военных преступника, входивших в высшее руководство фашистской Германии. Такого в истории еще не было. Также впервые был рассмотрен вопрос о признании преступными ряда политических и государственных институтов — руководящего состава фашистской партии НСДАП, штурмовых (СА) и охранных (СС) ее отрядов, службы безопасности (СД), тайной государственной полиции (гестапо), правительственного кабинета, Верховного командования и Генерального штаба.

Суд не был скорой расправой над поверженным врагом. Обвинительный акт на немецком языке был вручен подсудимым за 30 дней до начала процесса, и далее им передавались копии всех документальных доказательств. Процессуальные гарантии давали обвиняемым право защищаться лично или при помощи адвоката из числа немецких юристов, ходатайствовать о вызове свидетелей, предоставлять доказательства в свою защиту, давать объяснения, допрашивать свидетелей и т. д.

В зале суда и на местах были допрошены сотни свидетелей, рассмотрены тысячи документов. В качестве доказательств фигурировали также книги, статьи и публичные выступления нацистских лидеров, фотографии, документальные фильмы, кинохроника. Достоверность и убедительность этой базы не вызывали сомнений.

Все 403 заседания Трибунала были открытыми. В зал суда было выдано около 60 тысяч пропусков. Работу Трибунала широко освещала пресса, велась прямая радиотрансляция.

«Сразу после войны люди скептически относились к Нюрнбергскому процессу (имеются в виду немцы) — сказал мне летом 2005 г. заместитель председателя Верховного суда Баварии господин Эвальд Бершмидт, давая интервью съемочной группе, которая тогда работала над фильмом „Нюрнбергский набат“. — Это все-таки был суд победителей над побежденными. Немцы ожидали мести, но необязательно торжества справедливости. Однако уроки процесса оказались другими. Судьи тщательно рассматривали все обстоятельства дела, они доискивались правды. К смертной казне приговорили виновных. Чья вина была меньше, — получили другие наказания. Кое-кто даже был оправдан. Нюрнбергский процесс стал прецедентом международного права. Его главным уроком явилось равенство перед законом для всех — и для генералов и для политиков».

30 сентября — 1 октября 1946 г. Суд народов вынес свой приговор. Обвиняемые были признаны виновными в тяжких преступлениях против мира и человечества. Двенадцать из них трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Другим предстояло отбыть пожизненное заключение или длительные сроки в тюрьме. Трое были оправданы.

Были объявлены преступными главные звенья государственно-политической машины, доведенные фашистами до дьявольского идеала. Однако правительство, Верховное командование, Генштаб и штурмовые отряды (СА), вопреки мнению советских представителей, таковыми признаны не были. Член Международного военного трибунала от СССР И. Т. Никитченко с этим изъятием (кроме СА), как и оправданием троих обвиняемых, не согласился. Он также оценил как мягкий приговор о пожизненном заключении Гесса. Советский судья изложил свои возражения в Особом мнении. Оно было оглашено в суде и составляет часть приговора.

Да, по отдельным проблемам среди судей Трибунала существовали серьезные разногласия. Однако они не идут ни в какое сравнение с противоборством взглядов на одни и те же события и персоны, которое развернется в будущем.

Но сначала о главном. Нюрнбергский процесс приобрел всемирно-историческое значение как первое и по сей день крупнейшее правовое деяние Объединенных Наций. Единые в своем неприятии насилия над человеком и государством народы мира доказали, что они могут успешно противостоять вселенскому злу, вершить справедливое правосудие.

Горький опыт Второй мировой войны заставил всех по-новому взглянуть на многие проблемы, стоящие перед человечеством, и понять, что каждый человек на Земле несет ответственность за настоящее и будущее. Тот факт, что Нюрнбергский процесс состоялся, говорит о том, что руководители государств не смеют игнорировать твердо выраженную волю народов и опускаться до двойных стандартов.

Казалось, перед всеми странами открылись блестящие перспективы коллективного и мирного решения проблем для светлого будущего без войн и насилия.

Но, к сожалению, человечество слишком быстро забывает уроки прошлого. Вскоре после известной Фултонской речи Уинстона Черчилля, несмотря на убедительные коллективные действия в Нюрнберге, державы-победительницы разделились на военно-политические блоки, и работу Организации Объединенных Наций осложнило политическое противоборство. Тень «холодной войны» на долгие десятилетия опустилась над миром.

В этих условиях активизировались силы, желающие пересмотреть итоги Второй мировой войны, принизить и даже свести к нулю главенствующую роль Советского Союза в разгроме фашизма, поставить знак равенства между Германией, страной-агрессором, и СССР, который вел справедливую войну и ценой огромных жертв спас мир от ужасов нацизма. 26 миллионов 600 тысяч наших соотечественников погибло в этой кровавой бойне. И больше половины из них — 15 миллионов 400 тысяч — это были мирные граждане.

Нюрнбергский договор

Главный обвинитель на Нюрнбергском процессе от СССР Роман Руденко выступает во Дворце Юстиции. 20 ноября 1945 г., Германия.

Появилась масса публикаций, фильмов, телевизионных передач, искажающих историческую реальность. В «трудах» бывших бравых наци и других многочисленных авторов обеляются, а то и героизируются вожди Третьего рейха и очерняются советские военачальники — без оглядки на истину и действительный ход событий. В их версии Нюрнбергский процесс и преследование военных преступников в целом — всего лишь акт мести победителей побежденным. При этом используется типичный прием — показать известных фашистов на бытовом уровне: смотрите, это самые обычные и даже милые люди, а вовсе не палачи и садисты.

Например, рейхсфюрер СС Гиммлер, шеф самых зловещих карательных органов, предстает нежной натурой, сторонником защиты животных, любящим отцом семейства, ненавидящим непристойности в отношении женщин.

Кем была эта «нежная» натура на самом деле? Вот слова Гиммлера, произнесенные публично: «…Как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры, в остальном мне это совершенно все равно. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии…»

Это больше похоже на правду. Это — сама правда. Откровения в полной мере соответствуют образу создателя СС — самой совершенной и изощренной репрессивной организации, творца системы концлагерей, ужасающих людей по сей день.

Теплые краски находятся даже для Гитлера. В фантастическом по объему «гитлероведении» он — и храбрый воин Первой мировой войны, и артистическая натура — художник, знаток архитектуры, и скромный вегетарианец, и образцовый государственный деятель. Есть точка зрения, что, если бы фюрер немецкого народа прекратил свою деятельность в 1939 г., не начав войны, он вошел бы в историю как величайший политик Германии, Европы, мира!

Но есть ли сила, способная освободить Гитлера от ответственности за развязанную им агрессивную, самую кровавую и жестокую мировую бойню? Конечно, позитивная роль ООН в деле послевоенного мира и сотрудничества присутствует, и она абсолютно бесспорна. Но несомненно и то, что эта роль могла быть гораздо весомее.

К счастью, глобальное столкновение не состоялось, но военные блоки нередко балансировали на грани. Локальным конфликтам не было конца. Вспыхивали малые войны с немалыми жертвами, в некоторых странах возникали и утверждались террористические режимы.

Прекращение противостояния блоков и возникновение в 1990-х гг. однополярного мироустройства не добавило ресурсов Организации Объединенных Наций. Некоторые политологи даже высказывают, мягко говоря, очень спорное мнение, что ООН в ее нынешнем виде — устаревшая организация, соответствующая реалиям Второй мировой войны, но никак не сегодняшним требованиям.

Приходится констатировать, что рецидивы прошлого в наши дни во многих странах гулким эхом звучат все чаще и чаще. Мы живем в неспокойном и нестабильном мире, год от года все более хрупком и уязвимом. Противоречия между развитыми и остальными государствами становятся все острее. Появились глубокие трещины по границам культур, цивилизаций.

Возникло новое, масштабное зло — терроризм, быстро выросший в самостоятельную глобальную силу. С фашизмом его объединяет многое, в частности намеренное игнорирование международного и внутреннего права, полное пренебрежение моралью, ценностью человеческой жизни. Неожиданные, непредсказуемые атаки, цинизм и жестокость, массовость жертв сеют страх и ужас в странах, которые, казалось, хорошо защищены от любой угрозы.

В самой опасной, международной, разновидности это явление направлено против всей цивилизации. Уже сегодня оно представляет серьезную угрозу развитию человечества. Нужно новое, твердое, справедливое слово в борьбе с этим злом, подобное тому, что сказал 65 лет назад германскому фашизму Международный военный трибунал.

Успешный опыт противостояния агрессии и террору времен Второй мировой войны актуален по сей день. Многие подходы применимы один к одному, другие нуждаются в переосмыслении, развитии. Впрочем, выводы вы можете сделать сами. Время — суровый судья. Оно абсолютно. Будучи не детерминированным поступками людей, оно не прощает неуважительного отношения к вердиктам, которые уже однажды вынесло, — будь то конкретный человек или целые народы и государства. К сожалению, стрелки на его циферблате никогда не показывают человечеству вектор движения, зато, неумолимо отсчитывая мгновения, время охотно пишет роковые письмена тем, кто пытается с ним фамильярничать.

Да, порой не такая уж бескомпромиссная мать-история взваливала реализацию решений Нюрнбергского трибунала на очень слабые плечи политиков. Поэтому и не удивительно, что коричневая гидра фашизма во многих странах мира вновь подняла голову, а шаманствующие апологеты терроризма каждый день рекрутируют в свои ряды все новых и новых прозелитов.

Деятельность Международного военного трибунала нередко называют «Нюрнбергским эпилогом». В отношении казненных главарей Третьего рейха, распущенных преступных организаций эта метафора вполне оправданна. Но зло, как видим, оказалось более живучим, чем многим это представлялось тогда, в 1945–1946 гг., в эйфории Великой Победы. Никто сегодня не может утверждать, что свобода и демократия утвердились в мире окончательно и бесповоротно.

В этой связи напрашивается вопрос: сколько и каких усилий требуется предпринять, чтобы из опыта Нюрнбергского процесса были сделаны конкретные выводы, которые воплотились бы в добрые дела и стали прологом к созданию миропорядка без войн и насилия, основанного на реальном невмешательстве во внутренние дела других государств и народов, а также на уважении прав личности…

А.Г.Звягинцев,

предисловие к книге «Главный процесс человечества. 
Репортаж из прошлого. Обращение к будущему» 


Источник: genproc.gov.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.